Читать онлайн Горячий лед, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горячий лед - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горячий лед - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горячий лед - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Горячий лед

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Пока все идет нормально. Такие слова не очень вдохновляли, но ничего лучше Уитни придумать не могла. Первый день ее пребывания у Димитри в качестве «гостя» прошел без осложнений. Однако не было и идеи, как отсюда выбраться в целости и сохранности.
Димитри был любезен и обходителен. Малейшая ее прихоть сразу же исполнялась. Уитни проверила это, весьма туманно намекнув на то, что ей хочется шоколадного суфле. Оно было подано ей в конце долгого, необычного ужина, состоявшего из семи блюд.
Все три часа, что она провела взаперти в своих комнатах после полудня, Уитни ломала голову над тем, как ей выбраться, но ничего не придумала. Проскользнуть в двери было невозможно, выпрыгнуть из окна – тоже невозможно, а в гостиной был только внутренний телефон.
Она могла попытаться убежать во время послеобеденной прогулки в саду. Но как раз в тот момент, когда Уитни мысленно прорабатывала детали побега, Димитри, сорвав для нее розу, признался в том, сколько неприятностей доставляет ему необходимость вооруженной охраны. Проблема безопасности, сказал он, – это оборотная сторона успеха.
Когда они дошли до конца сада, Димитри небрежно указал на одного из своих охранников. Широкоплечий парень, одетый в элегантный темный костюм, с аккуратными усами, держал в руках маленький смертоносный «узи».
Посмотрев на него, Уитни решила, что надо отыскать более утонченные способы побега, чем бешеные броски по открытой местности.
Она размышляла над этим во время своего послеобеденного заключения. Рано или поздно ее отец начнет беспокоиться, не получая от нее никаких известий. Но на это может понадобиться целый месяц.
В какой-то момент Димитри захочет покинуть Мадагаскар. Возможно, это случится скоро, ведь сокровища у него в руках. И только от его прихоти зависит, возьмет он ее с собой или нет, тем самым предоставив больше возможностей для побега. Уитни не хотела, чтобы ее судьба зависела от прихотей человека, который румянится и нанимает людей, чтобы они убивали по его приказу.
Она несколько часов проходила по комнатам, придумывая и отвергая различные планы – от таких простых, как связать вместе простыни и спуститься по ним на землю, до таких нереальных, как расковырять стены ножом для масла.
В конце концов Уитни надела легкое шелковое платье цвета слоновой кости, сверкавшее мелкими жемчужинами, которое подчеркивало каждой изгиб ее стройной фигуры.
Большую часть следующих двух часов она смотрела на Димитри, который сидел напротив нее за длинным обеденным столом, тускло поблескивавшим при свете двух десятков свечей. Ужин был совершенно изысканным – улитки, суфле, шампанское «Дом Периньон». Они беседовали под тихую музыку Шопена.
Несомненно, Димитри был знатоком литературы и искусства и прекрасно смотрелся бы в любом, самом элитарном клубе. Они успели обсудить пьесу Теннесси Уильямса и творчество французских импрессионистов.
Суфле таяло у нее во рту, но Уитни с тоской вспоминала клейкий рис и фрукты, которые однажды ночью она ела с Дугом в пещере.
Уитни вела с Димитри неторопливую беседу, но ей приходили на ум те колкости, которыми она обменивалась с Дугом. Шелк приятно холодил ее плечи но Уитни не задумываясь поменяла бы это пятисотдолларовое платье на тот жесткий мешок, в котором шла к побережью.
Жизнь ее висела на волоске, и нельзя было сказать, что это скучно. Просто она была несчастна.
– Кажется, вы сегодня вечером витаете где-то в облаках, моя дорогая.
– Да? – Уитни вернулась к действительности. – Это был превосходный ужин, мистер Димитри.
– Но развлечения еще не кончились. Молодой, энергичной женщине нужно что-то более впечатляющее. – С благожелательной улыбкой он нажал кнопку. Почти мгновенно появился одетый в белый костюм китаец. – Мы с мисс Макаллистер будем пить кофе в библиотеке. Здесь слишком просторно, – добавил Димитри, когда китаец, пятясь, вышел из комнаты. – Я рад, что вы разделяете мою любовь к печатному слову.
Уитни сначала хотела отказаться, но подумала, что знакомство с домом могло бы помочь при бегстве. Было бы неплохо получить хоть какие-то преимущества, решила она и, улыбнувшись, столкнула столовый нож в открытую вечернюю сумку, лежавшую рядом с тарелкой.
– Всегда приятно проводить вечер с человеком, который ценит прекрасное. – Уитни встала, защелкнула сумку. Взяв Димитри под руку, она сказала себе, что при первой же возможности без всяких сожалений вонзит этот нож в его сердце.
– Когда человек много путешествует, как я, – начал Димитри, – он обычно берет с собой самое нужное. Хорошее вино, пластинки с любимой музыкой, несколько книг. – Он спокойно шел по дому, распространяя легкий запах приятного одеколона. Строгий белый обеденный костюм сидел на нем безукоризненно.
Настроение у Димитри было благосклонным. Слишком давно он не ужинал с молодой красивой женщиной. Открыв высокие двойные двери, он пропустил Уитни в библиотеку.
