Читать онлайн Голос из прошлого, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голос из прошлого - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.15 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голос из прошлого - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голос из прошлого - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Голос из прошлого

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

После занятий сексом ей всегда хотелось пить. Находясь уже в гораздо более благожелательном расположении духа, чем до встречи с Уэйдом, Фэйф решила заехать к Хэнсону и купить себе бутылочку чего-нибудь холодного. Она взглянула вверх на окна Уэйда и мысленно послала ему поцелуй. Может быть, стоит позвонить ему попозже и узнать, не желает ли он прокатиться куда-нибудь вечерком. Может быть, рвануть в Джорджтаун и найти себе какое-нибудь приятное местечко недалеко от воды.
Ей хорошо с Уэйдом, удобно и волнующе. Он так же постоянен, как солнечный восход, всегда на месте, когда бы ей ни понадобился. В ней зашевелились воспоминания о давно минувшем лете, когда он так часто, много и легко говорил о любви и семье, доме и детях, но она заглушила их и стала думать о прелестях внебрачного секса. Ей нужно только это, и ему, к счастью, тоже. И за это она вознаградит себя и его, займет у Кейда его «Конвертибл», и они поедут на побережье, где-нибудь припаркуются и будут обжиматься, как подростки.
Свою машину Фэйф припарковала за несколько магазинов от уэйдовского ветеринарного пункта. Незачем давать пищу болтливым языкам, хотя они и так болтают всегда обо всем и невесть что. Фэйф уже хотела скользнуть в автомобиль, но тут увидела, как из своего магазина вышла Тори и осталась стоять недвижимо на тротуаре. "Вот гадкий утенок, который никак не может стать белым лебедем", — подумала Фэйф и, подгоняемая любопытством, перешла улицу.
— Ты в своем обычном трансе?
Тори вздрогнула, но тут же расслабилась.
— Просто хотела посмотреть с улицы на витрины. И вывеску лишь недавно прикрепили.
— Гм… — И Фэйф, подбоченясь, тоже обвела фасад магазина долгим взглядом. Буквы на вывеске, еще блестевшие свежей краской, выглядели классно.
— "Южный комфорт"? Ты и им собираешься торговать?
— Да.
Присутствие Фэйф не давало возможности насладиться радостью собственничества, и Тори снова направилась к двери.
— Ты не слишком-то любезна с потенциальной покупательницей, — заметила ей вслед Фэйф.
Тори обернулась. Взгляд у нее смягчился.
— Я еще не открыла магазин.
Фэйф ухватилась за дверь, прежде чем она успела захлопнуться, и протиснулась внутрь.
— Ну ты еще совсем не готова, по-моему, — и Фэйф оглядела пустые полки.
— Извини, но мне надо работать, Фэйф.
— А ты не обращай на меня внимания. Иди и занимайся своими делами.
Фэйф махнула рукой и, движимая столько же упрямством, сколько и любопытством, принялась расхаживать по магазину. Все сияло безукоризненной чистотой, пришлось ей признать это. Стекло так и сверкало в витринах, дерево было отполировано до блеска.
— А у тебя хватит товаров, чтобы заполнить все это пространство?
— Будет достаточно.
Смирившись с вторжением, Тори принялась распаковывать коробки. Если она достаточно знает Фэйф Лэвелл, то скоро ей все надоест и она удалится.
— Если тебе интересно знать, то я планирую открыться в следующую субботу. Самый лучший товар будет продаваться с десятипроцентной скидкой, но только в этот день.
Фэйф дернула плечиком:
— В уик-энды я всегда занята.
Она подошла к главной витрине. Внутри на подкладке белого шелка лежали украшения ручной работы: камни в серебряной оправе. Забыв обо всем на свете, Фэйф хотела приподнять крышку, но она была заперта. Фэйф тихонько выругалась и осторожно покосилась на Тори: заметила та или нет. И обрадовалась, что Тори не обратила внимания.
— У тебя здесь есть милые побрякушки. — Ей очень захотелось иметь, и немедленно, серебряные висячие серьги с ляпис-лазурью. — Я и не думала, что ты станешь ими торговать. Ты сама их, наверное, никогда не носила.
— У меня три художника работают над такими безделушками, — ответила Тори. — Мне особенно нравится брошь с гранатами и цитринами.
— Милая вещица, но вообще я не поклонница брошек. А вот серьги мне нравятся.
— Приходи в субботу.
— Я могу быть занята. — Да, она хотела серьги прямо сейчас. — Почему бы тебе не продать их мне сегодня? Для почина? По-моему, ты и открываешь магазин, чтобы все это продавать, правда?
