Читать онлайн Горячий лед, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горячий лед - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горячий лед - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горячий лед - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Горячий лед

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Что-то защекотало ее пальцы Цепляясь за сон, Уитни ленивым движением встряхнула рукой и зевнула.
Уитни всегда подчиняла свои действия своим желаниям Если ей так хотелось, она могла спать до полудня или встать на рассвете. Она могла работать восемнадцать часов в сутки или столько же спать.
Пока Уитни ничего не интересовало, кроме неясного, но скорее приятного сна, который она видела. Почувствовав, как к руке что-то опять мягко прикоснулось, она вздохнула, немного раздраженная, и открыла глаза.
Наверняка это был самый большой и самый толстый паук из всех, что ей доводилось видеть Огромное, черное, волосатое чудовище не спеша ползло по ее руке, перебирая кривыми лапами Рука Уитни находилась всего в нескольких сантиметрах от ее лица Она завороженно смотрела, как паук, лениво передвигаясь поперек пальцев прямо перед ее лицом, угрожающе рос в ее поле зрения. Какое-то время, ничего не соображая после сна, она в тусклом свете костра молча смотрела на него.
Пришедшее понимание обстановки было ясным, а реакция была очень громкой. Издав отчаянный визг, Уитни стряхнула паука с руки, отбросив его на несколько метров. Он со стуком приземлился в дальнем конце пещеры, затем, шатаясь, как пьяный, пополз прочь.
Уитни не испугалась паука. Она даже и не подумала, что он может оказаться ядовитым. Просто он был безобразным, а она очень не любила все безобразное.
Вздохнув, она села и принялась разбирать пальцами волосы. Ну допустим, когда спишь в пещере, то можешь ожидать визита таких отвратительных соседей. Но почему он навестил ее, а не Дуга? Решив, что нет никаких причин, по каким Дуг должен спать, если ее так грубо разбудили, Уитни повернулась с твердым намерением толкнуть его как следует.
Он исчез – вместе со своим спальным мешком.
С беспокойством, но пока еще без паники, она огляделась по сторонам. Пещера была пуста, причем сталагмиты и сталактиты, о которых говорил Дуг, создавали впечатление покинутого и полуразрушенного замка. 0
Костра, на котором они готовили пищу, осталась только горсть тлеющих угольков. Пахло фруктами – некоторые из них уже перезрели. Рюкзака Дуга, как и спального мешка, не было.
Подонок. Грязный подонок. Он сбежал вместе с бумагами, оставив ее в проклятой пещере с парой плодов, кульком риса и пауком размером с тарелку.
Слишком злая, чтобы особенно раздумывать, Уитни бросилась к, выходу, и стала протискиваться через туннель. Она начала задыхаться, но все равно упрямо лезла вперед. К черту всякие фобии, приказала она себе. Никто не сможет ее перехитрить и смыться. Чтобы поймать его, она должна вылезти из пещеры. А когда она его поймает…
Уитни увидела выход из пещеры и сосредоточилась на нем и на чувстве мести. Дрожа и задыхаясь, она вытащила себя на солнечный свет. С трудом поднявшись, она собрала весь воздух, какой был в легких, и закричала:
– Лорд! Сукин сын. Лорд!
Ее крик зазвенел в воздухе и отразившись от камней, вернулся к ней – вполовину слабее и вдвое злее. Уитни беспомощно огляделась. Красные холмы и скалы. Как она сможет узнать, куда он ушел?
На север. На проклятый север. У него есть компас, и у него есть карта. Скрипнув зубами, Уитни снова закричала:
– Лорд, подонок, ты не уйдешь с этим!
– С чем?
Она резко повернулась и едва не столкнулась с ним.
– Где ты был, черт возьми? – спросила Уитни. С чувством облегчения и гнева она схватила его за рубашку и встряхнула. – Куда, черт возьми, ты ходил?
– Полегче, дорогая. – Он по-приятельски похлопал ее по заду. – Если бы я знал, что ты захочешь меня потрогать, я бы вернулся быстрее.
– Разве что за горло. – Встряхнув еще раз, она его отпустила.
– Надо же с чего-то начинать? – Дуг поставил свой рюкзак около входа в пещеру. – Ты думаешь, я собираюсь от тебя сбежать?
– При первой же возможности.
Он вынужден был согласиться, что она угадала. Эта идея не раз приходила ему в голову, однако сегодня утром после недолгих размышлений Дуг понял, что не сможет оставить ее в пещере, да еще неизвестно где. Тем не менее такая возможность по-прежнему сохранялась.
Чтобы разубедить ее, он пустил в ход все свое обаяние:
– Уитни, мы же партнеры. И… – Он поднял руку и провел пальцем по ее щеке. – Ты ведь женщина. Кем бы я был, если бы оставил тебя одну в таком месте, как это?
Она встретила его обаятельный взгляд своим, полным очарования.
– Тем, кто продаст шкуру собственной собаки, если цена будет подходящей. Ну, так где ты был?
Он бы не стал продавать шкуру, но в случае необходимости мог бы заложить живую собаку.
– Ты тяжелый человек, Уитни. Послушай, ты спала всю ночь как ребенок. – А он в это время метался без сна, ворочался, фантазировал, но когда-нибудь придет час расплаты. – Я решил провести небольшую разведку местности и не стал тебя будить.
Она испустила долгий вздох. Это было резонно, к тому же он вернулся.
– В следующий раз, когда захочешь поиграть в разведчиков, разбуди меня.
– Как скажешь.
Увидев над головой птицу, Уитни некоторое время наблюдала за ней, пока не успокоилась. Небо было чистое, воздух тоже был чистым и прохладным. Жара начнется через несколько часов. Стояла такая тишина, какую Уитни слышала всего несколько раз в жизни. Эта тишина успокаивала.
