Читать онлайн Дорогая мамуля, автора - Робертс Нора, Раздел - ГЛАВА 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогая мамуля - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.95 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогая мамуля - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогая мамуля - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Дорогая мамуля

Читать онлайн

Аннотация

Даже в страшном сне лейтенант полиции Ева Даллас не хотела бы увидеть снова эту женщину. И вот Труди Ломбард, когда-то взявшая на воспитание маленькую затравленную Еву, стоит перед ней.
Глядя на ее приветливое лицо, добрую улыбку, невозможно представить, как жестоко издевалась она над бедной девочкой. Но Ева ничего не забыла, никогда она не поверит, что эту садистку привели к ней нежные чувства и дорогие воспоминания.
Деньги, огромные деньги сказочно богатого мужа Евы – Рорка, – вот что заставило Труди вспомнить о бывшей подопечной. Миссис Ломбард есть что порассказать о “темном” прошлом Евы, а за такую информацию многие будут готовы выложить большие деньги…


Следующая страница

ГЛАВА 1

Смерть не знает отдыха, у нее не бывает ни выходных, ни каникул. Весь Нью-Йорк разукрасился в праздничные краски и засверкал огнями в преддверии Рождества, но Санта-Клаус был мертв. А двое сопровождавших его эльфов выглядели весьма плачевно.
Лейтенант Ева Даллас стояла на тротуаре, не обращая внимания на гудящую толпу на Таймс-сквер, и изучала то, что осталось от Санта-Клауса. Несколько детишек еще того возраста, когда дети верят, что дед в красной короткой шубе спускается по трубе только затем, чтобы принести им подарки, визжали и вопили так, словно хотели, чтобы у окружающих лопнули барабанные перепонки.
«И почему родители не заткнут их? – с досадой подумала Ева. – Не мое дело, – тут же сказала она себе. – Слава богу». Она определенно предпочла иметь дело с тем, что лежало у ее ног.
Ева запрокинула голову и посмотрела на самый верх. Спикировал с тридцать шестого этажа отеля «Бродвей Вью». Так доложил офицер, первым прибывший на место. Завывая, согласно показаниям свидетелей, всю дорогу, пока не приземлился, забрав с собой на небеса какого-то невезучего сукина сына, решившего присоединиться к всеобщему веселью в этот злосчастный день.
«Не позавидуешь тем, кому придется разъединять эту парочку», – подумала Ева.
Еще двое пострадавших отделались легкими травмами. Одна дама просто рухнула в шоке как подкошенная и разбила голову о тротуар, когда ее забрызгало с головы до ног кровью и мозгами. Ева решила пока оставить пострадавших на попечение медиков и снять с них показания позже, когда они окончательно придут в себя.
Ева знала, что здесь произошло. Она уже все видела по растерянным лицам спутников Санты в костюмах эльфов.
Она направилась к ним. Полы ее длинного черного кожаного пальто развевались на ледяном ветру. Короткие темно-каштановые волосы обрамляли ее лицо с узкими скулами. Все ее тело было словно вытянутым – длинная шея, руки, ноги, даже продолговатые глаза цвета доброго виски многолетней выдержки. И, как весь облик, эти глаза говорили, что их обладательница – коп.
– Парень в костюме Санты – ваш приятель?
– О черт, Тюфяк! О черт!
Один был черный, другой – белый, но в этот момент оба они выглядели скорее серо-зелеными, и их можно было понять. Парням было под тридцать, а их недешевые маскарадные костюмы наводили на мысль о том, что они – сотрудники среднего звена в фирме, чья рождественская вечеринка была прервана столь жестоким образом.
– Я договорюсь, чтобы вас обоих отвезли в Управление полиции, где вы дадите показания. Советую вам добровольно согласиться сдать анализы на наркотики. Если же вы откажетесь… – Ева выдержала паузу и торжествующе улыбнулась: – Мы их все равно получим. Не по-хорошему, так по-плохому.
– Вот дерьмо… Он мертв, он же мертв, верно?
– Считайте, что это подтверждено официально. – Ева повернулась и сделала знак своей напарнице.
Детектив Пибоди, склонившаяся над телами, распрямилась и направилась к Еве. Ее черные волосы были уложены по последней моде, а вот лицо, заметила Ева, стало заметно бледнее. Тем не менее она держалась.
