Читать онлайн Ангел Габриеля, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ангел Габриеля - Робертс Нора бесплатно.
Загрузка...
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 126)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ангел Габриеля - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ангел Габриеля - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Ангел Габриеля

Читать онлайн

Аннотация

Лора, не так давно потерявшая мужа, вот-вот родит. Скрываясь от свекра и свекрови, которые хотят получить опеку над ее ребенком, она терпит аварию на заброшенной дороге в Колорадо. Если бы не Габриель Брэдли — водитель встречной машины, — участь ее была бы плачевной. Габриель — живописец. Он ищет вдохновение вдалеке от цивилизации и людей. Предоставив кров нежданной гостье, он лишается привычного одиночества. Вынужденное соседство грозит разрушить его творческие планы. Но недовольство его мимолетно, потому что Лора — ангел красоты, которая не может не вдохновлять истинного художника...


Следующая страница

Глава 1

Проклятый снег! Гейб напряженно щурил глаза и проклинал все на свете, вынужденный включить  вторую передачу понизить скорость джипа до пятидесяти миль в час.
Сквозь неистово мотающиеся по ветровому стеклу «дворники» Гейб видел лишь сплошную белую стену. Настоящая зимняя страна чудес!
Снег падал огромными хлопьями, с глухим стуком, словно кто-то кулаками бил по корпусу машины.
«Нет, не буду пережидать этот ураган», — подумал он, медленно заворачивая за поворот. За шесть месяцев он очень хорошо изучил эту узкую, извилистую дорогу и мог вести машину почти на ощупь, но новичку рисковать в такую погоду он бы не посоветовал. Даже сейчас плечи и затылок у него были напряжены до предела. Весной снега Колорадо так же коварны, как и в разгар зимы, и снегопады могут продолжаться часами, а то и сутками. Похоже, этот снегопад был сюрпризом для всех: и для постоянных жителей, и для туристов, и даже для национальной метеорологической службы.
Ему оставалось ехать всего пять миль. Потом можно будет разгрузить джип, растопить камин и насладиться апрельской бурей, сидя в своей уютной хижине, попивая горячий кофе и ледяное пиво.
Джип, как танк, с трудом поднялся на небольшую горку, и Гейб обрадовался, узнавая привычные места. Пусть из-за неожиданного снегопада путь в двадцать миль из города до дома и занял в три раза больше обычного времени, но в конечном счете он уже почти у пели.
Дворники работали вовсю, расчищая ветровое стекло.
Секунды белого прозрения сменялись секундами белой слепоты. При таких темпах к ночи может намести до двух футов снега. Гейб утешал себя, что успеет добраться до дома задолго до этого, хотя воздух в джипе уже накалился от его ругательств. Если бы вчера он, заработавшись, не потерял счет времени, то успел бы запастись продуктами и сейчас плевал бы на непогоду.
Дорога делала крутой поворот, и Гейб вел машину осторожно. Вообще-то он не любил медленную езду, но зимой на горных дорогах вел себя как образцовый водитель.
Ограждение, установленное вдоль поворота, было достаточно крепким, но под ним торчали безжалостные скалы. Гейб не волновался, что совершит ошибку и не впишется в поворот, ведь джип был крепок как скала, его беспокоила мысль о тех, которые тоже пробирались по этому ущелью на север или на юг. На таком повороте, да при такой видимости долго ли не справиться с управлением, перевернуться набок и перегородить дорогу.
Ему нестерпимо хотелось закурить, но он крепко сжимал руль обеими руками. Эта роскошь подождет. Еще три мили.
Напряжение в плечах начало проходить. Более чем за двадцать минут в пути он не встретил ни одной машины и; похоже, не встретит. Все здравомыслящие люди предусмотрительно отсиживаются дома. Он уже начинал чувствовать близость дома. Хорошо. Радио орало о заблокированных дорогах и отмененных работах. Гейба всегда поражало, что люди планируют на определенный день так много встреч, обедов, концертов и репетиций.
Но такова природа человека, размышлял он, планировать совместные поездки, пусть даже только для того, чтобы продать партию пирожков и печенья. Гейб предпочитал одиночество. По крайней мере, пока.
Иначе он не купил бы этот домик и не жил бы в нем последние шесть месяцев.
Одиночество давало ему свободу мыслить, работать, жить в покое.
И он пользовался всеми этими преимуществами.
