Читать онлайн Горячий лед, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горячий лед - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горячий лед - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горячий лед - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Горячий лед

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Уитни открыла деревянные ставни. Перед ней лежала столица Мадагаскара, сердце страны. Вопреки ее ожиданиям Антананариву не напоминал ей Африку. Однажды Уитни провела две недели в Кении, и в ее памяти остались сильный запах жарящегося в переулке по утрам мяса, давящая жара и космополитический вид. Африка отделялась от острова только узкой полоской воды, однако Уитни не видела из своего окна ничего похожего на то, что она помнила.
В то же время здесь ей ничего не напоминало тропический остров. Не ощущалось того ленивого веселья, мысль о котором всегда возникает, когда заходит разговор об этих островах и их обитателях. Она чувствовала, хотя и не понимала почему, что это совершенно необычная страна.
В этом городе рынки под открытым небом и ручные тележки сосуществовали в полной гармонии с многоэтажными административными зданиями и современными модными автомобилями, но в то же время не сливались с ними. Антананариву был большой город, и Уитни ожидала увидеть обычную для больших городов суматоху. Однако жизнь текла неспешно, но и не лениво. Может быть, из-за того, что только-только рассвело, а может быть, здесь так всегда.
Утренний воздух был прохладным. Уитни поежилась, но не отошла от окна. Пахло не так, как в Париже или вообще в Европе. Запах был более пряным. Пахло специями и животными. В не многих больших городах можно встретить хотя бы намек на запах животных. Гонконг пахнет портом, Лондон – уличным транспортом. У Антананариву был запах чего-то более древнего, что не уступило натиску стали и бетона.
Земля постепенно разогревалась, и над ней стала подниматься дымка от испарений. Стоя у окна, Уитни ощущала, как быстро, градус за градусом, поднимается температура. Через час, подумала она, будет жарко, начнет выделяться пот и в воздухе повиснет запах пота.
У нее создалось впечатление, что дома, розовые и пурпурные в утреннем свете, громоздятся один на другом. Это было, как в сказке: красиво и немного страшно.
Город весь стоял на холмах, таких крутых и неприступных, что подниматься и спускаться можно было только по лестницам, которые были вытесаны в скалах или просто построены и располагались под совершенно немыслимыми углами. Уитни наблюдала за тремя мальчишками с собакой, которые беспечно неслись вниз по лестнице, и подумала, что задохнулась бы, просто посмотрев вблизи на эту лестницу.
Вдалеке было озеро Анози – священное озеро, неподвижное, стального цвета, окруженное деревьями джакаранда, придававшими ему экзотический вид. Она представила себе, какой сильный аромат царит у озера. Здесь, как и в других городах, были современные здания – жилые дома, отели, больница, – но между ними во множестве виднелись тростниковые крыши. На расстоянии полета камня находились небольшие фермы и рисовые поля, которые, она предполагала, должны сверкать под полуденным солнцем. А на самом вы соком холме был и построены дворцы – великолепные в свете утренней зари, роскошные, надменные, анахроничные. А здесь, внизу, по широкому проспекту проехала машина и было слышно, как шуршат шины.
Итак, они наконец на месте, подумала Уитни, потягиваясь в утренней прохладе. Полет был долгим и утомительным, но она успела привыкнуть к случившемуся и принять некоторые решения. Обдумав все, она должна была признать, что все решила в тот момент, когда нажала на педаль газа и начала ту гонку вместе с Дугом. Конечно, это был импульсивный поступок, но дальше она просто двигалась вперед. К тому же короткая остановка в Париже убедила ее в том, что Дуг действительно умен и что она может выиграть, если будет рядом с ним. И главное действие будет происходить здесь, в десятках тысяч миль от Нью-Йорка.
Она не могла изменить судьбу Хуана, но может лично отомстить Димитри, отняв у него сокровища. И посмеявшись над ним. Чтобы это сделать, ей нужен Дуглас Лорд и нужны бумаги, которые еще предстоит увидеть. Она их увидит. Необходимо только придумать, как воздействовать на Дуга Дуг Лорд, размышляла Уитни, отходя от окна, чтобы одеться. Кто же он такой и что собой представляет? Откуда он взялся и что собирается дальше делать?
Вор. Да, он оказался способным поднять воровство на профессиональный уровень. Но он не Робин Гуд. Он, может, и крадет у богатых, но Уитни не могла себе представить, что он отдает украденное бедным. Что бы он ни... приобрел, он оставляет все себе. И она не может его за это осуждать. Кстати, было в нем что-то такое, что она заметила с самого начала. Отсутствие жестокости и в то же время решительность – вот что было неоспоримо. Бесстрашие.
Кроме того, Уитни всегда считала, что если человек в чем-то преуспевает, то он и должен этим заниматься. Как ей представлялось. Дугу очень хорошо удавалось то, что он делал.
