Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

В управлении Ева попросила Рорка пройти прямо в убойный отдел и подождать в ее кабинете. Сама она собиралась отправиться прямиком в отдел розыска пропавших.
— Мне придется с ними договариваться. Может, надо будет предложить им какой-нибудь стимул, чтобы отдали дело мне, — сказала она.
Он чуть повернул голову, и его чудесные губы изогнулись в насмешливой улыбке.
— Ты имеешь в виду взятку?
— Взятка — это слишком сильное слово. Ну и черт с тобой. Да, мне может понадобиться взятка. Скорее всего, выпивка или спорт. Обычные горячие билеты. Я постараюсь свести это к разумному минимуму.
— Подкуп копов, чтобы они не делали свою работу, — это освященная временем традиция.
— Нарываешься. Он засмеялся:
— Делайте все, что нужно, лейтенант. Я буду в вашем кабинете.
Ева понятия не имела, кому досталось дежурство выходные, кого она увидит за стойкой, но очень надеялась, что увидит хотя бы знакомое лицо, а еще лучше — кого-нибудь, с кем поддерживала приятельски отношения.
Если ей не повезет, придется начинать с нуля иметь дело с тем, кто там окажется за старшего. А если она нарвется на кого-нибудь несговорчивого и «стимул» не сработает, она пойдет прямо к Уитни. Только ей очень хотелось этого избежать.
Она решила, что ей повезло, когда заметила, как лейтенант Джей Смит покупает энергетический батончик в торговом автомате.
— Смит!
— Привет, Даллас. Тебе тоже досталась субботняя смена?
— Не совсем. — Ева вытащила из кармана монеты. — Купи мне банку пепси, будь добра.
— Без проблем. Да не надо, я тебя угощаю.
— Спасибо!
— Классное пальтецо. Вот что я назвала бы «чертовой кожей».
— Можно и так сказать. Спасибо, — повторила Ева, когда Смит протянула ей банку пепси. — У тебя найдется для меня минутка?
— Конечно. В холле или в кабинете?
— Давай лучше у тебя в кабинете.
— Ну, значит, по делу, — Смит кивнула и пошла вперед.
Ей было под пятьдесят, вспомнила Ева, и за плечами у нее было больше четверти века работы в полиции. Замужем, есть ребенок или, кажется, даже двое. Она была невысокая, примерно пять футов три дюйма, и сложена, как борец: крепкая и мускулистая. Мелированные светлые волосы, хорошая стрижка.
Оружие она носила сбоку низко на бедре, прикрыв его темно-синим свитером.
Ева знала, что она честный и опытный коп, поэтому от идеи «стимулирования» выпивкой или билетами на стадион сразу пришлось отказаться. Со Смит она могла действовать напрямую и выкладывать все как есть.
Кабинет лейтенанта Смит был просторнее кабинеты (как и большинство кабинетов в управлении): в нем помещались два удобных на видкресла для посетителей и стальной, с виду новый, письменный стол
На столе располагались компьютер стандартного полицейского образца с блоком связи, стопки папок с делами и фотография пары подростков — мальчика и девочки. Ева поняла, что это и есть дети Смит.
Смит взяла себе кружку чая — такого крепкого, что он был больше похож на кофе, — и указала Еве на кресло. Сама она, вместо того чтобы сесть за стол, заняла второе кресло для посетителей.
— Ну, в чем дело? Потеряла кого-нибудь?
— Похоже, кое-кто потерялся. И я прошу тебя о большом одолжении.
— Хочешь, чтобы я искала пропавшее лицо в приоритетном порядке?
Смит поднялась и открыла ящик стола. Она уже успела достать записывающее устройство и блокнот, когда Ева покачала головой.
— Нет, это не совсем тот случай. Позволь мне обрисовать ситуацию.
Ева изложила факты, не сводя глаз с лица Смит, не упускавшей ни единого слова.
— Ты думаешь, это похищение? Да, похоже на то. Но у тебя тут беременная женщина, иностранка, без партнера, без родственников, насколько нам известно. Полная порция с добавкой гарнира из самых разнообразных эмоций. Может, у нее нервы не выдержали и она сбежала? Этого нельзя исключить.
— Нет, нельзя. Но дело в том, что все, кто ее знают, в это не верит.
— Но ты-то на самом деле не так уж хорошо ее знаешь, — возразила Смит.
— Верно. Но я с ней лично знакома, я встречалась с ней дважды, и я хорошо ее рассмотрела. Не верю, что она может сбежать или даже уехать в отпуск на несколько дней, никому не сказав ни слова. Не предупредив, пропустив праздник, к которому она так готовилась, бросив в квартире все свои вещи… Нет, она не такая.
