Читать онлайн Бархатная смерть, автора - Робертс Нора, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бархатная смерть - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бархатная смерть - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бархатная смерть - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Бархатная смерть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

20

На следующее утро Ева встала рано и начала систематизировать данные, собранные накануне. Она решила пока придержать результаты «исследований» Рорка. Эту информацию можно будет добыть позже законным путем, получив ордера.
Ева не стала комментировать появление в ее кабинете стола с закусками и дополнительных стульев. Какой смысл? Она пробежала глазами свои записи, в последний раз обошла вокруг доски с данными по убийству.
Бакстер ее удивил: появился в кабинете еще до восьми утра.
– Брюнетка оказалась не такой уж горячей, как я погляжу.
– Она аж дымилась. Я оставил ее в тепле и уюте на… Эй, это же еда! Вот здорово!
На глазах у Евы он подлетел к столу и поднял крышку с первого блюда.
– Эй, да это же свинина! – Бакстер схватил кусок ветчины и впился в него зубами.
– Да-да, угощайся, – сухо бросила Ева.
– А я что делаю? – Без колебаний Бакстер схватил тарелку. – А пока я угощаюсь, можешь мне рассказать, что у тебя такое есть. Что я тут делаю в восемь ноль-ноль утра в субботу, помимо того что ем настоящую свинину и – эй! – настоящие яйца из-под настоящей курицы.
– Узнаешь, когда соберется вся команда.
– А у нас уже есть команда?
Он пересмотрел все подогретые блюда под крышками и принялся накладывать еду себе на тарелку, одновременно изучая взглядом Еву. Ей казалось, что его внимание буквально разрывается между нею и буфетом, и трудно было решить, что интересует его больше.
– Да, у нас есть команда. Где Трухарт?
– Едет. Пибоди?
– Тоже едет. Я пригласила Фини, Миру и… гражданского консультанта, – добавила Ева, потому что в эту минуту в кабинет вошел Рорк.
– Привет, Бакстер.
– Классная была свинья. Спасибо.
– С моим удовольствием. – Рорк налил себе чашку кофе и недоуменно поднял брови, оглянувшись на Еву. – Лейтенант?
– Да, да, почему бы и нет? Посмотрим, удастся ли нам провести совещание между переменой блюд.
– Ой, завтрак! – Пибоди буквально ворвалась в комнату, опередив Макнаба.
– Я же не велела кормить щенков, – попрекнула Ева Рорка.
– Но они такие милые. – Рорк передал ей чашку кофе.
– Простите, я не опоздал? – С этими словами в кабинет вбежал Трухарт. – Я пропустил… Bay! – Его лицо юного героя вспыхнуло именинной свечкой при виде «шведского стола».
– Хватай свинину, малыш, – посоветовал ему Бакстер. – Командная кормежка. Эй, привет, Фини. Доктор Мира.
– Доброе утро. О, ну разве это не чудесно! – Мира бросила приветливый взгляд на Еву и ослепительно улыбнулась Рорку. – И так предусмотрительно с вашей стороны.
– Не слопай весь бекон, Макнаб. – Фини оттеснил своего лучшего детектива от стола.
– Там еще и ветчина есть, – с полным ртом ответил Макнаб.
– Когда вам надоест набивать свои желудки жратвой, может, уделите мне минутку внимания?
– Я могу слушать и есть одновременно, – откликнулся Фини. – Никаких проблем. – Он взглянул на Еву. – А ты чего не ешь?
– Ладно, черт с вами. Просто сядьте, кто где может.
«Копы и жратва, – обреченно подумала Ева. – Соедините их друг с другом в одной комнате и получите хаос».
– Это официальный брифинг, а не бесплатная столовая для бродяг.
– Угощайся, – Рорк передал ей тарелку с омлетом и поджаренным беконом. – Поешь немного, может, не будешь такой злой.
– Это все ты виноват.
– Признаю. – Рорк усмехнулся без капли раскаяния. – Ну давай же, тебе тоже надо заправиться.
Еве пришлось последовать всеобщему примеру.
– Кое-кто из вас, стервятников… Извините, – обратилась Ева к Мире, – я не хотела вас обидеть.
– Я и не обиделась, – отозвалась Мира и аккуратно подцепила вилкой кусочек нежного омлета.
– Итак, – продолжала Ева, – кое-кому из вас уже известно, что присутствующий здесь детектив Пожиратель Свинины и его помощник офицер Любитель Сдобы получили дело об убийстве пару месяцев назад. Бакстер, изложи вкратце.
– Кастер Нед, – начал он и отбарабанил отчет. Когда Бакстер замолчал, Ева вывела на стенной экран идентификационную фотографию и анкетные данные Сьюзен Кастер.
– У вдовы надежное алиби, – сказала она. – Она звонила мужу на мобильный из своей квартиры, и анализ, проведенный электронным отделом, подтверждает, что это были живые звонки, а не запись. Сьюзен Кастер не перерезала горло мужу. Ее не просто там не было, у нее нет необходимых физических данных, чтобы нанести смертельный удар.
– Ростом низковата, силенок маловато, – подтвердил Бакстер, успевая заправляться едой.
