Читать онлайн Горячий лед, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горячий лед - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горячий лед - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горячий лед - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Горячий лед

Читать онлайн

Аннотация

Что может связать наследницу многомиллионного состояния Уитни Макаллистер и обаятельного профессионального взломщика Дугласа Лорда? Возможно, поиски сокровищ королевы Марии-Антуанетты, исчезнувших много лет назад. Возможно, безжалостные наемные убийцы, по пятам преследующие Уитни и Дугласа. Возможно, любовь, неодолимая тяга друг к другу, только крепнущая от испытания к испытанию...


Следующая страница

Глава 1

Дуг бежал, спасая свою жизнь. Бежал уже не в первый раз. Мельком взглянув на витрину магазина Тиффани, он, как всегда, поразился ее изящному оформлению. И почему-то это вселило в него надежду, что бежит он не в последний раз. Ночь была холодной, от капель апрельского дождя блестели шоссе и тротуары. Дул ветерок, который даже на Манхэттен принес нежный аромат весны. Дуг вспотел. Они были слишком близко.
В этот ночной час Пятая авеню была спокойной, даже, можно сказать, тихой. Лишь изредка свет фар разрывал темноту; движения почти не наблюдалось. Днем здесь он бы просто затерялся в толпе, но сейчас это было явно невозможно. Пробегая мимо Тридцать пятой улицы, Дуг подумал, что, может, стоит нырнуть в подземку, но сразу отмел эту мысль: если бы они увидели, как он туда входит, ему бы уже никогда оттуда не выйти.
За спиной раздался визг тормозов. Дуг рванул за угол. Что-то ужалило его в предплечье. Услышав хлопок выстрела, он понял, что стреляли из пистолета с глушителем. Он не замедлил темпа, хотя почти сразу почувствовал запах крови. Дело принимало скверный оборот. И у него появилось ощущение, что они могут сделать гораздо хуже.
Однако на Пятьдесят второй улице были люди – группа здесь, группа там, одни шли, другие стояли. То тут, то там слышались музыка и шум голосов. На его тяжелое дыхание никто не обратил внимания. Дуг тихо встал позади рыжеволосой женщины сантиметров на десять выше его собственных метра восьмидесяти. Она в упоении слушала музыку, лившуюся из портативного стереоприемника. Прятаться за ней было все равно что укрываться в бурю за развесистым деревом. Дуг смог перевести дыхание и осмотреть рану. Он истекал кровью как поросенок. Не задумываясь, Дуг вытащил полосатый носовой платок из заднего кармана джинсов рыжей и обмотал им руку. Женщина ничего не почувствовала и продолжала слушать музыку – у него были очень проворные пальцы.
Дугу было понятно, что убить человека прямо в толпе значительно труднее. Не то чтобы невозможно – просто труднее. Он медленно перемещался от одной группы людей к другой, напрягая зрение и слух, чтобы не пропустить черный «линкольн».
Около Лексингтона Дуг увидел, что на расстоянии квартала затормозил лимузин и из него вышли трое в элегантных темных костюмах. Они его пока еще не обнаружили, но было ясно, что это ненадолго. Мысль Дуга работала быстро. Он оглядел толпу, в которой хотел бы сейчас раствориться. Пожалуй, эта черная кожа с двадцатью «молниями» подойдет.
– Эй! – Он схватил за руку стоявшего рядом парня. – Я заплачу тебе пятьдесят баксов за твою куртку.
Парень с торчащими во все стороны светлыми волосами и очень бледным лицом проигнорировал его предложение:
– Проваливай. Это же кожа.
– Тогда сто, – еле слышно пробормотал Дуг. Трое подходили все ближе и ближе.
На этот раз парень проявил большую заинтересованность, повернувшись к нему так, что Дуг мог видеть на его щеке крохотную татуировку, изображавшую стервятника.
– Две сотни, и она твоя. Дуг уже доставал бумажник.
– За две сотни я хочу и стекла. Парень немедленно вытащил солнечные очки в оправе с зеркальными стеклами:
– Ты их уже получил.
– Ну тогда давай я тебе помогу это снять. – Быстрым движением Дуг стянул с парня куртку. Всунув ему деньги, он натянул куртку на себя, охнув от боли в левой руке. Куртка пропиталась запахом ее прежнего владельца – не очень приятным. Не обращая на это внимания. Дуг застегнул «молнию». – Смотри, вон идут трое парней в костюмах, как у гробовщиков. Они ищут статистов для видео. Ты и твои друзья можете обратить на себя их внимание.
– Да ну?
И пока мальчишка оглядывался с классическим для подростка скучающим видом. Дуг шмыгнул в ближайшую дверь и оказался в ресторане.
Приглушенный свет придавал стенам бледный оттенок. За столами, покрытыми белыми скатертями, под вычурными гравюрами сидели посетители. Блестящие медные перила указывали дорогу в маленькие, уютные залы или сверкающий зеркалами бар. Дуг уловил аромат французской кухни – шалфей, красное бургундское вино, чабрец. Он хотел было проскочить мимо метрдотеля к дальнему столику, но потом подумал, что лучше укрыться в баре. Придав лицу скучающее выражение, Дуг засунул руки в карманы и с развязным видом двинулся вперед. Облокотившись на стойку бара, он уже высчитывал, когда и как он отсюда выйдет.
– Виски. – Он поправил темные очки на носу. – «Сигрэм». И оставьте бутылку.
Дуг стоял сгорбившись и слегка повернувшись в сторону двери. Темные волосы спадали на воротник куртки; худое лицо было гладко выбрито. Глаза, скрытые за зеркальными стеклами очков, были нацелены на дверь. Первый глоток виски обжег горло, и Дуг сразу же сделал второй глоток. Его мозг быстро прорабатывал все варианты.
Он с детства привык думать стоя, так же как привык убегать тогда, когда это было наилучшим решением. Он не останавливался перед дракой, но только в том случае, если преимущество было на его стороне. Он мог вести дела честно, а мог лишь слегка касаться истины – в зависимости оттого, что оказывалось выгоднее.
То, что было сейчас приклеено пластырем к его груди, давало Дугу возможность удовлетворить пристрастие к роскоши и легкой жизни – пристрастие, которое он всегда стремился в себе развить. Однако те, кто находился снаружи, прочесывая улицы в поисках его персоны, могли очень быстро вообще положить конец его жизни. Взвесив то и другое, Дуг решил все же поставить на кучу денег.
Рядом с ним парочка горячо обсуждала последний роман Мейлера. Несколько человек спорили о том, стоит ли отправиться в клуб, где есть джаз и дешевая выпивка. Как понял Дуг, толпа возле бара в основном состояла из одиночек, которые стремились с помощью алкоголя снять напряжение трудового дня, а заодно показать себя другим таким же одиночкам. Здесь были кожаные юбки, костюмы-тройки и высокие ботинки. Успокоенный, Дуг вытащил сигарету. Для того чтобы спрятаться, он выбрал неплохое место.
