Читать онлайн Дочь великого грешника, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь великого грешника - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь великого грешника - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь великого грешника - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Дочь великого грешника

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Убийство убийством, а работать надо. Ковбои были на взводе, но распоряжения выполняли. Теперь, когда на ранчо стало одним работником меньше, у Уиллы обязанностей прибавилось. Она сама ездила проверять изгороди, сама занималась пшеницей, сама выхолащивала бычков, а по ночам сидела над конторскими книгами.
Погода менялась, и менялась быстро. В воздухе уже пахло зимой, по утрам луга покрывались инеем. Те стада, которых нельзя было оставить на зиму, следовало перегнать в Колорадо.
Уилла или сидела в седле, или крутила баранку джипа, или летала с Джимом на двухместном самолете. Она давно уже собиралась научиться пилотированию сама, но полеты были для нее сущим мучением. Уиллу тошнило от рева мотора, от поворотов на крыло, от резкого подъема и спуска.
Ее отец обожал летать над своей землей на маленькой «Сессне». Когда Уилла впервые присоединилась к Джеку, ее вывернуло наизнанку, и с тех пор отец ее с собой больше не брал.
На ранчо водить самолет умел только Джим, а Джим, как назло, любил выделывать в воздухе всякие курбеты. Пожалуй, все-таки придется учиться самой. Запасной пилот на ранчо не помешает, да и потом, в качестве летчика она будет чувствовать себя лучше, чем в качестве пассажира.
— Красотища, да? — Джим улыбнулся и покачал крыльями, от чего Уилла чуть не лишилась недавно съеденного завтрака. — Смотри-ка, вон еще одна изгородь поломана.
Он направил самолет книзу, чтобы рассмотреть поломку получше.
Уилла стиснула зубы и сделала пометку в блокноте: Заодно на глаз прикинула поголовье стада.
— Нужно перевести коров на другое пастбище, здесь травы уже почти не осталось, — процедила она и побледнела — самолет резко вырулил в сторону. — Слушай, ты можешь летать ровно?!
— Извини.
Джим с трудом сдержался, чтобы не хмыкнуть. Однако, взглянув искоса на смертельно бледное лицо Уиллы, немедленно выровнял самолет.
— Я ж тебе говорил, принимай перед полетом пилюли от тошноты, — сказал он.
— Да приняла я их, приняла!
Она пыталась отрегулировать дыхание. Уилле было не до красоты, а зрелище сверху открывалось и в самом деле потрясающее: зеленые пастбища, посеребренные инеем, лесистые холмы, заснеженные хребты.
— Может, вернемся?
— Ничего, я потерплю. Доведем дело до конца.
Но тут она взглянула вниз и увидела то самое место, где лежал труп Маринада. Полиция давно увезла тело, забрала даже искромсанного быка. Здесь прочесали каждый сантиметр земли в поисках следа, но ничего не нашли. А с тех пор почти все время лили дожди и смыли пятна крови.
И все же ей показалось, что она видит на земле темное пятно, словно магнитом притягивавшее ее взгляд. Даже когда самолет унесся прочь, Уилла все видела перед собой дорогу и багровые разводы…
Джим смотрел вперед, на горизонт.
— Вчера вечером опять из полиции заглядывали, — сообщил он.
— Знаю.
— Так ничего и не нашли. А ведь прошла почти неделя. Совсем мышей не ловят.
Его сердитый голос помог ей избавиться от наваждения.
— Это не телесериал, Джим. В жизни убийцу находят не всегда.
— А я все думал, как накануне обчистил Маринада в покер. Паршиво получилось. Конечно, ерунда, а все равно тошно.
Она похлопала его по плечу:
— Что уж про меня говорить. Помнишь, как я с ним поругалась? Тоже ерунда, но мне еще тошней.
— Характер у него был поганый. И вообще скандальный он был мужик. — Голос у Джима дрогнул. — Я… Я слышал, что ты разрешила похоронить его на вашем семейном кладбище?
— Понимаешь, Нэйт так и не смог разыскать его сестру. Вот я и решила, что можно похоронить Маринада на кладбище Мэрси. Бесс говорит, что это «по-людски».
