Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Ева вручила Мэвис список и знаком попросила Леонардо сесть рядом с ней.
— Я думаю, тебе тоже стоит просмотреть список и включить память. Ты ведь тоже присутствовал при разговорах о детях? Может, даже участие принимал?
— Конечно. У Тэнди будет мальчик. — Он нежно положил свою широкую ладонь на живот Мэвис. — Тэнди хотела узнать пол, и я говорил с ней о ребенке, и о ней самой, и о ее планах. Мне хотелось понять, почувствовать, и не только потому, что она занималась на курсах в моей группе. Кроме этого, я еще моделирую детскую одежду. Несколько основных предметов — и еще парочку эксклюзивных — как особый подарок для нее.
— Ну разве он не самый сладкий медвежонок во всей вселенной и за ее пределами? — проворковала Мэвис.
— Держу пари. Взгляните на список. Вспомните о ваших с ней разговорах, вспомните, что она рассказывала о себе. Вспоминайте оба и каждый по отдельности. Может, одному из вас удастся подстегнуть память другого. Я вернусь через минуту.
Ева перешла в кабинет Рорка. Он сидел за своим столом и вел для нее поиск. Ева закрыла дверь.
— Проблемы? — спросил он.
— В нашем доме полно посторонних людей, включая женщину, которая может в любую минуту взорваться, как бомба, начиненная эмоционально заряженными гормонами. Ты выполняешь для меня работу по двум делам, причем одно из них началось с чудовищного личного оскорбления для тебя. Я вытащила тебя в Бруклин в воскресенье, потом бросила прямо на место преступления и оставила опекать пару истеричных свидетелей. Может, я что-то упустила, но, по-моему, ничего существенного.
— Просто еще один будничный день в раю.
— Я люблю тебя. Просто хотела, чтоб ты знал. Радость и любовь, просиявшие в его глазах, пронзили ее насквозь.
— Приятно, когда об этом напоминают. Ты устала, Ева. Ты переутомилась.
— Ты тоже не похож на майскую розу.
— Да неужели? — Рорк встал. — В таком случае, может, тебе стоит меня немного приласкать?
— Может, и стоит.
Ева обогнула стол, и они обнялись. Она могла сама справиться: бог свидетель, она это доказала, и не раз. Но какое же это чудо, какой дивный подарок судьбы, когда рядом есть мужчина, на которого можно опереться! И при этом ни один не чувствует себя слабаком!
— Я уже пару раз откладывала зимний отпуск, который мы планировали.
— Гм… — Он тихонько покачивался вместе с ней, закрыв глаза, глубоко вдыхая запах ее кожи, ее волос. — Дела возникли.
— Они всегда возникают. Всегда будут возникать. Как только Мэвис произведет на свет своего отпрыска и мы выполним свой долг, мы летим.
— Правда?
— Даю тебе слово. — Ева отодвинулась и заглянула ему в глаза. — Ты мне нужен. Мне нужно время… чтобы только ты и я. Не понимаю, как я могла позволить себе забыть об этом. И потом, я думаю, когда мы исполним свой долг в комнате смеха под названием родильная палата, нам действительно придется срочно уехать куда-нибудь и на несколько дней отключиться. Будем гудеть исключительно на сексе и алкоголе.
— Вот тебе обязательно надо было об этом упоминать?
— О чем? О сексе? — Ева подняла обе руки и шутливо похлопала его по щекам. — Эта мысль проросла у меня в мозгу, как раковая опухоль. Если уж мне приходится об этом думать, значит, и тебе тоже.
— Я о сексе всегда думаю.
— Чудной парень. — Она прижалась губами к его губам, и в этот самый миг его компьютер подал сигнал 0 том, что задание выполнено. — Это мои данные?
Ева высвободилась и принялась нетерпеливо выстывать распечатку, которую выплевывал принтер.
— Вот он, печальный конец очаровательной прелюдии.
Не реагируя на его слова, Ева торопливо пробегала глазами сведения о разного рода недвижимости в Нью-Йорке. Вдруг ее взгляд выхватил один адрес улыбка, острая, как сабля, изогнула ее губы.
— Смотри-ка, Мадлен, оказывается, обзавелась пристанищем на Ист-Энд-авеню. В районе Восемьдесят шестой улицы.
— Я так понимаю, нам придется нанести еще один воскресный визит.
— Я одна справлюсь, если ты предпочитаешь кантоваться здесь.