— Ты говоришь, что проверила ее телефоны. Никаких звонков, входящих или исходящих, указывающих на то, что она строила планы отъезда. — Смит задумчиво поджала губы. — Она не пришла посидеть с ребенком, пропустила смотрины детского приданого, а подарок, готовый и завернутый, так и остался на столе. Ладно, похоже, ты права.
— Время и обстоятельства указывают на то, что с ней что-то случилось по дороге с работы. До дому она так и не добралась.
— И в этом я с тобой соглашусь. — Откинувшись на спинку кресла, Смит прихлебывала свой черный чай. — Но ты не хочешь, чтобы я завела дело и начала поиск.
— Понимаешь, эта моя подруга… Ну, беременная. Понимаешь, она на этом деле совершенно сдвинулась, и она… — Ева тяжело вздохнула. — В общем, она взяла меня за горло. Поэтому мне придется тебя просить: позволь мне заняться этим делом. У меня и в мыслях нет тебя оттеснить, — заторопилась она, увидев, что Смит нахмурилась над своей кружкой. — И я буду тебе благодарна за любую помощь или подсказку, но самой Мэвис тоже досталась полная порция эмоций, и она Рассчитывает на меня. Она верит, что я с этим разберусь.
— Знает тебя, но не знает меня. Не знает никого в моем отделе.
— В том-то все и дело. У нас с Мэвис отношения давние. Не хочу, чтобы она из-за этого психовала. Она и так вся в кусках.
— А какой у нее срок?
— У Мэвис? — Ева по привычке взъерошила обеими руками волосы. — Полным ходом движется к обратному отсчету. Думаю, еще пара недель. Я обещала ей, что я этим займусь. Прошу тебя, дай мне сдержать слово.
— Это та самая Мэвис Фристоун, королева эстрады?
— Она самая.
— У меня восемнадцатилетняя дочь ее сумасшедшая поклонница.
Ева почувствовала, как внутри нее расслабляется нервно-мышечный узел.
— Может, ей понравится пропуск за кулисы в следующий раз, как у Мэвис будет концерт в Нью-Йорке? Или в любом другом месте, если ты отпустишь ее на частном самолете.
— Я стала бы ее героиней на всю жизнь, но все это подозрительно смахивает на взятку.
Теперь Ева позволила себе усмехнуться:
— Это чертовски хорошая взятка. Я была готова предложить выпивку или спортивные билеты, если бы пришлось. Спасибо тебе, Смит.
— У меня тоже есть друзья, и я тоже их в беде не оставляю. Теперь слушай, что мне нужно. Ты будешь отсылать мне копии всех своих отчетов, всех показаний, всех записей. Я должна быть в курсе каждого нового шага в твоем расследовании. Я заведу на нее свое собственное дело и буду держать его здесь. Если в какой-то момент я сочту нужным вмешаться, назначить кого-нибудь из своих в помощь тебе или взять ответственность на себя, я не желаю слушать никаких возражений.
— Принимается. Я тебе должна.
— Найди их — женщину и ребенка, — и будем считать, что ничего ты мне не должна. — Смит вытащила карточку. — У меня сейчас нет ничего такого, что отражало бы данную ситуацию, но я пороюсь в архивах, посмотрю, не было ли в городе чего-то похожего п почерку.
— Спасибо. Спасибо за все.
— Важнее всего пропавший человек, а не тот, кто командует парадом. — Смит протянула карточку Еве. — Мой домашний и сотовый указаны на обратной стороне. Днем или ночью.
Ева взяла карточку и пожала руку Джей Смит.
Вернувшись к себе в кабинет, она застала Рорка за своим столом. Он работал на ее компьютере. Он вскинул на нее взгляд и вопросительно поднял брови.
— Мне повезло. Выбила разрешение.
— Вот и хорошо. Я начал проверку ее истории. Хочешь поработать здесь или дома?
— Ни тут, ни там… пока. Прямо сейчас я хочу повидать одного мужчину. Водителя автобуса.
Водитель автобуса по фамилии Бронштейн представлял собой двести фунтов плотного сала в трикотажном костюме футбольной команды «Нью-Йоркские великаны». Ему было пятьдесят два года, он был женат и проводил субботний вечер, наблюдая за внесезонным матчем за компанию с сыном и мужем сестры, пока его жена, сестра и племянница смотрели какой-то — по его словам — бабский фильм в соседнем кинотеатре.
Он был очень недоволен, что его оторвали от матча, но его раздражение как рукой сняло, как только Ева упомянула, что речь идет о Тэнди.
