Читать онлайн Горячий лед, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горячий лед - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горячий лед - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горячий лед - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Горячий лед

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Он решил, что они покинут деревню, когда до заката останется час. С торжественными церемониями еда, вода и вино были упакованы и вручены им для предстоящего путешествия. Было видно, что люди племени мерина очень довольны своими гостями.
Широким жестом, заставившим Дуга поморщиться, Уитни сунула кредитки в руку Луи. Облегчение, которое он испытал, когда их отвергли, было недолгим. Это для деревни, настаивала Уитни, затем ее внезапно озарило и она добавила, что деньги выражают их уважение и добрые пожелания предкам.
Деньги исчезли в складках рубашки Луи.
– Сколько ты ему дала? – спросил Дуг, поднимая вновь наполненный рюкзак.
– Только сотню. – Видя выражение его лица, она похлопала Дуга по щеке. – Не будь скрягой, Дуглас Это тебе не идет. – Напевая про себя, она достала свою записную книжку.
– Ну нет, это ты так расщедрилась, а не я. Уитни занесла выданную сумму. Счет Дуга явно возрастал – Ты играешь, ты и платишь. Кстати, у меня есть для тебя сюрприз.
– Что, десятипроцентная скидка?
– Не будь таким назойливым. – Она обернулась, услышав звук работающего двигателя. – Транспорт. – Уитни сделала широкий жест рукой.
Джип явно знал лучшие времена. Хотя он сиял, свежевымытый, его двигатель кашлял и чихал, пока мерина с яркой повязкой на голове вел машину по изрытой дороге.
Как средство для побега джип уступал даже слепому мулу.
– Он не пройдет больше двадцати километров.
– Значит, по крайней мере двадцать километров мы можем ехать, а не идти. Скажи спасибо, Дуглас, и не будь таким грубым. Пьер довезет нас до Таматаве.
Одного взгляда на Пьера было достаточно, чтобы убедиться, что он прямо-таки пропитался пальмовым вином. Это будет счастье, если они по дороге не утонут в рисовых чеках.
– Чудовищно. – Дуг страдал от головной боли, вызванной неумеренным потреблением пальмового вина, и поэтому официально его прощание с Луи вышло несколько суховатым.
Прощание Уитни было гораздо более продолжительным и более сердечным. Дуг вскарабкался на заднее сиденье джипа и вытянул ноги.
– Держи свою задницу наготове, дорогая. Через час стемнеет.
Улыбнувшись мерина, которые столпились вокруг машины, она села в джип.
– Подыми повыше свою. Лорд.
Пристроив рюкзак на полу у своих ног, Уитни откинулась назад, небрежно положив руку на спинку сиденья.
– Avant,
type="note" l:href="#note_4">[4]
Пьер.
Джип наклонился вперед, встал на дыбы и с дребезжанием покатил по дороге. Каждый толчок отдавался в голове Дуга приступом безжалостной боли. Он закрыл глаза и приказал себе спать.
Уитни восприняла зубодробительное путешествие совершенно спокойно. Ее напоили, накормили, развлекли. То же можно было бы сказать и про обед в 21 м клубе или про бродвейское шоу. Но здесь все было уникальным. Может быть, поездка в двухколесном экипаже по парку была бы приятнее, но ее может предпринять любой, у кого есть двадцать долларов. Она же сейчас тряслась по Мадагаскаре ко и дороге в джипе, за рулем которого сидел туземец племени мерина, а за спиной ее слегка похрапывал вор. Все это гораздо интереснее, чем умиротворяющая поездка по Центральному парку.
Джип тащился мимо красных холмов, почти безлесных, широких долин, испещренных полями, которые опять сменялись красными холмами, после которых следовали широкие долины. Солнце опускалось все ниже, стало прохладнее, но после дневного пекла дорога была пыльной. Пыль летела из-под колес, толстым слоем покрывая недавно вымытый джип. Вдали виднелись горы, круто поднимавшиеся в небо, но деревьев практически не было. Только скалы и земля. Вроде бы одно и то же, но именно это однообразное пространство доставляло Уитни какое-то особое наслаждение.
На многие-многие километры, размышляла она, ничто не закрывает неба, ничто не препятствует взору. Ей казалось, что здесь в голову могут прийти такие мысли, какие жителю большого города будут непонятны.
В Нью-Йорке ей время от времени не хватало неба. Когда это чувство становилось неодолимым, Уитни просто брала билет на самолет и отправлялась куда глаза глядят, оставаясь там до тех пор, пока ее настроение не изменялось. Ее друзья мирились с этим, потому что ничего не могли поделать. А родители все еще надеялись, что она угомонится.
Может быть, от одиночества, может быть, просто оттого, что желудок у нее был полон, а голова ясная, она испытывала странное для нее чувство удовлетворения. Но оно должно пройти. Уитни знала себя слишком хорошо, чтобы обманываться на этот счет. Такое чувство удовлетворения и покоя для нее нетипично. Очень скоро она устремится куда-то в неизвестность, чтобы узнать, что там.
