Читать онлайн Дочь великого грешника, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь великого грешника - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь великого грешника - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь великого грешника - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Дочь великого грешника

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

— Немного на север отсюда я нашел следы стоянки. Кто-то свежевал дичь. Трое конных, с ними была собака. — Он потрепал Чарли по голове. — Два дня назад, может, три. Довольно аккуратно убрали за собой. По всему видать, люди бывалые.
Бен с аппетитом принялся уплетать мясные консервы, разогретые Уиллой.
— Кроме того, я нашел свежие следы. Один всадник, двигался на север. Должно быть, это тот, кто нам нужен.
— Ты сказал, что сразу же к нам присоединишься, — упрекнула его Уилла.
— Но я же явился. Мы с Чарли предприняли небольшую разведку и сразу сюда.
Он вывалил остатки мяса собаке и с трудом удержался, чтобы не потереть ушибленный живот.
— Я думаю, было так. Этот тип пару раз пальнул, а потом поскакал прочь. Не стал дожидаться, пока мы до него доберемся.
— Может быть, он жил в этой хижине, — сказал Адам. — Но я не понимаю, зачем ему понадобилось ломать радиостанцию?
— А зачем он в нас стрелял? — Бен пожал плечами. — Тот, кого мы ищем, орудует ножом, а не пулей.
— Нас было трое, — возразила Уилла и, поглядев на виляющего хвостом Чарли, с улыбкой добавила: — Даже четверо. Из ружья безопасней.
— Тут ты права.
Бен налил себе кофе.
Уилла смотрела на дымящуюся чашку. Момент подходящий, решила она. Мужчины поели, выпили горячего кофе, можно сказать им всю правду.
— Он был здесь, — ровным голосом сказала она. — Я знаю, что после убийства той девушки полиция обыскивала хижину, но следов не нашла. И все же, по-моему, он держал ее именно здесь. И убил здесь. Просто потом сделал уборку.
Она подошла к ящику, выдвинула оттуда ведро с окровавленными тряпками.
— Вот, смотрите. Он смыл всю кровь, а тряпки спрятал под раковину.
— Дай-ка сюда. — Бен забрал у нее тряпки, откинулся на спинку стула. — Надо будет взять их с собой.
Ящик он отодвинул ногой подальше, чтобы не смотреть на него.
— Он убил ее здесь. — Уилла изо всех сил старалась, чтобы ее голос не дрогнул. — Привязал к одной из коек. Изнасиловал, зарезал. Потом чистенько все убрал, чтобы не вызывать ненужных подозрений. Труп положил на круп лошади. Дело было ночью. А если днем — значит, спрятал тело где-то дотемна. Потом отвез то, что осталось от девчонки, к моему крыльцу и бросил. Просто бросил, и все, как подстреленную дичь. — Она закрыла глаза. — Каждый раз, когда я думаю, что избавилась от этого кошмара, он возникает вновь. Снова и снова. И я не понимаю, почему.
— Не ломай себе голову. — Бен склонился над ней, сжал ей руки. — Уилла, нам нужно принять решение. Через час стемнеет. Мы или остаемся здесь до утра, или возвращаемся обратно. И то и другое рискованно. Неизвестно, что нас подстерегает в темноте.
Она не отняла рук, посмотрела на Адама:
— Ты удержишься в седле?
— Да.
— Тогда, едем. Я не хочу здесь оставаться. — Она глубоко вздохнула. — Как только стемнеет, уезжаем.
Ночь была холодная, ясная, над самой землей стелился туман. В небе светила полная луна. «Если кто-то сидит в засаде, целиться в нас — одно удовольствие», — подумала Уилла. Впереди мчался пес, навострив уши. Лошадь, чувствуя, что хозяйка нервничает, время от времени вздрагивала всем телом.
Под каждым кустом мог таиться убийца, каждый шорох в кустах сулил угрозу. Совсем близко заухал филин, зашелестели крылья. Раздался писк какого-то зверька, застигнутого хищной птицей, и вновь воцарилась тишина.
В голубом свете луны горы казались необычайно красивыми; силуэты деревьев чернели на фоне снега, темные очертания скал зазубринами впивались в небо.
И повсюду подстерегала опасность. Может быть, он ехал именно этой дорогой, а к крупу лошади был привязан страшный трофей. Ведь бедная девочка была для него просто трофеем. Он хотел позабавиться, продемонстрировать всем свою жестокость и безнаказанность.
Уилла передернулась, съежилась под напором ветра.
— С тобой все нормально?
Она оглянулась на Бена. У него глаза поблескивали в темноте, как у рыси. Взгляд был напряженным, острым.
— В день похорон отца, когда Нэйт огласил условия завещания, я думала, что более тяжелого дня в моей жизни не будет. Я чувствовала себя такой беспомощной, обманутой.
Она вздохнула, натянув поводья — впереди начинался неровный склон.
— Потом настал день еще более страшный — когда я нашла Маринада. Все, решила я, это самый страшный момент в моей жизни. Но я снова ошиблась. И вот я думаю, что самое страшное впереди.
— Я не допущу, чтобы с тобой случилось что-то плохое. Верь мне.
— Ты вел себя как последний дурак, Бен. Зачем нужно было пускаться по следу в одиночку? Я уже сказала, я не люблю героев, а еще меньше люблю дураков.
Она пришпорила лошадь, стремясь побыстрее попасть туда, где светились огни.
— Да, она мне это сказала, — прошептал Бен Адаму.
— И она права, — неодобрительно покачал головой Адам. — Ты ведь был совсем один. От меня проку никакого, Уилла была занята моей раной. Как ты мог отправиться туда в одиночку?
— На моем месте ты сделал бы то же самое.
Это было правдой.
— Но мы ведь говорим не обо мне, а о тебе. Ты знаешь, что она плакала?
Бен заерзал в седле, пробурчал:
— Вот хреновина…
— Я обещал, что ничего тебе не скажу. И не сказал бы, если бы она плакала только из-за моей раны. Но я-то знаю, слезы посвящались тебе. Если бы ты чуть-чуть задержался, она отправилась бы на розыски.
— Вот это уж было бы…
— Глупостью, — кивнул Адам. — Я попробовал бы ее остановить, но вряд ли у меня это вышло бы. Так что впредь так не делай. — Он повел занемевшим плечом. — А следующий раз непременно будет, Бен. Этот тип не отступится.
— Это уж точно.
Бен стал нагонять Уиллу.


