Читать онлайн Голос из прошлого, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голос из прошлого - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.15 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голос из прошлого - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голос из прошлого - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Голос из прошлого

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Независимые банки в маленьких городах медленно угасали. Тори это было известно, потому что ее дядя, управляющий "Прогресс Бэнк энд Траст" в течение двенадцати лет, не уставал об этом напоминать. И она выбрала бы этот банк, даже если бы у нее не было никаких родственных отношений с управляющим. Это был разумный шаг. Банк находился в двух кварталах от ее магазина: немаловажное удобство. Старое здание из красного кирпича любовно поддерживалось в надлежащем виде, что усугубляло обаяние старины. Лэвеллы основали банк в 1853 году и сохранили на него права собственности.
"В этом, — подумала Тори, направляясь к входной двери, — стержень всякой политики. Если хочешь иметь в Прогрессе прибыльное дело, его надо делать под эгидой Лэвеллов. Им здесь принадлежит почти все".
Внутри здание банка изменилось. Она помнила, когда приходила к бабушке, что служащие сидели в железных отсеках, как звери в зоопарке. Теперь ее встретило открытое пространство, а за длинной высокой стойкой сидело всего четверо. На задней стене прибавилось окошко, а на массивных старинных столах возвышались современные компьютеры. На стенах висели хорошие картины с пейзажами Южной Каролины и морскими видами. Да, кто-то сообразил, каким образом модернизировать здание, не изгнав дух старины. "Интересно, — подумала Тори, — не удастся ли уговорить дядю приобрести еще одну картину из тех, что я выставлю на продажу в своем магазине?"
— Тори Боден, неужели это ты?
Слегка вздрогнув, Тори взглянула на женщину за стойкой. Стараясь вычислить, кто это, Тори изобразила улыбку.
— Привет.
— Как приятно снова увидеть тебя. Ты так выросла.
Говорившая была миниатюрна, едва ли метр пятьдесят пять ростом. Она вышла из-за стойки, простирая руки.
— Всегда знала, что ты станешь хорошенькой. Но ты меня, наверное, не помнишь.
Казалось почти грубостью не помнить человека при виде такой искренней радости с его стороны.
— Извините.
— Незачем извиняться. Ты же была еще маленькой, когда мы виделись в последний раз. Я Бетси Глюк. Твоя бабушка занималась со мной, когда я только что окончила школу. Помню, ты иногда приходила к ней и сидела тихонько, словно мышка.
— И вы угощали меня леденцами.
Хоть это она, слава богу, вспомнила и снова ощутила на языке вкус вишни.
— Подумать только, и ты это все еще помнишь, хотя прошло столько времени.
Глаза Бетси радостно блестели. Она стиснула руки Тори.
— Ты пришла повидаться с Джей Аром?
— Если он занят, я могу…
Не глупи. Он распорядился сразу же проводить тебя к нему в кабинет.
Она обняла Тори за талию и повела к двери, расположенной в глубине комнаты. "Придется привыкать, — напомнила себе Тори, — к прикосновениям людей". Она справится. Она не должна казаться чужой.
— Наверное, это здорово — открыть свой собственный магазин. Я просто дождаться не могу, когда можно будет зайти.
Дверь распахнулась, и весь проем заняла фигура Джей Ара, Тори всегда поражалась, какой он большой. Загадка природы, что такая маленькая женщина, как ее бабушка, когда-то произвела на свет огромного сына.
— Вот она! — Раскатистый, громкий голос его был под стать фигуре. Он сжал ее в объятиях. Тори к этому приготовилась, и все же у нее дух захватило, когда дядя поднял ее в воздух и стиснул в медвежьих объятиях. И, как всегда, она рассмеялась.
— Дядя Джимми. — Тори уткнулась лицом в его бычью шею и наконец-то почувствовала, что вернулась домой.
— Джей Ар, вы ее сломаете, как прутик.
— Она маленькая, — и Джей Ар подмигнул Бетси, — но зато жилистая. Устрой так, чтобы нас несколько минут не беспокоили, хорошо, Бетси?
— Нет проблем. Добро пожаловать домой. Тори, — добавила Бетси и закрыла за собой дверь.