— И она права. Это ты хорошо делаешь, Уилла, — хоронишь его со своими родичами и все такое. — Он откашлялся. — Я тут поговорил с ребятами. Ну, в общем, мы хотели бы взять на себя расходы… — Почувствовав на себе взгляд Уиллы, он слегка покраснел. — То есть это была идея Хэма, но мы все согласились. Если ты не против, конечно.
— Хорошо, так и сделаем. — Она посмотрела в сторону. — Давай спускаться, Джим. Пожалуй, хватит.


Подъезжая к ранчо, Уилла еще издалека увидела джипы Нэйта и Бена, а потому завернула к домику Адама. Ей нужно было собраться с силами, унять тошноту и дрожь в коленях, оставшиеся после полета. Да и голова раскалывалась — спасибо реву двигателя.
Она вылезла из машины, присела на корточки и потрепала пса по косматому загривку. Стручок был толстый, как сарделька, с мохнатыми ушами и короткими лапами. Обрадованный вниманием, Стручок тут же перевернулся на спину и подставил толстое брюхо.
— Ах ты, старый обжора. Дрыхнешь целыми днями? — Он не стал отпираться, замахал хвостом, и Уилла улыбнулась. — Ты посмотри, какая у тебя задница. На коне не объедешь.
На голос Уиллы примчалась пятнистая борзая Носатка. Она еще издали замахала хвостом, как флагом, и ткнулась мокрым носом Уилле прямо в ладонь.
— А ты все такая же, — укорила ее Уилла. — Думаешь, я не вижу, как ты к моим курам подбираешься?
Носатка жизнерадостно оскалилась и прыгнула на Уиллу, твердо вознамерившись вылизать ей все лицо. Попытка не удалась, и собака приземлилась прямехонько на своего приятеля. Они устроили шумную возню, а Уилла выпрямилась. Теперь она чувствовала себя лучше. Двор Адама подействовал на нее, как благотворный бальзам. Ведь здесь все еще цвели осенние цветы, а собаки были всегда такими веселыми и благодушными.
— Ну, наигралась с этими бездельниками?
Уилла оглянулась и увидела Хэма. Он стоял у ворот в застегнутой наглухо куртке и кожаных перчатках. К губе прилипла сигарета. Как тепло оделся, подумала Уилла. Должно быть, старые кости мерзнут.
— Наигралась. — И налеталась? Как ты только соглашаешься летать на этой мышеловке?
Уилла знала, что за шестьдесят пять лет своей жизни Хэм ни разу не летал на самолете и ужасно этим гордится.
— Пора перегонять скот, Хэм. Кроме того, еще одна изгородь повалена. Я хочу, чтобы ты перегнал стадо с южного пастбища прямо сегодня.
— Отправлю Билли. Будет долго возиться, но сделает. А Джим займется изгородью. У Вуда на поле работы хватает. А что касается меня, то я должен заняться кормами.
— Намекаешь, что у нас рабочих рук не хватает?
— Вот-вот, об этом я и хотел с тобой потолковать. — Он подождал, пока она подойдет поближе, со вкусом затянулся. — Нам бы еще одного работника, а лучше двоих. Но придется, видно, подождать до весны.
Он отшвырнул окурок, проводил его взглядом. Под ногами крутились Стручок и Носатка, надеясь, что на них обратят внимание.
— Маринад, конечно, был жутким занудой. Все время ворчал, бурчал. Солнце светит — плохо, дождик идет — плохо. Любил пожаловаться. Зато он был хорошим ковбоем и неплохим механиком.
— Джим сказал мне, что ребята хотят купить камень ему на могилу.
— А как же? Ведь я с этим ублюдком почти двадцать лет проработал.
Хэм смотрел куда-то вдаль. Не любил без особой нужды пялиться людям в глаза.
— Ты вот что. Ты не вини себя за то, что случилось.
— Ведь это я его туда послала.
— Пустое говоришь и сама это знаешь. Ты ведь девка неглупая. Хоть и упрямая.
Уилла чуть улыбнулась:
— Ничего не могу с собой поделать, Хэм. Не могу, и все. Он хорошо знал ее, понимал ее чувства.
