Читать онлайн Адвокат мог не знать, автора - Робертс Нора, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Адвокат мог не знать - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 131)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Адвокат мог не знать - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Адвокат мог не знать - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Адвокат мог не знать

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Колли решила, что будет разрабатывать площадку и по горизонтали, и по вертикали. Это даст возможность команде открывать и изучать периоды проживания, прослеживать влияние артефактов на природу, одновременно погружаясь в глубину времен и отмечая перемены, вносимые различными периодами на разных участках раскопок.
Ей нужен был горизонтальный метод, чтобы убедиться и доказать, что в эпоху неолита здесь находилось поселение.
Наедине с собой она готова была признать, что для этого ей нужен Джейк. Антрополог с его знаниями и опытом сможет определить и проанализировать артефакты и природные окаменелости с точки зрения культуры. А у нее останется больше времени на изучение костей.
Диггер был уже на месте и трудился над своим квадратом. Он действовал с осторожностью хирурга, исследуя почву зубным зондом и самыми тонкими кисточками. Поверх косынки, с которой никогда не расставался, он водрузил наушники, и Колли знала, что музыка в них грохочет на полную мощность. Музыка не мешала ему полностью сосредоточиться на работе.
Чуть поодаль работала Рози. Ее красивая кожа цвета кофе с молоком блестела от пота, черные волосы в тугих мелких кудряшках растрепались и стояли дыбом.
Двое студентов ведрами возили землю на тачках к месту просеивания, Лео и Джейк хлопотали с фотокамерами. «Надо будет нанять специального фотографа, — подумала Колли. — Ассистента по сохранению находок». Больше копателей. Больше специалистов. Конечно, работа еще только начинается, но сколотить большую сильную команду нужно как можно скорее.
Слишком много всего сразу было у нее на уме. Ей надо было сосредоточиться, а лучше всего ей это удавалось, когда она отодвигалась как можно дальше от остальных членов команды. Поэтому для себя Колли выбрала самый дальний квадрат, поближе к пруду.
Методично исследуя свой участок, она собирала землю для просеивания в ведро и время от времени прерывалась, чтобы запечатлеть новый слой на фотопленке и на бумаге. Москиты жужжали вокруг ее лица, но она не обращала на них внимания.
Обнаружив кость, Колли сделала запись и продолжила расчистку. Пот струйками стекал у нее по лицу, по спине. В какой-то момент она позволила себе прерваться на минутку: стащила с себя защитную рубашку и осталась во влажной от пота футболке.
Потом она откинулась, села на пятки и оглядела площадку раскопок. Словно услыхав ее зов, Джейк прервал работу и направился к ней через все поле. Подойдя к Колли, он остановился, прищурился и присел на корточки рядом с ней.
В глубине заболоченной почвы лежали кости — прекрасно сохранившиеся, четко сочлененные кости от грудины до черепа. Колли продолжала откапывать остальное.
Останки поведали ей свою бессловесную, но красноречивую историю. Более крупный скелет, а под боком у него — маленький, лежащий на сгибе локтя.
— Их похоронили вместе, — сказала наконец Колли. — Судя по размерам, ребенок умер при родах или вскоре после появления на свет. Мать, по всей видимости, разделила его судьбу. Лаборатория сможет это подтвердить. Их похоронили вместе, — повторила она. — Это уже не родоплеменной обряд. Это семья.
— Лео должен это увидеть. Надо будет выкопать останки целиком. Извлечь весь этот сегмент. Если их культура предусматривала подобное захоронение, значит, эти двое здесь не единственные.
— Верно. — Колли думала об этом с самого начала. — Они здесь не одни. Это кладбище.
«Они любили друг друга, — говорила она себе. — Связь между ними возникла мгновенно. Неразрывная связь. Мать и дитя».
Может быть, Сюзанна Каллен точно так же держала на руках саму Колли, когда она сделала свой первый вздох? Родовые схватки еще только начали утихать, а она уже прижимала к себе своего ребенка, оберегала его.
Что осталось у нее в памяти от первых девяти месяцев жизни, проведенных в материнской утробе? От первых трех месяцев после рождения? Неужели эти воспоминания сохранились, запечатлелись в ее душе навек?
Но разве не то же самое случилось с ее матерью? Разве Вивиан Данбрук не ощутила ту же мгновенную и неразрывную связь, когда впервые взяла на руки и прижала к себе свою маленькую дочку, о которой так долго мечтала?
Что нужно, чтобы стать дочерью, если не материнская любовь? И вот перед ней наглядное доказательство того, что тысячелетия не властны над материнской любовью. Так почему же на душе у нее так грустно, так тоскливо?
