Читать онлайн Ей снилась смерть, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ей снилась смерть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.24 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ей снилась смерть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ей снилась смерть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Ей снилась смерть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 8

Рорк дождался, когда Ева расправится с белковым омлетом, и, передавая ей чашку с ароматно дымящимся кофе, широко улыбнулся.
– Я должен тебе кое-что сообщить. Относительно фирмы «Природное совершенство».
Ева проглотила последний кусок и подняла на мужа спокойный взгляд.
– Эта фирма принадлежит тебе?
Рорк отхлебнул кофе.
– Она является дочерней фирмой компании, кото­рая входит в мою корпорацию. Так что, – он снова улыбнулся, – короче говоря, да.
– Мне это известно, – передернула плечами Ева и не без удовлетворения заметила, как изумленно взлете­ли брови мужа. Ей нечасто удавалось его чем-нибудь удивить. – Интересно, будет ли в моей практике хоть одно дело, в котором ты не будешь так или иначе заме­шан?
– А если и нет – что тут такого? – Рорк весело ос­калился. – В данном случае тебе это как раз на руку. Поскольку фирма принадлежит мне, я могу помочь те­бе проследить всю продукцию, которая тебя интересует.
– Мы уже работаем над этим. – Ева встала из-за маленького столика и направилась к своему письмен­ному столу. – Логика подсказывает, что косметика бы­ла приобретена в том же месте, где преступник выбирал свои жертвы. Если исходить из этого предположения, я смогу существенно сузить круг поиска. Кроме того, эти продукты весьма высокого качества и поэтому доволь­но дороги.
– За что платишь, то и получаешь, – философски заметил Рорк.
– Одна только губная помада стоит двести долларов за тюбик. Рехнуться можно! – Ева, прищурившись, по­глядела на Рорка и ехидно добавила: – Не стыдно тебе?
– А я ведь цены не устанавливаю, – ухмыльнулся он в ответ. – Я только распределяю полученную при­быль.
Про себя он с удовольствием отметил, что два часа сна и горячая пища заметно взбодрили Еву, придали ей новых сил. Она выглядела отдохнувшей, бледность ис­чезла, поменьше стали и темные круги под глазами. Рорк поднялся и подошел к ней.
– Может, ты хочешь принять участие в заседании совета директоров и пролоббировать более низкие цены?
– Ха-ха! Очень смешно. – Рорк попытался поцело­вать ее в губы, но Ева увернулась. – Отстань! Мне нуж­но работать.
– Минуточку! – Он все же вырвал у нее поцелуй. – Кстати, почему бы тебе не рассказать мне поподробнее об этом деле? Возможно, это поможет тебе найти ка­кую-нибудь зацепку.
Ева глубоко вздохнула, откинулась на спинку стула, но тут же снова выпрямилась.
– Знаешь, что во всем этом самое ужасное? Он вы­бирает людей, которые на что-то надеются, и использу­ет это. Тот парень, который был убит вчера вечером… Он ведь был совершенно беззащитным.
– А две предыдущие жертвы были женщины, так ведь? Тебе это о чем-то говорит?
– О том, что он – бисексуал. Что его одержимость «единственной любовью» не зависит от пола. Мужчина ведь тоже был изнасилован, как и женщины. Его тоже связали, «украсили» рождественской гирляндой, а пос­ле того, как все было кончено, на лицо наложили кос­метику и сделали татуировку.
Ева взяла свою чашку и допила остававшийся в ней кофе.
– Он наверняка находит свои жертвы в службе зна­комств «Только для вас», просматривая видеозаписи и персональную информацию на клиентов. Возможно, он даже был одним из кандидатов, отобранных для жен­щин. Но ведь не для Донни Рэя! Донни был, если так можно выразиться, твердокаменным гетеросексуалом. И тот факт, что последним погиб мужчина, заставляет меня думать, что убийца раньше не встречался лично ни с одной из своих жертв. А если даже и встречался, то эти встречи не носили романтического характера. Так что каждая из его «любовей» – плод фантазии, и не бо­лее того.
– Он выбирает тех, кто живет один, – заметил Рорк.
– Потому что он трус. Он боится вступать в откры­тое противостояние. Он усыпляет свои жертвы с помо­щью транквилизаторов и привязывает их к кровати. Только в таком случае он может быть уверен, что сила и власть будут на его стороне.
Ева задумалась, и мысли ее вернулись к Руди. Тот тоже, судя по телу, был одержим манией власти… Она поставила чашку на стол и пробежалась ладонью по во­лосам.
– Как бы то ни было, наш маньяк в чем-то предска­зуем. И именно на этом я его прихвачу.
– Ты говорила, что у тебя появились кое-какие мысли, – напомнил ей Рорк.
– Скорее, какие-то обрывочные мыслишки. Мне еще придется поломать голову. Через некоторое время я попытаюсь использовать в своих целях Надин. Но о костюме Санты я ей пока сообщить не могу, иначе люди будут шарахаться от всех Санта-Клаусов, которые сейчас торчат на каждом углу и в каждом магазине.
