Читать онлайн Голос из прошлого, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голос из прошлого - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.15 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голос из прошлого - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голос из прошлого - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Голос из прошлого

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

— Кейд, мне не стоит идти туда. — Тори окинула взглядом башни «Прекрасных грез». — Я не хочу видеться с твоей матерью. Это никому из нас не пойдет на пользу.
— Но мне необходимо с ней поговорить, и я не хочу отпускать тебя одну в город. Не хочу спускать с тебя глаз, пока эта история не кончится.
— Но ведь я могу подождать в машине, — предложила Тори.
— Давай заключим компромисс. Ты подождешь меня в кухне. Моя мать не часто там появляется.
Тори снова хотела возразить, но уступила. Слишком она устала, чтобы спорить. От многочисленных ночных сновидений. От множества дневных образов, теснящихся в мозгу. «Пока эта история не кончится», — сказал он, словно она может закончиться.
Она вышла из машины и пошла с ним по дорожке между кустами цветущих роз, мимо камелии с блестящими листьями, где однажды маленькая девочка спрятала свой хорошенький розовый велосипед, мимо отцветших азалий и ароматных зарослей лаванды, которая будет благоухать вплоть до самой зимы…
Это был мир Маргарет, такой же совершенный, как мир внутри дома. Ничто не должно его омрачать, ничто не должно меняться. И какое несчастье, если чужаку удастся проникнуть в эти заповедные края и нарушить хорошо сбалансированное здешнее бытие.
— Ты ее не понимаешь.
— Извини, что ты сказала?
— Ты совершенно не понимаешь свою мать. Это ее мир, Кейд. Это ее жизнь. Ее дом и сад. Вид из окон. Она много лет сохраняла этот мир, в то же время его совершенствуя. Она должна владеть им, прикасаться к нему и делать все, чтобы ничто не менялось. Не отнимай этот мир у нее.
— Я не отнимаю. — Кейд обхватил ладонями лицо Тори и прижался к нему своим. — Но я также не позволю ей использовать дом или поместье как оружие против меня, как средство удержать меня под своей пятой.
— Но можно поискать компромисс. Ты сам об этом сказал.
— Да, но не со всеми людьми он возможен. Не проси меня об этом, Виктория. Не проси меня покупать ее одобрение за счет нашего счастья. И если хочешь знать, она никогда не одобряла мои поступки.
Это было так странно: Кейд вырос в сказочном замке, но был так же обделен вниманием, как она.
— Тебе это больно. Извини, я этого не понимала раньше.
— Старая рана. Она уже не так кровоточит, как раньше.
«Но все же иногда бывает», — подумала она, идя рядом с ним. Здесь были другие методы расправы с ребенком, обходились без ремня и не пускали в ход кулаки.
— Я хочу детей.
Кейд остановился, словно споткнувшись.
— Что ты сказала?
— Хочу детей, — повторила она. — Устала от пустых дворов, тихих садов и чопорных комнат. Если мы будем здесь жить, пусть будет шумно и весело, пусть на полу валяются игрушки и фантики от конфет. Я не хочу жить в безжизненном доме.
Он улыбнулся, вспомнив о мальчике, который так хотел построить на дворе крепость.
— Интересное совпадение. Я тоже думал о парочке ребят для начала.
Он наклонился и сорвал веточку розмарина. «Чтобы помнила, — с чувством произнес он и подал ей, — что нам предстоит спланировать нашу общую жизнь с маленькими детьми и беспорядком в комнатах».
Они вошли в дом через кухню и увидели Лайлу. Пахло кофе, бисквитом и розовой водой, которой каждое утро Лайла опрыскивала стены.
— Поздновато вы пришли к завтраку, — ворчливо сказала она, — но, к счастью для вас, я сегодня в хорошем настроении.
Она уже несколько минут наблюдала за ними из окна. Они хорошо смотрелись вместе. А Лайла уже давно хотела видеть своего мальчика вместе с подходящей ему женщиной.
— Ну, садитесь. Кофе еще горячий.
— Мать наверху?
— Она заседает с судьей в парадной гостиной.
Лайла уже ставила на стол кружки.
— Она даже ни словечка мне сегодня не сказала. Долго разговаривала по телефону, сидя у себя в комнате с закрытой дверью. Твоя сестрица не удосужилась ночевать сегодня дома.
— Фэйф нет? — В душе Кейда закралась тревога.
— Не беспокойся, она у дока Уэйда. Упорхнула вчера, сказав, куда направляется, но, когда вернется, не знает. Никто, кроме меня, наверное, не ночует в своей постели… Садитесь и поешьте.