Чертов прицел. Стоил целую кучу денег — «прицел для биатлона» называется. А сам ни к черту не годится.
Джесс вновь и вновь вспоминал случившееся во всех деталях. Во-первых, прицел подвел, во-вторых, ветер. А целился он правильно, просто не повезло, и все тут.
В первый миг, когда конь полукровки поднялся на дыбы, Джесс было подумал, что пуля попала в цель.
Эх, если бы прицел был нормальный.
Все произошло само собой, он поддался порыву. Если бы действовал по плану, Вулфчайлд валялся бы дохлый, да и Маккиннон тоже. А с сестренкой Лили можно было бы как следует позабавиться.
Джесс загасил сигарету, уставился невидящим взглядом в темноту и выругался.
Ничего, будет и другой случай. В этом можно не сомневаться.
То-то Лили пожалеет, да поздно будет.


Каждую ночь Уилла просыпалась от кошмара, обливаясь потом и давясь криком. Снилось ей все время одно и то же: она лежит голая, связанная по рукам и ногам, пытается высвободиться, но веревка впивается в тело все глубже и глубже. По коже стекает кровь, ее запах щекочет ноздри.
И всякий раз, перед тем как проснуться, она видела перед глазами блеск клинка. Нож, описав сверкающую дугу, впивался в ее тело.
Утром Уилла избавлялась от навязчивого видения, но знала, что ночью оно снова будет тут как тут.
А между тем природа просыпалась, и первые робкие признаки весны должны были бы волновать ей кровь. Крокус в горшке, оставшийся еще от матери, покрылся цветами. На лугах появились проталины, дышавшие свежей землей. Телята вовсю резвились в загонах.
Приближалось время сева. Скоро пастбища расцветут зеленью и цветами, горные луга покроются россыпью клевера и одуванчиков. Горы из белых станут серебристыми, а день пойдет на рост.
Но зима, конечно, еще не сдалась. Что ни день шел снег, однако он был уже не такой, как в феврале. А сверху припекало солнце, вселяя надежду, что холодов больше не будет. Погода стояла ясная, солнечная, радующая душу.
Из окна кабинета Уилла увидела Лили. Та почти все время держалась подле Адама, то и дело поправляя ему повязку, подавая то или это.
Рана быстро заживала. У них обоих заживают раны, подумала Уилла.
Наверное, это здорово, когда рядом с тобой преданный, любящий, безоговорочно верящий в тебя человек. Интересно было бы испытать подобное ощущение.
Но и страшно. Или все-таки рискнуть? Может быть, страхи и сомнения развеются? Вот бы погрузиться в мир безудержных, самозабвенных чувств. Испытать все то, что читается в лицах Лили и Адама, когда они смотрят друг на друга.
Уилла видела, как они обмениваются улыбками, подают друг другу какие-то сигналы, понятные только им одним. Заманчиво, думала Уилла. И, должно быть, очень согревает душу. Знать, что для кого-то ты — самое главное.
Глупости все это. Она отвернулась от окна. Столько дел, столько работы, нельзя тратить время на пустые мечтания. Да и потом, она не из тех женщин, кто сводит мужчин с ума. Даже собственный отец и тот обращался с ней как с грязью.
Вот именно. Пора называть вещи своими именами. Здесь, в кабинете, до сих пор ощущался дух Джека Мэрси. Он никогда не думал о своей дочери, ему было на нее наплевать.
А она? Уилла села в его кресло, положила руки на кожаные подлокотники. Что она значила для него? Ничего, жалкую замену сына, которым Джеку так и не суждено было обзавестись.
Даже не замену, подумала она, закипая, и пальцы ее непроизвольно сжались в кулаки. Она была для него охотничьим трофеем, причем таким, которым Джек не мог гордиться. У него на столе даже не было ее фотокарточки.
Зато все стены утыканы головами мертвых зверей. Вот трофеи, которые Джек ценил больше.
В ней всколыхнулись ярость и обида. Уилла вскочила на ноги и, не помня себя от гнева, схватила за рога голову оленя. Трофей обрушился на пол, раздался оглушительный грохот.
— Провалитесь вы все пропадом! — завопила Уилла. — Я вам не трофей!
Она вцепилась в рога горного барана, взиравшего на нее хитрыми стеклянными глазами.
— Это мой кабинет! Мое ранчо!
Справившись с бараном, она набросилась на новую жертву.
Должно быть, в этот момент у нее слегка помутился рассудок. Войдя в раж, она сдирала со стены мертвые головы, обдирая костяшки пальцев и ломая ногти. Зубы ее были ощерены не менее хищно, чем у горной кошки, которую Уилла остервенело сдирала со стены.