Блондинка в сером костюме опустилась на соседнюю табуретку и поднесла зажигалку к его сигарете. От нее пахло водкой и духами «Шанель». Поставив перед собой недопитый стакан, она с удивлением заметила:
– Я тебя здесь раньше не видела.
Дуг коротко взглянул на нее – слегка затуманенный взор и хищная улыбка. В другое время он бы ей заинтересовался, но сейчас… Он сделал еще глоток.
– Да, я здесь впервые.
– Мой офис в двух кварталах отсюда. – Даже после трех рюмок «Столичной» она смогла разглядеть в этом самоуверенном мужчине что-то опасное. Заинтересовавшись, она подвинулась чуть ближе. – Я архитектор.
Дуг похолодел, когда увидел, что они вошли. Все трое выглядели очень неплохо. Повернувшись, он через плечо блондинки наблюдал за тем, как они разделились. Один из вошедших со скучающим видом встал у двери. У единственного выхода.
Скорее заинтересованная, чем обескураженная его невниманием, блондинка положила руку на плечо Дуга:
– А ты чем занимаешься?
Он влил виски себе в рот и, проглотив, почувствовал, как тепло разливается по телу.
– Я ворую, – сказал он ей, зная, что люди редко верят правдивым словам.
Блондинка улыбнулась, вытащила сигарету, затем передала ему свою зажигалку, ожидая, пока он даст ей прикурить.
– Очаровательно! – Она выпустила тонкую струйку дыма и забрала у него зажигалку. – Почему бы тебе не купить мне чего-нибудь выпить и не рассказать обо всем?
Как жалко, что он не попытался раньше отработать эту возможность. Она кажется такой подходящей! Обидно, что все не вовремя, потому что костюмчик у нее на груди только что не лопается.
– Не сегодня, милочка.
Стараясь сосредоточиться на делах. Дуг налил себе еще виски и отошел в тень, надеясь, что импровизированное переодевание может сработать. Но и тут он почувствовал, что ствол пистолета уперся ему в ребра. Значит, не сработало.
– Давай выходи отсюда, Лорд. Мистер Димитри расстроен тем, что ты не пришел.
– Неужели? – Дуг небрежно поболтал виски в своем стакане. – Я подумал, что сначала сделаю пару глотков, Ремо, и, должно быть, потерял ощущение времени.
Дуло снова уперлось ему в ребра.
– Мистер Димитри любит, чтобы его сотрудники были точными".
Дуг поставил стакан, наблюдая в зеркале бара, как двое других заняли позицию сзади. Блондинка уже отвернулась в поисках более доступной жертвы.
– Я уволен? – Он налил себе еще стакан, взвешивая соотношение сил. Трое против одного, и они вооружены, а он нет. Но из троих только у Ремо есть то, что может сойти за мозги.
– Мистер Димитри любит лично увольнять своих сотрудников. – Ремо ухмыльнулся, показав безукоризненные зубы под тонкими, как карандаш, усами. – И он хочет уделить тебе особое внимание.
– Хорошо. – Дуг положил одну руку на бутылку, другую на стакан. – А может, сначала выпьем?
– Мистер Димитри не любит, когда пьют на работе. И ты опаздываешь. Лорд. В самом деле опаздываешь.
– Угу. Что ж, это просто позор – выбрасывать хорошую выпивку. – Поболтав виски, он плеснул его в глаза Ремо, а бутылкой треснул по голове человека в костюме, стоявшего справа. Затем Дуг всем телом впечатался в третьего мужчину, и они вместе упали на стойку с десертом. Шоколадное суфле и роскошные французские сливки пролились высококалорийным дождем. Сцепившись друг с другом как два любовника, они прокатились по лимонному торту.
– Ужасная потеря, – пробормотал Дуг и размазал горсть клубничного джема по лицу соперника. Понимая, что эффект внезапности вот-вот пройдет, Дуг прибегнул к чрезвычайным мерам, сильно ударив коленом между ног противника. И побежал.
– Запишите это на счет Димитри! – крикнул он, пробираясь между столами и стульями. Подчиняясь внезапному импульсу, Дуг сгреб в охапку официанта, несшего нагруженный поднос, и толкнул его в сторону Ремо. Коротышка полетел пулей. Схватившись рукой за медные перила, Дуг одним прыжком достиг двери и вырвался на улицу, оставляя за собой хаос.
Он выиграл некоторое время, но скоро они опять будут у него на хвосте. И на этот раз они возьмутся за дело всерьез. Дуг отправился пешком, думая о том, почему, когда нужно, невозможно найти такси.


В этот поздний час Уитни мчалась в город по почти пустынной автостраде Лонг-Айленда. Самолет из Парижа, на котором она прилетела, приземлился в аэропорту Кеннеди с часовым опозданием. Двухнедельная поездка в Париж была ее подарком самой себе за то, что она наконец набралась мужества разорвать помолвку с Тэдом Карлайзом IV.
Не важно, как к этому отнеслись ее родители, но она просто не смогла бы выйти замуж за человека, для которого самое важное, чтобы у него носки и галстуки были одного цвета.
Обогнав медленно ползущую впереди машину, Уитни начала вторить скрежещущим звукам последнего хита Спрингстина. Радио Уитни включила так громко, что музыка из открытого окна машины, наверное, доносилась до города. Уитни была весьма привлекательной двадцативосьмилетней женщиной. Ее собственная карьера была достаточно успешной, но она знала, что у ее семьи хватит денег на тот случай, если дела пойдут неважно. Уитни привыкла к богатству и почтительному отношению. Ей никогда не нужно было ничего просить, все просто приходило само. Сейчас она радовалась тому, что поздно ночью может свободно попасть в один из самых шикарных клубов Нью-Йорка и найти там массу знакомых.
Уитни не смущало, что ее могут там сфотографировать или что газеты станут гадать', каким будет ее следующий возмутительный поступок. Чтобы как-то успокоить расстроенного отца, она с наивностью ребенка говорила ему, что совершает такие поступки не специально, просто у нее такая натура.
Она любила быстрые машины, старые фильмы и итальянскую обувь.
В данный момент Уитни размышляла о том, следует ли ей отправиться домой или же заскочить в «Элен» и посмотреть, что там произошло за последние две недели. Она не ощущала разницы временных поясов, единственное чувство, которое она испытывала, – легкая скука. Нет, пожалуй, приличная скука, подумав, решила она. Уитни едва не задыхалась от этой скуки. Вопрос заключался в том, как с ней бороться.
Уитни создали недавно заработанные деньги – и большие деньги. Она выросла с ощущением, что весь мир находится в пределах ее досягаемости, но ей не всегда хотелось протянуть руку. В чем тут дело? – гадала она. В чем – она ненавидела это слово – смысл жизни? Круг ее друзей был широким и для постороннего мог показаться слишком разнообразным. Но она была изнутри этого круга и видела, что эти богатые, с изысканными манерами, изнеженные молодые люди похожи один на другого, как близнецы. Где же найти что-то такое, что может взволновать? Это хорошее слово, подумалось ей. «Волнение» – это слово, с которым проще иметь дело, чем со «смыслом жизни». Поездка на Арубу не могла взволновать, ведь все, что нужно для этого сделать, снять телефонную трубку.