Увидев или, скорее, почувствовав, как дорога пошла на подъем, он облегченно вздохнул. Это последний подъем перед поворотом к дому.
Осталась всего миля. Его напряженное, сосредоточенное лицо расслабилось. Оно не было особенно красивым. Слишком худое, слишком заостренные черты, его нельзя было даже назвать особенно приятным. К тому же нос остался чуть скошенным на сторону после бурной ссоры с младшим братом в детстве. Но Гейб не таил на него зла.
Он забыл надеть шапку, и длинные белокурые, не причесанные, а лишь наскоро приглаженные пятерней волосы ниспадали на воротник парки. Темно-зеленые глаза щурились, ослепленные снегом.
Пока шины свистели по заснеженному асфальту, он взглянул на одометр, отметил, что до поворота к дому осталось четверть мили, и снова принялся глядеть на дорогу. Именно тогда он увидел встречную машину, явно потерявшую управление и идущую прямо на него.
Гейб даже не успел выругаться. Он резко повернул руль вправо, в то время как встречная машина, казалось, пыталась справиться с заносом.
Джип плавно пронесся по снегу, засыпавшему обочину, опасно повернулся и резко затормозил. Гейб пережил несколько неприятных мгновений, думая, что сейчас перевернется, как черепаха. Затем ему ничего не оставалось, как только сидеть, смотреть и надеяться, что другому водителю повезет так же.
Встречная машина преградила ему путь.
Прошло всего несколько секунд, но Гейб успел подумать, каким сильным был бы удар, если бы эта машина врезалась в него. Наконец водителю удалось выровнять машину. Когда между ними оставался только фут, она резко затормозила, развернулась во избежание столкновения и беспомощно заскользила к ограждению.
Гейб включил запасные тормоза и вылетел из джипа, когда машина налетела на металл.
Он бы упал лицом, но ботинки удержали его, пока он несся по дороге. Прогремел удар... еще удар... правая сторона капота выпятилась вперед, а складной верх над пассажирским сиденьем сжался, как меха аккордеона. Гейб поморщился, представив себе, что произошло бы, если бы автомобиль ударился об ограждение стороной водителя.
Пробиваясь сквозь снег, он сумел подобраться к покалеченной машине. Перед его взором предстала фигура, скорчившаяся над рулем, и он дернул дверцу. Она не открылась. У него душа ушла в пятки. Он принялся стучать в окно.
Фигура пошевелилась — это была женщина с густой копной светло-пшеничных волос, рассыпавшихся по плечам темного пальто.
Он увидел, как она подняла голову и сняла лыжную шапочку. Потом повернулась к окну и уставилась на него.
Женщина была белой как мрамор. Даже губы у нее побелели.
Радужные оболочки больших темных глаз почти почернели от шока. И она была красива, потрясающе, головокружительно красива! Глазом художника он отметил намек на ромбовидное лицо, выдающиеся скулы, полную нижнюю губу. Но он отбросил эти мысли и снова застучал по стеклу.
Она заморгала и замотала головой, словно пытаясь немного встряхнуться. Когда состояние шока прошло, он увидел ясные голубые глаза, полные тревоги. Она быстрым движением опустила стекло.
Вы ранены? — спросила она прежде, чем он успел что-либо сказать. — Я вас ударила?
Нет, вы врезались в ограждение.
Слава богу! — Она на минутку откинулась на сиденье. Губы у нее были сухими, как пыль. А сердце, хотя она уже овладела собой, бешено колотилось. — Я начала скользить, спускаясь с горки. Я думала... я надеялась... что мне, может быть, удастся как-то справиться с ситуацией. А потом увидела вас и поняла, что столкновения не избежать.
Так и было бы, если бы вы не свернули к ограждению. — Он снова глянул на перед ее машины. Ущерб мог быть и хуже, значительно хуже, если бы она ехала хоть немного быстрее... Впрочем, что толку размышлять? Он снова повернулся к ней и принялся искать на ее лице следы контузии.
Вы в порядке?
Да. Думаю, да. — Она снова открыла глаза и попыталась улыбнуться ему. — Простите! Я, наверное, вас не на шутку напугала?
По меньшей мере. — Но страх уже прошел. — Какого черта вы здесь делаете?
Подавляя желание выругаться, она отстегнула ремень безопасности, сделала несколько долгих, глубоких вдохов и успокоилась.
Я, наверное, не туда повернула из-за этого снегопада. Я хотела попасть в Лоунсом-Ридж и устроиться там на ночлег. Это ближайший город, и я боялась переезжать через перевал. — Она посмотрела на ограждение и содрогнулась. — Вот и все. Ума не приложу, что теперь делать с машиной? Как ее вытащить?