– Провела опознание по обеим жертвам. Личности установлены, – отчиталась Пибоди. – Санта – это Макс Лоренс, двадцать восемь лет, проживает в средней части города. Парень, который… гм… прервал его полет, – Лео Джейкобс, тридцать три года, жил в Квинсе.
– Эти двое пусть сдадут кровь на анализ. Снимем с них показания, когда все тут закончим. Полагаю, ты захочешь подняться, осмотреть место, поговорить с другими свидетелями.
– Я…
– Ты – ведущий следователь по этому делу.
– Есть. – Пибоди сделала глубокий вдох. – Вы с ними уже говорили?
– Оставляю это тебе. Хочешь прощупать их прямо сейчас?
– Ну… – Пибоди вгляделась в лицо Евы явно в поисках правильного ответа. Ева не дала ей подсказки. – Они сейчас пришибленные, и тут черт-те что творится, но… Мы можем больше вытащить из них здесь и сейчас, пока они не сообразили, что вляпались по полной.
– Какого берешь?
– М-м-м… Я возьму черного парня.
Ева кивнула и вернулась к эльфам.
– Вы. – Она ткнула пальцем. – Имя?
– Стайнер. Рон Стайнер.
– Мы с вами немного прогуляемся, мистер Стайнер.
– Мне нехорошо.
– Это уж как пить дать. – Она сделала ему знак подняться, взяла его под руку и отошла на несколько шагов. – Вы с этим парнем вместе работали?
– Да. Да. «Тайро Коммюникейшнс». Мы… мы тусовались.
– Крупный парень, а?
– Кто, Тюфяк? Ага, верно. В нем было добрых две с половиной сотни фунтов. Вот мы и решили, что ему надо нарядиться Сантой на вечеринку.
– Что за игрушки и сладости были у Санты в мешке сегодня, Рон?
– О черт! – Он закрыл лицо руками. – О боже!
– Это пока не официальный допрос, Рон, не под запись. Официальный допрос еще будет, но пока просто расскажите мне, что произошло. Ваш друг мертв, как и еще один несчастный, который просто вышел прогуляться.
Парень заговорил, не отрывая рук от лица:
– Наши боссы выставили нам холодный закусон на корпоративной вечеринке. Даже на выпивку поскупились, понимаете? – Рон дважды содрогнулся всем телом и уронил руки. – Вот мы и сговорились своей компашкой, скинулись и сняли номер-люкс на весь день. Когда шишки ушли, мы вынули выпивку и… увеселительные химикалии. Так сказать.
– Какие именно?
Он сглотнул и, наконец, встретился с ней глазами.
– Ну, понимаете… Немного «Эротики», немного «Снежка» и «Джаз».
– «Зевс»?
– Я тяжелой дурью не балуюсь. Я сдам анализ, сами увидите. Я всего-навсего сделал пару затяжек «Джазом». – Увидев, что Ева не отвечает и лишь молча смотрит ему в глаза, он возмутился: – Тюфяк никогда не баловался тяжелой дурью. Только не он. Черт, я клянусь. Я бы знал. Но, мне кажется, сегодня он что-то принял. Может, подмешал в «Снежок». А может, кто-то другой ему подмешал. Задница, – добавил Рон Стайнер, и слезы покатились по его щекам. – Он был накачан, это я вам точно говорю. Но, черт, это же была вечеринка! Мы просто веселились. Все смеялись, танцевали… А потом Тюфяк… он вдруг открывает окно…
Теперь Стайнер начал жестикулировать. Он хватался за лицо, за горло, за волосы. Его руки были повсюду.
– О боже, боже! Я думал, это потому, что сильно накурено. И вдруг, представляете, он влезает на подоконник, на роже такая дурацкая ухмылка от уха до уха. И кричит: «Всем счастливого Рождества и спокойной ночи!» А потом, мать твою, просто ныряет за борт. Головой вперед. Господи боже, вот он был, и вот его нет. Никто не успел его схватить. Черт, никому и в голову не пришло. Все случилось так быстро, просто жуть. Все закричали, все куда-то побежали… Я подбежал к окну и выглянул.
Он вытер лицо ладонями и вновь содрогнулся всем телом.
– Я крикнул, чтобы кто-нибудь вызвал службу спасения, и мы с Беном бросились вниз. Сам не знаю, зачем. Мы были его друзьями, вот и побежали.
– Где он достал дурь, Рон?