– Да, – пробормотал Рорк, – представляю себе эту картинку. В утреннем выпуске теленовостей появляет­ся сообщение: «Серийный Санта-Клаус душит одино­ких людей! Подробности – в нашем дневном выпуске». Надин с ума сойдет от восторга!
– Она ничего не узнает, – твердо сказала Ева. – По крайней мере, до тех пор, пока я не сочту нужным рассказать ей. А для начала я попытаюсь натравить ее на хозяев «Только для вас». Представляю, как взвоют Руди и Пайпер! Ну и поделом им. Парочка лощеных ро­ботов! Нужно их как следует встряхнуть.
– Они, я гляжу, тебе не по душе?
– Да у меня от них просто мурашки по коже. Я уве­рена, что они трахаются друг с другом. Фу, какая мер­зость!
– А это что, запрещено?
– Они же брат и сестра! Близнецы!
– А, тогда понятно. – Рорк поймал себя на том, что его лицо приняло такое же брезгливое выражение, как и у Евы. – Это действительно очень… отталкивающе.
– Да уж… – Мысль о Руди и Пайпер окончательно лишила Еву аппетита, и она с раздражением оттолкнула от себя тарелку с мягкими теплыми круассанами. – Он заправляет всем – и бизнесом, и сестрой. Должна ска­зать, что сейчас он – мой главный подозреваемый. Он имеет доступ к информации обо всех клиентах, а если подтвердится мое предположение об инцесте, мы смо­жем сделать однозначный вывод о его неадекватном сексуальном поведении. Мне нужно внедрить к ним своего человека. – В коридоре послышались шаги, и Ева глубоко вздохнула. – И этот человек сейчас как раз направляется сюда.
Ева и Рорк одновременно повернули головы, и в следующий момент в дверях появилась Пибоди. Она посмотрела на свою начальницу, затем перевела взгляд на ее мужа и поежилась.
– Что-то не так?
– Нет-нет, заходите. – Ева ткнула большим паль­цем в сторону ближайшего свободного стула. – Сади­тесь, и начнем.
– Кофе? – предложил Рорк. Он уже понял, что за­думала Ева в отношении своей помощницы.
– Да, с удовольствием. Макнаб еще не приходил?
– Нет. Сначала я хочу вас проинструктировать, – сказала Ева и метнула многозначительный взгляд в сто­рону мужа.
– Все понял и удаляюсь.
Рорк передал Пибоди чашку с кофе, поцеловал жену в щеку, а затем вышел в свой кабинет и плотно за­крыл за собой дверь.
– Он всегда такой по утрам? – поинтересовалась Пибоди.
– Он вообще всегда такой.
Пибоди глубоко и протяжно вздохнула.
– А вы уверены в том, что он с этой планеты?
– Не всегда. – Ева встала с кресла, примостилась на краешке своего письменного стола и уставилась на Пибоди. – Значит… вы были бы не прочь пообщаться с парнями?
– Что, простите?
– Вы хотели бы расширить свой круг общения? По­знакомиться с молодыми людьми, которых интересует то же, что и вас?
– Конечно, – заулыбалась Пибоди, полагая, что лейтенант шутит. – Иначе зачем бы я пошла работать в полицию!
– Из копов обычно получаются дрянные спутники жизни. Знаете, что вам нужно, Пибоди? Служба зна­комств, вроде «Только для вас»!
Потягивая кофе, Пибоди отрицательно мотнула го­ловой.
– Нет уж! Я уже обращалась в такую службу не­сколько лет назад, когда только приехала в Нью-Йорк. У них там как в казарме: все расписано, все регламен­тировано. Я предпочитаю знакомиться с парнями в барах. – Ева молчала, продолжая сверлить свою по­мощницу взглядом, и до Пибоди постепенно стал дохо­дить смысл происходящего. – Ой! – выдохнула она, медленно опуская руку с чашкой. – Ой…
– Мне придется согласовать эту операцию с Уитни. Я не могу внедрить офицера полиции куда бы то ни было без санкции начальства. Но предварительно я хо­чу, чтобы вы осознали, о чем идет речь.
– Внедрить… – эхом повторила за Евой Пибоди. Она служила в полиции достаточно давно, чтобы по­нять, о чем идет речь, и все же в ее воображении не­вольно расцвели картины грядущей славы и лавров.
– Погасите звезды в глазах, Пибоди, – одернула ее Ева. Она встала и запустила обе руки в свою шевелю­ру. – Я собираюсь использовать вас в качестве приман­ки, а вы сияете, словно я делаю вам подарок.
– Вы доверяете мне, вы считаете, что я справлюсь с таким заданием, – разве само по себе это не подарок?
– Да, я считаю, что вы с этим справитесь, – прого­ворила Ева, уронив руки. – Потому что вы умеете вы­полнять приказы, а это именно то, что мне от вас нуж­но. Исполнять приказы беспрекословно, от и до, не от­клоняясь ни на волосок. Никакой самодеятельности! Если вы меня поняли, и если мне удастся выбить из полицейского управления деньги на оплату услуг этого чертова агентства, вы будете внедрены.
– А как же Пайпер и Руди? – забеспокоилась Пи­боди. – Ведь они видели меня вместе с вами!