Он бабник? Возможно, согласилась Уитни, но ей и раньше приходилось иметь дело с бабниками. Профессиональные соблазнители, которые могут говорить на трех языках и заказывают лучшее шампанское, уступают такому мужчине, как Дуглас Лорд, который соблазняет от души. Но это ее не беспокоит Он привлекателен, даже соблазнителен, пока не начинает с ней спорить. С физической стороной она может справиться…
Тем не менее Уитни не могла забыть, как она лежала под ним, а его губы находились в дразнящей близости. Это было приятное ощущение, от которого захватывало дух и которое она хотела бы исследовать поподробнее. Она вспоминала об этом эпизоде, гадая, каким может оказаться его поцелуй.
Но пока что они только деловые партнеры, напомнила себе Уитни, расправляя юбку. Она будет иметь с ним только практические дела, результаты которых можно занести в записную книжку. Она будет держать Лорда на почтительном расстоянии до тех пор, пока не получит свою долю выигрыша. А если что случится потом – не беда. С легкой улыбкой Уитни решила, что предвкушать этот момент очень приятно.
– Бюро обслуживания. – Держа в руках поднос, в комнату вошел Дуг. Он на секунду остановился, бросив коротки и, невнимательный взгляд на Уитни, которая стояла у кровати в гладком купальнике цвета буйволовой кожи. Она может показать себя так, что у любого мужика слюнки потекут. Вот это класс, снова подумал Дуг. Однако он должен быть очень внимательным и не фантазировать на подобные темы.
– Красивая штука, – небрежно сказал Дуг. Не обращая внимания ни на него, ни на его слова, Уитни стала натягивать на себя юбку.
– Это завтрак?
В конце концов он сломает этот лед, пообещал себе Дуг. Когда ему будет нужно.
– Кофе и булочки. У нас много дел.
Она надела блузку цвета раздавленной малины.
– Например?
– Я посмотрел расписание поездов. – Дуг плюхнулся в кресло, положил ноги на стол и надкусил булочку. – Мы можем выехать на восток в двенадцать пятнадцать. До этого мы должны кое-что купить.
Уитни поставила свой кофе на туалетный столик.
– Например?
– Рюкзаки, – сказал он, наблюдая, как над городом встает солнце. – Я не собираюсь таскать по лесу эту кожаную штуку.
Перед тем как взяться за щетку, Уитни отпила глоток кофе. Он был крепким, как в Европе, но вязким, как ил.
– Пойдем пешком?
– Ты попала в точку, дорогая. Нам нужна будет палатка – одна из этих новых, самых легких, которых и не видно, если сложить.
Она долгим, медленным движением провела по волосам.
– А с отелями что-то не так?
Усмехнувшись, Дуг коротко взглянул на нее, но ничего не ответил. В утреннем свете волосы Уитни были похожи на золотую пыль. Как в сказке. Он почувствовал, что в горле застрял комок. Встав, Дуг подошел к окну и повернулся к ней спиной.
– Мы будем пользоваться общественным транспортом только тогда, когда я буду убежден, что это безопасно, и будем выходить через заднюю дверь. Я не хочу рекламировать нашу маленькую экспедицию, – проговорил он. – Димитри не отступит.
Она вспомнила Париж.
– Ты меня убедил.
– Чем меньше мы будем ходить по дорогам и заходить в города, тем меньше шансов, что он обнаружит наш след.
– Это имеет смысл. – Уитни заплела волосы в косу и завязала на конце ленту. – Ты скажешь мне, куда мы направляемся?
– Мы поедем поездом до Таматаве. – Усмехнувшись, он повернулся. В этот момент Дуг, освещенный сзади солнцем, был больше похож на рыцаря, чем на вора. Темные, слегка вьющиеся волосы спадали на воротник рубашки. Глаза блестели, выдавая охватившее его возбуждение в предвкушении приключения. – Потом отправимся на север.
– А когда я увижу то, что направляет нас на север?
– Тебе и не нужно видеть. Достаточно того, что это видел я. – Однако он уже размышлял о том, как заставить ее перевести фрагменты, не показывая всего.
Уитни похлопала щеткой по ладони. Она думала о том, когда наконец он предложит ей перевести некоторые бумаги, это дало бы ей кое-какую информацию.
– Дуг, ты купил бы кота в мешке?
– Если бы считал, что у меня есть шансы. Слегка улыбнувшись, она покачала головой:
– Неудивительно, что ты оказался на мели. Тебе надо научиться, как сохранять деньги.
– Я уверен, что ты дашь мне несколько уроков. – Бумаги, Дуглас.
Они вновь были приклеены к его груди. Поэтому Дуг в первую очередь собирался купить рюкзак, куда их можно было бы спокойно уложить. Вся кожа у него была уже ободрана. Он был уверен, что у Уитни есть какая-нибудь хорошая мазь, которая снимет раздражение. Но он был уверен и в том, что она занесет ее стоимость в свою книжечку.