– Черт, ну и вопрос. – Рон оглядел улицу за ее головой. Ева прекрасно понимала, что он в эту минуту ведет маленькую войну с самим собой: настучать или молчать до последнего? – Должно быть, взял у Зиро. Мы скинулись всей компашкой, чтобы достать праздничный набор. Ничего тяжелого, клянусь.
– А где работает Зиро?
– У него Интернет-клуб на углу Бродвея и 29-й улицы. Так и называется «У Зиро». Зельем торгует из-под полы. А Тюфяк… Черт, он бы и мухи не обидел. Он был просто большой глупый парень.
Пока большого глупого парня и хмыря, на которого он приземлился, соскребали с тротуара, Ева поднялась в гостиничный номер, где проходила вечеринка. Все выглядело именно так, как она и предполагала: чудовищная мешанина брошенной одежды, пролитой выпивки, недоеденной пищи. Окно осталось открытым. И, слава богу, потому что в помещении все еще стояла неописуемая вонь от курева, рвоты и секса.
Свидетелей – тех, что не разбежались, как кролики, – допрашивали в соседних комнатах, а потом отпускали.
– Твоя оценка? – спросила Ева у Пибоди, пересекая напоминающий минное поле ковер, усеянный упавшими тарелками и стаканами.
– Помимо того, что Тюфяк не доберется до дому к Рождеству? Несчастный идиот накачался дурью, решил небось, что Рудольф
type="note" l:href="#n_2">[2]
ждет его за окном вместе с санками и остальными оленями. Он прыгнул на глазах больше чем у дюжины свидетелей. Смерть по причине экстремальной глупости. – Увидев, что Ева не отвечает и упорно смотрит в открытое окно, Пибоди перестала подбирать и упаковывать раскатившиеся по полу пилюли. – А у вас своя оценка?
– Никто его не толкал, но кто-то помог ему в обретении экстремальной глупости. – Ева рассеянно потерла бедро, которое все еще ныло время от времени после недавнего ранения. – Вот увидишь, в его анализе на токсикологию будет кое-что, помимо пилюль для поднятия настроения и мужской потенции.
– В свидетельских показаниях ничто не указывает на враждебное отношение к нему со стороны кого бы то ни было. Он был просто мусор, никто. И это он принес сюда «химию».
– Вот именно.
– Хотите отследить толкача?
– Тюфяка убили наркотики. Это оружие, а в руке его держал тот, кто продал бедному парню. – Ева заметила, что растирает бедро, отдернула руку и повернулась кругом. – Что сказали свидетели насчет его пристрастия к наркотикам?
– Да не было у него никакого особого пристрастия! Просто баловался на вечеринках, и то нечасто – Пибоди вдруг задумалась. – Толкачи часто добавляют в стандартные наборы крепкой дури, чтобы расширить поле деятельности. Ладно, я проверю, что у отдела наркотиков есть на этого Зиро, а потом мы пойдем и потолкуем с ним.
Ева предоставила Пибоди вести расследование, а сама занялась выявлением ближайших родственников. У Тюфяка не было ни жены, ни сожительницы, но у него была мать в Бруклине. У Джейкобса была жена и ребенок. Она позвонила консультанту-психологу Департамента полиции. Извещение ближайших родственников – дело нелегкое при любых обстоятельствах, а уж в праздники особо.
Вернувшись на тротуар, Ева оглядела полицейское ограждение, напирающую на него толпу, жуткие следы, оставшиеся на тротуаре. В том, что случилось, было слишком много фарсовых элементов, не говоря уж об элементарной глупости. Их невозможно было игнорировать.
Но два человека, которые еще этим утром были живы, теперь, лежа в черных мешках, ехали в морг.
– Эй, леди! Эй, леди! Эй, леди!
На третий окрик Ева оглянулась и заметила мальчишку, проскользнувшего под желтую ленту полицейского ограждения. Он тащил потрепанный чемодан размером чуть ли не больше его самого.
– Это ты мне? Я что, похожа на леди?
– Есть хороший товар. – Ева ничуть не удивилась и взглянула на наглого сопляка даже с некоторой долей уважения, когда он щелкнул застежкой. Из-под низа выскочила тренога, чемодан раскрылся и превратился в стол, нагруженный шарфами. – Хороший товар. Стопроцентный кашемир.