Ее две недели в Париже прошли тихо и спокойно. И без особых событий. Ничего не случилось. Может быть, в этом и заключалось главное затруднение. Уитни хотела чего-то, чего нельзя оплатить по чеку или кредитной карточке. Она жаждала действий. Но в то же время Уитни знала себя достаточно хорошо, чтобы понимать, что в таком настроении она может быть опасной.
Но сейчас ей не хотелось в одиночестве ехать домой, да еще с вещами – заднее сиденье и багажник ее маленького «мерседеса» были забиты багажом. И в то же время ей не очень хотелось в клуб, битком набитый знакомыми. Уитни жаждала чего-то нового, чего-то необычного. Она могла заехать в какой-нибудь новый клуб, которые так неожиданно возникают. Если бы ей там понравилось, она могла немного выпить и поговорить, а потом бы сказала пару слов где нужно и клуб стал бы самым модным местом на Манхэттене. Тот факт, что она обладает подобной властью, ее совсем не удивлял и даже не особенно радовал. Просто ее жизнь была такова.
Уитни резко затормозила на красный свет. Теперь она могла дать себе целую минуту, чтобы собраться с мыслями. У нее создалось такое впечатление, что в последнее время в ее жизни не произошло никаких событий. Не было ничего, что могло бы ее взволновать.
Уитни была скорее удивлена, чем испугана, когда дверца автомобиля внезапно открылась. Бросив взгляд на черную куртку с «молниями» и темные очки в оправе, она покачала головой.
– Вы не следите за модой, – сказала Уитни. Дуг оглянулся. Улица была пуста, но скорее всего это не надолго. Он вскочил в машину и захлопнул дверцу:
– Едем.
– Забудь об этом. Я не езжу с парнями, которые одеваются по прошлогодней моде. Пойди прогуляйся.
Дуг засунул руку в карман, указательным пальцем изобрази в ствол пистолета.
– Едем, – повторил он.
Она посмотрела на его карман, затем на его лицо. По радио диск-жокей объявил, что в течение часа будут исполняться старые хиты. Из динамика полился голос Винтэджа Стоунза.
– Если там пистолет, я хочу на него посмотреть. Иначе выметайся.
Из всех машин, которые он мог остановить… Почему она не трясется от страха и не умоляет, как на ее месте поступил бы любой нормальный человек?
– Черт побери, я не хотел это использовать, но, если вы не снимете ногу с тормоза и не поедете, я проделаю в вас дырку.
Уитни посмотрела на свое отражение в его очках, слушая, как Ми к Джаггер требует, чтобы кто-нибудь предоставил ему убежище.
– Дерьмо собачье, – изысканным тоном произнесла она.
Дуг на мгновение подумал, что следовало бы треснуть ее как следует, выкинуть наружу и самому вести машину. Но, оглянувшись еще раз, он понял, что времени больше терять нельзя.
– Посмотрите, леди, сзади, вон в том «линкольне» сидят трое, которые, если вы не двинетесь с места, причинят вашей игрушке много вреда.
Уитни посмотрела в зеркало заднего вида и увидела большой черный автомобиль, по мере приближения замедлявший свой ход.
– У моего отца был такой автомобиль, – заметила она. – Я всегда называла его катафалком.
– Включайте передачу, или он станет моим катафалком.
Уитни нахмурилась, глядя на «линкольн» в зеркале заднего вида, и все-таки решила посмотреть, что будет дальше. Она включила первую передачу и проехала перекресток. «Линкольн» немедленно увеличил скорость.
– Они приближаются.
– Конечно, они приближаются, – проворчал Дуг. – А если вы еще подождете, они смогут ползком забраться на заднее сиденье и сидеть там, потирая руки.
Любопытство заставило Уитни нажать на педаль газа, и «мерседес» свернул на Пятьдесят седьмую. «Линкольн» не отставал.
– Они действительно едут за нами, – сказала она снова, теперь уже немного возбужденно.
– Эта штука не может двигаться немного быстрее?
Уитни с усмешкой посмотрела на него:
– Вы шутите?
Прежде чем Дуг успел ответить, двигатель взревел, и машина полетела как стрела. Это определенно был самый интересный способ провести вечер, какой Уитни только могла себе представить.
– Как вы думаете, я от них оторвалась? – Уитни посмотрела назад, пытаясь определить, следует ли за ними «линкольн». – Вы когда-нибудь смотрели «Буллит»? Конечно, здесь у нас нет всех этих замечательных холмов, но…
– Эй, осторожнее!
Уитни, отчаянно выкручивая руль, успела обогнуть шедший на небольшой скорости седан.
– Послушайте, – скрипя зубами, сказал Дуг. – Весь смысл заключается в том, чтобы остаться в живых. Так что вы следите за дорогой, а я буду следить за «линкольном».
– Не будьте таким раздражительным. – Уитни вновь повернула за угол. – Я знаю, что делаю.
– Смотрите, куда едете! – Дуг схватился за руль и вывернул его, к счастью, крыло «мерседеса» все же не задело машину, припаркованную на обочине. – Проклятая идиотка.
Уитни выпятила подбородок:
– Если вы собираетесь меня оскорблять, вам придется выйти. – Затормозив, она выехала на обочину.
– Ради Бога, не останавливайтесь.
– Я не выношу оскорблений. Я…
– Ложитесь! – Дуг столкнул ее на сиденье как раз вовремя – ветровое стекло покрылось паутиной трещин.
– Моя машина! – Уитни попыталась сесть на сиденье, но ей удалось лишь приподнять голову, чтобы оценить ущерб. – Проклятие, на ней ведь не было ни одной царапины. Я проездила на ней только два месяца.
– Вы получите не только царапину, если не будете нажимать на газ и двигаться вперед. – Пригнувшись, Уитни развернул руль, направив машину в сторону улицы и внимательно глядя перед собой. – Ну!
Она в бешенстве нажала на акселератор и вслепую поехала по улице, в то время как Дуг одной рукой держал руль, а другой прижимал Уитни к сиденью.
– Я не смогу так вести машину.
– С пулей в голове вы тоже не сможете.
– С пулей? – Ее голос дрожал не от страха, а от раздражения. – Они в нас стреляют?
– Нет, они бросают камешки. – Взявшись за руль покрепче, Дуг повернул его так, что машина выскочила на обочину и резко свернула за угол. Досадуя, что не может сам вести «мерседес», он осторожно посмотрел назад. «Линкольн» не отставал, но они все-таки выиграли несколько секунд. – Хорошо, садитесь, но держитесь пониже. И ради Христа, продолжайте двигаться вперед.
– Как я смогу все это объяснить страховой компании? – Уитни вытянула шею, пытаясь найти неповрежденный участок в разбитом ветровом стекле. – Никто не поверит, что в меня стреляли, а я и так на плохом счету. Вы знаете, как ко мне относятся?