Тем не менее сейчас она, развалясь на сиденье джипа, наслаждалась покоем. Тени постепенно удлинялись и густели. Какое-то миниатюрное животное перебежало дорогу прямо перед машиной. И прежде чем Уитни успела сосредоточиться, оно уже исчезло в скалах.
Солнце величествен но садилось. Небо приобрело тот жемчужный оттенок, который сохраняется всего несколько мгновений. Уитни повернулась и встала на колени, чтобы увидеть, как небо на западе из жемчужного стало красным, малиновым, золотым. Настоящий взрыв красок. На работе ей часто приходилось смешивать краски, чтобы добиться нужных оттенков. Глядя на небо, Уитни думала о том, что хорошо бы оформить комнату в цвета заката. Малиновые, золотые, ярко-синие цвета и смягчающие розовато-лиловые. Интересное и сильное сочетание. Уитни посмотрела на спящего Дугласа. Ему это должно подойти, решила она. Великолепие, власть, сила.
Дуг был не из тех, кого можно не принимать всерьез, и не из тех, кому можно доверять. И в то же время у него было какое-то порочное очарование. Подобно краскам солнечного заката, он мог изменяться на глазах и затем вообще исчезнуть. В тот момент, когда Дуг держал в руках ружье, он был сама жестокость, но моментально стряхнул ее с себя, а мог и вновь накинуть – как пальто. Если он сочтет это необходимым, он будет с ней таким же безжалостным.
Ей нужны гарантии.
Сжав зубы, Уитни перевела взгляд на пол. Рюкзак – а в нем конверт – стоял у ног Дуга. Глядя ему в лицо, чтобы не пропустить момент пробуждения, она наклонилась вперед. Но с ее места было совершенно невозможно дотянуться до рюкзака. Уитни приподнялась. Дуг продолжал тихо похрапывать. Пальцы Уитни ухватили лямки рюкзака. Очень осторожно она стала поднимать его вверх.
В этот миг раздался достаточно громкий хлопок. У Уитни перехватило дыхание. Она не успела как следует ухватиться за лямки – джип занесло, и ее качнуло вперед.
Дуг проснулся от нехватки воздуха. На него навалилась Уитни. От нее пахло вином и фруктами. Зевая, он провел рукой по ее бедру.
– Ты никак не можешь не давать воли рукам. Стряхнув волосы с лица, она мрачно посмотрела на него:
– Я смотрела на закат с заднего сиденья.
– Угу. – Рука Дуга легла на ее руки, все еще держащие лямки рюкзака. – Шаловливые ручонки. – Он поцокал языком. – Я разочарован.
– Не понимаю, о чем ты говоришь. – Она раздраженно поднялась и позвала Пьера. Хотя поток французских слов прошел мимо сознания Дуга, но, когда туземец пнул переднюю правую покрышку, все стало ясно и без перевода.
– Прокол. Только этого не хватало! – Дуг начал выбираться из джипа, затем оглянулся, поднял свой рюкзак и взвалил его на плечо. Уитни тоже взяла свой рюкзак и отправилась следом. – Что ты собираешься делать? – спросил Дуг.
Она посмотрела на запасную шину, которую вытащил Пьер:
– Буду стоять здесь и ждать, когда приедут из дорожной службы.
Ругаясь, Дуг опустился на корточки и начал откручивать гайки.
– Запаска лысая, как задница. Скажи своему шоферу, что дальше мы пойдем пешком. Его счастье, если он сумеет на этом добраться до деревни.
Через пятнадцать минут они стояли посреди дороги и смотрели, как джип подпрыгивает на ухабах. Уитни бодро взяла Дуга под руку. Появились первые звезды, и сразу зажужжали насекомые, начали петь маленькие птички.
– Небольшая вечерняя прогулка, дорогой?
– Согласен с твоим предложением. Пойдем искать укромное место для стоянки. Через час будет слишком темно, и мы ничего не увидим. Вон там! – решил он, указывая на нагромождение скал. – Поставим палатку за скалами. Мы не можем помешать им увидеть нас с воздуха, но с дороги нас будет не видно.
– Значит, ты считаешь, что они вернутся.
– Они вернутся. Все, что нужно сделать, – это не оказаться в том месте, где они появятся.


Еще вчера Уитни сомневалась, что на Мадагаскаре есть что-нибудь, кроме скал и холмов. Но сегодня утром они шли по лесу. Здесь исчезло раздражение, которое возникло при пробуждении на рассвете. Дуг оказал ей единственную любезность – сунул под нос чашку кофе.
На востоке остались крутые холмы. При воспоминании о том, как она взбиралась на них и затем спускалась вниз, Уитни была готова поклясться, что больше никогда в жизни ноги ее не будет в горах.
Дуг смотрел на лес как на желанное укрытие. Уитни же лес принес желанную перемену впечатлений.