– Обширное и тщательное следствие, проведенное ведущим следователем и его помощником, не выявило ни любовника, ни родственника, ни друга, который мог взять на себя убийство Кастера от имени и по поручению его жены, – продолжала Ева. – Следствие также не обнаружило никаких финансовых движений – выплат или бартера, – которые могли бы считаться вознаграждением, если бы жена вдруг решила нанять профессионала. И тем не менее вдова выигрывает в финансовом плане от смерти мужа, а поскольку за убитым тянулся длинный след супружеских измен, рукоприкладства и бесконтрольных трат семейного бюджета, вдова выигрывает также и в эмоциональном отношении.
– Даллас, мы не можем пришить это ей. – Бакстер вскинул руки, причем в одной из них была зажата вилка с насаженным на нее куском обжаренного бекона. – Каждая версия, привязывающая ее к убийству, заводила нас в тупик.
– Она побелела, – вставил Трухарт и нервно заерзал на месте, когда Ева повернулась к нему. – Когда мы с детективом Бакстером пришли к ней, чтобы сообщить об убийстве, она поначалу ничуть не удивилась, открыв дверь и обнаружив на пороге полицейских. Выглядела скорее усталой, смирившейся с судьбой. Сказала, что у нее нет денег заплатить залог. А когда мы сказали ей, что он мертв, она побелела. То есть, я хочу сказать, не похоже, чтоб она притворялась. Мне показалось, что она и вправду испугалась.
– Вполне возможно, что она не притворялась. Давайте переключимся на дело Эндерса. Оно досталось нам с Пибоди.
Пока Ева излагала факты по делу, Бакстер встал и налил себе еще кофе.
– Ты ищешь связь? – спросил он. – Потому что обе жертвы вроде бы были убиты проституткой или сексуальной партнершей?
– Это любопытное совпадение, не правда ли? Именно в этом состоит одна из допущенных ошибок. Ава Эндерс. – Теперь Ева вывела на экран идентификационное фото и анкетные данные Авы, причем разделила экран со Сьюзен. – У нее тоже непрошибаемое алиби на момент убийства мужа. Конечно, у нее гораздо больше друзей, неизмеримо больше возможностей, влияния и денег, чем у Сьюзен, но и здесь нет никаких следов наемного убийцы. Ее друзья и подруги просто не вписываются. Она тоже выигрывает в финансовом плане, а если поскрести ее уверения, будто она была счастлива в браке, обнаружатся ложь и манипуляции. И тогда выходит, что и она выигрывает не только материально. – Ева повернулась к экрану. – У этих женщин есть много общего, если хорошенько присмотреться. И они связаны друг с другом. Еще одна ошибка. Двое детей Сьюзен Кастер принимают участие в спортивных программах Эндерса. Сама Сьюзен несколько раз посещала семинары Авы и загородные клубы для матерей. И добровольную помощь оказывала.
– Ага.
Это сказал Фини. Больше он ничего не сказал, но, бросив на него взгляд, Ева заметила, что ее ход сработал.
– Думаешь, эта дамочка Эндерс придумала, как устранить мужа, узнав, что случилось с Кастером? – Брови Бакстера сошлись на переносице, он напряженно вглядывался в экран. – Маленькой Сьюзен крупно повезло, а почему я не могу быть такой же удачливой? Может, она уговорила какую-нибудь лицензированную компаньонку оказать ей эту услугу, а заплатила участием в благотворительной программе компании, а потом…
– Все гораздо проще, – перебил его Фини и добавил себе еще порцию овощного гарнира. – Чем проще, тем лучше.
Бакстер еще больше нахмурился:
– О господи.
Дошло! Ударило с такой силой, заметила Ева, что Бакстер забыл про свой кофе и свинину.
– Помоги мне, будь так добр, – обратился он к Рорку.
Вместе они перевернули доску Евы задней стороной к зрителям.
– От Авы Эндерс к Бебе Петрелли и Кэсси Гордон. Они не пошли у нее на поводу, но она попыталась прощупать почву. От Авы Эндерс к Чарльзу Монро. Профессиональный лицензированный компаньон, чистое досье, безупречная репутация. Она его использовала, чтобы выстроить свою легенду: будто бы ее муж увлекался грязным извращенным сексом, а ей все это было чуждо, но все равно это не мешало ей любить его. От Авы Эндерс к Бриджит Плаудер и Саше Брайд-Уэст. Это ее алиби. Подруги, ближний круг.
Переходя от одного лица к другому, Ева постукивала по ним указкой и прочерчивала на доске связи.
– От Авы к Эдмонду и Линни Люсам. Друзья убитого, готовые хором присягнуть, что у Эндерсов был счастливый и прочный брак. Вот только в глубине души они не приняли Аву, она им не нравится. Аве Эндерс и в голову не приходило, что будет установлена связь между нею – хозяйкой дома, всеобщей благодетельницей – и участницами спонсируемых ею программ, женщинами, которым куда меньше повезло в жизни.
Теперь Ева постучала по фотографии Неда Кастера.
– Она уж точно и представить себе не могла, что будет установлена связь между убийством бабника, пьяницы, никчемного типа и убийством ее знаменитого мужа-филантропа. Эти убийства произошли с интервалом в два месяца в разных частях города по абсолютно различным схемам.
– Это могло сработать, – прошептала Пибоди. – Это действительно могло сработать.
– Это сработало, – поправила ее Ева. – Двое мужчин убиты.