– Потом. – Увидев, что она хочет сказать что-то еще. Дуг продолжил:
– У меня с собой есть пара книг, которые тебе стоит прочитать. Наше путешествие долгое, и времени у нас много. Мы еще поговорим об этом. Положись на меня, ладно?
Уитни молча посмотрела на него. Положиться на него – ну нет, она не такая дура. Но пока у нее есть рычаг влияния в виде кошелька, они составляют одну команду. Удовлетворенная, она повесила через плечо свою сумочку и подала руку. Она, как в рыцарских романах, отправлялась на поиски приключений, правда, у рыцаря была несколько подмоченная репутация.
– Ладно, пошли за покупками.
Дуг свел ее вниз по ступенькам. Пока она в хорошем настроении, решил он, надо попытаться осуществить свой план. Он по-приятельски положил руку ей на плечо:
– Как спалось?
– Прекрасно.
Проходя через вестибюль, он достал из вазы маленький пурпурный цветок и заложил ей за ухо. Цветок страсти – Дуг подумал, что ей он должен подойти. Запах его был сильным и сладостным, как и подобает тропическому цветку. Этот жест тронул ее, хотя она и не поверила в его искренность.
– Очень плохо, что у нас мало времени для игры в туристов, – сказал Дуг, чтобы поддержать беседу. – Считается, что королевский дворец здесь стоит посмотреть.
– Тебя привлекает пышность?
– Конечно. Я всегда считал, что нужно жить немного шикарно.
Уитни засмеялась и покачала головой:
– Я предпочту пуховую кровать золотой.
– Говорят, что знание – сила. Я раньше тоже так думал, но теперь знаю, что на самом деле речь идет о деньгах.
Она остановилась и пристально посмотрела на него. Какой еще вор смог бы цитировать Байрона?
– Ты продолжаешь меня удивлять.
– Когда читаешь, то поневоле что-то запоминаешь. – Дуг пожал плечами и решил больше не философствовать, а вернуться к практике. – Уитни, мы договорились поделить сокровища пополам.
– После того, как ты вернешь мне долг. Услышав это, он скрипнул зубами:
– Верно. Но раз мы партнеры, мне кажется, что следует поделить пополам имеющиеся наличные деньги.
Повернувшись с его сторону, Уитни приятно улыбнулась:
– Тебе так кажется?
– Это же практично, – Оживленно сказал он. – Предположим, что мы разделимся…
– Исключено. – Улыбка Уитни осталась такой же любезной, но она крепче сжала свою сумочку. – Пока все не кончится, я буду ходить за тобой как приклеенная, Дуглас. Люди подумают, что мы влюблены.
Он изменил тактику:
– Это также вопрос доверия.
– Чьего?
– Твоего, милая. В конце концов, если мы партнеры, то должны доверять друг другу.
– Я тебе доверяю. – Она положила его руку себе на талию. – Пока держу пачку денег в своих руках, милый.
Дуг сузил глаза. Она не только шикарная, мрачно подумал он.
– Ну ладно, тогда как насчет аванса?
– И не думай.
У него появилось сильное желание задушить партнершу, и он отступил, чтобы ее не напугать:
– Объясни мне, почему у тебя должны быть все деньги?
– Ты хочешь обменять на них бумаги? Взбешенный, он отвернулся и невидящим взглядом уставился на белоснежную лошадь, стоявшую в нескольких шагах позади. Солнце стояло уже высоко, дымка растаяла. Из пыльного двора, где переплелись цветы и виноградные лозы, до Дуга донеслись запахи готовящегося завтрака и перезрелых фруктов.
Пока у него не было денег, он не мог от нее удрать. Но ему и в голову не приходила мысль о том, чтобы стянуть у нее сумочку и оставить ее на мели. Оставалось одно – терпеть ее. Это он и делал. И может, ему придется терпеть ее долго. Ведь рано или поздно ему будет нужно перевести с французского письма и документы, и не только для того, чтобы удовлетворить его ненасытное любопытство. Он расстанется с ней, но не сейчас, подумал Дуг. Ему нужно потверже встать на ноги.
– Смотри-ка, черт возьми, я нашел у себя в кармане восемь долларов.
Если бы у него было больше денег, подумала Уитни, он бы не раздумывая послал ее подальше.
– А я в Вашингтоне давала тебе двадцать. Рассерженный Дуг стал спускаться по крутым ступенькам.
– У тебя мозги как у бухгалтера.
– Благодарю. – Уитни вцепилась в грубые деревянные перила – ей становилось жутко только при одном взгляде на лестницу. Приставив ладонь к глазам, она огляделась. – Посмотри-ка, там что, базар? – И потащила Дуга назад.
– Это пятничный рынок, – проворчал тот. – Зома. Я говорил, что тебе стоит прочитать путеводитель.
– Я предпочитаю сюрпризы. Давай-ка взглянем. Дуг пошел с ней, считая, что купить необходимое на открытом рынке удобнее, а возможно, и дешевле, чем в магазине. До поезда еще есть время, подумал Он, взглянув на часы. Можно не спешить.
