Читать онлайн Дочь великого грешника, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь великого грешника - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь великого грешника - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь великого грешника - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Дочь великого грешника

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Из дневника Тэсс:
"Снег начинает мне нравиться. А может, я начинаю медленно сходить с ума. Каждое утро я смотрю из окна спальни и вижу мир, весь белый и сияющий. Конца и края ему нет. Вот холод мне не нравится. И хренов ветер тоже. Зато снег, особенно если смотришь на него из тепла, по-своему привлекателен. Видимо, я опять успокоилась.
Через неделю Рождество. За все это время ничего примечательного не случилось. Никаких трупов, никаких убитых зверей. Только снег и тишина. Может, полицейские все-таки правы и убийца лысого толстяка был залетной птичкой. Будем надеяться, что так и есть.
Лили вовсю готовится к празднику. Она милая и забавная. Ведет себя, как ребенок. Таскает какие-то свертки, заворачивает подарки, печет кексы. Кексы получаются что надо, из-за этого мне пришлось на пятнадцать минут увеличить время утренней гимнастики.
Мы ездили в Биллингс за рождественскими подарками. С Лили проблем не возникло. Я купила для нее хорошенькую брошку: мустанг, вставший на дыбы. Миленько, женственно — то, что надо. Долго думала, что подарить суровой Бесс. Выбрала поваренную книгу. Лили одобрила, а это гарантия успеха. Хуже будет с нашей девочкой-ковбоем. Для нее у меня пока ничего нет.
Я все не пойму, то ли она бесстрашная, то ли просто дура.
Она каждый день куда-то ездит, причем обычно одна. Работает на износ, а по вечерам еще таскается в общежитие разговаривать с ковбоями. Когда же наконец возвращается домой, то сидит, уткнувшись в бумажки.
Увы, я начинаю ею восхищаться — против воли. В конце концов, я знаю, что подарю ей — кашемировый свитер. Обычно она ничего, кроме фланели, не носит. Но свитер — ярко-алый, нежный и очень женственный. Скорее всего, она наденет его поверх рабочей одежды и пойдет в нем кастрировать быков. Ну и черт с ней.
Адаму я подарю очаровательную акварель с горным пейзажем. у меня к нему очень доброе, почти сестринское отношение. Акварель должна ему понравиться.
После долгих колебаний я решила, что Бену и Нэйту подарю что-нибудь недорогое. Хоть они и не живут на ранчо, но часто здесь бывают. Бен получит видеокассету с «Красной рекой». Хорошая комедия. Надеюсь, ему понравится.
Что касается Нэйта, то здесь пришлось поломать голову. Произведя разведку, я установила, что он любит поэзию. Хорошо — получит томик Китса. А там посмотрим…
В общем, хожу по магазинам, вдыхаю ароматы кухни, украшаю дом и потихоньку втягиваюсь в рождественское настроение. Только что отправила мамочке целую тонну подарков. Ее в подарках интересует не качество, а количество. Будет ей теперь работа — сдирать яркие обертки со всех этих коробочек и сверточков.
Как это ни странно, я по ней скучаю.
Несмотря на всю эту суету, я какая-то вялая. Слишком много времени провожу взаперти. Никогда еще у меня не было столько досуга. Зимой здесь ничего не происходит, а в пять часов вечера уже темно. Может быть, мне написать книгу? Просто так, для забавы. Чтобы было чем заняться по вечерам. А ночи здесь такие длинные.
Кстати, о длинных ночах… Поскольку все тут понемножку успокоилось, я намерена сесть в джип и съездить к Нэйту. Вручу ему подарок лично. Хэм объяснил мне, как туда проехать. Место называется «Участок Нэйта». Я уже несколько недель жду, что он сам меня позовет, сделает первый шаг. Видно, не дождусь. Придется взяться за дело самой.
Прямо не знаю, как действовать, чтобы поскорее затащить его в постель. Будем руководствоваться инстинктом. Если ухаживание и дальше пойдет такими темпами, раньше весны он меня не трахнет.
Пропади оно все пропадом".


— Ты куда? — спросила Уилла, видя, как Тэсс спускается по лестнице.
— В одно место. — Тэсс вскинула голову, окинула взглядом сестру, как всегда, облаченную в джинсы и фланелевую рубашку. — А ты?