— Это ты переживаешь из-за того, что нашла его в таком виде. Ничего не попишешь — придется потерпеть. Время вылечит. — Он кинул на нее взгляд, надвинул на глаза свою потрепанную шляпу. — Но только не угрызайся, от этого лучше не станет.
— После смерти отца и Маринада на ранчо стало двумя работниками меньше, — сказала Уилла.
— Я слышал, ты мало спишь и ничего не ешь, — сказал он, не желая поддерживать разговор о работе. Под седыми усами неодобрительно скривился рот. — Бесс выздоровела, так что я в курсе того, что у вас там происходит. Эта баба жуть какая болтливая. Хотя я и без нее вижу, как ты отощала.
— Забот много.
— Это я знаю. — В его грубом голосе едва заметно прозвучала нежная нотка. — Но тебе вовсе не обязательно совать нос во всякую мелочь. Я на ранчо работал, когда тебя еще на свете не было. Если ты мне не доверяешь — будешь искать весной не двоих, а троих новых работников.
— Я тебе доверяю, ты знаешь… — Она чуть не задохнулась. — Как ты можешь говорить такие вещи? Это просто подло!
Он удовлетворенно кивнул. Да, Хэм хорошо знал Уиллу и отлично понимал ее. Понимал и любил.
— Надо же было тебя чем-то пронять. Я думаю, как-нибудь перезимуем. У Вуда старший мальчишка подрастает. Ему скоро двенадцать, он рослый не по годам. Жалко, младший, похоже, растет не скотоводом, а фермером. — Хэм недовольно закурил новую сигарету. — Предпочитает на поле возиться, а не в седле сидеть. Но Вуд говорит, что парнишка он работящий. Ничего, как-нибудь до весны дотянем.
— Хорошо. Что-нибудь еще?
Хэм медлил. Но раз уж она сама спросила…
— Я насчет твоих сестренок. Ты скажи той, которая с короткими волосами, чтобы она не носила такие джинсы — ну, в обтяжку. Она как пройдет мимо, так у нашего дурачка Билли язык до колен отвисает. Ей-богу, с парнишкой что-нибудь случится.
Уилла расхохоталась — впервые за последние дни.
— Можно подумать, ты сам на нее зенки не пялишь.
— Пялю. — Хэм выпустил облако дыма. — Но я старый волк, меня этим не собьешь. А вторая красиво сидит в седле. — Он показал пальцем куда-то в сторону. — Вон, полюбуйся.
Уилла взглянула на дорогу и увидела всадников: впереди Адам на своей любимой гнедой, за ним — две всадницы. Что ж, Лили и в самом деле сидела в седле неплохо, слившись в едином движении со своей рыжей кобылой. Зато Тэсс так болталась в седле каурого конька — того и гляди на землю слетит. Ее зад подскакивал вверх и вниз, ноги то и дело выскакивали из стремян, а руки отчаянно сжимали луку седла.
— Она себе всю задницу натрет, — усмехнулась Уилла, опершись о ворота. — И давно это продолжается?
— Да уже пару дней. Она, кажется, решила научиться ездить верхом. Адам с ней работает. — Хэм неодобрительно покачал головой, видя, что Тэсс удерживается в седле лишь чудом. — Вряд ли у него получится. Если хочешь, можешь их догнать.
— Я им ни к чему.
— Ты, может, им и ни к чему, зато тебе пойдет на пользу верховая прогулка. Я знаю, что ты всегда после нее чувствуешь себя лучше.
— Может быть.
Она мечтательно подумала, как здорово было бы пронестись по прерии галопом, и чтобы ветер дул в лицо, и чтобы голова очистилась от дурных мыслей.
— Может быть, попозже.
Она проводила взглядом три верховые фигуры и позавидовала их свободе.
— Да, попозже, — повторила она и снова уселась в свой джип.


Уилла ничуть не удивилась, когда обнаружила Нэйта и Бена на кухне — они уплетали жареное мясо, приготовленное Бесс. Чтобы Бесс не ругалась, Уилла тут же села за стол и тоже принялась за еду.
— Наконец-то соизволила явиться, — проворчала Бесс, недовольная тем, что не успела приказать Уилле сесть за стол. — Между прочим, обеденное время уже прошло.