– Ну раз ты ходил на разведку, то как насчет рапорта?
– Внизу, в деревне, все тихо. – Дуг достал сигарету, которую Уитни тут же взяла у него из рук. Вытащив другую, он прикурил обе. – Я не подходил к деревне настолько близко, чтобы разглядеть подробности, но похоже на то, что дела идут обычным порядком. Мне кажется, если все спокойны и счастливы, то это самое подходящее время, чтобы нанести визит.
Уитни посмотрела на свой испачканный купальник:
– В таком виде?
– Я уже говорил тебе, что это штука красивая. – «И очень привлекательная, – заметил он про себя, – когда одна лямка спущена с плеча». – Но наверное, в деревне есть салон красоты и бутик.
– Ты можешь отправляться и в таком виде. – Уитни задумчиво посмотрела на него сначала сверху вниз, потом снизу вверх. – Почему-то я уверена, что ты именно так и сделаешь. Но я намерена сначала помыться и переодеться.
– Давай, прихорашивайся. Возможно, воды хватит, чтобы смыть с твоего лица часть грязи.
Он усмехнулся, когда она машинально дотронулась до своей щеки.
– Где твой рюкзак?
– Он там. – Уитни обернулась к входу в пещеру. Когда она еще раз посмотрела на Дуга, взгляд ее был вызывающим, а голос твердым:
– Я не собираюсь туда возвращаться.
– Ладно, я вытащу твое снаряжение. Но не думай, что сможешь прихорашиваться все утро. Мы не можем терять времени.
Уитни только приподняла бровь.
– Я никогда не прихорашиваюсь, – мягко сказала она. – В этом нет необходимости.
Проворчав что-то невнятное, Дуг скрылся в темноте. Покусывая губу, она бросила взгляд в сторону пещеры, затем посмотрела на его рюкзак, стоявший рядом с входом. У нее может не быть другого шанса. Не колеблясь, Уитни присела и принялась рыться в рюкзаке.
Она наткнулась на кухонные принадлежности, затем на его одежду. Обнаружив довольно элегантную мужскую щетку, Уитни на ми г задержалась. Где он это взял, гадала она. Уитни помнила все его вещи, вплоть до шорт, потому что за все платила она. Ловкость рук, решила она, и бросила щетку назад.
Найдя конверт, она осторожно его вытащила. Должно быть, это то, что нужно. Уитни снова взглянула в сторону пещеры, затем быстро достала запечатанный в пластик тонкий, пожелтевший листок и стала бегло его просматривать. Текст был написан по-французски аккуратным женским почерком. Письмо, подумала Уитни. Нет, часть дневники; И дата – Боже мой! Глаза ее широко раскрылись от удивления. Пятнадцатое сентября 1793 года – вот что было написано выцветшими ровными буквами.
Уитни стояла в лучах солнечного света на изъеденной дождями и ветрами скале и держала в руках часть истории.
Уитни просмотрела текст заново, улавливая фразы, в которых были страх, беспокойство, надежда. Она была больше чем уверена, что это написала молодая девушка – из-за ссылок на маму и папу. Молодая аристократка, испуганная и сбитая с толку тем, что происходит с ней и с ее семьей, думала Уитни. Представляет ли себе Дуг, что он носит в рюкзаке?
Сейчас спокойно это прочесть не удастся: А потом…
Уитни снова тщательно уложила вещи в рюкзаке и положила его около входа в пещеру. Размышляя, она похлопала конвертом по раскрытой ладони. Было бы очень здорово побить Дуга его собственным оружием, подумала она, и тут услышала, что он возвращается.
Держа конверт в одной руке, Уитни быстро оглядела себя, с озадаченным видом проведя другой рукой по телу, от груди к талии. Где, черт возьми, ей это спрятать? У Маты Хари по крайней мере был, саронг. Уитни стала лихорадочно засовывать конверт в лифчик, но поняла абсурдность этой затеи. С таким же успехом можно прикрепить его себе на лоб, Когда осталось всего несколько секунд до появления Дуга, она засунула конверт сзади в купальник, предоставив все воле случая.
– Ваш багаж, мисс Макаллистер.
– Чаевые получите позже.
– Все так говорят.
– Хорошо делать свое дело – это само по себе награда. – Она одарила его довольной улыбкой. Дуг ответил ей тем же. Уитни забрала у него рюкзак, и тут ей в голову внезапно пришла одна мысль. Если она смогла так легко украсть конверт, тогда он… Открыв рюкзак, она принялась искать бумажник.
– Пора идти, дорогая. Мы опаздываем на утренний прием. – Он уже собирался взять ее под руку, когда Уитни ударила его рюкзаком в живот. Шипение воздуха, выходящего из его легких, доставило ей огромное удовольствие. – Мой бумажник, Дуглас. – Раскрыв его, она обнаружила, что Дуг оставил ей двадцатку, это было достаточно щедро с его стороны. – Кажется, ты запустил сюда свои загребущие пальцы.
– Они находят и хранят, партнер. – Хотя Дуг и надеялся, что она не разоблачит его так быстро, он лишь пожал плечами. – Не беспокойся, я буду выдавать тебе карманные деньги.
– В самом деле?
– Ты можешь считать меня традиционалистом. – Довольный новой ситуацией. Дуг начал пристраивать рюкзак на спине. – Я всегда думал, что деньгами должен распоряжаться мужчина.
– Я могу назвать тебя идиотом.
– Как хочешь, но теперь деньги в моем распоряжении.
– Прекрасно. – Уитни сладко улыбнулась, что сразу же вызвало у него подозрение. – А конверт в моем.