— А я только что вернулась. У меня нет времени часами крутиться перед зеркалом. — Уилла удивленно нахмурилась. — Да на тебе нарядное платье!
— Не может быть! — Изобразив удивление, Тэсс уставилась на облегающее синее шерстяное платье. — Откуда же оно взялось? — Хмыкнув, она взяла с вешалки куртку. — Нужно отвезти рождественский подарок. Ты ведь не забыла, что скоро Рождество? Женщина ты занятая, но про Рождество-то, наверное, слыхала?
— Был такой слушок, — задумчиво сказала Уилла, разглядывая высокие каблуки и вызывающее платье сестры. Да и духи благоухали слишком уж соблазнительно.
— Кому подарок-то?
— Решила наведаться к Нэйту, — объявила Тэсс, застегивая куртку. — Надеюсь, он будет мне рад.
— Ах вот оно что. Я должна была сама сообразить, — пробормотала Уилла. — Смотри, свернешь себе шею на этих шпильках.
— У меня прекрасный вестибулярный аппарат, — отмахнулась Тэсс. — Ты ложись спать, сестренка, не жди меня.
— Ну-ну, надеюсь, у Нэйта тоже хороший вестибулярный аппарат, — сказала Уилла, провожая ее взглядом.
Тэсс грациозно прошествовала к джипу, а Уилла отправилась в гостиную. Там она легла на диван и принялась разглядывать украшенную елку. Потом зарылась лицом в подушку.
Рождество всегда было для нее очень тяжелым временем года. В декабре умерла мать. Конечно, Уилла ее не помнила, но знала, когда это случилось. Память о трагедии омрачала ей праздник. Бесс всегда старалась устроить для девочки настоящее Рождество — наряжала елку, пекла всякие вкусности, дарила подарки, пела песенки. Но семья ни разу не собиралась вместе, чтобы отпраздновать праздник. От отца Уилла не получила ни одного подарка.
Правда, с Адамом подарками они обменивались — но делал! это поздно вечером, когда отец, уже упившись, храпел у себя спальне.
Под елкой для Уиллы находились подарки, но она знала, что они не от отца, а от Бесс. Когда Уилле исполнилось шестнадцать она перестала притрагиваться к этим подаркам. Надоела вся эта ложь. Бесс еще пару раз попробовала, но потом отступилась.
А утро после Рождества означало скверное настроение отца похмелье, несправедливые придирки. Один раз Уилла попробовала возразить и тут же заработала пощечину.
В общем, она привыкла обходиться в жизни без праздников.
А сейчас Уилла чувствовала себя смертельно усталой. Зима обрушилась слишком быстро, слишком свирепо. Потери в стаде были больше, чем она ожидала. Вуд беспокоился, хватит ли запасенного зерна, упали рыночные цены на коров. Оснований, — паники пока не было, но ситуация создалась тревожная.
И еще Уилла каждый день выходила из дома, смертельно боясь, что вновь обнаружит чье-нибудь окровавленное и истерзанное тело.
И поговорить не с кем, думала она. Приходится изводиться в одиночестве. Не хватало еще напугать Лили и Тэсс. Они и так на взводе. Уилла попросила Адама и Хэма приглядывать за сестрами, когда они куда-то отправляются.
Но вот сейчас Тэсс уехала из дома в одиночестве, а у Уиллы не хватило сил и энергии ее остановить.
Надо позвонить Нэйту, сказала она себе. Предупредить его. Пусть позаботится о Тэсс. Но сил подняться не было. Ведь если сесть на диване и открыть глаза, то увидишь яркое, нарядное зеленое дерево, под которым сложены подарки…
— Если решила поспать, то ложись как следует, — раздался голос Бена.
— Я не сплю, — ответила Уилла. — Просто прилегла отдохнуть. Шел бы ты отсюда.
— Я сюда тащился издалека, а она велит мне убираться. — Бен уселся рядом. — Слушай, Уилл, ты совсем себя не жалеешь.
Он силой повернул ее лицом к себе и увидел, что ее щеки мокры от слез.
— Ты плачешь.
— Вовсе нет. — Сгорая от стыда, она спрятала лицо. — Просто устала. — Но тут голос ее предательски дрогнул. — Оставь меня в покое. Оставь меня. Я устала.
— Иди сюда, милая.