— «Лондонский мост»? Я так ее называю. Конечно, я ее помню. Вожу ее чуть не каждый день. Проездной Держит всегда наготове, не то что некоторые. Улыбка у нее такая славная. Садится всегда позади меня. Если Кто другой там садится, я велю им встать и очистить место. Она в положении и все такое. Подарила мне на праздники целую жестянку печенья. Сама пекла. У нее неприятности?
— Пока не знаю. Она ехала с вами вечером в четверг?
— В четверг… — Бронштейн почесал подбородок, остро нуждающийся в бритве. — Нет. Странно, как же сразу не сообразил? Вот теперь, когда вы спросили, я вспомнил, как она сказала: «Увидимся завтра, мистер Б.», — когда сходила на своей остановке. Это она меня так называет: «мистер Б.». Я запомнил, потому что она тащила коробку в такой чудной бумаге и с таким здоровущим бантом наверху.
Он оглянулся на своих родных, взорвавшихся от возмущения из-за несправедливого судейского решения.
— Офсайд, мать твою! Поцелуй меня в зад! — крикнул один из них.
— Арбитры, мать их, — пробормотал Бронштейн. — Пардон, — добавил он. — Ну, словом, я спросил ее, ну, об этой коробке, когда она села в автобус, а она и говорит, что ее позвали в гости на смотрины детского приданого. В выходные. Слушайте, эта малышка пострадала? Что с ней? Я ей говорил, надо было взять декретный отпуск, уж больно срок велик. Она в порядке? Она и ее ребенок?
— Надеюсь, что да. Скажите, вы не замечали, чтобы кто-то проявлял к ней излишнее внимание, когда она ездила в автобусе? Держался слишком близко, наблюдал за ней? Что-то в этом роде?
— Нет. А я бы заметил. — Теперь он почесал свой мощный живот. — Я вроде как присматривал за ней на маршруте, понимаете? Есть у меня постоянные пассажиры, и есть среди них такие, что не прочь завести с ней разговор. Знаете, некоторые люди не могут спокойно пройти мимо одинокой женщины, если у нее пирожок печется в духовке. Ну, вы меня понимаете. «Как вы себя чувствуете?», или «Когда у вас срок?» или «Имя уже выбрали?» В этом роде. Но к ней никто не приставал. Я бы им не позволил.
— Как насчет людей, выходивших на ее остановке.
— Кое-кто выходит. И постоянные, и случайные. Но я ничего подозрительного не видел. Кто-то обиде эту девочку? Ну, говорите, я ей навроде как отец. Кт ее обидел?
— Я не знаю. Ее никто не видел, насколько мы можем судить, с шести часов вечера четверга.
— О господи! — На этот раз Бронштейн никак не прореагировал на вопли и проклятия болельщиков, раздавшиеся с другого конца комнаты. — Господи, этого не может быть!
— Людям она нравится, — сказала Ева, сидя за рулем. — Как нравились Копперфильд и Байсон.
Скверные вещи случаются с людьми, которые всем нравятся, — заметил Рорк.
— Да, да, случаются. Я подъеду к магазину, где она работает. Пройдусь оттуда до автобусной остановки. Может, почувствую флюиды.
Остановившись возле «Белого аиста», Ева наблюдала за машинами, несущимися по Мэдисон-авеню. Час был поздний: Тэнди уходила с работы много раньше. К тому же это была суббота, а не будний день. Но к шести часам уже сгущались сумерки, и Ева вспомнила, что в четверг день был облачный.
«Уличные фонари горят», — отметила она. Водители включили фары, резкий белый свет резал мутный темный воздух.
— Холодно, — сказала она вслух. Люди кутаются. И в четверг было то же самое. Торопятся, ускоряют Шаги. Всем хочется поскорее попасть домой или куда там еще, они спешат. Ранний ужин, коктейли после работы, может, какие-нибудь дела по дороге домой. Она выходит. Ей надо дойти до Пятой авеню, чтобы сесть на свой автобус. Два квартала, перейти на ту стогну, и еще один квартал по переулку.
Ева двинулась вперед. Рорк не отставал от нее ни на шаг
— Она обязательно пойдет на светофор. Либо она пойдет вперед два квартала и потом пересечет улицу, либо, если свет благоприятен, перейдет прямо здесь В любом случае на месте стоять не будет.
— Невозможно угадать, где она перешла улицу,
— Невозможно. — Но поскольку свет им благоприятствовал, Ева продолжила путь через перекресток. — Самое маловероятное место для похищения, — если речь идет о похищении, — это на углу. Людей больше, больше толкотни. Надо подойти к ней сзади.
