Читать онлайн Голос из прошлого, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голос из прошлого - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.15 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голос из прошлого - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голос из прошлого - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Голос из прошлого

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Поездка была приятная, Джей Ар просто лучился переполнявшей его радостью бытия. Он вел машину, как мальчишка в гонках на скорость, и могло показаться, что они мчатся на пикник, а не в угоду печальному семейному долгу. Он умел ему подчиняться — искусство, которым Тори не могла овладеть всю свою жизнь.
Он так радовался новой машине, мчащейся под голоса Клинта Блэка и Гарта Брукса, запущенные на полную мощность, в кепочке, лихо нахлобученной на рыже-серебристую шевелюру. Ветер сорвал ее и швырнул под колеса встречного «Доджа», но Джей Ар и не подумал сбавить скорость и только расхохотался как сумасшедший. При откинутом верхе и гремящей музыке разговаривать можно было, только крича во все горло, тем не менее Джей Ар ухитрялся поддерживать разговор, перепрыгивая с одной темы на другую: магазин Тори, политика, обезжиренное мороженое и биржевые новости. И, только подъезжая к Флоренсу, он упомянул о матери. Тори крикнула, что была бы рада повидать бабушку, а потом вспомнила о Сесиле, и, пока прикидывала в уме, знает ли Джей Ар об этой связи, они уже проехали Флоренс и повернули в северо-восточном направлении.
Она понятия не имела, как и чем теперь живут родители. Она никогда не спрашивала об этом у бабушки, а та никогда сама об этом не заговаривала.
— Почти доехали. — И Джей Ар нервно заерзал на сиденье. Настроение у него явно упало. — Я слышал, что Хэн работал на фабрике. И еще они арендуют клочок земли и разводят кур.
— Понимаю.
Джей Ар откашлялся, словно опять хотел что-то сказать, но заговорил, только свернув с шоссе на узкую, всю в колдобинах дорогу.
— Я здесь никогда не был, но Сара сказала, как ее найти.
— Не надо ничего объяснять, дядя Джимми, и так известно, чего можно ожидать.
Они проехали мимо лачуг, куч мусора, заржавленного пикапа, безобразной черной собаки на цепи, яростно залаявшей им вслед, темноволосой девочки в нижнем заношенном белье. Она сидела на старой, выброшенной стиральной машине, сосала палец и глядела на их щегольскую машину.
"Да, — подумала Тори, — и так все заранее известно".
За поворотом, у развилки, Джей Ар выключил музыку и теперь ехал с осторожностью, лавируя между кучами отбросов.
Так они подъехали к дому. Нет, не к дому, а к лачуге.
— Иисусе Христе, — пробормотал Джей Ар. — Не думал, что все так скверно.
— Она нас увидела. — И Тори толкнула дверцу машины. — Она ждет.
Джей Ар открыл свою дверцу, и, когда они направились к дому, он положил Тори на плечо руку. "Интересно, — подумала Тори, — он хочет поддержать меня или сам просит о поддержке?"
У седой женщины было серое, словно окаменевшее, лицо. Кожа обтянула скулы, и они торчали, как две шишки. Линии вокруг рта, казалось, были прорезаны ножом, губы запали. На ней было измятое ситцевое платье, слишком просторное для исхудавшего тела. Серебряный крестик висел на иссохшей груди.
Глаза с покрасневшими веками взглянули на Тори так, словно хотели испепелить ее на месте.