Торговцы зазывали покупателей в крытые тростником строения или к деревянным прилавкам под широкими белыми зонтиками. Здесь можно было купить ткани, одежду, драгоценные камни – товары были рассчитаны как на серьезного, так и на случайного покупателя. Уитни, всегда являясь серьезным покупателем, обратила внимание, что здесь перемешаны качественные товары и всякий хлам. Однако это была не выставка, это был бизнес. Рынок, полный звуков и запахов, жил своей жизнью. Повозки, запряженные буйволами и управляемые мужчинами в белых дамбах, были битком набиты овощами и цыплятами. Животные жалобно мычали, куры кудахтали, мухи жужжали. Вокруг, что-то вынюхивая, бродили бездомные собаки. На них не обращали внимания или прогоняли прочь.
В воздухе витал запах перьев, специй, пота животных. А буквально в двух шагах от рынка по вымощенной улице проносились машины, невдалеке окна первоклассного отеля сверкали под лучами разгорающегося солнца. Уитни с любопытством смотрела вокруг. Вот шарахнулась в сторону чем-то испуганная коза. Ребенок, с подбородка которого капал сок манго, прижался к материнской юбке и лепетал что-то на языке, которого Уитни никогда не слышала. Мужчина в мешковатых штанах и остроконечной шляпе указал пальцем на товар и отсчитал монеты. Пойманный за обе тощие ноги, цыпленок пронзительно верещал, пытаясь вырваться из крепких рук. В воздухе плавали перья. На грубом одеяле были разложены аметисты и гранаты, тускло поблескивавшие в лучах раннего солнца. Уитни уже протянула к ним руку, но Дуг оттащил ее в сторону, к прилавку с кожаными мокасинами.
– Для безделушек еще будет много времени, – сказал он и кивнул в сторону обуви. – Тебе нужно что-то более практичное, чем те маленькие клочки кожи, которые ты надеваешь на ноги.
Пожав плечами, Уитни стала рассматривать то, что ей предлагали. Это было не похоже на то, что она привыкла видеть в огромных городах, к которым привыкла, такой обуви не носили на тех спортивных площадках, которые выбирают богатые.
Уитни купила туфли, затем корзину ручной работы, инстинктивно торгуясь на беглом французском.
Дуг восхищался, наблюдая за Уитни, которая, как оказалось, была прирожденным спорщиком. Ему нравилось, как она, забавляясь, торгуется из-за какого-нибудь пустяка. Казалось, что она будет разочарована, если торг закончится слишком быстро или цена упадет слишком драматически. Так как он никуда не мог от нее деться, Дуг решил относиться к делу философски и смириться с партнершей. На данный момент.
– Интересно, – сказал Дуг, – кто понесет все, что ты купила?
– Мы оставим покупки на складе вместе с багажом. И надо купить провизию. Нам же нужна еда? Ты ведь собираешься есть в этой экспедиции? – Глаза Уитни смеялись. Она взяла плод манго и покрутила им перед носом Дуга.
Он усмехнулся, выбрал второй, затем бросил оба в ее корзину.
– Только не очень увлекайся.
Уитни бродила среди прилавков, торгуясь и старательно экономя франки. Трогая пальцем ожерелье из ракушек, она рассматривала его так же внимательно, как делала бы это у Картье. Очень быстро она обнаружила, что может отфильтровывать странный малагасийский акцент, поэтому она без труда слушала и отвечала по-французски. Бродя по рынку, она внимательно вглядывалась в лица торговцев. Ей показалось, что у этих людей есть какая-то гордость, не позволяющая им демонстрировать свой пыл, но от взгляда Уитни не ускользнуло, что бедность наложила свою печать на многих.
Куда они ездят на своих повозках, думала Уитни? Они не кажутся усталыми. Крепкие люди, могла бы она сказать. И кажутся довольными, хотя многие ходят босиком. Одежда их может быть пыльной, иногда рваной, но она всегда яркая. Женщины носят косы, их волосы тщательно уложены в замысловатые прически. Зома, решила Уитни, в такой же степени социальное явление, как и экономическое.
– Давай-ка прибавим шагу, красотка. – Он чувствовал между лопатками какое-то жжение. Когда Дуг поймал себя на том, что в третий раз оглядывается, он понял, что настало время двигаться дальше. – Мы сегодня должны сделать гораздо больше.
Уитни положила фрукты в корзину, где уже лежали овощи и кулек риса. Возможно, ей придется идти пешком и спать в палатке, подумала она, но не придется голодать.
Дуг молча наблюдал за ней, и его забавлял разительный контраст белой женщины с кожей цвета слоновой кости и светлыми волосами и темнокожих торговцев и покупателей – мужчин и женщин. В ней можно было безошибочно угадать класс даже тогда, когда она торговалась из-за высушенного перца или инжира. Она не в его стиле, сказал себе Дуг, вспоминая тот тип женщин, в перьях и блестках, к которому его обычно тянуло. Но ее трудно забыть.