Ева показала, как это могло быть, когда они находились в середине квартала. Она отстала на несколько шагов, потом быстро нагнала Рорка и обхватила его рукой за талию.
— С оружием? — задумчиво спросил он. — Если нет, она будет протестовать: позовет на помощь, начнет вырываться. Тут даже самый равнодушный и бессовестный остановится и обратит внимание, если увидит, что кто-то покушается на беременную женщину.
— С оружием, — согласилась Ева. — Или это был тот, кого она знала. «Привет, Тэнди!» — Она слегка переменила позу и еще крепче сжала талию Рорка. — «Как дела? Да, мощный груз тебе приходится таскать. Хочешь, подвезу тебя до дому? Вон моя машина стоит. В двух шагах отсюда».
— Очень похоже на правду. — Рорк вместе с ней повернул на запад, к Пятой авеню. — И кого же она знала?
— Клиентов, соседей, знакомых по курсам для беременных, пациенток медицинского центра и тех, кто их сопровождал. Кого-то из Англии. Отца ребенка. Либо сила, либо знакомство. Возможно, и то, и другое. Но это произошло быстро и тихо, иначе — тут ты прав — кто-нибудь обязательно заметил бы беременную женщину, отбивающуюся от напавшего на нее. Мы покажем в этой округе ее фотографию: вдруг кто-то и вправду ее видел.
Как только они дошли до Пятой авеню, Ева свернула на север и двинулась обратным маршрутом.
— Возможно, ее взяли в переулке между двумя авеню — предположила она. — В переулке всегда народу меньше. Обязательно нужен автомобиль или… — Она, нахмурившись, обвела взглядом горящие окна на верхних этажах домов. — Возможно, квартира где-нибудь поблизости. Но тогда им надо заманить ее внутрь так, чтобы никто ничего не заметил. Мне эта версия не нравится, но исключать ее нельзя.
— Но почему она не оказала сопротивления, оказавшись в автомобиле?
— Сила? Ее могли усыпить или запугать. Возможно, похитителей было несколько. Или знакомство. Она могла обрадоваться, увидев знакомого, тем более если знакомый предложил подвезти ее до дому. Так приятно сесть, снять нагрузку с ног.
Ева пристально оглядывала местность, пока они возвращались на Мэдисон-авеню. Люди шли торопливым шагом, причем большинство — наклонив голову или, по крайней мере, опустив глаза. Каждый думает о своем, каждый закупорен в мире собственных проблем.
— Человек, готовый рискнуть. Действует уверенно и быстро. Можно сдернуть женщину прямо с тротуара. Так бывает. В одном из переулков, — повторила Ева. — В зависимости от того, где она переходила улицу. Самая правдоподобная версия. Знать бы только, где именно она пересекла улицу. Похититель не стал бы парковать машину — если у него была машина — на авеню, если Действовал в одиночку. Да там и места не найдешь! Он же не стал рассчитывать на везение. Ближайшая парковка от магазина — вот что ему нужно.
— Логично, — согласился Рорк, вынимая свой ПК. Он нажал несколько клавиш и кивнул. — Есть место на Пятьдесят восьмой улице, между Мэдисон и авеню. Это было бы очень кстати, не так ли? Все, что им нужно, это протащить ее пару кварталов на юг. Пошли посмотрим на эту стоянку.
Ева опять предпочла пеший маршрут, причем самый короткий. Стоянка оказалась автоматической, и в этот субботний вечер ее никто не обслуживал: ни человек, ни автомат.
На стоянке имелась камера наблюдения, но, даже если она работала, Ева не сомневалась, что диски меняют и выбрасывают каждые двадцать четыре часа. Она записала указанный контактный телефон.
— Может, нам повезет с диском наблюдения, — сказала она Рорку. — В любом случае у них должны быть записи платежей. Нам понадобятся документы на все машины, выехавшие с этой стоянки между восемнадцатью и девятнадцатью часами в четверг. — Она сунула руки в карманы. — А может, у него был напарник за рулем, и этот напарник ездил вокруг квартала, и это значит, что мы тянем пустышку.
«А может, они заплатили наличными, — подумал Рорк. — Или воспользовались угнанной машиной». Он не сомневался, что Ева учтет и эти возможности, поэтому решил не высказывать свои мысли вслух.
— Если ее взяли так, как ты думаешь, значит, это было заранее спланировано. И время подгадали. Думаешь, ее выслеживали?
— Я думаю, вряд ли похищение было случайным. Вероятность невелика, но я ее прокачаю. Кто-то знал ее маршрут, ее распорядок, весь образ жизни. Кому-то нужна была конкретно она и/или ребенок, которого она носит.
