Читать онлайн Голос из прошлого, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голос из прошлого - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.15 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голос из прошлого - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голос из прошлого - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Голос из прошлого

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Как давно, думала Тори, она не сидела на крыльце, глядя, как в небе загораются звезды, и слушая стрекотание сверчков. Как давно она вот так в расслаблении душевном не сидела, ничего не делая. И еще поняла, что следующий раз наступит тоже очень не скоро. Завтра она проедет последние мили до Прогресса. А там постарается вновь соединить разорванные нити жизни и наконец похоронить мертвую подругу детства.
Однако сейчас главное — мягкий ветерок и спокойные думы.
Она подняла глаза, услышав скрип двери, и улыбнулась Сесилу. "Да, бабушка права, — решила Тори. — Он очень похож на старого громадного медведя. И в данный момент медведя очень нервничающего".
— Айрис выгнала меня из кухни.
В руке у него была бутылка с пивом, и он неловко переминался с ноги на ногу в огромных башмаках.
— Говорит, чтобы я пошел и посидел немного, составил бы вам компанию.
— Она хочет, чтобы мы подружились, — улыбнулась Тори. — Я рада компании.
— Мне как-то неудобно. — Он опустился на ступеньку и искоса поглядел на Тори. — Знаю, что вы думаете: старый пень вроде меня ухаживает за такой женщиной, как Айрис.
— Ваша семья этого не одобряет?
— Ну теперь с ними все в порядке на этот счет. Айрис моих сыновей очаровала, такая она сногсшибательная. Один сын, Джерри, кипятился немного, но она вразумила его. Дело в том…
Он замолчал и смущенно откашлялся. Тори сложила руки на коленях и подавила улыбку, когда он начал заранее заготовленную речь.
— Вы для нее очень много значите. Тори. Наверное, больше всех на свете. Айрис вами гордится, волнуется за вас и все время вами хвастается. Я знаю, что между ней и вашей мамой прошла трещина. И она вас еще больше поэтому любит.
— Взаимно.
— Я знаю. Заметил за обедом. Но дело в том, — и он сделал большой глоток, — я, черт побери, ее люблю.
Он выпалил это одним духом и покраснел.
— Вам, наверно, смешно слышать это от человека, которому перевалило за шестьдесят пять, но…
— Почему же смешно? — Тори не любила фамильярности, но похлопала его по колену: Сесилу требовалось одобрение. — Какое значение имеет возраст? Бабушке вы нравитесь, и это самое главное.
Сесил облегченно вздохнул.
— Никогда не думал, что снова переживу такое чувство. Я был сорок шесть лет женат на замечательной женщине. Когда я ее потерял, то решил, что эта часть моей жизни закончилась навсегда. А потом я встретил Айрис, и, господи Иисусе, с ней я чувствую себя так, будто мне опять двадцать.
— А вы заставили ее глаза блестеть, будто звезды.
Он еще сильнее покраснел и смущенно улыбнулся.
— Да? Руки у меня хорошие.
Тори, не сдержавшись, фыркнула, и Сесил испуганно вытаращил глаза.
— Я хочу сказать, что в доме могу пригодиться. Починить и наладить что надо.
— Я поняла, что вы имеете в виду, — кивнула Тори. "Да, бабушка права, — решила она. — Этот Сесил настоящий симпатяга".
— Сесил, вы просите у меня благословения?
Он шумно выдохнул:
— Я хотел бы жениться на Айрис, а она и слышать не хочет. Упрямая, как мул, но я тоже не слабак. Просто знайте, что мои намерения…
— Честные и благородные, — закончила Тори, глубоко тронутая его словами. — Я голосую за вас.
— Правда? — Сесил откинулся назад, и крыльцо застонало под его тяжестью. — Это большое облегчение для меня, Тори. Слава господу всемогущему, что с этим покончено. — Он мотнул головой и опять глотнул пива. — У меня язык едва не отсох во рту.
— Да нет, вы прекрасно справились, Сесил. Вы должны сделать ее счастливой.
— Я и собираюсь.
Снова вздохнув с облегчением, Сесил обвел взглядом задний двор.
— Хорошая ночь.
— Да, очень хорошая.