Бен не привык иметь дело с плачущими женщинами, но это его ничуть не смутило. Он легко, как ребенка, приподнял ее и посадил к себе на колени.
— Ну, что случилось?
— Ничего. Просто… Все не так, — всхлипнула она, положив голову ему на плечо. — Я не знаю, что со мной творится. Я не плачу.
— Хорошо, ты не плачешь. — Он прижал ее сильней. — Давай просто посидим. Тебя очень приятно держать в руках, хоть ты и жутко костлявая.
— Я ненавижу Рождество.
— Чушь. — Он поцеловал ее в лоб. — Ты просто вымоталась. Нужно устроить себе каникулы. Возьми сестер, и отправляйтесь на какой-нибудь из здешних курортов. Примешь грязевые ванны, повеселишься, отдохнешь.
Уилла насмешливо фыркнула. Ей было уже лучше. — Могу себе представить. Я и сестренки сидим в грязи по горло и обмениваемся сплетнями. Хорошо же ты меня знаешь.
— Есть другое предложение. Поехали со мной. Снимем номер со здоровенным джакузи, с постелью в виде сердечка, а на потолке — зеркало. Зеркало нужно для того, чтобы видеть, как мы занимаемся любовью. Так быстрее научишься.
Предложение звучало заманчиво, но Уилла пожала плечами:
— Мне торопиться некуда.
— Зато мне есть куда, — прошептал он и, запрокинув ей голову, поцеловал ее в губы. — Как же я по тебе соскучился.
Она не противилась, не сопротивлялась — ведь Бен дела именно то, в чем она так нуждалась. Твердые руки, нежные губы, тепло, уверенность. Уилла обхватила его за шею, разом забыв о тревогах, сомнениях и скверных воспоминаниях.
Вот человек, которому можно рассказать все. Он выслушает поймет. Да, Бен нужен ей не меньше, чем она ему.
Маккиннон почувствовал, что Уилла отбросила осторожность. Обезоруженная, она оказалась необычайно нежной, женственной, страстной.
Сочетание невинности с пылкостью было настолько неотразимым, что Бен сдерживался с трудом.
На этот раз он сам отстранился, а Уилла недовольно простонала..
Бен проявил благоразумие — ткнул ее лицом себе в плечо.
— Давай-ка лучше просто посидим.
Она чувствовала, как учащенно бьется его сердце. У нее и I самой оглушительно пульсировало в висках.
— Ты меня заводишь, Бен. Не понимаю, почему это происходит именно с тобой. Не понимаю.
— Что ж, рад слышать. — Он вздохнул, прижался к ней щекой. — Это совсем неплохо.
— Может, и неплохо…
Она сидела у него на коленях, дожидаясь, пока пройдет наваждение.
Смотрела на елку, на вспыхивавшие огоньки, на легкий снег за окном.
— Тэсс поехала к Нэйту, — сказала она. Бен отлично понял, что она имела в виду.
— Ты беспокоишься?
— На Нэйта можно положиться. Я надеюсь на это. Она нервно взмахнула рукой, потом закрыла глаза.
— Ты беспокоишься, что с ней что-то случится?
— Да. Уже несколько недель все тихо, но… — Она вздохнула. — Не могу же я смотреть за ней день и ночь.
— Не можешь.
— Она такая самоуверенная. Мадам из большого города, курсы самообороны, шикарные тряпки и все такое. Все это чушь собачья. В прерии она как мышка среди голодных котов. Что с ней будет, если сломается джип или если она заблудится? — Уилла сделала над собой усилие и сказала то, что мучило ее больше всего. — А если этот тип, который убил Маринада, все еще здесь?
— Ты же сама сказала, несколько недель уже все тихо. Скорее всего, убийца давно убрался.
— Если ты веришь в это, то почему заглядываешь сюда каждый день, да еще под всякими дурацкими предлогами?
— Не такими уж дурацкими, — пожал плечами Бен. — Я приезжаю сюда из-за тебя. — Она фыркнула, а он повторил: — Из-за тебя. Ну и из-за ранчо, конечно. — Он вновь поцеловал ее. — Знаешь, давай-ка я заеду к Нэйту и проверю, добралась ли она туда.
— Никто не просит тебя вмешиваться в мои дела.