— А теперь садись. Хочешь чего-нибудь. Кока-колы? Чаю?
— Нет, ничего не хочу. Все отлично.
Она не стала садиться.
— Мне надо было вчера вас навестить.
— Не сокрушайся. Ты же пришла.
Он прислонился к столу. Росту в нем было шесть футов два дюйма. Рыжие волосы не поседели, в них проблескивали иногда лишь редкие серебристые нити. Зато щеточка усов, придававшая круглому лицу несколько залихватский вид, стала совсем серебряной, и кустистые брови тоже. Глаза у него были скорее голубые, чем серые, и всегда казались ей такими добрыми.
Внезапно он широко улыбнулся:
— А ты стала совсем городской. И такая хорошенькая и ухоженная, будто телезвезда. Бутс будет приятно тебя продемонстрировать своим приятельницам.
Тори невольно зажмурилась, и он рассмеялся.
— Ну, ты ей пойди немного навстречу, ладно? У нее никогда не было дочки, а ей страстно хотелось ее иметь. От Уэйда толку мало, никак не женится, не хочет подарить ей внучек, которых она могла бы наряжать и баловать.
— Но если она захочет надеть на меня кружевной передник, у нас будут неприятности. Я непременно навещу ее, дядя Джимми, но сначала мне надо устроиться, начать дело. Через несколько дней уже должен поступить товар.
— Значит, уже собираешься работать?
— Не дождусь, когда начну. Я давно уже мечтаю об этом. Надеюсь, "Прогресс Бэнк энд Траст" откроет мне счет.
— У нас всегда найдется местечко для нового вклада. Я сам этим займусь буквально через минуту. А ты, детка, как я слышал, арендовала старый дом?
— У Лисси Фрэзир, наверное, самый длинный язык во всем Прогрессе? — усмехнулась Тори.
— Она бежит ноздря в ноздрю с еще некоторыми леди. Я не собираюсь нажимать на тебя, но Кейд Лэвелл не будет держаться за эту аренду, если ты передумаешь. А мы с Бутс хотим, чтобы ты посилилась у нас. Места у нас достаточно, слава богу.
— Я признательна вам, дядя Джимми, ее…
— Нет, подожди. Не отказывайся сразу. Ты веселая женщина. Глаза у меня есть, и я это ясно вижу. Ты уже несколько лет живешь самостоятельно. Но то, что ты живешь на отшибе, не может мне нравиться, и то, что живешь в этом самом доме. Не вижу, какие тебе это дает преимущества.
— Дело не в преимуществах, а в необходимости. Он меня бил в том доме.
Джей Ар закрыл глаза. Тори подошла ближе.
— Дядя Джимми, я это сказала не для того, чтобы уязвить вас.
— Да, мне надо было тогда вмешаться. Я должен был вытащить тебя оттуда. Вас обеих.
— Но мама бы не захотела уйти. — Теперь Тори заговорила мягче. — Вы же знаете.
— Но я не знал, насколько все это было скверно, тогда не знал. Не очень-то вникал. Однако теперь я все знаю, и мне не нравится то, что ты поселилась там и все время вспоминаешь о прошлом.
— Я помню об этом, где бы ни была. А, живя на старом месте, я чувствую, что могу жить дальше, даже вспоминая о том, что было. Больше я его не боюсь. И не хочу позволять себе бояться.
— Но почему тебе не пожить там несколько дней…
Он только вздохнул, когда Тори покачала головой.
— Таков мой крест: жить в окружении упрямых женщин. Ладно, присядь, пока я подготовлю документы на твой вклад.


В полдень зазвонили, возвещая об урочном часе, колокола баптистской церкви. Тори отступила на шаг и вытерла пот с лица. Ее витрина сверкала, как бриллиант. Она вынула коробки из машины и внесла их в кладовую. Она размерила стены для полок и прилавков и составила список требований к риэлтеру. Тори составляла еще один список на скобяные товары, когда кто-то постучал в треснувшую стеклянную дверь. Тори подошла, чтобы открыть, и внимательно оглядела мужчину в рабочей одежде. Темные, хорошо подстриженные волосы, гладкое красивое лицо с легкой, немного кривой, усмешкой, темные очки.