— Под описание все больше и больше подпадает отец, не так ли?
— Номер один в списке, — подтвердила Ева. — Осталось только узнать, кто он такой.
— Хотел бы я надеяться, что именно по этой причине он вряд ли будет обращаться жестоко с ней или ребенком, но это, скорее всего, призрачная надежда.
— Рорк вспомнил свою мать, вспомнил о том, как она пострадала от рук его отца, и тряхнул головой, отгоняя страшное воспоминание. — Я слишком много раз видел, что бывает при таких обстоятельствах на примере женщин, укрывающихся в «Доче».
— Первая причина смерти беременных женщин — насилие со стороны отца ребенка.
— Все это печально. — Рорк взглянул на другую сторону улицы, на людей, спешащих укрыться от пронизывающего ледяного ветра. На секунду ему почудилось, что он видит переулки Дублина и нависшую над ним зловещую фигуру Патрика Рорка. — Чертовски печальная характеристика человеческой природы.
Догадавшись, какое направление приняли его мысли, Ева взяла его за руку.
— Если это он ее взял, мы его найдем. И ее найдем.
— Пока он ее не прикончил. Или их обоих. — Теперь Рорк повернулся к ней. Она встретила его затравленный взгляд и поняла, что ее догадка была верна. — Все дело в этом.
— Да. Все дело в этом. — Ева покачала головой, и они снова двинулись вперед. — Она должна была хоть кому-то сказать, кто отец ребенка. Может, не здесь, не в Нью-Йорке, но дома, в Англии, кто-то наверняка знает, от кого у нее ребенок.
— Может, она переехала в Нью-Йорк, чтобы спрятаться от него.
— Да я вокруг этого и хожу. Давай вернемся домой и попробуем сузить круг до точки.
«Тэнди Уиллоуби, возраст двадцать восемь лет. — Ева сидела за столом в своем домашнем кабинете и читала данные, выведенные для нее Рорком. — Родилась в Лондоне. Родители: Уиллоуби Анна-Ли и Найджел. Братьев и сестер нет. Мать умерла, когда Тэнди было двенадцать лет. Отец женился через пять лет во второй раз на Марроу Кандиде, разведенной, с дочерью от первого брака Марроу Брайер-Роз, на три года моложе Тэнди Уиллоуби».
Ева перешла на новую компьютерную страницу и продолжила чтение:
«Найджел Уиллоуби скончался, когда его дочери было девятнадцать лет».
— Не повезло. Значит, она осталась с мачехой и сводной сестрой. Обе живы и вполне здоровы. Компьютер, найти информацию о Уиллоуби Кандиде или Марроу Кандиде, а также о Марроу Брайер-Роз, Лондон. Использовать даты рождения и идентификационные номера из загруженного файла.
Работаю…
Ева? Если ты собираешься звонить им прямо сейчас, позволь тебе напомнить, что в Англии сейчас второй час ночи.
Она грозно нахмурилась, глядя на часы.
— Вот гадство! Ладно, перенесем это на утро. Компьютер сказал ей, что Кандида в настоящий момент проживает в Сассексе, а вот Брайер-Роз сохранила местожительство в Лондоне.
— Ладно, вернемся к Тэнди. Смотри, она больше шести лет проработала в магазине одежды в Лондоне. Карнеби-стрит. Должность: менеджер. Одна и та же квартира…
— Апартаменты, — перебил ее Рорк.
— Это с какой еще стати? Откуда ты знаешь… ах да. — Ева устало потерла затылок, когда до нее дошел смысл того, что он сказал. — Да, она назвала бы это апартаментами, хотя откуда нам знать, может, это спальня с гостиной и кухней в одном флаконе. Ну, словом, она прожила в этих «апартаментах» больше шести лет. Она там устроилась, пустила корни, она вообще человек привычки. Надо будет поговорить с хозяином магазина. — Теперь она отодвинулась от стола и запрокинула голову к потолку. — Если у нее был парень, держу пари, это были длительные отношения. Она не из тех, кто прыгает из койки в койку. И вдруг она переезжает, да не просто в другую часть Англии или даже в другую европейскую страну, нет, она перемешается на три тысячи миль, на другой континент. Покидает свой обжитой дом, бросает работу, где у нее уже приличный стаж. Для такой женщины, как Тэнди, это не каприз. Это серьезный шаг, который она должна была хорошенько обдумать и взвесить. Она не стала бы его предпринимать без веской причины.
— Ребенок.