Не сегодня.
Гейб, нахмурившись, засунул руки в карманы. Снегопад все продолжается, на дороге никого, и вряд ли кто-то появится. Если он развернется и уедет на своем джипе, оставив ее на произвол судьбы, она до смерти замерзнет прежде, чем подоспеют спасатели или снегоуборщики. Как бы ему ни хотелось снять с себя ответственность, он не может оставить женщину одну на дороге в такую метель.
Самое лучшее, что я могу сделать, — это взять вас с собой. — В его голосе не было ни радушия, ни дружелюбия. Да она ничего подобного и не ожидала. Он сердит и раздражен из-за того, что в него чуть не врезались и доставили ему серьезные неприятности, и это вполне естественно.
Простите.
Он пожал плечами, поняв, что нагрубил.
—На вершине холма поворот к моему дому. Вам придется оставить вашу машину и поехать на моем джипе.
Я буду вам очень признательна. — Мотор был выключен, окно открыто, и ее начал пробирать холод. — Прошу прощения за то, что стану вам обузой, мистер...
Брэдли. Гейб Брэдли.
А я Лора. — Она повернулась, чтобы выбраться из машины. — У меня в машине чемодан, и если бы вы мне помогли...
Гейб взял ключи и зашагал к багажнику. «Эх, — думал он, — если бы я выехал всего на час раньше, то сейчас уже был бы дома и один!»
Чемодан был небольшим и далеко не новым. Леди с одним только именем путешествует налегке, подумал он, извлекая чемодан из машины. Что толку сердиться и раздражаться на нее? Если бы ей не удалось так удачно затормозить, она обязательно столкнулась бы с ним, и тогда им обоим сейчас, вероятно, понадобился бы врач, а не чашка кофе и сухие башмаки.
Решив быть вежливым, Гейб повернулся и предложил ей пройти в джип. Она стояла и смотрела на него, а снег падал на ее непокрытую голову. Именно тогда он увидел, что она беременна, да еще на очень позднем сроке.
О господи! — вырвалось у него.
Мне действительно очень жаль, что я доставляю вам столько хлопот, — начала Лора. — И я хочу заранее поблагодарить вас за то, что вы согласились приютить меня. Если вы позволите мне позвонить из вашего дома и вызвать эвакуатор, может быть, тогда удастся все быстро привести в порядок.
Он не слышал ни слова из того, что она говорила. Ни одного. Все его внимание было приковано к вздувшемуся животу под темным пальто.
—Вы уверены, что с вами все в порядке? Вы не сказали мне, что вы... Вам нужен доктор?
—Со мной все в порядке. — На этот раз она улыбнулась во весь рот. — Правда. Ребенок не пострадал. Вероятно, он немного испугался, судя по тому, как он брыкается, но мы едва почувствовали удар. Машина ведь не протаранила заграждение, а застряла в нем.
Вы могли... — Что? — подумал он. — Обо что-нибудь удариться.
Со мной все в порядке, — повторила она. — Я была пристегнута ремнем, а снег, хотя из-за него все и случилось, смягчил удар. — Заметив, что он до сих пор не верит ей, она повернулась к нему покрытым снегом лицом. Он видел, что ее пальцы в тонких кожаных перчатках, отороченных шелком, онемели от холода. — Обещаю вам, что не стану рожать посреди дороги... если вы не собираетесь задерживаться здесь на несколько недель!
Она была в порядке... он надеялся. А от ее улыбки он почувствовал себя идиотом. Решив поверить ей на слово, он протянул руку.
—Позвольте мне помочь вам.
Слова, простые слова пронзили ее до самого сердца.
Сколько бы раз она их ни слышала, всегда рассчитывала только на себя.
Гейб не знал, как обращаться с беременными женщинами. Может быть, они хрупкие? Хотя, если учесть, через что им предстоит пройти, все как раз наоборот. Но сейчас, столкнувшись с одной из них, он боялся, что она развалится от одного прикосновения.
Помня о скользкой дороге, Лора крепко держала его за руку, когда они направились к джипу.
— Как здесь красиво, — сказала она, когда они подошли к машине. — Правда, должна признаться, я предпочитаю смотреть на снег из теплого помещения. — Она глянула на высокую ступеньку под дверцей джипа. — Наверное, вам придется меня немного поддержать. Я не так проворна, как прежде.
Гейб положил в машину ее чемодан, раздумывая, как бы половчее схватить ее.
Что-то бормоча себе под нос, он засунул одну руку ей под локоть, а другую под бедро. Вопреки его ожиданиям Лора скользнула на сиденье почти без затруднения.
—Спасибо.
Он что-то проворчал, захлопнул дверцу и сел за руль. Немного поманеврировав, они с минимумом усилий выехали на дорогу.