— Извините, магазин еще не открыт.
— Такое впечатление, что тебе требуется плотник и стекольщик. — Мужчина постучал по трещине на двери. — Как идут дела, Тори?
Он снял очки. Глаза у него были темные, пристальные, под правым виднелся крошечный, похожий на крючок, шрам.
— Дуайт Фрэзир.
— Я тебя не узнала.
— На пять дюймов повыше, на несколько фунтов полегче с последней нашей встречи. Я подумал, что, как мэру, мне стоит приветствовать тебя, а также взглянуть, не могут ли понадобиться услуги моей строительной компании. Не возражаешь, если я на минуту зайду?
— Да, разумеется, — и Тори подалась назад. — Но пока еще смотреть не на что.
— Здесь много места.
Он легко двигался — заметила она, — совсем не тот неуклюжий толстый подросток, каким был когда-то. Не было зубных шин и стрижки наголо, на которой настаивал отец. Дуайт выглядел спортивным. Преуспевающим. Он так преобразился, что узнать его было невозможно.
— Солидное здание, — продолжал он, — с прочным фундаментом. И крыша хорошая.
Дуайт повернулся к ней, сверкнув белозубой улыбкой, за которую его протезист приобрел роскошнейший джип.
— Я точно знаю, мы ее крыли два года назад.
— Теперь я знаю, к кому обращаться, когда она протечет, — пошутила Тори.
Он рассмеялся и зацепил темные очки дужкой за воротник тенниски.
— Фрэзиры строят надолго. Тебе понадобятся полки, прилавки, витрины?
— Да, я как раз сейчас снимала мерку.
— Могу послать тебе хорошего плотника. Он все сделает быстро и за разумную цену.
Это было бы уместно и опять же патриотично — использовать местную рабочую силу. Если, конечно, она впишется в ее бюджет.
— Знаешь, наши представления о разумных ценах могут не совпадать.
Он улыбнулся. Улыбка была лучезарная и обворожительная.
— Вот что я скажу тебе. Позволь мне вынуть из грузовика кое-какие заготовки. Ты скажешь, чего хочешь, а я назову цену. И, смотришь, столкуемся.
Дуайт чувствовал, как она его внимательно разглядывает, «измеряет», так сказать, пока он вымеривал ее стены. Он к этому привык. Когда он был мальчиком, отец все время измерял его взглядом с ног до головы, и всегда в его глазах сын не дотягивал до нужной мерки.
Дуайт Фрэзир, бывший моряк, страстный охотник, городской советник и основатель "Строительной компании Фрэзира", имел очень высокие стандарты, которым плод его чресл никак не соответствовал. Его разочарование при первом взгляде на недоразвитого слабого отпрыска было недвусмысленным и жестким, и Дуайту-младшему никогда не разрешалось об этом забывать.
Да, действительно, он в буквальном смысле слова не дотягивал до мерки. Низенький, толстый, неуклюжий, он был отличной мишенью для шуток, насмешек и отцовского разочарования.
Хуже всего то, что у него были мозги. А в мальчишеский период жизни это самая скверная комбинация: рыхлое тело, неуклюжие ноги и острый ум. Учителя его обожали, что было равносильно тому, как если бы он нацепил на себя плакатик с надписью: "Дай мне пинка под зад". Мать старалась в меру своих сил и возможностей примирить его с положением, закармливая его. Дорогая мамочка считала, что коробка шоколадных конфет — лекарство от всех несчастий жизни.
Спасителями явились Кейд и Уэйд. Почему они с ним подружились, это навсегда осталось для Дуайта загадкой. Отчасти причиной тому было социальное происхождение. Все трое были выходцами из лучших семей города. И за это Дуайт был и всегда оставался благодарен судьбе. Возможно, он все-таки самую чуточку на нее негодовал, зачем она создала двух его друзей высокими, красивыми и ловкими, а его толстым, некрасивым и неуклюжим, но он смирился с этим. И со временем взял реванш.
— С четырнадцати лет я стал заниматься бегом, — сказал он как бы между прочим, снова вынимая линейку.
— Извини, чем?