— Мне надо поговорить с матерью. А ее покорми, — распорядился Кейд, кивнув на Тори.
— Но я не щенок, — пробормотала Тори, — не беспокойся, Лайла, мне ничего не надо.
— Садись и убери с лица страдальческое выражение. Это его дом, и он сам уладит дела со своей матушкой, тебе незачем ломать себе голову, как все устроить. — Лайла поставила на стол кофейник. — И съешь все, что я положу тебе на тарелку.
— Начинаю понимать, на кого похож Кейд.
— А почему бы и нет? Я главным образом и воспитывала его. Ничего не хочу сказать плохого о мисс Маргарет. Некоторые женщины не созданы быть матерями, вот и все. Это не делает их хуже. Просто они такие, какие есть.
Она положила на тарелку большой кусок пышного бисквита.
— Сожалею о том, что случилось с твоей матерью.
— Спасибо.
— Некоторые женщины не созданы для материнства. Вот почему, как в песне поется, господь да благословит детей, которые создают себя сами. Ты, девочка, из таких. И всегда была такая.
И в первый раз, после того, как Тори узнала о смерти матери, она заплакала.


Кейд застал в гостиной одного судью.
— Добрый день, судья.
Джеральд обернулся, и суровые черты его лица смягчились, когда он увидел Кейда.
— Я надеялся, что смогу поговорить с тобой сегодня утром. Удели мне минуту.
— Конечно. — Кейд вошел и пригласил судью сесть. — Надеюсь, вы чувствуете себя хорошо?
— Иногда напоминает о себе небольшой артрит. Что поделаешь, возраст.
— Я уверен, что мать уже говорила с вами о некоторых изменениях в своем завещании. — Кейд решил сразу перейти к делу.
— Она гордая женщина. И ее беспокоит твое будущее.
— Беспокоит? Ее? Но для этого нет причин. Я живу прекрасно. Если же она беспокоится о судьбе «Прекрасных грез» — то ее беспокойство тоже беспочвенно. У нас очень удачный год.
Джеральд откашлялся:
— Кейд, я хорошо знал твоего отца, был его другом. И я надеюсь, что ты воспримешь мои слова тоже как дружеские. Не торопись с осуществлением своих личных планов и поразмысли над ними еще. Я полностью осознаю, что такое мужские потребности и желания, но нельзя их ставить во главу угла, нельзя ради них поступаться долгом, практическими интересами и прежде всего интересами семьи. Это никогда ни к чему хорошему не приводит.
— Я просил Тори выйти за меня. Мне не нужно для этого материнское благословение и ваше тоже.
— Кейд, ты молод, вся жизнь у тебя впереди. Я только прошу, как друг твоих родителей, подумать еще некоторое время. Особенно теперь, когда в жизни Тори Боден произошла такая трагедия. Трагедия, которая очень многое говорит и о ней, и о той среде, из которой она вышла. Когда она здесь жила в детстве, ты тоже был еще мальчиком, и тебя ограждали от грубых фактов жизни.
— Каких?
Джеральд вздохнул:
— Ханнибал Боден опасный человек. И несомненно, человек с больной психикой. Такие вещи передаются по наследству, ты это знаешь. Поверь, я ей очень сочувствую, но того, что есть, не изменить.
— То есть «яблоко падает недалеко от яблони»? Или «кривой сучок — потому и растет»?
Лицо Джеральда вспыхнуло от раздражения.
— И то, и другое — справедливо. Виктория Боден слишком долго жила под тяжелой рукой отца, чтобы искривиться душой. Много лет назад бабушка Виктории с материнской стороны, Айрис Муни, приходила ко мне. Она хотела отсудить у Боденов опекунство над девочкой. Она говорила, что Боден избивает дочь.
— Она хотела нанять вас?
— Да. Однако у нее не было достаточно веских доказательств, что он бьет девочку. Я не сомневаюсь, не сомневался и тогда, что она говорит правду, но…
— Вы знали, — очень тихо сказал Кейд, — вы знали, что он бьет ребенка, и ничего не сделали?
— Но закон…
— К чертовой матери такой закон, — сказал Кейд очень холодно, вставая с места. — Она приходила к вам за помощью, она хотела вызволить ребенка из этого ада. И вы ничего не сделали.
— Это были семейные, родственные дела. И у нее не было доказательств.
Джеральд, разгорячившись, тоже встал. Он не привык, чтобы с ним разговаривали как на допросе и смотрели на него с таким презрением.