Повинуясь внезапному импульсу. Дуг поднял мягкую хлопчатобумажную дамбу и обернул ее вокруг головы. Когда Уитни, смеясь, повернулась, она показалось ему настолько изумительно красивой, что Дуг потерял дар речи. Ему показалось, что он стал бледным как полотно. Ей стоило бы одеваться в белый шелк – прохладный, гладкий, подумал Дуг. Он был бы рад покупать его ей целыми километрами Он бы заворачивал ее в этот шелк, в километры этого шелка, а затем медленно снимал бы его, пока не осталась бы только ее кожа – такая же белая и гладкая. Он будет смотреть, как ее глаза темнеют, будет ощущать, как ее плоть становится жаркой. Когда он будет сжимать ее голову ладонями, то забудет, что она не в его стиле.
Уитни заметила, что его взгляд изменился, почувствовала внезапное напряжение в его руках. Ее сердце сильно забилось. Разве она не думала раньше о том, какой он любовник? И разве не думает об этом сейчас, когда чувствует, как желание захлестывает его? Вор, философ, оппортунист, смельчак. Кто бы он ни был, ее жизнь переплелась с его жизнью и возврата к старому больше нет. Когда придет время, они будут вместе. Это произойдет, как удар грома – без красивых слов, без свечей, без романтического сияния. Ей не требуется романтика, она знала, что его тело будет сильным, рот – жадным, а руки будут знать, к чему прикоснуться. Стоя на рынке, она забыла обо всем, не слышала экзотических звуков, не чувствовала экзотических запахов.
Опасная женщина, подумал Дуг. Когда сокровища уже почти в руках, Димитри висит на спине как обезьяна, он совершенно не может позволить себе думать о ней как о женщине. Женщины – женщины с большими глазами – всегда вели его к гибели.
Они были партнерами. У него были бумаги, у нее – деньги. Их взаимоотношения были так же сложны, как дорога к сокровищам.
– Тебе лучше на этом закончить, – довольно спокойно сказал Дуг. – Мы должны позаботиться о походных принадлежностях.
Уитни сделала долгий выдох и напомнила себе, что он уже обошелся ей более чем в семь тысяч долларов.
– Хорошо. – Но она все же купила дамбу, сказав себе, что это просто сувенир.
Около полудня они ждали поезд, стоя на перроне, рядом лежали рюкзаки, набитые продовольствием и походным снаряжением. Дуг был беспокоен, ему не терпелось начать действовать. Рискуя жизнью, он поставил свое будущее на маленький пакет бумаг, приклеенный к груди. Он всегда рисковал, но на этот раз он сорвет банк. Летом он будет сорить деньгами, лежа где-нибудь на горячем песке и попивая ром, а темноволосая и темноглазая женщина будет натирать его плечи маслом. У него будет столько денег, сколько нужно, чтобы Димитри его никогда не нашел, а если он захочет посуетиться, то только ради собственного удовольствия.
– Вот и поезд! – Чувствуя прилив возбуждения, Дуг повернулся к Уитни. Накинув на плечи шаль, она аккуратно записывала в свой блокнот очередные расходы. Казалось, что ей не жарко, в то время как его рубашка начала прилипать к спине. – Когда ты перестанешь все это записывать? – сказал Дуг, взяв ее за руку.
– Только добавлю стоимость твоего билета, партнер.
– Господи! Когда мы получим то, за чем едем, ты будешь стоять по колено в золоте, а тебя беспокоят какие-то несколько франков.
– Забавно, как быстро они прибавляются, а? – Улыбнувшись, Уитни засунула блокнот обратно в сумочку. – Следующая остановка – Таматаве.
Когда Дуг вошел в вагон вслед за Уитни, у платформы остановилась машина.
– Вот они. – Выпятив челюсть, Ремо положил руку на рукоятку пистолета. Пальцы другой руки коснулись повязки на лице. У него были личные счеты с Лордом. Поквитаться с ним будет приятно. Но тут маленькая рука с розовым обрубком пальца железной хваткой вцепилась в его плечо. Манжеты по-прежнему были белоснежными и в этот раз скреплялись запонками в виде золотых овалов. От прикосновения этой изящной руки – несмотря на уродство, даже элегантной – мышцы Ремо задрожали.
– Раньше ты позволял ему себя перехитрить. – Голос был тихим и очень ровным. Это был голос поэта.
– Считайте, что он уже мертвец.
Раздался приятный смех. Клубы дыма от дорогого французского табака поднялись в воздух. Ремо не позволил себе расслабиться и молчал, даже не пытаясь оправдаться. Манеры Димитри были обманчивыми, и Ремо уже приходилось слышать его мягкий, приятный смех, когда хозяин прижигал пятки жертвы огнем своей зажигалки с монограммой. Поэтому Ремо не пошевелился и не раскрыл рта.