— С тикающей под боком бомбой, заряженной эмоциональными гормонами? Нет, спасибо.
Когда они вернулись в кабинет Евы, Леонардо сидел один за вспомогательным компьютером и, сдвинув брови, изучал экран.
— Мэвис?
— В туалете. Опять. — Он улыбнулся. — У нее стал такой маленький мочевой пузырек!
— Изумительно. Передай ей, что мне нужно кое-кого допросить по делу об убийствах и что я иду по горячему следу. Вернусь, как только смогу. Если найдете что-нибудь, что вам покажется знакомым, даже если не будет полной уверенности, обязательно пометьте. Мы этим займемся вплотную, как только я вернусь. Если Пибоди и Макнаб вернутся раньше нас, отдайте это им.
— Мы так и сделаем. Даллас, Рорк, вы не против, если мы сегодня останемся здесь переночевать? Она все равно захочет вернуться завтра. Сюда или в управление, если ты будешь работать там. Мне ужасно не хочется, чтобы она сновала туда-сюда по городу, когда она так измучена.
— Вы здесь всегда желанные гости, — ответил Рорк. — А почему бы тебе не попросить Соммерсета соорудить ей успокаивающий коктейль? Он знает, что будет безвредно для нее и для ребенка.
— Тебе бы и самому не помешало, — добавила Ева.
Потом, прекрасно зная, что он любит ее подругу она подошла к Леонардо и потрепала его по широкому плечу. — Скажи ей, что я ни на минуту не забываю о Тэнди Все мои мозговые клетки брошены на ее розыск.
— Она в тебя верит. Только этим и держится. «Мне бы продержаться», — устало подумала Ева, выходя из дома.
— Ты садись за руль, — сказала она Рорку. — Мне надо поработать мозгами.
Она откинула спинку кресла на несколько дюймов, закрыла глаза и сосредоточилась на Тэнди.
Молодая, здоровая, одинокая, беременная, никаких тесных семейных связей. Переехала. Почему она перестала поддерживать отношения с друзьями, с коллегами, оставшимися в Англии?
Скрывалась? Пряталась?
От кого? От чего?
От отца ребенка? Возможно, но не похоже. Не жаловалась новым сослуживицам и новой беременной подружке на то, какой подлый подонок ее обрюхатил.
Ева вспомнила квартирку Тэнди. «Гнездышко» — так назвала это Пибоди. Не укрытие, не потайная норка. Может, она и пряталась, но не ушла в подполье. Скорее просто начала новую жизнь.
Жертвы похожих преступлений в этом были с ней схожи. Переезд? По крайней мере, первоначально для Другой британской жертвы. Новая работа, новое место, новая жизнь. То есть это скорее похоже на побег, чем на попытку спрятаться.
Побег от чего? От кого?
Одна женщина мертва, две пропали без вести. Надо будет попросить кого-то из докторов — Луизу или Миру, а может, и акушерку Мэвис — прочитать отчет о вскрытии убитой из Мидлсекса. Если женщина была ранена, мертва или умирала, убийца мог попытаться вырезать ребенка из ее утробы.
Да, это страшно.
Никакой попытки спрятать тело. Вместо этого он бросил жертву неподалеку от ее дома. «Подальше от того места, где ее держали, — подумала Ева. — Подальше от логова убийцы».
Но София Белего так и не всплыла на поверхность — живая или мертвая. Забрали ребенка и избавились от тела? Логично, решила Ева. Копы ищут похищенную — беременную или с ребенком. Похищенную или сбежавшую. Один раз она уже переехала могла переехать еще раз.
Но они не ищут здоровенького, хорошенького младенца, недавно усыновленного некой приличной здоровой семьей. Возможно, где-то за городом, далеко от места похищения.
Здоровый ребенок, приоритет номер один. Женщину на сносях невозможно усадить в самолет. Мэвис говорила, что ей запретили поездки на дальние расстояния после, кажется, тридцатой недели.
— Она все еще в Нью-Йорке, — пробормотала Ева. — Если только они не вывезли ее за город на машине. Но не слишком далеко. Они не станут подвергать ее чрезмерному стрессу. Ведь любой стресс отражается на ребенке. И она все еще жива.
— Почему?