Надежный джип начал подниматься в гору. Они ехали довольно медленно, и Лора разжала руки, которые, наконец, перестали дрожать.
Я не знала, что здесь кто-то живет. Если бы знала, то уже давно попросилась бы к кому-нибудь на ночлег. Вот уж не думала, что в апреле бывают такие снежные бури.
У нас они случаются и позже. — Пока что он молчал. Он уважал чужую частную жизнь так же ревностно, как и свою. Но обстоятельства были необычными. — Вы пустились в дорогу одна?
Да.
А не рискованно ли это в вашем положении?
Я планировала через пару дней быть в Денвере. — Она коснулась рукой живота. — Мне осталось еще шесть недель. — Лора глубоко вздохнула. Доверяться ему рискованно, но у нее не было иного выбора. — Вы живете один, мистер Брэдли?
Да.
Пока он поворачивал на узкую, заснеженную дорожку, она попыталась получше рассмотреть его. Во всяком случае, она надеялась, что под белым снегом скрыта дорожка.
В его лице было что-то твердое, жесткое и холодное. И в то же время оно было достаточно тонким, чтобы не выглядеть грубым. Гейб чем-то напоминал ей мифического военачальника.
Но какое потрясение и какую мужскую беспомощность она прочла в его глазах, когда он увидел ее огромный живот! И все же почему-то она верила, что с ним будет в безопасности. А впрочем, ничего другого ей и не оставалось, как только верить.
Он почувствовал ее взгляд и угадал ее мысли.
Я не маньяк.
Я это поняла. — Она улыбнулась и снова стала смотреть в ветровое стекло.
Сквозь сплошную снеговую завесу дома почти не было видно, даже когда машина остановилась перед ним. Но то, что Лора смогла рассмотреть, ей понравилось. Это был простой приземистый деревянный дом с крытым крыльцом и квадратными окнами. Из трубы вился дымок.
Перед домом намело целые сугробы, но от дорожки к верхним ступенькам крыльца все же просматривалась узенькая тропинка. Вечнозеленые растения по углам дома стояли сплошь в снежных шапках. Никогда еще ей не доводилось видеть такого уютного места, как эта засыпанная снегом хибара в горах.
Замечательное место! Вы, наверное, здесь очень счастливы?
Здесь у меня много работы. — Гейб обошел машину, чтобы помочь ей выйти.
«Она пахнет свежестью, — подумал он, — или, скорее, водой, чистой, нетронутой водой, бегущей по горам весной».
—Вы останетесь у меня, — произнес он, зная, что и его реакция, и его сравнение смехотворны. — Проходите, грейтесь у камина. — Гейб открыл переднюю дверь и жестом пригласил ее войти. — Располагайтесь! Остальное я принесу.
Он оставил ее одну. Тающий снег стекал с ее пальто на плетеный коврик.
Картины! Лора остановилась как вкопанная и раскрыв рот уставилась на картины. Они висели на стенах, стояли в углах, лежали на столах. Лишь немногие из них были вставлены в рамы. Некоторые были закончены лишь наполовину, словно художник потерял к ним интерес. Картины, написанные масляными красками, были выполнены в живых, почти агрессивных тонах, а акварели в мягких, туманных, словно навеянных снами. Скинув пальто, Лора подошла, чтобы разглядеть их поближе.
Вот парижская сценка, Булонский лес. Он ей запомнился по свадебному путешествию. Она смотрела на картину, и в глазах у нее все поплыло, она несколько раз глубоко вздохнула и заставила себя смотреть на нее, пока не успокоилась.
У окна стоял мольберт так, чтобы свет падал на полотно. Лора преодолела искушение подойти к нему и посмотреть на работу. Ей и так уже казалось, что она нарушает границы дозволенного.
Что же делать? Лора плотно сцепила руки, давая выход своему отчаянию. Она оказалась в беде: машина разбита, деньги тают как снег весной. А ребенок...
Он же не будет ждать, пока у нее все наладится.
Если ее сейчас найдут...
Ее не найдут! Она решительно развела руки. Она так далеко зашла! Никто не отнимет у нее ребенка, ни сейчас, ни потом!
Она обернулась на скрип открывающейся двери. Гейб внес в дом чемодан и продуктовые пакеты, оставив их у порога, он стряхнул снег с пальто и повесил его на крючок возле двери.
Судя по лицу, он был тонкокостным. Ростом более чем шесть футов, крепкого сложения, он производил впечатление большого сильного человека.
«Скорее похож на боксера, чем на художника», — подумала Лора, глядя, как он сбивает налипший на ботинки снег, человек, проводящий много времени на воздухе.
В общем, хозяин дома во фланелевой рубашке и вельветовых бриджах великолепно вписывался в обстановку этой деревенской хижины. Лора, выросшая, в простой семье, чувствовала себя несколько неуместной в объемистом вязаном ирландском свитере и сшитой на заказ шерстяной юбке.