Тори поставила на полку глиняную масляную лампу и постаралась согнать улыбку с лица, прежде чем повернулась к Фэйф.
— Я еще не открыла магазин, — и Тори направилась к витрине, — но ради прошлого… — Она сняла ключ, висевший в связке у пояса. — На что же ты положила глаз?
— Вот те, — Фэйф постучала по стеклу, — серебро и ляпис-лазурь.
— Да, прелестные серьги. И пойдут тебе.
Тори сняла серьги с шелковой подкладки и, прежде чем отдать Фэйф, поднесла к свету.
— Можешь примерить их перед зеркалом. Художница живет на окраине Чарлстона и делает красивые вещи.
Когда Фэйф направилась к трельяжу в бронзовой оправе, Тори вынула из витрины кулон на длинной цепочке. Если представляется случай продать не одну вещь, а сразу две, так почему не попытаться.
— А вот это одна из моих любимых вещей. Кулон очень подходит к серьгам.
Стараясь не показать своего интереса, Фэйф взглянула вниз. Оригинальный кулон из лазурита в серебряной оправе сразу очаровал ее.
— Да, необычный. — Фэйф хотела отложить серьги и взять только кулон, но сдалась. — Такое не увидишь на каждой встречной.
— Я собираюсь продавать только уникальные вещи.
— Думаю, что возьму и серьги, и кулон. Целую вечность ничего себе не дарила. В Прогрессе всегда и везде одно и то же.
Тори закрыла витрину.
— Отныне будет по-другому.
Поджав губы, Фэйф взглянула на ценники.
— Многие решат, что ты запрашиваешь слишком дорого, но они будут не правы. В Чарлстоне ты могла бы все это продавать дороже.
— Но я не в Чарлстоне. Возьми футляры.
— Не беспокойся. Я все сразу и надену.
Фэйф открыла сумочку и небрежно бросила туда прежние серьги.
— Срежь ценники и пробей чек.
— Но у меня еще нет кассового аппарата.
— Тогда я выпишу тебе чек.
— И дай-ка мне твои прежние серьги, я положу их в футляр.
Фэйф фыркнула и, порывшись в сумке, достала старые серьги.
— Хорошо, заботливая, аккуратная мамочка.
"Секс и покупки, — подумала Фэйф, — лучше занятий не существует, и так приятно бывать среди красивых вещей".
Кто бы мог подумать, что из худенькой странной девчонки вырастет женщина с таким прекрасным вкусом и такими деловыми способностями? Да, магазин произвел на Фэйф впечатление, она даже немного позавидовала умению Тори придумать нечто интересное и создать свой бизнес практически из ничего. Не то чтобы Фэйф сама хотела принять участие в подобном предприятии. Такой магазин связал бы ее по рукам и ногам, как морской канат. Но, может быть, теперь жизнь в Прогрессе станет немного интереснее.
— Знаешь, вот эту вазу надо водрузить на подставку, так, чтобы стекло просвечивало… — предложила Фэйф.
Тори так и хотела сделать, но еще не успела распаковать подставки. Занятая подсчетом, она рассеянно взглянула на Фэйф.
— Ну вот, я все подсчитала, включая налог на доставку. Может, проверишь?
— Но у тебя всегда отметки были лучше.
Фэйф начала проверять, но входная дверь снова открылась, и она могла поклясться, что Тори при этом застонала.
Лисси всегда говорила писклявым голоском, и, по мнению Тори, это было одним из ее недостатков. Были и другие: например, склонность окружить себя одуряющим запахом ландышей, и этот запах сейчас влетел вместе с нею в магазин и оставался здесь долгое время после ее ухода.
Тори скрипнула зубами, пытаясь изобразить улыбку.
— Вот забавно. Я только что уложила волосы, иду в офис и вдруг вижу, что вы в магазине.
Тори метнула на Фэйф многозначительный взгляд. Та в ответ ослепительно улыбнулась, сигнализируя полное понимание, и затрепетала ресницами.
— Да, я тоже зашла совсем недавно, увидела на магазине вывеску.
— Вывеска очень впечатляющая. Все так удачно складывается, одно к одному. — Положив руку на живот, Лисси окинула цепким взглядом полки. — Как красиво, Тори. Ты, наверное, работаешь за шестерых, чтобы столько успеть за такое короткое время. И как прекрасно все сделал мой Дуайт.
— Да, я очень довольна его работой.
— Еще бы. Он здесь лучший строитель. Ой, какая прелесть. — И Лисси схватила масляную лампу, которую Тори только что поставила на полку. — Я очень люблю такие вещи. Дуайт говорит, что они только пыль собирают, но они-то и делают дом настоящим домом, правда? — Лисси украдкой посмотрела на ценник, и ее рот от удивления округлился. — Какая дорогая вещь!