— Не было на этот счет ни полицейских рапортов, ни заявлений со стороны социальных служб. Если бы я принял дело к ведению, все равно бы ничего не вышло.
— Но вы даже не попытались. Тори прошла через все это одна, ей никто не помог. А теперь, извините, у меня есть личное дело.
Кейд быстро поднялся по лестнице и постучался в комнату матери. В доме все двери всегда были закрыты. Барьеры недоступности падали только после вежливой просьбы войти. Это он переменит. Его дети не будут ожидать дозволения войти.
— Войдите.
Маргарет даже не повернулась к сыну, продолжая укладывать вещи. Она видела, как Кейд подъехал к дому с этой женщиной. И знала, что скоро он постучится в ее дверь. Он, разумеется, попросит ее изменить решение и не уезжать. Он прежде всего делец и будет стремиться к компромиссу. Она выслушает его просьбы и предложения и — отвергнет их.
— Извини, что беспокою тебя. — Он говорил это сотни раз, получив разрешение войти. — Мне жаль, что мы с тобой не сошлись во мнениях.
Она не дала себе труда даже повернуться к нему лицом.
— Я распорядилась, чтобы мой багаж увезли сегодня днем. Естественно, я желаю, чтобы остальное мое имущество переслали мне позднее. Я составила список моих собственных вещей. За годы жизни в этом доме я многое приобрела на свои средства.
— Разумеется. Ты решила, где будешь жить?
Вопрос, заданный ровным и спокойным тоном, заставил ее опустить руки. Ее взгляд устремился на него.
— Нет, никаких планов на постоянное место жительства я не имею. Это нужно тщательно обдумать.
— Да, мне кажется, тебе будет удобнее в своем собственном доме и где-нибудь поблизости, так как ты связана с социальными службами. У нас есть дом на углу улиц Главной и Магнолий. Приятный на вид, кирпичный двухэтажный дом, с хорошо ухоженным садом и двором. В настоящее время там живут, но аренда кончается через два месяца. Если тебя это интересует, я уведомлю жильцов об окончании срока аренды.
Она потрясение смотрела на Кейда.
— Как же легко ты выставляешь меня вон!
— Я тебя не выставляю. Я буду рад, если ты останешься. Это твой дом и таким и останется, но он станет также домом и для Тори.
— Когда-нибудь ты поймешь, что она собой представляет, но до этого времени она успеет разрушить твою жизнь. Ее мать нищенка. Ее отец убийца. И сама она расчетливая выскочка, забывшая, кто она и где ее место.
— Ее место здесь, со мной. Если ты не можешь ее принять, тогда тебе придется поискать другое место себе. Дом на улице Магнолий твой, если пожелаешь. Если ты предпочтешь что-нибудь другое, я приобрету для тебя это место в собственность.
— Ты это предлагаешь из чувства вины?
— Нет, мама. Я не чувствую себя виноватым из-за того, что счастлив и хочу жениться на женщине, которую люблю и уважаю.
— Уважаешь? — словно выплюнула Маргарет. — Ты смеешь говорить об уважении?
— Да. И я никого в жизни не уважал больше, чем уважаю ее. Так что чувство вины в моем тебе предложении не играет никакой роли. Но я позабочусь о том, чтобы тебе жилось удобно.
— Мне от тебя ничего не надо. У меня есть собственные средства.
— Я знаю. Ты можешь не спешить с решением этого вопроса. Но какое бы ты ни приняла решение, я надеюсь, ты будешь довольна. По крайней мере — удовлетворена.
Он закрыл глаза — от усталости соответствовать хорошему тону и блюсти манеры.
— Я хотел бы, чтобы наши отношения значили больше для нас обоих. И хотел бы знать, почему это не так. Мы разочаровали друг друга, мама. И мне очень жаль.
Маргарет плотно сжала губы, чтобы он не заметил, как они дрожат.
— Когда я покину этот дом, ты перестанешь существовать для меня.
Глаза его на мгновение затуманила горечь. И потом исчезла.
— Да, я это знаю.
Кейд вышел и затворил разделившую их дверь.
Маргарет в одиночестве опустилась на кровать. Все стихло.


Кейд собрал бумаги, которые должны были ему понадобиться в течение одного-двух ближайших дней. Перебрал в уме дела, которые можно отложить. Ежеквартальную встречу с бухгалтером отменить нельзя. Значит, необходимо найти для Тори безопасное пристанище на несколько дней. Он взглянул на часы и набрал телефонный номер. Сонным голосом ответила Фэйф.