– Ты думаешь, они обменялись убийствами? Чтоб мне сгореть, – добавил Бакстер.
– Я не думаю, я знаю, что они так и сделали. Ава давно это спланировала. По крайней мере два года назад, с тех самых пор, как, я полагаю, убила своего свекра. А может, и еще раньше. Как только свекор вышел из игры, – Ева указала на фотографию Реджинальда Эндерса на доске, – ставки серьезно повысились. Больше денег, больше власти, больше возможностей манипулировать. И все это время ей приходилось носить личину. Ох, как это стало тяжело! Каждый божий день смотреть на этого мужчину, за которого она вышла замуж, изображать из себя довольную жизнью жену, слушать, как он бесконечно талдычит о своем любимом спорте, о своем бизнесе, о своих программах. Планировать его убийство – что еще ей оставалось делать? Только это помогало ей держаться – видеть свет в конце тоннеля.
– Да, – согласилась доктор Мира, когда Ева повернулась к ней. – Для целеустремленной личности, способной видеть картину в целом, планирование, подготовка являются частью награды. Женщине, долго и искусно играющей роль, источником огромного удовлетворения послужит успех исполнения роли. Но вы говорите о нескольких годах, Ева. Любому актеру, даже самовлюбленному и аморальному, рано или поздно понадобится антракт.
– Ее муж много путешествовал, а она это всячески поощряла. Часто принимала гостей, причем не включала в число приглашенных племянника мужа и его ближайших друзей. Это были ее вечеринки, ее гости. И еще у нее был Чарльз. Еще один штрих к ее «легенде», но не надо сбрасывать со счетов и удовольствие от хорошего секса, тем более что именно она заказывала музыку. Лицензированный компаньон призван обслуживать клиентку, исполнять ее прихоти.
– Если это она разделалась с Кастером, значит, она его выслеживала, – заговорил Макнаб. – Жена не могла знать, в какой бар занесет ее муженька в тот самый день. А Ава Эндерс не могла убить его импульсивно. Она должна была подготовиться.
– Совершенно верно, – одобрительно кивнула Ева. – Мы еще раз прочешем его любимые забегаловки, покажем фотографию Авы и ее портрет с рыжими волосами – я попрошу Янси его сгенерировать. Это она выбрала притон, иначе быть не могло. Такая, как она, ничего не оставит на волю случая.
– Согласна, – подтвердила Мира.
– Мы должны выявить ее связь с притоном. Покажем ее фотографию и там. У нее не будет алиби на ночь смерти Кастера, но мы должны это точно установить, на все сто. Она купила парик, она купила одежду. Мы найдем, где она делала покупки. Мы проверим все, начиная со смерти свекра, и найдем ее ошибки. И мы возьмем ее, мы припрем ее к стенке и арестуем за два убийства и за преступный сговор с целью убийства.
– Сьюзен Кастер, – пробормотал Бакстер.
– Да, именно она – иголка в стоге сена. И она же – иголка с ниткой. Она тебе доверяет.
– Да, – со вздохом признал Бакстер. – Да, доверяет.
– Мы это используем. Мы должны сломать ее, Бакстер. Ты и я. Мы ее запросто сломаем, она же совсем не похожа на Аву.
– Она занервничала. – Трухарт перевел взгляд на Бакстера. – Когда мы вернулись и зашли к ней, чтобы поговорить через несколько дней после убийства, она нервничала и дергалась. Она не хотела с нами разговаривать. Ты ее успокоил.
– Да, верно. Меня это тогда уже слегка напрягло, но у нас ничего на нее не было. Ровным счетом ничего. Поэтому я списал все на обычные в такой ситуации нервы. Она меня провела, черт бы ее побрал.
– Зато теперь мы ее возьмем, – убежденно проговорила Ева. – Доктор Мира, вы можете дать нам психологический портрет Сьюзен Кастер?
– Судя по общей оценке детектива Бакстера, я бы сказала, перед нами женщина, смирившаяся со статусом жертвы, не ожидающая никакой иной судьбы. Она притерпелась к поведению своего мужа, она с этим сжилась. Она, несомненно, хотела лучшей доли для своих детей, но не сумела воспользоваться предложенными ей программами для женщин, пострадавших от насилия. Не исключено, что она не считает себя пострадавшей. От нее ничего не зависит, и такое положение ее устраивает. Она не стремится к контролю над ситуацией. На данный момент, пока не проведено углубленное изучение, я бы сказала, что она одновременно боится людей, наделенных властью, и в то же время ищет их покровительства.
– Женщина, которая делает то, что ей велят? – уточнила Ева.
– По имеющимся на данный момент сведениям, – констатировала Мира, – создается именно такое впечатление. Мне хотелось бы изучить ее историю, ее детство.
– Буду вам очень признательна, если вы этим займетесь немедленно. Фини, Макнаб, срочно поиск покупок через Интернет. По Аве ищите парики, костюмы. Захватывайте шире, глубже. Она могла купить все это год или два назад. Черт, да она могла держать их у себя лет десять! Ищите любые контакты между нею и Сьюзен Кастер на ее личных телефонах и на блоках связи Эндерса. У меня есть ордера на проверку всех средств связи, принадлежащих Плаудер и Брайд-Уэст.
– Уже работаем, – кивнул Фини, продолжая есть как ни в чем не бывало.