– Могу себе представить – если судить по тому, как вы ведете машину.
– Ну, с меня достаточно. – Выпятив челюсть, Уитни повернула налево.
– Там же одностороннее движение. – Дуг беспомощно огляделся по сторонам. – Вы разве не видели знака?
– Я знаю, что здесь одностороннее движение, – пробормотала она и сильнее надавила на педаль газа. – А еще это самый короткий путь через город.
– О Боже! – Дуг увидел, как на них надвигаются фары встречного автомобиля. Машинально он ухватился за ручку дверцы и сжался в ожидании удара. Если ему суждено сейчас умереть, философски подумал он, то лучше было умереть от раны в сердце, аккуратной и чистой, чем быть размазанным по улицам Манхэттена.
Не обращая внимания на визг тормозов, Уитни бросила машину вправо, затем влево. Бог заботится о дураках и маленьких зверюшках, подумал Дуг, когда они проскочили между двумя встречными автомобилями. Он должен быть только признателен за то, что находится рядом с дурой.
– Они все еще едут за нами. – Дуг повернулся на сиденье, чтобы наблюдать за «линкольном». Было как-то легче, если он не видел, куда едет. Его бросало из стороны в сторону, пока Уитни маневрировала между машинами, затем с силой прижало к двери, когда на повернула за угол. Дуг выругался и схватился за раненую руку. Боль снова начала пульсировать. – Может, не стоит пытаться нас убить, а? Им наша помощь не нужна.
– Вечно он жалуется, – ответила Уитни. – Вот что я вам скажу: вы очень мрачный тип.
– Я становлюсь мрачным, когда кто-нибудь пытается меня убить.
– Ну все же попробуйте быть немного веселее, – предложила Уитни. Она срезала следующий угол, проскочив по обочине. – Из-за вас я нервничаю.
Дуг откинулся на сиденье, гадая, почему при всех возможностях он должен закончить свою жизнь вот таким образом – раздавленным в лепешку в «мерседесе», принадлежащем какой-то сумасшедшей. Он должен был спокойно пойти с Ремо и позволить Димитри убить себя с соблюдением определенного ритуала. Это было бы более справедливо.
Они снова оказались на Пятой авеню, двигаясь к югу на скорости, как считал Дуг, свыше ста тридцати километров в час. Когда они проскакивали лужу, брызги долетали до стекол машины. Но даже теперь «линкольн» отставал лишь на полквартала.
– Проклятие! Их никак не удается стряхнуть с хвоста.
– Да ну? – Уитни сжала зубы и бегло взглянула в зеркало. Она никогда не умела спокойно проигрывать. – Внимание!
Дуг не успел вздохнуть, как она уже резко развернула «мерседес» и ринулась прямо на «линкольн». Он как зачарованный наблюдал за происходящим.
– О Боже!
На пассажирском сиденье «линкольна» Ремо, как эхо, повторил это восклицание за мгновение до того, как его водитель потерял самообладание и вильнул к обочине. На скорости он перескочил и ее, и тротуар и с впечатляющим грохотом врезался в стеклянную витрину кондитерской. Не сбавляя хода, Уитни снова развернула «мерседес» и понеслась дальше по Пятой авеню.
Откинувшись на сиденье, Дуг сделал несколько глубоких вдохов.
– Леди, – наконец смог выговорить он, – у вас больше силы воли, чем мозгов.
– А вы должны мне три сотни баксов за ветровое стекло. – Довольно спокойно она въехала на подземную стоянку под небоскребом.
– Ага. – С равнодушным видом Дуг похлопал себя по груди и убедился, что все на месте. – Я пришлю вам чек.
– Только наличные. – Поставив машину на место, Уитни выключила зажигание и выбралась наружу. – Теперь вы можете отнести наверх мой багаж. – Прежде чем направиться к лифту, она бросила на пол чемодан. Может быть, ее колени и дрожали, но будь она проклята, если это признает. – Я хочу выпить.
Дуг оглянулся на въезд в гараж, оценивая свои шансы. Возможно, час или больше, проведенные в доме, дадут ему возможность выработать наилучший план. Кроме того, он перед ней в долгу. Дуг начал вытаскивать багаж из машины.
– Там, в багажнике, еще больше.
– Я потом заберу. – Дуг повесил сумку на плечо и поднял две коробки. От Гуччи, заметил он с усмешкой. А она еще скулит о каких-то паршивых трех сотнях.
Дуг вошел в лифт и бесцеремонно бросил коробки на пол:
– Были в поездке?
Уитни нажала кнопку сорок второго этажа:
– Была пару недель в Париже.
– Пару недель. – Дуг посмотрел натри сумки. И она говорила, что есть еще. – Я смотрю, вы путешествуете налегке.
– Я путешествую, – с некоторой важностью сказала Уитни, – так, как мне нравится. Вы когда-нибудь были в Европе?
Дуг усмехнулся, и, хотя зеркальные стекла очков скрывали выражение его глаз, она сочла эту усмешку вызывающей. У него был хорошо очерченный рот и не совсем ровные зубы.
– Несколько раз.
В молчании они оценивающе посмотрели друг на друга. Дуг впервые имел возможность ее разглядеть. Женщина была выше, чем он ожидал, хотя он не мог сказать, чего именно ожидал. Волосы почти полностью скрывала белая мягкая фетровая шляпа, но те пряди, которые выбивались из-под шляпы, были такими же светлыми, как у встреченного им на улице панка, разве что более яркого оттенка. Поля шляпы бросали тень налицо, но все же удавалось разглядеть элегантно очерченные скулы и безукоризненную кожу, напоминающую слоновую кость. Глаза были круглыми, цвета того виски, которое он пил совсем недавно. Ненакрашенные губы не улыбались. От женщины исходил аромат чего-то нежного и шелковистого, к чему хотелось прикоснуться в темной комнате.
Пожалуй, он назвал бы ее красивой, хотя под простым черным жакетом и шелковой юбкой не было заметно каких-то особых выпуклостей. Дуг всегда предпочитал, чтобы в женщине все было заметным. Может быть, даже пышным. Тем не менее на эту женщину он мог смотреть без всякого содрогания.
Небрежным жестом Уитни открыла свою сумочку из змеиной кожи и достала ключи.
– Эти ваши очки просто нелепы.
– Да. Но они выполнили свою задачу. – Дуг снял очки.
Его глаза удивили Уитни. Они оказались зелеными – очень светлыми и очень ясными. Глаза как-то не соответствовали чертам и цвету лица. Но это первое впечатление пропадало, когда вы замечали, какой у них прямой и внимательный взгляд, как будто этот человек всегда оценивает все и вся.
До сих пор он ее не волновал. В очках он казался тупым и безобидным. Теперь же Уитни ощутила первые признаки беспокойства. Кто, черт возьми, он такой, и почему эти люди в него стреляли?
