Читать онлайн Дочь великого грешника, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь великого грешника - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь великого грешника - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь великого грешника - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Дочь великого грешника

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

— Я чувствую себя полной идиоткой.
— А выглядишь умной женщиной.
Тэсс наклонила голову, осмотрела Уиллу с головы до ног.
С прической Лили придумала здорово: подняла волосы вверх и крепила всего двумя шпильками. Достаточно вытянуть одну, и волосы обрушатся на плечи тяжелой волной.
Платье тоже ничего: простенькое, чуть-чуть приталенное.
Жалко только, бледно-серое, а не белое. Но откуда у Уиллы могло бы взяться белое платье. Сойдет и такое. Вид у него целомудренный, девственный. Правда, по настоянию Тэсс пуговки на юбке расстегнуты снизу почти до живота.
В ушах у Уиллы покачивались серебряные колокольчики — тоже из арсенала Лили. Зато косметикой Тэсс занялась сама. Она нанесла всего несколько штрихов, что очень обрадовало Уиллу. Бедняжка, та не понимала, какое страшное оружие — облик невинной девочки.
— Ты выглядишь как девственница, которую должны принести в жертву, — объявила свой вердикт Тэсс.
Уилла закатила глаза:
— Какой кошмар.
— Нет, просто здорово, — заговорщицки потрепала ее по щеке Тэсс. — Ты его просто раздавишь.
Внезапно ей стало совестно. Может быть, она слишком напирает на Уиллу? Вдруг та еще не готова? Ведь девочка на целых шесть лет младше. К тому же у нее это будет впервые.
— Послушай… — Тэсс нервно сцепила пальцы. — А ты уверена, что готова? Событие вполне естественное, но все-таки очень важное. Если у тебя есть какие-то сомнения, все еще можно переиграть. Мы с Нэйтом останемся, устроим просто вечеринку.
— Я вижу, ты больше нервничаешь, чем я, — улыбнулась Уилла, тронутая такой реакцией.
— Ничего подобного. Просто…
Тэсс вспомнила, как Лили, ушедшая полчаса назад, украдкой вытирала слезы. Но Лили по характеру сентиментальна, а Тэсс — совсем другое дело. Не удержавшись, она наклонилась и нежно поцеловала сестру в обе щеки. Уилла удивленно на нее уставилась.
— Это еще зачем? — буркнула она, стараясь не показать, что растрогана.
— Я чувствую себя как мамочка.
Чтобы не раскисать, Тэсс деловито добавила:
— Презервативы лежат в верхнем ящичке. Не забудь про них.
— Господи, да он решит, что я…
— Умная, современная, решительная женщина.
К дому подъехал джип. Тэсс быстро обняла Уиллу, попрощалась и выскочила из комнаты.
Глупо улыбаясь, Уилла застыла на месте. Она слышала голос Нэйта, потом голос Тэсс. Когда же снизу донесся голос Бена, внутри у нее все сжалось. Она села на кровать, прижав руки к животу. Хлопнула дверь, заурчал мотор.
В доме остались двое — она и Бен.
«Еще не поздно передумать, — напомнила себе Уилла. — Я никому ничем не обязана. Нужно действовать по вдохновению». Она заставила себя подняться, вышла из спальни.
Бен был в зале, недоуменно разглядывал пустое место над камином.
— Сняла, — коротко объяснила Уилла и добавила: — Мы втроем, Лили, Тэсс и я, убрали портрет. Еще не решили, что сюда повесить. Пусть пока будет пустое место.
Надо же, сняла портрет Джека Мэрси, поразился Бен. По ее голосу он понял, как много значит этот жест.
— Зал изменился. Лишился фокуса, — сказал он.
— На это я и рассчитывала.
Он сделал шаг вперед и остановился.
— Ты как-то по-другому выглядишь.
— Я и чувствую себя по-другому, — улыбнулась она. — Превосходно чувствую. А ты?
По правде говоря, Бен чувствовал себя довольно странно. Он разглядывал ее длинное, просвечивающее насквозь платье, из разреза которого выглядывала стройная нога. Волосы Уиллы были подняты вверх причудливым и непривычным образом. У нее сегодня был какой-то нежный, беззащитный вид. Так и хотелось потрогать руками.