– На этот счет можете не переживать. Они видели вас в полицейской форме. Люди вроде них смотрят только на форму, а человек, на котором она надета, для них не имеет лица. Кроме того, привлечем Мевис и Трину, чтобы они вас преобразили.
– Вот это класс! – восторженно взвизгнула Пибоди.
– Пора взрослеть, Пибоди, – сурово одернула ее Ева. – Это не «дочки-матери». Перед нами – серьез­ная задача. Нам придется придумать для вас легенду, создать совершенно новую личность. Мы внимательно изучим видеозапись и всю информацию, касающуюся жертв, вычленим те черты, которые их объединяли, и наделим ими ваш персонаж. Да вас родная мать не уз­нает!
– Чушь собачья! – В дверях стоял Макнаб. Его лицо было искажено злостью, глаза метали молнии, а руки сжались в кулаки. – Полный бред! Ахинея!
– Ваше мнение принято к сведению, детектив, – ровным голосом ответила Ева.
– Вы хотите нацепить ее на крючок, как червяка, и забросить в пруд с зубастыми щуками? Черт побери, Дал­лас, как вы можете так поступать?! Она же не подготов­лена для работы под прикрытием!
– Не твое дело! – тут же окрысилась Пибоди, вскочив на ноги. – Я о себе и сама могу позаботиться.
– Ты хоть представляешь себе, что за работа тебе предстоит? – Макнаб резко шагнул вперед, и теперь они с Пибоди стояли нос к носу. – Ты же всего лишь помощница, паркетный полицейский! Только и уме­ешь, что таскать папку за начальницей.
Ева заметила, как вспыхнули глаза Пибоди, и успела вклиниться между ними, пока ее помощница не вце­пилась в физиономию Макнаба.
– Довольно, Макнаб! Я уже сказала, что твое мне­ние принято к сведению. А теперь заткнитесь оба!
– Как же так?! – возмутилась Пибоди. – Этот су­кин сын оскорбляет меня, а я должна все это молча гло­тать?
– Не обращайте внимания, Пибоди, и садитесь, – велела ей Ева. – Вы оба садитесь, черт бы вас побрал! И постарайтесь вспомнить, кто тут главный, пока я вас обоих не взгрела как следует. Мне тут коррида не нуж­на, а если не умеете держать себя в руках – пошли вон!
– Мистер Компьютер – вот кто нам не нужен! – запальчиво воскликнула Пибоди.
Глаза Евы недобро блеснули.
– Что нам нужно, а что нет, решаю я! И сейчас нам нужна информация изнутри агентства «Только для вас». Для того чтобы ее получить, я намереваюсь использо­вать приманку. Точнее, приманки! – Она переводила глаза с Пибоди на Макнаба и обратно. – Приманки обоих полов. Мужчина и женщина. Вы готовы к этому, Макнаб?
– Эй, минуточку… Минуточку, лейтенант! – Пи­боди снова вскочила со стула как ошпаренная. – Вы хотите внедрить и его тоже? Вместе со мной? Вот этого…
– Я готов, лейтенант, – с готовностью согласился Макнаб и одарил Пибоди ехидной улыбкой. Он был до­волен: только так можно будет присматривать за ней и в случае чего оградить ее от опасности.


-Это будет круто!
Мевис Фристоун в восторге вытанцовывала по ка­бинету Евы. Она была в почти прозрачном обтягиваю­щем платье, которое выгодно подчеркивало ее стройные ноги, казавшиеся еще длиннее благодаря десяти­сантиметровым каблукам-шпилькам красного цвета. В такой же экстраординарный цвет были выкрашены – да еще и посыпаны блестками – ее волосы, которые де­сятками спиралек, как у Медузы Горгоны, свешивались к плечам. На виске, там, где кончалась бровь, красова­лась маленькая татуировка в виде сердечка.
– Не забывай, ты сейчас выполняешь официальное задание полицейского управления, – напомнила ей Ева, прекрасно понимая, что Мевис пропустит ее предупреждение мимо ушей. Но она посчитала себя обязан­ной сделать его, видя, с каким воодушевлением Мевис глядит на Пибоди своими изумрудно-зелеными глаза­ми. Впрочем, «своими» эти глаза можно было назвать с большой натяжкой: поразительный цвет им придавали модные контактные линзы.
– Плевать ей на это, – констатировала Трина, а «консультант по имиджу» тем временем продолжала кружить вокруг Пибоди, как скульптор вокруг глыбы мрамора, – дрожа от нетерпения, присматриваясь и за­гадочно улыбаясь.
Трина сегодня немало удивила Еву, явившись с ма­ленькими золотыми колечками, продетыми в брови. Ее волосы были выкрашены в сливово-фиолетовый цвет и торчали на макушке коком длиной в добрых тридцать сантиметров. Правда, наряд Трины был более консер­вативен, нежели у Мевис, – черный комбинезон с апп­ликациями: по голому Санта-Клаусу на каждой из гру­дей.
«И этой парочке полицейское управление платит за то, чтобы создать новый облик для Пибоди! Боже, спа­си и сохрани», – подумала Ева, закрыв лицо ладонями и вспоминая, как она выбивала из Уитни деньги на эту статью расходов. Видел бы он этот балаган!