— Ты удивлена? — Он нагнулся, что-то записал в блокнот. — Устав быть толстым, я решил что-то предпринять. Избавиться в течение двух месяцев от двенадцати фунтов жира. Сначала я бегал по ночам, когда меня никто не мог увидеть. Я уставал, как три собаки, вместе взятые. Я отказался от кексов, леденцов и чипсов, которые моя матушка совала мне каждый день на ленч. Думал, что помру с голода.
Он выпрямился и снова ослепительно улыбнулся.
— В первый год учебы в средней школе я стал бегать по шоссе, тоже ночью. У меня все еще был лишний вес, бегал я медленно, но чувствовал себя гораздо лучше. Надо сказать, что тренер Хайстер выезжал на ночные прогулки в своем седане в компании чужой жены. Я не назову ее по имени, так как эта дама по-прежнему замужем и гордится своими тремя внуками. Подержи-ка, милая, вот здесь.
Тори как зачарованная взяла линейку, а Дуайт отошел, чтобы вымерить шагами пространство для будущего прилавка.
— Ну и случилось однажды, что мы одновременно оказались с тренером Хайстером на шоссе и я увидел тренера и будущую бабушку троих внучат. Как ты понимаешь, момент был самый неподходящий.
— Это еще мягко сказано.
— "Если только пикнешь, пожалеешь об этом", — заявил тренер, схватив меня за горло. И он не шутил. Однако, будучи человеком справедливым, а может, просто подозрительным, тренер предложил мне сделку. Если я сброшу еще десять фунтов, он включит меня в команду будущей весной. Мы заключили молчаливое соглашение: я забуду об этой нашей встрече, а он меня не убьет и не похоронит где-нибудь в тайной могиле.
— Соглашение оказалось выгодным для обеих сторон, — заметила Тори.
— Для меня уж точно. Я сбросил вес, чем поразил всех, включая самого себя, и выиграл забег на стопятидесятиметровку. Я стал хорошим спринтером. Я выигрывал приз "Все звезды" три года подряд, а также получил в награду любовь хорошенькой Лисси Харлоу.
Тори почувствовала расположение к Дуайту, особого рода солидарность одного бывшего аутсайдера к другому.
— Интересная история со счастливым концом.
— Надеюсь, что смогу обеспечить и тебе такой же с этим магазинчиком. Приглашаю тебя на ленч, все и обговорим.
— Я не… — Тори не договорила, так как за спиной у нее отворилась дверь.
— Только не говори, что ты наняла этого шустрого прощелыгу. — Вошедший Уэйд обнял Тори за плечи. — Слава богу, я подоспел вовремя.
— Этот щенячий доктор ничего не смыслит в строительстве, — не остался в долгу Дуайт. — Иди и поставь клизму пуделю, Уэйд. Я собираюсь пригласить твою хорошенькую кузину и мою потенциальную клиентку на ленч.
— Тогда я пойду вместе с вами, чтобы защитить ее интересы, — парировал Уэйд.
— Но мне полки нужнее, чем еда, — ввернула наконец Тори.
— Я позабочусь, чтобы ты получила и то, и другое, — и Дуайт подмигнул ей. — Пойдем, милая, и захвати с собой этот бесполезный мешок с костями.
Тори оторвалась от дела на тридцать минут и провела их с большим удовольствием, чем можно было ожидать. Было приятно наблюдать зрелую дружбу, связывающую Дуайта и Уэйда, которая возникла, насколько она помнила, еще в их мальчишеские годы.
И она снова пожалела, что у нее нет Хоуп.
Она чувствовала себя непринужденно в компании этих мужчин, ведь один приходился ей двоюродным братом, а другой был благополучно женат. Дуайт с гордостью показывал фотографии сына, пока им не принесли сандвичи. Тори, наверное, в любом случае произнесла бы полагающиеся при этом слова восхищения, но малыш действительно был очарователен. Хорошенькое личико он унаследовал от Лисси, а проницательные, внимательные глаза от Дуайта. Когда она приступила к деловому разговору, то он прошел легко и конструктивно. Дуайт не только понимал с полуслова, что ей хотелось, но внес несколько дельных предложений, и все укладывалось в намеченные ею бюджетные рамки. Подводя итоги деловых переговоров, он пообещал, что все работы будут закончены к середине мая.