— Где Уэйд?
— Внизу с каким-то больным кокер-спаниелем. А сколько времени?
— Десятый час.
— Я сплю. Отвали.
— Я еду в город. Тори со мной. Тори хочет чем-то заняться в магазине, хотя открывать его сегодня не будет. Я хочу, чтобы ты побыла с ней.
— Ты что, не расслышал? Я еще сплю.
— Вставай. Мы заедем за тобой через полчаса.
— Что это ты раскомандовался сегодня? — недовольно поинтересовалась Фэйф.
— Я хочу, чтобы вы были все время вместе, пока Бодена не засадят за решетку. Ты будешь с ней, поняла? А я вернусь, как только смогу.
— Что я, нянька? Какого черта мне с ней делать?
— Пораскинешь на досуге мозгами. Поднимайся, — повторил он и положил трубку.
Первое, что он заметил, войдя в кухню, — тарелка Тори почти пуста. А второе — что она плакала.
— Что случилось? Что ты ей сказала? — повернулся он к Лайле.
— Перестань шуметь, — и Лайла отмахнулась от него, как от мухи. — Она всласть поплакала и теперь будет лучше себя чувствовать. Правда, моя девочка?
— Да, спасибо. Я больше ни кусочка не могу съесть, Лайла. Действительно, не могу.
Лайла, наморщив губы, посмотрела на тарелку и кивнула.
— Ладно, ты вполне справилась. — Она взглянула на Кейда. — Может, мисс Маргарет и судья будут завтракать?
— Не думаю. Мама собирается уехать днем.
— Совсем?
— Наверное. И я не хочу, чтобы ты оставалась одна в доме, Лайла. Может, ты уедешь к своей сестре на пару дней?
— Что ж, ладно.
Она отнесла тарелку Тори в раковину.
— Вот как все обернулось, Кейд. Может, и к лучшему, если она уедет. Она освободится от этого дома и в конце концов почувствует себя счастливее.
— Надеюсь, ты права. Позвони своей сестре.
И он протянул Тори руку. Она встала и, слегка поколебавшись, прижалась щекой к щеке Лайлы.
— Спасибо.
— Ты хорошая девочка. Только помни, что тебе надо держаться за свое.
— Я и собираюсь.
Когда они отъехали от дома, Тори вдруг сказала:
— Я не хочу пышной свадьбы. Я бы хотела, чтобы все было как можно тише и как…
— И как?
Он повернул на шоссе, и Тори взглянула в сторону болота.
— И как можно скорее.
— Почему?
— Потому что мне хочется поскорее начать нашу общую жизнь.
— Завтра же мы получим лицензию на брак. Это тебя устроит?
— Да. Это меня очень устроит.
Она смотрела на Кейда и улыбалась. Она больше ничего не видела. И не чувствовала ничего. Даже близости болота. И того, что там скрывалось.
Фэйф как раз свернула к магазину «Южный комфорт», когда к нему подъехал автомобиль Кейда. Она широко улыбнулась брату.
— А вот и ты. Я думала, что ты уже забыл.
— Забыл? О чем? — Кейд с недоумением посмотрел на нее.
— Ты говорил, что я сегодня могу взять твою машину.
Ключи от своей она вложила ему в руку и кокетливо взмахнула ресницами.
— Как ты мил. Правда, он самый лучший брат на свете, Тори? Кейд знает, что я питаю слабость к его маленькому «Конвертиблу», и всегда мне его одалживает.
Выхватив из пальцев Кейда его ключи, она подарила ему звучный поцелуй.
— Тори, Уэйд очень занят сегодня, и мне ужасно скучно. Можно составить тебе компанию? А заодно куплю для Уэйда кое-какие милые мелочи, которые у тебя водятся. Я собираюсь проводить теперь больше времени у него, так что нужно навести уют в его холостяцком жилище. Мой автомобиль припаркован у дома Уэйда, но там мало бензина, — крикнула она Кейду. И, взяв Тори под руку, повела ее к магазину. — Он меня сегодня разбудил слишком рано. Вот пусть и расплачивается. Он хочет, чтобы мы стерегли друг друга.
— А где твой щенок?
— Резвится в доме Уэйда. У тебя есть выпить чего-нибудь холодненького?
— В подсобке. Достань сама.
— Ты сегодня откроешь магазин?
— Нет. Я не хочу ни с кем встречаться.
Фэйф скользнула в подсобное помещение и вскоре появилась с двумя бутылками кока-колы. Тори завела тихую музыку и стала протирать стекла.