В дверях появилась Тэсс, замерла на месте, потрясенная зрелищем: ее младшая сестра пыталась вытащить из угла чучело здоровенного гризли.
В первый миг Тэсс показалось, что медведь напал на Уиллу и явно одерживает победу. Зрелище было одновременно смехотворным и устрашающим.
Громко откашлявшись, Тэсс сказала:
— Ну и дела. Ты что, решила зоопарк открыть?
Уилла обернулась, обожгла сестру свирепым взглядом. Медведь покачнулся и рухнул на пол, как подрубленное дерево.
— Надоели мне эти уроды, — пропыхтела Уилла. — В моем доме их больше не будет.
Тэсс решила, что самое время заговорить голосу рассудка. Прислонившись к двери, она рассудительно сказала:
— Честно говоря, мне этот интерьер никогда не нравился. Не люблю охотничий стиль. Но с чего это вдруг ты решила заняться переустройством своего рабочего кабинета?
— Больше никаких охотничьих трофеев, — сказала Уилла со страстной убежденностью в голосе. — И мы тоже никакие ему не трофеи. Помоги мне вынести все это. — Она протянула руку. — я хочу убрать эту дрянь из дома.
Только теперь Тэсс сообразила, в чем дело. Она закатала рукава, глаза ее зажглись таким же азартным блеском.
— С превеликим удовольствием. И первым делом мы уберем отсюда этого мишку косолапого.
Вдвоем они поволокли здоровенное чучело к двери. Пока они сражались с гризли на лестнице, внизу появилась Лили.
— Это еще что такое?! Ой! — Она схватилась за сердце. — В первый миг мне показалось, что он вас сейчас сожрет.
— Этот медведь уже давно ничего не ел, — задыхаясь, произнесла Уилла и обхватила медведя поудобнее.
— Что вы делаете?
— Меняем интерьер, — объяснила Тэсс. — Помоги нам справиться с этим ублюдком. Он жутко тяжелый.
— Нет, поступим умнее, — решила Уилла. — Ну-ка, Лили, отойди-ка оттуда.
Она навалилась на чучело.
— Ну же, помогай!
— Ладно.
Тэсс поплевала на ладони и тоже уперлась в медведя.
— Лили, ты тоже толкай.
Медведь с грохотом покатился вниз по лестнице. Во все стороны полетела пыль, перила затрещали. Из кухни выбежала перепуганная Бесс, держа в руке «беретту» двадцать второго калибра. В последнее время она взяла за правило держать в фартуке пистолет.
— Господи боже! — Она замахала руками, зачихала от пыли. — Девочки, что вы такое затеяли? У нас в прихожей медведь!
— Ничего, он уже уходит, — сказала Тэсс, и все расхохотались.
— А кто будет убирать весь этот бардак? — поинтересовалась Бесс и осторожно потрогала опасного зверя носком туфли.
— Сейчас уберем. — Уилла вытерла потные ладони о джинсы. — Можно считать, что это весенняя уборка.
Она вернулась обратно в кабинет.
Немного успокоившись, Уилла осмотрела следы разгрома. Повсюду валялись головы зверей, словно тела убитых после взрыва бомбы. Деревянные доски, на которых были закреплены трофеи, болтались на одном гвозде или валялись на полу. На ковре зловеще поблескивал стеклянный глаз.
— Вот это да, — вздохнула Уилла. — Ну и разгром.
— Ты здорово всыпала им, подружка. — Тэсс хлопнула ее по спине. — У них не было против тебя ни единого шанса.
— Ужасно, — сказала Лили. — Просто кошмар. — Она икнула, отвернулась и хихикнула.
— Извините, я вовсе не хотела смеяться.
Она прижала ладони к животу.
— Просто тут такой бедлам. Какая-то лесная распродажа.
— Да, видок жутковатый. — Тэсс начала подхихикивать. — Отвратная картина. Жаль, Уилл, ты не видела себя со стороны. Мне показалось, что ты танцуешь танго с медведем.
— Я ненавижу их. Я их всегда ненавидела, — выдавила из себя Уилла, а потом, не в силах удержаться, уселась на пол и закатилась хохотом.
Сестры разразились истерическим смехом, со всех сторон окруженные мохнатыми головами.
— Всех к черту, — вымолвила Уилла сквозь слезы и схватилась за бока. — Вот сейчас соберусь с силами, встану и выкину их отсюда к чертовой матери.
— Во всяком случае, скучать я по ним не буду, — сказала Тэсс. — Но куда их девать?
— Сожжем, закопаем, раздадим. — Уилла пожала плечами. — Не имеет значения.
Она глубоко вздохнула и решительно встала на ноги.
— Начинаем уборку.
С этими словами она взвалила на плечи голову лося.
Вскоре перед крыльцом выросла целая груда охотничьих трофеев — головы лосей, оленей, горных баранов, медведей, чучела птиц, рыб, рога антилопы. Рядом толпились и возбужденно перешептывались ковбои.
Своим представителем они выслали Джима Брюстера.