– Если хотите, полистайте их, моя дорогая, – сказал Димитри, показывая шкафы с книгами.
Комната выходила на террасу. На это Уитни сразу обратила внимание. Если ночью она сможет выбраться из своей комнаты, то лучше всего будет бежать через библиотеку. Но тогда надо будет проскользнуть мимо охранников. И их пистолетов.
«Шаг за шагом», – напомнила себе Уитни слова Дуче, проведя пальцем по кожаным переплетам книг.
– У моего отца похожая библиотека, – заметила она. – Я всегда считала, что в библиотеке можно прекрасно провести вечер.
– Особенно, если есть кофе и бренди. – Димитри налил себе бренди, в это время китаец внес серебряный кофейный сервиз. – Отдайте Чану свой нож, дорогая. Он очень тщательно моет посуду.
Повернувшись, Уитни увидела, что губы Димитри растянулись в легкой улыбке, тогда как его взгляд похож на взгляд рептилии – безжизненный, холодный и угрожающе спокойный.
Не говоря ни слова, Уитни вытащила нож и отдала его слуге. Все проклятия, которые вертелись у нее на языке, весь гнев, который она едва сдерживала, не могли ей сейчас помочь.
– Бренди? – спросил Димитри, когда Чан оставил их одних.
– Да, благодарю вас. – Держась так же невозмутимо, как и он, Уитни пересекла комнату и взяла рюмку.
– Вы собирались убить меня вашим столовым ножом, моя дорогая?
Уитни пожала плечами и глотнула бренди. Оно перекатилось в ее желудке и осело.
– Была такая мысль.
Он засмеялся долгим, раскатистым смехом, который звучал очень неприятно. Димитри снова подумал о богомоле и движениях мотылька.
– Я восхищен вами, Уитни. Правда, восхищен. – Он чокнулся с ней, покрутил бренди в рюмке и выпил. – Мне кажется, вы бы не отказались еще раз взглянуть на сокровища. В конце концов, у вас сегодня на это не было достаточно времени, ведь так?
– Вы правы, Ремо очень спешил.
– Мой грех, дорогая, признаю, это мой грех. – Он слегка коснулся ее плеча. – Но меня может извинить то, что я с нетерпением ждал встречи с вами. Попробуем исправить эту ошибку. Сейчас у вас будет столько времени, сколько захотите.
Димитри подошел к книжным полкам у восточной стены и отодвинул одну секцию. Уитни без всякого удивления увидела сейф. Такая маскировка была довольно обычной. Секунду она размышляла о том, каким образом Димитри узнал у владельцев о существовании сейфа. Она налила себе бренди. Ясно, что они рассказали ему обо всех особенностях дома, перед тем как... отдали дом в его пользование.
Вращая рукоятку, Димитри не пытался скрыть от нее комбинацию цифр. Он чертовски самоуверен, подумала Уитни, запоминая последовательность. Человек, который так уверен в себе, заслуживает хорошего пинка в зад.
Димитри осторожно достал из сейфа старую шкатулку. Ее уже почистили, и дерево сияло.
– Вполне коллекционный образец.
– Да. – Уитни поболтала в рюмке бренди, думая о том, что будет, если выплеснуть напиток ему в лицо. – Совершенно согласна с вами.
Димитри держал шкатулку в руках бережно, почти нерешительно, как отец держит новорожденного младенца.
– Мне трудно представить, как кто-то с такими нежными руками копается в земле – даже ради этого.
Уитни улыбнулась, подумав о том, что приходилось делать ее нежным рукам за прошедшую неделю:
– У меня нет особой склонности к ручному труду, но когда это необходимо… – Она повернула руку ладонью вверх, критически ее разглядывая. – Признаюсь, что собиралась сделать маникюр, когда Ремо... прислал ваше приглашение. Это маленькое приключение оказалось смертельным для моих рук.
– Завтра мы все организуем. А пока, – он положил шкатулку на широкий стол, – наслаждайтесь.
Уитни подошла к шкатулке и откинула крышку. Драгоценности производили не меньшее впечатление, чем утром. Протянув руку, она достала ожерелье из алмазов и сапфиров, которое понравилось Дугу.
Нет, он просто пожирал его глазами, с грустной улыбкой вспомнила Уитни.
– Невероятно, – вздохнула Уитни. – Совершенно невероятно. А некоторые теряют разум из-за простой нитки жемчуга.
– Вы держите в руке приблизительно четверть миллиона долларов.
Губы Уитни скривились.
– Какая приятная мысль.
Сердце Димитри забилось чуточку быстрее, когда он увидел, как небрежно и в то же время элегантно она держит драгоценности. Так, должно быть, их держала королева незадолго до своего падения и смерти.
– Такие драгоценности нужно носить.
– Да. – Смеясь, Уитни приложила ожерелье к себе. Как чьи-то темные глаза, сияли сапфиры. Бриллианты волнующе переливались. – Это ожерелье красиво и, несомненно, дорого стоит, но… – Уитни положила в шкатулку и взяла многоярусное бриллиантовое колье. – Вы когда-нибудь заду мы вались над тем, каким образом Мари сумела забрать его у графини?
– Значит, вы верите, что это знаменитое колье, которое фигурировало в «деле о бриллиантах»? – Она его снова приятно удивила.