— Мясо-то еще горячее, — возразила Уилла и с преувеличенным энтузиазмом проглотила кусочек. — Ты и так кормишь половину графства, зачем я тебе нужна?
— Какая ты грубая, — вздохнула Бесс и поставила перед ней кружку с кофе. — Некогда мне тут с тобой болтать. Дел навалом.
Она вытерла руки полотенцем и гордо вышла из кухни.
— Она тебя уже полчаса поджидает, — сказал Нэйт, отодвигая пустую тарелку и принимаясь за кофе. — Беспокоилась за тебя.
— Ерунда какая.
— Ей не нравится, что ты разъезжаешь в одиночестве. Уилла покосилась на Бена:
— Ничего, переживет. Бен, дай-ка мне солонку.
Он бухнул солонку на стол прямо у нее перед носом. Нэйт сосредоточенно потер затылок и сказал:
— Я рад, что ты вернулась. У меня есть для тебя кое-какие бумаги.
— Хорошо. Я просмотрю их чуть позже. — Она густо посыпала мясо солью. — Так, зачем приехал Нэйт, мне понятно.
Она с намеком посмотрела на Бена.
— А я приехал к Адаму, — откликнулся тот. — Надо кое-что
обсудить насчет лошадей. Кроме того, хочу проверить, как ты справляешься с хозяйством. Ну, и заодно бесплатно перекусить. — Это я попросил Бена задержаться, — поспешно добавил Нэйт, прежде чем Уилла успела сказать что-нибудь резкое. — Я утром разговаривал с полицейскими. Завтра они вернут тело. Уилла кивнула.
— Часть бумаг, которые я привез, касается похорон. Кроме того, я разобрался с деньгами Маринада. У него был счет в банке, да еще небольшой депозит. Все вместе — примерно три с половиной тысячи. За свой джип он остался должен магазину куда больше.
— Денежные вопросы меня не волнуют, — сказала Уилла, отодвигая тарелку.
Ее аппетит пропал бесследно.
— Я буду очень признательна, Нэйт, если ты возьмешь организацию похорон на себя, а счет отдашь мне. Очень тебя прошу.
— Хорошо. — Нэйт достал блокнот, быстро записал в нем что-то. — Теперь о его имуществе. Ведь у Маринада нет ни семьи, ни наследников, ни завещания.
— Да что там у него может быть? — горестно вздохнула Уилла. — Одежда, седло да инструменты. Если не возражаешь, я отдам все это ребятам.
— Думаю, это будет правильно. А я оформлю передачу «имущества» с юридической точки зрения. — Он коротко коснулся ее руки. — Если у тебя возникнут какие-то вопросы или сомнения, позвони.
— Спасибо.
— Не за что. — Он поднялся. — Можно, я возьму лошадь и съезжу поищу Адама? Мне нужно…
— Только не ври, — прервал его Бен. — Я-то знаю, кто тебе там нужен.
Нэйт лишь ухмыльнулся и снял с вешалки шляпу.
— Поблагодари Бесс за угощение. Пока, увидимся. Уилла недоуменно нахмурилась:
— На что ты намекал? Кто ему там нужен?
— Твоя старшая сестренка, от которой так вкусно пахнет духами. Уилла фыркнула, отнесла тарелку в раковину.
— Голливудская девчонка? Думаю, Нэйт не такой болван.
— Ты не представляешь, как действуют на мужчину запахи. Ты почему мясо не доела?
— Аппетита нет. — Она с любопытством уставилась на Бена. — Так вот вы на что клюете? На дорогие духи?
— Что ж, дорогие духи не помешают. — Он откинулся на спинку стула. — Хотя, с моей точки зрения, если у женщины хорошая кожа, то мыла вполне достаточно. Женщина — существо могучее и загадочное. — Он отпил из кружки, глядя на Уиллу исподлобья. — Хотя ты, конечно, знаешь это и без меня.
— У нас на ранчо неважно, какого ты пола. Лишь бы работал.
— Ага, как бы не так. Когда ты проходишь мимо юного Билли, у него глаза на лоб лезут.