— Это точно, никто не просит. — Он снял ее с колен, поднялся. — А когда-нибудь ты меня попросишь. Обязательно попросишь. Пока же буду действовать так, как считаю нужным. Ложись спать, тебе нужно хорошенько выспаться. А я проверю, как там дела у твоей сестры.
Уилла проводила его недоуменным взглядом. О чем это таком должна она его попросить?


До места Тэсс добралась благополучно. Поездка через заснеженную равнину, в кромешной тьме, показалась ей романтическим приключением. Радио орало на всю катушку, потому что удалось найти станцию, крутившую настоящий рок. Тэсс вопила, подпевая Роду Стюарту, пока на горизонте не показались огни — это было ранчо Нэйта.
Картинка была — просто загляденье: аккуратная дорога, опрятные домики, ухоженная изгородь, живописные рощицы.
Свет фар встревожил лошадей, и из конюшни в загон метнулись три силуэта.
Не кони, а настоящие красавцы, подумала Тэсс, любуясь развевающимися гривами и грациозно переступающими ногами. Один из коней подбежал к самой изгороди, и Тэсс остановилась, чтобы как следует разглядеть элегантный силуэт и лоснящийся круп животного.
Затем дорога сделала плавный поворот и вывела к главному Дому. Он тоже был аккуратный и красивый. Безо всяких претензий — двухэтажное здание с просторным крыльцом и белыми ставнями, ярко выделявшимися на фоне темных деревянных стен. Из двух труб в небо, сыпавшее мелким снежком, тянулся дымок. Простенько и со вкусом, подумала Тэсс. Вполне в стиле хозяина.
Улыбаясь, она вылезла из машины. Сумку и подарок прихватила с собой. Но возле самого крыльца ее ждало потрясение: вздыбившаяся в прыжке рысь.
Тэсс завизжала и попятилась назад, ударившись спиной о капот джипа. Желтые глаза рыси смотрели прямо на нее. Тэсс не сразу сообразила, что перед ней чучело.
Было чего испугаться: чучело скалилось клыками, и можно было представить, какая участь ждет жертву, попавшую в лапы к этому хищнику. Тэсс успокоилась не сразу. Ну и украшеньице, подумала она. Обошла чучело стороной и осторожно поднялась по ступенькам.
Что за дурацкая идея — украшать подобным ужасом вход в свой дом? Нервно засмеявшись, Тэсс взглянула на подарок. Неужели этот человек любит Китса?
Ну и места тут, не приведи господь.
Она подняла руку, чтобы постучать, но тут дверь распахнулась сама. Тэсе, и без того издерганная, чуть не взвизгнула от неожиданности.
На пороге стояла невысокая черноволосая женщина, в упор разглядывая гостью. Женщина была поперек себя шире и при этом еще обряжена в пушистую шубу и замотана во множество шарфов. Тэсс разглядела, что в темных волосах пробивается седина.
— Чем могу служить, сеньорита? — певуче спросила брюнетка. Голос у нее был неожиданно звучный, чувственный, и Тэсс по профессиональной привычке сразу же представила себе характер и биографию этого персонажа.
— Здравствуйте, меня зовут Тэсс Мэрси, — широко улыбнулась она.
— Здравствуйте, сеньорита Мэрси.
Женщина посторонилась, чтобы Тэсс могла войти.
— Я хочу увидеть Нэйта, если он свободен.
— Он в кабинете. Вон там, я покажу.
— Вы же собирались уходить? — возразила Тэсс, предпочитавшая застать Нэйта врасплох. — Не беспокойтесь, я найду его. Как вас зовут, сеньора?
— Круз. — Женщина покосилась на протянутую руку, но на пожатие все-таки ответила. — Мистер Нэйт будет рад вас видеть.
Это еще вопрос, подумала Тэсс и вновь просияла улыбкой.
— Привезла ему подарок. — Она показала сверток. — Сюрприз!
— Очень щедро с вашей стороны. Третья дверь налево.
Уголки губ брюнетки дрогнули в едва заметной улыбке. Цель визита была разгадана. Женщина — не мужчина, ее не обманешь.
— Всего вам хорошего, сеньорита Мэрси.
— Спокойной ночи, сеньора Круз.
Хихикнув, Тэсс закрыла за толстухой дверь и осталась в прихожей одна.