— Перед извлечением надо будет проконсультироваться с Советом коренных американцев. — Джейк по привычке положил руку ей на плечо, пока они оба, стоя на коленях, заглядывали в могилу. — Я им позвоню.
Колли сбросила с себя оцепенение.
— Да, позаботься об этом. Но извлечь их придется немедленно. Не начинай, — оборвала она Джейка, не дав ему открыть рот. — Я уважаю чувства коренных американцев, но нам сейчас не до ритуалов. Я открыла эти кости, они подвергаются воздействию воздуха. Их надо обработать и сохранить, пока они не высохли и не рассыпались в пыль.
Где-то вдалеке загромыхал гром, и Джейк бросил взгляд на небо.
— Сегодня они не высохнут, скорее промокнут. Сейчас будет гроза. — Не обращая внимания на ее сопротивление, он силой поставил Колли на ноги. — Давай-ка это заснимем, пока не пошел дождь. — Он потер подушечкой большого пальца свежую ссадину у нее на руке. — Не грусти, Колли.
Она демонстративно отвернулась от него.
— Это ключевая находка.
— Которая задевает тебя лично.
— Я не путаю личные дела с работой.
Подхватив фотокамеру, Колли принялась энергично щелкать затвором. Она отошла от него, в наступившем молчании слышалась только пулеметная дробь щелчков. Джейк приказал себе набраться терпения.
— Я пойду позвоню.
— Я не позволю их костям рассыпаться, пока ты занимаешься говорильней. Поторопись, Грейстоун, — приказала она, а сама отправилась на поиски Лео.
Диггер нашел выдолбленный олений рог, который предположительно мог служить чем-то вроде горна, но его находка, конечно, уступала по значимости скелетам. Однако все, вместе взятое, включая осколки липарита и сломанные наконечники копий, которые выкопала Рози, помогло Колли нарисовать в уме образ поселения, а разразившаяся, как и предсказывал Джейк, гроза дала ей возможность, укрывшись в комнате мотеля, запечатлеть этот образ на бумаге. Рабочая зона, хижины, кладбище. Если она права, они обнаружат захоронение хозяйственных отбросов где-то в районе квадратов Д-25 и Е-12.
Когда зазвонил телефон, Колли рассеянно подняла трубку, но, услыхав голос своего отца, забыла обо всем.
— Вот уж не думал, что застану тебя здесь в разгар рабочего дня. Решил звякнуть сначала сюда просто на всякий случай, а потом уж звонить по сотовому.
— Нас гроза застала, — объяснила Колли. — Я сейчас занимаюсь бумажной работой.
— Я нашел Генри Симпсона. Он сейчас на пенсии, переехал в Виргинию. Я… у нас с ним вышел довольно короткий разговор. Доченька, я не знал, как много можно ему доверить. Я сказал, что тебе хотелось бы что-нибудь разузнать о своих биологических родителях. Надеюсь, я ничего не испортил.
— Это был самый простой путь.
— Он мало что мог мне сообщить. Насколько ему известно, Маркус Карлайл вроде бы переехал. Когда и куда, он не знает, но пообещал узнать, если сможет.
— Я это ценю. Знаю, вам с мамой нелегко приходится, но, если мне потребуется самой поговорить с доктором Симпсоном, я попрошу тебя снова с ним связаться, сообщить ему кое-какие детали.
— Все, что хочешь. Колли, эта женщина… Сюзанна Каллен… Что ты собираешься ей сказать?
— Не знаю. Но оставить все как есть я не могу, папа. — Ей опять вспомнились кости. Мать и дитя. — Я не смогла бы с этим жить.
Наступила долгая пауза, в трубке послышался тяжелый вздох.
— Нет, конечно, не смогла бы. Мы здесь, на месте, если тебе что-то понадобится. Все, что угодно.
— Вы всегда были на месте. И всегда будете.
Повесив трубку, Колли поняла, что не может вернуться к работе. Мерить шагами тесную, как спичечный коробок, комнату? Нет, это тоже не по ней. Она бросила взгляд на виолончель, но тут же подумала, что бывают случаи, когда даже музыка не помогает.
Единственный способ продвинуться вперед — сделать следующий шаг.
Она позвонила Сюзанне.
Она с легкостью нашла дорогу по четким и подробным указаниям Сюзанны. Было очевидно, что эта женщин предпочитает уединение. К дому вела длинная, усыпанная гравием аллея, проложенная прямо по лесу. Сам дом свидетельствовал о хорошем вкусе хозяйки. Золотистая древесина, современные линии, две длинные веранды, много стекла. Много растительности, — отметила про себя Колли, — и все пышно цветет, все ухожено, всюду проложены аккуратные каменные дорожки.