Уилла улыбнулась, потому что это было сущей правдой.
— Мальчишке восемнадцать лет. Ему достаточно услышать слово «грудь», и он весь бледнеет. Ничего, подрастет — перебесится.
— Жаль, если перебесится.
Уилла уселась, закинула ногу на ногу и посмотрела на Бена дружелюбнее, чем раньше.
— Не представляю, как вы, мужчины, с этим справляетесь. Вся ваша личность, вся ваша романтика болтается между ног.
— Не говори, мы ужасно мучаемся. Может, сядешь поближе и спокойно допьешь свой кофе?
— У меня работы полно.
— Я только и слышу от тебя про работу и ни про что другое. — Он взял ее кружку, приблизился, встал рядом. — Ты только работаешь, работаешь, работаешь и ничего не ешь. Смотри, надорвешься. — Бен взял ее двумя пальцами за подбородок и посмотрел ей в глаза. — Личико-то совсем осунулось. А ведь неплохое личико.
— Что-то ты в последнее время стал много руки распускать. Она отдернула голову, стараясь сохранить хладнокровие.
— Что с тобой творится, Маккиннон?
— Ничего.
Он коснулся пальцем ее губ, обрисовал контур рта. «Хорошая форма, — подумал Бен. — С удовольствием откусил бы кусочек».
— А вот у тебя, по-моему, проблемы. Я смотрю, ты в последнее время стала какая-то дерганая. Раньше была просто стерва, а теперь как с цепи сорвалась.
— С тобой я всегда одинаковая.
— Это уж точно. — Он придвинулся, зажав ее в угол. — Знаешь, что я думаю, Уилл?
Она подумала, что у него ужасно широкие плечи. Что-то она слишком много внимания стала уделять его фигуре…
— Мне неинтересно, о чем ты думаешь.
У Бена была хорошая память и здоровые инстинкты, поэтому он чуть повернулся, чтобы снова не получить коленом по яйцам.
— А я все-таки скажу.
Его рука коснулась ее распущенных волос.
— Ты пахнешь мылом, как раз так, как мне нравится. Вот я стою рядом, совсем близко, и чувствую этот запах. А если пододвинусь еще чуть-чуть…
— Дальше уже некуда.
— Какие у тебя волосы — длинные, мягкие, как шелк. — Уилла подалась назад. — И сердце у тебя бьется. Смотри, как на шее жилка пульсирует. — Он коснулся пальцем ее шеи. — Того и гляди кожа лопнет.
Уилла чувствовала, что и в самом деле задыхается.
— Ты действуешь мне на нервы, Бен, — пролепетала она, надеясь, что ее голос не дрожит.
— Я не действую тебе на нервы, я тебя соблазняю, — промурлыкал он. Улыбка у него была такая уверенная, неторопливая.
Уилла вся задрожала.
— Я тебя соблазняю, а ты меня боишься. Но деваться тебе некуда.
— Отстань от меня! — жалобно вскрикнула она, упершись ему в грудь руками.
— Ну уж нет. — Он крепко взял ее за волосы.
— Ты ведь сам говорил, что я тебе не нужна.
Что я такое несу? — в панике подумала Уилла. Внутри у нее творилось нечто невообразимое — туман, головокружение, полная сумятица в мыслях.
— Я знаю, ты все это делаешь, просто чтобы позлить меня.
— Мало ли что я сказал. Я ошибался. На самом деле ты мне нужна до чрезвычайности, а я нужен тебе. Я был зол, вот и брякнул, что пришло в голову. Признайся, что ты меня боишься.
— И вовсе я тебя не боюсь.
Но ей было очень страшно. Не из-за Бена — из-за себя.
— Докажи. — Его зеленые глаза смотрели на нее в упор. — Покажи, какая ты смелая.
— Ну хорошо же.
Приняв вызов, она тоже схватила его за волосы, притянула к себе и впилась ему в губы поцелуем.
«У него такой же рот, как у Зака, — подумала Уилла, — губы сочные, но твердые». Однако на этом сходство заканчивалось. Девичьи поцелуи с Заком не шли ни в какое сравнение с тем, что происходило сейчас. Поцелуй получился жарким, нетерпеливым, страстным.