У мальчишки была кожа цвета черного кофе и удивительные зеленые глаза. С его плеча свисал на ремне скейтборд, раскрашенный красно-желто-оранжевыми красками в языки пламени.
Улыбаясь ей, он проворными, ловкими пальцами вытаскивал из общей кучи один за другим шарфики.
– Этот цвет вам пойдет, леди.
– Господи, парень, я же коп!
– Копы знают, что такое хороший товар.
Ева сделала знак полицейскому в форме, который уже спешил к ним на всех парах, вернуться назад.
– Мне тут сначала надо разобраться с парой мертвых парней.
– Их уже увезли.
– Ты видел прыгуна?
– Не-а. – Он покачал головой с явным сожалением. – Главное я пропустил, но мне рассказывали. Всегда толпа собирается, когда кто-нибудь из окошка сигает. Вот я и подвалил. Хороший бизнес. Как насчет этого красного? Отлично подойдет к этому крутому пальтецу.
Ева оценила его нахальство, но сохранила строгое выражение на лице.
– Я ношу крутое пальтецо, потому что я крутая, а если это кашемир, я съем весь чемодан.
– На бирке сказано «кашемир», а остальное не считается. – Он опять ослепительно улыбнулся. – Вам пойдет красный. Я вам скидку дам.
Ева покачала головой, но тут ее взгляд упал на один из шарфов – в зеленую и черную клеточку. Она знала кое-кого, кто мог бы его носить. Возможно.
– Сколько? – Она взяла клетчатый шарф, и он оказался на удивление мягким. Гораздо мягче, чем она ожидала.
– Семьдесят пять. Дешевле грязи.
Она бросила шарф обратно в чемодан и смерила мальца взглядом, который былому понятен.
– Грязи у меня много.
– Шестьдесят пять.
– Пятьдесят – и ни цента больше. – Ева вытащила деньги, и обмен состоялся. – А теперь марш за линию, пока я тебя не арестовала за торговлю без лицензии.
– Возьмите и красный! Ну, давайте, леди! Уступлю за полцены. Выгодная сделка!
– Нет. А если узнаю, что ты кого-нибудь обчистил, я тебя найду. Брысь отсюда!
Он лишь улыбнулся в ответ и защелкнул чемодан.
– Да ладно, делов-то куча! Счастливого Рождества, и всякое такое дерьмо.
– И тебе того же.
Ева повернулась, заметила идущую к ней Пибоди и торопливо затолкала шарф в карман.
– Вы что-то купили? Нашли время!
– Я приобрела нечто, скорее всего, украденное или являющееся «серым» товаром. Возможно, это улика.
– Черта с два! – Пибоди ухватила торчащий из кармана кончик шарфа, пощупала. – Симпатичный. Сколько он стоит? Я тоже такой хочу, я еще не всем купила рождественские подарки. Куда пошел этот парень?
– Пибоди!
– Черт! Ну ладно, ладно. Гант Мартин, он же Зиро. У отдела наркотиков на него досье. Пришлось немного поцапаться с детективом Пирсом, но наши два трупа перевесили его открытое расследование. Мы возьмем парня для допроса.
И все же, пока они шли к машине, Пибоди оглянулась через плечо:
– А красных шарфов у него не было?
Клуб «У Зиро» работал, как и все клубы в этой части города, двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю. Это заведение было рангом повыше заштатного кабака: круглая вращающаяся стойка бара, изолированные кабинки, черная с серебром отделка помещения. Музыка в тот момент, когда они вошли, играла в записи и, слава богу, что-то тихое, а на всех настенных экранах красовалась смазливая мужская физиономия, полуприкрытая волосами пурпурного цвета. Пурпурный мрачно пел о бессмысленности жизни.
Ева могла бы сказать ему, что Тюфяку-Лоренсу и Лео Джейкобсу альтернатива, вероятно, показалась бы куда более бессмысленной.
Вышибала был огромен, как двухэтажный автобус, а его черное одеяние опровергало, что черный цвет стройнит. Он распознал в них копов в тот самый миг, как они переступили порог. Ева заметила искру, промелькнувшую в его глазах. Он многозначительно повел плечами. Пол не то чтобы вибрировал под его ногами, но его походку нельзя было назвать легкой. Он смерил их суровым взглядом желтовато-карих глаз и оскалил зубы.
– Есть проблемы?