— Если только у нее не начались преждевременные роды, она все еще носит главный приз в себе. Я не думаю, что они пойдут на крайние меры, в смысле попытаются искусственно ускорить процесс. Все эти женщины были захвачены на последних неделях беременности. Может, это совпадение, но, скорее всего, похититель ждет окончания беременности. — Ева задумалась. — Может, он или она — это какой-нибудь сумасшедший гинеколог или акушерка. Помешан на принятии родов. Потом каким-то образом избавляется от матери. Детей он тоже удержать не может. Кто-нибудь обязательно заметит, что у этого парня или женщины то и дело прибавление в семействе. Или…
— Может, он плохой акушер, может, он все время терпит неудачу, — тихо вставил Рорк. — Может, дети у него погибают, но он упорно продолжает эксперимент. — М-да… эту версию мы утаим от Мэвис. А может, это какой-то религиозный фанатик, настроенный против матерей-одиночек. Правда, одна из предполагаемых жертв — а я думаю, что все они связаны, — была замужем за отцом ребенка.
— Ну, если речь идет о настоящем религиозном фанатике, зачала-то она все равно вне брака.
— Да, этого исключать нельзя. — Ева бросила рассеянный взгляд на лоточника с тележкой на углу. Над тележкой курился дымок. — Но сам факт, что у нас аналогичные жертвы в трех странах, указывает на выгоду. Это бизнес. Схватить, дать родить, взять ребенка, продать. Уничтожить улики.
— Холодный расчет.
— Холоднее не бывает, — согласилась Ева и выпрямила сиденье, когда Рорк запарковал машину на Ист-Энд-авеню. — Но вернемся к текущей задаче. По части холодного расчета эти субчики не уступают похитителю нерожденных младенцев.
И она указала на небольшой дворец из стекла и камня, построенный на развалинах Городских войн. Таких домов, как этот, того же размера и стиля, в Нью-Йорке было несколько. И все они были выстроены на набережных, что позволяло их владельцам наслаждаться с высоты видами водных потоков. Тонированные стекла отсвечивали золотистой бронзой в глаза всякому, кто любовался зданием извне. Так как солнце Уже зашло, теплый коричневый камень и слепое стекло представали взору в золотистом сиянии специальной подсветки. Дом вздымался ввысь острым шпилем, спускался к реке широкими террасами, а парадный вход представлял собой высокую и широкую арку.
Нажав на кнопку звонка, Ева поднесла свой жетон к «глазку». Красный луч лазера просканировал жетон, после чего дверь открыла хорошенькая горничная униформе.
— Могу я вам помочь?
— Лейтенант Даллас, полиция Нью-Йорка г мной консультант. Нам необходимо поговорить с миссис Баллок и мистером Чейзом.
— Ни миссис Баллок, ни мистера Чейза нет дома для посетителей. Не желаете ли оставить визитную карточку?
— Когда я показываю вам вот это, — Ева поднесла жетон к носу робота, — это означает, что я здесь не со светским визитом. Как вы думаете, миссис Баллок или мистер Чейз предпочтут нанести визит мне в полицейском управлении?
— Если вам угодно подождать здесь, я проинформирую миссис Баллок.
«Здесь» представляло собой парадный вестибюль, пол которого был выложен золотой и серебристой плиткой, а с потолка свешивались какие-то замысловатые висюльки из тонкого красного стекла, разливавшие свет. На стенах висели картины в золоченых рамах — кричащие и яркие и, на взгляд Евы, совершенно ужасающие.
Диваны и кресла были из черного дерева с темно-красной обивкой.
Ева окинула взглядом широкую лестницу с ее серебристыми ступеньками, а потом прошла в располагавшуюся справа от вестибюля просторную гостиную, где та же цветовая схема была представлена в ином варианте: пол в черно-красную клетку, мебель в золотисто-серебряной гамме.
В огромном камине, отделанном темно-красным мрамором, гудело пламя, а за стеной с золотистым отливом стекла открывался вид на темную реку.
«Ничего приглушенного, — подумала Ева, — ничего спокойного, все вызывающе броско».
Едва ли кто-нибудь посмеет поднять усталые ноги сверкающий столик, никто не захочет откинуться на золотые парчовые подушки строгого дивана.
Заслышав дробный стук каблучков по плиткам пола Ева обернулась. Перед ней предстала Мадлен Баллок во плоти.
Фото с удостоверения не отдавало ей должного, решила Ева. Она была из тех, чье присутствие не может пройти незамеченным. Высокая, величественная красавица с моложавым лицом и светлыми, отливающими серебром волосами, гладко зачесанными назад и уложенными мягким узлом на затылке.