Теперь, когда основные проблемы были решены, Тори могла заняться обустройством. Она пошла и купила кровать. Вообще-то она собиралась подобрать матрас и подставку с пружинами. За годы строгой экономии она не позволяла себе никаких импульсивных покупок и теперь испытывала глубокое удовлетворение потому, что приобрела хорошую вещь.
Она попалась на крючок в ту же секунду, как кровать попала в поле ее зрения. Тори дважды уходила и возвращалась обратно. Цена была не чрезмерная, однако ей не нужна была такая красивая кровать с изящными никелированными столбиками в изголовье и изножье. Да, кровать была хорошая, но особой необходимости в ней не было. Крепкая подставка и упругий матрас — вот все, что ей нужно. Ей надо лишь место, где спать, и все. Тори ругала себя, доставая кредитную карточку, пока ехала на склад, а потом домой. А затем она была слишком занята, чтобы осыпать себя упреками.


Стоя между рядами только что прополотого хлопка, Кейд минут десять наблюдал за ее героическими усилиями. Затем, выругавшись, сел в машину и подъехал к ее дому.
— Могла бы и позвать на помощь.
Тори уже выбилась из сил, пряди волос прилипли к потному лицу, однако она ухитрилась затащить тяжелый ящик на ступени крыльца. Она выпрямилась и перевела дух.
— Что?
— Подожди, я подниму с этой стороны.
— Не нужна мне твоя помощь, — огрызнулась Тори.
— Не будь дурой и придержи дверь.
Спотыкаясь, она поднялась к двери и с усилием ее распахнула.
— Ты что, здесь днюешь и ночуешь?
Кейд снял темные очки и отбросил их в сторону. Из-за этой привычки ему дважды приходилось покупать новые каждый месяц.
— Ты видишь вон то поле? Оно мое. А теперь посторонись, мне надо поднять эту штуку. Что же это за чертова кровать такая?
— Железная, — ответила Тори, с удовлетворением наблюдая, как он старается изо всех сил.
— Представляю. Ее надо пронести в дверь боком.
— Знаю.
Тори расставила ноги, нагнулась и взялась за свой конец. Затратив много усилий, покрикивая друг на друга, они все-таки протащили ящик в дверь спальни.
— Спасибо, — руки у нее стали как резиновые, — теперь я управлюсь сама.
— У тебя есть инструменты?
— Ну, разумеется.
— Хорошо, доставай их, — по-хозяйски распорядился Кейд, — не придется ездить за моими.
Раздраженно Тори откинула со лба потные волосы.
— Я сама все сделаю.
— Ты слишком упрямая, чтобы я отступился. Понимаешь, мне мое джентльменское воспитание не позволяет оставить даму в беде.
Он взял ее руку, осмотрел ссадины и легонько поцеловал, прежде чем она успела ее отдернуть.
— А ты залепи их пластырем, пока я буду возиться.
"Можно его оскорбить, накричать, выгнать вон, но все это пустая трата времени", — подумала Тори и достала инструменты.
Кейд с одобрением осмотрел ее черный ящичек с инструментами.
— Ты, как я вижу, укомплектовалась на все случаи жизни?
— А ты сам отличишь отвертку от клещей?
Явно забавляясь, он вытащил из ящика щипцы с заостренными концами.
— Неужели это ножницы?
Тори рассмеялась, а он начал срывать ленты скотча с коробки.
— Надень перчатки.
— И так сойдет.
Он даже не взглянул на нее, и голос не изменился, но в нем возникли отчетливые повелительные интонации.
— Надень. И потом, почему бы тебе не приготовить какое-нибудь прохладительное?
— Послушай, Кейд, оставь этот тон, я не маленькая послушная хозяюшка.
Теперь он взглянул на нее, смерив с головы до ног холодным взглядом.
— Ты маленькая. И ты женщина. Не выводи меня из себя, я работаю острым инструментом.
— Полагаю, мой вопрос, умеешь ли ты им действовать, сгонит улыбку с твоего лица.
— А я полагаю, что, если скажу, какая ты сексуальная, когда вот так злишься, это не заставит тебя опробовать кровать со мной, как только мы ее воздвигнем?