— Это ручная, авторская работа. Здесь стоит подпись, — начала было Тори, но Фэйф ее перебила:
— Дуайт зарабатывает достаточно, чтобы ты могла покупать красивые вещи, особенно сейчас, когда ты в положении. Если бы я носила лишнюю тяжесть целых девять месяцев, мужчину, который в этом виноват, я бы заставила достать мне звезды и луну с неба.
Не уверенная в том, комплимент это или насмешка, Лисси насупилась.
— Дуайт и так меня чересчур избаловал.
— Вот уж действительно. А я купила вот это. — И Фэйф качнула кончиком пальца сережку в ухе и кулон. — Тори даст мне небольшую скидку в субботу, когда магазин откроется.
— Правда?
Лисси прищурилась, и взгляд стал пронзительно-острым. Насколько Фэйф знала, Лисси терпеть не могла, когда кто-то в чем-то ее опережал, Лисси жадно прижала к груди лампу.
— Тори, ты просто обязана продать ее мне. Я прикипела к ней душой, но не знаю, смогу ли прийти в субботу, и кто-нибудь другой может лампу перехватить.
— Это должен быть чек, Лисси, или наличные. Сегодня я не принимаю кредитные карточки, но я с удовольствием отложу тебе лампу до следующей недели, если…
— Нет, нет, я выпишу чек. Ну а можно мне, раз я уже здесь, походить и посмотреть?
— Да.
Тори поставила лампу на прилавок. Сдается, она уже приступила к работе.
— О! А эти зеркала продаются?
— Здесь все продается.
Тори достала синюю коробочку из-под прилавка и положила туда сережки, в которых Фэйф пришла.
— Там же визитная карточка художника.
— Чудесно. И тебе незачем меня благодарить, — тихо сказала Фэйф.
Поглядев на ценник лампы. Тори возразила:
— Бизнес есть бизнес, поэтому спасибо. Ты знаешь, какую кнопку надо нажимать.
— Ты имеешь в виду эту? — И Фэйф взглянула туда, где Лисси ойкала и ахала, глядя на выставленные товары.
— Но она может купить зеркало и стать, таким образом, моим лучшим другом…
— Тори, я так хочу купить это зеркало. Вот это, овальное, с лилиями на раме. Никогда не видела ничего подобного.
Тори взглянула на Фэйф сияющими глазами:
— Да, она тебя переплюнула по части покупок. — А Лисси она крикнула: — Сейчас принесу коробку из подсобки.
— Спасибо. У тебя и так много работы, а ты еще возишься со мной. Как только ты все успеваешь? Я как раз говорила Дуайту вчера вечером, что просто не понимаю, откуда ты берешь время. Ведь ты арендовала дом, устроила магазин, получила товары да еще проводишь все вечера с Кейдом!
— С Кейдом? — одновременно спросили Тори и Фэйф.
— Никогда не думала, что он такой живчик. — И Лисси подошла ближе. — Должна признаться, что никогда не представляла вас вместе. Правду говорят, что тихие воды — глубокие.
— Не понимаю, о чем ты, — пожала плечами Тори.
— Незачем скромничать между нами, девушками. Дуайт мне все рассказал, но предупредил, что ты до поры до времени будешь об этом помалкивать. Так что не беспокойся, я не скажу об этом ни одной душе.
— Да не о чем и говорить. Мы только… — Тори увидела, как две пары глаз воззрились на нее с острым любопытством, и с трудом, запинаясь, докончила: — Дуайт ошибается. Пойду принесу коробку.
— Не понимаю, зачем она скромничает, — заметила Лисси, когда Тори поспешно скрылась в кладовке, — ведь они оба свободны. Хотя то, что она мнет простыни вместе с Кейдом, когда месяца не прошло со дня приезда, не согласуется с образом порядочной леди, который она на себя напускает.
— Неужели? — удивленно вскинула брови Фэйф. Кейд, конечно, может делать все, что ему заблагорассудится, но, черт ее побери, если она позволит этой драной кошке заарканить его. — А разве порядочные леди не занимаются сексом?
И с коварной, но ослепительной улыбкой Фэйф постучала пальцем по животу Лисси.
— Наверное, эту шишку ты приобрела, объевшись шоколадом?
— Я замужняя женщина.
— Но ты была еще незамужняя, когда вы с Дуайтом трахались на заднем сиденье его старенького «Камаро», подаренного отцом за успехи на беговой дорожке.
— Ну… Фэйф, ты и сама трахалась тогда предостаточно.
— Это точно, вот почему я не бросаю камень в других, когда мне очень хочется это сделать.
И она размашисто подписала чек.
— Да я только сказала, что для женщины, которая едва появилась в городе и которая бог знает чем занималась все эти годы, она чересчур быстро обработала одного из Лэвеллов.
— Никто не может обработать никого из Лэвеллов, пока мы сами этого не захотим, — резко бросила Фэйф.
Однако она собиралась поразмыслить над случившимся. Поразмыслить как следует.