Паркетный пол был накрыт яркими коврами с геометрически узором. На стенах, выкрашенных в цвет слоновой кости, висели довольно симпатичные гравюры и рисунки. В бронзовых вазах стояли засушенные цветы. Очень красиво, оценила Тэсс. Должно быть, сеньора руку приложила.
В гостиной пылал камин, а на мраморной каминной доске горели свечи. Мебель здесь была очень мужская: широкая, основательная, темных цветов, контрастировавших с яркими коврами и светлыми стенами.
Любопытное сочетание, подумала Тэсс. Просто, по-мужски, но уютно.
Из приоткрытой двери кабинета доносились негромкие звуки музыки. Тэсс узнала концерт Моцарта.
А вот и он, долговязый, сексапильный, сидит в черном кожаном кресле за большим дубовым столом. На столе горит лампа, освещает руки, перелистывающие какие-то бумаги. Лоб у Нэйта был нахмурен, галстук распущен, золотистые волосы спутаны. Время от времени Нэйт проводил по ним рукой.
Чудненько, подумала Тэсс, чувствуя, как учащенно бьется ее сердце. Подшучивая над собственной нервозностью, она наблюдала за Нэйтом, очень довольная тем, что он ее до сих пор не заметил.
Вдоль стен выстроились полки с книгами, у локтя Нэйта примостилась кружка с кофе, и весь этот уют дополняла классическая музыка.
Все, Нэйт, тебе конец, решила Тэсс,
— Добрый вечер, адвокат Торренс, — громко сказала она, приняв эффектную позу: на лице улыбка, голова гордо вскинута, взгляд победительный.
Нэйт удивленно вскинулся, захлопал глазами.
— Здравствуйте, мисс Мэрси.
Он увидел, что ее волосы припорошены снегом. И еще он увидел многозначительную, невыразимо женскую улыбку на ее Устах. Нэйт внутренне напрягся, но при этом изобразил радушие:
— Какой приятный сюрприз.
— Надеюсь. Надеюсь также, что не отрываю вас от какого-нибудь важного дела.
— Важного, но не очень.
Нэйт уже и думать забыл о лежавшем перед ним документе.
— Меня впустила сеньора Круз.
Тэсс направилась к столу, вспомнив о рыси. Вот хищник, у которого стоит поучиться: сначала поиграй с жертвой, а потом уже пускай в ход клыки и когти.
— Это ваша экономка, да?
— Да, это моя экономка.
Нэйт не знал, как ему себя вести. Встать, предложить ей выпить? Или лучше остаться на месте? Почему она смотрит на него так, словно уже проглотила его и пальчики облизала?
— Мария и ее муж Мигель всем здесь заправляют. Вы приехали, I Тэсс, просто со светским визитом или вам понадобился юрист?
— Со светским. Исключительно светским.
Она скинула куртку и с удовлетворением отметила, как вспыхнули его глаза. Значит, платье выбрано удачно.
— Честно говоря, мне надоело сидеть дома.
Она бросила куртку на спинку стула, а сама грациозно села нал краешек стола, чтобы обнажить коленку.
— Засиделась без дела.
— Бывает.
Нэйт уставился на ее ногу. Впервые он видел эту деталь ее анатомии не в джинсах, а в тоненьком чулочке. Во рту у Нэйта пересохло.
— Хотите выпить?
— Это было бы очень мило. — Тэсс медленно закинула ногу на ногу. Край платья задрался еще выше. — Что вы можете мне предложить?
— Я?..
Нэйт чувствовал себя полным идиотом, он никак не мог взять в толк, о чем она его спрашивает.
Очень неплохо, подумала Тэсс и спрыгнула на пол.
— Я посмотрю сама, ладно?
Она открыла бар и достала бутылку вермута.
— Вам налить?
— Да, спасибо.
Нэйт отодвинул чашку с кофе в сторону. Тут требовался напиток покрепче.
— Я к вам уже пару дней не заглядывал. Как дела на ранчо?
— Все тихо.
Она принесла два бокала и снова уселась на стол, но уже поближе к Нэйту.
— Готовимся к празднику. — Она наклонилась, чокнулась с ним бокалом. — За веселое Рождество. Собственно говоря… — Она отпила. — Я затем сюда и приехала. Поздравляю, Нэйт. — И протянула ему подарок.