— Да, я бы сказала, все сводится к этому. Она отделила себя и ребенка океаном от кого-то или от чего-то. По очень серьезной причине, иначе она по-прежнему вила бы свое гнездышко в Лондоне.
— Она — человек привычки, — вставил Рорк. — Как и двое убитых, которыми ты сейчас занимаешься.
— Будем надеяться, что Тэнди ждет не столь печальный конец. Я подготовлю доску, составлю шкалу времени и разложу все по полочкам.
— Хорошо. Если я здесь больше ничем конкретным не могу тебе помочь, перебрось мне пару-тройку слепых счетов по делу Копперфильд и Байсона. Буду искать цифры.
Ему действительно хотелось отойти — хотя бы навремя — от мысли о бесконечно уязвимой женщине, возможно, оказавшейся в руках человека, желающего причинить ей вред. А ведь не исключено, подумал он, то этого человека она когда-то любила…
Ева на минуту остановилась и повернулась к нему. — Будь я на твоем месте в этом деле, я бы велела Уитни поцеловать меня в задницу.
— Что? — Рорк так погрузился в свои мысли, что е сразу вернулся в настоящее. — Ну если уж на то пошло, я предпочел бы вблизи от своей задницы твои губы, а не Уитни.
— Найди мне что-нибудь полезное, а там видно будет.
— Ты заметно поднимаешь стимул.
Ева стремительно повернулась в кресле спиной экрану.
— Тебя это смущает? Эта проблема с Тэнди? Глупо, признал он, глупо было бы думать, что она не заметит, не поймет. Еще глупее, наверное, пытаться скрыть это от нее. Или от самого себя.
— Честно говоря, да. Некоторым образом. Меня это задело глубже, чем мне бы хотелось. Сам не знаю, что я чувствую: гнев или боль. Наверно, и то, и другое.
— Рорк, мы не можем утверждать, что Тэнди попала в такую же ситуацию, как твоя мать.
— Мы не можем утверждать, что она в нее не попала. — Рорк рассеянным жестом поднял фигурку богини, которую Ева держала на столе. Символ женщины. — Он дождался моего рождения и только потом убил ее. А она пыталась меня защитить, она думала, что действует в моих интересах. Вот и Тэнди, наверно, так думает, доверившись тому, кто ее захватил. — Рорк поставил статуэтку на стол. — Я просто хочу на какое-то время переключиться на что-нибудь другое.
«Он так редко страдает, — подумала Ева. — Нет, — поправила она себя, — он так редко позволяет себе страдать».
— Я могу перенести это дело в управление. Не буду заниматься им здесь.
— Нет. — Тут Рорк подошел к ней, обхватил ее лицо ладонями. — Это никуда не годится, это повредит нам обоим. Наше прошлое сделало нас такими, какие мы есть. Но прошлое не может помешать нам делать то, что мы делаем. Если мы перестанем делать то, что нужно, это будет означать, что они победили, верно Ева накрыла его руки своими.
— Они не могут победить. Все, что они могут, это испортить нам настроение.
— Вот в этом они преуспели. — Рорк наклонился и поцеловал ее в макушку. — Не беспокойся обо мне. На какое-то время я с головой уйду в цифры. Они всегда помогают мне прояснить мысли.
— Не могу понять, что ты в них находишь. Я собираюсь сделать кофе. Вливайся.
— Только если мне дадут к кофе кусок торта. Меня сегодня обделили.
— Тортом? — растерялась Ева. Ее мысли лихорадочно забегали. — Ах да! Мэвис. Мне кажется, там ничего не осталось. Эти женщины бросались на сахарную глазурь, как стервятники. Но, может, Черный Призрак сумел утаить хоть немного. Пожалуй, я и сама могла бы проглотить кусочек без особого ущерба для себя.
С мыслью о том, что сахар и кофеин разгоняют кровь, Ева взяла себе большой кусок торта и приготовила целый кофейник крепкого черного кофе. С ним все будет хорошо, успокаивала она себя. Рорк не даст себе расклеиться. Но она будет держать руку на пульсе, и, если этот пульс ей не понравится, она выведет из дома следствие по Тэнди.
Ради удобства она поставила доску Тэнди рядом с уже готовой доской по делу о двойном убийстве. И начала от руки расписывать фломастером на гладкой белой поверхности шкалу времени.
Ева составила списки имен: людей, с которыми Уже поговорила, и тех, с кем предстояло побеседовать Утром. Она прикрепила к доске идентификационную Фотографию Тэнди.