Утром воздух был еще прохладным, но после часа лазания по холмам Уитни вся покрылась потом и чувствовала себя неважно. Ей хотелось бы воспользоваться гораздо более эффективными способами охоты за сокровищами. Например, в автомобиле с кондиционером.
Конечно, в лесу не было кондиционера, но ощущалась прохлада. Уитни вошла под сень веерообразных деревьев, напоминающих папоротник.
– Очень мило, – решила она, посмотрев вверх.
– Это дерево путешественников. – Дуг оторвал лист вместе с черенком и вылил чистую воду себе на руку. – Правда удобно? Читай путеводитель.
Уитни ткнула пальцем в лужицу на его ладони и поднесла к языку.
– Я вижу, для твоего эго так приятно – извергать сведения как из вулкана. – Услышав шорох, она обернулась и увидела тельце, покрытое белой шерстью, и длинный хвост, сразу же исчезнувшие в кустах. – Смотри, собака!
– Как же! – Дуг успел схватить ее за руку, прежде чем Уитни успела пуститься за ней вдогонку. – Это сифака. Ты только что видела первого лемура.
Проследовав взглядом за его пальцем, Уитни увидела лемура со снежно-белым телом и черной головой, мелькнувшего на верхушке дерева. Она засмеялась и принялась высматривать, не появятся ли его сородичи.
– Какие они милые! А я уже начала думать, что мы не увидим ничего, кроме холмов, травы и скал.
Ему нравился ее смех. Может быть, даже чересчур нравился. Женщины, подумал Дуг. Прошло уже чертовски много времени с тех пор, как он занимался любовью.
– Это не туристическая поездка, – коротко сказал он. – Когда у нас будут сокровища, ты сможешь поехать в любое место. А сейчас мы должны идти, – Что за спешка? – Уитни пошла рядом с ним. – Мне кажется, что чем дольше мы идем, тем меньше шансов у Димитри нас найти.
– Я чувствую беспокойство, наверное, оттого, что не знаю, где он. Впереди нас или позади. – Это заставило его снова вспомнить о Вьетнаме, где джунгли скрывают слишком много неприличного. Он предпочитал темные улицы и глухие переулки большого города.
Уитни оглянулась и поморщилась. Лес уже сомкнулся за ними. Она хотела порадоваться его зелени, влажности, прохладному воздуху, но Дуг пугает ее какими-то мифическими существами.
– Но ведь в лесу нет никого, кроме нас. До сих пор мы всегда были на шаг впереди них.
– До сих пор да. Давай продолжать в том же духе.
– Почему бы нам не провести время в разговорах? Ты мог бы рассказать мне о том, что написано в бумагах.
Дуг понял, что она от него не отстанет. Придется рассказать ей кое-что, может, тогда она прекратит его изводить.
– Ты много знаешь о Французской революции? Уитни на ходу поправила ненавистный рюкзак. Лучше, решила она, не упоминать, что она уже успела бегло просмотреть одну страницу. Пусть Дуг думает, что она ничего не знает, тогда, может, он побольше расскажет.
– Достаточно, чтобы сдать экзамен по французской истории в колледже.
– А как насчет камней?
– Мы не проходили геологию.
– Я имею в виду не известняк или кварц. Я имею в, виду настоящие камни, милочка. Алмазы, изумруды, рубины – размером с твой кулак. Если к этому добавить террор и бегство аристократов, то мы получим хороший потенциал. Ожерелья, серьги, камни без оправы. Чертовски много из них было украдено.
– А еще больше спрятано или вывезено контрабандой.
– Правильно. Только подумай: пропало гораздо больше, чем кто-либо сможет найти. Мы собираемся отыскать лишь небольшую часть. Это все, что мне нужно.
– Сокровища двухсотлетней давности, – тихо сказала Уитни, снова вспомнив о том листке из дневника, который она успела просмотреть. – Часть истории Франции.
– Сокровища королей, – добавил Дуг, который уже представлял себе, как они сверкают в его ладонях.
– Королей? – Уитни перевела на него взгляд. Дуг мечтательно смотрел куда-то вдаль. – Сокровища принадлежали королю Франции?
Довольно близко к истине, решил Дуг. Ближе, чем он в данный момент хотел бы.
– Они принадлежали человеку, который был достаточно умен, чтобы прибрать их к рукам. Теперь они будут принадлежать мне. Нам, – поправился он, Предвидя ее возражения. Однако Уитни молчала.
– Кто была та женщина, которая дала карту Уитакеру? – наконец спросила она.
– Английская леди? А… Смит-Райт. Да, леди Смит-Райт.
Упоминание этой фамилии поразило Уитни. Оливия Смит-Райт была одной из тех очень немногих представителей дворянства, которые соответствовали своему титулу. С почти религиозным рвением она занималась искусством и благотворительностью. Отчасти из-за того – по крайней мере она так говорила, – что Оливия была потомком Марии-Антуанетты. Королевы, красавицы, жертвы. Одни историки утверждали, что Мария-Антуанетта была эгоистичной дурой, другие называли ее жертвой обстоятельств. Уитни бывала на вечерах, которые устраивала леди Смит-Райт, и восхищалась ею.