– Я хочу, чтобы все было просто, – заявила она этим двоим. – Мне нужно только, чтобы она не была похожа на копа.
– Что думаешь, Трина? – спросила Мевис, накло­нившись над Пибоди и приложив собственные локоны по обе стороны ее лица. – По-моему, этот цвет ей в самый раз. Сразу создается праздничный вид. А видела бы ты наряд, который я выпросила для нее у Леонар­до! – Она выпрямилась и просияла. – Змеиная кожа цвета «кукушка»!
– Змеиная кожа?.. – еле слышно прошептала Пи­боди, побледнев и представив себе, как в таком наряде будут смотреться немалые выпуклости ее тела. – Лей­тенант!
– Нам нужно что-нибудь попроще, – повторила Ева свое предупреждение. Она боролась с искушением ретироваться отсюда и бросить свою помощницу на произвол судьбы.
– Какое средство ты применяешь для ухода за кожей, подружка? – спросила Трина, крепко взяв Пи­боди за подбородок и приподняв ее голову. – Наждач­ную бумагу?
– Я…
– У тебя поры – что лунные кратеры! Тебе нужно серьезно заняться своей физиономией. Я думаю, мы начнем с глубокой чистки.
– О господи! – Не на шутку перепугавшись, Пибо­ди дергала головой, пытаясь освободить подбородок. – Послушайте…
– Сиськи у тебя свои или искусственные?
– Свои. – Пибоди быстро накрыла груди ладоня­ми, прежде чем это успела сделать Трина.
– Хорошие сиськи. Ладно, раздевайся. Давай-ка взглянем на них, а заодно и на все остальное.
– Раздеваться?! – Пибоди в ужасе вытаращила глаза и повернула голову в сторону Евы. – Лейтенант Даллас! Шеф!..
– Вы же сказали, что сумеете справиться с этим за­данием. – Ева ободряюще потрепала девушку по плечу и направилась к выходу. – В вашем распоряжении два часа, – бросила она неуемной парочке.
– Мне нужно как минимум три! – возмутилась Трина. – Мое искусство не терпит суеты.
– Два – и ни минуты больше, – твердо ответила Ева. Когда она закрывала дверь, до нее донесся жалоб­ный писк Пибоди.
«Лучше держаться подальше от всего этого, – ре­шила Ева. – А чтобы не терять времени попусту, мож­но пока нанести визит старому знакомцу».


Чарльз Монро оказывал эскорт-услуги состоя­тельным дамам, а проще говоря, был мужчиной-про­ституткой и спал с женщинами за деньги. Он как-то раз помог Еве в расследовании одного дела и потом с не­слыханной щедростью предложил обслужить ее бес­платно. Помощь она приняла, а от великодушного пред­ложения вежливо отказалась.
Квартира Монро располагалась в довольно дорогом доме в центре города. В доме, который тоже принадле­жал Рорку… Подумав об этом, Ева со вздохом закатила глаза и нажала на кнопку звонка. Услышав за дверью шаги, она вытащила из кармана полицейское удостоверение и поднесла его поближе к дверному глазку – на тот случай, если Чарльз ее забыл. Однако после того как дверь открылась, Ева поняла, что напрасно беспо­коилась относительно памяти Монро.
– Лейтенант, дорогая моя!
Чарльз застал ее врасплох: неожиданно обняв, он крепко прижал Еву к себе и наградил поцелуем, кото­рый вряд ли можно было назвать дружеским.
– Руки прочь, приятель!
– Я никогда не позволил бы себе поцеловать не­винную девушку или чью-нибудь невесту, – подмигнул ей этот статный мужчина с красивым лицом и глазами с поволокой. – И каково это – быть замужем за самым богатым мужиком во Вселенной?
– Он купает меня в шампанском.
Чарльз склонил голову набок и некоторое время очень внимательно смотрел на Еву.
– Да, вы его все еще любите, – наконец констати­ровал он. – Что ж, это замечательно. Время от времени я вижу вас с ним по телевизору и иногда невольно задумываюсь: как у них складывается жизнь? И теперь, как я понимаю, вы пришли сюда не для того, чтобы при­нять предложение, которое я сделал вам несколько ме­сяцев назад, не так ли?
– Мне нужно с тобой поговорить.
– Хорошо, проходите. – Монро отступил, делая приглашающий жест. На нем было трико, очень откро­венно обрисовывающее очертания его сильного, трени­рованного тела. – Хотите выпить? Или, может быть, кофе? Впрочем, вряд ли мой кофе может соперничать с шампанским, в котором вас купает Рорк. Тогда, может, пепси?
– Ладно, давай.
Ева помнила его кухню: аккуратная, по-спартански непритязательная, чистая – под стать хозяину. Она села, а Чарльз вытащил из холодильника две баночки пепси-колы, наполнил два высоких прозрачных бока­ла, бросил пустые жестянки в мусорное ведро и уселся напротив Евы.