– Трухарт, ты поступаешь в распоряжение Пибоди. Проверьте покупки Сьюзен в лавчонке под названием «Просто секс». Там отоваривался ее муж, есть вероятность, что она тоже туда пошла, если ей что-то понадобилось. Получите справки о состоянии ее здоровья в клинике, ее врач – некий доктор Инь, и рецепты из их аптеки. Проверьте службу транспорта. Она должна была на чем-то добраться от своего дома до дома Эндерса и обратно. Мать двоих детей – держу пари, обычно она ездила на метро и наверняка имела проездной билет.
– Лейтенант. – Трухарт поднял руку и снова опустил, когда Бакстер толкнул его локтем в бок. – Я не думаю, что она могла оставить детей одних. Не думаю, что она могла уйти и оставить своих детей без присмотра. Просто… не такой она человек.
– Ладно. Тогда давайте узнаем, нет ли у нее няни и где были ее дети в ту самую ночь. Если у гражданского найдется время…
– Гражданский сможет выкроить несколько минут, – отозвался Рорк.
– Сигнализацию в доме Эндерса отключили дистанционным пультом. Очень дорогим, качественным пультом, изготовленным незаконно, приобретенным на черном рынке. Откуда он взялся, и кто из наших убийц его раздобыл? По горячим следам мне это установить не удалось. А теперь ты постарайся узнать.
– Это не так интересно, как визит в секс-магазин, – задумчиво проговорил Рорк, – но в черном рынке тоже есть своя прелесть.
– Удачи, – отсалютовал ему Фини. – Таких пультов может быть несколько десятков, да еще в разных версиях, и еще неизвестно, когда он был куплен, может, года два назад. А может, он домашнего изготовления, если у кого-то руки нужным концом вставлены и голова варит.
Рорк улыбнулся ему.
– Но так ведь еще веселее, разве нет? А то было бы совсем скучно.
– Ну что ж, давайте начнем веселиться, – подвела итог Ева. – Бакстер, со мной.


– Я бы ее ни за что не заподозрил, – угрюмо сообщил Бакстер, глядя в боковое окно, пока Ева вела машину. – Она мне глаза запорошила с самого начала.
– Ты ее не заподозрил, потому что она этого не делала. Она не убивала мужа.
– Все равно что убила, а я ничего не учуял. А вот мальчишка учуял. Когда мы пришли во второй раз и она занервничала, он взял след. А я отмахнулся, мне все было ясно. Не видел, не слушал, не учуял.
– В таком случае тебе следует написать заявление об уходе. Говорят, из бывших копов выходят отличные частные охранники. И платят больше.
– Как ты сама говоришь, ну укуси меня. – Но, похоже, из Бакстера весь пар уже вышел. – Она слабачка, Даллас. Мира, конечно, разработает ее психпортрет и все такое, но все сводится к одному: она слабачка. Слегка пришибленная, страшно уставшая. Серая мышка, если ты меня понимаешь. Вот прямо сейчас, с учетом всего того, что ты нарыла, пытаюсь представить себе, как она входит в тот дом, накачивает Эндерса дурью и вздергивает его в эротическом удушении, и не могу.
– Она тебе нравится. Ты ее жалеешь.
На скулах у Бакстера заиграли желваки от раздражения.
– Мне многие люди нравятся, некоторых я жалею. Но обычно это не мешает мне видеть убийцу у себя под носом.
– Ты принимаешь это близко к сердцу, Бакстер. Для тебя это личное.
– Чертовски верно. – Он в ярости повернулся к Еве. – И не читай мне нотаций насчет объективности, все это фигня! Ты не смогла бы так хорошо делать свое дело, если бы не принимала его близко к сердцу.
Ева дала ему остыть.
– Хочешь сказать, что ты облажался? Что ты все профукал? Не заметил того, что должен был видеть? Прекрасно, мне это нравится. Я мало что так люблю, как сбить спесь с такого вот пожирателя свинины, как ты. Но на этот раз ничего не выйдет. Ты не облажался. Невозможно увидеть то, чего нет, а там этого не было.
– Ты же увидела Аву Эндерс.
– Мне не понравилась ее мерзкая рожа и… Да, признаю, отчасти это было личное. Но я не увидела бы, как это было сделано, если бы ты меня не заколебал с делом Кастера. Так что если хочешь устроить по себе поминки, Бакстер, отложи это на другое время. Вот прямо сейчас нас ждет куча других дел.
– Ну, если мы беремся играть наши привычные роли, то, что нам лучше всего удается, тогда ты будешь исполнять роль плохого следователя.
– А ты будешь следователем, искренне сочувствующим несчастной обездоленной вдовушке.
– Да уж, как же. – Бакстер с шипением втянул в себя воздух. – Чувствую себя одураченным лопухом. Ладно, выбирать потешные колпаки и воздушные шарики для поминок буду как-нибудь в другой раз.
– Главное, торт не забудь. – Ева высмотрела свободное парковочное место неподалеку от дома Сьюзен Кастер. – Она испугается, увидев меня вместо Трухарта. Не обрадуется, что придется ехать в управление. Знай она об этом заранее, может, запаслась бы адвокатом. Придется тебе ее успокаивать. Обычное дело, уточняем детали.
