Читать онлайн Дочь великого грешника, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь великого грешника - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь великого грешника - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь великого грешника - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Дочь великого грешника

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Адам стоял на вершине холма, со всех сторон продуваемой ветрами. Он вглядывался в темноту, как в зеркало, луч фонаря шарил по склону.
— В охотничий домик он не заходил, — сказал Бен, посматривая на небо. До рассвета оставалось еще несколько часов. Скорей бы уж взошло солнце. Утром можно будет полагаться не только на собак, но и на следы. Кроме того, утром в небо поднимется Зак, сверху у него все будет как на ладони.
— Он ведет ее в какое-то определенное место, — откликнулся Адам, принюхиваясь к ветру, словно это могло ему что-то подсказать. — У него должен быть какой-то вариант. Безумие — блуждать в такую погоду среди гор, не имея прибежища.
Бен мрачно подумал: тот, кто раскромсал на куски двух человек, вряд ли способен здраво соображать. Но говорить об этом Адаму не следовало.
— Значит, он где-нибудь спрятался. А если так — мы его найдем.
— Снег идет уже не так густо, буря переместилась к востоку. Но Лили без теплой одежды, она не перенесет такой ночи.
Адам пытался унять дрожь, от которой внутри у него все буквально ходуном ходило.
— Она и дома-то мерзнет по ночам. Тонкие косточки. Как у птички.
— Вряд ли он далеко оторвался, — сказал Бен и положил Адаму руку на плечо. — Они идут пешком. Значит, должны были где-то сделать привал.
— Ты дай мне разобраться с ним наедине. Забери Лили, а меня оставь с ним.
Адам обернулся, и Бен увидел, что глаза друга, всегда такие мягкие и добрые, горят ледяным пламенем.
— Оставишь его мне, хорошо?
Существуют законы цивилизованного общества, но есть и высшая справедливость, подумал Бен.
— Договорились.
Уилла держала под уздцы лошадей, наблюдая за мужчинами с отдаления. Она родилась и выросла в мужском мире и потому очень хорошо знала: существуют моменты, когда женщине лучше не соваться. Пусть поговорят наедине. Тем более они не просто мужчины — они братья. В их руках судьба ее сестры.
Вернувшись к лошадям, Адам достал из сумки блузку Лили и дал ее понюхать собакам, чтобы освежить запах. Фыркая от возбуждения, псы припустили в южном направлении.
— Небо светлеет, — сказала Уилла.
Впереди ехал Адам. Остальные — чуть поодаль.
Уилла видела звезды, просвечивавшие сквозь поредевшие облака.
— Если ветер не изменится, скоро появится и луна. Станет светлей.
— Это не помешало бы.
Бен покосился на свою спутницу. Она держалась в седле прямая, как струна, но глаз ее разглядеть он не мог.
— Ты как, держишься?
— Конечно. Только знаешь, Бен…
Он натянул поводья, боясь, что она сейчас сломается.
— Если тебе нужно отдохнуть, мы остановимся, — поспешно сказал он.
— Я не об этом. Вот уже несколько часов пытаюсь вспомнить. Я где-то уже видела этого ублюдка. Только не вспомню где… Было темно, и у него вся физиономия была в крови. — Она раздраженно тряхнула головой. — Надо было порасспросить Билли. Но я так торопилась. Если бы мы знали, кто это, легче было бы вычислить, на что он способен.
— У тебя не было времени.
— Да. Ладно, сейчас уже неважно.
Но она все же рылась в памяти, надеялась, что вспомнит. Уилла пустила лошадь быстрой рысью.
— Сейчас важно только одно — поскорее найти Лили. «И найти ее живой», — мысленно добавила она.