Габриель Брэдли, — сказала она и сделала широкий жест в сторону стен. — У меня, видимо, полный кавардак в голове. Я не сразу сообразила. Мне нравятся ваши работы.
Спасибо. — Наклонившись, он взял чемодан и пакеты.
Позвольте мне помочь...
Нет. — Он прошел на кухню, и Лора прикусила губу.
Похоже, он не в восторге от ее общества!
Она пожала плечами. Тут уж ничего не поделаешь. Как только представится возможность уехать, она уедет. А до тех пор... А до тех пор ей придется жить у Габриеля Брэдли, самого известного художника последнего десятилетия!
Было очень соблазнительно сесть и просто наблюдать за его действиями. Когда-то она бы так и поступила, но обстоятельства изменили ее. Она последовала за ним на кухню. Если считать ребенка, которого она носила, их было трое в маленьком, до отказа заставленном помещении.
—По крайней мере, позвольте мне приготовить вам выпить что-нибудь горячее. —
Старая плита с двумя конфорками выглядела довольно коварно, но Лора была настроена
решительно.
Он повернулся, задев ее живот, и поразился ощущению дискомфорта, которое при этом испытал. И удивлению.
—Есть кофе, — пробормотал он, протягивая ей чистую кружку.
— А где кофейник?
Тот оказался в раковине, наполненной когда-то мыльной водой. Так Гейб пытался извести пятна, появившиеся на кофейнике после последнего использования. Он потянулся за ним, снова задев Лору, и отступил.
Позвольте, я сварю кофе, — предложила она.
Я распакую пакеты, а вы заваривайте кофе. Но прежде я вызову аварийную машину. У меня есть свежее молоко.
Она улыбнулась.
А вот чая, думаю, у вас нет.
Нет.
Тогда сойдет и молоко. Спасибо.
Он удалился, а Лора принялась хозяйничать в маленькой кухне. У Лоры была своя система хранения продуктов, а у Гейба, похоже, не было никакой. Она успела опустошить первый пакет, когда он снова появился на пороге.
Телефон не работает.
Не работает?
Совершенно. И аварийная служба для нас недоступна, пока не кончится метель.
О! — Лора остановилась с кастрюлей в руке. — И долго он обычно не работает?
Когда как. Иногда пару часов, иногда неделю.
Она подняла бровь. Затем до нее дошло, что он говорит совершенно серьезно.
—Тогда, полагаю, мистер Брэдли, я застряла у вас надолго!
Он засунул большие пальцы в передние карманы.
—В таком случае лучше называйте меня Гейбом.
Лора, нахмурившись, взглянула на кастрюлю, которую держала в руках. Когда все складывается плохо, надо наилучшим образом воспользоваться ситуацией.
—Хотите супа?
— Да. Я... я отнесу ваши вещи в спальню?
Лора просто кивнула и принялась искать консервный нож.
Да, она та еще штучка, решил Гейб, неся чемодан Лоры в свою комнату. Не то чтобы он был знатоком женщин, но и новичком его тоже не назовешь. Глазом не моргнула, когда он сообщил ей, что телефон не работает, и они прочно отрезаны от внешнего мира. Или, если точнее, что она отрезана от всех, кроме него.
Гейб посмотрел в испещренное прожилками зеркало над старинным туалетным столиком. Насколько он знал, никто никогда не считал его безобидным. На его лице промелькнула самодовольная улыбка. Вернее, он не всегда был безобидным.
При других обстоятельствах он, возможно, развил бы какие-нибудь здоровые фантазии относительно своей неожиданной гостьи. Это лицо! Было что-то призрачное, неопределимое в этом типе красоты. Глядя на эту женщину, мужчина неизбежно должен был воображать что-то необычное. Даже то, что она не мешает работе воображения. Воображение! Он никогда не любил разгульное житье и кратковременные связи и, безусловно, не был готов к серьезным отношениям. В последние несколько месяцев одиночество стало нормой его жизни. Желание писать в конце концов снова завладело им. Еще одно любовное приключение Гейбу было ни к чему.
Но, как бы то ни было, у него появилась гостья, одинокая женщина, практически на последнем месяце беременности и к тому же очень скрытная.
От него не ускользнуло, что она назвала ему только свое имя и не соблаговолила сообщить, кто она такая, куда и зачем едет. Не похоже, чтобы она ограбила банк или украла какие-то секреты для террористов, поэтому он пока не станет сильно любопытствовать.
Если учесть силу урагана и уединенность его домика, они, судя по всему, пробудут вместе несколько дней. Он сумеет побольше узнать о невозмутимой и таинственной Лоре.