В доме бабушки Тори спала глубоко и спокойно, без сновидений.


— Хорошо бы ты еще осталась на денек-другой.
— Мне надо приниматься за дело.
Айрис кивнула, стараясь сдерживать чувства, глядя, как Тори несет саквояж к машине.
— Когда немного устроишься, позвони.
— Ну, конечно, позвоню.
— И сразу же поезжай к Джей Ару, чтобы они с Бутс помогли тебе в чем надо.
— Я навещу его, тетушку Бутс и Уэйда, — пообещала Тори.
Она расцеловала бабушку в обе щеки.
— И перестань обо мне беспокоиться.
— Да я уже начала по тебе скучать. Дай мне руки. — Тори заколебалась, но Айрис крепко их сжала и так пристально поглядела на внучку, что лицо ее словно расплылось в тумане. Айрис не обладала даром ясновидения, как Тори, она могла различать только цвета и формы. Серый цвет — беспокойства, мерцающий розовый — возбуждения, тусклый синий — печали. И сквозь эту пелену темно-красный — цвет любви.
— Все будет в порядке, — и Айрис в последний раз сжала ее руки. — А если я тебе понадоблюсь, то я здесь.
— Я всегда это знала, ба.
Тори села в машину и глубоко вздохнула.
— Не говори им, где я.
Айрис кивнула, зная, что внучка говорит о родителях.
— Не скажу, не беспокойся.
— Я люблю тебя.
И Тори отвела взгляд и уже смотрела только вперед.