– Пью за добрые старые времена, Даллас! Впрочем, они были довольно погаными…
– М-да… Но для тебя, Чарльз, наступают новые времена. Правда, тоже поганые. Скажи-ка мне, с какой это стати преуспевающему жиголо понадобилось обра­щаться в службу знакомств? Но прежде, чем ты отве­тишь, хочу предупредить, – Ева подняла руку с бока­лом, – использование таких служб в профессиональных целях или с целью наживы является противозакон­ным.
Чарльз вспыхнул. Наверное, если бы Еве рассказал об этом кто-то другой, она бы не поверила, но теперь она видела собственными глазами, как красивое лицо мужчины болезненно покраснело.
– Господи, неужели вам известно все на свете?
– Если бы мне было известно все на свете, я знала бы ответ на свой вопрос. Между тем я жду его от тебя.
– Это мое личное дело и касается только меня, – пробормотал он.
– Если бы оно касалось только тебя, – все так же терпеливо проговорила Ева, – меня бы сейчас здесь не было. Так почему ты обратился в агентство «Только для вас»?
– Потому что мне нужна женщина! – выдохнул Чарльз Монро. Он поднял голову, и теперь в его глазах горела злая решимость. – Настоящая женщина, а не та, которая покупает меня, словно какую-то вещь, понят­но? Мне, черт побери, нужны обычные человеческие отношения! Это что, тоже запрещено законом? Моя работа такова, что я лишен всего этого. Я делаю то, за что мне платят, и делаю это на совесть. Но мне хочется иметь собственную личную жизнь. В этом, насколько я понимаю, нет ничего противозаконного.
– Нет, – согласилась Ева. – В этом – нет.
– Когда я заполнял анкету, я соврал относительно того, чем зарабатываю на жизнь. – Чарльз раздраженно передернул плечами. – Я не хотел, чтобы мне подобра­ли какую-нибудь извращенку, у которой дрожат колен­ки от желания встретиться с жиголо, мужчиной-про­ституткой. И что теперь? Вы арестуете меня за то, что я соврал в этой гребаной анкете?
– Нет, конечно. – Ева чувствовала себя неловко из-за того, что довела собеседника до такого состояния. И еще – неожиданно для себя самой она испытывала по отношению к нему искреннее сочувствие. – Я знаю, что ты должен был встретиться с женщиной по имени Марианна Хоули. Помнишь ее?
– Марианна… – повторил следом за ней Чарльз, сделав большой глоток из запотевшего бокала. Он явно прилагал немалые усилия, чтобы взять себя в руки. – Я видел ее на видеозаписи, которую мне показали в агентстве. Симпатичная женщина, очень милая. Я со­звонился с ней, но она уже встречалась с кем-то дру­гим. – Чарльз наконец сумел выдавить из себя невесе­лую улыбку и снова передернул плечами. – Мое цыган­ское счастье… А она была как раз моего типа – именно такую я и искал.
– Выходит, ты с ней так ни разу и не виделся?
– Нет. Зато познакомился с остальными четырьмя женщинами, которых они для меня подобрали. С одной из них у нас даже что-то завязалось – в течение несколь­ких недель мы время от времени встречались. А потом я решил: если я хочу, чтобы наши отношения переросли во что-то большее, я должен быть честным, и обязан рассказать ей, чем зарабатываю на жизнь. – Он горько усмехнулся и поднял руку с бокалом, как бы приглашая Еву выпить. – На этом все и кончилось.
– Мне очень жаль…
– Ничего, – одними губами улыбнулся Чарльз, – на ней свет клином не сошелся. У них там много таких. Жаль, что Рорк снял вас с забега.
– Чарльз, Марианна мертва.
– Что?
– Разве ты в последнее время не слушал новости?
– Нет. Я даже телевизор не включал. Мертва? – Он сузил глаза, устремив взгляд на Еву. – Наверное, убита. Вы бы не пришли, если бы она тихо скончалась во сне. Значит, она убита. И я – в числе подозреваемых?
– Да, так оно и есть, – честно ответила Ева. Этот парень вызывал у нее искреннюю симпатию, и она не хотела юлить, разговаривая с ним. – Я обязана официально допросить тебя – хотя бы для того, чтобы со­блюсти положенные в таких случаях формальности. По­этому скажи, располагаешь ли ты алиби на вечер пос­леднего вторника, среды и на вчерашний вечер?
Чарльз долго смотрел на свою гостью, и в его глазах читался неподдельный ужас.
– Скажите, как вы работаете? Через день? Ведь ежедневно вариться во всем этом, по-моему, не смог бы ни один живой человек.
– Я могу задать тебе тот же самый вопрос, – спо­койно ответила Ева, не отводя глаз. – Так что давай ос­тавим наши профессии в стороне. Итак, у тебя есть алиби?
Мужчина первый отвел взгляд и встал из-за стола.
– Я должен заглянуть в свое расписание.
Ева не пыталась удержать его. Интуиция подсказы­вала ей, что Чарльз Монро – не тот человек, которого она ищет.
Вскоре Чарльз вернулся с небольшой элегантной записной книжкой. Открыв ее, он проверил те дни, ко­торые назвала ему Ева.