Глаза арктической синевы, на губах огненно-красная помада. На ней был тонкий кашемировый свитер и брюки из тяжелого шелка под цвет глаз. Бриллианты, как крошечные кусочки льда, сияли у нее в ушах и на шее.
— Лейтенант Даллас? — Она пересекла комнату, как безупречно оборудованная яхта, бесшумно скользящая по глади морской. Царственная и невозмутимая. На протянутой Еве руке сверкнули бриллианты и рубины. У Евы даже мелькнуло в голове: уж не подбирала ли она свои украшения к интерьеру гостиной? — Я разговаривала с вашей сотрудницей несколько дней назад, — продолжала Мадлен, — об этой ужасной трагедии у Слоуна, Майерса и Крауса.
— Совершенно верно.
— А вы — Рорк. — Ее улыбка потеплела на несколько градусов. — Не припомню, чтобы мы когда-либо встречались лично. Что само по себе, согласитесь, довольно странно.
— Миссис Баллок, — вежливо поклонился Рорк.
— Прошу вас, садитесь. Скажите, чем я могу быть вам полезна.
— У меня сложилось впечатление, что вы покинули страну, миссис Баллок, — начала Ева.
— И вы нас разоблачили! — Мадлен Баллок рассмеялась серебристым смехом и, шурша шелком, перебросила ногу на ногу. — Мы с сыном решили побыть здесь еще немного инкогнито, если вы меня понимаете
— Я знаю, что такое «инкогнито», — сухо ответила Ева, но улыбка Мадлен не дрогнула ни на секунду.
— Мы действительно сказали Роберту — Роберту Краусу — и некоторым другим нашим знакомым, что мы покидаем Нью-Йорк. Уверена, что вы меня поймете: все эти приемы и развлечения могут страшно утомить. Ну, разумеется, вам трудно понять. Оба вы молоды. Вы, должно быть, купаетесь в непрерывном вихре удовольствий: званые ужины, вечеринки, празднества…
— Да я буквально живу празднествами. Надышаться ими не могу, — кивнула Ева.
На этот раз улыбка дрогнула, брови Мадлен нахмурились, но лишь на секунду.
— Может быть, проще было бы отказаться от приглашений? — продолжала Ева. — Объяснить друзьям, что вам с сыном хочется провести несколько вечеров в тишине?
— От людей в нашем положении столь многого ждут… — с тяжелым вздохом Мадлен развела руками и грациозно уронила их на колени. — Иногда эти ожидания становятся тяжким бременем. Принять одно приглашение и отказаться от другого? Люди непременно обидятся. Это была всего лишь маленькая уловка, чтобы избежать всех этих обид и все-таки провести несколько вечеров в тишине. Мы так любим ваш город. А, а вот и угощение.
Горничная вкатила сервировочный столик с графинами, чайником, блюдами, на которых помещались сыр, фрукты и печенье с глазурью.
— Чай? Или что-нибудь покрепче — коньяку? Может быть, и то, и другое?
Прекрасно зная, что Ева откажется, Рорк опередил ее: положил руку ей на колено и легонько сжал.
— Было бы очень приятно выпить чаю.
— Чудесно! Я налью. Можете идти, — бросила Мадлен горничной, и та бесшумно ускользнула. — Сливки, лимон?
— Просто чай для нас обоих. Нет, спасибо, сахара не нужно. — Рорк взял инициативу на себя. — У вас весьма впечатляющий дом. Великолепный вид.
— Именно вид и привлек меня в первую очередь. Я могу здесь сидеть часами и наблюдать за рекой. Все наши дома расположены вблизи воды. Она меня притягивает.
— У вас есть этот прекрасный дом, — вставила Ева, — и тем не менее на этот раз по приезде вы остановились у Роберта Крауса.
— Да, верно. Его жена… вы с ней знакомы? Очаровательная женщина. Она нас пригласила, и нам показалось, что это будет забавно. Мы действительно провели время очень мило. Мы обожаем играть в карты. — Мадлен передала им по чашке чаю и налила себе. — Но, признаюсь, я не понимаю, какой интерес это может представлять для вас.
— При расследовании убийства, любая деталь представляет для меня интерес.
— А разве следствие все еще идет? Я полагала, что все уже выяснилось. Ужасное происшествие. Они оба были так молоды. Но вы же не можете подозревать Роберта?
— Просто хочу восстановить полную картину. Вы знакомы с Рэндалом Слоуном?