– Мне хочется так думать. – Уитни пропустила колье сквозь пальцы и повернула так, чтобы оно отражало свет. Как говорил Дуг о «Сиднее», это было все равно что одновременно держать в руках лед и пламя. – Почему-то я верю, что она была очень умной женщиной и одержала верх над людьми, которые пытались ее использовать. – Уитни взяла из шкатулки рубиновый браслет. – Жеральд Лебрюн жил, как нищий, храня под полом огромное состояние. Странно, вы не думаете?
– Преданность, если она не подкреплена страхом, – это всегда странно. – Димитри взял у нее из рук колье и стал рассматривать. Уитни увидела совершенно неприкрытую алчность. Его глаза загорелись, совершенно как глаза Барнза, когда тот нацелил пистолет на ее колено. Кончик языка высунулся изо рта. Когда Димитри заговорил, голос его дрожал от страсти, как у странствующего проповедника:
– Сама революция была великолепным временем – временем перемен, временем смерти, временем возмездия; Разве вы не чувствуете этого, когда держите в руках драгоценности? Кровь, отчаяние, вожделение, власть. Крестьяне и политики сбросили многовековую монархию. Как они удержались у власти? – Димитри улыбнулся. Бриллианты сверкали в его руках, глаза горели от возбуждения. – Страх. Разве может быть более подходящее название для того времени, чем власть террора?
Димитри наслаждался. Уитни видела по его глазам, что не сами бриллианты, а кровь на них доставляла ему наслаждение. Она почувствовала, как страх в ней сменяется отвращением. Дуг был прав, решила она. Главное – победить. А она еще не проиграла.
– Лорд скорее всего продал бы эти драгоценности, получив лишь часть настоящей стоимости. – Уитни, надев на руку рубиновый браслет, вновь подняла рюмку с бренди. – У такого человека, как вы, должно быть, другие планы.
– Вы так же восприимчивы, как и прекрасны. – Он женился на своей второй жене потому, что ее кожа была цвета свежих сливок. Он избавился от нее потому, что ее мозги были той же консистенции. Уитни его все больше заинтриговывала. Немного успокоившись, он пропустил колье сквозь пальцы. – Я собираюсь наслаждаться этими сокровищами. Их стоимость для меня значит немного. Я очень богатый человек. – Это было сказано с гордостью. Богатство для него так же важно, как мужские достоинства, как интеллект. Гораздо больше, подумал Димитри, потому что деньги могут возместить недостаток того и другого.
– Коллекционирование вещей, – он провел пальцем по браслету и по запястью Уитни, – стало для меня увлечением, могу даже сказать, что это моя страсть.
Он может называть это увлечением, подумала Уитни. Ради содержимого шкатулки он убивал снова и снова, но она значила для него не больше, чем для мальчишки горсть ярких камешков. Она попыталась согнать с лица отвращение и не говорить с ним тоном обвинителя.
– Вы можете смеяться надо мной, но я все-таки скажу: меня огорчает, что вы питаете такое чувство к своему хобби. – Вздохнув, Уитни провела рукой по сверкающим украшениям. – Мне очень хотелось владеть всем этим.
– Напротив, я восхищен вашей честностью. – Оставив ее около шкатулки, Димитри отошел, чтобы налить кофе. – И я понимаю, что вы очень много поработали ради сокровищ королевы.
– Да, я… – Уитни замолчала. – Мне интересно, мистер Димитри, как вы узнали о сокровищах?
– Бизнес. Со сливками, моя дорогая?
– Нет, спасибо. Черный. – Пытаясь сдержать нетерпение, Уитни через всю комнату подошла к кофейному столику.
– Лорд говорил вам об Уитакере? – спросил ее радушный хозяин.
Уитни взяла кофе и заставила себя сесть.
– Только то, что он приобрел бумаги и решил выбросить их на рынок.
– Хотя Уитакер был немного глуповат, но временами он неплохо соображал. Одно время он был деловым партнером Гарольда Р. Беннета. Вам знакомо это имя?
– Конечно. – Она сказала это непринужденно, но ее сознание напряженно работало. Упоминал ли Дуг имя генерала? Да, был генерал, который вел с леди Смит-Райт переговоры относительно бумаг. – Беннет – это отставной пятизвездный генерал и неплохой бизнесмен. Он поддерживает профессиональные контакты с моим отцом, кроме того, они играют в гольф.
– Я всегда предпочитал гольфу шахматы, – заметил Димитри. Шелковое платье цвета слоновой кости отблескивало так, что Уитни была похожа на стеклянную шахматную королеву. Димитри вспомнил то приятное ощущение, когда сжимал стеклянную фигурку в руке. – Значит, вы знаете, чем занимается генерал Беннет.
– Он хорошо известен как меценат и вдобавок коллекционирует уникальные вещи. Я читала несколько лет назад, что он организовал экспедицию в Карибское море и нашел затонувший испанский галион. Он поднял разных ценностей на пять с половиной миллионов долларов. То, чем будто бы занимался Уитакер, Беннет делает реально. И довольно успешно.
– Вы многое знаете. Мне это нравится. – Димитри добавил в свою чашку сливки и две большие ложки сахара. – Можно сказать, что Беннет получает удовольствие от поисков. Египет, Новая Зеландия, Конго – он везде ищет и находит бесценные вещи.