В пещере было темно. Лили горела, как в лихорадке, потом ей снова стало очень холодно, потом снова жарко. Она металась в лихорадке, ее мучили кошмары. Больше всего замерзли руки, крепко стянутые веревкой. Лили свернулась калачиком, ей снилось, что она лежит в постели рядом с Адамом, обхватив его за шею. Ей тепло, она ничего-ничего не боится.
В плечо ей впился острый камень, и Лили жалобно простонала. Как она ни поворачивалась, от боли избавиться так и не удавалось. Она все время присутствовала в ее сне.
Сквозь зажмуренные веки она увидела электрический свет и отвернулась. Ей хотелось спать, ни в коем случае не просыпаться. Губы беззвучно шевелились в лихорадочном бреду.
Шаги, подумала она сквозь сон. Это Адам вернулся. Сейчас он ляжет к ней в кровать. Кожа у него будет холодной, но быстро согреется. А если повернуться к нему, он сразу же поцелует ее в губы и станет любить ее медленно и нежно, он всегда делает это, когда поздно возвращается с дежурства.
Они не обменяются ни единым словом, слова им не понадобятся. Тела сами найдут общий язык и общий ритм. А потом снова можно будет провалиться в сон…
И еще сквозь сон ей послышался какой-то странный вскрик, как будто мышь пискнула, попавшись в мышеловку. Но Лили не испугалась, она знала, что Адам уберет мышеловку еще до того, как она проснется. Ведь он такой внимательный.
Она провалилась в забытье и не чувствовала, как острие ножа перерезало веревки, стягивавшие ей запястья. Не почувствовала она и тяжесть дубленой куртки, которой ее прикрыли. Человек, склонившийся над ней с окровавленным ножом, услышал, как она едва слышно прошептала имя Адама.