— Это мне? — Он подозрительно прищурился, ожидая какого-то подвоха.
— Да, маленький сувенир. Как доброму другу и семейному адвокату. — Она лукаво улыбнулась. — Откроете сейчас или дождетесь Рождества? — Тэсс как бы ненароком облизнула верхнюю губу, и Нэйт заерзал в кресле. — Я могу заехать и после Рождества.
— Нет, я обожаю подарки.
Он нетерпеливо разорвал бумагу и растрогался, прочтя надпись на корешке.
— Китса я тоже обожаю.
— Так я и слышала. Думала, будете читать и вспоминать обо мне.
Он покосился на нее:
— Я вспоминаю о вас и без подобных ухищрений.
— Правда? — Она придвинулась чуть ближе, взяла его за узел галстука. — И что же вы обо мне думаете?
— Ну, сейчас я думаю, что вы пытаетесь меня соблазнить.
— Вы такой умный, такой сообразительный. — Она проворно села к нему на колени. — И вы абсолютно правы.
Потянув Нэйта за галстук, она впилась ему в губы поцелуем.
Ею владело чувство простое и настоящее — как этот дом, как этот мужчина. Нэйт обхватил ладонями ее полные, тяжелые груди, а когда Тэсс уселась на него верхом, подхватил ее под ягодицы.
Прежде чем он успел перевести дыхание, она уже развязала ему галстук и принялась расстегивать пуговицы на рубашке.
— Если бы я еще неделю прожила без тебя, у меня началась бы истерика, — сообщила Тэсс, слегка прикусив губами его шею. — Если уж мне суждена истерика, то лучше с тобой.
Нэйт дышал с трудом, но руки его не бездействовали: задрали повыше подол ее платья, с наслаждением заскользили по гладкой, голой коже, обнаружившейся в промежутке между трусиками и чулками.
— Здесь нельзя, — выдохнул он, снова принявшись мять ее грудь. — Идем наверх, — прошептал он, на миг оторвавшись от ее губ.
— Нет, здесь.
Она запрокинула голову, чтобы Нэйту было удобнее целовать ее в шею. У него такие замечательные губы! Она догадывалась об этом раньше.
— Прямо здесь и прямо сейчас. — Тэсс чувствовала, что уже находится на подступах к оргазму.
— Скорее, — попросила она, расстегивая ему ремень. — Первый раз — быстро. Изысками займемся потом.
В этом Нэйт был с ней абсолютно солидарен. Он чуть не лопался от нетерпения. Пока Тэсс возилась с пуговицами на его брюках, он расстегивал «молнию» на ее платье.
— Не имею никаких возражений… Господи, ну и фигура у тебя.
Он стянул с ее плеч расстегнутое платье и замер, любуясь пышным бюстом, рвавшимся на волю из тесного черного бюстгальтера. С бюстгальтером Нэйт обошелся круто — сорвал его зубами, а затем стал жадно целовать обнажившуюся грудь.
Это было настоящим шоком. Тэсс всегда считала, что у нее здоровый сексуальный аппетит, но реакция на ласки Нэйта превзошла все ее ожидания.
— О боже! — застонала она и, закинув голову, затрепетала в судорогах первого, самого сладкого оргазма. — Еще, еще!
У Нэйта закружилась голова. Продолжая шарить руками по ее, телу, он губами потянулся к ее губам.
— Нужно подняться наверх. Я не могу заниматься сексом за! своим рабочим столом. Это уж слишком.
— Ничего страшного.
Она прислонилась к нему лбом, три раза глубоко вздохнула. Никогда еще Тэсс не испытывала такого трепета. Прямо как школьница, целующаяся в первый раз.
Она наскоро смахнула со стола все, что на нем лежало. Воспользовавшись паузой, Нэйт цапнул ее зубами за грудь. Тэсс задохнулась, поспешно открыла сумочку, и оттуда высыпался целый дождь презервативов — их было не меньше дюжины.
Нэйт захлопал глазами, откашлялся:
— Прямо не знаю, пугаться мне или чувствовать себя польщенным.
Она хрипло рассмеялась. Полуголая, раскрасневшаяся, она смотрелась необычайно соблазнительно.
— Считай, что это вызов.
— Вызов принят.
Он потянулся за пакетиком, но Тэсс игриво ударила его по руке.