Колли считала, что наблюдение за избранной человеком средой обитания — прекрасный способ составить себе представление о личности этого человека, о его внутренней культуре. Она подумала, что Джейк, вероятно, с ней согласится.
Остановив машину позади спортивного автомобиля последней модели, Колли попыталась вспомнить, во что была одета Сюзанна, когда пришла к ней в мотель. Выбор гардероба, украшений, стиля — вот еще один из признаков, характеризующих личность.
Но детали того визита не запечатлелись в ее памяти.
Гроза миновала, но дождь продолжал лить. Колли успела вымокнуть, пока добиралась от машины до входных дверей.
Дверь распахнулась тотчас же.
На Сюзанне были узкие черные брючки и сшитая на заказ аквамариновая блузка. Макияж был безупречным, она явно сделала укладку. Ноги были босы. А рядом с ней, весело отбивая ритм хвостом по стене, стоял большой черный Лабрадор.
— Прошу… входи, не стой под дождем. Сэди не кусается, но я могу ее запереть, если хочешь.
— Зачем же запирать такую красавицу? — Колли протянула руку тыльной стороной ладони и дала собаке себя обнюхать. Сэди лизнула руку, Колли почесала ей голову между ушами. — Хорошая собачка.
— Ей три года, и она немного назойлива, но отлично умеет составить компанию. Мне нравится жить здесь, я чувствую себя спокойнее, когда она в доме или где-то рядом. Правда, Сэди так дружелюбна, что скорее залижет до смерти любого грабителя, если… Прошу прощения, я заболталась.
— Ничего страшного. — Колли было неловко. Она продолжала поглаживать голову собаки, пока Сюзанна жадно вглядывалась в ее лицо. — Нам нужно поговорить.
— Да-да, конечно. Я сварю кофе. — Сюзанна сделала приглашающий жест в сторону гостиной. — Я так рада, что ты позвонила. Сама я не представляла, что делать дальше. — Она остановилась возле дивана и обернулась. — Я и теперь не знаю.
— Мои родители…
Прежде всего Колли необходимо было выговорить эти слова. Дать ясно понять, на чьей она стороне и что так будет всегда. И все равно она чувствовала себя неблагодарной предательницей, усаживаясь на диван в уютной, со вкусом обставленной гостиной Сюзанны. А у ее ног, не сводя с нее обожающего преданного взгляда, растянулась большая черная собака.
— Ты с ними поговорила.
— Да, поговорила. Я была удочерена в декабре 1974 года. Это было частное удочерение. Мои родители — порядочные, законопослушные, любящие люди. Миссис Каллен…
— Прошу тебя… — Нет, она не позволит рукам трястись. Сюзанна решительно подняла кофейник, разлила кофе по чашкам, не пролив ни капли. — Не называй меня так. Разве ты не можешь называть меня хотя бы Сюзанной?
«На первое время, — сказала она себе. — Только на первое время».
— Это было частное удочерение, — продолжала Колли. — Они наняли адвоката по совету гинеколога моей матери. Он буквально через несколько дней передал им младенца женского пола, причем за очень большие деньги. Кроме того, он снабдил их кое-какими сведениями о биологической матери.
— Ты меня уверяла, что не была удочерена, — перебила ее Сюзанна. — Ты этого не знала?
— Они мне не рассказывали. На то были свои причины, никого не касающиеся, кроме них самих. В какой бы ситуации мы ни оказались, вы должны с самого начала понять: они не сделали ничего плохого.
И все-таки руки у Сюзанны затряслись, когда она заметила:
— Ты их очень любишь.
— Да. Это вам тоже следует знать. Если я и есть тот ребенок, которого у вас украли…
— Ты же знаешь, что это так.
«Джессика. Моя Джесси!..» — кричало все у нее внутри.
— Я могу лишь предполагать. Точно я не знаю. Мы можем сдать анализы для установления биологического родства.
Сюзанна тяжело вздохнула.
— Ты готова их сдать?
— Нам обеим нужно знать. Я сделаю все, что смогу, чтобы получить ответы на вопросы. Не уверена, что смогу дать вам нечто большее. Мне очень жаль. — При виде слез, выступивших на глазах Сюзанны, у Колли болезненно сжалось сердце. — Но даже если я и была тем ребенком, этого не вернуть. Я давно уже не ребенок.
— Я сделаю анализы. — Теперь слезы слышались и в голосе Сюзанны. — И Джей, твой… мой бывший муж. Я с ним свяжусь. Он тоже сдаст анализы. Когда мы сможем узнать наверняка?