Краешек стола впивался ей в спину, но Уилла этого не чувствовала. Ее пальцы крепко вцепились Бену в волосы, а голова закружилась от терпкого мужского вкуса и запаха.
Бен сумел воспользоваться моментом. Он чувствовал, как ее тело трепещет в его руках. Но и с ним происходило что-то непонятное. Когда целуешься с женщиной, губы у нее бывают или горячие, или холодные. А у Уиллы они были одновременно леденящими и обжигающими. Бен знал, что Уилла — женщина сильная, но во время поцелуя обнаружил в ней и мощь, и женскую слабость. А кроме того — яростный накал страсти, обрушившейся на него огненной лавиной.
— Черт бы тебя побрал. — Он отшатнулся, посмотрел в ее затуманенные, испуганные глаза. — Провались оно все пропадом.
И снова впился в ее губы.
Уилла застонала — глухо, гортанно, и Бену захотелось проникнуть в самую глубь ее естества — туда, где родился этот чудесный звук. Уилла крепко обхватила его голову руками, прижалась к нему всем телом.
Бен сомкнул пальцы на ее груди, такой твердой и упругой. Потом нетерпеливо расстегнул ее фланелевую рубашку, чтобы добраться до кожи.
Ощутив прикосновение его мозолистой, сильной руки, Уилла обмякла, у нее подкосились ноги, а палец Бена поглаживал ее сосок, и эти ритмичные движения пронизывали ее тело разрядами электрического тока.
Уилла упала бы, если б не его объятия. Бен ощутил внезапную податливость ее тела, и это возбудило его еще больше.
— Нужно довести дело до конца, — прошептал он, накрывая ее грудь ладонью. — Конечно, соблазнительно было бы заняться любовью прямо здесь, на кухне, но, боюсь, Бесс может войти.
— Отвали, — прошептала она, задыхаясь. — Мне дышать трудно.
— Мне тоже. Ничего, отдышимся попозже. — Он поцеловал ее в подбородок. — Поехали со мной, Уилла. Я хочу, чтобы ты стала моей.
— А я этого не хочу.
Она высвободилась, оперлась о стол, чтобы не упасть. Нужно было собраться с мыслями, но мозг отказывался повиноваться.
— Не приближайся ко мне! — вскрикнула она. — Стой, где стоишь. Дай отдышаться.
В ее голосе звучал неподдельный испуг, и Бен остановился.
— Ладно, отдышись. Все равно теперь ничего не изменишь. Он хотел взять кружку с кофе, но пальцы его дрожали.
— По правде говоря, я от всего этого не в восторге.
— Вот и отлично. — Она выпрямилась и окрепшим голосом сказала: — Если тебе удалось завалить десяток баб, это еще не значит, что я стану для тебя легкой добычей. Хотя, по правде говоря, гордиться особенно нечем — ведь я никогда раньше этим не занималась.
— Не десяток, а дюжину, — поправил Бен. — А что касается.. — Тут у него отвисла челюсть. — Что ты сказала? Никогда этим раньше не занималась?
— Еще бы! А ты как думал?
— Никогда-никогда? — Он засунул руки в карманы.
Уилла с подозрением смотрела на него, ожидая, что он сейчас расхохочется. Отличный будет повод его прикончить.
— А как же вы с Заком…
Бен не договорил, потому что думать об этом ему было неприятно.
— А что, Зак разве хвастался, что мы с ним… — Уилла угрожающе нахмурилась.
— Нет, он ничего такого не говорил. — Бен рассеянно провел рукой по волосам. — Просто я думал, что… Ну, не тогда, так позже… Ты же взрослая женщина. Мне и в голову не приходило, что ты…
— Ты что же, думал, что я трахаюсь с кем ни попадя?
— Нет, конечно.
«Что я делаю? — думал он. — Сам копаю себе могилу. Причем голыми руками».
— Ты ведь женщина красивая, — начал он и поморщился — получалось как-то не очень складно. — В общем, я думал, что у тебя какой-никакой опыт имеется.
— Ты ошибался.
Уилла начинала злиться, и это помогло ей взять себя в руки.
— Я сама решу, когда и с кем я это сделаю. Если вообще захочу.