— Ты не говорил, что привезешь и ее.
— Здравствуй, мама.
— Ты не сказал, что привезешь ее тоже, — повторила Сара и открыла дверь. — Разве у меня не достаточно всяких неприятностей и без этого?
Джей Ар стиснул плечо Тори.
— Мы приехали посмотреть, чем сможем помочь. — И, по-прежнему сжимая плечо племянницы, Джей Ар вошел в дом.
Пахло гнилью из мусорного ведра и застаревшим потом. Пахло безнадежностью.
— Не знаю, что вы можете сделать, разве что заставить эту женщину, эту индюшку, сказать всю правду.
Сара поправила платье и высморкалась.
— Я с ума схожу, Джей Ар, больше сил нет терпеть. Наверное, с моим Хэном случилось что-то ужасное. Он еще никогда так надолго не исчезал.
— Почему бы нам не присесть? — Он оглянулся, сердце у него сжалось. У стены стоял продавленный диван, покрытый ветхим желтым покрывалом, на столах возвышалась груда бумажных тарелок, пластмассовых чашек и остатки, очевидно, вчерашнего обеда. В углу стояла закопченная трехногая плита, вместо четвертой ножки подпертая поленом. На стене висела олеография, изображающая скорбного Христа с кровоточащим сердцем в руке.
Джей Ар подвел сестру к дивану и умоляюще взглянул на Тори.
— Может быть, сварить кофе? — спросила она.
— Там осталось немного растворимого. — Сара уставилась на стенку, ей не хотелось смотреть на дочь. — Не могу ходить по магазинам, тем более что в мое отсутствие может вернуться Хэн…
Тори молча отвернулась и пошла на кухню. В раковине громоздилась немытая посуда. Туфли прилипали к грязному, дырявому линолеуму. Когда-то мать скребла и мыла дом, яростно преследуя пыль и грязь, словно они были воплощением греховности и погибели души.
Тори наливала чайник и размышляла, когда мать утратила эту привычку все время чистить и мыть, когда бедность и равнодушие перебороли иллюзию, что у нее есть настоящий дом и что господь посетит его своей милостью, если пол будет как следует выметен.
А потом она перестала думать, занимаясь чисто механическим делом — кипячением воды, мытьем щербатых кружек, добыванием отвердевшего, как цемент, кофе из жестяной банки.
Молоко скисло, а сахар она не нашла. Тори внесла в комнату две кружки подозрительной на вид жидкости. Саму ее тошнило при одной мысли, что такое можно пить.
— Эта женщина, — говорила Сара, — пыталась соблазнить моего Хэна. Она играла на его слабостях, искушала его, но он не поддался искушению. Он мне все рассказал. Не знаю, где и почему ее избили, может быть, избил тот, кому она продавалась, но она сказала, что это Хэн, она хотела отомстить ему за то, что он ей отказал. Вот что случилось на самом деле.
— Хорошо, Сара. — Джей Ар сел рядом и похлопал сестру по руке. — Не будем сейчас волноваться по этому поводу, ладно? Есть ли у тебя хоть малейшее представление, где сейчас может находиться Хэн?
— Нет! — выкрикнула она, резко отодвинувшись и едва не опрокинув столик, на который Тори поставила кружки с кофе. — Неужели ты думаешь, что если бы я знала, то оставила бы его одного? Жена да прилепится к мужу. То же самое я сказала и полицейским. Как вот сейчас говорю тебе. Не думаю, что банда продажных, забывших бога полицейских мне поверила, но я вправе ожидать этого от своей плоти и крови.
— Но я верю. Конечно, верю.
Он взял кружку и сунул ей в руки.
— Просто я подумал, а вдруг тебе что-нибудь пришло на ум, вдруг ты припомнила парочку мест, куда он убегал прежде.