– И не думай об этом. – Он снова отдал ей рюкзак. – А теперь будь хорошей девочкой и иди переоденься.
Ярость бушевала в ее глазах. Скверные слова готовы были слететь с ее языка. Бывает время, когда можно дать волю гневу, вспомнила Уитни еще одно правило своего отца, а бывает время, когда нужна холодная голова.
– Я сказала, что конверт у меня.
– А я сказал… – Дуг остановился, увидев выражение ее лица. У женщины, которую только что обвели вокруг пальца, не может быть такой самодовольной физиономии. Дуг посмотрел на свой рюкзак. Не могла она этого сделать. Потом снова посмотрел на нее. Еще как могла!
Бросив на землю свой рюкзак, он заглянул в него. Все сразу стало ясно.
– Ладно, где он?
Стоя на солнце, Уитни подняла руки ладонями кверху. Короткий купальник четко обрисовывал ее фигуру.
– По-моему, нет необходимости меня обыскивать. Дуг прищурился. Взглядом он все равно будет ее обшаривать.
– Отдай конверт, Уитни, или через пять секунд ты будешь совершенно голой.
– А ты будешь с разбитым носом.
Они смотрели друг на друга, полные решимости стоять насмерть. И у обоих не было другого выхода – только ничья.
– Конверт, – снова сказал Дуг, пытаясь в последний раз продемонстрировать мужскую силу и превосходство.
– Деньги, – ответила Уитни, полагаясь на выдержку и женское коварство.
Ругаясь, Дуг залез в задний карман джинсов и вытащил пачку банкнот. Когда она протянула руку, он отвел деньги в сторону, чтобы они были вне ее досягаемости.
– Конверт, – повторил он.
Уитни внимательно посмотрела на него. У него очень прямой взгляд, решила она. Очень открытый, очень честный. И он обманет не моргнув глазом. Но все же в некоторых случаях она может на него положиться.
– Дай слово, – потребовала она.
Его слово чего-то стоило только тогда, когда он этого хотел. Для нее, решил Дуг, это будет уже слишком.
– Даю.
Кивнув, Уитни протянула руку за спину, но конверт опустился слишком глубоко, и она не смогла бы его достать сама.
– Есть множество причин, по которым я не хочу поворачиваться к тебе спиной. Но… – Пожав плечами, она поступила именно так. – Ты должен достать конверт сам.
Он ощупал взглядом стройную спину, плавные изгибы бедер. Ее не так уж и много, но то, что есть, – превосходно. Дуг не спеша засунул руку под купальник и начал продвигаться вниз.
– Просто достань конверт, Дуглас. Никаких отклонений от маршрута. – Глядя прямо перед собой, Уитни сложила руки на груди. Прикосновения его пальцев возбуждали в ней каждый нерв. Она не ожидала, что такая малость может на нее подействовать.
– Похоже, что конверт опустился очень низко, – пробормотал Дуг. – Мне потребуется некоторое время, чтобы до него добраться. – Сейчас ему представлялось, что он может вытащить ее из купальника не больше чем за пять секунд. Что она тогда сделает? Она будет лежать под ним прежде, чем успеет раскрыть рот. И он получит то, о чем мечтал прошедшей ночью.
Но тогда, думал Дуг, нащупав край конверта, она сможет получить над ним власть, а этого нельзя допускать. Приоритеты, напомнил он себе, прикасаясь к шершавому материалу конверта и к нежной коже. Главное – не забывать о приоритетах.
Ей пришлось собрать всю свою волю, чтобы остаться спокойной.
– Дуглас, у тебя две секунды, чтобы выбраться оттуда, иначе ты не сможешь больше пользоваться своей правой рукой.
– Ты какая-то нервная. – По крайней мере он теперь знает, что Уитни пришла в такое же смятение, как он. От него не ускользнуло, что она слегка дрожала, а голос охрип. Зажав конверт между большим и указательным пальцами. Дуг вытащил его наружу.
Уитни быстро повернулась, протянув руку. У него была карта, у него были деньги. Он был полностью одет, она – почти голая. И очень сомнительно, что она сможет найти в деревне транспорт, чтобы добраться до столицы. Если он собирается послать ее к черту, то лучшего момента для этого не найти.
Взгляд Дуга был спокойным и прямым. Он понимал, что она буквально читает его мысли.
Поколебавшись, Дуг все же решил, что на этот раз его слово имеет силу, и сунул деньги ей в руку.
– Честное слово вора… – начал Дуг.
– ..это миф, – закончила Уитни Был миг, всего лишь один миг, когда она не была уверена, что он сдержит обещание. Подняв рюкзак и флягу, она направилась к сосне. Все же какое-то укрытие. Хотя в данный момент Уитни предпочла бы стальную стену с тяжелым засовом. – Тебе стоит подумать о бритье, Дуг, – крикнула она. – Мне очень не нравится, когда мой эскорт выглядит небрежно.
Дуг провел рукой по подбородку и поклялся несколько недель не бриться.


Уитни давно обнаружила, что когда цель видна, то идти легче.
В детстве одно незабываемое лето она проводила с родителями в поместье на Лонг-Айленде. Тогда ее отец был одержим идеей, что утренний моцион необычайно полезен для здоровья. Каждое утро, если она не успевала ускользнуть, ей приходилось отправляться с ним на прогулку. Уитни часто вспоминала, как она стремилась не отстать от мужчины на двадцать пять лет ее старше и как увеличивались ее силы, когда они приближались к величественному фасаду дома. Увидев его, она пускалась вприпрыжку, зная, что конец тяжелого пути близок.