– Сам знаю, как играть хорошего следователя. – Бакстер вылез из машины и подождал Еву на тротуаре. – Давай я начну. Надо ее немного успокоить, пусть думает, что это ты настаиваешь на официальной процедуре, а я сам не рад, что ты вмешиваешься.
– Сама знаю, как играть плохого следователя, – в тон ему ответила Ева.
Это было убогое и жалкое здание – времянка, кое-как собранная после Городских войн из обломков и строительного мусора и вовсе не предназначавшаяся для долгой эксплуатации. Серые бетонные стены, почерневшие от времени и непогоды, были исчерчены безобразными граффити и безграмотно написанными непристойностями.
Они вошли в тесный холодный подъезд и поднялись по заржавленной железной лестнице на третий этаж. Повсюду гуляло гулкое эхо. Эхом отдавались их шаги на ступенях, уличные шумы, звуки, просачивающиеся из-за стен и дверей, мимо которых они проходили.
Вот только первое весеннее тепло так и не проникло сюда, не разогнало застоявшийся холод.
Бакстер занял позицию у дверей и постучал. Из-за двери раздавались звонкие детские голоса и характерные звуки субботних мультфильмов. На Еву эти мультяшки нагоняли страх, но обычные дети им азартно сопереживали и визжали от восторга. Она этого не понимала.
Кто только выдумывает подобные вещи?
Тонкий девчоночий голосок так отчетливо позвал маму, словно дверь в квартиру была бумажной.
Щелкнули замки, дверь, открываясь, заскрипела и проскребла по полу.
Когда-то она была хорошенькой, подумала Ева, впервые глядя на Сьюзен Кастер. Она еще могла бы стать хорошенькой, обеспечь ей кто-нибудь приличное питание, разумный сон и отсутствие стрессов. Но поскольку ничего подобного будущее ей не сулило, Еве пришлось признать, что дни, когда Сьюзен Кастер могла считаться хорошенькой, давно миновали.
Она выглядела измученной, бледной, слишком худой, как будто под кожей у нее не было мяса. Тусклые безжизненные волосы были зачесаны назад, усталое лицо казалось беззащитным. Рядом с ней стоял большеглазый мальчик.
– Детектив Бакстер.
– Миссис Кастер. Привет, Тодд! – Бакстер улыбнулся и сделал вид, что стреляет в мальчика нацеленным на него пальцем.
– Мы смотрим мультики.
– Я так и понял. Привет, Мэйзи.
Девочка была на год или два старше брата. У нее было нежное хорошенькое личико. Такое же, как, наверное, когда-то было у их матери. Она наградила Бакстера благодарной улыбкой.
– Простите. – Сьюзен нервно поправила волосы и, опустив руку, обняла сына за плечи. – Мы сегодня немного не в форме. Я как раз… мыла посуду после завтрака, мне надо везти детей на тренировку. А что… у вас есть… Это не может подождать?
– Боюсь, что не может, миссис Кастер. – Ева оттеснила Бакстера в сторону и чуть ли не кожей почувствовала, как он недовольно нахмурился. – Нам многое нужно выяснить, и это необходимо сделать в управлении.
– В управлении? Но…
– Мне очень жаль, миссис Кастер. – Голос Бакстера был мягок и нежен, как сбитые сливки. – Это мой лейтенант. Поскольку мы не сумели закрыть дело вашего мужа должным образом в отведенные сроки, лейтенант Даллас настаивает на некоторых процедурных вопросах.
– В управлении, – строго добавила Ева.
– Но мои дети… Я не…
– Лейтенант, прошу вас, – вмешался Бакстер и придвинулся ближе к Сьюзен. – Я могу договориться, чтобы ваших детей отвезли на тренировку, или вы можете взять их с собой, а мы позаботимся, чтобы за ними присмотрели, пока мы не закончим наше дело. Выбирайте, что вы предпочитаете.
– Я не знаю. Я…
– Я не могу пропустить тренировку. – Позабыв о мультфильмах, Мэйзи запрыгала на месте. – Я просто не могу! Мама, ну пожалуйста!
– Давайте я организую для вас транспорт, – предложил Бакстер. – И подыщу пару офицеров, чтоб присмотрели за ними. А когда мы со всем покончим, обязательно доставим вас на стадион. Вы согласны, лейтенант?
Ева лишь пожала плечами, сделав вид, что ей безразлично.
– Только давайте побыстрее. Вы уже вбухали в это дело столько времени и ресурсов департамента… Я подожду снаружи.
– Вы нас извините, – донеслись до Евы слова Бакстера, пока она шла к выходу. – Лейтенант у нас такая формалистка, всегда настаивает на соблюдении процедуры. Я постараюсь, чтобы мы закруглились поскорее.
Оказавшись на улице, Ева связалась по телефону с Пибоди:
– Доложи обстановку.
– Купаюсь в похабщине. Я понятия не имела, что на свете есть столько устройств для проникновения в разные отверстия. Многие продаются в богатой комплектации и в подарочной упаковке. Можно выбрать любой комплект по цене до сорока долларов плюс пирсинг прямо на месте.
– Выгодная сделка, – заметила Ева.
– По правде говоря, довольно соблазнительно. Макнаб с ума сойдет от восторга. Но поскольку я при исполнении…
– Хорошо, что ты об этом вспомнила. Продолжай в том же духе, Пибоди, а не то я устрою тебе совершенно бесплатный пирсинг, когда вернешься в управление.