Если верить Уитакеру, Беннет чуть было не заключил соглашения с леди Смит-Райт относительно бумаг, которые она унаследовала. У Уитакера были свои связи, и он умел вести переговоры с женщинами. Он увел это дело прямо из-под носа Беннета. Но к несчастью, он был только любителем.
Уитни почувствовала слабость в сердце.
– Вы узнали от него, где хранятся бумаги, и наняли Дугласа украсть их?
– Приобрести, – деликатно поправил Димитри. – Уитакер даже под давлением не сообщил мне содержания всех документов. Он сказал мне, что интерес Беннета в основном связан с культурной ценностью сокровищ, их историей. Естественно, меня захватила идея приобретения сокровищ, принадлежавших Марии-Антуанетте, тем более что я особенно восхищаюсь этой королевой из-за ее честолюбия и пристрастия к роскоши.
– Естественно. Если вы не собираетесь продавать содержимого этой шкатулки, мистер Димитри, то что вы собираетесь с ним делать?
– Владеть им, Уитни. – Он улыбнулся, глядя на нее. – Ласкать, смотреть. Владеть.
Взгляд Дуга на сокровища разочаровывал Уитни, но она по крайней мере могла его понять. Дуг рассматривал сокровища как средство достижения своей цели. Димитри же видел в них только личную собственность. Десятки возражений всплыли в ее мозгу. Все это Уитни отбросила:
– Мари вас наверняка бы одобрила. Размышляя над этим замечанием, Димитри по своему обыкновению смотрел в потолок. Королевская власть всегда захватывала его воображение.
– Да, она одобрила бы. Жадность считается одним из семи смертных грехов, но очень немногие понимают, какое это может принести удовольствие. – Он промокнул губы льняной салфеткой и встал. – Надеюсь, вы простите меня, дорогая. Я привык рано ложиться. – Димитри нажал кнопку, и полки встали на место. – Может быть, вы хотите перед уходом выбрать себе книгу?
– Пожалуйста, не считайте себя обязанным меня развлекать, мистер Димитри.
Еще раз улыбнувшись, он похлопал ее по руке:
– Возможно, вам понадобится книга в другой раз, Уитни. Я уверен, что сейчас вам нужно отдохнуть после пережитого за последнее время. – Раздался тихий стук в дверь. – Ремо проводит вас до вашей комнаты. Спите спокойно.
– Спасибо.
Уитни поставила свою чашку и встала, но не сделала и пары шагов, как рука Димитри схватила ее запястье. Уитни взглянула на полированные ногти и розовый обрубок.
– Браслет, моя дорогая. – Его пальцы сжимали руку довольно крепко. Но Уитни даже не поморщилась.
– Простите.
Димитри снял золото и рубины с ее запястья.
– Надеюсь, вы присоединитесь ко мне за завтраком.
– Конечно. – Уитни направилась к двери, остановившись, пока Димитри открывал ее. – Спокойной ночи.
– Спокойной ночи, Уитни. Она хранила холодное молчание до тех пор, пока за ней не захлопнулась дверь ее апартаментов.
– Сукин сын! – Уитни с отвращением сняла итальянские туфли и швырнула их о стену.
Я в ловушке, подумала Уитни. Заперта так же аккуратно, как сокровища в шкатулке. Наверное, и ее он хочет рассматривать, ласкать. Владеть. Появилось желание плакать, выть, стучать кулаками в запертую дверь. Вместо этого она сняла шелковое платье и, бросив его в угол, отправилась в спальню.
Она найдет выход, пообещала себе Уитни. Она придумает, как отсюда выбраться, и тогда Димитри заплатит за каждую минуту, которую удерживает ее в заключении.
На миг она прислонилась к шкафу, пытаясь подавить желание заплакать. Справившись с собой. Уитни достала синее кимоно. Ей нужно подумать. Только подумать. Комнату наполнял удушливый запах цветов. Уитни решила устроить сквозняк и направилась к дверям, выходящим на крошечный балкон.
Стиснув зубы, она рывком открыла двери. Наверное, будет дождь, подумала Уитни. Это хорошо, может, от дождя и ветра ее голова прояснится. Положив руки на перила, она наклонилась вперед, глядя на залив.
И как она впуталась в эти неприятности? Ответ был коротким и состоял всего из двух слов: Дуг Лорд.
Она вела нормальную жизнь, занималась собственными делами, когда Дуг вторгся в ее жизнь со своей охотой за сокровищами, киллерами и ворами. Сейчас она сидела бы в каком-нибудь приятном прокуренном клубе и рассматривала наряды и прически у знакомых и незнакомых. «Вела бы нормальную жизнь», – мрачно подумала Уитни.
А теперь она заперта в чужом доме на Мадагаскаре, ее караулят улыбающийся киллер средних лет и его свора. В Нью-Йорке ее никто не посмел бы закрыть на ключ.
– Дуг Лорд, – вслух пробормотала Уитни и оцепенела, увидев, как ее руку схватила чья-то рука. Уитни уже вдохнула воздух, чтобы закричать, но тут над перилами появилась голова.
– Это я, – сквозь зубы процедил Дуг. – А теперь помоги мне перебраться к тебе, черт побери.