Жалко, что пришлось разобраться с этим подонком так быстро. Не было времени как следует позабавиться. Хотя, с другой стороны, здорово повезло, что нашел эту пещеру раньше остальных. Скотина Джесс нажрался и уснул. Повезло ему — даже не понял, что умирает. Лишь взвизгнул, как свинья.
Но скальп с него он все-таки взял. Это уже вроде как традиция. На всякий случай и пластиковый пакет был с собой. Прямо чувствовал, что повезет.
Женщина пускай спит. Ее найдут другие. Или можно сделать так: вместе с кем-нибудь наткнуться на эту пещеру как бы случайно. Тогда все будет чисто и гладко.
Он посветил вокруг фонариком, улыбнулся, заметив в углу сухие ветки. Можно развести костерчик возле входа, тогда пещеру найдут быстрее.
Ну и картинку они тут обнаружат, хихикнул он. Прямо умора. Костер быстро разгорался. Стало видно окровавленный труп, красную лужу на земле.
Потом он не спеша поехал в восточном направлении, петляя между скал и деревьев. Невдалеке увидел свет фонаря — это были остальные. Дальше все было просто. Он присоединился к ним, внутренне покатываясь со смеху. Каждый тут мечтал стать героем, и невдомек им было, что настоящий подвиг уже совершен.
— Дым! — насторожилась Уилла, первой учуяв запах. Ее седло скрипнуло, Уилла приподнялась в стременах.
— Адам, ты чувствуешь дым?
В ее сердце шевельнулась надежда.
— Да, где-то наверху. — Развел костер? — прошептал Бен. — Вот кретин.
Не сговариваясь, они пришпорили лошадей и теперь скакали вровень. На востоке алело небо.
— Я знаю эти места, — прищурился Бен. — Мы с Адамом когда-то лазили здесь по скалам. Тут полным-полно маленьких пещер. В них легко спрятаться.
— Да, я помню.
Адам едва сдерживался, чтобы не пустить лошадь галопом. Перед глазами у него была все время одна и та же картина: револьвер, приставленный к виску Лили. За ночь Адам так привык к темноте, что тусклый свет занимающегося утра резал ему глаза.
— Вон там! — крикнул он, показывая на тонкую струйку дыма. Почти сразу же донесся нервный, заливистый лай Чарли.
— Нашли, — сказал Бен и загородил Уилле дорогу. — Ты остаешься здесь.
— Как бы не так!
— Делай то, что тебе сказано!
Бен хорошо знал свою собаку. Когда она лаяла подобным образом, это означало, что пахнет смертью.
По лицу Уиллы он понимал, что она не подчинится. Значит, ее можно перехитрить.
— Он вооружен, — сказал Бен. — Мы попробуем его оттуда выкурить. Для этого понадобится, чтобы здесь была ты, с винтовкой наготове. Ты стреляешь лучше, чем Адам. Почти так же метко, как я. Вряд ли этот подонок будет ожидать, что здесь засела ты.
План казался разумным, и Уилла кивнула.
— Хорошо, попробуем. — Она достала винтовку из чехла. — Я вас прикрою.
Адам спрыгнул на землю и прошептал Бену:
— Помни, ты обещал.
Они разошлись в разные стороны — один вправо, другой влево, подбираясь к отверстию, из которого поднимался дымок.
Уилла похлопала лошадь по крупу и стала ждать. Адам и Бен, привыкшие охотиться вместе с раннего детства, понимали друг друга без слов. Достаточно было жеста, кивка, взгляда.
У Уиллы сердце колотилось все сильнее и сильнее. Стало трудно дышать, каждую секунду она ждала выстрелов, криков, ждала, что снег вот-вот окрасится кровью.
Ее губы шептали молитву: сначала по-английски, потом на языке ее матери, — Уилла готова была обратиться к любому богу, лишь бы прислушался.
Несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, она подняла винтовку и взяла на мушку вход в пещеру.
Из черной дыры, пошатываясь, вышла Лили.
— Ой! — взвизгнула Уилла и, забыв обо всем, вскочила в седло. Лили рухнула на руки Адаму, и оба повалились в снег.
Соскочив с лошади, Уилла спросила:
— Она ранена?
— Вся горит. У нее лихорадка.
Адам прижался щекой к ее лицу, словно хотел остудить жар. От волнения он даже забыл о мести.
— Ее нужно скорей отсюда увезти.
— Там, внутри, — пролепетала Лили и прижалась к Адаму. — Там Джесс… О господи…
— Внутри?
Уилла встрепенулась, сердце ее сжалось от страха.
— А как же Бен?
С пронзительным криком она бросилась в пещеру. Бен не успел ее остановить, и она увидела распростертое на земле тело.
— Иди отсюда! — крикнул на нее Бен, подталкивая ее к выходу. — Уходи!
— Но как? Кто?
Она ничего не понимала. Видела целое море крови, перерезанное горло, распоротый живот, кровавое месиво там, где должны быть волосы.
— Иди отсюда! — прикрикнул на нее Бен да еще подтолкнул. — Подожди меня снаружи.
Она кое-как выбралась из пещеры, обессиленно прислонилась к скале. На лбу у нее выступил холодный пот, желудок свела су-Дорога. Уилла отчаянно вдыхала воздух, боясь, что сейчас упадет в обморок или же ее вывернет наизнанку.
Когда ее зрение немного прояснилось, она увидела, что Адам укутывает Лили в свою куртку.
— У меня в седельной сумке термос с кофе. Наверно, он еще не остыл. — Уилла с трудом тронулась с места. — Давай напоим ее, а потом отвезем домой.
Адам поднял Лили на руки. Его глаза блеснули опасным блеском, как острие меча.
— Он мертв?
— Да.
— Я хотел убить его сам.
— Вряд ли ты стал бы убивать его подобным образом, — обронила Уилла и села в седло.