— Само собой. Я бы не напирал так, если бы знал… — Он не мог отвести от нее глаз — такая она была раскрасневшаяся, возбужденная. — Точнее, действовал бы по-другому. Я ведь все время о тебе думаю.
Она подозрительно нахмурилась:
— Это еще почему?
— Сам не знаю. Но это правда. А теперь, после того, что случилось, я буду думать о тебе еще чаще. За тебя приятно подержаться, Уилла. — Его губы тронула чуть заметная улыбка. — И надо сказать, что для дилетантки ты целуешься совсем неплохо.
— Ты не первый, с кем я целуюсь, и не последний.
— Я же не против того, чтобы ты на мне попрактиковалась. Когда захочешь, конечно.
Он снял с вешалки шляпу и куртку.
— Ведь мы друзья, правда?
— Ничего такого мне не хочется.
— Так я тебе и поверил, — хмыкнул Бен и нахлобучил шляпу. — Правда, боюсь, теперь мне будет хотеться этого еще больше, чем тебе.
На пороге он обернулся, окинул ее взглядом.
— У тебя такие губы, Уилла. Просто черт знает что такое.
Захлопнув за собой дверь, Бен спустился по ступенькам. Присвистнул, покрутил головой. Он-то думал, что немножко пофлиртует с Уиллой, чтобы отвлечь ее от мыслей об убийстве. А получилось вон как.
Бен прижал руку к животу, потому что проклятая дрожь все не желала униматься. Здорово Уилла подцепила его на крючок. А ведь даже понятия не имеет, какие штуки мужчина и женщина могут проделывать друг с другом.
Эта мысль испугала его и возбудила.
Обычно Бен отдавал предпочтение женщинам, которые знают правила и тонкости любовной игры. Таким хочется немного по — I развлечься — без взаимных обид, без претензий. Встретились — разошлись.
Садясь за руль, он оглянулся на дом еще раз. С Уиллой так просто не получится. Ведь он будет у нее первым.
Он выехал с ранчо, так и не решив, как ему действовать дальше. Ясно было только одно: Уилле придется смириться с тем, что главная перемена в ее жизни произойдет с участием Бена Маккиннона.
Проезжая мимо общежития, Бен вздохнул, вспомнив, сколько всего свалилось на бедную девочку за последние недели. Другая на ее месте рассыпалась бы на куски. Другая — но не Уилла.
Бен ехал домой. Он знал, что будет ждать Уиллу, нравится ей это или нет. Торопиться он не будет. Попробует проявить терпение.
И будет ждать своего часа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь великого грешника - Робертс Нора



Итересно было, но перечитывать не буду
Дочь великого грешника - Робертс НораNemona
9.01.2012, 12.01





книга захватывающая советую прочитать моя оценка 9 из 10.
Дочь великого грешника - Робертс Норататьяна
14.01.2012, 12.42





Интересный романчик,3в1
Дочь великого грешника - Робертс НораТанюшка
3.02.2013, 20.40





Столько восторженных отзывов об этом авторе и,в частности,об этом романе на других сайтах!Не впечатлило.Кое как дождалась,что нашли злобного маньяка,оказалось не то.Детективная линия никудышная,делетанство сплошное.Из сестер только Тесс вызывает симпатию,Уилла сумасбродка по поводу и без повода в драку лезет.О третьей сестре вообще нечего сказать-жертва обстоятельств.Все растянуто и размазано.Можно бы почитать о жизни на ранчо с семейно-любовными завитушками-интригами,если бы не эти подробные описания жутких,изуверских убийств.Как может женщина(автор) это смаковать?И на кого рассчитаны подобные сюжеты?Не сказать,что сильно впечатлительная,но подобные описания вызывают отвращение.
Дочь великого грешника - Робертс НораГандира
27.11.2013, 1.01





А мне понравился!Столько эмоций,страстей, я и смеялась где было смешно и слёзы были а сколько напряжения в этом романе из за убийства,не знаю каждый должен прочитать и оставить своё мнение.
Дочь великого грешника - Робертс НораАнна
15.12.2013, 10.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100