Сейчас целью стала всего лишь кучка строений рядом с ярко-зелеными полями и текущей на запад коричневой речкой. После дневного марша и ночи, проведенной в пещере, эта речка казалась Уитни такой же полноводной, как Нью-Рошель.
Вдали на рисовых чеках работали мужчины и женщины. Леса были принесены в жертву полям. Малагасийцы, очень практичный народ, прилежно трудились, чтобы оправдать эту жертву. Уитни помнила, что, по всеобщему мнению, островитяне должны быть ленивы и беспечны, но, глядя на них, она сомневалась, что многие из них вообще когда-нибудь отдыхали.
Буйволы со скучающим видом, помахивая хвостами, топтались на поле, обрушивая зерно. Уитни заметила обшарпанный джип, который вместо колес стоял на камнях. Откуда-то доносился монотонный звон металла о металл.
Женщины, одетые в тусклую повседневную одежду, развешивали на веревке яркие, цветастые рубашки. Мужчины в широких штанах мотыжили узкий длинный сад. Некоторые во время работы пели, но песни звучали не столько весело, сколько как-то величественно.
При приближении гостей деревенские повернули головы в их сторону, и работа замерла. Никто не вышел вперед, только тощая собака принялась бегать вокруг них кругами, подняв лай.
Не важно, была ли она на Востоке или на Западе, но Уитни всегда могла заметить во взгляде людей любопытство или подозрение. Какая жалость, что она не взяла с собой ничего более симпатичного, чем свободная рубашка и облегающие брюки. Она оценивающе посмотрела на Дуга. Небритые щеки, всклокоченные волосы придавали ему такой вид, будто он только что пришел с вечеринки, которая вдобавок очень сильно затянулась.
Когда они подошли поближе, Уитни увидела детей, самые маленькие из них были привязаны к спинам своих матерей и отцов. В воздухе стоял запах навоза и стряпни. Спускаясь с холма вместе с Дугом, который уткнулся в свои путеводитель, Уитни почувствовала спазму в желудке от голода.
– Разве обязательно этим заниматься сейчас? – спросила она. Он только хмыкнул в ответ, Уитни вытаращила глаза. – Я удивляюсь, что ты не захватил с собой крошечный пальцевый фонарик, чтобы читать в постели.
– Мы непременно такой купим. Племя мерина азиатского происхождения и относится на острове к высшему слою. Имей это в виду.
– Конечно.
Не обращая внимания на иронию в ее голосе. Дуг продолжал читать вслух:
– У них существует кастовая система, то есть существуют знать и средний класс.
– Очень разумно.
Когда он взглянул на нее поверх книги, Уитни только улыбнулась.
– Да уж, разумно, – ответил Дуг. – Касты запрещены законом, но они не особенно обращают на это внимание.
– Если пытаться законодательно регулировать мораль, из этого вряд ли что-нибудь получится.
Не желая ввязываться в дискуссию. Дуг поднял голову и прищурился. Жители деревни собрались вместе, но было непохоже, что они готовят им торжественную встречу. Если верить тому, что он прочитал, все двадцать племен и групп малагасийцев уже много лет назад упаковали свои копья и луки. И тем не менее…сейчас на них смотрел и десятки неприветливых глаз. Им с Уитни придется принимать без промедления решение, как действовать.
– Как, ты думаешь, они встречают незваных гостей? – Волнуясь больше, чем хотела бы признать, Уитни взяла его под руку.
Ему приходилось являться без приглашения в такое множество мест, что и не сосчитать.
– Мы их очаруем. Обычно это срабатывает.
– Ты думаешь, тебе это удастся? – спросила она, шагая за ним на ровную площадку у подножия холма.
Хотя Уитни чувствовала себя неважно, она продолжала идти вперед, независимо расправив плечи. В толпе поднялся гул, затем она расступилась, давая дорогу высокому, под два метра ростом, человеку с худощавым лицом, одетому в широкое черное одеяние поверх накрахмаленной белой рубашки. Это мог быть вождь, священник, полководец. Только взглянув на него, Уитни поняла, что он здесь играет важную роль и что он недоволен вторжением.
Забыв о гордости, Уитни сделала шаг назад, гак что Дуг оказался перед ней.
– Вот и очаровывай его, – с вызовом пробормотала она.
Глядя на высокого черного человека и стоящую за ним толпу, Дуг прокашлялся.
– Нет проблем. – Он пустил в ход свою лучшую улыбку. – Доброе утро. Как дела?
Высокий мужчина с царственным видом наклонил голову, выражая неодобрение и равнодушие. Низким, рокочущим басом он обрушил на них поток малагасийских слов.
– Мы не очень хорошо знаем ваш язык, мистер… – По-прежнему улыбаясь. Дуг протянул ему руку. На нее внимательно посмотрели и проигнорировали. Со все еще застывшей на лице улыбкой Дуг взял Уитни за локоть и подтолкнул вперед:
– Попробуй по-французски.
– Но твое обаяние так хорошо действует.
– Сейчас не время упрямиться, милая.
– Ты же говорил, что они дружественно настроены.
– Возможно, он не читал путеводитель. Уитни посмотрела на возвышавшееся над ней лицо, которое, казалось, было высечено из камня. Может быть. Дуг и прав. Она улыбнулась и произнесла обычное французское приветствие.
Мужчина в черном пристально смотрел на нее десять долгих секунд, затем ответил. Уитни едва не засмеялась от облегчения.
– Ладно, хорошо. Теперь извиняйся, – приказал Дуг.
– За что?
– За вторжение, – процедил он сквозь зубы, сжимая ее локоть. – Скажи ему, что мы идем в Таматаве, но сбились с пути и наши припасы на исходе. И продолжай улыбаться.
– Это здорово, когда ты улыбаешься, как мой ид йот братец.