– У нас тут есть продавщица, которая узнала Сьюзен Кастер, – торопливо вставила Пибоди. – Сразу ее «срисовала». Она сказала, что запомнила, потому что она – в смысле Сьюзен – выглядела так, будто совсем сошла с катушек. Она купила несколько вещей, совпадающих с найденными на месте у Эндерса. Продавщица не захотела проверять, сейчас она флиртует с Трухартом.
– Трухарт флиртует с продавщицей из секс-шопа? – изумилась Ева. – Что Бакстер сотворил с бедным мальчиком?
– Нет-нет, – захихикала Пибоди, – это продавщица с ним флиртует. Трухарт стал весь малиновый, но ему идет, и нам это сыграло на руку. – Пибоди улыбнулась во весь экран. – Он такой хорошенький. В общем, она проверила и сейчас выдаст нам копии товарных чеков. Но Сьюзен не покупала здесь бархатные путы. Хотела купить, спрашивала о них, но весь запас был распродан. Бархатные путы часто покупают, мы это выяснили еще при первичном опросе.
– Проверьте другие магазины поблизости в том же районе. И если ты все же вернешься в управление с пирсингом, постарайся, чтобы он был не на видных местах.
– Да ну тебя, – начала было Пибоди, но тут Ева отключила связь.


Когда Сьюзен Кастер доставили в управление, Ева отвела ее в комнату для допросов и оставила там минут на пятнадцать, пока сама наблюдала за ней сквозь прозрачное с одной стороны стекло.
– Она в ужасе, – заметил Бакстер.
– Вот и хорошо. Я думаю, это много времени не займет, мы ее быстро расколем. Ты войди первым, принеси извинения за вредного лейтенанта. – Ева оглянулась на подошедшую Миру.
– Она выглядит измученной. Обглоданной. – Доктор Мира подошла поближе к стеклу. Ее лицо было совершенно бесстрастно. – Чувство вины может стать мощным оружием против нее. Еще одно слабое место – ее дети. Больше всего она будет бояться вас, – обратилась Мира к Еве. – Знающая свое дело, опытная, властная женщина – все, чем она не является. Символ власти. Я подозреваю, что именно символом власти была для нее Ава Эндерс. Сьюзен Кастер привыкла к насилию, оно ее не слишком сильно испугает, равно как и угрозы, направленные против нее лично, к ним она тоже привыкла. Кроме того она привыкла к изоляции, к беспомощному состоянию. Поэтому ее с легкостью можно соблазнить предложением дружбы, сочувствия, понимания, помощи. Единственное достижение в ее жизни – это дети. Ради них она может пожертвовать многим.
– Мне надо, чтоб она заложила Аву.
– Для этого вам придется ее убедить, что вы сильнее, влиятельнее и опаснее Авы.
– Так и есть. Значит, показания она даст. Вперед, – приказала Ева Бакстеру.
– Ава предложила ей дружбу, – продолжала Мира, когда Бакстер вышел из зоны наблюдения, – оказала поддержку. Если они заключили сделку, хотя это еще предстоит выяснить, все эти факторы обернутся против вас. Ава имеет над ней огромную власть.
– Я знаю, как ее обыграть.
На это Мира ничего не ответила, и Ева принялась молча наблюдать, как Бакстер входит в комнату для допроса, послушала, как он обращается к Сьюзен с ободряющими словами.
– Я знаю, каково это – когда тебя поминутно пинают, как мячик, держат в изоляции и постепенно приучают к мысли, что иначе быть не может. И я знаю, как далеко может зайти человек, чтобы все это прекратить.
– Она на вас совершенно не похожа, и ее обстоятельства совсем не те, что ваши, – возразила Мира.
– Верно, но все равно я знаю, как ее обыграть. Бакстер ей сочувствует. Порядочные мужчины склонны жалеть таких, как она.
– А вы нет.
– А я нет. Она могла уйти от мужа. В любой момент. Могла упаковать свои вещички, забрать детей и уйти. – Изучая Сьюзен через стекло, Ева не ощущала ни капли сочувствия. – Вы говорите, она многим может пожертвовать ради детей, но что она им дала? Что за жизнь она для них открыла, если каждый день они видели, какая она никчемная? Каждый божий день они видели, как их отец бьет ее, приходит и уходит, когда захочет, тратит деньги на свои забавы, а не на еду для них. Это невозможно уравновесить спортивной программой, доктор Мира. Эта женщина отняла жизнь у совершенно чужого ей человека, у хорошего человека, у человека, который дал ее детям надежду. Вот что она сделала, вместо того чтобы однажды решиться и уйти от мужа. Поэтому – да, кое-какие чувства я к ней питаю. Я испытываю отвращение. Я без малейших угрызений брошу ее за решетку. Меня интересует только одно: чтобы Ава оказалась за решеткой вместе с ней.
– Ева! – Ева уже направилась к выходу, но Мира удержала ее за руку. – Есть разница между злом и слабостью.
– Есть, но они довольно часто накладываются друг на друга.
Ева вошла в комнату для допроса.
– Включить запись. Лейтенант Ева Даллас и детектив Дэвид Бакстер допрашивают Кастер Сьюзен по делу об убийстве Кастера Неда, дело номер КУ-20913, а также по любым другим событиям и преступлениям, связанным с данным убийством. Детектив, вы зачитали миссис Кастер ее права?