— Он не убегал, — и губы ее дрогнули, — ему просто необходимо иногда побыть одному и подумать о разных вещах. У мужчин столько всяких сложностей. И Хэну тоже иногда надо побыть в одиночестве, чтобы многое обдумать и помолиться в тишине.
Слезы брызнули у нее из глаз.
— Он тяжело переживал ложь той женщины и все, что связано с ней, это давило ему на душу. А полиция говорит, что он сбежал из-под надзора, что он беглец. Они ничего не понимают.
— Он лечился по антиалкогольной программе?
— Да, наверное. — И она фыркнула. — Но Хэн не нуждается ни в какой программе. Он не пьяница. Он немного выпивает иногда, только чтобы расслабиться. Иисус тоже пил вино, не так ли?
"Но Иисус, — подумала Тори, — не имел привычки опрокидывать бутылку какого-нибудь дешевого пойла, а потом зверски избивать женщин. Однако мать не способна понять разницу".
— Дорогая, ты должна понять, что Хэн нарушил подписку о невыезде. Он нарушил закон.
— Значит, закон несправедлив, — упрямо возразила Сара. — Но что же мне делать теперь, Джей Ар? Я почти рехнулась из-за всего этого. И все хотят денег, а у меня их нет. Я ходила в банк, но эти воры все взяли, что было на нашем счете, а сами твердят, что это Хэн снял деньги. Так и говорят, лицемеры они и лгуны.
— Я оплачу ваши счета. — Джей Ар делал это и прежде. — Об этом не беспокойся. И вот что мы предпримем. Мне кажется, ты должна взять самые нужные вещи и поехать со мной. Ты можешь пожить у нас с Бутс, пока все не утрясется.
— Не могу, Хэн может вернуться в любую минуту.
— Мы можем оставить ему записку.
— Да он с ума сойдет. — Глаза у нее забегали, словно в поисках места, где бы ее не достал его праведный гнев. — У мужа есть право ожидать, что жена всегда дома, когда он возвращается под крышу, что он ей дал.
— Крыша твоего дома вся прохудилась, мама, — тихо сказала Тори, чем заслужила быстрый, как удар хлыста, яростный взгляд.
— Для тебя она всегда была недостаточно хороша. Как бы отец тяжко ни трудился в поте лица своего, тебе все было плохо. Ты всегда хотела большего.
— Я никогда большего не просила.
— Да, ты была достаточно хитра, чтобы не говорить об этом вслух, но я-то все видела по твоим глазам. Ты всегда была пронырливая и хитрая.
И рот Сары искривился от злобы.
— Ты сбежала из дому при первой же возможности и даже не оглянулась. Разве ты когда-нибудь почитала отца и мать! Ты нам должна была вернуть все, что мы на тебя истратили, все, чем мы для тебя пожертвовали, но ты оказалась для этого слишком эгоистичной. Мы прилично жили бы в Прогрессе до сих пор, если бы ты все не разрушила.
— Сара, — и Джей Ар стал беспомощно похлопывать ее по руке, — ты несправедлива к девочке, и все это неправда.
— Она навлекла позор на наши головы. Она опозорила нас самим своим рождением. Мы до этого были счастливы.
И Сара снова глухо разрыдалась. Плечи ее затряслись.
Джей Ар обнял ее и начал утешать.
Ничего не ощущая, Тори стала убирать со стола бумажную посуду.
Сара молниеносно вскочила:
— Ты что делаешь?
— Так как ты остаешься, я решила немного здесь убрать.
— Нечего меня осуждать, — и она швырнула стопку тарелок на пол, — нечего было сюда приезжать со своими высокомерными привычками и в этом модном платье, и все для того, чтобы доказать, какая я плохая. Ты повернулась ко мне спиной много лет назад и можешь продолжать в том же духе.
— А ты отвернулась от меня в тот самый момент, когда он впервые избил меня до крови.