— Нормально. Как обычно. Ты такая нарядная. Может, нам не в кино сходить, а в какое-нибудь другое место?
— Лили и Тэсс перерыли все мои вещи, сказали, что это единственное приличное платье.
Она поправила подол, но от этого движения нога обнажилась еще больше.
— Иначе, говорят, отвезем тебя в магазин за покупками. «Перестань нести чушь», — приказала она себе и подошла к бару.
— Хочешь выпить?
— Я же за рулем.
— Вообще-то я подумала, что мы могли бы остаться и здесь.
Все, самое главное сказано.
— То есть как это?
— Ну, не часто бывает, что в доме никого нет. Бесс уехала к подруге, а Тэсс и Лили… Ну, в общем, их тоже нет.
— То есть мы вдвоем?
У Бена запершило в горле.
— Да, вдвоем.
Она достала из бара бутылку шампанского, строго следуя инструкциям, полученным от Тэсс.
— Я подумала, что мы можем просто посидеть, расслабиться — Бутылка со стуком опустилась на стойку. — У Тэсс полно видеокассет. Захотим посмотреть кино — пожалуйста. Еды тоже навалом.
Поскольку Бен стоял как вкопанный, она отодрала фольгу, раскрутила проволоку.
— Или ты все-таки хочешь куда-нибудь поехать?
— Нет. — Он тупо смотрел на бутылку. — Шампанское? У нас что, праздник?
— Да. — Она потянулась за бокалами. Пальцы дрожали. — Весна началась. Цветочки вылезли, почки набухли. У нас в коровнике птицы свили гнездо. — Она протянула ему бокал. — Скоро начнем осеменять коров.
Он взял бокал, промямлил:
— Да, такое уж это время года.
— Катись оно все к черту! — пробормотала Уилла и в два глотка осушила бокал. — Слушай, я не умею играть в эти игры. Все это затеяли Тэсс и Лили. — Она отставила пустой бокал и посмотрела ему в глаза. — В общем, Бен, я созрела.
— Ага, понятно. — Он отпил шампанского. — Так, значит, мы все-таки идем в кино?
— Нет. — Она прижала пальцы к вискам, глубоко вздохнула. — Я созрела для того, чтобы заниматься с тобой сексом.
Он поперхнулся, зашлепал губами.
— Что, прости?
— Ну что ходить вокруг да около? — Она вышла из-за стойки бара. — Ты говорил, что хочешь затащить меня в постель. Считай, что я готова. Так что пойдем в спальню.
Он выпил еще шампанского, чего делать не следовало, потому что пузырьки странным образом вспенились у него в горле.
— То есть как это?
У него в голосе звучал неподдельный ужас. Уилла испугалась. А что, если все это время он подшучивал, а она, дура, приняла его ухаживания всерьез?
Если так, свирепо подумала она, ему конец.
— Ты же говорил, что хочешь этого, — накинулась она на Бена. — Так хочешь или нет?
— Хочу.
Когда она смотрела на него сердито, это всегда действовало на него возбуждающе. Хотелось куснуть ее за какое-нибудь нежное место. Но что-то она взяла слишком круто. Перепутала все правила игры.
— Да, но вот так, сразу…
— А что такого? — пожала она плечами. — Или ты передумал?
— Ничего я не передумал. Как я могу передумать? Но все это как-то… Господи, Уилл! — Он сердито отставил бокал в сторону, чувствуя себя полным идиотом. — Ты застала меня врасплох.
— Ах вот оно что! И больше ничего? — Взгляд ее смягчился, на губах заиграла улыбка.
— А ты как думала? — жалобно произнес он. — Стоишь тут вся нарядная, аппетитная, поишь меня шампанским, да еще заявляешь, что созрела для секса. Конечно, у меня голова кругом пошла.
«Может, конечно, он и прав, — подумала Уилла, — но я, хоть убей, не пойму, что здесь такого».
Однако вид у Бена был презабавный — раскрасневшийся, смущенный, поэтому она решила облегчить ему задачу.