Когда двери лифта открылись, Дуг нагнулся, чтобы поднять чемоданы. Уитни заметила, что с его запястья сбежала тонкая струйка крови:
– У вас течет кровь.
Дуг бесстрастно посмотрел вниз:
– Да. Куда идти?
Уитни заколебалась, но только на мгновение. Она будет такой же надменной, как и он.
– Вправо. И не закапайте кровью эти чемоданы. – Проскочив мимо него, она повернула ключ в замке.
Боль и раздражение не помешали Дугу отметить, что у нее неплохая походка – неспешная, раскованная, с элегантным покачиванием бедрами. Он сделал вывод, что эта женщина привыкла, чтобы мужчины шли за ней следом. Поэтому Дуг специально подошел и встал с ней рядом. Прежде чем открыть дверь, Уитни смерила его недовольным взглядом. Она включила свет, вошла в квартиру и направилась прямо к бару. Взяв бутылку «Реми Мартэн», она щедро наполнила два стакана.
Впечатляюще, подумал Дуг, разглядывая ее апартаменты. Ковер был таким толстым и мягким, что Дуг с удовольствием бы на нем спал. Он разбирался в вещах в той мере, чтобы отметить французский стиль обстановки, но не настолько хорошо, чтобы назвать период. Ослепительную белизну ковра смягчали темно-синие и горчично-желтые цветы. Дуг без труда опознал старинные вещи, которых в этой комнате было предостаточно. К романтическому стилю комнаты удивительно подходил морской пейзаж Моне, висящий на стене. Чертовски хорошая копия, решил он. Если бы у него было время, чтобы ее заложить, он бы этим занялся. Даже беглого взгляда ему хватило, чтобы понять, насколько ценны французские безделушки – продав некоторые из них, он мог бы купить себе билет первого класса куда-нибудь подальше от этого города. Однако сейчас, когда Димитри выпустил свои щупальца, он не рискнул бы иметь дело в Нью-Йорке с каким бы то ни было ломбардом.
И так как все эти вещи не могли принести ему никакой пользы, Дуг не мог сказать, нравится ли ему комната. В обычной ситуации он нашел бы ее чересчур женственной и холодной. Но возможно, после сегодняшнего вечера, полного опасностей, ему требовался комфорт, создаваемый шелковыми подушками и коньяком. Уитни как раз поднесла стаканы, отхлебнув на ходу из своего.
– Вы можете взять это в ванную, – сказала она, передавая ему стакан и небрежно вороша мех на спинке дивана. – Я хочу взглянуть на вашу руку.
Дуг нахмурился, наблюдая за ней. Женщины созданы для того, чтобы задавать вопросы, десятки вопросов. Может быть, у этой нет мозгов, чтобы их обдумать? С неохотой он пошел следом, ощущая на ходу ее запах. Однако она шикарная женщина, признал он. Это невозможно отрицать.
– Снимите куртку и сядьте, – приказала она, намачивая махровую мочалку с монограммой.
Стягивая с себя куртку, Дуг задел левую руку и от острой боли скрипнул зубами. Тщательно свернув куртку и повесив ее на край ванны, он сел на стул, подобный тем, какие обычно стоят в жилых комнатах. Дуг опустил взгляд и увидел, что рукав рубашки затвердел от запекшейся крови. Выругавшись, он отодрал его и обнажил рану.
– Я могу и сам это сделать, – пробормотал он, протягивая руку.
– Не двигайтесь! – Уитни стала удалять засохшую кровь намыленной теплой мочалкой. – Я не смогу как следует разглядеть рану, пока ее не очищу.
Теплая вода действовала успокаивающе, а прикосновения женщины были мягкими, и Дуг тихо сидел, разглядывая ее и размышляя, кто же она такая. Водит машину как лишенный нервной системы маньяк, одета, как модель на картинке в «Харперс базар», а пьет – он заметил, что она уже прикончила свой коньяк, – как матрос. Дуг чувствовал бы себя увереннее, если бы она, как он ожидал, хоть чуть-чуть впала бы в истерику.
– Вы не хотите узнать, как я это получил?
– Х-м-м. – Уитни прижала чистую мочалку к ране, чтобы остановить возобновившееся кровотечение. Она решила не спрашивать его ни о чем, чтобы излишне не тешить его самолюбия.
– Это пуля, – с удовольствием сказал Дуг.
– В самом деле? – Заинтересовавшись, Уитни отвела в сторону мочалку, чтобы получше рассмотреть рану. – Я до сих пор ни разу не видела пулевого ранения.
– Это ужасно. – Он глотнул еще коньяку. – И как вам это нравится?
– Не слишком впечатляет, – ответила она, пожав плечами и открывая зеркальную дверцу шкафа с медикаментами.
Нахмурившись, Дуг посмотрел на рану. Действительно, пуля лишь задела руку, но все же это было пулевое ранение. Не каждый день человек получает пулю.
– Болит.
– Ну, мы сейчас все забинтуем. Царапины болят не так сильно, если вы их не видите.
Он смотрел, как она роется среди баночек с кремом для лица и шампунями.
– Вы находчивы, леди.
– Уитни, – добавила она. – Уитни Макаллистер. – Повернувшись, она церемонно подала руку. Он скривил губы:
– Лорд, Дуглас Лорд.
– Привет, Дуг. После того как я приведу все это в порядок, мы обсудим вопрос об ущербе, причиненном моей машине, и об оплате. – Она снова повернулась к шкафу с медикаментами. – Триста долларов.
Он глотнул еще коньяку.
– Почему вы думаете, что триста?
– Я считаю по минимуму. На «мерседесе» вы не сможете починить даже выхлопную трубу меньше чем затри сотни.
– Я буду вам должен. Я потратил последние две сотни на куртку.
– На эту куртку? – Уитни в изумлении покрутила головой. – Вы казались мне умнее.
– Мне она была нужна, – отпарировал Дуг. – Кроме того, это кожа.
На этот раз она засмеялась:
– Отличная подделка.
– Как подделка?
– Это уродство на «молниях» не имеет отношения ни к одному животному. А, вот она. Я знала, что она здесь. – Удовлетворенно кивнув, она достала из шкафа пузырек.
– Маленький сукин сын, – пробормотал Дуг. До сих пор он не имел возможности разглядеть свою покупку. Теперь, в хорошо освещенной ванной, он видел, что это всего-навсего дешевый винил, который обошелся ему в двести долларов. Внезапное жжение в руке заставило его вздрогнуть. – Черт побери! Что вы делаете?
– Это йод, – ответила Уитни, щедро намазывая рану.
Он успокоился, сохраняя мрачный вид.
– Он жжется.
– Не будьте ребенком. – Она стала бинтовать предплечье, пока рана не скрылась из вида, затем отрезала бинт ножницами, завязала и слегка прихлопнула сверху. – Вот! – сказала Уитни, очень довольная собой. – Как новая. – Все еще нагнувшись, она повернула к нему голову и улыбнулась. Их лица были рядом: одно – улыбающееся, другое – раздраженное. – Теперь насчет моей машины…
– Я могу оказаться убийцей, насильником, психопатом, всем что угодно. – Он сказал это мягко, но в голосе звучала угроза. Уитни почувствовала, как дрожь пробежала по ее спине, и выпрямилась.