Что ей делать? Лора посмотрела в пустую тарелку у себя в руке и увидела свое неясное отражение. Как добраться до Денвера, Лос-Анджелеса или Сиэтла? Как скорее уехать подальше от Бостона, если она застряла здесь? Ах, если бы она не почувствовала непреодолимой потребности движения сегодня утром. Если бы осталась в том тихом маленьком мотеле еще на день, она бы не оказалась в таком затруднительном положении.
И в результате она теперь заперта в заброшенной горной хижине с незнакомцем. Правда, не просто с незнакомцем, напомнила себе Лора. С Габриелем Брэдли, художником... богатым, уважаемым художником из богатой, уважаемой семьи. Но он ее не узнал. Лора была в этом уверена. По крайней мере, пока! А что будет, когда узнает, когда выяснит, кто она такая и от кого бежит? Насколько она знала, Иглтоны и Брэдли дружат семьями. Она машинально закрыла рукой свой большой живот, словно защищаясь.
Они не отнимут у нее ребенка! Какими бы деньгами и какой бы властью они ни обладали, ребенка они у нее не отнимут! А если она постарается, они никогда не найдут ни ее, ни ребенка!
Поставив тарелку, она уставилась в окно. Как странно смотреть и ничего не видеть. Ей было приятно и спокойно сознавать, что и снаружи ее никто не видит. Она надежно закрыта от всех. Или почти от всех, поправилась она, снова подумав о Гейбе.
А может быть, ураган — это подарок судьбы? Когда у Лоры не было выбора, она предпочитала во всем искать положительные моменты. Никто не станет преследовать ее в такую погоду. Да и кто бы додумался искать ее в маленькой, затерянной хижине в горах? Похоже, здесь она в безопасности. На том и порешим!
Она слышала звук его шагов по деревянному полу в соседней комнате, стук полена, брошенного в огонь. После стольких месяцев одиночества ей было приятно присутствие другого человека.
Мистер Брэдли... Гейб? — Она прошла в комнату и увидела, как он устанавливает экран перед камином. — А можно все убрать со стола?
Убрать со стола?
—Чтобы мы могли вместе поесть за столом.
— Да.
Она снова исчезла, а он не мог сообразить, что же делать с картинами, кистями, подрамниками и общим беспорядком, давно и прочно разместившимся на обеденном столе. Раздосадованный тем, что его уединенному пространству угрожает опасность, он наскоро распихал свое имущество по всей комнате.
Я приготовила сандвичи. — Воспользовавшись противнем, как подносом, она принесла миски, тарелки и чашки. Гейб, смущенный и раздраженный, отобрал его у нее.
Вам нельзя носить тяжести.
Она подняла брови. Никто никогда не баловал ее. И разумеется, ее жизнь, которая редко бывала легкой, в последние семь месяцев стала еще сложнее. Почувствовав прилив благодарности, она улыбнулась:
Спасибо, но я соблюдаю осторожность.
Если бы вы были осторожны, то лежали бы в своей постели с поднятыми ногами, а не сидели бы здесь, со мной, в заснеженной хижине.
—Движение мне не повредит. — Но она села и позволила ему накрыть на стол. — И
еда тоже. — Закрыв глаза, она вдыхала запахи. Горячие, простые, придающие силы. —
Надеюсь, я не слишком истощила ваши запасы, дело в том, что если я начинаю готовить, то уже не могу остановиться.
Гейб взял половину сандвича с сыром, хрустящим куском бекона и тонко нарезанным тепличным помидором.
Я не жалуюсь. — Живя один, он привык есть прямо со сковородки над кухонной раковиной, но горячая пища, приготовленная заботливо, без спешки, гораздо вкуснее, если ее есть с тарелки.
Я бы хотела заплатить вам за ночлег и за питание.
Об этом не беспокойтесь. — Гейб с аппетитом хлебал суп из моллюсков и разглядывал ее. Ее манера вздергивать подбородок говорила о гордости и силе воли. Это интересно контрастировало с нежной кремовой кожей и тонкой шеей.
Это очень любезно с вашей стороны, но я предпочитаю платить за себя сама.
Здесь не «Хилтон»! — На ней нет никаких украшений, заметил он, даже простого золотого колечка на пальце. — Достаточно того, что вы приготовили еду, так что, будем считать, мы квиты.
Она хотела настоять на своем... ее гордость протестовала... но истинная правда заключалась в том, что у нее осталось очень мало денег, если не считать тех, которые она бережно отложила для нужд ребенка и зашила в подкладку чемодана.
—Я вам очень благодарна. — Она пила ненавистное молоко, наслаждаясь дурманящим,
запретным ароматом кофе в его кружке. — Вы давно живете в Колорадо?