Уитни забыла все, что секунду назад думала о нем, и наклонилась, покрывая его лицо поцелуями. Кто сказал, что нет никакого Седьмого кавалерийского полка?
– Послушай, дорогая, я очень ценю такой теплый прием, но еще немного, и я сорвусь. Дай мне руку.
– Как ты меня нашел? – спросила Уитни, помогая ему перебраться через перила. – Я уже не надеялась, что ты придешь. Тут везде охранники с этими отвратительными автоматами. Эта комната заперта, и…
– Господи, если бы я вспомнил, что ты так много говоришь, то не стал бы беспокоиться. – Он легко встал на ноги.
– Дуглас, – Уитни снова захотела заплакать, но сдержала слезы, – как славно, что ты нашел время заскочить.
– Неужели? – Дуг прошел в роскошную спальню. – Я не уверен, что тебе нужна другая компания, ты прекрасно проводишь время с Димитри. Шикарный обед. Что еще?
– Ты наблюдал за нами?
– Я был поблизости. – Дуг потрогал пальцем шелк платья. – Это он тебе подарил?
Его тон и вопросы Уитни сочла обидными и оскорбительными.
– На что ты намекаешь?
– Неплохо, неплохо. – Дуг подошел к туалетному столику и открыл пробку хрустального флакончика с духами. – Все для дома, да?
– Я терпеть не могу говорить очевидные вещи, но ты задница.
– А ты? – Он щелчком вернул на место пробку. – Ходишь в модных шелковых платьях, которые он тебе куп ил, пьешь с ним шампанское, позволяешь ему себя трогать?
– Трогать? – Уитни сказала это с расстановкой. Дуг смерил ее взглядом от голых ног до мелочно-белой шеи:
– Ты ведь хорошо знаешь, как улыбаться мужчинам, да, милочка? Это твой кратчайший путь к победе?
Тщательно соразмеряя каждый шаг, Уитни подошла к нему и изо всех сил влепила пощечину. Долгое время было слышно только их дыхание и вой ветра за окнами.
– Сейчас тебе это сошло с рук, – тихо сказал Дуг, проводя ладонью по щеке. – Но больше никогда этого не делай. Я не такой джентльмен, как твой Димитри.
– Убирайся! – прошипела Уитни. – Убирайся ко всем чертям. Ты мне не нужен.
Боль была такой сильной, что он перестал думать о пощечине.
– Ты думаешь, я ничего не вижу?
– Ты ничего не видишь.
– Я скажу тебе, что вижу, дорогая. Я вижу пустой номер в отеле. Я вижу, что ты исчезла вместе со шкатулкой. Я вижу тебя здесь, обнимающейся с этим подонком.
– Ты предпочел бы видеть меня привязанной к кровати с иголками под ногтями? – Уитни отвернулась. – Прости, что я тебя разочаровала.
– Ладно, не будем об этом. Расскажи, что здесь происходит.
– Зачем? – Уитни в ярости смахнула рукой слезу. Черт возьми, она не станет плакать. Она никогда не плакала из-за мужчины. – Ты уже составил свое мнение.
Дуг провел рукой по волосам и подумал, что было бы неплохо выпить.
– Послушай, я уже несколько часов схожу с ума. Чтобы найти дом Димитри, мне понадобилось полдня. Потом пришлось пробираться через охрану. – Дуг не стал добавлять, что один из охранников лежит в кустах с перерезанным горлом. – А когда я попадаю сюда, я вижу, что ты одета, как принцесса, обедаешь с Димитри и улыбаешься ему так, будто вы лучшие друзья.
– А что, черт возьми, я должна была делать? Бегать раздетой, кричать на него, плевать ему в глаза? Проклятие, моя жизнь висит на волоске. Если нужно играть, то я буду играть до тех пор, пока не найду выхода. Если хочешь, можешь называть меня трусихой. Но не шлюхой. – Уитни снова повернулась к Дугу, глаза ее были злыми и мокрыми. – Я не шлюха, понимаешь?
Дуг почувствовал себя так, как будто ударил кого-то маленького и беззащитного. Он не был уверен, что найдет Уитни в живых, а когда нашел, она оказалась такой холодной и такой прекрасной. И что еще хуже, такой властной. Но разве он до сих пор не знал, какая она?
– Я не это хотел сказать. Прости. – Дуг начал нервно расхаживать взад и вперед. Вытащив из вазы розу, он разломал стебель пополам. – Господи, я не соображаю того, что говорю. Я как сумасшедший с тех самых пор, как вошел в номер отеля и не нашел тебя. Я воображал себе Бог знает что. Думал, что все уже кончено.
Дуг бесстрастно посмотрел на каплю крови на своем пальце, там, где колючка поцарапала кожу. Нужно глубоко вздохнуть и продолжать спокойно.
– Черт возьми, Уитни, я беспокоился, очень беспокоился о тебе. Я не знал, что именно застану Здесь. Она вытерла слезы и фыркнула:
– Ты и правда беспокоился обо мне?
– Очень. – Дуг пожал плечами и бросил на пол покалеченную розу. Он не мог объяснить ей – и даже себе, – почему он испытывал такое сильное чувство страха, вины, отчаяния в эти бесконечные часы. – Я не думал, что буду так переживать из-за тебя.