— Разумеется. Вот уж поистине светский лев. Столько энергии! Никогда дома не сидит.
— Не могу с вами согласиться. Он там умер.
— Простите? Что вы сказали?
— Рэндал Слоун был найден сегодня после полудня висящим на люстре в спальне своего дома.
— О господи! — Мадлен прижала руки к груди. — Боже милостивый! Рэндал мертв?!
— Когда вы виделись или говорили с ним в последний раз?
— Я не… У меня в голове не укладывается. Я просто в шоке. Я… Одну минутку. — Мадлен протянула руку к серебряной коробочке в стене, оказавшейся интеркомом. — Браун, пожалуйста, попросите мистера Чейза спуститься немедленно. — Откинувшись на спинку кресла, она прижала пальцы к вискам. — простите, это такой страшный удар… Мы с ним знакомы чуть ли не десять лет. Мы были друзьями.
— Насколько близкими друзьями?
Горячая краска бросилась в лицо Мадлен. Она опять уронила руки на колени.
— Я понимаю, что задавать вопросы в подобных обстоятельствах — это ваша обязанность, но в этом вопросе, по-моему, содержится намек весьма дурного вкуса.
— Что ж поделаешь, полицейские славятся своим дурным вкусом. Вас с ним связывали личные отношения?
— Разумеется, не в том смысле, который вы в это вкладываете. Мы получали удовольствие в обществе друг друга.
— Насколько мне известно, именно он убедил вас отдать ведение ваших счетов в фирму его отца.
— Так и было. Много лет назад. Я сочла репутацию, этику и уровень услуг фирмы более чем удовлетворительными.
— Вашими делами занимался Роберт Краус?
— Совершенно верно.
— Однако на деле ваши счета, счета вашего Фонда, вел Рэндал Слоун.
— Нет, вы ошибаетесь. Их ведет Роберт.
— Рэндал Слоун надзирал за финансами Фонда Баллока с первого дня и до своей смерти.
— Понятия не имею, о чем вы говорите. О боже! Уин! Слоун мертв.
Уинфилд Чейз замер на ходу посреди комнаты. Он был похож на мать, отличался таким же сильным сложением, у него было такое же волевое лицо, те же ледяные глаза. Оправившись, он торопливо подошел и взял протянутую ею руку.
— Рэндал? Как это могло случиться? Он попал в аварию?
— Его тело было обнаружено сегодня висящим на веревке в спальне его дома, — сказала Ева.
— Он повесился? С какой стати ему это делать? — удивился Уинфилд.
— Я не говорила, что он повесился.
— Вы сказали… — Уинфилд запнулся, поглаживая руку матери. — Вы сказали, что он был найден повешенным, и я подумал… — Он округлил глаза. — Вы хотите сказать, что это было убийство?
Ева невольно восхитилась его аристократическим британским акцентом. В его устах все это звучало так, словно Рэндал Слоун должен был надеть смокинг, перед тем как задохнуться до смерти.
— Этого я тоже не говорила. Дело расследуется. И, как ведущий следователь, я спрашиваю вас обоих, где вы были в пятницу между шестью и десятью часами вечера.
— Это оскорбительно! Как вы смеете допрашивать мою мать подобным образом? — Теперь его пальцы сплелись с пальцами Мадлен, свободной рукой он обнял ее, и его ладонь оказалась у нее на бедре. — Вы отдаете себе отчет в том, кто она такая?
— Баллок Мадлен, бывшая Чейз, урожденная Мадлен Кэтрин Форрестер. — Их недвусмысленная поза бесила Еву, но она не отвела глаз. — И если вы не знаете, кто я такая, позвольте представиться еще раз: лейтенант Ева Даллас, Департамент полиции Нью-Йорка, отдел убийств. Пока причина смерти не будет установлена экспертом судебной медицины, это Дело рассматривается как подозрительная смерть в отсутствие свидетелей. Отвечайте на вопрос.
— Мама, я сию же минуту звоню нашему адвокату.
— Валяйте, — кивнула Ева. — Он вам понадобится если вы боитесь сказать мне, где вы были в пятницу
— Успокойся, Уин. Успокойся. Все это, конечно очень неприятно. Мы были дома весь вечер. Мы с сыном обсуждали планы нашего весеннего благотворительного праздника. Это грандиозное мероприятие по сбору средств, Фонд устраивает его в апреле, на этот раз в Мадриде. Мы поужинали около восьми, насколько мне помнится, потом послушали музыку и сыграли партию в карты. Мы отправились спать примерно в одиннадцать. Я ничего не перепутала, Уин?