— А мне ты поручишь что-нибудь? Не то я умру от скуки.
— Протирай стекла, — решила Тори. — У меня много дел в подсобке. И никого, пожалуйста, не впускай.
— Все ясно.
Фэйф отыскала ключи от витрины с украшениями и примерила несколько пар сережек, восхитилась браслетом в виде серебряной змейки и его примерила тоже. Когда раздался стук в дверь, она проворно заперла витрину. За стеклянной дверью стояли незнакомые ей мужчина и женщина, которые разглядывали ее так же внимательно, как и она их. «Это очень некстати, — подумала Фэйф, — что Тори не открыла сегодня магазин. Покупатели бы развлекли ее».
Фэйф лучезарно улыбнулась и постучала по табличке «Закрыто». Женщина в ответ показала удостоверение.
«Ух, ты! Из ФБР, — подумала она. — Еще интереснее». И Фэйф открыла дверь.
— Мисс Боден?
— Нет, она в подсобном помещении.
Фэйф окинула вошедших оценивающим взглядом. Женщина была высокая, с жестким выражением лица, с коротко подстриженными темными волосами, черноглазая. По мнению Фэйф, женщине совсем не шел ее серый костюм, а на ногах были очень некрасивые туфли.
Мужчина казался приличнее на вид: шатен, волнистые волосы и квадратная челюсть с маленькой соблазнительной ямочкой посередине. Она кокетливо ему улыбнулась, но лицо агента ФБР осталось непроницаемым.
— Вы не попросите мисс Боден выйти к нам? — обратилась к ней женщина.
— Разумеется. Извините, на минуту отлучусь. Подождите. — И Фэйф побежала в кладовую, плотно закрыв за собой дверь. — Здесь ФБР.
— Здесь? — испуганно вскинула голову Тори.
— Да, в магазине. Мужчина и женщина. И совсем не похожи на тех, каких показывают по телевидению. Он не очень противный, а она в таком костюме, который я ни за что не соглашусь надеть даже в гроб. И она — янки. Насчет него — не знаю. Он и рта не раскрыл. По-моему, она главная.
— Ради бога, какое это имеет значение?
Тори встала, но колени у нее дрожали. Не успела она взять себя в руки, как в дверь постучали.
— Мисс Боден?
— Да, это я.
— Я специальный агент Линн Уильямс. — И женщина указала на свой значок. — А это — агент по особым делам Маркус. Нам необходимо поговорить с вами.
— Вы нашли моего отца?
— Еще нет. Он с вами связывался?
— Нет, я его не видела и ничего о нем не слышала. Он знает, что я ему не стану помогать.
— Мы хотели бы задать вам несколько вопросов. — И Уильяме многозначительно взглянула на Фэйф.
И Фэйф, молниеносно подскочив к Тори, обняла ее за плечи.
— Это невеста моего брата. Я обещала ему не оставлять Тори ни на минуту.
Маркус перелистал блокнот.
— А кто вы будете?
— Фэйф Лэвелл. У Тори сейчас очень тяжелая полоса жизни. И я останусь с ней.
— Вы знакомы с Каннибалом Боденом?
— Да, я его знаю. Я думаю, что это он убил мою сестру восемнадцать лет назад.
— Но у нас нет доказательств этого. Мисс Боден, когда вы видели свою мать в последний раз?
— В апреле. Мы с дядей ездили к ней. Несколько лет я не поддерживала с родителями никаких отношений. Мать я не видела до апреля с тех пор, как мне исполнилось двадцать лет. Отца тоже, пока он сам не появился здесь, в моем магазине.
— И вы уже знали, что он в бегах?
— Да.
— И все-таки дали ему деньги.
— Нет, он сам их взял. Но я бы ему их отдала, лишь бы не встречаться с ним.
— Ваш отец осуществлял в отношении вас насильственные действия?
— Да.
И Тори, обессилев, села.
— А вашу мать он бил?
— Я этого не видела. Думаю, что он избивал ее раньше, когда меня еще не было на свете. Но это только мои предположения.
— Мне говорили, что вам нет надобности предполагать. Вы утверждаете, что являетесь ясновидящей.
— Я ничего не утверждаю.
— Вы дружили с Хоуп Лэвелл. — И Маркус сел тоже, а его напарница осталась стоять.
— Да, дружила.
— И это вы привели ее родственников и полицейских к ее телу.
— Да. И я уверена, что вы получили на этот счет донесения. Я ничего не могу к ним добавить.