—Полагаю, шесть или семь месяцев. Это вселило в нее надежду. Срок хороший, даже слишком хороший. Судя по отсутствию в доме старых газет, он, похоже, читает их не часто, да и телевизора она тоже не заметила.
Наверное, для художника это место просто бесценно?
Можно сказать и так.
Я не сразу сообразила, что оказалась именно у вас. Конечно, ваши работы я узнала сразу же. Я всегда ими восхищалась. Мой... знакомый купил пару ваших картин. На одной из них изображен огромный густой лес, кажется, в него можно войти и бродить в полном одиночестве.
Он знал, о какой работе она говорит, и, как ни странно, испытывал к картине те же чувства. Ему казалось, что картина была продана куда-то на восток, но в этом он не был полностью уверен. Нью-Йорк, Бостон, возможно, Вашингтон, округ Колумбия? Во всяком случае, он может удовлетворить свое любопытство, позвонив своему агенту.
Вы так и не сказали мне, откуда едете?
Не сказала. — Она продолжала есть, хотя аппетит пропал.
Черт ее дернул описывать картину! Как она могла так сглупить? Ее купил Тони или, вернее, щелкнул пальцами и дал задание своим адвокатам купить ее от его имени, потому что Лора восхищалась ею.
—Я некоторое время жила в Далласе. Она прожила там почти два месяца, пока не обнаружила, что детективы Иглтонов тайком следят за ней.
По выговору вы не похожи на жительницу Техаса.
Да, наверное, не похожа. Вероятно, потому, что я жила во многих штатах. — Это была чистая правда, и она снова смогла улыбнуться.— А вы не из Колорадо?
— Из Сан-Франциско.
—Да, я помню. Я прочла это в статье, посвященной вашему творчеству. Поговорим о
нем. — Опыт подсказывал ей, что мужчины легко отвлекаются, когда разговор начинает
касаться их. — Я всегда хотела увидеть Сан-Франциско. Мне кажется, это чудесное место: горы, залив, красивые старинные дома. — Она внезапно вздохнула и приложила руку к
животу.
В чем дело?
Малыш толкается. — Она улыбнулась, но Гейб заметил, что глаза ее затуманились усталостью, а лицо побледнело.
Послушайте, я не знаю, что с вами происходит, но здравый смысл мне подсказывает, что вам надо лечь.
Просто я устала. Если не возражаете, я бы хотела несколько минут отдохнуть.
Кровать вон там. — Он встал и, не уверенный, что она сможет встать сама, предложил ей руку.
Посуду я помою позже, если... — Она осеклась, ноги у нее начали подгибаться.
Держитесь! — Гейб обхватил ее руками, и у него возникло странное, довольно унизительное ощущение, что ребенок толкнул его.
Простите. У меня был довольно трудный день, видимо, случилась небольшая перегрузка. — Она знала, что должна отойти от него и справиться сама, но ей было невыразимо приятно прижиматься к крепкому мужскому телу. — Вот высплюсь, и все будет хорошо.
Она не пошатнулась, как он предполагал, но выглядела сейчас такой мягкой, такой нежной, что ему казалось, будто она растворяется в его объятиях. Ему хотелось ее утешить и держать до тех пор, пока она прижимается к нему, такая доверчивая и зависимая. Нуждающаяся в нем. Кляня себя за глупость, Гейб поднял ее.
Лора запротестовала, но ведь так приятно, когда тебя кто-то держит на руках!
Вы надорветесь, наверное, я вешу целую тонну!
Я этого ожидал, но, к счастью, тонну вы не весите!
Она засмеялась, несмотря на то что ее начинала одолевать усталость.
—Да вы настоящий обольститель, Гейб!
Он понес ее в спальню, и удивительно — смущение прошло.
Мне не так часто доводилось ухаживать за беременными дамами!
Все в порядке. Вы искупили свою вину: спасли меня от снежной бури. — Прикрыв глаза, она чувствовала, как ее опускают на постель. На ней, вероятно, не было ничего, кроме матраца и смятой простыни, но Лоре и это казалось раем. — Я хочу вас поблагодарить.
Вы это делаете в среднем каждые пять минут! — Он натянул на нее довольно потрепанный плед. — Если вы действительно хотите поблагодарить меня, выспитесь и не вздумайте рожать прямо сейчас.
Справедливое требование. Гейб!
Да?
Попробуйте, пожалуйста, позвонить еще!
—Хорошо. — Она почти уснула. На какое-то мгновение его охватило чувство вины: ведь
она так беззащитна, а он на нее давит.
Похоже, сейчас у нее не хватило бы сил даже смахнуть муху.
—Вы хотите, чтобы я кому-нибудь позвонил насчет вас? Вашему мужу?
Она открыла усталые глаза и спокойно встретилась с ним взглядом. Он увидел, что она еще не пала духом.
—Я не замужем, — очень четко произнесла она. — Звонить некому.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ангел Габриеля - Робертс Нора