Он выругался, но вполголоса, по-прежнему кривя губы в улыбке.
– Выгляди беспомощной, как будто пытаешься залатать на обочине спущенную шину.
Она повернула голову, приподняв брови и холодно глядя на него:
– Прошу прощения?
– Делай, что тебе говорят, Уитни. Ради Христа.
– Я скажу ему, – сказала Уитни, величественно фыркнув. – Но я не собираюсь выглядеть беспомощной. – Когда она повернулась, на ее лице опять сияла приятная улыбка. – Мы очень извиняемся за вторжение в вашу деревню, – начала она по-французски. – Но мы направляемся в Таматаве, и мой спутник… – она жестом указала на Дуга и пожала плечами, – сбился с пути. У нас очень мало пищи и воды.
– Таматаве находится далеко на востоке. Вы идете пешком?
– К несчастью, да.
Человек в черном снова принялся хладнокровно, не спеша рассматривать пришедших. Гостеприимство является частью образа жизни малагасийцев, их культуры. Тем не менее оно распространяется не на всех. В глазах чужеземцев он заметил волнение, но не увидел злого умысла. Выждав несколько секунд, он поклонился:
– Мы рады гостям. Разделите с нами пищу и воду. Меня зовут Луи Рабемананьяра.
– Здравствуйте. – Уитни протянула ему руку, и на этот раз он ее пожал. – Я Уитни Макаллистер, а это Дуглас Лорд.
Луи повернулся к толпе и объявил, что в деревне будут гости.
– Моя дочь Мари.
Вперед вышла маленькая молодая женщина с черными глазами и кожей цвета кофе. Посмотрев на ее сложную прическу, состоящую из множества кос, Уитни не могла сказать, сможет ли ее собственный парикмахер воспроизвести это сооружение.
– Мари позаботится о вас. Когда вы отдохнете, вы разделите с нами пищу. – С этими словами Луи отступил в толпу.
Коротко оглядев рубашку и брюки Уитни, Мари опустила глаза. Отец никогда не позволит ей носить такую открытую одежду.
– Добро пожаловать. Пойдемте, я покажу вам, где можно умыться.
– Спасибо, Мари.
Они двинулись через толпу вслед за Мари Какой-то ребенок показал пальцем на волосы Уитни и что-то возбужденно залепетал Мать зашикала на него и оттащила в сторону Одного слова Луи было достаточно, чтобы все отправились на работу еще до того, как Мари привела гостей к небольшому деревянному дому Покатая крыша была покрыта тростником Некоторые доски обшивки стен отстали и погнулись. Окна, отражая натиск тепла и света, поблескивали. У двери лежала квадратная плетеная циновка, выгоревшая почти добела. Открыв дверь. Мари отступила в сторону, приглашая гостей войти.
Внутри все сияло чистотой, все блестело. Мебель была простри и грубой, но на каждом кресле лежали яркие подушки. Похожие на маргаритки желтые цветы стояли в глиняном кувшине на подоконнике.
– Вот вода и мыло. – Мари провела их дальше в дом, где температура, казалось, была градусов на десять ниже Из маленькой кладовой она достала деревянные лохани, кувшины с водой и куски коричневого мыла. – Скоро, в полдень, у нас будет обед. Вы наши гости. Еды будет много. – Она в первый раз улыбнулась. – Мы готовимся к Фадамихане.
Не успела Уитни поблагодарить Мари, как Дуг дотронулся до ее руки. Он не понимал по-французски, но одно слово, сказанное Мари, прозвучало в его ушах как колокольный звон.
– Скажи ей, что мы тоже чтим их предков.
– Что?
– Просто скажи.
Уитни так и поступила, в душе посмеиваясь над ним, и была вознаграждена ослепительной улыбкой Мари.
– Все, что у нас, ваше, – ответила Мари и оставила их одних.
– О чем идет речь?
– Она что-то сказала насчет Фадамиханы.
– Да, что бы это ни было, они к ней готовятся.
– Это праздник мертвых.
Уитни перестала разглядывать кувшин и повернулась к нему:
– Не поняла?
– Это старинный обычай. Религия малагасийцев включает в себя поклонение предкам. Когда кто-то умирает, его всегда хоронят в могилах предков. Раз в несколько лет мертвых извлекают из могил и устраивают для них вечеринку.
– Извлекают из могил? – Уитни переполнило отвращение. – Это омерзительно.
– Это часть их религии, знак уважения к мертвым.
– Не хотела бы, чтобы кто-то таким образом оказывал мне уважение, – начала Уитни, но любопытство взяло верх. – И что же они при этом делают? – нахмурившись, спросила она Дуга, лившего воду в лохань.
– Мертвым отводят почетное место на церемонии. Их одевают в свежее белье, поят пальмовым вином и сообщают последние новости. – Он погрузил обе руки в лохань и брызнул водой себе в лицо. – Как я догадываюсь, таким образом они отдают дань прошлому. Отдают дань уважения предкам. Поклонение предкам – это основа малагасийской религии. На празднике много музыки. Люди танцуют, пьют вино. В общем, веселятся: и живые, и мертвые.
Значит, мертвых не оплакивают, размышляла Уитни. Их развлекают. Праздник в честь смерти или, точнее, в честь связи между жизнью и смертью. Внезапно она почувствовала, что понимает смысл церемонии, и ее отношение к ней изменилось.
Уитни взяла мыло, которое ей протянул Дуг, и улыбнулась ему:
– Это прекрасно, не правда ли? Он взял маленькое простое полотенце и вытер им лицо.
– Прекрасно?