По сторонам дороги разворачивались и убегали вдаль нежно зеленеющие поля. Земля никогда не имела над ней той власти, что испытывают некоторые люди. Тори любила посадить какой-нибудь цветок в саду, но страстного желания чувствовать землю под своими руками, ухаживать за посевами и любовно собирать урожай — этого она не ведала. Больше всего ей нравилось видеть, как все растет.
Аккуратно возделанные и ухоженные поля уступали место дубравам, где деревья были увиты мхами, зарослям сумаха, лентам темноводных рек, которые нельзя приручить насовсем. От земли шел густой запах. Удобрения и болотная топь. Они в большей степени запах Юга, чем аромат магнолий. Ведь она, между прочим, в самом сердце Юга. Ухоженные парки и аккуратные лужайки — его парадная сторона, на самом деле он живет трудом и потом и своими таинственными реками.
Тори ехала проселочными дорогами: ей хотелось побыть в одиночестве, но с каждой милей она все более ощущала себя связанной с окружающим миром.
На западной окраине Прогресса вдоль дороги потянулись дома с опрятными дворами, где зелень поддерживалась подземными оросителями. На подъездных аллеях стояли автомобили последних марок, а тротуары были широкие и гладкие. Наверное, размышляла Тори, дома принадлежат молодым парам с двойным доходом, которые хотят иметь красивый и удобный дом в пригороде, чтобы здесь завести настоящую семью. Вот эти люди должны стать ее покупателями. Умелой рекламой и красочными витринами она завлечет их в свой магазин.
Интересно, живет ли в этих домах кто-нибудь из тех, кого она знала в детстве? Помнят ли они, что тогда ей было известно нечто, чего не полагалось знать?
"Память коротка", — напомнила себе Тори. И даже если некоторые что-то и помнят, она все равно найдет способ использовать эти воспоминания во благо своему делу.
При приближении к центру города она сразу же увидела шпиль церкви. Бесчисленные часы она провела, сидя на жесткой скамье и отчаянно вникая в смысл проповеди, потому что перед ужином отец обязательно устроит ей допрос, и, если ответы будут плохие, не замедлит жестокое наказание.
Восемь лет она не переступала порог церкви.
"Не думай о прошлом, — приказала себе Тори, — думай о настоящем". Однако настоящее сейчас очень напоминало прошлое: так мало что изменилось за эти годы на окраине Прогресса.
Она повернула на Оук-стрит, сплошь застроенную особняками, большими и красивыми, окруженными старыми раскидистыми деревьями. За несколько лет до ее отъезда из Прогресса в этот район переехал дядя. "На деньги своей жены", — с ядовитой горечью подчеркивал отец.
Тори не разрешали приходить сюда в гости, и она почувствовала укол вины, проезжая мимо красивого, сверкающего чистыми окнами дома из белого кирпича, окруженного цветущим кустарником.
Дядя, наверное, на работе, он по-прежнему управляющий банком и был им, насколько хватало ее памяти, всегда. И хотя Тори очень любила свою тетю, она была не в настроении слушать шепоток Бутс и видеть ее трепетные руки. Тори свернула на другую улицу, с домами поменьше, и выехала к новому угловому универмагу. Многое изменилось в ее родном городе за шестнадцать лет. К средней школе сделали пристройку, и там, где когда-то теснились убогие, ветхие домишки, теперь раскинулся премиленький сад. Среди старых заслуженных деревьев-ветеранов росли молодые, а в бетонных чашах распускались цветы.
Да, окрестности казались красивее и опрятнее, чем ей запомнилось. Интересно, многое ли изменилось внутри под новой яркой лакировкой?