Он взглянул на Еву сверху вниз.
— На ужин у нас был томатный суп, а на второе котлеты из ягненка.
— Вкуснотища. Вы когда-нибудь посещали нью-йоркскую резиденцию Рэндала Слоуна?
— Конечно. — Мадлен крепко держала сына за руку. — Он часто принимал гостей.
— В этот приезд?
— Нет. Как я уже объяснила, мы хотели провести несколько вечеров в спокойной домашней обстановке.
— Хорошо. Вам приходилось водить машину в городе, мистер Чейз?
— В Нью-Йорке? — Он взглянул на Еву с легкой брезгливостью. — С какой стати?
— Не знаю. Что ж, спасибо, что уделили мне время. — Ева поднялась на ноги. — Ах да, чуть не забыла. Ваши счета, курируемые фирмой Слоуна, Майерса и Крауса, будут переданы налоговым органам Соединенных Штатов и Великобритании, а также, я полагаю, нескольких других стран.
— Это неслыханно! — Уинфилд готов был броситься на Еву, но его мать вскочила и остановила его.
— Что все это значит? — спросила она.
— Эти счета вызывают целый ряд вопросов. Я — коп, мое дело — убийства раскрывать. Откуда мне знать. Я уверена, что соответствующие органы найдут ответы.
— Если есть какие-то вопросы относительно счетов фонда, на них ответят Слоун, Майерс и Краус. Роберт Краус… — Мадлен замолчала и опять прижала руку к груди. — Но нет, вы же говорите, что на самом деле именно Рэндал вел наши счета. Одно это является чудовищным нарушением доверия. Он что-то растратил? О боже, мы же доверяли ему, доверяли им! — Она прижалась к Чейзу, и он обвил рукой ее плечи. — Он нас использовал? — В ее голосе появились визгливые нотки, — Он из-за этого покончил с собой?
— Это был бы ответ на все вопросы, не так ли? Спасибо, что уделили нам время.
«Что ж, — сказала себе Ева, — теперь им будет о чем подумать».
Язвительная улыбка играла на ее губах, когда она садилась в машину.
— У меня возникло черное подозрение, что нас не пригласят на большой весенний благотворительный праздник в Мадриде, — заметил Рорк. — Как мы это переживем?
— Мое сердце разбито. Ты их просек? Просто какое-то кино! Знаешь, эти старые английские салонные фильмы, которые тебе так нравятся. Думает она на ходу, это я готова признать. Ей и в голову не приходило, что мы можем постучаться в ее дверь, но, когда мы постучались, она сориентировалась мгновенно. А вот ему, наоборот, нужна направляющая рука и короткий поводок. И фитиль у него короткий. Вспыльчив. Заводится с пол-оборота.
— Это он их убил, — сказал Рорк.
— Не стану спорить. «И вы еще смеете меня допрашивать? Смеете мне угрожать?» Да, он убил всех троих, а потом вернулся домой и рассказал мамочке все по порядку. Зуб даю, они сейчас злы, как сто чертей: три убийства так и не отмазали их сомнительные счета.
— Они все свалят на Рэндала Слоуна.
— Они попытаются все свалить на Рэндала Слоуна. Знаешь, пусть об этом у федералов голова болит Убийство первой степени, три эпизода. Заговор с целью убийства, подстрекательство, пособничество, укрывательство. Я их в шарик скатаю на этом деле.
— Осмелюсь спросить, каким образом?
— Он оставил свою ДНК на кулаке Байсона. Так что наука его достанет. А я, благодаря своему уникальному опыту и феноменальной интуиции, нарыла уже достаточно, чтобы получить ордер и обязать его принудительно сдать образец ДНК на анализ. Если Пибоди и Макнабу повезет, у Рэндала Слоуна найдется компромат на них в его доме. А этот Уин… Если я заполучу его на допрос, он мне со злости все выболтает. Им мамочка вертит как хочет, а стоит ему остаться одному, как он бросится на меня и запоет. Я уже это вижу.
— Они могут сегодня же вечером рвануть в Англию. Или куда угодно, если на то пошло.