Мария-Антуанетта и пропавшие французские драгоценности. Страница дневника, написанного в 1793 году. В этом есть смысл. Если Оливия верила, что бумаги подлинные… Уитни вспомнила, как прочитала о ее смерти в «Тайме». Это было страшное убийство. Кровавое и без всяких видимых мотивов. Полиция все еще ведет расследование.
Бутрейн, подумала Уитни. Его уже никогда не смогут привлечь к суду. Он был мертв, как и Уитакер, леди Смит-Райт и молодой официант по имени Хуан. Мотивы скрывались в рюкзаке Дуга. Сколько еще человек расстанется с жизнью ради сокровищ королевы?
Нет, она не должна об этом думать. По крайней мере сейчас. Если она будет об этом думать, то надломится в конце концов сдастся. Отец научил ее многому, и первое самое главное правило заключалось в том, чтобы доводить любое дело до конца. Может быть, здесь есть доля тщеславия, но уж так ее вое питал и. А Уитни всегда гордилась своим воспитанием.
Она должна идти дальше. Она должна помочь Дугу найти сокровища. Потом она решит, что с ними делать.
Дуг поймал себя на том, что оборачивается при малейшем шорохе. Ничего особенно опасного, сказал он себе, в полном соответствии с путеводителем в лесах кипит жизнь. Здесь не проводят сафари, и по лесу не бродят двуногие плотоядные.
Сейчас Димитри наверняка очень раздражен. Дуг уже слышал несколько красочных историй о том, что бывает, когда Димитри раздражен. Ему не хотелось узнавать об этом на своей шкуре.
В утреннем лесу пахло свежестью и сладостью тропических цветов. Огромные деревья с густой кроной закрывали солнце, пылающие лучи которого обжигали их с Уитни все последние дни. Сюда проникали лишь восхитительно мерцающие солнечные лучи. Цветы были повсюду: они расцвечивали яркими красками травяной ковер под ногами, белели, желтели, краснели на деревьях, придавая им сказочный вид. Цветок страсти, подумал Дуг, заметив ярко-фиолетовый цветок. Он вспомнил, как в Антананариву подарил такой же цветок Уитни. С тех пор они бежали не останавливаясь.
Дуг заставил мышцы расслабиться. К черту Димитри! Он далеко отсюда и бегает по кругу. Даже он не сможет выследить их в необитаемом лесу. Конверт был в безопасности, надежно спрятанный в рюкзаке. Прошедшей ночью он спал, на всякий случай привалившись к нему спиной. Сокровища сейчас были близко, как никогда.
– Хорошее место, – решил Дуг, наблюдая за лемурами с лисьими мордами, которые карабкались по стволам деревьев.
– Рада, что тебе нравится, – ответила Уитни. – Может, остановимся и позавтракаем? А то ты слишком спешишь этим утром.
– Да, уже скоро. Давай еще нагуляем аппетит. Уитни почувствовала страшный голод.
– Ты обманешь.
И тут она увидела стаю больших бабочек, их было двадцать, может, тридцать. Их движение напоминало волну – вздымающуюся, опускающуюся, кипящую. Они были самого великолепного, самого ослепительного голубого цвета, какой Уитни когда-либо видела. Когда они пролетали мимо, она почувствовала легкий ветерок, поднявшийся от взмахов крыльев. От ярких красок глазам стало больно.
– О Боже, я готова убить кого-нибудь, лишь бы получить платье такого цвета.
– Отоваримся позже.
Уитни смотрела, как бабочки улетают, то разлетаясь в стороны, то снова собираясь вместе. Чудесное зрелище заставило ее забыть о часах утомительной ходьбы.
– Я бы разделалась с этим таинственным мясом и бананами.
Хотя он тысячу раз твердил себе, что не должен поддаваться этой улыбке и этому движению ресниц, Дуг почувствовал, что слабеет.
– Мы устроим пикник.
– Чудесно!
– Когда пройдем пару километров.
Взяв ее за руку, он продолжал идти по лесу У леса мягкий запах, думал Дуг. Как у женщины. И в лесу, как и у женщины, есть свои тени и прохладные уголки. Но с женщинами надо держать ухо востро. И надо помнить об опасности. Дуг огляделся. Судя по подлеску, здесь давно никто не ходил. Но не нужно никаких тропинок, у него есть компас, а этого достаточно, чтобы добраться до цели.
– Не понимаю, к чему это навязчивое стремление пройти побольше.
– Каждый шаг приближает меня к золотому мешку, дорогая. Когда мы вернемся домой, то сможем устроить себе шикарные квартиры.
– Дуглас! – Покачав головой, Уитни нагнулась и сорвала цветок. Он был бледным, чуть-чуть розоватым и хрупким, как молодая девушка. Но стебель был толстым и грубым. Уитни улыбнулась и приколола его к волосам. – Вещам не следует придавать такого большого значения.