— Мой отец врач. Он может ускорить обработку данных.
— Откуда мне знать, что он не исказит результаты?
Вспышка досады промелькнула на лице Колли.
— Я уже сказала: он порядочный человек. Вам придется мне доверять, иначе нет смысла продолжать. Я записала для вас все нужные данные. — Она положила листок бумаги на столик рядом с кофейным подносом. — Здесь сказано, какой анализ нужно сдать, куда посылать пробы крови. Если у вас есть вопросы по процедуре, ваш собственный врач сможет на них ответить.
— Я ничего не соображаю, просто не могу думать. — Сюзанна боролась со слезами, застилавшими глаза. Перед ней была ее девочка, ее дочка. Ей необходимо было видеть свою дочку. — Моя жизнь рухнула в ту минуту, когда я отвернулась от тебя, пока ты спала в коляске. На одну минуту. — Она изо всех сил старалась сохранить самообладание. — Может быть, две минуты, но не больше. И эти две минуты изменили всю мою жизнь. И твою тоже. Дай мне шанс вернуть назад хоть что-нибудь, узнать, кто ты, какая ты, разделить с тобой хоть часть этих потерянных лет.
— Все, что я могу дать вам прямо сейчас, — это ответы на вопросы. Как, почему, возможно, кто. Все эти ответы никак не смогут восполнить то, что вы потеряли. Они не повернут время вспять, не сделают меня вашей дочерью.
«Этого не может быть, это неправильно», — в смятении подумала Сюзанна. Ее охватили отчаяние и горечь. Она нашла свою девочку, и вот теперь ее девочка говорит с ней бесстрастным голосом. Ее дочь изучает ее со стороны, как постороннюю.
— Если ты так чувствуешь, зачем ты приехала? Ты могла бы просто отмахнуться от меня или сказать, что не было никакого удочерения.
— Меня не так воспитывали. Я не привыкла лгать, не могу отмахнуться от чужой боли. В том, что произошло, вашей вины нет. Здесь нет и моей вины или моих родителей. Но это не значит, что в случившемся вообще нет виноватых. Кто-то вмешался и изменил нашу жизнь. И сделал это не без корысти. Мне тоже нужны ответы.
— Ты резка и честна. Я часто пыталась вообразить, каково это будет — встретить тебя снова, поговорить с тобой. Но ничего подобного я вообразить не могла.
— Вы ищете семейного воссоединения, которого я не могу вам дать. Я не чувствую родственной связи.
Все заживающие шрамы в сердце Сюзанны открылись и начали кровоточить.
— А что ты чувствуешь?
— Простите, миссис Каллен… Сюзанна, — поправила себя Колли. Ей хотелось протянуть руку. Преодолеть свои внутренние барьеры и дотянуться до Сюзанны. — Мне вас очень жаль… вас и вашу семью. И свою семью тоже. Вся эта история потрясла меня. Честно говоря, мне жаль, что вы видели меня по телевизору. В ту самую минуту, как вы меня увидели, вы изменили мою жизнь. И я теперь не знаю, как она сложится дальше.
— Ни за что на свете я не хотела бы причинить тебе боль.
— Хотела бы я сказать то же самое, но, боюсь, что бы я ни сделала, любой мой шаг причинит вам боль.
— Может, расскажешь мне о себе? О том, что ты сделала или хотела сделать. Все, что угодно.
— Сегодня я нашла кости. — Увидев, что Сюзанна растерянно заморгала, Колли усмехнулась и взяла с подноса печенье. — На раскопках, — пояснила она. — Я полагаю, то, что мы нашли, является древнейшим поселением. Это неолитическая деревня на берегу ручья у подножия гор. Люди древнего племени построили там свои жилища. Они растили детей, охотились, начинали заниматься земледелием. Сегодня, как мне кажется, я нашла доказательства в подтверждение этой теории. Если поселение окажется таким крупным, как я думаю, нам придется копать здесь несколько сезонов.
— Вот как! Что ж, я думаю, Рональда Долана удар хватит.
— Возможно. Но легче ему от этого не станет. Наша работа привлечет внимание СМИ и научного сообщества. Эту стройплощадку Долану придется списать в убыток.
— А можно мне как-нибудь прийти на раскопки? Ты покажешь мне свою работу?
— Конечно. Это вы испекли? — Колли взяла печенье. — Вы сами?
— Да. Тебе нравится? Я дам тебе с собой целую коробку. Я…
— Потрясающее печенье. — Ну вот, подумала Колли, она и протянула руку. На большее у нее сейчас не было сил. — Мой… коллега, — сказала она, решив, что это самый простой и безболезненный способ назвать Джейка, — узнал ваше имя. «Выпечка Сюзанны», верно? Я пожирала ваше печенье годами.