Уилла расхаживала по гостиной домика Адама. Она чувствовала себя совершенно бесполезной, ибо в сиделки абсолютно не годилась. Ее здесь попросту игнорировали. Бесс и Адам возились наверху с Лили, Бен и Нэйт разбирались с полицией, ковбои отдыхали после трудной, бессонной ночи. Одна Уилла томилась, не зная, чем себя занять. Даже для Тэсс нашлась работа — она варила на кухне не то чай, не то кофе, не то суп. В общем, что-то горячее и жидкое. Уилла тоскливо замерла у окна.
А ведь еще совсем недавно у нее было столько дел! Спустившись с гор, она связалась с полицией, отпустила домой спасателей, велела Бесс приготовить постель для больной. И вот — вынужденное безделье.
Когда Бесс спустилась вниз, Уилла набросилась на нее с вопросами:
— Ну как она? Плохо, да? Что вы там с ней делали?
— Делали то, что нужно, — раздраженно ответила Бесс, которая за минувшую ночь чуть с ума не сошла от тревоги. — А ты иди домой и ложись в кровать. К ней зайдешь потом.
— Надо было отправить ее в госпиталь, — заявила Тэсс, входя в дверь с подносом в руках. На подносе дымилась кастрюля с супом.
— Я ее и тут вылечу, — отрезала Бесс, взяв поднос. — Если не собьем температуру, Зак отправит девочку на самолете в Биллингс. Пусть лучше лежит в собственной постели, рядом со своим мужчиной.
Бесс с удовольствием избавилась бы от непрошеных помощниц. Мало ей забот с Лили!
— Шли бы вы, занялись лучше делом, — сказала она. — Я и без вас разберусь.
— Раскомандовалась, — проворчала Тэсс, когда Бесс снова исчезла наверху. — Откуда она знает? Может, у Лили обморожение или переохлаждение организма?
— Мороз для этого был недостаточно сильным, — устало ответила Уилла. — К тому же мы проверили, не обморозилась ли она. Это сильная простуда. К тому же он здорово ее избил. Если бы Бесс подозревала что-нибудь серьезное, она не стала бы возражать против больницы.
Тэсс поджала губы и сказала то, что не давало ей покоя с прошлого вечера:
— А что, если он ее изнасиловал?
Уилла отвернулась. Ее, женщину, эта мысль тоже мучила.
— Она сказала бы об этом Адаму.
— Не так-то просто говорить подобные вещи.
— С Адамом просто. — Уилла потерла покрасневшие глаза, уронила руки. — Одежда на ней не была разорвана. К тому же ему было не до насилия. Мы обнаружили бы какие-нибудь следы. И не забывай, Бесс ее раздевала. От ее внимания такое не ускользнуло бы.
— Ну ладно, — с облегчением вздохнула Тэсс. — Так ты расскажешь мне, что вы там обнаружили?
— Я не знаю, что там стряслось.
Страшная картина всплыла в памяти Уиллы. Произошло нечто необъяснимое.
— Лили бредила, а он был мертв. Убит, как все предыдущие. — Она посмотрела сестре в глаза. — Как Маринад и та девочка.
— Но как же… — пролепетала Тэсс. Она не сомневалась, что Джесса убил Адам и теперь придется долго объясняться с полицией. — Абсурд какой-то. Ведь это Джесс Кук был убийцей…
— Не знаю, что на это ответить. — Уилла взяла шляпу и куртку. — Мне нужно подышать воздухом.
— Но если убийцей был не Джесс Кук… — Тэсс схватила сестру за руку.
— Я ничего не знаю! — Уилла рывком высвободилась. — Иди спать, Голливуд. Ты выглядишь просто кошмарно.
Замечание было неделикатным, но Уилла не была расположена к милосердию. Ей казалось, что ее ноги отлиты из свинца. Каждый шаг давался с трудом. А ведь еще предстоит объясняться с полицией. Придется потерпеть. Разобраться в мыслях, прикинуть, что к чему, она еще успеет.
Во дворе скопилось множество машин. Уилла остановилась у полицейского джипа, посмотрела на герб, красовавшийся на Дверце. Пока был жив отец, полиция на ранчо ни разу не появлялась. После смерти Джека прошло всего несколько месяцев, а служители правопорядка приезжали сюда уже бог знает который раз.
Собравшись с силами, она поднялась на крыльцо и вошла в Дом. Бен, спускавшийся по лестнице, видел, как она устало снимает шляпу и вешает куртку на вешалку. Он заметил Уиллу из окна кабинета. Она еле шла, но плечи, как всегда, были гордо расправлены.
Тут его терпение лопнуло.
— Как Лили? — отрывисто спросил он.
— Бесс не подпускает к ней никого, кроме Адама. Она отдыхает. Уилла двигалась очень медленно, боясь, что от резкого движения может взять и рассыпаться на куски.
— Это правильно. Тебе тоже нужно отдохнуть.
— Полиция непременно захочет поговорить со мной.
— Полиция подождет. А тебе нужно выспаться.
Он взял ее за руку и повел за собой вверх по лестнице.
— Бен, я должна выполнить свой долг.
— Выполнишь.
Наверху она хотела повернуть к кабинету, но Бен подхватил ее на руки и понес по направлению к спальне.