Первым делом Ева позвонила по контактному телефону автостоянки. Как она и ожидала, ее переключили на меню с бесконечными опциями. Она быстро выбрала оператора: задолго до того, как занудный механический голос, перечислявший опции, успел ввергнуть ее в кому.
— Служба сообщений. — Голос был гнусавый, как тромбон, и от него за милю несло Квинсом.
— Говорит лейтенант Даллас, Департамент полиции Нью-Йорка, — начала Ева и продиктовала номер своего жетона. — Мне нужна информация о «Доверь машину нам», парковке на Пятьдесят восьмой улице
— За информацией просим обращаться в «Обслуживание клиентов» с восьми утра до…
— Мне нужна информация сию же минуту, и я не желаю разговаривать с какой-нибудь канцелярской крысой из «Обслуживания клиентов».
— О, черт! Это «Служба сообщений», понимаете? Да мы на одном только Манхэттене обслуживаем десятка два компаний. У меня нет информации по автостоянке.
— А вы соедините меня с хозяином.
— Я не могу беспокоить нашего клиента всякими…
— Вот что я вам скажу: назовите мне свое имя и адрес. Я пришлю к вам пару патрулей, они доставят вас в Центральное полицейское управление, и вы мне растолкуете, почему вы не можете беспокоить клиента.
— О, черт… Вам придется минутку обождать.
Ее перевели в режим ожидания, и в ухе у нее зажурчала музыка, которая была слаще сахарной глазури на торте. Музыка, периодически прерываемая механическим голосом, заверяющим Еву, что ее звонок для них очень важен, журчала минут десять, и она, не теряя времени, запустила серию вероятностных тестов.
К тому времени, как вновь включился живой человеческий голос, Ева пила уже вторую чашку кофе и изучала результаты.
— Лейтенант, да? — Мужской голос был тонким и неприятным.
— Совершенно верно. А вас как зовут?
— Мэтт Гудвин. Вы спрашиваете про «Доверь машину нам» на Пятьдесят восьмой?
— Совершенно верно. Парковка принадлежит вам?
— Я представляю корпорацию, которой принадлежит парковка. А в чем проблема?
— Я расследую возможное преступление, в котором может быть замешана эта парковка. Мне нужны диски с камер наблюдения и регистрационный журнал За четверг на прошлой неделе. С восемнадцати до девятнадцати часов.
— Что за возможное преступление?
— Похищение человека. Диски и записи нужны мне срочно.
— По-моему, диски сбрасываются через сутки. А для журнала, я полагаю, у вас есть ордер?
— Я могу его достать.
— Ну, когда достанете…
— Ну, когда достану, я позабочусь, чтобы в него были включены записи за всю неделю, а также запрос относительно правил работы парковки и корпорации, которой она принадлежит. Мне придется пригласить вас и вашего клиента в управление на допрос. Но есть вариант. Вы даете мне записи за один конкретный час одного конкретного дня.
— Разумеется, мой клиент готов сотрудничать с властями.
— Тем лучше для вашего клиента.
— Мне придется связаться с клиентом. С его разрешения я устрою, чтобы указанные вами записи были вам предоставлены.
— Так и сделайте. Сообщите мне по этому номеру, где можно будет забрать записи. Завтра к девяти утра.
— Лейтенант, завтра же воскресенье!
— Да, я помню. К девяти утра, или я получаю ордер.
Она отключила связь и принялась изучать результаты вероятностных тестов. При всей скудости имевшихся у нее данных результат зашкаливал за девяносто пять процентов: Тэнди была выбрана жертвой неслучайно.
У Тэнди не было уголовного досье ни по ту, ни по другую сторону Атлантики, у нее не было никаких криминальных связей. У нее имелись небольшие очень скромные сбережения, вполне соответствующие доходам человека, живущего на зарплату и экономно откладывающего средства, начиная с самой первой получки. Родители Тэнди умерли, а ее мачеха и сводная сестра, насколько Ева могла судить, не имея ордера, а значит, и доступа ни к каким данным, кроме анкетных, не располагали значительными средствами. Обе жили на зарплату среднего уровня.
На счетах Тэнди не было подозрительных поступлений или снятия средств, которые могли бы свидетельствовать о том, что она была шантажисткой или жертвой шантажа.
Казалось, Тэнди являлась обладательницей одной-единственной подлинной ценности, и эту ценность она носила в своей утробе.
Повинуясь порыву, Ева позвонила владелице «Белого аиста» Лиане Брош — моложавой и интересной шестидесятилетней женщине. Сейчас ее голос звучал взволнованно.
— Лейтенант Даллас, вы нашли Тэнди?
— Нет.