– Вторник. У меня была клиентка. Это легко про­верить. Вчера вечером я был в театре, потом ужинал в ресторане – опять работал. Здесь. Клиентка ушла в по­ловине третьего ночи. Целых тридцать минут сверх­урочных! Правда, очень щедрые чаевые. А вот на среду алиби у меня нет. Я находился дома – один.
Он положил книжку на стол и подтолкнул ее в на­правлении Евы.
– Если хотите, запишите имена и перепроверьте.
Ева молча переписала имена и адреса в свой блок­нот. А затем подняла глаза на Чарльза.
– Постарайся вспомнить: Сарабет Гринбэлм… Донни Рэй Майкл… Тебе эти имена что-нибудь гово­рят?
– Ничего.
Ева смотрела на Чарльза испытующим взглядом.
– Я никогда не замечала, чтобы ты пользовался косметикой. Так зачем ты купил губную помаду и тени для век фирмы «Природное совершенство» в салоне «Абсолютная красота»?
– Губную помаду? – непонимающе переспросил он, но затем тряхнул головой. – Ах да, я взял ее для женщины, с которой встречался. Поскольку я отправ­лялся в салон делать прическу – это входило в стои­мость услуг, – она попросила меня прихватить там для нее кое-что, в том числе и помаду. – Чарльз немного сконфуженно улыбнулся. – А почему вы спрашиваете, лейтенант? Какое вам, в сущности, дело, покупаю я губную помаду или нет?
– Еще одна деталь, Чарльз. Как-то ты оказал мне услугу, теперь я хочу ответить тебе тем же. Три челове­ка, которые пользовались услугами агентства «Только для вас», мертвы. Убиты – одинаково, одной и той же рукой.
– Трое? Боже мой!
– Да, причем меньше чем за неделю. Я не собира­юсь посвящать тебе во все детали, и даже то, что я скажу, не должно выйти за пределы этой комнаты. Но, по моему мнению, преступник выбирает свои жертвы из базы данных «Только для вас».
– Он убил трех женщин меньше чем за неделю?
– Нет. – Ева сверлила собеседника взглядом. – Последней жертвой стал мужчина. Поэтому будь очень осторожен, Чарльз.
Когда до него дошел смысл сказанных Евой слов, он как-то сразу обмяк.
– Вы думаете, что я могу стать следующей жертвой?
– Я думаю, что жертвой может стать любой, кто имеет дело с фирмой «Только для вас». Сейчас я занята тем, что сравниваю списки кандидатов, подобранных для жертв каждого из этих троих, пытаюсь найти какие-либо совпадения. А тебя я призываю к осторожности. Не впускай в квартиру тех, кого ты не знаешь. Ни под каким видом! – Ева сделала глубокий вдох. – Он оде­вается в костюм Санта-Клауса и носит с собой боль­шую коробку в подарочной обертке.
– Что?! – Чарльз опустил бокал, который поднес было ко рту. – Это что, шутка?
– Если и шутка, то не смешная, поскольку трое уже мертвы. После того как жертвы впускают его в дом, он накачивает их транквилизаторами, привязывает к кро­вати, насилует – и убивает.
– Иисусе… – Мужчина потер лицо руками. – Но это же чудовищно!
– Если этот парень позвонит в твою дверь, запри ее на все замки и тут же вызови меня. Если сумеешь, за­держи его, если нет – пусть уходит. Но ни при каких обстоятельствах не вздумай открыть дверь! Запомни: он очень умен и смертельно опасен.
– Я-то дверь не открою, но женщина, с которой я встречался через агентство… Я должен ее предупредить.
– У меня есть список всех, кого для тебя подобра­ли. Я сама предупрежу ее. Сейчас для меня главное – чтобы обо всем этом как можно дольше не пронюхали журналисты.
– Да уж, очень не хотелось бы, чтобы в газетах по­явилась трогательная история о том, как одинокий жиголо ищет спутника жизни! – Он скорчил гримасу. – Послушайте, не могли бы вы съездить к ней прямо сей­час? Ее зовут Дарла Макмаллен. Она живет одна и… очень доверчива. Если к ней в дверь позвонит Санта-Клаус, она откроет без колебаний, чтобы угостить его молоком и печеньем.
– Судя по всему, она хорошая женщина.
– Да, – его лицо смягчилось, – очень хорошая.
– Я с ней повидаюсь, – пообещала Ева и поднялась. – А ты… Может, тебе все же стоит позвонить ей еще разок?
– Ничего из этого не выйдет. – Чарльз тоже встал и натянуто улыбнулся. – А вы, лейтенант, если все же ре­шите бросить Рорка, обязательно позвоните мне. Мое предложение остается в силе.


«Странный все же орган – сердце», – размышляла Ева, лавируя в потоке автомобилей. Ну как можно себе представить рядом утонченного, насквозь порочного жиголо и эту умную, спокойную женщину, от которой она только что вышла? И все же, если женское чутье не подводило Еву, то Чарльз Монро и Дарла Макмаллен были уже наполовину влюблены друг в друга. И не знали, как с этим быть.
Именно по этой причине Ева испытывала по отно­шению к ним глубокую симпатию. Временами она и сама не знала, что делать с ураганом чувств, который начинал бурлить в ее груди при одной только мысли о Рорке.