– Конечно, если они у тебя есть. Пожав плечами, она сорвала еще один цветок и поднесла к носу:
– Ты слишком беспокоишься о деньгах.
– Что? – Дуг остановился, изумленно глядя на нее. – Я беспокоюсь? Это я-то беспокоюсь? А кто заносит в свою книжку каждый злосчастный цент? А кто спит, положив бумажник под подушку?
– Это бизнес, – легко сказала Уитни. Она дотронулась до цветка в своих волосах. Нежные лепестки и твердый стебель. – Бизнес – это совсем другое дело.
– Черт возьми! Я еще не видел никого, кто был бы так помешан на деньгах, кто бы так трясся над каждым центом. – Если бы я истекал кровью, то двадцать центов, чтобы вызвать «скорую помощь», – и те ты мне дала бы только в долг.
– Не больше пяти центов, – поправила она – И совершенно не нужно кричать.
– Нет, нужно кричать, чтобы все узнали об этом рэкете.
Оба остановились и нахмурились, услышав звук, напоминавший шум мотора.
– Вода падает на камень, – догадалась Уитни. Когда они вышли на открытое место, она увидела, что была почти права. Вода падала в воду.
С семиметровой высоты в прозрачное озеро низвергался водопад. Вспененная вода по пути вниз озарялась солнцем, затем становилась кристально чистой и приобретала голубой оттенок. Шум водопада говорил о стремительном движении, но вид его создавал впечатление безмятежности. Да, лес похож на женщину, снова подумал Дуг. Очень красивую, сильную и преподносящую сюрпризы. Не догадываясь об этих мыслях, Уитни положила голову ему на плечо.
– Как чудесно! – проговорила она. – Просто восхитительно! Как будто здесь ждали только нас. Дуг сдался и обнял ее:
– Хорошее местечко для пикника. Ну ты разве не рада, что мы не стали торопиться? Она ответила улыбкой.
– Для пикника, – согласилась Уитни, внимательно осматриваясь. – И для купания.
– Купания?
– Да. Чтобы принять замечательную, холодную ванну. – Застав его врасплох, Уитни подарила ему короткий звонкий поцелуй и ринулась к берегу озера. – Я не могу упустить такую возможность, Дуглас. – Она сбросила рюкзак и принялась в нем рыться. – Мысль о том, что можно погрузить свое тело в воду и смыть всю грязь прошедших двух дней, просто сводит меня с ума. – Она достала кусок французского мыла и маленький флакон шампуня.
Дуг взял мыло и поднес его к носу. Запах напоминал запах Уитни – такой же свежий и женственный. Дорогой.
– Поделишься?
– Ладно. И на этот раз бесплатно, поскольку чувствую себя сегодня необыкновенно щедрой.
Дуг внимательно смотрел на нее, возвращая мыло.
– Ты не сможешь купаться одетой. Заметив в его глазах насмешку, Уитни расстегнула верхнюю пуговицу:
– Я не собираюсь оставаться одетой. Она не спеша расстегнула все пуговицы, наблюдая за его взглядом, который опускался все ниже и ниже. Легкий ветерок шевелил края рубашки и щекотал полоску обнаженной кожи.
– От тебя требуется только одно, – мягко сказала Уитни, – отвернуться. – Когда Дуг поднял глаза и улыбнулся, она отвела назад руку:
– Иначе никакого мыла.
– Некоторые стараются испортить другим все удовольствие, – пробормотал он, но тем не менее повернулся к ней спиной.
За считанные секунды Уитни разделась догола и осторожно погрузилась в озеро. Тревожа поверхность воды, она прошла подальше от берега.
– Теперь твоя очередь. – Испытывая удовольствие от простого прикосновения воды к коже, она откинула назад голову. Волосы плавали рядом. – Не забудь про шампунь.
Вода была почти прозрачной, и соблазнительный силуэт ее тела ниже плеч вырисовывался достаточно отчетливо. Вода плескалась вокруг ее грудей. Ноги мягко переступали по дну. Чувствуя, как в нем поднимается смутное, опасное желание. Дуг попытался сосредоточиться на ее лице. Но это не помогало.
Ее лицо, отмытое от легкого, изощренного макияжа, который она наносила каждое утро, светилось улыбкой. Потемневшие от воды волосы обрамляли нежные скулы. Дугу подумалось, что и в восемьдесят лет Уитни останется красавицей.
Сложившаяся ситуация представлялась ему забавной: до сокровищ в миллион долларов было рукой подать, в затылок дышал решительный и очень умный враг, а он, забыв об этом, собрался купаться нагишом с принцессой мороженого.
Стянув через голову рубашку, он взялся за застежку джинсов:
– Может, ты отвернешься, а?
Черт возьми, ей нравится, когда он так ухмыляется. Веселая дерзость и откровенный вызов. Уитни принялась щедро намыливать руку. Только сейчас она поняла, как сильно ей не хватало прикосновения этого прохладного, приятного вещества.