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Ангел Габриеля - Робертс Нора



мне понравилось
Ангел Габриеля - Робертс Норалидия
25.11.2011, 20.20





Очень приятное и вкусное произведение. Знакомство с автором началось именно с него. Захотелось читать ещё. Читайте и наслаждайтесь.
Ангел Габриеля - Робертс НораКира 33
21.04.2012, 3.17





Отличная, хорошо написанная история. Прочла. Удовольствием
Ангел Габриеля - Робертс НораАнна
2.07.2012, 22.53





Roman ponravilsa.10.
Ангел Габриеля - Робертс НораTanya
6.10.2013, 1.45





Roman ponravilsa.10.
Ангел Габриеля - Робертс НораTanya
6.10.2013, 1.45





чудесное произведение,так хорошо описаны чувства не возможно оторваться 10/10
Ангел Габриеля - Робертс Нораatevs17
6.10.2013, 15.16





Вроде бы жизненно, но хочется спросить- И ГДЕ ЖЕ ИНТЕРЕСНО ТАКИЕ МУЖЧИНЫ ОБИТАЮТ?!
Ангел Габриеля - Робертс НораЮлия...
25.06.2014, 9.13





Ггероиня надоела к середине романа, задёрганная и запуганная.Как то нудненько всё.5 б.
Ангел Габриеля - Робертс Норанастя
28.12.2014, 12.40





В общем роман понравился. Тонко предана психология, сюжет интересный. Язык в сравнении со многим чтивом очень добротный. Но совершенно не понравились откровенные сцены. Мне не хватило страсти. Поэтому только девять баллов.
Ангел Габриеля - Робертс НораНефер
6.04.2015, 8.52





Мне понравился роман.Много орфографических ошибок и опечаток в романе.
Ангел Габриеля - Робертс НораЕвгения
22.06.2015, 10.20





Прекрасная рождественская сказка!!!
Ангел Габриеля - Робертс НораСакура
25.12.2015, 18.03





Мило, но мне чего-то не хватило. А может просто не понравилась героиня. Образы героев описаны прекрасно, в прочем как всегда у Норы Робертс, но героиня такая рохля и мямля, что меня это несколько раздражало. А гг, ну герой во всех смыслах... в жизни такого не встретишь... И сильный, и правильный, и благородный, но при этом добрый, внимательный и нежный... В общем миф, а не мужик. 9 из 10
Ангел Габриеля - Робертс НораВарёна
15.01.2017, 18.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100