— Вы утверждали, что видели, как ее убивают.
Тори промолчала. Маркус наклонился вперед.
— Недавно вы обратились за помощью к Абигейл Лоренс, адвокату из Чарлстона. Вас интересовали серийные убийства на сексуальной почве. Почему?
— Потому что все жертвы погибли от рук одного и того же человека, того самого, кто убил Хоуп.
— Вы это… чувствуете?
— Я это знаю. Но не жду, что вы мне поверите.
— Но если вы знаете, тогда почему вы об этом не заявили?
— С какой целью? Чтобы опять на свет извлекли дело Джонаса Мэнсфилда и указали бы мне на мою роль в этом деле? Вы знаете обо мне все, агент Уильямс, все.
Маркус достал из кармана целлофановый пакетик и бросил его на стол. В нем была серьга в виде гладкого золотистого обруча.
— Что вы можете сказать об этом?
— Она принадлежала моей матери? — И Тори, выхватив у него пакет, сломала печать и вытряхнула на ладонь серьгу.
И ощущения нахлынули на нее мощным потоком. Она вздрогнула и уронила серьгу на стол.
— Вторая у вас в кармане, — сказала она агенту Уильяме. — Вы взяли их с собой, отправляясь в город, и одну положили в пакет.
— Извините… — И Уильямс взяла серьгу со стола. — Я много чего знаю о вас, мисс Боден. Я интересовалась вашей работой в Нью-Йорке. И внимательно изучила дело Мэнсфилда.
И она сунула серьгу в карман.
— Они должны были бы прислушаться к вашим советам. — Агент Уильяме взглянула на своего напарника. — Я, по крайней мере, так и поступлю.
— Но мне нечего больше вам сказать. — И Тори встала. — Фэйф, ты не проводишь посетителей?
— Конечно.
Уильямс достала визитную карточку, положила ее на стол, и в сопровождении Фэйф агенты вышли из подсобки. Через несколько минут она вернулась, достала еще одну бутылку колы и устроилась в кресле, которое только что занимал Маркус.
— Ты все узнала, едва прикоснувшись к сережке? И так все выглядело серьезно, черт возьми. Мы должны с тобой пойти и купить кучу лотерейных билетов или на бега. Ты можешь угадывать, какая лошадь придет первой? Наверное, можешь!
— Ради бога, Фэйф!
— Ну а почему нет? Почему бы не поразвлечься немного? Нет, лучше давай поедем в Лас-Вегас и сыграем в «блэк-джек». Господи, Тори, да мы с тобой сорвем банк в каждом казино.
— Эта способность дается не для наживы.
Но Фэйф не так-то легко было остановить.
— Поедем со мной к Уэйду. Ты к нему прикоснешься и прочитаешь его мысли. Скажешь, что он думает обо мне.
— Не хочу.
— Ну будь другом.
— Нет! — отрезала Тори.
— Ну ты и стервочка.
— Это правда. А теперь уходи. И положи браслет туда, откуда его взяла.
— Положу, не беспокойся. Красть не в моих привычках. — Фэйф совсем не обиделась. — А что я думаю вот сейчас, в эту самую минуту?
Тори взглянула на нее и улыбнулась.
— Изобретательно, однако с анатомической точки зрения невозможно. Спасибо тебе, Фэйф.
— За что?
— За то, что развеселила меня.
— Ну, это я с удовольствием. Не так уж это и трудно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голос из прошлого - Робертс Нора



Прекрастный роман, захватывающий и напряженный. Стоит прочитать!!!
Голос из прошлого - Робертс НораДжули.
16.06.2011, 11.38





хороший роман! напряженный и захватывающий сюжет. читайте не пожалеете.
Голос из прошлого - Робертс Норалилия
19.02.2012, 18.26





отличный роман!10 из 10! Читайте, не пожалеете)
Голос из прошлого - Робертс НораЮлия
1.08.2012, 16.12





ПОНРАВИЛОСЬ..ТАКОЙ НЕОЖИДАННЫЙ КОНЕЦ...
Голос из прошлого - Робертс НораНАДЕЖДА
1.08.2012, 23.59





ПРЕКРАСНЫЙ РОМАН! ЧИТАЙТЕ, НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ!)
Голос из прошлого - Робертс НораmissJuliette
25.01.2014, 0.48





Прекрасный роман и неожиданный конец!Читайте и не пожалеете 10 баллов!
Голос из прошлого - Робертс НораТатьяна
28.06.2014, 0.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100