Пибоди немного замешкалась с ответом, привычно ожидая, что Ева выступит первая, но быстро нашла верный тон:
– Там видно будет. Нам нужно поговорить с вашим боссом.
– Зиро занят.
– Ну что ж, в таком случае нам придется подождать. – Пибоди пристально оглядела помещение. – А пока мы ждем, можем заодно проверить ваши лицензии. – Теперь она тоже показала зубы.
– Люблю работать. Может, побеседуем в чате кое с кем из ваших клиентов. Взаимоотношения в рамках общины и все такое. – С этими словами Пибоди извлекла жетон. – А вы пока передайте боссу, что мы – детектив Пибоди и моя напарница лейтенант Даллас – ждем его.
Пибоди подошла к столу, за которым впритирку друг к другу сидели мужчина в деловом костюме и женщина, судя по грандиозному бюсту, щедро вываливающемуся из расшитой стеклярусом розовой блузки, явно не приходившаяся ему женой.
– Добрый день, сэр! – Пибоди одарила его жизнерадостной улыбкой, и он побледнел как полотно. – И что привело вас сегодня в это славное заведение?
Он вскочил, бормоча, что у него дела, и был таков. Пока он делал ноги, из-за стола поднялась женщина. Так как она была на добрых шесть дюймов
type="note" l:href="#n_3">[3]
выше Пибоди, лицо детектива оказалось примерно на одном уровне с ее впечатляющим бюстом.
– Какого хрена? Я тут работаю!
Все еще улыбаясь, Пибоди вытащила блокнот.
– Ваше имя, пожалуйста?
– Какого хрена?
– Мисс Какого Хрена, я хочу взглянуть на вашу лицензию.
– Бык!
– Нет, серьезно. Просто проверка.
– Бык. – Женщина повернулась всем телом к вышибале, и ее внушительные груди всколыхнулись. – Эта сука легавая отшила моего папика.
– Извините, я хотела бы взглянуть на вашу лицензию компаньонки. Если все в порядке, я позволю вам вернуться к работе.
Грандиозные груди – везет ей сегодня на мощные туши, подумала Ева, – опять повернулись к Пибоди, надвинулись на нее, и бедная Пибоди стала похожа на тонкий кусок ветчины, зажатый между двумя булками хлеба.
Ева на всякий случай встала на изготовку.
– Вы не имеете права приходить сюда и разгонять клиентов.
– Я просто рационально использую время, пока мы ждем мистера Ганта. Лейтенант, мне кажется, мистер Бык недоброжелательно относится к полицейским офицерам.
– Я женщин использую по-другому.
Мягко перекатываясь с носков на пятки, Ева спросила:
– Хочешь использовать меня, Бык?
Ее голос был холоден, как декабрьский ветер. Краем глаза она уловила яркое пятно и какое-то движение на узкой винтовой лестнице, ведущей на второй этаж.
– Похоже, у твоего босса все-таки нашлось время.
Появление хозяина заведения внесло приятное разнообразие в пейзаж: его никак нельзя было назвать мощной тушей. Росту в нем было никак не больше пяти футов,
type="note" l:href="#n_4">[4]
а весил он едва ли сотню фунтов. Зато он шел развалистой походкой, какая обычно бывает у коротышек, добирающих солидности, и одет был в ярко-синий костюм и ярко-розовую рубашку с красными прожилками. Его короткие, плотно прилегающие к голове волосы напомнили Еве виденный ею когда-то портрет Юлия Цезаря.
Только его волосы были черны как смоль. И глаза были того же цвета. Металлическая фикса блеснула во рту, когда он улыбнулся.
– Чем я могу вам помочь, офицеры?
– Мистер Гант?
Он обезоруживающе развел руками и улыбнулся Пибоди.
– Зовите меня просто Зиро.
– Боюсь, что у нас имеется жалоба. Вам придется проехать вместе с нами и ответить на несколько вопросов.
– Что за жалоба?
– Это касается продажи запрещенных законом химических веществ. – Пибоди бросила взгляд в сторону изолированных кабинок. – Вроде тех, что в данный момент принимает внутрь кое-кто из ваших клиентов.
– Отдельные кабинеты, – пожал плечами Зиро. – Трудно уследить за каждым. Но я, безусловно, прикажу убрать этих людей. У меня солидное заведение.
– Мы поговорим об этом в другом месте.
– Я арестован?
– А вы хотели бы? – осведомилась Пибоди, подняв брови.