Повернув к рынку, она почему-то обрадовалась, что "Магазин Хэнсона" стоит на прежнем месте и вывеска все та же, старая, потрепанная непогодой, и витрина по-прежнему заклеена разноцветными объявлениями. И внезапно сладкий вкус виноградного шербета наполнил рот, и она улыбнулась. Парикмахерская поменяла хозяйку, теперь она называлась не "Салон красоты Лу", а "Современные прически". Но рыночная забегаловка была на прежнем месте, и Тори показалось, что те же старые официанты сидят на пороге и болтают о всякой всячине. Посередине квартала, между хозяйственным магазином Роллинза и цветочным, все так же стояла старая бакалейная лавка. Вот здесь она и остановится. Тори вылезла из машины, и ее сразу охватила полуденная жара. Наружный вид лавки нисколько не изменился: все те же старые кирпичи, скрепленные насмерть серой, как дым, глиной. Окно высокое, широкое, грязное от дорожной пыли. Ну, она это все скоро изменит.
Дверь была по-прежнему стеклянная и скрипучая. "В первую очередь ее надо привести в порядок", — решила она и вынула блокнот. Снаружи она поставит узкую скамью с железной узорчатой спинкой. А около нее будут красоваться горшки с красной и белой петунией. Над входом она прикрепит вывеску: "Южный комфорт". Внутри же покупателей будет ожидать стильно оформленный салон. Мысленно она уже хозяйничала в помещении, заполняя полки, расставляя столики и лампы. Тори не слыхала, как кто-то ее окликнул, и упала бы от неожиданности, если бы ее вовремя не подхватили. Кровь прихлынула к лицу, бешено зачастил пульс.
— Тори! Я так и подумал, что это ты. Последние день-два я все тебя высматривал.
— Уэйд, — шумно выдохнула Тори.
— Я тебя напугал? Извини, я так рад тебя видеть. Черт возьми, неужели прошло два года? Ты чудесно выглядишь.
— Неужели! — Комплимент был приятен, даже если она ни на секунду Уэйду не поверила.
Хотя Уэйду не хватало двух дюймов до шести футов, ей все же пришлось откинуть голову, чтобы внимательно взглянуть ему в лицо. Он всегда был красавчиком, но теперь, пожалуй, его ангелоподобное лицо возмужало. Глаза у него были темно-шоколадного цвета, он похудел, но на щеках все еще красовались ямочки. Волосы, чуть посветлее ее собственных, были хорошо подстрижены. Одет он был в джинсы и простую бледно-голубую рубашку. Пока она его разглядывала, губы его дрогнули в усмешке. "Он молод, красив и вполне преуспевает", — решила Тори.
— Ну, если я выгляжу чудесно, то у меня не хватает слов, чтобы описать, как выглядишь ты. Ты присвоил себе всю красоту семьи, кузен Уэйд.
Он широко, белозубо улыбнулся, озорно, по-мальчишески, но больше не пытался обнять ее. Он помнил с детства, что кузина Тори не любит, когда ее обнимают и гладят.
— Рад, что ты вернулась.
— Лучшего приветствия я не могла ожидать. — Она сделала широкий жест рукой. — Город похорошел. Во многом тот же, но лучше.
— Прогресс в Прогрессе. Очень многим мы обязаны Лэвеллам, городскому совету и особенно мэру, который уже пять лет занимает эту должность. Ты помнишь Дуайта? Дуайта Фрэзира?
— Дуайта, одного из могучей тройки: ты, он и Кейд Лэвелл?
— Дуайт вырвался вперед еще в средней школе, был спринтером, женился на богатой наследнице, стал компаньоном отца в его строительном бизнесе и перевернул Прогресс вверх дном. Мы все теперь чертовски добропорядочные граждане.
Глядя на него и слушая знакомый голос, Тори вспомнила, почему он всегда ей нравился:
— Ты, как всегда, в бегах, Уэйд?
— До некоторой степени. Между двумя встречами. Должен сейчас вернуться к себе и убедить одного водолаза по кличке Айгар, что ему нужно сделать прививку против бешенства.
— Не завидую вам, доктор Муни, — улыбнулась Тори.
— Моя приемная на другой стороне улицы, в конце квартала. Пойдем со мной, я угощу тебя чаем со льдом.
— Хорошо бы, но мне надо встретиться с риэлтером, посмотреть, что он может предложить.
Она заметила вспыхнувшую в его глазах искорку и вскинула голову.
— Что такое?
— Не знаю, как ты к этому отнесешься, но как насчет твоего прежнего дома? Он пустует.
— Дом?
Она инстинктивно сложила руки, обхватив локти, Это судьба, с ее непредсказуемыми запутанными ходами.
— Я тоже не знаю. Может быть, попробую.