– Я так не думаю. – Тем не менее она взяла свой пустой стакан и отправилась в комнату. – Налить еще?
Черт возьми, вот это выдержка. Дуг сгреб свою куртку и пошел за ней следом. – – Вы не хотите знать, почему они гнались за мной?
– Те плохие парни?
– Да, плохие парни! – повторил он, удивленно ; смеясь.
– Хорошие парни не стреляют в ни в чем не повинных свидетелей. – Налив себе еще коньяку, она села на диван. – Так что методом исключения я определила, что вы хороший парень.
Он снова засмеялся и плюхнулся на диван рядом с ней.
– Много народу с вами не согласится. Поверх края своего стакана Уитни снова внимательно посмотрела на него. Пожалуй, слово «хороший» будет не совсем точным. Он выглядит не так однозначно.
– Ну что ж, тогда расскажите, почему эти трое хотели вас убить.
– Они просто выполняли свою работу. – Дуг сделал еще глоток. – Они работают на человека по фамилии Димитри. Он хочет получить кое-что, что есть у меня.
– И что же это?
– Маршрут, который ведет к куче денег, – сказал он рассеянно.
Встав, Дуг начал ходить взад-вперед по комнате. Сейчас у него было только двадцать долларов и просроченная кредитная карточка. Он не мог оплатить дорогу, чтобы выбраться из страны. То, что лежало в аккуратно сложенном конверте, стоило целого состояния, но сначала он должен купить себе билет, и потом он сможет обратить это в наличные. Конечно, можно стащить чей-нибудь бумажник в аэропорту. Или попытаться прорваться к самолету, размахивая фальшивым удостоверением и выдавая себя за упрямого, нервного агента ФБР. В Майами это сработало. Но он чувствовал, что сейчас так не получится. А он привык полагаться на свой инстинкт.
– Мне нужны деньги, – пробормотал он, погруженный в размышления. – Несколько сотен, может быть, тысяча. – Он повернулся и посмотрел на Уитни.
– Даже и не думайте, – просто сказала она. – Вы и так уже должны мне триста долларов.
– Вы их получите, – огрызнулся он. – Черт возьми, через шесть месяцев я куплю вам машину. Рассматривайте это как капиталовложение.
– О таких вещах заботится мой брокер. – Она сделала еще глоток и улыбнулась. Он сейчас был очень привлекателен – неугомонный, рвущийся в бой. На вытянутой руке играли мышцы. Глаза горели энтузиазмом.
– Послушайте, Уитни. – Он вернулся и присел рядом с ней на ручку дивана. – Тысяча долларов. После того что мы вместе испытали – это пустяки.
– Это на семьсот долларов больше того, что вы мне уже должны, – уточнила она.
– Через шесть месяцев я верну вам вдвое больше. Мне нужно купить билет на самолет, еще кое-что… – Он оглядел себя, затем снова посмотрел на нее, вызывающе ухмыляясь. – Новую рубашку, например.
Он человек действия, подумала заинтригованная Уитни. Интересно, что он считает кучей денег?
– Прежде чем вложить свои средства, я хотела бы узнать об этом побольше.
Ему удавалось добиваться от женщин не только денег. Дуг уверенным жестом взял ее руки в свои, большим пальцем поглаживая суставы. Голос его был мягким, убедительным:
– Там сокровище. Подобное тому, о каких вы читали в сказках. Я принесу вам взамен бриллианты для ваших волос. Большие сверкающие бриллианты. Вы будете похожи на принцессу. – Он коснулся большим пальцем ее щеки. Она была мягкой и прохладной. На мгновение, всего лишь на мгновение, он потерял нить повествования. – И кое-что еще из сказки. – Он медленным движением снял ее шляпу, с изумленным восхищением глядя, как ее волосы рассыпаются по плечам и порукам. Светлые, как зимнее солнце, мягкие, как шелк. – Бриллианты, – повторил он, погружая в ее волосы свои пальцы. – Такие волосы просто предназначены для бриллиантов.
Уитни прервала его. Какая-то часть ее была готова поверить всему, что он скажет, и сделать все, что он попросит, – лишь бы он вот так к ней прикасался. Но была и другая часть, которая оставалась холодной, невозмутимой и смогла установить свой контроль над Уитни.
– Я люблю бриллианты. Ноя знаю много людей, которые заплатили за них деньги, а взамен получили всего лишь стекляшки. Нужны гарантии, Дуглас. – Чтобы отвлечься, она выпила еще коньяку. – Я всегда хочу иметь гарантии – сертификат, подтверждающий стоимость.
Расстроенный, он встал. Она только на секунду показалась расслабленной, но была так же тверда, как вначале.
– Что ж, ничто мне не помешает просто забрать деньги. – Он схватил с дивана ее сумочку и протянул ей. – Я могу выйти отсюда с ней, или же мы можем договориться.
Встав, Уитни вырвала сумочку из его рук:
– Я не заключаю сделку, если не знаю всех условий. Вы мне ужасно действуете на нервы, пытаясь мне угрожать. Не забывайте: я спасла вам жизнь.
– Спасла мне жизнь? – взорвался Дуг. – Да вы, черт возьми, двадцать раз меня едва не убили.
Уитни задрала подбородок. Голос ее стал надменным.
– Если бы я их не перехитрила, повредив при этом свою машину, ваш труп уже плыл по Ист-Ривер. Это было очень похоже на правду.
– Вы посмотрели слишком много приключенческих фильмов, – отпарировал Дуг.
– Я хочу знать, что у вас есть и куда вы собираетесь ехать.
– Это головоломка. У меня есть куски головоломки, и я собираюсь на Мадагаскар.
– На Мадагаскар? – Заинтригованная, она попыталась прокрутить все услышанное в своем сознании: жара, душные ночи, экзотические птицы, приключения. – Что за головоломка? И что за сокровище?
– Это уж мое дело. – Он осторожно просунул раненую руку в рукав куртки.
– Я хочу это видеть.
– Вы не сможете это увидеть. Это на Мадагаскаре. – Дуг, доставая из пачки сигарету, оценивал свои слова. Он сказал ей достаточно, чтобы заинтересовать, но недостаточно, чтобы получить неприятности. Выдохнув дым, он окинул взглядом комнату. – Похоже, что вы кое-что знаете о Франции. Ее глаза сузились.
– Столько, что могу заказать улиток и «Дом Периньон».
– Ну да, готов поклясться. – Дуг взял стоявшую на антикварном шкафу инкрустированную жемчугом коробочку. – В общем, конфетки, за которыми я охочусь, имеют французский привкус. Привкус старой Франции.
Уитни прикусила нижнюю губу. Он попал в точку. Маленькой коробочке, которую он перекладывал из одной руки в другую, было двести лет, и она входила в большую коллекцию.