— Ну, тогда ладно. — Она приблизилась и обняла его за шею. — Попробуем вернуть тебе равновесие.
И она крепко поцеловала его в губы.
Реакция была быстрой и обнадеживающей. Бен прижал ее к себе, учащенно задышал, потом нежно прошептал ее имя.
— По-моему, у тебя с равновесием все в порядке, — сказала Уилла дрогнувшим голосом. Ноги у нее стали какими-то ватными. — Я очень хочу тебя, Бен. Правда. — В доказательство она снова поцеловала его в губы, потом стала покрывать поцелуями все его лицо. — Можем даже не ходить в спальню. Тут тоже диван есть.
— Стоп, не так быстро, — сказал он, боясь, что сейчас накинется на нее, сорвет с нее одежду и все этим испортит. — Чуть-чуть потише, помедленнее, — повторил он и помотал головой, чтобы унять головокружение. — Я должен прийти в себя, а ты должна быть уверена, что не делаешь ошибки. Позднее остановиться мне будет трудно.
Она засмеялась, запрыгнула на него, обхватила его бедра ногами.
— Похоже, что я передумаю?
— Вообще-то нет…
Но если она все-таки передумает, нужно будет найти в себе в ыдержку и вовремя отступить, подумал он. Хотя так и умереть можно.
— Я очень хочу тебя, Уилла.
Сердце у нее чуть не выпрыгнуло из груди.
— Значит, мы договорились?
— Ладно, идем наверх. — Он поставил ее на пол и потащил за собой. — В первый раз это должно происходить в постели.
— У тебя тоже первый раз был в постели?
— Нет, не совсем. — Он и не думал, что на этой чертовой лестнице столько ступенек. — Это было в джипе, зимой, и я чуть не отморозил себе… Неважно, что.
Она хихикнула, поцеловала его в шею.
— В спальне лучше, да?
— Да.
Ему-то будет хорошо. А вот ей? Это зависит от него. Он открыл дверь в спальню и замер. Еще один сюрприз. Слишком много сюрпризов для одного вечера.
Повсюду горели свечи, в камине пылал огонь, а постель была расстелена и маняще дыбилась целой горой подушек.
— Это Тэсс и Лили, — объяснила Уилла. — Немножко увлеклись.
— Понятно, — пробормотал Бен.
Он и без того нервничал, а тут еще такой антураж.
— А они… ну, объяснили тебе, как это происходит?
— Маккиннон, — удрученно вздохнула Уилла. — Между прочим, я всю жизнь на скотоводческом ранчо работаю.
— Это не совсем одно и то же. — Он выпустил ее и сделал шаг назад. — Понимаешь, Уилла, для меня это тоже как бы в первый раз. Ну, в том смысле, что другие женщины не были… — Он зажмурился, чувствуя, что язык его не слушается. — Я не хочу, чтобы тебе было больно. А у меня, между прочим, очень давно не было женщин. Я нацелился на тебя почти год назад. И с тех пор ни с кем…
— Правда? — оживилась Уилла. — А почему?
Он вздохнул, сел на краешек кровати.
— Мне нужно сапоги снять.
— Я тебе помогу, — с готовностью предложила она, повернулась к нему спиной и стиснула его сапог коленями.
Бен чуть не застонал от этого зрелища.
— Правда, целый год? — спросила она, оглянувшись, и потянула.
— А то и больше.
Чтобы разрядить обстановку, он уперся второй ногой ей в зад и толкнул.
— Не больно-то вежливо, — сказала Уилла, но со вторым сапогом поступила так же, как с первым.
— А ты меня всегда третировала и пугала.
Второй сапог полетел на пол, а Уилла спросила:
— В самом деле?
— Ей-богу. — Злясь на самого себя, он погладил ее по голове. — И все, хватит об этом.
Будет о чем поразмыслить на досуге, подумала Уилла.
— Ой, я совсем забыла. — Она подбежала к столику, стоявшему у окна, и включила проигрыватель, который принесла Тэсс. — Музыка — это обязательно. Так говорит Тэсс, — объяснила она.
Но Бен не слышал никакой музыки — лишь биение своего сердца. Волосы Уиллы немного растрепались, ноги просвечивали сквозь тонкую юбку.