— Твой долг — не заболеть самой.
— Отпусти меня. Что за дикарские игры?
— Никакие не дикарские. — Он ногой открыл дверь спальни, вошел и бросил Уиллу на кровать. — Ты сама дикарка.
Она хотела подняться, но он уложил ее насильно.
— Ты знаешь, Уилл, тебе со мной не справиться. Я не выпущу тебя отсюда, пока ты не выспишься.
Справиться с ним ей и вправду было не под силу, но зато она могла его перекричать:
— У меня в кабинете сидит полиция! Моя сестра лежит без сознания! Мои люди в панике, они ничего не понимают! Моим ранчо никто не занимается! Какого черта ты ко мне привязался? Пока я буду дрыхнуть, тут все окончательно развалится!
Оказывается, она ошибалась — Бен был вполне способен ее переорать.
— Я хочу, чтобы ты меня слушалась!!! — заорал он. От этого вопля Уилла чуть не вжалась в подушку.
— Хоть раз в жизни послушайся меня! Иначе надорвешься! Полиция подождет. О твоей сестре позаботятся. Ковбои не в панике, они устали и дрыхнут без задних ног. Да и с ранчо за пару часов ничего не случится!
Он ухватился за ее сапог, сдернул его и отшвырнул в угол. Уилла упрямо вцепилась во второй сапог, и завязалась довольно комичная борьба. Но Бену было не до шуток — его глаза металл молнии.
— Что тебя за муха укусила? — спросила Уилла. — Перестань! Он сорвал с нее и второй сапог, бешено отшвырнул его в сторону.
— Я видел, какое у тебя было лицо, когда ты вошла в пещеру. Это было для тебя страшным потрясением. Ты была на грани срыва. — Он схватил ее за воротник, и Уилле показалось, что сейчас он кинет ее на пол вслед за сапогами. — Меня это не устраивает! — крикнул он.
Уилла была до такой степени потрясена, что почти не сопротивлялась, когда он снимал с нее рубашку.
— Убери лапы, — пролепетала она. — Я могу раздеться и сама.
— Ты, Маккиннон, может, и душеприказчик, но моей жизнью ты не распоряжаешься.
— А жаль.
Он легко поднял ее на руки и как следует тряхнул. Налитые кровью глаза Бена были совсем рядом, и Уилла подумала, что никогда еще не видела его в таком бешенстве.
Он тряхнул ее еще раз и прошипел:
— Хоть изредка прислушивайся к тому, что я тебе говорю!
Болтаться на весу было унизительно, и Уилла вспыхнула:
— Может, я и буду кого-то слушаться, но, во всяком случае, не тебя. А если ты меня сейчас не выпустишь, я тебе так врежу…
Она сжала пальцы в кулак, и Бен тут же опустил ее на пол.
— Ну давай, врежь, — сказал он с вызовом. — Ради бога. Но я все равно уложу тебя в постель. Даже если придется тебя связать по рукам и ногам.
Она оттолкнула его руки.
— Я тебя предупредила…
— Да пойми ты, он работал у меня.
Уилла замерла, забыв о своих воинственных намерениях.
— Кто? Джесс Кук?
И тут она наконец вспомнила. Вспомнила тот день, когда ехала по дороге в «Три скалы» и в окно ей заглянул красивый, улыбчивый ковбой. Он был совсем рядом, их разделяла лишь тонкая, прозрачная стенка стекла.
Что было бы, если б она не держала дверцу на запоре или опустила бы стекло?
— Так вот где я его видела! — Она передернулась, вспомнив обаятельную улыбку. — А я все мучилась… Он постоянно вертелся на моем ранчо, играл в покер с моими ребятами. Прямо здесь, в общежитии, в двух шагах от дома.
Она передернулась, взглянула на Бена и поняла, каково ему сейчас. Это он от чувства вины так бесится, подумала Уилла. Увы, это чувство было слишком хорошо знакомо и ей самой.
— Ты не виноват. — Она нежно коснулась его лица. — Откуда тебе было знать?
— Ниоткуда. — Настроение у Бена было прескверное. — Но это ничего не меняет. Ты только подумай — он иногда Шелли на Джипе возил. Она приглашала его выпить кофе. А в доме никого — только она и ребенок. Потом он чинил унитаз в туалете моей матери. И тоже был с ней наедине…
— Перестань. — Уилла взяла его за шею, силком усадила рядом с собой на постель. — С ним покончено.
— С ним-то покончено, но дело не только в нем. — Бен взял ее за плечи, повернул лицом к себе. — Настоящий убийца работает здесь, рядом. Или на твоем ранчо, или на моем.
— Я знаю.
Уилла думала об этом все время — с того самого момента, когда вышла из той кошмарной пещеры.
— Может быть, это сделал кто-то из наших, но как бы в отместку? Ведь Лили он не тронул, а она была одна, больная, беззащитная.
— А может быть, ему достаточно одного убийства. Уилл, давай смотреть правде в глаза: маловероятно, чтобы у нас тут разгуливали сразу два маньяка с ножами. У Кука был нож, но маленький, четырехдюймовый, почти игрушка. Таким особенно не поорудуешь.
— Это верно, — согласилась Уилла.