– Хочешь похвастаться, да, Дуглас? На меня не так-то легко произвести впечатление. Он сел, чтобы снять ботинки.
– Оставь мне мою долю мыла – Тогда шевелись быстрее. – Такими же широкими, плавными движениями она принялась намыливать вторую руку. – Боже мой, здесь лучше, чем у Элизабет Арден.
Вздохнув, она легла на спину и подняла под водой одну ногу. Когда он встал и снял джинсы, Уитни внимательно осмотрела его критическим взглядом. Ее лицо выражало полное равнодушие, однако от внимания Уитни не ускользнули стройные ноги, втянутый живот, мускулистые бедра, едва прикрытые узкими, аккуратными трусиками. Телосложением Дуг походил на бегуна. Он и есть бегун, подумала Уитни.
– Достаточно, – помедлив, сказала она. – Оказывается, ты любишь позировать. Мне очень жаль, что я не захватила свой «поляроид».
Нимало не смущаясь. Дуг снял трусы. На мгновение он застыл на краю лагуны, голый и – она вынуждена была это признать – очень волнующий. Подняв маленький пластмассовый флакон шампуня и зажав его в руке, резко нырнул, вынырнув всего в полуметре от нее. То, что Дуг увидел под водой, привело его в восторг и зажгло желание в крови.
– Мыло, – произнес он так же холодно, как и Уитни, и предложил в обмен шампунь.
– Не забудь помыть за ушами, – ядовито сказала она, щедрой рукой налив шампунь себе на ладонь.
– Эй, не забывай, что половина моя.
– Ты ее получишь. Между прочим, у меня больше волос, чем у тебя. – Уитни взбила пену, одновременно перебирая ногами, чтобы удержаться на поверхности.
Он принялся намыливать грудь:
– А у меня больше тела.
Улыбнувшись, Уитни погрузилась в воду, оставив на поверхности хвост мыльной пены там, где плавали ее волосы. Течение сносило их в сторону. Не сопротивляясь, Уитни опустилась глубже и поплыла. Она слышала шум водопада, который все барабанил и барабанил, видела в полуметре под собой поблескивающие камни, ощущала на губах чистую, сладкую воду. Взглянув вверх, она увидела сильное, стройное тело мужчины, своего партнера.
Мысль об опасности, о людях с пистолетами, о преследовании стала казаться абсурдной. Здесь был рай. Уитни никогда не верила, что за ароматными цветами могут скрываться коварный змеи. Вынырнув на поверхность, она засмеялась:
– Как в сказке! Хорошо бы здесь провести уикэнд.
Дуг смотрел, как солнце зажигает искры в ее волосах.
– В следующий раз. Я даже прихвачу особой мыло.
– Да?
Он выглядел привлекательно, и Уитни стала сомневаться в своей стойкости. Она неожиданно для себя поняла, что ей интереснее мужчины, которых нужно немного бояться. Слово «скучный» – единственное слово, которое она считала действительно непристойным, – к нему не относится. «Неожиданный» – вот то слово, которое подходит ему. Уитни показалось, что это слово имеет чувственный оттенок.
Испытывая его, а может быть, и себя, она постепенно приблизилась к Дугу настолько, что их тела оказались в опасной близости.
– Обменяемся, – пробормотала Уитни, не сводя с него взгляда и протягивая флакон.
Пальцы Дуга стиснули скользкий кусок мыла так, что тот едва не выскользнул в воду. Что она затевает, спрашивал себя Дуг. Они были достаточно близко друг к другу, и он понимал, о чем говорят ее глаза. «Может быть», – говорил этот взгляд. Почему бы тебе не уговорить меня? Беда в том, что она не похожа на тех женщин, которых он знал. Он не был уверен, что добьется успеха, если будет действовать по привычной схеме.
Дуг решил поступить по-другому. Чтобы взять роскошную вещь, требуется все тщательно спланировать и много походить вокруг да около. Он представил себе, что эта роскошная вещь – Уитни, а ему надо просто сделать свою работу – своровать. А в этом деле он знает правила, потому что сам их составляет.
– Конечно. – Он разжал руку, но ей пришлось еще приблизиться, чтобы взять скользящее мыло, В ответ Уитни, нервно рассмеявшись, высоко подбросила флакон, отвернувшись при этом назад. Дуг поймал его всего лишь в нескольких сантиметрах над водой.
– Я надеюсь, ты не против легкого запаха жасмина. – Она лениво подняла ногу и начала водить мылом по лодыжке.
– Как-нибудь переживу. – Дуг вылил шампунь прямо на голову, завинтил крышку и бросил флакон на берег. – Ты когда-нибудь была в общественной бане?
– Нет. – Она с любопытством обернулась:
– А ты?
– Я был в Токио пару лет назад. Это любопытно.
– Обычно я предпочитаю, чтобы в моей ванне нас было двое. – Уитни принялась намыливать бедро. – Уютно и не слишком тесно.