– Лорд – мертвец с тех самых пор, как осмелился меня обокрасть. – В тоне Димитри послышались злобные нотки. Это был не гнев, а какое-то более сильное, холодное и спокойное чувство. Змея, изрыгая яд, не всегда находится в ярости. – Верни мне мою собственность, а потом убей его так, как тебе понравится. И принеси мне его уши.
Ремо жестом приказал человеку на заднем сиденье пойти за билетами.
– А женщина?
Последовал еще один клуб табачного дыма – Димитри размышлял над этим вопросом. Он уже давно понял, что поспешно принятые решения часто оставляют за собой запутанные следы. А он предпочитал, чтобы все было гладко.
– Симпатичная женщина, достаточно умная и решительная, раз сумела перерезать Бутрейну яремную вену. Постарайтесь причинить ей как можно меньше вреда и доставьте ко мне. Я хотел бы с ней поговорить.
Удовлетворенный, Димитри откинулся на сиденье, лениво наблюдая за поездом через затененное стекло машины. Страх, который испытывали его подчиненные, буквально витал в воздухе, и это его очень забавляло и доставляло ему удовольствие. В конце концов, страх – это самое элегантное оружие. Димитри сделал знак своей искалеченной рукой.
– Этот бизнес очень утомляет, – сказал он, когда Ремо закрыл за собой дверцу машины. Димитри деликатно вздохнул, поднеся к носу благоухающий шелковый носовой платок. Запахи пыли и животных ему надоели. – Поезжайте в отель, – приказал он молчаливому человеку за рулем. – Мне нужны сауна и массаж.


Уитни села у окна и приготовилась смотреть, как мимо будет проплывать Мадагаскар. Дуг уткнулся в путеводитель, что он неоднократно делал со вчерашнего дня.
– На Мадагаскаре по крайней мере тридцать девять видов лемуров и восемьсот видов бабочек.
– Впечатляюще. Не думала, что ты так интересуешься фауной.
Дуг взглянул на нее поверх книги.
– Здесь все змеи безвредны, – добавил он. – Если я собираюсь спать в палатке, такие маленькие подробности имеют для меня большое значение. Я считаю, что надо знать как можно больше о том месте, где мы будем путешествовать. Например, реки здесь полны крокодилов.
– Мне представляется, из-за этого идея купаться голыми отпадает.
– Нам придется встречаться с туземцами. Здесь много племен, и, если верить путеводителю, все они дружественно настроены.
– Это хорошая новость. Ты можешь сказать, как долго мы будем добираться до цели?
– Неделю, может быть, две. – Откинувшись назад, Дуг закурил. – Как по-французски будет «бриллиант»?
– Diamant. – Сощурившись, Уитни внимательно посмотрела на него. – Этот Димитри ворует бриллианты во Франции и контрабандой вывозит их сюда.
Дуг улыбнулся. Она была близка к разгадке, но все же недостаточно близка.
– Нет. Димитри много чего может, но к этому о не имеет никакого отношения.
– Значит, это бриллианты, и они украдены. Дуг подумал о бумагах:
– Это зависит от того, как посмотреть.
– Это первое, что пришло в голову, – сказала Уитни, взяв у него сигарету и затягиваясь. – А ты когда-нибудь думал о том, что будешь делать, если там ничего не окажется?
– Они там. – Он выдохнул дым и посмотрел на нее своими ясными зелеными глазами. – Они там.
Как всегда, Уитни почувствовала, что верит ему Не верить ему было невозможно.
– Что ты собираешься сделать со своей долей? Дуг вытянул ноги на соседнем с ней сиденье и, усмехнувшись, ответил:
– Буду купаться в деньгах.
Достав из корзины плод манго, она протянула его Дугу.
– А как насчет Димитри?
– Когда у меня будут сокровища, он может катиться ко всем чертям.
– Ты самодовольный сукин сын, Дуглас. Он откусил кусок манго.
– Я собираюсь стать богатым самодовольным сукиным сыном.
Заинтересовавшись, она взяла у него манго, чтобы попробовать самой, и нашла, что плод вполне приятный на вкус.
– Для тебя так важно быть богатым?
– Совершенно верно.
– Почему?
Он коротко взглянул на нее:
– Ты не сможешь этого понять, имея несколько миллионов галлонов сливочной помадки. Уитни пожала плечами:
– Давай просто скажем, что меня интересует твое мнение о богатстве.
– Когда ты богата и проигрываешь на скачках, ты просто теряешь деньги, а не просаживаешь плату за квартиру.
– К чему ты клонишь?
– Детка, ты когда-нибудь беспокоилась о том, где будешь ночевать?
Она откусила еще кусочек плода, прежде чем передать ему. Что-то в его голосе заставило ее почувствовать себя глупо.
– Нет.