— Могут, но не рванут. Если они пустятся в бега, это будет выглядеть подозрительно. К тому же она хорошо владеет собой. Они просто будут изображать шок и негодование. Их приятель, столь удобно и своевременно умерший, обманул их, злоупотребил их доверием. Воспользовался их многократно воспетым Фондом для собственной выгоды. Ужас и позор! Сейчас она как раз разрабатывает стратегию и звонит Кавендишу или одному из своих крючкотворов в Англии. Их надо ввести в курс дела, спустить с цепи, чтоб забросали нас предписаниями, запретительными ордерами, всем, что они могут наскоро достать из рукава. Да, кстати, с Кавендишем тоже надо будет плотно поработать. Я из него все выжму за полчаса. Он у меня потом изойдет, У него хребта нет. Он на них настучит. Он знает об убийствах и пойдет на сделку, чтобы не сесть за пособничество.
Рорк остановил машину на перекрестке и повернулся к Еве.
— Дело идет к завершению, лейтенант?
— Да, все выстраивается. Сейчас начну выбивать одер на Чейза и на Кавендиша. — Ева вытащила телефон, — Они у меня оба уже к утру будут париться в предвариловке.
Она помешала воскресным вечерним развлечениям своего начальства и заместителя окружного прокурора, включила их в режим связи на телефоне, вмонтированном в приборный щиток машины. Их короткое совещание было еще в полном разгаре, когда Рорк проехал в ворота дома.
— Мне нужен ордер для получения ДНК Чейза, — настаивала Ева.
Заместитель прокурора Шер Рио ответила первой:
— Сомнительные финансовые операции, предположительно под контролем человека, не являвшегося дипломированным аудитором и оставившего предсмертную записку, где он сознается в двух убийствах перед тем, как повеситься…
— Судмедэксперт не признает акт самоубийством, — возразила Ева.
— У тебя не может быть стопроцентной уверенности, — включился в разговор Уитни.
— У меня есть вся уверенность, какая мне нужна. — Ева поморщилась.
Уитни лишь вздохнул.
— Если у лейтенанта Даллас есть такая неопровержимая уверенность, Рио, нам следует это протолкнуть. Если Чейз чист, худшее, чего нам следует ждать, это обиды и жалобы в посольство. Ну и пусть жалуется! Пусть его адвокаты поднимут хай.
— Я найду судью, который с вами согласится, — сказала Рио. — То же самое относится к Кавендишу. Но все это шатко, Даллас.
— Я устраню шаткость. Все будет железно. Они оба Должны быть взяты завтра к восьми ноль-ноль. Спасибо, майор. Извините, что нарушила ваш покой.
А я? — обиделась Рио.
— И тебе спасибо.
— Отличная работа. — Рорк наклонился к Еве и поцеловал ее. — Я бы дал тебе ордер.
— Да уж ты бы, конечно, дал. Они запасутся адвокатами по самое «не балуй», но им это не поможет. Я прижму их, Рорк. За Натали, за Бика, даже за этого идиота Рэндала Слоуна. И когда я с ними покончу, федералам и Интерполу придется подбирать осколки и набавлять им сроки за мошенничество с налогами, отмывание денег и что там еще они смогут накопать. — Ева обвила его талию, пока они поднимались по лестнице к входной двери. — Ты мне здорово помог, Умник.
— Заплати мне.
Ее смех превратился в шипение, как только она вошла в дом и увидела Соммерсета.
— Ну почему вам обязательно нужно здесь торчать? Другого места нет?
Он не обратил на Еву никакого внимания и обратился прямо к Рорку:
— Успокоительное подействовало, Мэвис спит. Я поместил ее и Леонардо в голубые гостевые апартаменты на третьем этаже. Там тихо, а ей нужен отдых. — Теперь Соммерсет устремил свои темные глаза на Еву. — Сегодня она была слишком возбуждена и слишком много работала.
— Давай-давай. Конечно, это я во всем виновата.
— Виноват тот, кто похитил Тэнди Уиллоуби, — спешно вмешался Рорк. — И все мы хотим, чтобы Мэвис хорошо отдохнула и была окружена всяческой заботой.
— Разумеется. — Соммерсет откашлялся. — Я встревожен. — Он снова бросил взгляд на Еву, и на этот раз в его темных глазах можно было прочесть сожаление. — Я встревожен.
Если ходячая швабра на двух ногах теоретически может к кому-то питать нежные чувства, поняла Ева, значит, Соммерсет питал их к Мэвис.
— Я не могу заставить ее отдыхать, разве что к постели привяжу. Все, что я могу, это найти Тэнди Уиллоуби.