— Ну вот, теперь вроде бы все, — сказала Уилла. — Или нужно принести снизу шампанское?
— Сойдет и так, — осипшим голосом сказал Бен. — Шампанское потом.
— Ну хорошо.
Она стала деловито расстегивать платье, и у Бена снова отвисла челюсть.
— Погоди, не торопись. Когда раздеваешься перед мужчиной, спешить нельзя.
— Да? — Она заинтригованно взглянула на него, стала расстегивать пуговицы медленней. — Знаешь, у меня под этим платьем ничего нет, — призналась она. — Тэсс говорила, что так «контрастнее». Или что-то в этом роде.
— О господи…
Бен боялся, что не устоит на ногах, но все же каким-то чудом встал.
— Подожди, не снимай, — хрипло сказал он. — Я сам.
— Ради бога.
Руки у нее почему-то стали очень тяжелыми, безвольно повисли, и Бен остальные пуговицы расстегнул сам. «Довольно приятно чувствовать, как его пальцы скользят по коже», — подумала Уилла.
— По-моему, тут ты должен меня немного полапать. Так или нет?
Ответом ей был придушенный смех.
— Сейчас до этого дойдет.
Он распахнул платье, и отблеск огня заплясал на ее обнажений коже.
— Стой смирно и ничего не делай, — приказал он. — Можешь ты немного постоять на месте?
— Да. Только у меня коленки трясутся.
— Ничего, потерпи. — Он едва коснулся ее губ своими, расстегивая рубашку. — Дай мне насладиться зрелищем. — Он поцеловал ее в подбородок. — Вот так. — Потом в ухо. — Не бойся меня, доверяй мне.
— Я доверяю.
У нее непроизвольно закрылись веки.
— Знаешь, когда ты начинаешь жевать мне губу, — призналась она, — мне почему-то трудно дышать.
— Так, может, не жевать?
— Нет, мне нравится, — мечтательно сказала Уилла. — Я потом отдышусь.
Он распахнул на себе рубашку.
— Уилла, дай мне посмотреть на тебя.
Она медленно спустила платье с плеч, и оно соскользнуло на пол. Бен смотрел на ее тонкое, стройное тело с плавными изгибами и трогательной угловатостью. Ее кожа отливала золотом.
— Ты просто прекрасна.
Она с трудом удерживалась, чтобы не закрыться руками. Никто никогда не говорил ей ничего подобного. Ни разу в жизни.
— А ты всегда дразнился, что я тощая.
— Ты прекрасна.
Он взял ее рукой за шею, медленно притянул к себе. Другой рукой распустил волосы, волной обрушившиеся на плечи.
— Мне всегда нравилось играть твоими волосами. Даже когда ты была девчонкой.
— Ты меня все время дергал.
— Разве ты не знаешь, что мальчишки дергают девчонок за волосы, когда девчонки им нравятся?
Он потянул за прядь, запрокинул ей голову назад, стал целовать шею, где лихорадочно бился пульс.
— Видишь, как ты мне нравишься?
— Вижу. — Она никак не могла унять дрожь. — У меня что-то со зрением. Все вокруг плывет. И внутри творится что-то странное.
— Внутри тебя должен быть я, — заявил Бен, и Уилла уставилась ему в глаза. Прочла там нетерпение и страсть. — Но сначала я должен тебя как следует потрогать.
Он провел рукой по ее груди, нарисовал пальцем кружок вокруг соска, и Уилла сладостно простонала. Внутри у нее что-то томительно и зазывно шевельнулось. Его рука опустилась ниже, безошибочно нащупала то самое место, где происходили какие-то неописуемые словами процессы, ускорила эти процессы и почти сразу же ретировалась.
Уилла раскрыла свои огромные глаза, посмотрела на Бена. Ее руки опустились ему на плечи, погладили упругую кожу, нащупали старый шрам, потом впились ногтями. Уилла всецело отдалась ни с чем не сравнимому ощущению — его мозолистые руки ласкали ее тело.