— Могу ли я поинтересоваться, дамы, чем это вы тут занимаетесь? — деликатно осведомился он.
— Весенняя уборка, — ответила Уилла. — Пусть Вуд разведет костер и выроет яму. Мы похороним эти останки, как положено.
— Что, угробите такую красотищу? — ахнул Джим и вернулся к своим товарищам.
Они загудели, но довольно быстро пришли к единому мнению. К крыльцу вновь подошел Джим.
— Может, отдадите их нам? Мы бы украсили общагу. Жалко гуубить такие шикарные трофеи. Вон тот олень, например, здорово смотрелся бы над камином. А медведя мистер Мэрси очень любил.
— Верите что хотите, — отмахнулась Уилла.
— Можно я возьму рысь? — сразу же выскочил вперед Билли. — Она такая классная.
— Ради бога, — пожала плечами Уилла.
Ковбои тут же начали спорить между собой и делить добычу.
— Ну спасибо, нечего сказать, — проворчал Хэм, глядя, как четверо ковбоев волокут гризли в общежитие. — Теперь я буду любоваться на этого урода каждое утро и каждый вечер. Вот увидишь, они все стены позавесят этой дрянью.
— Лучше там, чем у меня дома, — упрямо сказала Уилла. — А что касается медведя, Хэм, то Джек застрелил его с твоей помощью.
— Да, я был там. Но это не значит, что я влюблен в этого медведя. Билли, осторожней, хребет себе сломаешь. Не ковбои, а идиоты какие-то, — пробурчал он, двигаясь следом за своими подопечными. — Будут теперь вешать свои шляпы на оленьи рога.
— Ну вот, все довольны, — заключила Тэсс.
— Да. Теперь наведем порядок в библиотеке.
— У меня остается час, — сказала Тэсс, взглянув на часы. — Потом у меня свидание.
Дело в том, что ей только сегодня доставили из магазина нижнего белья (магазин назывался «Интимные радости») очаровательный пеньюар. На Нэйта он должен был произвести неизгладимое впечатление.
«Он в два счета меня из этого пеньюара вытащит», — подумала Тэсс.
Тут ее мысли вновь вернулись к Уилле.
— Слушай, по-моему, сегодня вы с Беном должны идти в кино? — с невинным видом осведомилась она.
— Кажется, да.
— А Лили с Адамом устраивают ужин тет-а-тет.
— Правда? — спросила Уилла.
— Ну, у нас сегодня вроде юбилея. Прошел как раз месяц с тех пор, как… — Лили покраснела.
Она сегодня тоже получила товар из «Интимных радостей».
— У Бесс сегодня выходной, — продолжила Тэсс, делая вид, что разглядывает маникюр. Лак на ногтях несколько пооблупился после войны со зверьем. — Она говорила, что проведет ночь в Эннисе, у своей подружки Мод Уиггинс, такой же сплетницы, как она сама. Я переночую у Нэйта, так что ты остаешься одна.
— Ой, тебе нельзя оставаться одной, — вскинулась Лили. Я могу…
— Господи, Лили! — Тэсс закатила глаза. — Она не будет здесь одна. Разве что по дурости или упрямству. Женщина умная, решительная, ловкая приоделась бы, надушилась и предложила Бену провести тихий вечер вдвоем.
— Бен решит, что я сошла с ума, если я разоденусь и скажу, что хочу остаться дома.
— Хочешь пари?
Уилла почувствовала, что ее губы против воли растягиваются в улыбке.
— Не знаю, сейчас все так сложно… А тут еще придется снова с Беном воевать.
— Да что же здесь сложного? — Тэсс крепко взяла сестру за руки. — Ты скажи прямо: хочешь его или нет? Да или нет?
Уилла вспомнила о том, как сладко замирает у нее все внутри, когда она думает о Бене.
— Да.
Тэсс удовлетворенно кивнула.
— Прямо сейчас?
— Да. — Уилла шумно выдохнула. — Сейчас.
— Тогда к черту весеннюю уборку. Закончим завтра. Нам с Лили понадобится по меньшей мере час, чтобы найти в твоем гардеробе что-нибудь хоть мало-мальски сексуальное.
— Я не желаю, чтобы ты снова меня одевала.
— Это доставит нам удовольствие, — рассеянно ответила Тэсс, готовая к действию. — Эй, Лили, куда ты подевалась?
— За свечами, — крикнула Лили снизу. — Нужно будет повсюду поставить свечи. Я сейчас вернусь.
— Свечи? — Уилла всплеснула руками. — Значит, я должна разодеться, понатыкать у себя в спальне свечей и сказать, что мне не хочется идти в кино? Но ведь это настоящая ловушка.
— Конечно, ловушка. Ты расставляешь ему капкан.
В дверях Тэсс остановилась, критически осмотрела Уиллу. Предстояла большая работа. Ну и антураж, естественно, должен быть соответствующий.
— Уверяю тебя, он будет благодарен за то, что ты этот капкан расставила.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь великого грешника - Робертс Нора