– Да уж. – Дуг опустил голову в воду, чтобы прополоскать волосы и заодно остудить голову. Ноги у нее начинались прямо от талии.
– И удобно, – сказала Уитни, когда он появился на поверхности. – Особенно когда нужно, чтобы потерли спину. – Улыбнувшись, она снова протянула ему мыло:
– Ты не возражаешь?
Итак, она предлагает ему свою игру, решил Дуг. Ну что ж, он редко отказывается, если, конечно, у него есть шанс на выигрыш. Взяв мыло, он принялся водить им по ее лопаткам.
– Чудесно, – сказала она после некоторой паузы. Внутри у Уитни все сжалось, и ей было нелегко добиться, чтобы ее голос не дрожал, но она справилась. – Я не ошиблась, когда думала, что у человека твоей профессии должны быть очень ловкие руки.
– Это действительно помогает. Я, наверное, тоже не ошибался, когда думал, что благодаря мороженому твоя кожа выглядит на миллион долларов.
– Это действительно помогает.
Его рука двигалась по спине, потом опустилась ниже, затем снова медленно поднялась. Это было так неожиданно, так чувствительно, что Уитни вздрогнула. Дуг усмехнулся:
– Что, холодно?
Его не обманешь, подумала Уитни.
– Если тебя нет рядом, вода кажется холодной. – После такой опасной шутки она немного отодвинулась. Не все так просто, милочка, подумал Дуг. Он бросил мыло на траву рядом с шампунем и быстрым движением ухватил Уитни за лодыжку.
– В чем дело?
Без особых усилий он принялся подтягивать ее к себе.
– Раз мы играем…
– Я не понимаю, что ты имеешь в виду, – сказала Уитни, но дыхание ее прервалось, когда она почувствовала восставшую мужскую плоть.
– Черта с два ты не понимаешь.
Дугу доставляло наслаждение та неуверенность, то раздражение, которые отражались в ее глазах. Ее тело было стройным и нежным. Дуг обхватил ее ноги своими, и ей пришлось ухватиться руками за его плечи, чтобы не потерять равновесия.
– Осторожнее, Лорд, – предупредила она.
– Всего лишь игры вводе, Уитни. Я всегда был до них большим охотником.
– Когда я захочу поиграть, я скажу тебе об этом. Его руки скользнули вверх и остановились чуть пониже грудей.
– А сейчас не хочешь?
Уитни задала себе тот же вопрос. Ответ нисколько не улучшил ее настроения. Да, она хотела бы заняться с ним любовными играми, но на своих условиях и в подходящее для нее время.
Голос Уитни стал холодным, и такими же холодными, надменными стали глаза.
– Может, ты считаешь, что мы принадлежим одному классу? – Она уже давно обнаружила, что оскорбления, произнесенные холодным тоном, могут стать очень эффективной защитой.
– Нет, но я никогда не обращал особого внимания на кастовые различия. Если ты хочешь поиграть в герцогиню, давай. – Он провел большими пальцами по соскам и заметил, как у нее перехватило дыхание. – Насколько я помню, королевские особы всегда имели склонность принимать в своей постели людей низкого звания.
– У меня нет желания принимать тебя в своей постели.
– Ты меня хочешь.
– Ты себе льстишь.
– Ты врешь.
Злость кипела в Уитни, но ее уравновешивала теплота, разлившаяся по телу.
– Становится холодно, Дуглас. Я хочу выйти из воды.
– Ты хочешь, чтобы я тебя поцеловал.
– Пусть лучше меня поцелует жаба.
Дуг улыбнулся. Она прямо-таки шипела на него.
– От моего поцелуя у тебя не будет бородавок. Мгновенно решившись, он прильнул к ее губам. Уитни замерла. Никогда никто не целовал ее без ее согласия, не попрыгав сначала через обруч, который она держала. Что он, черт возьми, о себе воображает?
Сердце Уитни билось рядом с его сердцем. Пульс ее участился, голова закружилась. Она уже не думала о том, что он о себе воображает.
В порыве страсти, потрясшем их обоих, Уитни впилась губами в его губы. Их языки встретились. Дуг ухватил зубами ее нижнюю губу, обнял за спину, чтобы теснее прижать к себе. Какой сюрприз, подумал он, начиная терять голову. Эта леди полна сюрпризов.
Страсть увлекла их под воду. Слившись в поцелуе, они вновь поднялись наверх. Вода ручьями стекала с обнаженных тел.
В ее жизни никогда не было ничего похожего. Он не просил, а просто брал. Иногда Уитни выбирала себе любовника, подчиняясь внезапному импульсу, иногда – по расчету, но всегда она делала это сама. На сей раз выбора у нее не было. Ощущение беспомощности вызывало у нее приятное возбуждение, подобного которому она никогда не испытывала.