Она не ожидала ничего подобного. Думала, все произойди очень быстро и свирепо, под аккомпанемент стонов и звериного рыка. Оказывается, секс — это соединение нежности и нетерпения. И еще жара, который распалялся все пуще.
— Бен…
— Что?
— Я больше не выдержу.
Он поцеловал ее в плечо.
— Еще минутку. Я не закончил.
Какое увлекательное занятие — пробуждать в женщине женщину. Знать, что до тебя никто не касался этого тела, что ты первый зажигаешь огонь, пробуждаешь томление. Нужно быть очень осторожным и терпеливым. Это давалось ему с трудом — неопытность и невинность Уиллы возбуждали его сверх всякой меры.
Ее глаза вновь закрылись, и Бен уложил ее на кровати поудобней.
— Ты все еще в штанах, — пожаловалась она.
Он лег сверху, чтобы она понемногу привыкала к его тяжести.
— Лучше будет для нас обоих, если я их пока снимать не буду.
— Ладно. — Его руки вновь приступили к делу, и Уилла блаженствовала.
— Тэсс сказала… Вон там, в ящике, презервативы.
— Я сам об этом позабочусь. Расслабься, Уилл. — Он целовал ее в шею. — Расслабься и ни о чем не думай.
Потом он замолчал, потому что во рту у него оказалась ее грудь.
Уилла изогнулась всем телом, чувствуя, как неистовый огонь сжигает ее изнутри. Бен слегка куснул ее, но боли она не почувствовала. Ее пальцы вцепились ему в волосы, крепче прижимая его голову к груди.
Бен слышал, как она бормочет и шепчет что-то неразборчивое. О такой женщине можно только мечтать — свободная, раскованная, естественная. Она то напрягалась всем телом, то обмякала. Ее запах щекотал ему ноздри, сводил с ума. Никакие духи не могли бы сравниться с этим божественным ароматом.
Он снова поцеловал ее в губы, жадно впитывая ее соки. Они Двигались в едином ритме, а где-то далеко, едва слышно, наигрывала музыка.
Бен неторопливо провел ладонью по ее ноге снизу вверх, но, чуть-чуть не дойдя до источника неистового пламени, остановился. Уилла дышала часто, сама не замечая, что царапает его ногтями.
— Смотри на меня, — приказал он, слегка касаясь ее влажной, горячей плоти.
Ее тело само потянулось ему навстречу, но Бен тут же убрал руку.
— Смотри на меня. Я хочу видеть твои глаза, когда это произойдет с тобой впервые. Глаза у нее были открыты, но Уилла ничего не видела. Она чувствовала, что ее занесло на самый край высоченного обрыва еще шаг — и она ухнет в бездну.
— Мне нужно…
— Я знаю, что тебе нужно.
Ну и голос у нее — секс в чистом виде: хриплый, грудной, прерывающийся.
— Смотри на меня.
Он принялся ласкать ее пальцами, а ее глаза потемнели от страха и страсти.
Вот он, первый раз, подумал Бен.
— Не сопротивляйся.
Разве она могла сопротивляться? Яркая вспышка ослепила ее. Тело напряглось, как тетива лука, и Уилла услышала оглушительный грохот — это стучало ее сердце.
В следующую секунду она забилась в неистовых судорогах, залилась слезами, а потом обессиленно обмякла.
Ее кожа была покрыта капельками пота, губы безвольно расслабились. Но когда Бен возобновил ласки, ее тело вернулось к жизни, наполнилось неистовой алчностью. Все повторилось: судорога, расслабленность, замедленное дыхание.
Когда Бен отодвинулся, у Уиллы даже не хватило сил запротестовать. Она лежала, распростертая на горячих, влажных простынях.
Теперь бы только не сорваться, думал Бен, стягивая джинсы. Он хотел, чтобы Уилла испытала оргазм еще до того, как начнется настоящий секс. Тогда удовольствие будет сильнее, чем боль.
— Я прямо как пьяная, — прошептала она. — Словно утонула и лежу на дне.
Он хорошо знал это состояние. Кровь стучала у него в висках, страсть требовала высвобождения. Отшвырнув джинсы, он вспомнил, что там, в потайном отделении бумажника, лежал презерватив.