– Нет, лейтенант.
– Сделайте это. Для протокола.
Он сокрушенно вздохнул.
– Слушаюсь. Это простая формальность, миссис Кастер. Вы имеете право хранить молчание.
От страха у Сьюзен округлились глаза, дыхание участилось, пока Бакстер зачитывал ей права. Ева села за стол, откинулась на спинку стула.
– Вам понятны ваши права и обязанности в этом деле? – спросила она.
– Да, но…
– Вот что меня удивляет, Сьюзен. Вы так уютно расположились у себя дома и пытались дозвониться до своего неверного-благоверного по мобильнику, а тем временем какая-то неустановленная шлюха перерезала ему горло. Мне такое совпадение кажется чертовски странным. Зачем вы ему звонили? Хотели попросить, чтобы он по дороге домой купил бутылку молока?
– Нет. Было поздно, а его все не было. Я просто хотела…
– Он ведь часто возвращался домой поздно, не так ли? Вы плакались ему на голосовую почту всякий раз, как он задерживался?
– Нет, но… он обещал. Он обещал, что больше не будет. Я пригрозила, что уйду от него, если он не перестанет.
– Вы никогда бы от него не ушли. – Ева перестала сдерживаться, неприязнь сквозила в ее голосе. – У вас кишка тонка, чтобы просто взять и уйти. Зато теперь вам не надо никуда уходить. Он ушел навсегда, а у вас есть неплохая страховка и пенсия за потерю кормильца.
– Да ладно, лейтенант, что вы на нее напали? – вступился Бакстер. – Имейте сочувствие к женщине.
Ева смерила его уничтожающим взглядом.
– Вы имели к ней столько сочувствия, что хватило на нас обоих. Вы нашли какого-нибудь мягкосердечного простака вроде детектива Бакстера? Кого-то, кто сделал это за вас, Сьюзен? Подольстились к какому-нибудь парню, который вас жалеет, чтобы он… – Ева извлекла из папки фотографию с места преступления и бросила ее на стол. – Чтобы вы были свободны.
– Нет. – Сьюзен закрыла глаза: она не хотела смотреть на фотографию. – Мне не нужен был другой мужчина. Мне просто хотелось, чтобы мой муж был хорошим человеком, хорошим отцом. Мои дети заслужили, чтобы у них был хороший дом, хороший отец.
– При таких деньгах, которые вы теперь получаете, вы можете выбраться из этого крысятника. Куда вы теперь увезете детей, Сьюзен?
– Я не знаю. Я думала… Я думаю, может, куда-нибудь на юг, может, в Арканзас? У меня там сестра живет. Но главное, подальше от этого города. Я пока не могу об этом думать. Хочется куда-нибудь уехать, начать все сначала. В этом же ничего плохого нет! – Она умоляюще взглянула на Бакстера. – Что плохого, если я хочу начать все сначала вместе с детьми?
– Ничего. Конечно, ничего, – заверил ее Бакстер. – Вам тут несладко пришлось, вы долго страдали. Да и детям будет полезно выбраться из города туда, где много зелени. У Эндерса есть спортивные программы по всей стране.
При упоминании имени Эндерса Сьюзен вздрогнула и отвернулась.
– Если я смогу устроить их в хорошую школу где-нибудь на юге, в школе есть уроки физкультуры, есть школьные спортивные команды.
– И вы откажетесь от дармовщины? – прищурилась Ева. – От бесплатного инвентаря, от лагерей, программ, встреч с другими мамашами? Разве вам плохо жилось на халяву? – Ева вступила в дело. – Вы неплохо проводили каникулы, причем не один раз, и все на денежки Эндерса, не так ли?
– Это были семинары и группы поддержки.
– Да, Томас Эндерс много дал вам и вашим детям. Жаль, что с ним так вышло, а? – Ева бросила на стол еще одну фотографию, на этот раз – Томаса Эндерса, убитого в своей постели.
Сьюзен отшатнулась, низко нагнула голову и закрыла рот рукой, стараясь подавить тошноту.
– Господи, лейтенант! Эй, эй, – Бакстер похлопал Сьюзен по спине, – успокойтесь. Дышите медленно. Давайте я принесу вам воды.
– Да пусть блюет. – Ева оттолкнула стул и присела на корточки перед Сьюзен, толкнула ее назад, чтобы их глаза встретились. – Вас тошнило, когда вы это сделали? Живот подводило, когда вы снимали с него пижаму, когда связали его по рукам и ногам? У вас руки тряслись – вот как сейчас, – когда накидывали удавку ему на шею? Он вам никак не препятствовал, уж об этом вы позаботились. Накачали его дурью, чтобы не пришлось смотреть ему в глаза, пока он задыхался.
– Нет. – Глаза Сьюзен метались, как у животного, попавшего в капкан. – Я хочу уйти отсюда. Я не знаю, о чем вы говорите.
– Вы все равно облажались. Слишком слабо затянули веревку, ему пришлось умирать долгой, мучительной смертью. Вы все сделали не так, как она вам велела. Она ведь вам все растолковала, разжевала и в рот положила, но вы не сумели это исполнить. Не то что она с Недом. Быстро, чисто, четко. А вы слабачка, вы все испортили. И теперь, похоже, она уйдет безнаказанной, а вы проведете остаток жизни в тюрьме. В камере где-нибудь на спутнике. Вы больше никогда не увидите своих детей.