– Насколько старой?
– Не меньше пары столетий. Послушайте, дорогая, вы могли бы мне помочь. – Дуг поставил коробочку на место и снова подошел к Уитни. – Рассматривайте это как вложение капитала в культурные ценности. Я возьму деньги, а взамен привезу несколько безделушек.
Двести лет назад – эпоха Великой Французской революции. Мария-Антуанетта и Людовик XVI. Пышность, упадок и интриги. Когда Уитни это поняла, на ее лице появилась улыбка. История всегда ее интересовала, а французская история в особенности: королевская власть и дворцовая политика, философы и художники. Если у него и в самом деле что-то есть, а по его глазам было видно, что это так, почему бы ей не войти в долю? Охота за сокровищами гораздо интереснее, чем посещение «Сотби».
– Скажем, я заинтересована, – сказала Уитни, выработав свои условия. – Что тогда понадобится?
Дуг усмехнулся. Он не думал, что она так легко проглотит наживку.
– Пара тысяч.
– Я имею в виду не деньги. – Уитни сказала об этом так, как могут говорить только богатые. – Я имею в виду: как мы сможем это заполучить?
– Мы? – Он больше не улыбался. – О «нас» здесь речи не идет.
Она внимательно рассматривала свои ногти.
– Не будет «нас», не будет и денег. – Она откинулась на спинку дивана, положив на него ноги. – Я никогда не была на Мадагаскаре.
– Тогда вызывайте вашего туристического агента, милочка. Я работаю один.
– Очень плохо. – Она поправила волосы и улыбнулась. – Ну что ж, все было великолепно. Теперь, если вы заплатите мне за повреждения…
– Послушайте, у меня нет времени на… – Дуг внезапно замолчал, услышав позади себя тихий звук. Обернувшись, он увидел, как ручка двери медленно поворачивается – сначала в одну сторону, потом в другую. Дуг поднял руку, призывая Уитни к молчанию. – Спрячьтесь за кушетку, – прошептал он, озираясь в поисках подходящего оружия. – Оставайтесь там, и ни звука.
Уитни хотела что-то возразить, но тут и она услышала шорох у двери. Дуг поднял тяжелую фарфоровую вазу.
– Ложитесь, – прошипел он, погасив свет.
Решив последовать его совету, Уитни скорчилась за диваном и стала ждать.
Дуг встал за дверью – она медленно и тихо открывалась. Сжимая вазу обеими руками, он гадал, со сколькими ему придется иметь дело. Он подождал, пока первая из теней полностью окажется внутри, затем поднял вазу над головой и резко ее опустил. Раздался звон разбившегося фарфора, хрюкающий звук, затем стук от падения тела. Уитни успела услышать все три звука, и тут начался хаос.
Послышался шорох шагов, затем разбилось еще что-то стеклянное – судя по направлению звука, не стало ее мейсенского чайного сервиза, – затем кто-то выругался. За приглушенным хлопком опять последовал звон стекла. Пистолете глушителем, решила Уитни. Она слышала этот звук во многих идущих поздно ночью фильмах, и смогла его узнать. А что касается стекла – повернув голову, она увидела дыру в витражном окне.
Соседу сверху это не понравится, размышляла она. Совершенно не понравится. Она и так у него в черном списке после недавней вечеринки, которая несколько вышла из-под контроля. Она сдвинула брови. Черт возьми, Дуглас Лорд принес ей кучу неприятностей. Хорошо бы, если сокровище того стоило.
Потом стало тихо, даже слишком тихо. Все, что она могла слышать, – это тихое дыхание.
Дуг стоял в темном углу, сжимая в руке пистолет сорок пятого калибра. Остался еще один, но теперь Дуг по крайней мере не был безоружным. Он терпеть не мог пистолетов. Люди, которые их используют, обычно слишком часто оказываются не у того конца ствола, а это не очень удобно.
Дуг находился достаточно близко к двери, он мог выскользнуть из квартиры и уйти, может быть, даже уйти незамеченным. Он так бы и поступил, если бы не эта женщина за кушеткой, которую именно он вовлек в эту историю. Из-за того, что он не может уйти, он страшно злился на нее. Вполне возможно – скорее всего так и придется сделать, – чтобы выйти отсюда, ему придется убить того человека. Дугу уже доводилось убивать, и он всегда вспоминал об этом с чувством вины, в то же время понимая, что когда-нибудь будет вынужден еще раз взяться за оружие.
Дуг прикоснулся к повязке на своей руке и почувствовал, что его пальцы стали влажными. Проклятие, он не может вот так стоять здесь и ждать, пока из него вытечет вся кровь. Бесшумно двигаясь, он стал незаметно продвигаться вдоль стены.
Когда Уитни увидела какую-то тень, крадущуюся вдоль дивана, ей пришлось прикрыть рот, чтобы не было слышно ее нервного дыхания. Это не мог быть Дуг – она сразу заметила, что шея слишком длинная, а волосы слишком короткие. Затем она уловила какое-то движение слева. Тень повернулась в ту сторону. Прежде чем подумать, Уитни сняла туфлю из прекрасной итальянской кожи. Держа ее в руке, она нацелила семисантиметровый каблук прямо в голову тени. Со всей силой, на какую только была способна, она опустила туфлю.
Послышался звук падения.
Сама себе удивляясь, Уитни победоносно подняла свою туфлю:
– Я его сделала!
– Святый Боже! – пробормотал Дуг. Одним броском он пересек комнату, схватил Уитни за руку и потащил за собой.
– Я сбила его с ног, – сказала она, выбегая вместе с ним на лестничную площадку. – Вот этим. – Она помахала туфлей, за которую они держались вдвоем. – Как они нас нашли?
– Димитри определил по номеру машины, – сказал Дуг, злясь на себя за то, что не догадался об этом раньше. Сбегая вниз по очередному лестничному маршу, он уже строил новый план.
– Так быстро? – Уитни коротко рассмеялась. Адреналин пульсировал в ее крови. – Этот Димитри – человек или волшебник?
– Он человек, который владеет другими людьми Ему достаточно снять трубку, и через полчаса он узнает вашу кредитоспособность и размер туфель.
То же мог сделать и ее отец. Таков был бизнес, и она это понимала.
– Послушайте, я не могу бежать на одной ноге, дайте мне две секунды. – Уитни вырвала свою руку и надела туфлю. – Что мы теперь собираемся делать?
– Мы должны попасть в гараж.
– Спустившись с сорок второго этажа? У лифта нет запасного выхода. – С этим и слонами он схватил ее за руку и снова побежал в из по ступенькам. – Я не хочу появляться около вашего автомобиля. Вероятно, он оставил там что-то на этот случай.
– Тогда зачем нам нужен гараж?
– Нам все же необходима машина. Я должен попасть в аэропорт.
Уитни перевесила ремень сумочки на другое плечо и теперь могла на бегу держаться за перила.
– Вы хотите украсть машину?