Слава богу, Тэсс обо всем позаботилась. Не вставая, он выдвинул ящик.
— Только не засыпай, — взмолился Бен, услышав ее блаженный вздох. — Ни в коем случае не засыпай!
— Угу, — промычала Уилла, но ей ничего уже не хотелось. Она пребывала в сладостном полузабытьи. Отблеск огня плясал на ее теле золотыми, багровыми и янтарными бликами. Бен с трудов оторвался от этого зрелища, чтобы закончить возню с презервативом.
— Ты что, снова будешь меня там трогать? — поинтересовалась Уилла.
— Буду.
Ему понадобилось все самообладание, чтобы не торопиться. Бен ужасно нервничал, внутри у него все сжималось.
— Ты так нужна мне, — прошептал он.
Это признание дорогого стоило. «Нужна» — это больше, чем «хочу».
— Будь моей, Уилла. Держись за меня и будь моей. Она послушно обняла его, и он вошел в ее тело.
Бену больше всего хотелось дать себе полную волю, накинуться на Уиллу, как изголодавшийся жеребец на кобылу. Но он заставил себя двигаться как можно медленней, уперся руками в подушку и, не отрываясь, смотрел ей в лицо. Заметил на нем сначала удивление, потом удовольствие и наконец жар истинного наслаждения.
— Чудесно, просто чудесно, — тихо повторяла Уилла.
Она рассталась с невинностью без малейших сожалений, на губах ее играла улыбка. Бен же думал только о том, что эта женщина действительно ему очень нужна. Уилла прочла это в его глазах, увидела в них свое отражение, утонула в них без остатка.
Когда же Бен наконец зарылся лицом ей в волосы и выплеснул весь свой голод и всю свою жажду, она подумала: это и есть подлинная красота.
— Я и не знала, что все так будет, — сообщила Уилла, лениво перебирая его пряди. — А то бы я созрела раньше.
— Ничего, по-моему, и так получилось неплохо.
Бен дал волю фантазии. Например, было бы чудесно облить Шампанским это прекрасное золотистое тело, а потом слизать языком каждую каплю.
— Я всегда думала, что люди слишком много думают о сексе. Теперь мне так больше не кажется.
— Это был не секс, — сказал он, поцеловав ее в висок. — Сексом мы займемся в другой раз. А сейчас мы с тобой занимались любовью. Кстати, секс недооценивать тоже нельзя.
Она потянулась, потом погладила его по ягодицам.
— А в чем разница?
Бен пока не насытился, возбуждение его так и не улеглось.
— Могу продемонстрировать. — Он ухмыльнулся. — Прямо сейчас?
Она хихикнула, нежно погладила его по щеке:
— Даже быку нужно время, чтобы передохнуть.
— А я не бык. От тебя требуется одно: просто лежи и ничего не делай.
— Ты куда?
Она смотрела, как он встает и идет к двери. Какое красивое у него тело. Да и вообще, голый мужчина, оказывается — очень интересно.
— Я сейчас вернусь, — сказал он и, не одеваясь, исчез за дверью.
Уилла снова потянулась, устроилась на подушках поудобнее.
Кажется, ночь еще не закончилась. Предстоит еще немало увлекательного. Она приложила руку к груди. Сердце билось ровно, мерно, не то что несколько минут назад.
Какое странное чувство, когда мужчина целует грудь, подумала Уилла. Почему-то малейшее движение сразу отдается эхом где-то в утробе.
С ее телом вообще произошла какая-то удивительная метаморфоза: оно попеременно делалось то невесомым, то ужасно тяжелым; то тугим, то расслабленным.
Интересно, может, и внешность переменилась? Что самоощущение стало другим — это уж точно.
После всех испытаний, страданий, горя и страха она наконец-то нашла оазис. Пускай всего на одну ночь. Зато сегодня все, находящееся за пределами этих стен, просто не существует. Нет ни убийств, ни зла, ни реальности.
Завтра все начнется снова. Ранчо, горы и земля охвачены страхом. Но сегодня ночью Уилла будет просто женщиной. Женщиной, которая не пытается отобрать у мужчины поводья.
Когда Бен вернулся, она лежала и блаженно улыбалась.