— Лейтенант, — сказал Соммерсет, когда она уже начала подниматься по ступенькам, — я мог бы сделать вам энергетический коктейль из натуральных компонентов, без химии, которую вы так не любите.
— Ты мог бы сделать мне энергетический коктейль? Чтобы я вливала его в себя? — Ева фыркнула. — Я что, похожа на сумасшедшую? Если да, значит, я ополоумела совсем недавно. — Не останавливаясь ни на секунду, она оглянулась на Рорка. — Никакого колдовского зелья от него я не возьму и пить не буду, так что забудь об этом.
— Я молчу. Я ничего не сказал.
— Зато подумал. Сейчас я выпью кофе и позвоню Пибоди. Если Мэвис отключилась часочка на два, я могу сама туда поехать, подменить Пибоди с Макнабом. Мне надо сообщить Бакстеру последние новости. Он захочет присутствовать при допросе.
— Ева, ради всего святого, тебе нужно поспать.
— А сам сказал, что молчишь.
— Черт бы тебя побрал со всеми потрохами… Больше он ничего не успел сказать: зазвонил ее телефон.
— Запомни, на каком месте ты остановился. Не потеряй свою ирландскую мысль. Даллас.
— Получилось! — торжествующе пропела Пибоди. — у нас получилось! Мы открыли сейф!
— Разрази меня гром!
— Это уже второй. Мы уже почти сдались, но мой Парень — жуткий упрямец.
Голос у Пибоди был ликующий.
— Первый сейф был в библиотеке. Замаскированный, но даже обычный вор, если у него мозги работают, мог бы догадаться. Вычищен. Ну мы, конечно, приуныли. Подумали, тот, кто убил Слоуна, первым до него добрался.
— Бьюсь об заклад, так оно и было. И теперь он думает, что добрался и вычистил все, что может свидетельствовать против него. Все, что Слоун на него накопал и спрятал.
— Но Макнаб сказал: «К черту все, Пибоди», — это он мне. И, как вы и говорили, убитый был все-таки тоже не самый последний дурак, так почему бы ему не сообразить, что можно обзавестись и вторым тайником? И запрятать его поглубже? Может, он и не здесь, а где-то еще, но если он здесь, решили мы, мы будем искать, пока…
— Короче.
— Извините. Мой мозг уснул час назад, а все остальное, что от меня осталось, этого еще не осознало. Ну, словом, этот мы нашли в кухне. Он встроен в стену кладовой, где, к слову сказать, покойный хранил первоклассную жратву. Мы ничего не тронули. Это было непросто, но мы удержались. И в этом хорошеньком маленьком сейфе, который мой шотландский жеребец вскрыл всего за тридцать пять минут, мы нашли наличные. Двести пятьдесят штук, кое-какие драгоценности. И целую кучу дисков. Они все помечены ярлыками, Даллас, и часть этой кучи — записи Фонда Баллока.
— Забирай все. Все по мешкам, все записать, все тащи сюда. — Ева повернулась к Рорку с самодовольной улыбкой. — Все. я взяла этих подонков. — Улыбка угасла, когда она увидела высокий стакан с мутноватой зеленой жидкостью в руке Рорка. — А это откуда взялось?
— Феи принесли.
— Мне от твоих фей ничего не нужно. — Ева расставила ноги на ширину плеч, приняла боксерскую стойку и стиснула кулаки. — И если ты только попробуешь влить в меня это пойло, я тебе кровь пущу.
— О боже, я в ужасе! Мне угрожает физической расправой женщина, едва стоящая на ногах. Половину мне, — добавил он торопливо, когда она зарычала, — половину тебе.
— Черт бы тебя побрал. — Ну как она могла ему врезать, когда он рассуждает так разумно? — Ты первый.
Не сводя с нее глаз, Рорк поднес стакан ко рту и выпил половину содержимого. Потом, вопросительно склонив голову набок, протянул стакан Еве.
— Мерзость, правда?
— Стопроцентная, — согласился он. — Твоя очередь.
Ева скорчила рожу, которая, по его мнению, сделала бы честь любой упрямой и капризной двенадцатилетней заразе, но схватила стакан, зажмурилась крепко-накрепко и проглотила все, что в нем осталось.
— Вот. Счастлив?
— Буду счастливее, когда мы начнем танцевать голышом на песке под тропическим солнцем, но пока и так сойдет.
— Ладно. — Ева потерла слипающиеся глаза. — Пора кончать с этим делом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100