В городе, где населения меньше шести тысяч человек, трудно пройти два квартала без того, чтобы не наткнуться на знакомого, — независимо от того, шестнадцать лет вы отсутствовали или шестьдесят. Когда Тори вошла в риэлторскую контору, там был только один человек, женщина, хорошенькая, миниатюрная и ухоженная. Длинные светлые волосы были зачесаны назад, открывая лицо, формой напоминавшее сердечко. Главным в лице были огромные голубые глаза.
— Добрый день.
Женщина взметнула ресницы и отложила в сторону роман, на бумажной обложке которого красовался пират с голой грудью.
— Чем могу служить?
И в памяти Тори возникла площадка для игр при начальной школе Прогресса. Несколько девочек с криками ужаса и отвращения разбегаются прочь. Их предводительница оборачивается, через плечо кидает удовлетворенный взгляд и смеется. У нее большие голубые глаза и длинные, летящие по ветру светлые волосы.
— Лисси Харлоу.
Лисси склонила голову набок.
— Я вас знаю? Извините, я не… — но вот голубые глаза удивленно расширились. — Тори? Тори Боден? Господи помилуй.
Она даже взвизгнула и с трудом встала. Она была приблизительно на шестом месяце беременности, судя по животу, выпиравшему из-под бледно-розовой свободной блузы.
— Папа говорил, что ты приедешь на этой неделе.
Хотя Тори непроизвольно отступила, Лисси поспешила заключить ее в объятия.
— Как замечательно! — И она откинулась назад, излучая радость и гостеприимство. — Тори Боден вернулась в родной Прогресс. И какая хорошенькая.
— Спасибо.
Глаза Лисси оценивали, ощупывали, измеряли и наконец удовлетворенно блеснули. Сомневаться, кто лучше, не приходилось.
— А ты совсем не изменилась. Ты всегда была самой хорошенькой девочкой в Прогрессе.
— Вот глупости…
Лисси махнула рукой, но не могла удержаться от самодовольной улыбки.
— Садись. Позволь предложить тебе выпить чего-нибудь холодного.
— Нет-нет, не беспокойся. Твой отец получил контракт об аренде?
— Да, он как будто упоминал об этом. Весь город говорит о твоем магазине. Я с нетерпением жду его открытия. В Прогрессе днем с огнем не найдешь красивых вещей.
С этими словами она снова села за стол.
— Нельзя же ездить в Чарлстон каждый раз, когда хочется приобрести что-нибудь стильное.
Тори села, и глаза ее оказались на уровне с нагрудным знаком, удостоверяющим, что она имеет дело с Лисси Фрэзир.
— Ты вышла замуж за Дуайта?
— Уже пять счастливых лет назад. У нас есть сын. Наш Люк очень умный мальчик, — и она повернула к Тори фотографию в рамке, изображающую ясноглазого рыженького малыша. — Мы ожидаем его братишку или сестренку в конце лета.
И она удовлетворенно похлопала себя по животу, изогнув палец так, чтобы свет падал на обручальное кольцо и бриллианты вспыхнули огнем под лучами солнца.
— А ты так и не вышла замуж, дорогая?
Вопрос был произнесен таким тоном, что Тори поняла: Лисси по-прежнему любит быть лучше всех.
— Нет.
— Я так восхищаюсь вами, деловыми женщинами. Вы все такие решительные и умные. Вы заставляете нас, домашних хозяек, стыдиться самих себя.
Тори удивленно вскинула бровь и оглядела стол и табличку с именем Лисси.
— Ну, я просто прихожу сюда два раза в неделю, чтобы папа мог покинуть контору. Но когда ребенок родится, у меня, разумеется, не хватит на это времени и сил. Хватит обо мне. Лучше расскажи подробно, как ты.
— Я бы с удовольствием поболтала с тобой, Лисси. — "Скорее я обмотаю язык вокруг шеи", — подумала Тори. — Но мне надо поскорее покончить с формальностями и устроиться.
— Какая я глупая! Ты, наверное, падаешь с ног от усталости.
Тонкая улыбка Лисси дала Тори понять, что выглядит она действительно усталой.
— Мы поговорим спокойно и повспоминаем прошлое, когда ты отдохнешь.
— Надеюсь. — "Помни, что перед тобой твоя потенциальная покупательница, — сказала себе Тори, — так что запасись терпением". — Несколько минут назад я столкнулась с Уэйдом. Он упомянул о доме — моем старом доме, и о том, что его можно снять.
— Да, конечно. Арендаторы Лэвеллов как раз съехали оттуда две недели назад. Но, милая моя, неужели ты хочешь жить так далеко? У нас есть несколько хороших квартир в центре города. Например, на Ривер-террас, в котором есть все, что могла бы пожелать одинокая девушка. Включая и одиноких мужчин, — добавила она, хитро подмигнув. — Современное оборудование, ковровое покрытие от стены до стены. Мы сами там арендовали прекрасную квартиру с садом.
— Квартиры меня не интересуют. Мне хочется жить подальше от центра и в отдельном доме. Сколько стоит аренда?
— Сейчас посмотрю.
Она и так все знала. Умом Лисси обладала гораздо более острым, чем многие полагали. Ей нравилось, что ее недооценивали. Она повернула стул и для видимости нажала несколько клавиш компьютера.