Уитни погрузилась в молчание. А поезд все шел и шел вперед. Люди входили и выходили на станциях. В вагоне становилось жарко. В воздухе висел тяжелый запах пота, фруктов, пыли и грязи. Мужчина в белой панаме, сидевший за несколько рядов от них, вытер лицо большим носовым платком. Его лицо показалось Уитни знакомым – она улыбнулась. Мужчина спрятал платок и уткнулся в свою газету. Уитни безучастно отметила, что газета была на английском языке, и снова повернулась к окну.
Мелькали зеленые круглые холмы, почти безлесные. Изредка Уитни видела маленькие деревни или какие-то другие поселения с крытыми тростником крышами и широкими амбарами вдоль реки. Она не знала, что это за река. У Дуга был путеводитель, и он мог сказать ей точно. Она начала понимать, почему он пытался прочитать ей лекцию о природе Мадагаскара.
Она не заметила телефонных проводов и линий электропередачи. Люди, живущие на этих бесконечных голых пространствах, должно быть, выносливы, независимы и мало общаются с внешним миром. Уитни могла это высоко ценить, даже этим восхищаться, но не могла поставить себя на их место.
Она любила большой город с толпами народа, шумом, быстрым темпом жизни, но в то же время находила привлекательными деревенскую тишину и простор. Она ценила и полевой цветок, и шиншилловый воротник. И то, и другое доставляло ей удовольствие.
Вагон громыхал, скрипел и стонал, разговоры сливались в ровный гул. Пахло потом, но, к счастью, сквозняк приносил в вагон свежий воздух. Последний раз, когда Уитни, подчиняясь своей прихоти, ехала в поезде, у нее было отдельное купе с кондиционером, где пахло пудрой и цветами. Та поездка ни в какое сравнение не шла с этой.
Напротив них села женщина с ребенком, который сосал свой большой палец. Широко раскрыв глаза, он посмотрел на Уитни и, протянув пухлую ручонку, схватил ее за косу. Его мать, смутившись, оттащила его в сторону, быстро говоря что-то по-малагасийски.
– Нет, нет, все в порядке. – Смеясь, Уитни погладила малыша по щеке. Своими ручонками он, как тисками, ухватил ее за палец Развеселившись, Уитни знаком попросила его мать передать ей ребенка. После недолгих уговоров ребенок оказался у нее на коленях. – Привет, малыш.
– Я не уверен, что туземцы слышали о памперсах, – мягко сказал Дуг. Она только сморщила нос:
– Ты не любишь детей?
– Люблю, просто мне больше нравится, когда они сидят дома взаперти.
Засмеявшись, Уитни переключила свое внимание на младенца.
– Давай-ка посмотрим, что у нас есть, – сказала она ему, доставая из сумочки пудреницу. – Как насчет этого? Ты хочешь увидеть малыша? – Она поднесла к нему зеркало, радуясь его булькающему смеху. – Какой милый ребенок, – промурлыкала Уитни, скорее довольная не им, а собой – из-за того, что смогла его развеселить. Такой же довольный, как и она, ребенок подтолкнул зеркало к ее лицу.
– Какая милая тетя, – прокомментировал Дуг, заставив Уитни рассмеяться.
– А теперь давай ты. – Он не успел ничего сказать, как она уже передала ему ребенка:
– Ты отлично справишься.
Если Уитни ожидала, что Дуг проявит раздражение или неловкость, то она ошиблась. Так, как будто занимался этим всю жизнь. Дуг усадил малыша на колени и принялся его развлекать.
Это интересно, заметила Уитни. Оказывается, и у вора есть приятные черты характера. Откинувшись назад, Уитни наблюдала, как Дуг подбрасывает ребенка на коленях, издавая нелепые звуки.
– Ты никогда не думал о том, чтобы исправиться и открыть детски и сад?
Он приподнял брови и вырвал у нее зеркальце.
– Смотри сюда, – сказал он ребенку, держа зеркало под таким углом, чтобы от него мог отражаться солнечный луч. Визжа от восторга, ребенок схватил зеркальце и поднес его к лицу Дуга.
– Он хочет посмотреть на тебя в зеркале, чтобы увидеть обезьяну, – с вкрадчивой улыбкой сказала Уитни.
– Нахалка!
– От такого и слышу.
Чтобы доставить ребенку удовольствие. Дуг принялся корчить рожи в зеркале. Подпрыгивая от восторга, ребенок постучал по зеркалу, повернув его при этом так, что Дуг смог окинуть взглядом заднюю часть вагона. Увиденное заставило его напрячься, и он вернул зеркало в прежнее положение, вглядываясь более внимательно.
– Проклятие!
– Что такое?
Все еще показывая фокусы малышу, Дуг пристально посмотрел на нее. Пот проступил у него под мышками и ручьями потек по спине.
– Просто улыбайся, милая, и не заглядывай :а мою спину. Через несколько рядов от нас сидит пара наших друзей.
Пальцы Уитни вцепились в ручки сиденья, но она смогла заставить себя не смотреть в ту сторону."
– Мир тесен.
– Еще бы.
– У тебя есть какой-нибудь план?