Добродушие в глазах Зиро погасло, сменившись чем-то куда менее приятным.
– Бык, свяжись с Финнесом, передай ему, чтоб встретился со мной…
– В полицейском управлении, – любезно подсказала Пибоди. – С детективом Пибоди.
Зиро взял свое пальто – длинное, белое, вероятно, из стопроцентного кашемира. Когда они вышли наружу, Ева бросила на него взгляд сверху вниз.
– У тебя на дверях стоит идиот, Зиро.
Зиро невозмутимо пожал плечами:
– Кое-какую пользу он приносит.
Ева нарочно провела Зиро по управлению окольным и запутанным путем.
– Праздники, – туманно пояснила она, бросив на него скучающий взгляд, пока они с трудом прокладывали себе дорогу в толпе, штурмующей очередной эскалатор. – Все спешат покончить с делами. Нам еще повезет, если удастся получить на час комнату для допроса.
– Пустая трата времени.
– Да брось, Зиро, ты же расклад знаешь: есть жалоба, значит, придется покорячиться.
– Я знаю всех копов из отдела наркотиков. – Он взглянул на нее, прищурившись. – А вот тебя я не знаю, но что-то есть…
– A ты никогда не слыхал, что людей переводят по службе?
Сойдя с эскалатора, Ева направилась к одной из самых маленьких и тесных комнат для допроса.
– Присаживайся, – пригласила она, указывая на один из двух стульев возле маленького столика. – Тебе что-нибудь нужно? Кофе или еще что-то?
– Только мой адвокат.
– Пойду встречу его. Детектив? Можно вас на минутку?
Выйдя из комнаты вместе с Пибоди, Ева закрыла дверь.
– Я уж подумала, что ты заблудилась, – заметила Пибоди. Увидев, что Ева ее не понимает, она спросила напрямую: – Зачем мы ходили кругами?
– Пусть он пока не догадывается, что мы из отдела убийств. Ничего не говори, если только сам не спросит. Он знает, где канаты протянуты, знает, как их смазывать. Если мы немного покопаемся в его делах, он не испугается. Он считает: если у нас есть обоснованная жалоба, он ото всего отопрется, в крайнем случае, заплатит штраф и вернется к своим делам. Как всегда.
– Наглый тип, – пробормотала Пибоди.
– Точно. Вот это мы и используем. Надо его прощупать. Мы не можем пришить ему убийство, но мы можем установить его связь с Тюфяком: пусть думает, что один из его клиентов на него настучал. Надо так все представить, будто мы просто пытаемся завести дело. Тюфяк нанес кому-то увечья, а теперь пытается повесить это на Зиро – не хочет, чтобы его задержали за хранение.
– Ясно. Надо его разозлить. Нам-то все равно, кого сажать. – Пибоди деловито потерла руки. – Пойду зачитаю ему права, попробую найти общий язык.
– А я пойду разыщу его адвоката. Боюсь, он пойдет на встречу с клиентом в отдел наркотиков, а не убийств, – улыбнулась Ева.
Остановившись у дверей комнаты для допросов, Пибоди постаралась собраться с мыслями. Потом на нее снизошло вдохновение: она несколько раз ущипнула себя за щеки, потерла и похлопала их, чтобы они порозовели. Когда она вошла в комнату, глаза у нее были опущены, а лицо разгорелось.
– Я… я включу запись, мистер Гант, и зачитаю вам права. Моя… э-э-э… лейтенант пошла посмотреть, не пришел ли ваш адвокат.
Он с самодовольной улыбкой следил, как она включает запись и, запинаясь, произносит формулу Миранды.
type="note" l:href="#n_5">[5]
– Э-э-э… вам понятны ваши права и обязанности, мистер Гант?
– Ясное дело. Она что, достает тебя?
– Ну, я же не виновата, что она хочет закончить все поскорее и уйти домой пораньше, а тут на нас свалилось это дело. Ну, в общем, по нашей информации, запрещенные вещества были проданы и куплены в помещении, принадлежащем… Черт, я же должна дождаться адвоката. Извините.
– Без напряга. – Он откинулся на стуле, явно чувствуя себя хозяином положения, и покровительственно махнул ей рукой: валяй, мол. – Давай дальше, мы так время сэкономим.
– Ну ладно. Один человек подал жалобу. Он утверждает, что приобрел у вас наркотики.