— Честное слово, никак не освою тонкости этого дела.
Внимательно просмотрев экран, Лисси подсчитала аренду помесячно.
— Ты знаешь, что в доме две спальни и одна ванная? И что от города это на расстоянии пятнадцати-двадцати минут езды на машине. А та квартирка, о которой я тебе говорила, всего в десяти минутах ходьбы?
— Я беру дом.
Лисси взглянула на Тори, моргая широко раскрытыми глазами.
— Берешь? Ты не хочешь прежде его осмотреть?
— Я его видела. Сейчас выпишу чек. Надо уплатить за первый и последний месяцы аренды?
— Да. — И Лисси пожала плечами. — Подожди немного, я заполню документы.
Через тридцать секунд сделка была совершена, подписана, скреплена печатями, и Тори вышла из конторы с ключами, а Лисси повисла на телефоне, распространяя новость.
Дом тоже изменился. Конечно, он стоял, как прежде, тылом к узкой грязной дороге недалеко от болота. С западной стороны расстилались поля, и нежные побеги табака уже показались из земли, ровные, словно ряды послушных школьников. Однако под окном спальни кто-то посадил розово-белую азалию. Там же росла молодая магнолия. Тори вспомнила заржавленные петли двери и облупившуюся белую краску, но и об этом кто-то позаботился. Оконные стекла сияли чистотой, а дом был недавно выкрашен в бледно-голубой цвет. Пристроили также крыльцо, достаточно широкое, чтобы на нем уместилось кресло-качалка.
Вид у дома был почти гостеприимный. Пульс у Тори участился, пока она шла к нему. Возможно, здесь живут призраки, но именно из-за этого она и вернулась. Не лучше ли встретиться с ними лицом к лицу? Ключи звякнули в руке, скрипнула входная дверь. Тори глубоко вздохнула и вошла.
Она очутилась в пустой комнате, стены которой были выкрашены в цвет слоновой кости, унылый, но вполне приемлемый. Пол был чистый. И пахло слегка краской и полиролем для мебели.
Тори прошла на кухню. Столы были перекрашены в нейтральный серый цвет, шкафы — в белый. Плита новая — или, во всяком случае, новее, чем та, над которой в поте лица трудилась мать. Окно над раковиной, как прежде, выходило на болото. Зеленое и таинственное.
Собрав все свое мужество, она направилась в детскую. Кровать ее когда-то стояла около окна. Она любила глядеть из него в ночь или раннее утро. Здесь помещался небольшой комод с разбухшими, неподатливыми ящиками. В нижнем Тори прятала книги, потому что папе не нравилось, когда она читала что-нибудь, кроме Библии.
В этой комнате дурные воспоминания мешались с хорошими. О том, как она украдкой читала по ночам, или снах, которые ей снились, или о том, как она строила планы совместных с Хоуп приключений.
И, конечно, о побоях. Больше никто не тронет ее и пальцем.
"Здесь можно устроить кабинет, — решила она. — Поставить стол, стеллажи для папок и, может быть, кресло для чтения, лампу". Этого будет достаточно. А спать она станет в комнате родителей. Да, именно там. Эту комнату она преобразит в свою собственную.
Тори прошла было к двери, но остановилась и медленно открыла дверцу стенного шкафа. Здесь, свернувшись калачиком, с заплаканным лицом, затаился в темноте призрак ее самой. До восьми лет она выплакала столько слез, что другой девочке хватило бы на целую жизнь. Тори нагнулась и провела рукой по нижней планке шкафа, по вырезанным в дереве буквам и с закрытыми глазами, словно по системе Брайля, прочитала кончиками пальцев:
Я — ТОРИ
"Да, это правда. Я — Тори. И вы этого у меня не отнимете. Я — Тори. И я вернулась!"
Она выпрямилась. Воздух! Не хватает воздуха. Она попятилась назад, ладони у нее вспотели, и она обернулась, готовая бежать отсюда прочь. Но ноги ее словно приросли к полу. За стеклянной входной дверью маячила чья-то тень. Заходящее солнце высветило контуры мужской фигуры.
Дверь скрипнула, и Тори снова стало восемь лет. Она была беззащитна и испытывала ужас.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голос из прошлого - Робертс Нора



Прекрастный роман, захватывающий и напряженный. Стоит прочитать!!!
Голос из прошлого - Робертс НораДжули.
16.06.2011, 11.38





хороший роман! напряженный и захватывающий сюжет. читайте не пожалеете.
Голос из прошлого - Робертс Норалилия
19.02.2012, 18.26





отличный роман!10 из 10! Читайте, не пожалеете)
Голос из прошлого - Робертс НораЮлия
1.08.2012, 16.12





ПОНРАВИЛОСЬ..ТАКОЙ НЕОЖИДАННЫЙ КОНЕЦ...
Голос из прошлого - Робертс НораНАДЕЖДА
1.08.2012, 23.59





ПРЕКРАСНЫЙ РОМАН! ЧИТАЙТЕ, НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ!)
Голос из прошлого - Робертс НораmissJuliette
25.01.2014, 0.48





Прекрасный роман и неожиданный конец!Читайте и не пожалеете 10 баллов!
Голос из прошлого - Робертс НораТатьяна
28.06.2014, 0.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100