– Я не знаю, о чем вы говорите. Детектив Бакстер, прошу вас, пожалуйста, остановите ее.
– Ради всего святого, Даллас, дай ей вздохнуть. Сьюзен, Сьюзен… – Бакстер присел на краешек стола, взял дрожащую руку Сьюзен и заглянул ей в глаза. – Мы знаем, это Ава все придумала. Все от начала до конца. Мы знаем, она это спланировала. Если вы нам все расскажете, может быть, мы сможем вам помочь.
– Нет-нет, я вам не верю. Вы хотите меня запутать, подловить. Вы хотите, чтобы я созналась в том, чего не было. Она говорила…
– Она вам говорила, что мы попытаемся взвалить вину на вас? – закончила за нее Ева. – На этот счет она была права. Но она говорила, что мы попытаемся обвинить вас в убийстве Неда, а там вы были чисты. Там вам не о чем было беспокоиться. Вот только на такой оборот она не рассчитывала, верно? Ни одна из вас этого не предусмотрела. Я знаю, что вы сделали. – Ева отстранила Бакстера и придвинулась вплотную к Сьюзен. – Я знаю, что вы убили Томаса Эндерса. А ведь это он платил за спортивную форму, которую ваши дети носят и сейчас. Ты его убила, бессовестная, бессердечная сука.
– Это безумие. Я его даже не знала. Люди не убивают тех, кого даже не знают.
– Это она тебе так сказала? «Им никогда не догадаться». Но и тут она ошиблась! Все это ее ошибки, но я заставлю тебя заплатить за каждую из них. Я засажу тебя за решетку, Сьюзен. В глаза смотреть! – Яростным рывком Ева повернула кругом стул Сьюзен. – Я засажу тебя за решетку, и она меня не остановит. Да она пальцем о палец не ударит, потому что ты ей больше не нужна. Она будет рыдать в объектив и смеяться за закрытыми дверями, потому что ты такая дура – себе самой помочь не можешь. А твои дети? Теперь их будут воспитывать чужие люди.
– Нет. Прошу вас. Боже!
– Лейтенант, не надо. Дайте ей секунду. Сьюзен, вы должны нам все рассказать. Если вы будете сотрудничать, постараюсь вам помочь. Я поговорю с прокурором, – пообещал Бакстер и сжал ее руку. – Может, она на вас надавила, может, она вам угрожала, может, она вас шантажировала, может, вы решили, что у вас нет выбора.
– Я собираю улики против нее прямо сейчас, – вмешалась Ева. – Когда улик будет достаточно, она окажется здесь. И уж она-то тебя точно заложит. Если она первая расколется, она получит преимущество. Лично я предпочитаю, чтобы вы обе провели свои дни за решеткой. У тебя есть минута, одна минута, чтобы я передумала. После этого, считай, я с тобой покончила. Тебя арестуют за убийство первой степени, и ты никогда не увидишь своих детей.
– Не надо, не надо, пожалуйста! Вы не понимаете…
– Да нет, это ты не понимаешь, тупая жалкая идиотка. Я знаю, что ты сделала. Я знаю, как ты это сделала. Я знаю, зачем ты это сделала. У тебя есть один шанс перевести стрелки, а не то я собственноручно брошу тебя в камеру, запру, а ключ выброшу.
– Лейтенант, лейтенант, дайте ей шанс, дайте ей минуту. Помогите нам понять, – обратился Бакстер к Сьюзен. – Я хочу вам помочь, но для этого я должен понять.
– Я не думала, что все будет по-настоящему! – Сьюзен разрыдалась. – Я не думала, что это всерьез. А потом оказалось, что так и есть. Я не знала, что делать. Она сказала, что я должна.
– Говори прямо, – рявкнула Ева. – Кто сказал? Что ты должна?
Сьюзен опять закрыла глаза.
– Ава сказала, что я должна убить ее мужа, потому что она убила моего. Все, как мы договаривались. – Сьюзен буквально рухнула головой на стол. – Я так устала. Я больше не могу. У меня нет сил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бархатная смерть - Робертс Нора

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману Бархатная смерть - Робертс Нора



превосходно, прекрасный стиль.мне очень нравятся книги Норы Робертс,
Бархатная смерть - Робертс Норажанна
8.03.2011, 14.09





мне нравится героиня романов робертс Ева Даллас,бесстрашная и целеустремленная
Бархатная смерть - Робертс НораVALETINA
8.02.2012, 10.49





Всегда захватывающе, хотя и повторяется.
Бархатная смерть - Робертс НораТатьяна
1.04.2012, 8.01





Отлично. Уже третья книга про Еву и Горка, которые я прочитала. 10/10
Бархатная смерть - Робертс НораВикки
14.02.2016, 14.02





Прочитала очень много книг Норы Робертс и всегда получала от чтения огромное удовольствие.Данная книга также очень хорошо написана, читается на одном дыхании. Непонятно только, когда же Еве присвоят звание капитана за ее прекрасную работу. Единственное, что мне не нравится, слишком часто Еве наносят синяки и шишки в процессе задержаний.
Бархатная смерть - Робертс НораГалина
12.04.2016, 16.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100