– Интересно. И на что он жалуется? Что я с него лишнего взял? Если я продавал наркотики – а я, заметь, ничего подобного не признаю, – чего ж он в полицию поперся? Нашел бы себе другого поставщика.
Пибоди ответила на его улыбку, хотя сделала вид, что это дается ей не без труда.
– Ситуация такая: этот человек нанес увечья другому человеку, находясь под воздействием наркотиков, якобы приобретенных через вас.
Зиро закатил глаза к потолку, давая понять, что все это ему осточертело.
– Значит, он набрался дури, а теперь хочет спихнуть тот факт, что он – задница, на парня, который толкнул ему дурь. Куда катится мир?
– Точно подмечено, – согласилась Пибоди.
– Я не говорю, что у меня есть дурь на продажу, но не может же парень стучать на продавца? Или я чего-то не понимаю?
– Мистер Лоренс утверждает…
– Откуда мне знать парня по имени Лоренс? Ты хоть представляешь, сколько народу я вижу каждый день?
– Ну, его называют Тюфяком, это его прозвище.
– Тюфяк? Тюфяк на меня настучал? Этот жирный сукин сын?
Ева вернулась тем же кружным путем. Она так все запутала, что не сомневалась: адвокат проищет их добрых минут двадцать. Вернувшись, она не вошла в комнату для допроса. Вместо этого она выбрала зону наблюдения. До нее донеслось проклятие, сорвавшееся у Зиро. Он так и взвился со стула.
Ева улыбнулась.
Она заметила, что у Пибоди встревоженный и смущенный вид. Правильный подход, подумала Ева.
– Прошу вас, мистер Гант…
– Я хочу поговорить с этим сукиным сыном. Пусть он мне в глаза посмотрит.
– Мы, честное слово, не можем это устроить прямо сейчас. Но…
– Этот кусок дерьма во что-то вляпался?
– Ну… можно и так сказать. Да, можно сказать…
– Хорошо. Вот и передай ему от меня: пусть больше ко мне не приходит. – Зиро наставил на нее палец, на котором блеснули три кольца. – Чтоб духу его у меня в заведении не было! Ни его, ни этих его дружков в шикарных костюмчиках. Ему светит, помимо прочего, приобретение и хранение, так?
– Ну, честно говоря, на момент инцидента при нем не оказалось наркотиков. Мы сейчас проводим анализ на токсикологию, чтобы предъявить ему употребление.
– Хочет мне нагадить, да? Я ему так нагажу, мало не покажется. – Чувствуя себя в своей стихии, Зиро откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. – Допустим, я передал немного порошка. Для личного пользования, не для перепродажи. Мы же говорим об обычном штрафе? Общественные работы?
– Да, таков обычный порядок.
– Слушай, тащи сюда Пирса. Я раньше работал с Пирсом.
– О, детектив Пирс, по-моему, не на дежурстве.
– Введи его в курс дела. Он позаботится о деталях.
– Безусловно.
– Тупица приходит ко мне. Выпрашивает у меня «химию». Эта жирная свинья вечно пытается выгадать, понимаешь? Гроши считает. Берет барахло, в основном «Снежок». Я на него, считай, даром время трачу. Но я иду ему навстречу: все-таки он и его дружки – постоянные покупатели. Просто дружеская услуга клиенту. Он хочет праздничный набор, я стараюсь изо всех сил, чтобы сделать ему одолжение. И мне это стоит немало! Никакой выгоды. Это снижает штраф, – напомнил Зиро.
– Да, сэр.
– Даже дал ему отдельный, дополнительный набор по спецзаказу.
– По спецзаказу?
– Праздничный подарок. Бесплатно. Никакого денежного обмена. Надо бы ему иск вчинить. Да, надо бы в суд подать на этого ублюдка и стукача за мое потерянное время и за моральный ущерб. Спрошу адвоката, как это провернуть.
– Можете посоветоваться с адвокатом, мистер Гант, но, боюсь, трудно будет подать в суд на мистера Лоренса ввиду того, что он мертв.
– Как это он мертв?
– Очевидно, дурь по спецзаказу не пошла ему на пользу. – Как по волшебству, неуверенная в себе Пибоди превратилась в беспощадного копа, холодного и твердого, как каменная стена. – Он мертв и с собой унес ни в чем не повинного прохожего.
– Эй, что все это значит?