– Это мысль. Я подброшу вас в гостиницу, там вы зарегистрируетесь под чужой фамилией, потом…
– Ну нет, – прервала его Уитни, с удовольствием отметив, что они уже миновали двенадцатый этаж. – Вы меня не бросите ни в какой гостинице. Ветровое стекло – три сотни, витражное окно – двенадцать сотен, дрезденская ваза приблизительно 1865 года – две тысячи двести семьдесят пять. – Она открыла сумочку и вытащила из нее блокнот, при этом ни разу не сбившись с шага. Несколько секунд она считала, пытаясь отдышаться. – Я собираюсь получить эти деньги.
– Вы их получите, – мрачно ответил Дуг. – А пока берегите дыхание. – Она послушалась, разрабатывая тем временем свой собственный план.
К тому времени, когда они достигли уровня гаража, у Уитни совсем не оставалось сил. Совершенно бездыханная, она привалилась к стене. Дуг через дверную щель внимательно рассматривал помещение.
– Что ж, отлично. Ближайшая к нам машина – «порше». Я пойду первым. Когда я окажусь в машине, вы последуете за мной. И пригнитесь пониже.
Он снова вытащил из кармана пистолет. Уитни заметила в его взгляде... неужели отвращение? Почему вдруг он посмотрел на пистолет так, как будто держал в руках что-то мерзкое? Она думала, что пистолет будет ему очень подходить, как человеку, который постоянно болтается в тускло освещенных барах и прокуренных комнатах отелей. Но он ему не очень подходил. Даже совсем не подходил. В этот момент Дуг вошел в гараж.
«Кто такой Дуг Лорд на самом деле? – спрашивала себя Уитни. – Опасный преступник, авантюрист, жертва?» Поскольку она чувствовала, что он и то, и другое, и третье, и это вызвало у нее жадный интерес, она хотела узнать почему.
Уитни видела, как Дуг вытащил из кармана нечто похожее на перочинный нож, буквально мгновение поковырялся в замке, затем спокойно открыл дверцу машины со стороны сиденья для пассажира. Кто бы он ни был, подумала Уитни, по части взлома и угона машин он специалист. Оставив эти рассуждения на потом, она, согнувшись в три погибели, направилась к машине. Когда она оказалась внутри. Дуг уже был на месте водителя и возился с проводами под приборной доской.
– Проклятые иностранные машины, – пробормотал он. – Лучше дайте мне «шевроле».
Широко раскрыв глаза от восхищения, Уитни услышала, что двигатель пробудился к жизни.
– Вы можете меня научить, как это делается? Дуг коротко взглянул на нее:
– Могу, но не сейчас. На этот раз вести буду я. – Включив задний ход, он выехал со стоянки. К тому моменту, когда они выезжали из гаража, скорость уже была под сто километров в час. – Какой отель вы любите?
– Я не собираюсь в отель. Пока у вас на счету пусто, вы не исчезнете из моего поля зрения. Лорд. Куда вы, туда и я.
– Послушайте, я даже не знаю, сколько у меня времени. – Он внимательно смотрел в зеркало заднего вида.
– Этого я тоже не знаю, но зато точно знаю, сколько у вас денег, – напомнила ему Уитни. Они снова вытащила свою записную книжку и начала писать, покрывая страницу ровными столбцами. – И вы мне должны за ветровое стекло, антикварную фарфоровую вазу, мейсенский чайный сервиз – за него тысячу сто пятьдесят, и за витражное окно – за него, может быть, еще больше.
– Тогда еще тысяча долларов погоды не сделает.
– Еще одна тысяча всегда что-нибудь да значит. И давать вам деньги в кредит можно только до тех пор, пока вы находитесь перед глазами. Если вы хотите получить билет на самолет, вам придется приобрести и партнера.
– Партнера? – Дуг повернулся к ней, гадая, почему он до сих пор не отобрал у нее сумочку и не выбросил ее из машины. – У меня никогда не было партнеров.
– На этот раз будет. Пятьдесят на пятьдесят.
– На это предложение у меня уже есть ответ. – На самом деле у него были только вопросы, но он не хотел вдаваться в такие детали.
– А вот финансов у вас нет.
Дуг свернул на шоссе Франклина Рузвельта. Да, черт возьми, у него нет финансов, а они ему просто необходимы. Так что сейчас он нуждается в таком денежном партнере. Потом, когда они будут в тысячах миль от Нью-Йорка, они могут обговорить условия.
– Хорошо, сколько у вас при себе наличных?
– Пара сотен.
– Сотен? Это ерунда. – Сейчас он поддерживал постоянную скорость – примерно девяносто километров в час и не собирался ее увеличивать. – С такими деньгами мы не уедем дальше Нью-Джерси.
– Я не люблю носить с собой много наличных.
– Кошмар. У меня с собой бумаги, которые стоят миллионы, а вы хотите войти в долю за пару сотен.
– Две сотни плюс пять тысяч, которые вы мне должны. И… – Она открыла сумочку. – У меня есть пластиковая карточка. – Усмехаясь, она достала золотую кредитную карточку «Америкэн экспресс». – Без нее я никогда не выхожу из дома.
Дуг пристально посмотрел на нее, затем откинул назад голову и расхохотался. Может быть, она действительно приносит больше неприятностей, чем денег, но он уже начал в этом сомневаться.


Рука, державшая телефонную трубку, была пухлой и очень белой. Ногти до блеска отполированы и аккуратно обрезаны. Белизну манжет нарушали квадратные сапфиры. Телефонная трубка была белой, чистой и прохладной. Ее обвивали три элегантно наманикюренных пальца и покрытый шрамами розоватый обрубок.
– Димитри. – В этом голосе звучала поэзия. Слушая его, Ремо стал мокрым, как поросенок. Он раздавил сигарету и заговорил быстро, задыхаясь:
– Они от нас ускользнули.
Наступила мертвая тишина. Димитри знал, что она действует более устрашающе, чем сотня угроз. Он молчал пять секунд, десять.
– Трое против одного и молодой женщины. Очень неэффективно.
Ремо ослабил на горле галстук, пытаясь вздохнуть:
– Они украли «порше». Сейчас мы ведем их. Они направляются в аэропорт. Они не уйдут далеко, мистер Димитри.
– Да, они далеко не уйдут. Я сейчас должен сделать несколько звонков, нажать несколько... кнопок. Я встречусь с вами через день или два.
Ремо с чувством облегчения потер рот ладонью:
– Где?
Послышался отдаленный мягкий смех. Чувство облегчения испарилось вместе с потом.
– Найдите Лорда, Ремо. Вас я найду сам.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Горячий лед - Робертс Нора



Шикарная
Горячий лед - Робертс НораМарианна
19.07.2014, 21.12





Очень понравилось
Горячий лед - Робертс Нораольга
21.07.2014, 23.12





Очень, очень понравилось 10 из 10
Горячий лед - Робертс Норамарго
23.07.2014, 11.42





Великолепная книга!
Горячий лед - Робертс Норамария
20.08.2015, 15.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100