По пути домой Ева сделала еще три остановки – допрашивала людей, имена которых значились в спис­ках кандидатур, подготовленных службой знакомств для троих ныне покойных клиентов «Только для вас». Она осторожно предупреждала их и раздавала заранее распечатанные и одобренные полицейским начальст­вом листки с перечнем инструкций относительно того, как надо действовать в экстренном случае. Еве не дава­ла покоя мысль, что если бы она своевременно – вот так же – предупредила Донни Рэя, он сейчас, возмож­но, тоже был бы жив.
Кто будет следующим в этом страшном списке? Один из тех, с кем она уже поговорила, или кто-то, с кем еще не успела? Ева очень торопилась. Она выжала педаль акселератора и, вихрем пролетев сквозь ворота, ворвалась во двор своего дома. Она хотела, чтобы Пибоди и Макнаб еще до конца рабочего дня обратились в агентство «Только для вас» и заполнили необходимые документы.
На подъездной дорожке Ева приметила припарко­ванный автомобиль Фини, и сердце ее наполнилось на­деждой. Все-таки усилия, которые она приложила для того, чтобы подключить Фини к расследованию, не пропали даром. Если он и Макнаб взвалят на себя всю электронную работу, у самой Евы будут развязаны руки для того, чтобы заниматься работой в городе.
Войдя в дом, она направилась прямиком в свой ка­бинет, но еще на подходе к нему болезненно поморщи­лась: даже здесь, в коридоре, стены сотрясались от гро­хочущей музыки. Если только эти звуки можно было назвать музыкой…
Мевис на полную громкость запустила видеоролик с собственным участием и теперь самозабвенно подпе­вала самой себе на экране. Из-за постоянных выкриков разобрать слова было сложно, но, судя по всему, речь шла о том, что ее душа разрывается на части от любви. Фини сидел за письменным столом Евы с нескрывае­мым удивлением и легким испугом на лице. За его спи­ной стоял Рорк. Он, казалось, чувствовал себя полностью в своей тарелке и всем своим видом выражал веж­ливое внимание.
Понимая, что посреди этой какофонии ее шансы быть услышанной равняются нулю, Ева дождалась, пока отзвучат последние аккорды и Мевис на экране откланяется в ответ на бурные аплодисменты слушате­лей. Мевис, сидевшая в кабинете, раскраснелась и хи­хикала от удовольствия, обводя глазами присутствую­щих.
– Блестяще! – сказал Рорк, хлопая в ладоши. – Ты всех заткнешь за пояс.
– Правда? – взвизгнула Мевис, подлетела к Рорку и повисла у него на шее. – Не могу поверить, что это происходит со мной наяву! Мне дали возможность вы­пустить диск на ведущей звукозаписывающей фирме страны!
– Это не благотворительность. Я рассчитываю на то, что ты принесешь мне кучу денег, – добродушно проговорил Рорк и по-отечески поцеловал ее в лоб.
– Я надеюсь! Ох, как я на это надеюсь! – В этот мо­мент Мевис заметила стоящую в дверях Еву, улыбну­лась и крикнула: – Эй, ты посмотрела этот видеоролик?
– Только самый конец. Это было здорово. – По­скольку речь шла о Мевис, Ева не кривила душой. – Фини, ты с нами?
– Официально приписан к вашей компашке. – Фини поудобнее устроился в кресле Евы. – Макнаб уже в агентстве «Только для вас», проходит предвари­тельное собеседование. По легенде, он теперь у нас компьютерщик, работающий в одной из компаний Рорка. Он уже получил соответствующее удостоверение личности, а его личные данные во всех компьютерных базах данных соответствующим образом подчищены и исправлены.
– А почему в компании Рорка? – удивилась Ева.
– А почему бы и нет? – ухмыльнулся в ответ Фини. – Имя твоего мужа повсеместно вызывает почте­ние и невольное желание повиноваться. Мы были бы дураками, если бы не воспользовались этим. Мы очень ценим вашу помощь, о, Великий! – шутливо обратился он к Рорку.
– Всегда к вашим услугам, дети мои, – в тон ему ответил тот, улыбнувшись жене. – Поскольку у тебя мало времени, – пояснил он, – мы решили срезать не­сколько углов. Пибоди теперь является сотрудником службы безопасности в одном из моих зданий. Фини решил, что будет лучше, если их легенды будут хоть в чем-то соответствовать действительности.
– Да уж, пусть все будет как можно проще. – Ева глубоко вздохнула. – Что ж, хорошо. Тебе принадле­жит половина этого чертова города, так что вряд ли кто-то станет сомневаться и перепроверять легенды, если они освящены твоим именем.
– Вот именно.
– Где Пибоди?
– Трина заканчивает заниматься ею.
– Она нужна мне немедленно. И вообще, что за че­пуха? У нее был вполне нормальный вид. Неужели нужно столько времени, чтобы сделать ей прическу и одеть в штатское?