— Я этого просто не понимаю. Может быть, она решила уехать на выходные? Просто краткосрочная поездка на минеральные источники, чтобы взбодриться перед родами…
— А она говорила о чем-то подобном? — спросила Ева. — У нее были такие планы?
— Честно говоря, нет. Я ей пару раз это предлагала, а она всегда отвечала, что бодрости ей и так хватает. Мы собрали для нее кое-какие подарки, устроили небольшое мероприятие, смотрины приданого для ребенка, и я подарила ей купон на однодневный сеанс в городском спа-центре. Она сказала, что сохранит его использует после родов. Но я уверена, что с ней все порядке. Может быть, ей просто захотелось уехать и города на выходные.
— Вам кажется, что это на нее похоже? Что это в ее духе?
— Нет, это на нее не похоже, — согласилась Лиана. — Это совершенно не в ее духе. Я с ума схожу от беспокойства.
— Вы можете мне сказать, не приходил ли кто-нибудь к ней в магазин? Может, кто-то искал ее, спрашивал о ней, просил позвать именно ее?
— Тэнди работала с несколькими парами будущих родителей. Весь персонал готов помочь при выборе покупки, при регистрации уже сделанных покупок, при подборе приданого для новорожденного.
— А не могла она работать с кем-нибудь из тех, кто посещал ваш магазин, но чьи надежды не оправдались? Выкидыш, например?
— Такое случается. Вот так, с ходу, я никого вспомнить не могу, но я обязательно проверю записи, спрошу у других девочек.
— Спасибо вам за это. Она когда-нибудь говорила с вами об отце ребенка?
— Только в общих чертах и очень туманно. Она явно не хотела о нем вспоминать и ничего конкретного не рассказывала. Ну а я не настаивала.
— Если что-нибудь вспомните, даже если это не покажется вам важным, я прошу вас позвонить мне. В любое время. Я работаю круглосуточно.
— Я так и сделаю. Обязательно. Мы любим Тэнди. Все мы сделаем все возможное, чтобы помочь.
Ева решила зайти с другой стороны и позвонила акушерке Тэнди. — Рэнда слушает. — Рэнда Тиллас? Лейтенант Даллас.
— Тэнди?
— Пока ничего.
— Черт побери! — Рэнда была потрясающе красивой чернокожей женщиной, в ее голосе отчетливо слышался ямайский акцент, не скрывший, впрочем, тревогу Рэнды. — Я созвонилась с женщинами из ее учебного кружка: вдруг она решила провести пару дней с кем-то из них? Но никто из них со среды ничего о ней не слышал.
— У кого-нибудь из членов ее кружка есть проблемы с беременностью?
— Есть у меня одна с высоким давлением, еще одну положили на сохранение, но это обычное дело, ничего особенного.
— А может быть, у самой руководительницы были проблемы с зачатием или с вынашиванием до полного срока?
— У меня нет полной медицинской информации по персоналу курсов для беременных, но такие вещи обычно всплывают во время занятий. Я бы отговорила своих подопечных от занятий у женщины с такими проблемами. Это не принесло бы пользы ни ей самой, ни будущим мамам.
— Тэнди когда-нибудь рассказывала вам об отце своего ребенка?
— Да, кое-что говорила. В душу я к ним не лезу, пусть, думаю, говорят, что считают нужным, лишь бы им самим не было неловко. Тем более если речь идет о матери-одиночке. А уж о Тэнди я просто не говорю: у нее вообще никакой семейной поддержки нет.
— Можете мне сказать, что она рассказывала вам о нем?
— Мне придется переступить черту, но я так за нее волнуюсь, что бог с ней, с конфиденциальностью. Она встречалась с этим человеком в течение года, когда жила в Лондоне. Мне кажется, она была в него сильно влюблена. Ребенка они не планировали, беременность застала его врасплох, он этого не ждал и не хотел. А она решила, что ей нужен этот ребенок, поэтому она порвала с ним и уехала в Штаты.
— Путь неблизкий.
— Я тоже так подумала и ей сказала, но она возразила, что ей хотелось начать жизнь сначала и чтобы вокруг все было новое. Мне показалось, что это звучит разумно. Я бы сказала, она полна решимости родить этого ребенка, и она хочет воспитать его одна, не примешивая к этому непростые отношения с его отцом. Она была крайне скупа в деталях, но пару раз назвала его по имени. Аарон.
— Мне это поможет. Спасибо. Еще что-то вспомните, звоните немедленно.
— Я собираюсь изучить все собранные о ней материалы и спрошу других членов кружка, не говорила ли она с ними о чем-то важном. Мы все хотим видеть ее живой и здоровой. Ее и ребенка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100