— Потом, ты вспомни, где и когда нашли того зарезанного быка, самого первого. Джесс этого сделать не мог. В то время он только-только появился у меня на ранчо и еще совсем не знал здешних мест.
Уилла облизнула пересохшие губы.
— Ты все это рассказал полиции?
— Да.
— О’кей. — Она потерла лоб, чувствуя, что скоро голова разболится не на шутку. Но нужно было сконцентрироваться. — Будем продолжать, как раньше. Дозорные, поочередное дежурство и все такое. Я знаю своих людей. — Она стукнула кулаком по колену. — Знаю! Правда, у меня двое новеньких. Наверно, не следовало нанимать их, пока все это не кончится.
— И еще ты должна прекратить поездки в одиночестве.
— Не могу же я всякий раз брать с собой телохранителя!
— В одиночку больше не езди, — с нажимом повторил он. — Иначе я воспользуюсь своими правами душеприказчика, и ты останешься без ранчо. Заявлю, что ты некомпетентна. И Нэйт меня поддержит.
Уилла смертельно побледнела и вскочила на ноги:
— Ах ты, сукин сын! Ты знаешь, что я управляю своим ранчо не хуже, чем кто бы то ни было. Даже лучше!
Он тоже встал.
— И все же я сделаю то, что сочту нужным. Если будешь упираться, останешься без ранчо.
— Катись отсюда! — Она резко отвернулась от него. — Вон из моего дома!
— Если ты хочешь, чтобы этот дом продолжал оставаться твоим, никуда не езди без Адама или Хэма. А если хочешь, чтобы я убрался, ложись в постель и усни.
Он мог бы уложить ее силой. Это было бы легче, чем говорить подобные вещи.
— Ты мне небезразлична, Уилла. Мои чувства к тебе… ну, в общем, они глубокие. — Он запнулся, чувствуя на себе ее удивленный взгляд. — Я сам не знаю, как с этими чувствами быть. Но они есть, и никуда от этого не деться.
У нее вновь защемило сердце, но уже совсем по-другому.
— Довольно глупо демонстрировать мне свои чувства посредством угроз.
— Может быть. Но если б я попросил тебя по-хорошему, ты бы и слушать не стала.
— Откуда ты знаешь? Ты ведь никогда не просишь по-хорошему.
Бен провел рукой по волосам, решил зайти с другого боку.
— У меня ведь своих дел тоже хватает. А тут еще нервничай из-за тебя. Сделай это ради меня, облегчи мне жизнь.
Интересный поворот, подумала Уилла. Надо будет как следует поразмыслить на эту тему.
— А ты, Бен, разве ездишь не в одиночку?
— Мы говорим сейчас не обо мне.
— У меня, между прочим, тоже есть чувства.
Это сообщение стало для Бена новостью. Он засунул руки в карманы и призадумался.
— Нет, правда?
— Во всяком случае, это не исключено. В последнее время мне все реже и реже хочется врезать тебе по морде. А это что-нибудь да значит.
Он улыбнулся:
— Уилла, у тебя поразительный дар: сначала говоришь что-нибудь такое, от чего вырастают крылья, а потом тут же их подрезаешь. Ладно. Давай двигаться постепенно. — Он приблизился к ней, взял ее лицо за подбородок, поцеловал в губы. — Ты для меня кое-что значишь.
— Ты для меня тоже. Кое-что.
Бен видел, что она смягчилась. Возможно, сама этого еще и не чувствует, но ему-то видно. При иных обстоятельствах он непременно занялся бы с ней любовью, и тогда были бы произнесены и более нежные слова. А может быть, и нет. Бен знал, чего она от него хочет, и потому поцеловал ее еще раз, уже крепче и продолжительней.
Она обхватила его за шею, прильнула к нему всем телом. Напряженные, измученные мышцы размякли под его пальцами. Бен снова поднял Уиллу на руки, положил в кровать.
— Закрой-ка лучше дверь, — прошептала она. — В доме полно полицейских. Нас могут арестовать.
Он поцеловал ее в один глаз, потом в другой. Глаза закрылись.
Тогда Бен расстегнул ей джинсы, стянул их, укрыл Уиллу одеялом и опустил занавески. Она лежала с полузакрытыми глазами и лениво улыбалась, наблюдая за его передвижениями. Бен подошел к ней, поцеловал в губы и прошептал:
— Все. Спи.
А потом быстро повернулся и направился к двери. Уилла аж подскочила на кровати:
— Ах ты, подонок!
— Люблю, когда ты меня так называешь, — усмехнулся он и закрыл за собой дверь.
Уилла откинулась на подушки, вся кипя. Снова он ее перехитрил! Оказывается, ему всего лишь нужно было уложить ее в кровать. И вот вам, пожалуйста, она лежит в кровати. Свинство!
Но ничего, сейчас она соберется с силами, встанет, примет душ, и снова за работу.
Через минутку.
Нельзя закрывать глаза, нельзя спать. Иначе она вновь окажется в той пещере, где мрак и ужас. Но веки никак не желали открываться. Сейчас появится второе дыхание. Она встанет и займется делами. Вовсе не потому, что боится уснуть. Просто долг зовет.
И нечего Бену Маккиннону тут командовать. Он хочет, чтобы она спала, так вот, назло ему, спать она не будет.
С этой мыслью Уилла провалилась в сон.