***

У Тори появилось искушение закрыть магазин, спровадив двух неожиданных покупательниц, но это выбило бы ее из графика ежедневной работы и придало глупой болтовне Лисси чересчур большое значение. Поэтому она работала еще часа три, методично раскладывая товары по местам.
Однако по дороге домой у нее появилась полная возможность обо всем поразмыслить. Нет, не таким путем она собиралась вновь утвердиться в Прогрессе. Она не потерпит, ни одной минуты не потерпит, чтобы из нее делали главный объект городских сплетен. И самый верный способ пресечь сплетни — не обращать на них внимания, подняться над пересудами. И подальше держаться от Кейда. Она давно умеет пренебрегать досужей болтовней, и дело для нее гораздо важнее пошлого романа. Она пойдет и дальше своим одиноким путем. И дело с концом.
Так бы, возможно, и получилось, если бы она не заметила его грузовичок у края поля. Тори приказала себе проехать мимо, не останавливаясь. Но она все еще видела алчный, предательский огонек в глазах Лисси, поэтому повернула руль и съехала на обочину, где росла густая трава. Она только скажет ему, чтобы он не болтал о ней со своими дружками. Они не школьники, черт побери.



***

Пайни Кук последний раз затянулся последней сигаретой «Мальборо». Он глядел, как к обочине сворачивает большой автомобиль и как женщина — черт побери, если это не девчонка Боден, ставшая взрослой, — направляется к ним. Рядом стоял Кейд Лэвелл, проверял дневную работу и любовался, как подрастает новый урожай.
— Хорошо бы еще один такой дождичек, как в прошлую ночь, — вслух размышлял Кейд.
— Хорошо бы, — Пайни почесал щетинистый седеющий подбородок и выпятил губы:
— У вас посадки на три дюйма выше, чем на других полях.
— Хлопок на органике растет быстрее, — отозвался Кейд, — химические удобрения замедляют рост.
— Босс, — Пайни сделал уже совсем последнюю затяжку, а потом раздавил окурок, — у вас проблемы по женской части?
Кейд усиленно размышлял о чем-то своем, поэтому не сразу услышал.
— Извини, что ты сказал?
Пайни повернулся, сощурившись от солнца, и лениво кивнул в сторону приближающейся Тори.
— К вам пожаловала гостья. И такой у нее вид, что ваша песенка спета, — пробормотал Пайни и на всякий случай немного отошел.
— Кейд!
Было приятно видеть ее, легко, приятно и радостно.
— Тори, какой милый сюрприз.
— Сейчас посмотрим. У меня к тебе разговор.
— Я сейчас слиняю, — понимающе ухмыльнулся Пайни.
Тори закусила губу и вспомнила о вежливости.
— Извините, мистер Кук.
— Об этом не беспокойтесь. А я не думал, что вы меня вспомните.
Она не вспомнила, во всяком случае, сознательно, и назвала его имя безотчетно. Просто на какой-то момент увидела перед собой тощего человека с впалой грудью, волосами цвета пшеницы, от которого почти всегда пахло спиртным и который когда-то угощал ее мятными леденцами.
— Я помню, вы мне давали леденцы и работали на поле рядом с отцовским.
— Работал.
Он растянул губы в улыбке. Зубы у него были неровные, словно старый частокол.
— Теперь вот работаю на этого парня, он больше платит. Ну я пошел. Увидимся, босс, завтра утром.
Он приподнял кепку, вынул из кармана мятный леденец и вручил его Тори.
— Помнится, тебе такие нравились.
— И сейчас нравятся. Спасибо.
— Ему приятно было, что ты его вспомнила, — сказал Кейд, когда Пайни побрел через поле к дороге.
— Я остановилась не ради того, чтобы прогуляться по аллейкам памяти. Скажи, что ты имел в виду, говоря своему дружку Дуайту, будто мы встречаемся?
— Я не совсем уверен…
— Но мы не встречаемся!
Кейд поднял бровь, скинул темные очки и зацепил их дужкой за воротник рубашки.
— Но, Тори, мы действительно встречаемся. Я вот стою и смотрю сейчас прямо на тебя.
— Ты очень хорошо знаешь, что я имею в виду. Мы не устраиваем свидания.