— Господь сделал мужчину хозяином в своем доме. И он вразумлял тебя, только когда ты этого заслуживала.
— Он тебя так же вразумляет? — спросила Тори.
— Не смей мне грубить! Не смей без должного уважения говорить об отце. Лучше скажи, где он сейчас, будь ты проклята! Ты ведь знаешь, ты ведь можешь это увидеть.
— Да я не желаю его видеть. И если бы он истекал сейчас кровью в канаве, я бы там его и оставила.
Тори вздернула голову, когда мать залепила ей пощечину, но почти не дрогнула.
— Сара! Боже милостивый, Сара! — Джей Ар схватил ее за руки, а она вырывалась, рыдала и вопила.
— Я надеюсь, что он к тебе вернется, мама, — тихо проговорила Тори. — Я от всего сердца надеюсь, что он вернется и у тебя начнется жизнь, к которой ты, по-видимому, стремишься.
Она открыла сумочку и достала стодолларовую купюру, которую положила туда утром.
— Когда он появится, если появится, передай ему, что это последний платеж, больше он ничего от меня не получит. Скажи ему, что я снова живу в Прогрессе и обосновалась там навсегда. Но если он явится и поднимет на меня руку, тогда пусть изобьет меня до смерти, потому что если он меня не прикончит, то я прикончу его сама.
И Тори защелкнула сумочку.
— Я буду ждать в машине, — сказала она Джей Ару и вышла из дома. Устроившись на сиденье и захлопнув дверцу, она ощутила дрожь в ступнях. Затем начали дрожать колени, и ей пришлось обхватить себя руками, пригнуться вниз, закрыть глаза и ждать, пока дрожь не прекратится.
Она слышала бурные рыдания, доносившиеся из дома, и монотонное квохтанье цыплят, ищущих корм. Где-то невдалеке раздавался хриплый лай собаки.
Погруженная в свои мысли, она не слышала, как дядя сел рядом.
Он молча тронул машину с места и, проехав с полмили, остановился и, положив руки на руль, уставился на дорогу.
— Я не должен был брать тебя с собой, — сказал он наконец. — Мне казалось, что она, возможно, захочет тебя видеть и вы сможете примириться теперь, когда Хэн исчез.
— Я ей нужна только для того, чтобы винить меня во всех своих несчастьях. Вся ее жизнь только в нем. И она хочет, чтобы все было как всегда.
— Почему? Тори, объясни, почему она хочет жить с человеком, с которым никогда не знала радости?
— Она его любит.
— Но это не любовь. — Он скорее выплюнул с гневом и отвращением, чем сказал, это слово. — Это же болезнь. Ты слышала, как она винит всех, но только не его? Женщину, на которую он напал, полицию, даже этот чертов банк.
Видя, как он расстроен, Тори мягко коснулась его руки:
— Ты сделал все, что было в твоих силах.
— Да, все, что мог. Я дал ей деньги и оставил ее в этом хлеву. Скажу тебе честно, Тори, я благодарю бога, что она не захотела поехать со мной и ее безумие не войдет вместе с ней через порог моего дома. Но я стыжусь таких мыслей.
Тори отстегнула ремень безопасности, прижалась к дяде и положила голову ему на плечо.
— Тебе нечего стыдиться, дядя Джимми, нет ничего постыдного в твоем желании оградить от всего этого тетю Бутс. Я бы могла сделать для нее то, о чем она просила. Но я этого не сделала, потому что не захотела. И не стыжусь своего поступка.
— Ну и семейка у нас, а, детка? — И он нежно коснулся кончиками пальцев еще красного пятна на щеке Тори. А затем нажал на газ. — Тори, если тебе все равно, мне бы не хотелось сейчас видеть твою бабушку.
— Мне тоже не хочется. Поедем прямо домой.