— Ну уж нет. Этим я займусь сама.
Глядя ему в глаза, она надорвала обертку. Под аккомпанементу Моцарта, грациозный и неторопливый, она стянула с Нэйта брюки, хищно зачмокала губами и не спеша натянула тонкую защитную пленку.
Нэйт впился пальцами в подлокотники кресла. Какие ловкие, нежные у нее пальцы. Ему стало страшно — вдруг он опозорится и взорвется, когда еще ничего не началось. Совсем как неопытный мальчишка.
— Как же здорово у тебя это получается.
Она улыбнулась:
— Именно об этом я и мечтала с самой первой нашей встречи.
— В самом деле? И я могу сказать то же самое.
Он взял ее за бедра и усадил на себя сверху, а Тэсс положила руки ему на плечи и крепко впилась в них пальцами.
— Зачем же мы потеряли столько времени?
— Черт его знает.
Медленно, глядя ей в глаза, Нэйт потянул ее на себя, и их тела слились. Тэсс задрожала, издала низкий, горловой стон, закрыла глаза, снова открыла.
— Да, да, — сказала она и улыбнулась.
— Да, — повторил он и крепко взял ее за талию, а Тэсс уверенно, ловко и самозабвенно пустилась в скачку.
Позднее, когда она обессиленно лежала на его груди, Нэйт дотянулся до телефона. Тэсс недовольно заворчала, но он все же набрал номер.
— Уилла? Это Нэйт. Тэсс у меня… Да. Она останется на ночь. Он обернулся, поцеловал Тэсс в голое плечо и только теперь заметил, что она так и не сняла платье. Ничего, еще успеем, подумал он.
— Нет, с ней все в порядке. Более чем. Вернется утром. Пока.
— Очень любезно с твоей стороны, — прошептала Тэсс.
Она расстегнула его рубашку до конца и лениво водила пальцем по его груди.
— Иначе она бы беспокоилась.
Он стянул с нее платье через голову. Теперь Тэсс осталась в кружевных чулках и туфлях на высоком каблуке. На губах ее играла самодовольная ухмылка. Ухмылку он бы оставил, а все остальное снял бы.
— Как ты себя чувствуешь?
— Чудесно. — Она откинула волосы со лба, обняла его руками за шею. — А ты?
— Чувствую себя счастливчиком.
Он приподнял ее за ягодицы и устроил на столе, отодвинув в сторону чернильный прибор.
— А сейчас мне повезет еще больше.
Тэсс поглядела на него с веселым удивлением.
— Неужели уже начинается второй раунд?
— Держись, детка. — Он провел руками по ее телу и обрадовался, когда Тэсс затрепетала.
Вскоре она поняла, что предостережение не было пустой угрозой.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь великого грешника - Робертс Нора



Итересно было, но перечитывать не буду
Дочь великого грешника - Робертс НораNemona
9.01.2012, 12.01





книга захватывающая советую прочитать моя оценка 9 из 10.
Дочь великого грешника - Робертс Норататьяна
14.01.2012, 12.42





Интересный романчик,3в1
Дочь великого грешника - Робертс НораТанюшка
3.02.2013, 20.40





Столько восторженных отзывов об этом авторе и,в частности,об этом романе на других сайтах!Не впечатлило.Кое как дождалась,что нашли злобного маньяка,оказалось не то.Детективная линия никудышная,делетанство сплошное.Из сестер только Тесс вызывает симпатию,Уилла сумасбродка по поводу и без повода в драку лезет.О третьей сестре вообще нечего сказать-жертва обстоятельств.Все растянуто и размазано.Можно бы почитать о жизни на ранчо с семейно-любовными завитушками-интригами,если бы не эти подробные описания жутких,изуверских убийств.Как может женщина(автор) это смаковать?И на кого рассчитаны подобные сюжеты?Не сказать,что сильно впечатлительная,но подобные описания вызывают отвращение.
Дочь великого грешника - Робертс НораГандира
27.11.2013, 1.01





А мне понравился!Столько эмоций,страстей, я и смеялась где было смешно и слёзы были а сколько напряжения в этом романе из за убийства,не знаю каждый должен прочитать и оставить своё мнение.
Дочь великого грешника - Робертс НораАнна
15.12.2013, 10.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100