– У Трины родились кое-какие новаторские идеи. Просто классные! – Мевис произнесла это с таким восторгом, что Еве стало не по себе. Предчувствуя са­мое худшее, она на секунду закрыла глаза. – Подожди, скоро сама увидишь. Да, кстати, Трина хочет и тобой заняться перед вашей вечеринкой. Праздник как-ни­как! Она сказала, что сделает из тебя полный атас!
Ева снова зажмурилась, чувствуя, как в груди у нее зарождается глухое раздражение. Она не хотела, чтобы из нее делали «атас» – ни перед праздником, ни после.
– Да, конечно, – буркнула она. – Так где же, черт побери… – Тут она осеклась, услышав за спиной шаги, обернулась к двери и заморгала от изумления.
– Должна сказать, что я – настоящий гений! – возвестила Трина. – Принимайте работу!
Пибоди фыркнула, зарделась и смущенно улыбну­лась.
– Ну что, как, по-вашему, пройду я собеседование в таком виде?
Ее волосы были подстрижены, посыпаны блеском, взбиты и окружали голову блестящим нимбом. На лицо была умело наложена косметика, подчеркивающая разрез и форму глаз, а на губы – помада нежно-коралло­вого цвета. Тело Пибоди, которое, будучи облачено в полицейскую форму, казалось таким коренастым, те­перь выглядело женственным и манящим, темно-зеле­ное платье до колен подчеркивало соблазнительные выпуклости. Шею девушки обвивало несколько позо­лоченных цепочек, а на щеке красовалась маленькая накладная татуировка, изображающая фею с мечтатель­ным лицом и золотистыми крылышками.
Пибоди сама выбрала эту татуировку, когда поняла, что всякое сопротивление с ее стороны обречено, и ей не остается ничего другого, как только подчиниться диктату Трины. Девушка даже не стала возражать, когда быстрые и умелые руки «специалиста по имиджу» ма­нипулировали с ее грудями, накладывая на них аппликаторы, зрительно увеличивающие размер бюста. К это­му моменту Пибоди и сама вошла во вкус. Ей понравился процесс волшебного превращения в новую личность.
Но теперь, под изучающим взглядом Евы, Пибоди снова стало не по себе, и она начала смущенно переми­наться с ноги на ногу. На ногах у нее, кстати, были туфли на шпильках, цвет которых соответствовал цвету крылышек феи на ее загадочной татуировке.
– Что, плохо? – робко спросила она.
– Даже не знаю… Могу сказать только одно: на по­лицейского вы точно не похожи.
Немного удивленный сдержанной реакцией жены, Рорк вышел вперед и взял Пибоди за обе руки.
– Ты выглядишь сногсшибательно! – заявил он. – Просто пальчики оближешь!
Проговорив это, Рорк поцеловал пальцы девушки, и ее доверчивое сердце забилось в учащенном ритме.
– Правда? Вам нравится? Вот здорово!
– Ну ладно, Пибоди, – нарушила эту идиллию Ева. – Фини, у тебя – двадцать минут на то, чтобы выучить с ней ее легенду. Пибоди, где ваше оружие и рация?
– Здесь, – сказала девушка и похлопала по потай­ному карману в подоле платья. – Удобно, правда?
– Не то слово, – буркнула Ева. – Только не рас­считывайте, что вы будете ходить в этом всю оставшую­ся жизнь. Итак, сейчас вы займетесь с Фини. Вызубри­те свою легенду на зубок – мы не имеем права допус­тить ни одного ляпа, поскольку речь идет о жизни людей. Я хочу, чтобы к концу дня вы находились в штаб-квар­тире «Только для вас», а завтра ваше имя уже должно фигурировать в списках кандидатур.
– Слушаюсь, босс, – ответила Пибоди и незаметно любовным жестом погладила ткань платья, а затем на­правилась к письменному столу и уселась рядом с Фини.
– Ты – следующая, – проговорила Трина и быстро пробежала умелыми пальцами по волосам Евы.
– У меня нет времени делать прически, – отрезала Ева, отступив назад. – Тем более что ты уже терзала меня несколько месяцев назад.
– Стрижку нужно обновлять регулярно, иначе все мои усилия пропадут впустую, – возразила Трина и, обращаясь к Рорку, добавила: – Или ты заставишь ее прийти ко мне перед вашей вечеринкой, или я не отве­чаю за ее внешний вид.
– Она наверняка выберет время, – успокоил ее Рорк.
Чтобы нейтрализовать неуемную Трину, он взял ее под руку и повел к выходу, осыпая комплиментами по поводу того, какую блестящую работу она проделала с Пибоди.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ей снилась смерть - Робертс Нора



я подсела
Ей снилась смерть - Робертс НораВредина
16.06.2012, 9.55





Блиииин...я тоже)
Ей снилась смерть - Робертс НораКатерина
1.11.2014, 10.03





Здесь романы те, что были написаны и напечатаны до 2010 года! А так хочется НОВЕНЬКОГО
Ей снилась смерть - Робертс НораСтарушка Таня
7.12.2015, 7.45





на 13 главе поняла, кто убийца. Главная героиня - мужеподобная неуравновешенная грубиянка. Тухло ((
Ей снилась смерть - Робертс НораАня
7.12.2015, 19.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100