Много раз Уилла видела Бена без рубашки, любовалась его широкими плечами, мощной спиной. А однажды даже подглядела, как он, Адам и Зак купаются голышом.
Но тогда ей было двенадцать лет, с тех пор многое переменилось. Из мальчишки Бен превратился в мужчину, красивого и сильного. Вид его тела волновал и возбуждал ее.
— Ты хорошо смотришься в голом виде, — искренне сказала она.
Бен замер с бокалом в руке и ответил:
— Ты тоже ничего.
На самом деле она выглядела просто потрясающе: раскинулась на постели, не думая о скромности. Волосы перепутались, глаза горят огнем, одна рука небрежно постукивает по бедру в такт музыке.
— Прямо не верится, что у тебя нет в этих делах никакого опыта, — сказал он.
— Я хорошая ученица.
Он медленно, зловеще улыбнулся.
— Сейчас посмотрим.
— Вот как? — Она заинтригованно посмотрела на него. — Что ты там такое придумал, Маккиннон?
— Это шампанское. — Он поставил бутылку на столик. — А это бокал.
Она взяла бокал, и он наполнил его вином до самых краев.
— Советую сначала немного выпить.
— Зачем? — Она широко улыбнулась, пожала плечами и выпила. — А ты что, не будешь?
— Чуть позже.
— Что значит «позже»? — Она хихикнула, выпила еще.
— После того, как я тебя возьму. — Он провел пальцем от горла до низа живота. — Я тебя возьму, а ты мне это позволишь.
Она задышала учащенно. Вид у Бена был не такой, как раньше. Взгляд потемнел, от былой нежности не осталось и следа. Уилле стало страшно и интересно.
— А что будет?
— Увидишь. — Он смотрел, как на ее шее бьется пульс. — На этот раз я буду двигаться быстро, но продолжаться все это будет долго. Допивай шампанское. Я попробую его из твоих губ.
— По-моему, ты хочешь меня запугать. Он уселся на нее сверху.
— Милая, я хочу довести тебя до безумия.
Обмакнув палец, он начертил вином кружок вокруг ее соска.
— Ты будешь у меня кричать и биться.
Ту же операцию он проделал с другой грудью.
— Есть чего пугаться. Так что дрожи от страха.
Остаток шампанского он вылил ей на живот, потом отставил бокал.
— Ты даже не представляешь себе, что тебя ожидает. Я все это не раз прокручивал в воображении.
Она поежилась, упиваясь страхом и неизвестностью.
— Ой, я боюсь. Но это не должно тебя останавливать.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь великого грешника - Робертс Нора



Итересно было, но перечитывать не буду
Дочь великого грешника - Робертс НораNemona
9.01.2012, 12.01





книга захватывающая советую прочитать моя оценка 9 из 10.
Дочь великого грешника - Робертс Норататьяна
14.01.2012, 12.42





Интересный романчик,3в1
Дочь великого грешника - Робертс НораТанюшка
3.02.2013, 20.40





Столько восторженных отзывов об этом авторе и,в частности,об этом романе на других сайтах!Не впечатлило.Кое как дождалась,что нашли злобного маньяка,оказалось не то.Детективная линия никудышная,делетанство сплошное.Из сестер только Тесс вызывает симпатию,Уилла сумасбродка по поводу и без повода в драку лезет.О третьей сестре вообще нечего сказать-жертва обстоятельств.Все растянуто и размазано.Можно бы почитать о жизни на ранчо с семейно-любовными завитушками-интригами,если бы не эти подробные описания жутких,изуверских убийств.Как может женщина(автор) это смаковать?И на кого рассчитаны подобные сюжеты?Не сказать,что сильно впечатлительная,но подобные описания вызывают отвращение.
Дочь великого грешника - Робертс НораГандира
27.11.2013, 1.01





А мне понравился!Столько эмоций,страстей, я и смеялась где было смешно и слёзы были а сколько напряжения в этом романе из за убийства,не знаю каждый должен прочитать и оставить своё мнение.
Дочь великого грешника - Робертс НораАнна
15.12.2013, 10.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100