– Да. Они не забывают человека после смерти. Ты возвращаешься, сидишь на празднике в первом ряду, слушаешь все городские новости, пьешь вино. В смерти очень плохо то, что оказываешься в стороне от всего веселого.
– Самое худшее в смерти то, что ты умираешь, – возразил Дуг.
– Ты понимаешь все слишком буквально. Я думаю, может, легче встретить смерть, когда знаешь, что впереди у тебя что-то есть.
Дуг никогда не считал, что смерть можно чем-то облегчить. Просто случается так, что ты умираешь и больше не будешь играть с жизнью. Дуг покачал головой, уронив полотенце:
– Ты интересная женщина, Уитни.
– Конечно. – Смеясь, она понюхала мыло. Оно пахло восковыми цветами. – И голодная. Давай посмотрим, что там в меню.
Когда Мари вернулась, на ней была разноцветная юбка до пят. На улице обитатели деревни деловито устанавливали на большом столе еду и напитки. Уитни, рассчитывавшая на несколько горстей риса и фляжку свежей воды, снова обратилась к Мари со словами благодарности.
– Вы гости нашей деревни. – Серьезная и торжественная, Мари опустила глаза. – По традиции, унаследованной нами от предков, мы отмечаем ваш визит. Мой отец послал меня пригласить вас на праздник, который мы устраиваем в вашу честь.
– Я знаю только, что мы голодны, – сказала Уитни Дугу и продолжила по-французски, дотронувшись до руки Мари:
– И очень благодарны.
Уитни принялась уплетать все подряд. Хотя на столе не было ни одного знакомого блюда, кроме риса и фруктов, это ее не смущало. В воздухе витали пряные и экзотические запахи. Мясо было приготовлено не на электрической плите, а под открытым небом и в каменных печах. Это выло замечательно. Уитни поглощала крепкое пальмовое вино бокал за бокалом.
Заиграла музыка – барабаны и примитивные духовые и струнные инструменты. Кажется, поля один день могут подождать. Гости были редкостью в этом далеком, глухом углу, и, если они приходились ко двору, их появление становилось праздником для всей деревни.
Уже испытывая легкое головокружение от выпитого вина, Уитни пустилась в пляс вместе с деревенскими мужчинами и женщинами.
Они приняли ее в свой круг, улыбаясь и кивая, когда она попыталась подражать их движениям. Ритм музыки ускорился, и некоторые мужчины начали подпрыгивать и кружиться. Уитни откинула назад голову и засмеялась. Она вспомнила прокуренные, переполненные нью-йоркские клубы. Электрическая музыка, электрические огни. Там каждый старается затмить другого. Она подумала о тех лощеных, любующихся собой мужчинах, которые были – или старались быть – ее партнерами. Никто из них не выдерживал сравнения с мужчинами племени мерина. Она вертелась в танце до тех пор, пока голова у нее не закружилась. Обернувшись к Дугу, она потребовала:
– Потанцуй Сумной.
Лицо ее покраснело, глаза сверкали. Тело было горячим и до невозможности нежным. Смеясь, Дуг покачал головой:
– Я пас. У тебя хорошо получается за нас двоих.
– Надо поступать, как все. – Уитни ткнула пальцем ему в грудь:
– Если ты не будешь танцевать, мерина могут подумать, что ты их не уважаешь. – Она схватила его за руку и потянула за собой. – Все, что тебе нужно делать, – это переставлять ноги.
Руки Дуга скользнули на ее бедра, чтобы уловить ритм.
– Только переставлять ноги? Наклонив голову, Уитни из-под ресниц бросила на него лукавый взгляд:
– Если ты ничего больше не можешь… – Она слегка вскрикнула, когда Дуг рывком втащил ее в круг танцующих.
– Просто старайся удержаться за мной, детка. – Он обнял одной рукой ее талию, а другую вытянул, вперед, взяв ее за руку. На мгновение он застыл в этой драматической позе, затем плавно двинулся по кругу. Он и разошлись повернулись и снова сошлись вместе.
– Черт возьми, Дуглас, я думаю, что в конце концов ты неплохой парень.
Они кружились, поворачивались, снова кружились, снова поворачивались. Их танец понравился мерина, которые с удовольствием наблюдали за ними. Наконец они повернулись так, что их лица оказались рядом, тела соприкоснулись.
Сердце Уитни учащенно билось – как от удовольствия подурачиться, так вот, постоянных прикосновений его тела. Дыхание Дуга было горячим. Его глаза, такие необычные и ясные, смотрели прямо в ее глаза. Уитни никогда не задумывалась о том, как Дуг силен, но теперь, плотно прижавшись, она чувствовала, как ходят мышцы на его спине и плечах. Уитни с вызовом откинула голову назад. Она не отстанет от него ни на шаг.
Дуг закружил Уитни так быстро, что перед ее глазами все замелькало. Затем она почувствовала, что летит вниз. Расслабившись, она позволила своему телу падать, едва не достав головой до пола. В следующую секунду она снова оказалась на ногах, прижимаясь к Дугу. Его губы находились от нее всего лишь на расстоянии вздоха.
Они продолжали танцевать, и достаточно было лишь легкого наклона головы, чтобы их губы встретились. Оба часто дышали – от напряжения и от возбуждения. Она ощущала легкий запах пота, вина и жирного мяса. Ей хотелось попробовать и то, и другое, и третье.
Они продолжали танцевать, только чуточку поближе друг к другу.
– Что за черт, – пробормотал Дуг. Его рука лежала на ее талии, он смотрел, как трепещут ее ресницы, но это не помешало ему услышать заглушенный расстоянием гул двигателя. Он повернулся и сразу напрягся, как кошка. Это произошло так быстро, что Уитни заморгала от удивления.