***

Когда дядя высадил ее недалеко от дома, Тори пересела в свою машину и отправилась в магазин. Впереди еще целый день, работа и хлопоты позволят ей забыть о том, что случилось утром.
Прежде всего она позвонила в цветочный магазин и попросила доставить фикус и цветы, которые заказала неделю назад. Потом — в булочную, подтвердить заказ на булочки и пирожные, которые заберет завтра утром.
Было далеко за полдень, когда она с удовлетворением убедилась, что все приготовления позади.
На двери звякнул колокольчик, и она вспомнила, что забыла запереть ее за последним посыльным.
— Увидел тебя, проходя мимо. — Дуайт обвел магазин оценивающим взглядом и тихо присвистнул. — Зашел посмотреть, все ли в порядке и не нужна ли срочная помощь, но у тебя, как вижу, все готово.
— Надеюсь. Твоя команда, Дуайт, великолепно со всем справилась.
— Не забудь рекомендовать мою фирму своим клиентам.
— Можешь на это рассчитывать.
— Какая замечательная вещь. — Он взял доску для резки хлеба, которая была сделана из узеньких полосок дерева разных пород и блестела как стекло. — Прекрасная работа. Я иногда тоже занимаюсь поделками из дерева, но у меня так хорошо не получается… А Лисси очень довольна, что купила ту лампу, и при любой возможности хвастается зеркалом. Еще она говорит, что не возражает, если я время от времени буду заглядывать в твой ювелирный отдел, чтобы улучшить ее настроение.
— Она неважно себя чувствует?
— О, чувствует она себя прекрасно. Просто капризничает иногда из-за беременности.
Он сунул руки в карманы и смущенно улыбнулся.
— Я, наверное, должен извиниться.
— За что?
— За то, что навел Лисси на мысль, будто вы с Кейдом любите бывать вместе.
— Я не возражаю против его общества.
— Дело в том, что Лисси позволяет себе совать носик в чужие дела. Все старается подыскать пару Кейду или Уэйду. Ей ужасно хочется женить всех моих друзей. Кейд едва вывернулся из расставленной ловушки, и только потому, что велел сказать, будто он… — И Дуайт сделал паузу, перед тем как выпалить: — Будто он уже тесно связан с некоей женщиной. Я сказал Лисси, что это ты, надеясь, что она проглотит наживку и на некоторое время отстанет от Кейда.
Тори закончила украшать фикус гирляндой красных лампочек и отступила, чтобы полюбоваться результатами.
— Да, мне, конечно, надо было прежде подумать, зная, что Лисси любит болтать. К тому времени, как Кейд решил снять с меня стружку, я по крайней мере от шестерых слышал, что вы уже обручились и планируете, какую комнату отвести под детскую. А может, вы и впрямь поладили?
— Ты спрашиваешь или утверждаешь? — Тори вопросительно вскинула брови. Дуайт покачал головой:
— Да, иметь дело с женщиной — все равно что идти по канату. И лучше мне уйти, прежде чем я упаду.
— Хорошая мысль.
— У Лисси сейчас весь курятник в сборе, ну, я хочу сказать, что у нас женский междусобойчик, — поправился он. — Хочу пойти проведать Уэйда, может быть, поужинаем вместе и проведем время, пока будет безопасно вернуться домой. Завтра загляну. Может, посоветуешь, какие серьги выбрать для Лисси или что-нибудь в этом роде.
— Буду очень рада.
Он направился к двери, но остановился.
— Магазин хорошо выглядит, Тори. Классно. От него будет городу польза.
"Я тоже на это надеюсь", — думала Тори, запирая за ним дверь. Более того, она надеется, что пребывание в городе и ей пойдет на пользу.