– Это можно понимать как извинение?
– Да. – В его голосе звучали разочарование и гнев. – Ты хочешь, чтобы я ползал на коленях?
– Может быть. – Уитни улыбнулась и пошла ему навстречу. – Может быть, но позже.
– Господи – Когда Дуг дотронулся до ее лица, его руки немного дрожали, но губы были уверенными и настойчивыми. – Я думал, что больше никогда тебя не увижу.
– Я знаю. – Она прижалась к нему, испытывая необыкновенное облегчение. – Просто обними меня на минуту.
– Когда мы отсюда выберемся, я буду обнимать тебя так долго, как ты захочешь. – Взяв Уитни за плечи, он повел ее к кровати. – Ты должна рассказать мне, что произошло и какая здесь обстановка.
Уитни кивнула и села на край кровати. Почему ее колени так дрожат именно сейчас, когда появилась надежда?
– Пришли Ремо и этот тип, Барнз.
Дуг видел выражение ее глаз и обругал себя снова.
– Они тебя били?
– Нет. Ты только что уехал, а я как раз вошла в ванную.
– Почему они не стали удерживать тебя до тех пор, пока я не вернусь?
Уитни приподняла ногу и принялась рассматривать ступню.
– Я сказала им, что убила тебя.
На лице Дуга на короткое мгновение отразилось недоверие.
– Что?
– Было нетрудно убедить их в том, что я гораздо сообразительнее тебя и что я всадила тебе пулю в лоб, чтобы забрать сокровища. В конце концов они при первой же возможности проделывают подобные вещи друг с другом, и это помогло их убедить.
– Сообразительнее меня?
– Не обижайся, дорогой.
– Они на это купились? – Не очень обрадованный, Дуг засунул руки в карманы. – Они поверили, что тощая баба меня прикончила? Я же профессионал.
– Я не хотела подрывать твою репутацию, но в тот момент эта идея показалась мне неплохой.
– И Димитри тоже купился?
– Похоже на то. Я постаралась разыграть из себя эдакую бессердечную женщину, которая не упустит любой возможности. Мне кажется, я его просто очаровала.
– Ну еще бы!
– Мне хотелось бы плюнуть ему в глаза, – сказала Уитни с такой злостью, что Дуг удивленно поднял брови. – Было бы замечательно, если бы такая возможность представилась. Ты знаешь, я думаю, что он вообще не человек, а мокрица – просто переползает с места на место, собирая красивые вещи и оставляя за собой скользкий след. Он собирает сокровища, как маленькие мальчики собирают шоколадные обертки. Он будет открывать шкатулку, смотреть, гладить драгоценности и думать о том, как кричат люди, когда падает нож гильотины. Он хочет оживить страх, увидеть кровь. Для негр это очень много значит. А все те люди, которых по его приказу убили, чтобы он получил сокровища, для него не значат ничего. – Она обхватила пальцами ракушку Жака. – Они для него абсолютно ничего не значат.
Дуг встал перед ней на колени:
– Мы плюнем ему в глаза, Уитни. – Он обхватил пальцами ее руку, лежащую на ракушке. – Я тебе обещаю. Ты знаешь, где он их прячет?
– Сокровища? – Холодная улыбка тронула ее лицо. – Ода. Для него было большим удовольствием показать их мне. Он так чертовски уверен в себе, так уверен, что показал мне все.
Дуг поднял ее на ноги:
– Пойдем и возьмем их, милая.
Чтобы справиться с замком, ему понадобилось меньше двух минут. Приоткрыв дверь, Дуг внимательно осмотрел коридор. Он был пуст.
– Отлично, теперь нужно двигаться быстро и тихо.
Уитни протянула ему руку, и они вышли из комнаты.
Дом хранил молчание. Очевидно, когда Димитри отправлялся отдыхать, все в доме также ложились спать. В темноте они спустились по лестнице на первый этаж. Тяжелый запах похоронной конторы, цветов и мастики. Уитни жестом показывала, куда идти. Держась ближе к стене, они медленно пробирались к библиотеке.
Димитри не потрудился даже запереть дверь. Дуг был разочарован и в то же время обеспокоен тем, что все идет так гладко. Они проскользнули внутрь. Дождь начал барабанить по окнам. Уитни сразу прошла к полкам у восточной стены и отодвинула нужную секцию.
– Они там, – прошептала она. – Комбинация цифр – пятьдесят два вправо, тридцать шесть влево.
– Откуда ты знаешь комбинацию?
– Я наблюдала за ним, когда он открывал. Дуг с тяжелым сердцем взялся за рукоятку.
– Почему он, черт возьми, ничего ни скрывает? – пробормотал он, начиная ее поворачивать. – Ладно, что там дальше?
– Еще пять влево, потом двенадцать вправо. – Когда Дуг опустил рукоятку, Уитни затаила дыхание. Дверца сейфа беззвучно открылась.
– Вот она, – прошептал Дуг, вытаскивая шкатулку. Взвесив ее на ладонях, он улыбнулся Уитни. Дуг хотел бы открыть крышку, чтобы только разок взглянуть на сокровища. Но решил, что лучше это сделать в следующий раз. – Давай выбираться отсюда.
– И поскорей. – Взяв его за руку, Уитни направилась к дверям на террасу. – Воспользоваться этим выходом, чтобы не беспокоить нашего хозяина?