– Проклятие. – Схватив ее за руку. Дуг побежал в сторону в поисках укрытия. Он толкнул Уитни к стене дома и прижался рядом.
– Что ты делаешь? Одно танго – и ты становишься сумасшедшим.
– Только не двигайся.
– Я не… – Теперь она тоже услышала ясный, отчетливый звук прямо над головой. – Что это?
– Вертолет. – Он молился, чтобы крутой скат крыши и падавшая тень скрыли их из вида.
Уитни попыталась посмотреть вверх. Звук был слышен, но увидеть ей ничего не удалось.
– Это может быть кто угодно.
– Может быть. Я не собираюсь рисковать жизнью, полагаясь на авось. Димитри не любит терять время даром. – «И будь я проклят, – думал Дуг, оглядываясь по сторонам в поисках укрытия, – если понимаю, как он смог найти нас в центре неизвестно чего? Бежать некуда, – решил он. – Эта копна светлых волос будет выделяться как дорожный знак».
– Даже в сложных обстоятельствах ты полон очарования, Дуглас.
– Нам остается только надеяться, что он не будет приземляться, чтобы взглянуть повнимательнее. – Слова едва успели сорваться с его губ, как звук стал громче. Даже здесь они чувствовали поток воздуха от лопастей винта. Взлетело облако пыли.
– Ты подал ему идею.
– Помолчи хотя бы минуту. – Дуг оглянулся назад. «Куда бежать, – с отвращением спросил он себя. – Куда, черт возьми?» Они попали в тупик.
Услышав шепот. Дуг обернулся. Рядом стояла Мари, знаком призывая к молчанию. Прижимаясь спиной к стене, она двинулась к двери. Хотя это означало, что придется вновь вручить свою судьбу женщине, Дуг двинулся следом за Мари, держа Уитни за руку.
Оказавшись в доме, он жестом приказал им молчать и сохранять неподвижность и направился к окну. Держась сбоку от окна, он осторожно выглянул.
Вертолет стоял на некотором расстоянии от ровной площадки у подножия холма. Ремо уже шел к толпе празднующих.
– Сукин сын, – пробормотал Дуг. Раньше или позже с Ремо придется иметь дело. Но только не сейчас. Чтобы его переиграть, мало одного территориального преимущества. В данный момент у Дуга не было ничего более смертоносного, чем перочинный нож в кармане джинсов. Вдруг он вспомнил, что они с Уитни оставили свои рюкзаки рядом со столами.
– Это…
– Отойди назад, – приказал он, увидев, что Уитни хочет подойти кокну. – Это Ремо и два других оловянных солдатика Димитри. – И раньше или позже, признал он, потирая рот рукой, придется иметь дело с Димитри. Когда настанет это время, ему понадобится больше чем удача. Дуг огляделся, ломая голову в поисках чего-нибудь, чем можно защититься. – Скажи ей, что эти люди нас ищут, и спроси, что люди ее племени собираются делать.
Уитни оглянулась на Мари, которая тихо стояла у двери, и поспешно задала ей вопрос, следуя инструкциям Дуга.
Мари сложила руки.
– Вы наши гости, – просто сказала она, – а они нет.
Уитни улыбнулась:
– Мы получили убежище, хотя и без гарантий.
– Ну это хорошо, но вспомни, что случилось с Квазимодо.
Дуг наблюдал за тем, как Ремо осаждал Луи. Вождь стоял с каменным выражением лица, что-то коротко повторяя на малагасийском языке. Через открытое окно долетали звуки его голоса. Ремо вытащил что-то из кармана.
– Фотографии, – прошептала Уитни. – Должно быть, он показывает ему наши фотографии.
Да, показывает, согласился Дуг. Ему, как и жителям всех деревень отсюда и до Таматаве. Если они выберутся отсюда живыми, больше никаких вечеринок не будет. Он совершил глупость, когда решил, что может перевести дух, имея за спиной Димитри.
Кроме фотографий, Ремо извлек пачку банкнот и улыбнулся. И то, и другое было встречено молчанием.
Пока Ремо испытывал на Луи свою способность уговаривать, другой подручный из команды Димитри подошел к столам и начал пробовать все блюда подряд. Дуг беспомощно наблюдал, как тот все ближе и ближе подходит к рюкзакам.
– Спроси ее, есть ли здесь ружье.
– Ружье? – Уитни почувствовала, как ком застрял у нее в горле. Она еще не слышала, чтобы он разговаривал подобным тоном. – Но Луи не…
– Спроси ее. Быстрее.
Спутник Ремо налил себе в чашку пальмового вина. Если он только посмотрит налево… Когда он увидит рюкзаки, будет уже не важно, на чьей стороне жители деревни. Они безоружны. Дуг знал, что находится в кожаной кобуре под пиджаком Ремо. Он не так давно мог ощущать прикосновение этого предмета к своим ребрам.
– Черт побери, Уитни, спроси ее!
Услышав вопрос. Мари бесстрастно кивнула. Скользнув в соседнюю комнату, она вернулась, держа длинное, устрашающего вида ружье. Когда Дуг взял его, Уитни схватила его за руку:
– Дуг, у них тоже есть оружие. Там дети. Непреклонным жестом он поднял ружье. Он должен действовать быстро и аккуратно. Дьявольски быстро.
– Я не собираюсь ничего делать до тех пор, пока это не понадобится. – Дуг присел на корточки, положил ствол ружья на подоконник и сосредоточился. Палец, который он держал на спусковом крючке, был влажным.
Он ненавидел огнестрельное оружие. Всегда ненавидел. Не имело значения, по какую сторону ствола он находился. Ему уже приходилось убивать. Голова на плечах и умелые руки не спасли его от призыва и отвратительных джунглей Вьетнама. Там он научился вещам, которым не хотел учиться, и там ему приходилось убивать. Вопрос жизни или смерти – это всегда вопрос номер один.