– Для меня – да, кстати, я из убойного отдела, а не из наркотиков, – это значит, что вы, Мартин Гант, арестованы за убийство Макса Лоренса и Лео Джейкобса. За операции с запрещенными химическими веществами, за владение и управление развлекательным заведением, в котором можно приобрести запрещенные вещества.
Она повернулась, когда Ева открыла дверь.
– Ну, как вы тут? Все готово? – оживленно спросила Ева. – А у меня тут для вас как раз два симпатичных офицера. Они готовы эскортировать нашего гостя в камеру предварительного заключения. Ах да, ваш адвокат, кажется, заблудился в наших коридорах. Но мы позаботимся, чтобы он вас нашел.
– Я с вас погоны сниму!
Ева взяла его под одну руку, Пибоди под другую, вместе они дружно подняли его на ноги.
– Не в этой жизни, – сказала Ева, передавая Зиро полицейским, и проводила его взглядом, пока его выволакивали за дверь. – Отличная работа, детектив.
– Я думаю, мне просто повезло. Здорово повезло. И, мне кажется, он кому-то подмазывает в отделе наркотиков.
– Да, придется мне, пожалуй, потолковать об этом с Пирсом, – кивнула Ева. – Пошли писать отчет.
– Нам не взять его за умышленное убийство. Вы сами так сказали.
– Нет, не взять. – Ева сокрушенно покачала головой. – Ну, может, неумышленное второй степени. Может быть. Но это не главное. Главное, он свое отсидит. Он свое отсидит, и лицензию у него отнимут. Штрафы и судебные издержки дорого ему обойдутся. Он заплатит. Это лучшее, что у нас есть.
– Это лучшее, что у них есть, – поправила ее Пибоди.
Они подошли к помещению убойного отдела, кратко именуемому «загоном», в ту самую минуту, как офицер Трои Трухарт из него вышел. Он был статен, красив и юн. Свежий, как персик, еще покрытый легким пушком.
– О, лейтенант, тут вас какая-то дама дожидается.
– По какому поводу?
– Она сказала, что это личное дело. – Трухарт огляделся по сторонам и нахмурился. – Я ее не вижу. Вряд ли она ушла – всего несколько минут назад я принес ей кофе.
– Имя?
– Ломбард. Миссис Ломбард.
– Ну, если найдешь ее, дай мне знать.
– Даллас, я напишу отчет. Мне самой хочется, – пояснила Пибоди. – Хочется пройти все с самого начала.
– Я тебе об этом напомню, когда дело пойдет в суд.
Ева пересекла «загон» и вошла в свой кабинет. Это была крохотная комнатка, где еле хватало места для письменного стола с креслом и стула для посетителей. Окном служил крохотный квадрат стекла величиной с почтовую марку. Заметить женщину в столь тесном помещении не составляло труда.
Она сидела на стуле для посетителей, потягивая кофе из бумажного стаканчика. У нее были светлые, чуть рыжеватые волосы, собранные на макушке и спускавшиеся оттуда целым облаком кудряшек, очень белая кожа с румянцем на щеках, розовые губы, а глаза – зеленые, как трава.
За пятьдесят, прикинула Ева, мгновенно составляя словесный портрет. Крупное, ширококостное тело в зеленом платье с черным воротником и манжетами. Черные туфли на каблуках и обязательная огромная черная сумка, аккуратно поставленная на пол у ее ног.
Когда Ева вошла, посетительница радостно взвизгнула, чуть не расплескав кофе, и торопливо отставила стаканчик в сторону.
– Ну, вот и ты!
Она вскочила, ее лицо еще больше разрумянилось, глаза заблестели. Голос у нее был слегка гнусавый, и от этого голоса у Евы почему-то стало стучать в висках.
– Миссис Ломбард? Посторонним не разрешается заходить в служебные помещения.
– Я просто хотела посмотреть, где ты работаешь. Ой, милая, ну дай же на тебя взглянуть!
Она бросилась вперед и, если бы не отличные рефлексы Евы, немедленно заключила бы ее в объятия.
– Минуточку! Кто вы такая? Что вам нужно?
Зеленые глаза округлились и наполнились слезами.
– Как, милая, разве ты меня не узнаешь? Я твоя мама!




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогая мамуля - Робертс Нора



как всегда очень хорошая книга...мне понравилась
Дорогая мамуля - Робертс Норатори
15.12.2012, 19.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100