– Это будет очень тактично.
Но они не успели пройти и половины расстояния до террасы, как двери распахнулись. Перед ними стояли трое мужчин, их пистолеты были мокрыми от дождя. В середине усмехался Ремо:
– Мистер Димитри не хочет, чтобы вы уходили, пока он не поставит вам выпивку.
– Да, в самом деле. – Двери в библиотеку открылись. Вошел Димитри, все еще одетый в белый костюм. – Я не могу позволить, чтобы мои гости уходили в такой дождь. Давайте вернемся и присядем. – Как радушный хозяин он подошел к бару и налил бренди. Дорогой мистер Лорд, этот костюм вам очень к лицу.
Дуг чувствовал, как в его спину ткнулся ствол пистолета Ремо.
– Вообще-то я не люблю навязываться.
– Пустяки, пустяки. – Повернувшись, Димитри поболтал в рюмке бренди. По мановению его руки комнату залил свет. Уитни могла бы поклясться, что в этот момент глаза Димитри были совершенно бесцветными. – Садитесь. – Тихая просьба напоминала шипение змеи.
Подталкиваемый стволом пистолета. Дуг прошел вперед, в одной руке он держал шкатулку, а в другой – руку Уитни.
– В дождливую ночь нет ничего лучше бренди.
– Безусловно. – Изящным жестом Димитри подтолкнул к ним две рюмки. – Уитни… – Он вздохнул, жестом указывая на кресло. – Вы меня разочаровали.
– Я не предоставил ей особого выбора. – Дуг надменно взглянул на Димитри. – Такая женщина, как она, всегда заботится прежде о себе.
– Я восхищаюсь рыцарским поведением, особенно когда оно столь неожиданно. – Перед тем как выпить, Димитри слегка чокнулся с Дугом. – Я давно догадывался о несчастной привязанности к вам Уитни. Дорогая, неужели вы и вправду подумали, что я поверил, будто вы застрелили мистера Лорда?
Она пожала плечами и, хотя ее руки, державшие рюмку, были влажными, сделала глоток.
– Наверно, мне нужно поработать над собой, чтобы научиться обманывать наверняка.
– Да, вы правы. Но у вас очень выразительные глаза. «В твоих глазах я вижу свое печальное сердце», – плавно льющимся голосом Димитри процитировал Шекспира. – Тем не менее проведенный с вами вечер доставил мне большое удовольствие.
Уитни провела рукой по своей короткой юбке.
– Боюсь, что вас разочарую, но мне было немного скучно.
Губы его скривились. Все в комнате знали, что достаточно одного его слова, всего лишь одного – и она будет мертва. Но Димитри предпочел засмеяться.
– Женщины – это очень переменчивые создания, вы согласны, мистер Лорд?
– У некоторых довольно хороший вкус.
– Меня забавляет, что мисс Макаллистер, имеющая такой утонченный вкус, может проявлять склонность к человеку вашего сорта. Но, – Димитри пожал плечами, – любовь всегда была для меня загадкой. Ремо, будьте добры, освободите мистера Лорда от шкатулки. И от оружия. Просто положите все на стол. – Пока Ремо выполнял его приказы, Димитри пил свое бренди и, казалось, о чем-то размышлял. – Я понимал, что вы захотите вернуть себе и мисс Макаллистер, и сокровища. Сейчас, когда эта весьма интригующая шахматная партия, которую мы с вами разыграли, завершена, я должен сказать, что разочарован той легкостью, с которой поставил вам мат. Я надеялся на более интересную концовку.
– Отошлите ваших ребят, и мы с вами, возможно, обсудим кое-что.
Димитри снова засмеялся, и его смех напоминал дребезжание льдинок.
– Боюсь, что времена, когда я мог драться, прошли, мистер Лорд. Я предпочитаю более утонченные способы разрешения споров.
– Нож в спину?
Услышав вопрос Уитни, Димитри только поднял брови:
– Я должен признать, что один на один вы намного превосходите меня, мистер Лорд. В конце концов, вы молодой и физически крепкий человек. Боюсь, что мне нужна фора в виде моих служащих. А теперь… – Димитри поднес палец к губам. – Что мы будем делать в этой ситуации?
Он просто наслаждается, мрачно подумала Уитни. Он похож на паука, радостно раскидывающего паутину для мух, чтобы потом высасывать из них кровь. Ему хочется увидеть, как они будут дрожать от страха.
Уитни взяла за руку Дуга и пожала ее. Выхода не было, но они не будут пресмыкаться перед ним. И видит Бог, не будут дрожать.
– Насколько я понимаю, мистер Лорд, вы догадываетесь о вашей участи. По существу, вы уже давно мертвец. Дело только в том, какой метод использовать.
Дуг проглотил бренди и усмехнулся:
– Не думаете ли вы, что я буду вам подсказывать.
– Нет-нет. Но я уже много думал над этим. Очень много. К несчастью, здесь у меня нет возможностей сделать все так, как я предпочитаю. Но я знаю, что у Ремо есть очень сильное желание позаботиться о вашей судьбе. Хотя он довольно часто ошибался в вашем деле, я думаю, что конечный успех заслуживает награды. – Димитри достал из инкрустированной коробки черную сигарету. – Я отдаю вам мистера Лорда, Ремо. – Он прикурил и посмотрел на Ремо сквозь облако дыма. – Но убивайте его не торопясь.