— Господи Иисусе! — Все, что она сумела ответить, и вышла из комнаты.
Тори оставила его в одиночестве. Она слышала, как он стучит и время от времени бранится. Она тем временем принесла из машины пакеты с продуктами, убрала их на полки и заварила чай. Тори вспомнила длинные кисти рук Кейда. Изящные пальцы пианиста и, по контрасту, жесткие, мозолистые ладони. Он, конечно, умеет сажать, ухаживать за посевом и собирать урожай. Его к этому приучали с детства. Но повседневные хлопоты и заботы по дому? Это совсем другое дело. Пусть, пусть повозится и попотеет, раз уж вызвался.
Она повесила новый настенный телефон в кухне, убрала лишнюю посуду и неторопливо стала резать лимон для чая. Довольная тем, что дала ему достаточно времени для полного конфуза, она налила воды в два стакана со льдом, положила кружки лимона и направилась с ними в спальню.
Кейд как раз завинчивал последний болт. Глаза у нее загорелись, и она тихонько ойкнула от искреннего восторга.
— Ой, как замечательно! Я знала, что не ошибаюсь.
Тори с размаху опустилась на кровать и ласково коснулась ладонями железных закраин.
Внезапно он ощутил такой прилив желания, что отступил на шаг. Он явственно увидел, как она обвивает пальцами железные столбики в то время, как он овладевает ею. Еще раз, еще — сильнее и глубже, пока эти колдовские глаза с тяжелыми веками не станут серыми, как дым.
— Ты хорошо справился с этим делом, а я тебе нагрубила. Спасибо и прости.
— Пожалуйста, забудь.
Кейд отдал ей стакан и дернул шнурок потолочного вентилятора.
— Здесь жарко.
Ему очень хотелось поцеловать ее в то место под левым ухом, где начинается изгиб челюсти. Голос у него был глухой, и она почувствовала новый прилив вины.
— Да, я была несдержанна, Кейд. Я не очень-то лажу с людьми.
— Не ладишь с людьми? И хочешь открыть магазин, где придется ладить с ними ежедневно? — удивился он.
— Ну, это покупатели. С покупателями я очень обходительна. Я просто обворожительна с ними.
— Значит, — и Кейд придвинулся поближе, так что оказался у изножья кровати, — если я что-нибудь у тебя куплю, ты будешь со мной мила?
Ей не надо было знать его мысли, она их прочла в его взгляде.
— Мила, однако не настолько.
Она поднялась с кровати.
— Я буду очень хорошим покупателем.
— Ты опять хочешь меня разозлить?
— Да, я опять тебя злю, Тори. — Он положил ей руку на плечо. — Не надо, — сказал Кейд мягко, так как она вся напряглась. Он поставил свой стакан на пол и развернул ее к себе лицом. — Я же не сделал тебе ничего плохого, правда?
У него были нежные руки. И так давно она не чувствовала ласкового мужского прикосновения.
— Меня флирт не интересует.
— А меня интересует очень, но мы можем пойти на компромисс. Давай постараемся стать друзьями.
— Я плохой друг.
— А я хороший. Почему бы нам не принести и матрас, чтобы ты хорошо в эту ночь выспалась? — И Кейд направился к двери.
Она ведь твердо решила, что ни с кем не будет говорить об этом. И не с ним, конечно. Ни с кем, пока не будет готова. Пока не окрепнет и не получит подтверждение. Но желание высказаться распирало ее.
— Кейд, ты никогда не спрашивал. Ни тогда, ни теперь. Ты никогда не спрашивал, как я узнала.
Он повернулся и молча уставился на нее. У Тори мгновенно вспотели ладони. Она обхватила себя за талию.
— Ты никогда не спрашивал, как я узнала, где ее искать. И как я узнала о том, что случилось. Некоторые думают, что я была с ней в ту ночь. Думают, что я убежала и бросила ее. Что я ее бросила!
— Но я так не думаю.
— А те, кто мне поверил, решили, что я ее сглазила, стали меня сторониться и не позволяли своим детям играть со мной. Они перестали смотреть мне в глаза.
— Но я всегда смотрел, Тори, и тогда, и теперь смотрю.