В постели он свел бы ее с ума. Если он сумел так далеко завести ее одним поцелуем… Он сможет сделать с ней что угодно, захочет она этого или нет. И сейчас, когда в плещущейся воде его руки гладили ее, а губы становились все более жадными, она желала все большего и большего.
А потом, подумала Уитни, он пошлет ей прощальный привет, дерзко улыбнется и растворится в ночи. Вор всегда останется вором, крадет ли он золото или женскую душу. Может быть, судьба заставила ее выбрать такое начало, но она должна не уступать как можно дольше, чтобы конец был таким, каким ей нужно.
Уитни отбросила сожаления. Страданий нужно избежать любой ценой. Даже ценой удовольствия.
Уитни обмякла, как бы полностью сдавшись. Затем быстро подняла руки на плечи Дуга и резко оттолкнулась.
Дуг ушел под воду, не успев даже глотнуть воздуха.
Когда он вынырнул, Уитни уже была на берегу:
– Игра окончена, Дуг. Я выиграла. – Она подняла блузку и натянула на себя, не дожидаясь, пока тело высохнет.
Ярость. Раньше он считал, что точно знает, какое это чувство. Женщины. Раньше он думал, что знает, на какие кнопки нажимать, чтобы управлять ими. Теперь Дуг обнаружил, что ему еще многому надо учиться. Когда он подплыл к берегу и выбрался из воды, Уитни уже надевала брюки.
– Прекрасный отвлекающий маневр, – сказала она, испытывая облегчение оттого, что успела одеться. – Я думаю, что теперь неплохо бы организовать обещанный пикник. Я умираю от голода.
– Леди… – Не отрывая от нее взгляда. Дуг поднял свои джинсы. – У меня на уме совсем не пикник.
– В самом деле? – Вновь почувствовав себя уверенно, Уитни протянула руку к рюкзаку, достала щетку и стала не спеша расчесывать волосы. Вода стекала каплями, похожими на самоцветы. – Ты выглядишь так, как будто готов съесть меня заживо. Ты этим взглядом пугаешь бедных старых леди, чтобы отобрать их кошельки?
– Я вор, а не грабитель. – Он застегнул джинсы, убрал с глаз влажные волосы и приблизился к Уитни. – Но в твоем случае я готов сделать исключение.
– Не делай ничего, о чем потом будешь жалеть, – тихо попросила она. Дуг скрипнул зубами:
– Я буду с наслаждением вспоминать каждую минуту. – Он схватил ее за плечи. Уитни пристально посмотрела на него.
– Просто у тебя нет склонности к насилию, – сказала она. – Но… – Ее кулак быстро и сильно ударил его в живот. Дуг согнулся пополам, хватая ртом воздух. – ...у меня она есть. – Уитни бросила щетку в рюкзак, надеясь, что Дуг не в состоянии заметить, как трясутся ее руки.
– Это была последняя капля. – Держась за живот, он посмотрел на нее таким взглядом, от которого и у Димитри, наверное, появилось бы желание отступить и задуматься.
– Дуглас… – Уитни подняла руку, как сделала бы при виде злобной собаки. – Сделай несколько глубоких вздохов. Сосчитай до десяти. – Что еще делают в таких случаях, с отчаянием подумала она. – Побегай на месте, – рискнула добавить Уитни. – Не теряй головы.
– Я в полном порядке, – сквозь зубы сказал Дуг, подходя ближе. – Сейчас ты в этом убедишься.
– Когда-нибудь в другой раз. Давай выпьем немного вина. Мы можем… – Он схватил ее за горло. – Дуг! – сдавленно прохрипела Уитни.
– Теперь… – начален и взглянул вверх, услышав гул двигателя. – Сукины дети!
Он не мог ошибиться – это был вертолет. Он завис почти прямо над головой, а они были на открытом пространстве. Совершенно открытом, в приступе ярости подумал Дуг. Отпустив Уитни, он начал хватать снаряжение.
– Шевели задницей. Пикник закончен.
– Если ты еще раз скажешь, чтобы я шевелила задницей…
– Давай, давай! – Он сунул ей рюкзак, поднимая с земли второй. – А теперь пусть эти красивые длинные ноги бегут побыстрей, детка. У нас совсем немного времени. – Дуг схватил ее за руку и побежал к деревьям. Волосы Уитни развевались по ветру.
Наверху в маленькой кабине вертолета Ремо опустил бинокль. В первый раз за последнее время на его губах появилась улыбка. Он лениво погладил шрам, уродовавший его щеку.
– Мы их засекли. Передай это по радио мистеру Димитри.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горячий лед - Робертс Нора



Шикарная
Горячий лед - Робертс НораМарианна
19.07.2014, 21.12





Очень понравилось
Горячий лед - Робертс Нораольга
21.07.2014, 23.12





Очень, очень понравилось 10 из 10
Горячий лед - Робертс Норамарго
23.07.2014, 11.42





Великолепная книга!
Горячий лед - Робертс Норамария
20.08.2015, 15.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100