Итересно было, но перечитывать не буду
Дочь великого грешника - Робертс НораNemona
9.01.2012, 12.01





книга захватывающая советую прочитать моя оценка 9 из 10.
Дочь великого грешника - Робертс Норататьяна
14.01.2012, 12.42





Интересный романчик,3в1
Дочь великого грешника - Робертс НораТанюшка
3.02.2013, 20.40





Столько восторженных отзывов об этом авторе и,в частности,об этом романе на других сайтах!Не впечатлило.Кое как дождалась,что нашли злобного маньяка,оказалось не то.Детективная линия никудышная,делетанство сплошное.Из сестер только Тесс вызывает симпатию,Уилла сумасбродка по поводу и без повода в драку лезет.О третьей сестре вообще нечего сказать-жертва обстоятельств.Все растянуто и размазано.Можно бы почитать о жизни на ранчо с семейно-любовными завитушками-интригами,если бы не эти подробные описания жутких,изуверских убийств.Как может женщина(автор) это смаковать?И на кого рассчитаны подобные сюжеты?Не сказать,что сильно впечатлительная,но подобные описания вызывают отвращение.
Дочь великого грешника - Робертс НораГандира
27.11.2013, 1.01





А мне понравился!Столько эмоций,страстей, я и смеялась где было смешно и слёзы были а сколько напряжения в этом романе из за убийства,не знаю каждый должен прочитать и оставить своё мнение.
Дочь великого грешника - Робертс НораАнна
15.12.2013, 10.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100