Она вздохнула, стараясь немного успокоиться.
— А почему? Если ты можешь поверить, что во мне есть нечто такое, почему ты не отступишься от меня? Почему все время приходишь? Ты хочешь, чтобы я предсказала тебе твое будущее? А я этого не могу. Или ты ждешь от меня каких-то деловых советов? Напрасно.
Лицо ее вспыхнуло, глаза потемнели от бурных чувств. И самое заметное из них было чувство гнева.
Кейд не собирался подыгрывать ее настроениям или, во всяком случае, делать то, что она от него ожидала.
— Я предпочитаю жить нынешним днем, не загадывая на будущее, — спокойно сказал он. — И у меня есть специальный служащий, который ведет мои дела. Неужели тебе не приходило в голову, что я приезжаю, потому что мне приятно на тебя смотреть?
— Нет.
— Тогда ты, значит, первая и единственная из женщин, начисто лишенная тщеславия. Не повредило бы иметь хоть чуточку. А теперь… — И он сделал многозначительную паузу. — …Ты хочешь, чтобы я принес матрас, или поразишь меня, сказав, что я ел на ленч?
Разинув рот. Тори глядела, как он вышел во двор. Неужели он Просто-напросто обратил все в шутку? Люди или насмехались над ней, или многозначительно таращили глаза. Или предусмотрительно сторонились ее. Иногда к ней обращались с просьбой решить проблемы, отвести от них несчастье. Но еще никто, насколько она помнила, над этим не шутил.
Она расправила плечи, чтобы снять напряжение, и пошла за ним — помогать нести матрас.
Теперь они все делали молча. Тори думала о том же, его мысли бродили неизвестно где. Когда с кроватью было покончено, Кейд залпом допил чай, отнес стакан в кухню и направился к выходу.
— Ну теперь ты сама справишься, а мне пора, я уже немного опаздываю.
"Нисколько ты не опаздываешь", — подумала Тори и бросилась за ним.
— Я очень ценю твою помощь. Честное слово. — Повинуясь ли импульсу, а может быть, внезапной обиде, она схватила его за руку.
Он остановился и взглянул на нее сверху вниз.
— Ну что ж, тогда вспомни обо мне сегодня, когда отправишься в страну грез.
— Я знаю, ты потратил дорогое время. А что ты сказал насчет ленча?
— Ленча? — смущенно переспросил он. Но этого было достаточно.
— Да, сегодня на ленч ты съел половину сандвича с ветчиной и швейцарской горчицей. А вторую половину ты отдал тощей черной собаке, которая приходит к тебе за подаянием каждый раз, как увидит тебя на поле.
Она улыбнулась и отошла.
— Так что скоро ты проголодаешься и сядешь ужинать.
На минуту он задумался и, повинуясь инстинкту, спросил:
— Тори, почему бы тебе не рассказать мне, о чем я думаю в данную минуту? Она чуть не расхохоталась.
— Думаю, не стоит вторгаться в мир твоих мыслей. Оставь их при себе.
И захлопнула за собой дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голос из прошлого - Робертс Нора



Прекрастный роман, захватывающий и напряженный. Стоит прочитать!!!
Голос из прошлого - Робертс НораДжули.
16.06.2011, 11.38





хороший роман! напряженный и захватывающий сюжет. читайте не пожалеете.
Голос из прошлого - Робертс Норалилия
19.02.2012, 18.26





отличный роман!10 из 10! Читайте, не пожалеете)
Голос из прошлого - Робертс НораЮлия
1.08.2012, 16.12





ПОНРАВИЛОСЬ..ТАКОЙ НЕОЖИДАННЫЙ КОНЕЦ...
Голос из прошлого - Робертс НораНАДЕЖДА
1.08.2012, 23.59





ПРЕКРАСНЫЙ РОМАН! ЧИТАЙТЕ, НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ!)
Голос из прошлого - Робертс НораmissJuliette
25.01.2014, 0.48





Прекрасный роман и неожиданный конец!Читайте и не пожалеете 10 баллов!
Голос из прошлого - Робертс НораТатьяна
28.06.2014, 0.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100