Ему хотелось улыбнуться, но он сдержался.
— Но мне кажется, между нами происходит что-то очень похожее на свидания. Мы вместе выходим на люди, и за последние десять дней так было четыре раза. По моему мнению, когда мужчина и женщина вместе куда-нибудь ходят пообедать, например, и тому подобное, это свидание.
— Твое мнение ошибочно. У нас не бывает свиданий.
— Как скажете, мэм.
— Не ухмыляйся.
Мимо них проковыляли три вороны.
— Но даже если ты считаешь наши встречи свиданиями, ты не имеешь права говорить Дуайту, что у нас есть отношения. Он сразу же обо всем доложил Лисси, и теперь в ее безмозглой голове возникло представление, будто между нами кипят страсти. Я не хочу, чтобы окружающие считали, будто я твоя последняя пассия.
Кейд, сунув руки в карманы, пристально смотрел на нее. Пожалуй, эта их встреча самая большая удача за весь день.
— А сколько же, по-твоему, у меня было этих самых пассий?
— Не испытываю ни малейшего интереса.
— Ты же сама об этом заговорила, — сказал он, только чтобы увидеть, как она разозлится.
— Главное не в этом, а в том, что ты сказал Дуайту о нашей будто бы любовной связи.
— Я ничего такого не говорил и не понимаю… — И тут он припомнил. — Вот оно что! Это просто недоев разумение. Лисси все пытается меня пристроить. Не может она спокойно видеть неженатого мужчину. У нее это как заноза в заднице. И прошлый раз я велел Дуайту, чтобы он ей сказал, будто у меня есть тайная, бурная любовь.
— Со мной? — У нее чуть пар не повалил из ушей, так она раскипятилась. — Почему же изо всех ты выбрал…
— А я и не говорил, что это ты, — перебил Кейд, — наверное, Дуайт сам вычислил тебя, потому что мы оказались с ним одновременно в твоем магазине. И если тебе хочется на кого-нибудь наброситься, набрасывайся на него. А что до меня, то я не вижу причины так распаляться. Мы взрослые, свободные люди, и если, например, Лисси хочется думать, что между нами особые отношения, то что в этом плохого?
Тори едва не лишилась дара речи. Он забавляется. Она могла видеть это по его глазам, расслышать в голосе.
— Ты думаешь, это смешно?
— Не столько смешно, сколько анекдотично.
— Анекдотично? Да Лисси растрезвонит об этом по всему округу, если она уже этого не сделала.
— Подумать, какая трагедия! Может, нам выпустить пресс-релиз с опровержением?
Она круто развернулась, чтобы уйти, но он задержал ее за руку.
— Перестань кипятиться, Виктория.
— Не смей мне этого говорить. Я стараюсь начать свое дело, укорениться здесь, дома, и не хочу быть объектом досужих пересудов.
— Но досужие пересуды — это энергия, за счет которой существуют захолустные городки. Ты слишком долго жила в большом городе и забыла об этом. И если люди судачат, они обязательно заглянут в твой магазин, чтобы на тебя посмотреть. Какой тебе вред от этого?
Он говорил тихо, ласково и разумно.
— Не желаю я, чтобы на меня глазели. Я сполна насладилась этим в прошлом.
— Но ведь ты знала, когда ехала сюда, что глазеть будут обязательно. И если люди узнают, что какая-то женщина заинтересовала Кейда Лэвелла, они, конечно, захотят увидеть, что в ней такое особенное.
— Ты все ставишь с ног на голову, — раздраженно бросила Тори. Она почувствовала, что почва уходит из-под ног. — Когда Лисси сказала о наших отношениях, это слышала Фэйф. Она тоже была в магазине.
Он нахмурился, и она почувствовала удовлетворение.
— А теперь тебе эта история уже не кажется такой забавной?
— Если Фэйф станет меня шпынять за это, а она не устоит перед соблазном, значит, мне пора извлечь из происшествия кое-какую пользу.
Кейд крепче стиснул ее руку, уронил очки на землю и прижал Тори к себе. В ушах у нее зазвенел колокол тревоги, и она уперлась ладонью в его грудь.