– Я сейчас думаю об этом. – Он измерил взглядом расстояние до двери. Если они выйдут на следующей остановке, Ремо достанет их еще до того, как они успеют перейти платформу. Если Ремо здесь, значит, и Димитри близко. Он держит своих людей на коротком поводке. Дуг дал себе целую минуту на то, чтобы справиться с паникой. Им нужен отвлекающий маневр и неожиданный отход.
– Ты должна просто следовать за мной, – сказал Дуг вполголоса. – И когда я скажу «беги», схватишь рюкзак и побежишь к дверям.
Уитни оглядела вагон. В креслах жались женщины, старики, дети. Неподходящее место для представления, решила она.
– У меня есть выбор?
– Нет.
– Тогда бежим.
Поезд замедлял ход перед очередной остановкой. Скрипнули тормоза, запыхтел двигатель. Дуг ждал, когда толпа из входящих и выходящих пассажиров станет наиболее плотной.
– Извини, старик, – пробормотал он, обращаясь к ребенку, и дал ему мягкий, но довольно чувствительный шлепок. Дальше все происходило так, как задумал Дуг: ребенок отчаянно заревел, его обеспокоенная мать в тревоге вскочила со своего места. Дуг тоже встал, стараясь создать в переполненном проходе как можно больше беспорядка.
Поняв смысл игры, Уитни встала и толкнула мужчину справа, при этом из его рук выпали многочисленные свертки. Во все стороны, подпрыгивая, раскатились грейпфруты, попадая под ноги пассажирам.
Когда поезд вновь тронулся, между Ремо и Дугом стояли шесть человек, заполняя проход. Они оживленно переговаривались между собой по-малагасийски. Извиняющимся жестом Дуг поднял руки, опрокинув плетеную сумку с овощами. Ребенок продолжал издавать длинные вопли. Решив, что настало время действовать, Дуг схватил Уитни за запястье:
– Пора.
Они вместе ринулись к выходу. Оглянувшись, Дуг увидел, что Ремо вскочил с места и начал протискиваться через группу продолжающих спорить между собой пассажиров, которая загородила проход. Он заметил, что еще один человек, в панаме, отбросил в сторону газету и вскочил на ноги. Но ему тоже мешали пассажиры. Дуг пытался вспомнить, где он раньше видел это лицо, но не смог.
– Что теперь? – спросила Уитни, увидев, как у них под ногами замелькала земля.
– А теперь мы выходим. – Не медля ни секунды, Дуг прыгнул, увлекая ее за собой. Он обхватил ее руками, подвернув под себя, и они покатились вместе, слившись в одно целое. К тому моменту, когда они остановились, поезд был уже в нескольких метрах от них и набирал скорость.
– Черт побери! – разразилась проклятиями Уитни, лежа на нем сверху. – Мы могли свернуть себе шею.
– Да. – Он и лежал и у насыпи, с трудом переводя дыхание. Его руки двигались под ее юбкой, подбираясь к бедрам, однако Дуг вряд ли это замечал. – Но не свернули.
Уитни смерила его сердитым взглядом.
– Ну, значит, нам посчастливилось. Что теперь мы будем делать? – спросила она, убирая с лица рассыпавшиеся волосы. – Мы очутились в центре неизвестно чего, во многих километрах от того места, куда направлялись, и без всякого транспорта, чтобы туда попасть.
– У тебя есть ноги, – отпарировал Дуг.
– И у них тоже, – сказала она сквозь зубы. – Они сойдут на следующей остановке и вернутся, чтобы нас найти. У них пистолеты, а у нас манго и палатка.
– Поэтому чем быстрее мы перестанем спорить и двинемся в путь, тем лучше. – Без всяких церемоний он оттолкнул ее и встал. – Я никогда не говорил тебе, что мы отправляемся на пикник.
– Но и никогда не упоминал, что будешь стал кивать меня с движущегося поезда.
– Просто держи свою задницу наготове, дорогая. Потирая ушибленное бедро, Уитни поднялась и встала рядом с ним:
– Ты грубый, невежественный и очень неприятный.
– Ох, извините меня, пожалуйста. – Дуг отвесил ей насмешливый поклон:
– Герцогиня, не соблаговолите ли следовать вот этой дорогой, чтобы из нас не вышибли мозги?
Уитни отскочила в сторону и подняла рюкзак, который при падении выпал у нее из рук.
– Какой дорогой?
Дуг вскинул на плечи свой рюкзак.
– На север.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горячий лед - Робертс Нора



Шикарная
Горячий лед - Робертс НораМарианна
19.07.2014, 21.12





Очень понравилось
Горячий лед - Робертс Нораольга
21.07.2014, 23.12





Очень, очень понравилось 10 из 10
Горячий лед - Робертс Норамарго
23.07.2014, 11.42





Великолепная книга!
Горячий лед - Робертс Норамария
20.08.2015, 15.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100