Часть четвертая


ЛЕТО


Злым ветром май цветущий опален,
И лета власть над миром коротка.
Шекспир




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь великого грешника - Робертс Нора



Итересно было, но перечитывать не буду
Дочь великого грешника - Робертс НораNemona
9.01.2012, 12.01





книга захватывающая советую прочитать моя оценка 9 из 10.
Дочь великого грешника - Робертс Норататьяна
14.01.2012, 12.42





Интересный романчик,3в1
Дочь великого грешника - Робертс НораТанюшка
3.02.2013, 20.40





Столько восторженных отзывов об этом авторе и,в частности,об этом романе на других сайтах!Не впечатлило.Кое как дождалась,что нашли злобного маньяка,оказалось не то.Детективная линия никудышная,делетанство сплошное.Из сестер только Тесс вызывает симпатию,Уилла сумасбродка по поводу и без повода в драку лезет.О третьей сестре вообще нечего сказать-жертва обстоятельств.Все растянуто и размазано.Можно бы почитать о жизни на ранчо с семейно-любовными завитушками-интригами,если бы не эти подробные описания жутких,изуверских убийств.Как может женщина(автор) это смаковать?И на кого рассчитаны подобные сюжеты?Не сказать,что сильно впечатлительная,но подобные описания вызывают отвращение.
Дочь великого грешника - Робертс НораГандира
27.11.2013, 1.01





А мне понравился!Столько эмоций,страстей, я и смеялась где было смешно и слёзы были а сколько напряжения в этом романе из за убийства,не знаю каждый должен прочитать и оставить своё мнение.
Дочь великого грешника - Робертс НораАнна
15.12.2013, 10.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100