— Ты что делаешь?
— Хочу тебя поцеловать.
— Не смей!
Но его губы уже нащупали ее рот.
— Я не укушу тебя. Обещаю.
И он сдержал слово. Не укусил. Его прикосновение одновременно успокаивало и возбуждало, оно будило подавленные потребности и желания, но нет, боли он ей не причинил. Губы его были мягкими, нежными, теплыми. Горячая волна затопила ей сердце, и в этот момент он отступил назад.
— Мне этого хочется с того самого момента, как только я тебя увидел.
Рука его поглаживала ее шею и затылок. Голова у Тори закружилась, и ощущение это ей не очень понравилось.
— Но я не желаю…
Она отступила на шаг, и под ногой раздался хруст.
— Черт возьми, вторая пара за неделю, — покачал головой Кейд, глядя на раздавленные очки.
— Кейд, я не очень гожусь для этого.
— Для чего? Для поцелуев?
— Нет. — И, к своему удивлению, Тори рассмеялась. Как только ему удается ее рассмешить, когда она так зла? — Для отношений, какие бывают между мужчиной и женщиной.
— Значит, тебе нужно в них попрактиковаться.
— Но я не хочу практиковаться.
Однако она только вздохнула, когда он поцеловал ее в лоб.
— Кейд, ты очень многого не знаешь обо мне.
— А ты обо мне. Давай исповедуемся. И вечер такой хороший. Почему бы нам не прокатиться? По пути сделаем остановку и чего-нибудь поедим.
Он взял ее под руку и потянул за собой с поля.
— Тори, я человек терпеливый. Оглянись, обрати внимание на поле и поймешь, насколько я терпелив. Три сезона мне потребовалось, чтобы превратить ферму в такую, как я хотел. Еще есть люди, которые издеваются надо мной потому, что я не пошел привычным путем. А то, что людям непонятно, их обычно раздражает.
Тори взглянула на Кейда и отвернулась. У обворожительного беззаботного человека, забавляющегося ее раздражением, есть в характере стальная жила, и неразумно об этом забывать.
— Я это знаю. Узнала на собственном опыте.
— Тогда почему бы нам не считать себя неудачниками и не посмотреть, куда это нас приведет?
— Не понимаю, о чем ты. Ни один из Лэвеллов никогда не был неудачником.
— Ты так думаешь, потому что я еще не успел тебе надоесть своими поучениями насчет органических удобрений и красоты неотравленного химикатами хлопка.
Он как бы между прочим поднял к губам ее руку и поцеловал.
— Однако надоем, потому что новой жертвы у меня не было вот уже несколько месяцев. И вот что я предлагаю: поезжай домой. Мне надо принять душ и переодеться, а потом я заеду за тобой примерно через час.
— Но у меня есть и дома дела, — слабо возразила она.
— Господи, да нет ни одного дня в жизни, когда бы не нашлось дел.
И он открыл дверцу ее машины.
— Приеду через час, — повторил Кейд, когда она скользнула в машину и взялась за руль. — И, Тори, чтобы не было никакой путаницы: у нас с тобой назначено свидание.
Он захлопнул дверцу и, сунув руки в карманы, неспешно пошел к своему грузовичку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голос из прошлого - Робертс Нора



Прекрастный роман, захватывающий и напряженный. Стоит прочитать!!!
Голос из прошлого - Робертс НораДжули.
16.06.2011, 11.38





хороший роман! напряженный и захватывающий сюжет. читайте не пожалеете.
Голос из прошлого - Робертс Норалилия
19.02.2012, 18.26





отличный роман!10 из 10! Читайте, не пожалеете)
Голос из прошлого - Робертс НораЮлия
1.08.2012, 16.12





ПОНРАВИЛОСЬ..ТАКОЙ НЕОЖИДАННЫЙ КОНЕЦ...
Голос из прошлого - Робертс НораНАДЕЖДА
1.08.2012, 23.59





ПРЕКРАСНЫЙ РОМАН! ЧИТАЙТЕ, НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ!)
Голос из прошлого - Робертс НораmissJuliette
25.01.2014, 0.48





Прекрасный роман и неожиданный конец!Читайте и не пожалеете 10 баллов!
Голос из прошлого - Робертс НораТатьяна
28.06.2014, 0.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100