Дуг ощутил прикосновение холодного ствола пистолета чуть ниже левого уха:
– Не возражаете, если я сначала допью бренди?
– Конечно. – Элегантно кивнув, Димитри снова обратился к Уитни:
– Что касается вас, моя дорогая, я сначала предполагал провести несколько дней в вашем обществе. Я думал, что мы с вами, возможно, разделим некоторые удовольствия. Однако… – Он погасил сигарету в кристально чистой пепельнице. – Но последние обстоятельства изменили мое решение. Один из моих служащих стал обожать вас сразу, как только я показал ему вашу фотографию. Любовь с первого взгляда. – Димитри пригладил редеющие волосы. – Барнз, я вас благословляю. Берите ее. Но на этот раз будьте аккуратнее.
– Нет! – Дуг вскочил с кресла. В одно мгновение ему скрутили руки за спину и приставили к горлу пистолет. Несмотря на это, он продолжал сопротивляться. – Она заслуживает гораздо большего, – в отчаянии крикнул Дуг. – Ее отец заплатит вам миллион, два миллиона, чтобы получить ее. Не будьте дураком, Димитри. Если вы отдадите ее этому маленькому подонку, она уже ничего не будет стоить.
– " – Не все думают только о деньгах, мистер Лорд, – спокойно сказал Димитри. – Видите ли, это дело принципа. Я считаю, что награда так же важна, как и дисциплина. – Его взгляд упал на искалеченную руку. – Да, так же важна. Уведите его отсюда, Ремо, он создает суматоху.
– Не прикасайся ко мне. – Подскочив, Уитни выплеснула содержимое своего бокала в лицо глупо хихикающего Барнза. Охваченная яростью, она сжала пальцы в кулак и ударила Барнза прямо в нос. Его крик и струя крови принесли ей удовлетворение на какое-то мгновение.
Воодушевленный этим. Дуг, упираясь в стоящего сзади охранника, ударил ногами в подбородок второго охранника, того, кто находился перед ним. Его моментально сбили бы с ног, если бы Димитри подал знак. Но он любил наблюдать, как обреченные борются за свою жизнь. Димитри спокойно достал из кармана крупнокалиберный пистолет и выстрелил в сводчатый потолок.
– Хватит! – сказал он, как будто обращался к буйным подросткам. Димитри спокойно смотрел, как Дуг прижимает к себе Уитни. Он очень любил шекспировские трагедии, и не только из-за красоты слова, но главное – из-за беспомощности персонажей. – Я хотя и благоразумный человек, однако романтик в душе. Поэтому я дам вам возможность провести вместе немного больше времени. Мисс Макаллистер, вы можете находиться здесь, пока Ремо будет заниматься казнью.
– Казнью? – бросила ему Уитни со всем сарказмом, на который способна отчаявшаяся женщина. – Надо называть вещи своими именами, Димитри. Это убийство. Вы обманываете сами себя, когда думаете, что вы культурный и воспитанный человек. Вы полагаете, что шелковый костюм может скрыть вашу сущность? Вы всего лишь стервятник, Димитри, стервятник, питающийся мертвечиной. Вы даже сами не убиваете.
– Обычно нет. – Голос Димитри стал ледяным. Те из его людей, которым приходилось слышать подобный тон, сжались в напряжении. – Однако на этот раз я, возможно, сделаю исключение. – Он опустил пистолет.
В эту минуту дверь на террасу распахнулась, со звоном посыпались стекла.
– Руки за голову! – Голос был властным, и в английском слышался сильный французский акцент. Не дожидаясь продолжения. Дуг сразу затолкал Уитни за кресло. Он видел, что Барнз схватился за свой пистолет. Улыбка исчезла с его лица.
– Дом окружен. – Держа наготове оружие, в библиотеку ворвались десять человек в полицейской форме. – Франко Димитри, вы арестованы по обвинению в убийстве, заговоре с целью совершения убийства, похищении…
– Черт побери, – пробормотала Уитни. – Какой длинный список. Конец нашей игры похож на кавалерийскую атаку.
– Действительно. – Дуг вздохнул с облегчением, чувствуя рядом с собой ее тепло. Еще и полиция, подумал он. Он и сам не был кристально чистым. С чувством безнадежности Дуг увидел, что в двери входит человек в панаме.
– Я должен был почуять копа, – пробормотал он.
Затем в комнату с нетерпеливым видом вошел мужчина с копной седых волос:
– Все хорошо, но где же эта девчонка? Дуг увидел, как глаза Уитни расширились так, что заняли чуть не все лицо. Радостно смеясь, она выскочила из-за кресла:
– Папа!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горячий лед - Робертс Нора



Шикарная
Горячий лед - Робертс НораМарианна
19.07.2014, 21.12





Очень понравилось
Горячий лед - Робертс Нораольга
21.07.2014, 23.12





Очень, очень понравилось 10 из 10
Горячий лед - Робертс Норамарго
23.07.2014, 11.42





Великолепная книга!
Горячий лед - Робертс Норамария
20.08.2015, 15.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100