Ему уже приходилось убивать. Была одна злосчастная ночь в Чикаго, когда его прижали к стене, а нож просвистел рядом с горлом. Он не раз видел, как из человека по капле вместе с кровью вытекает жизнь. И он знал, что в следующий раз – в любой момент – это может произойти и с ним.
Он ненавидел огнестрельное оружие. И ровно держал ружье.
Один из деревенских жителей, с которым Уитни кружилась в танце, внезапно оказался у столов. Держа над головой кувшин с вином, он схватил за руку чужака, стоявшего около стола. Пока мерина кружился, подпрыгивая с вином, рюкзаки скользнули в толпу и исчезли.
– Перестань вести себя как идиот, – крикнул Ремо, когда его подручный поднял чашку с тем, чтобы ему налили вина. Снова повернувшись к Луи, Ремо еще раз жестом показал на фотографии. Он получил в ответ только суровый взгляд и бормотание на малагасийском языке.
Дуг видел, как Ремо спрятал фотографии и деньги в карман и направился к ожидающему вертолету. С ревом и грохотом тот поднялся в воздух. Когда вертолет был уже на высоте трех метров, Дуг почувствовал, что мышцы расслабились.
Ему не нравилось держать в руках оружие. Когда гул вертолета замер вдали. Дуг опустил ружье.
– Ты мог кого-нибудь ранить, – прошептала Уитни, когда он отдавал ружье Мари.
– Да.
Он обернулся, и Уитни заметила в его лице жестокость, которой до этого не было. Раньше в нем не было страха, но ощущалось коварство. Да, вор – это она понимала и принимала. Но теперь она видела, что он стал таким же жестким и жестоким, как и люди, которые их преследовали. Она не была уверена, что сможет так же легко смириться и с этим.
Когда Мари вернулась в комнату, улыбка появилась на лице Дуга. Взяв руку Мари, он поднес ее к губам так галантно, как будто Мари была королевой.
– Скажи, что мы обязаны ей жизнью. И мы этого не забудем.
Уитни все перевела, но Мари продолжала пристально смотреть на Дуга. Уитни поняла, что означает этот взгляд – так женщина смотрит на мужчину, который ей желанен. Взглянув на Дуга, она заметила, что он тоже это понял и ему это очень нравится.
– Может быть, вам хочется остаться вдвоем, – сухо сказала она, пройдя через комнату и открывая дверь. В конце концов, трое – это уже толпа. Дверь хлопнула чуть сильнее, чем обычно.


– Ничего? – Над парчовым креслом с высокой спинкой поднялось облако ароматного дыма.
Ремо переступал с ноги на ногу. Димитри не любил сообщений о неудачах.
– Кренц, Вейс и я перерыли весь район, побывали в каждой деревне. Здесь, в городе, их поджидают пять человек. Но пока никаких следов.
– Никаких следов. – Голос Димитри был мягким и густым. Среди всего прочего, чему безжалостно заставляла учиться его мать, была дикция. Трехпалая рука загасила сигару в алебастровой пепельнице. – Если имеешь глаза, всегда можно найти следы, дорогой Ремо.
– Мы найдем их, мистер Димитри. Нужно только еще немного времени.
– Меня это беспокоит. – Со стоящего справа стола он взял граненый стакан, до половины наполненный темно-красным сладким вином. Димитри имел пристрастие к сладкому. На неповрежденной руке Димитри носил кольцо – толстое золотое кольцо с бриллиантом. – Они ускользали от вас три… – Он отхлебнул глоток. – Нет, мой дорогой, уже четыре раза; Для вас это уже становится привычкой, которая меня очень беспокоит, – привычкой проигрывать. – Он щелкнул зажигалкой. Тонкое пламя взвилось вверх. Из-за него глаза Димитри внимательно смотрели на Ремо. – Вы знаете, как я отношусь к неудачам?
Во рту у Ремо пересохло. Он слишком хорошо знал, что оправдываться не следует. Димитри не любит тех, кто оправдывается. Ремо почувствовал, как пот выступил у него на шее и медленно потек по спине.
– Ремо, Ремо! – со вздохом произнес Димитри. – Вы были мне как сын. – Зажигалка погасла. Облако дыма снова поднялось кверху. Димитри никогда не спешил в разговоре. Беседа, в которой выверено каждое слово, пугает больше, чем прямая угроза. – Я терпеливый и щедрый человек. – Он ждал оправданий Ремо, удовлетворенный тем, что в ответ услышал только молчание. – Но мне нужны результаты. В следующий раз добейтесь их, Ремо. Работодатель, как и отец должен поддерживать дисциплину. – Улыбка тронула его губы, но не глаза. Они оставались безжизненными и равнодушными.
– Я заполучу Лорда, мистер Димитри. Я поднесу его голову на тарелке.
– Что ж, эта мысль может доставить удовольствие. Заполучите бумаги. – Тон Димитри изменился, став ледяным. – И женщину. Меня все больше и больше интересует эта женщина.
Ремо машинально дотронулся до тонкого шрама на щеке.
– Я доставлю вам женщину.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горячий лед - Робертс Нора



Шикарная
Горячий лед - Робертс НораМарианна
19.07.2014, 21.12





Очень понравилось
Горячий лед - Робертс Нораольга
21.07.2014, 23.12





Очень, очень понравилось 10 из 10
Горячий лед - Робертс Норамарго
23.07.2014, 11.42





Великолепная книга!
Горячий лед - Робертс Норамария
20.08.2015, 15.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100