***

Дуайт остановился у перехода.
Красный свет. Как мэр, он должен подавать согражданам благой пример. Он уже давно не нарушает правил движения, никогда не выпивает в баре больше двух банок пива, никогда не превышает скорость. "Все это пустяки, — подумал он, — но время от времени так хочется попрать запреты". Наверное, это оттого, что у него было позднее развитие. До пятнадцати лет он развивался медленно, а потом вдруг сам не заметил, как очутился на заднем сиденье своего первого автомобиля с Лисси. А когда он осознал, что у него возникли стойкие отношения с самой хорошенькой и популярной девочкой в школе, то уже брал напрокат фрак для венчания.
Нет, он не жалел. Ни одной минуты не жалел. Лисси была именно такой, какой ему хотелось ее видеть. Она была все такой же хорошенькой, как в колледже. Может быть, она чересчур суетится и часто дуется, но пусть покажут ему женщину, которая лишена этих недостатков. У них с Лисси отличный дом, прекрасный сын и еще один ребенок на подходе. Нет, у него чертовски великолепная жизнь, ведь он стал мэром города, в котором некогда служил объектом для насмешек.
Он открыл дверь в приемную Уэйда, и его чуть не сбил с ног обезумевший сенбернар, решивший во что бы то ни стало сбежать.
— Простите. Стой, Монго!
Блондинка, пытавшаяся удержать собаку на поводке, была хорошенькая и незнакомая. Зеленые глаза ее просили прощения, а кукольный рот улыбался.
— Ему только что сделали прививки, и он считает, будто его предали.
— И я его понимаю. — Дуайт, чтобы не скомпрометировать свое мужское достоинство, рискнул слегка потрепать собаку.
— Раньше не встречал в городе ни вас, ни Монго.
— Мы здесь всего несколько недель. Я переехала сюда из Диллона. Преподаю английский в колледже, в летних классах, но с осени начну вести полный курс. Монго, сидеть! — И, тряхнув волосами, она протянула руку. — Шерри Беллоуз.
— Дуайт Фрэзир, рад познакомиться. Я городской мэр, и именно ко мне вы должны обращаться с жалобами, если они возникнут.
— О, все просто замечательно, но я запомню ваше предложение. — Она обернулась и посмотрела на дверь приемной. — Все так дружелюбны и полны готовности помочь. Но сейчас мне надо усадить Монго в машину, иначе он оборвет поводок и сбежит.
— Вам помочь?
— Нет, я справлюсь. Приятно было познакомиться с вами, мэр Фрэзир.
— И мне также, — пробормотал он и перевел взгляд на Максин. — Когда я учился, таких учительниц английского в Прогрессе не было, а то бы я постарался подольше не кончать школу.
— Ах вы, мужчины, — и Максин хихикнула, беря сумку из нижнего ящика стола. — Вы так предсказуемы. Монго был нашим последним пациентом, мэр. Док Уэйд принимает душ. Вы не будете так любезны сказать ему, что я убежала на лекцию?
— Давай. Всего тебе хорошего.
И он пошел в заднее помещение, где Уэйд проводил в порядок шкаф с лекарствами.
— Ну, как тебе эта блондинка?
— М-м-м?
— Господи, Уэйд, ну та самая блондинка с большой собакой, которая только что ушла. Учительница английского языка.
— А, Монго.
— Да, вижу, ты человек конченый. — И Дуайт, покачав головой, присел на краешек стола. — Раз уж ты не замечаешь хорошеньких блондинок, которые носят такие обтягивающие джинсы, и помнишь только о большой, неуклюжей собаке, значит, даже Лисси не сможет исправить положение.
— Нет, я заметил эту блондинку, — возразил Уэйд.
— Мне кажется, она тебя тоже заметила. Ты с ней не пообжимался?
— Дуайт, она же пациентка!
— Нет, это пес пациент. Ты, парень, теряешь блестящую возможность.
— Не будем обсуждать мою сексуальную жизнь.
— Да у тебя ее нет. — Дуайт ухмыльнулся. — Если бы я был не женат и лишь наполовину так безобразен, как ты, я бы уговорил блондинку опробовать этот стол, вместо того, чтобы щупать ее лохматую собаку.
— А может быть, она у меня есть… сексуальная жизнь.
— В твоих снах.
— Да, но это мои сны, не так ли? А почему ты сейчас не дома и не моешь руки перед обедом, как благонравный мальчик?
— Да у Лисси сегодня женское сборище, и я слинял из дома… Так что как насчет пивка и какой-нибудь жратвы? Как в прежние деньки?
— Да у меня тут еще есть кое-какие дела. — "Может заглянуть Фэйф", — подумал он.
— Да ладно тебе, Уэйд, всего на пару часов. Уэйд снова начал было отказываться и спохватился. Какого черта, что с ним происходит? Так он и будет сидеть взаперти и ждать, когда Фэйф позвонит? Словно он девчонка, вздыхающая по капитану школьной футбольной команды. Да нет, он гораздо хуже.
— Ладно, только платишь ты.
— Ах ты, дерьмецо! — И Дуайт, развеселившись, соскочил со стола. — А давай позвоним Кейду, пусть присоединяется. И заставим заплатить его.
— Идет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голос из прошлого - Робертс Нора



Прекрастный роман, захватывающий и напряженный. Стоит прочитать!!!
Голос из прошлого - Робертс НораДжули.
16.06.2011, 11.38





хороший роман! напряженный и захватывающий сюжет. читайте не пожалеете.
Голос из прошлого - Робертс Норалилия
19.02.2012, 18.26





отличный роман!10 из 10! Читайте, не пожалеете)
Голос из прошлого - Робертс НораЮлия
1.08.2012, 16.12





ПОНРАВИЛОСЬ..ТАКОЙ НЕОЖИДАННЫЙ КОНЕЦ...
Голос из прошлого - Робертс НораНАДЕЖДА
1.08.2012, 23.59





ПРЕКРАСНЫЙ РОМАН! ЧИТАЙТЕ, НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ!)
Голос из прошлого - Робертс НораmissJuliette
25.01.2014, 0.48





Прекрасный роман и неожиданный конец!Читайте и не пожалеете 10 баллов!
Голос из прошлого - Робертс НораТатьяна
28.06.2014, 0.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100