— Правда? — Опять подступили слезы, но Сюзанна силой воли обратила их вспять. Ее глаза зажглись радостью. — Мне приятно это слышать. Ты очень добра.
— Вовсе нет. Я упряма, эгоистична, раздражительна, честолюбива и очень редко бываю добра. Я об этом просто не думаю.
— Ты была очень добра ко мне, а ведь ты, наверное… Господи, как же мне до сих пор в голову не пришло? Какой-то частью своей души ты, наверное, меня ненавидишь.
— Не знаю. Я об этом еще не думала.
— Ты очень осторожна со своими чувствами. — Увидев, что Колли нахмурилась, Сюзанна принялась перекладывать печенья на блюде. — Я вот что хочу сказать: мне кажется, тебе не легко отдавать людям свои чувства. Дуглас тоже такой. Даже в детстве он был очень сдержанным и осмотрительным. Он очень много думал. Я прямо-таки видела, как он недоумевает, словно хочет спросить: что ты хочешь этим сказать? — Она засмеялась. — Мне столько всего хочется тебе рассказать! Так много… У меня для тебя кое-что есть.
— Сюзанна…
— Это не подарок. — Она поднялась, подошла к приставному столику и взяла с него коробку. — Это письма. Каждый год я писала тебе письмо в твой день рождения. Они помогали мне выжить.
— Мы еще не знаем наверняка, что эти письма адресованы именно мне.
— Мы обе знаем. — Сюзанна снова села, положила коробку на колени Колли. — Я буду счастлива, если ты их возьмешь. Можешь их не читать, хотя я уверена, что ты прочтешь. Ты любопытна, иначе ты не стала бы археологом. Поэтому тебе наверняка будет интересно узнать, что тут написано.
— Ладно. Послушайте, меня ждет работа, — начала Колли, поднимаясь на ноги.
— Я так много хотела…
Не успела Сюзанна договорить, как Сэди с радостным лаем бросилась к дверям. Дверь открылась, и в комнату вошел Дуглас.
— Сидеть! — С досадливым смешком он оттолкнул собаку, норовившую во что бы то ни стало лизнуть его в лицо. — Слушай, мы все это уже проходили в прошлый раз. У тебя ни капли гордости нет…
Он умолк на полуслове, увидев гостью. Стремительные мысли в один миг промелькнули в его голове и отразились на лице, прежде чем он успел восстановить непроницаемое выражение.
— Даг, — Сюзанна нащупала на горле верхнюю пуговицу блузки и расстегнула ее. — Я не знала, что ты собираешься ко мне заглянуть. Познакомься, это… О боже!
— Колли. — Хотя в эту минуту ей больше всего хотелось оказаться как можно дальше от наэлектризованной атмосферы этой комнаты, она поудобнее перехватила коробку под мышкой. — Колли Данбрук.
— Да, я знаю. Извините. — Он перевел взгляд на мать. — Мне следовало сначала позвонить.
— Конечно, нет! Не говори глупости, Даг.
— Я как раз собиралась уходить. Я… я с вами свяжусь, — сказала Колли Сюзанне.
— Я тебя провожу.
— Не стоит.
Не сводя глаз с лица Дага, Колли двинулась к двери. Хотя сердце у нее стучало молотом, она сохранила самообладание и, молча проскользнув мимо него, открыла дверь.
Она бегом бросилась к машине, рванула на себя дверцу и толкнула коробку на пассажирское сиденье.
— Зачем ты сюда приехала?
Колли пригладила лезущие в глаза мокрые волосы и, повернувшись, увидела стоящего у нее за спиной прямо под дождем Дага. Его окружала та же наэлектризованная атмосфера — казалось, дождевые капли шипят и испаряются на его коже, как на раскаленной сковороде.
— Не для того, чтобы тебя позлить. Я тебя даже не знаю.
— Моей матери и без того сейчас тяжело, и нечего ей навязываться. Тебе непременно надо было к ней заглянуть на кофе с печеньем?
— Послушай, если я захочу заглянуть на кофе с печеньем, имею право. Это свободная страна. Но если уж на то пошло, я приехала не за этим. У меня нет ни малейшего желания расстраивать твою мать и вносить путаницу в твою жизнь. Но нам нужно получить ответы на вопросы.
— С какой целью?
— Ответы сами по себе являются целью.
— С тех пор, как «Выпечка Сюзанны» прославилась на всю страну, регулярно, не реже чем раз в год, появляется какая-нибудь авантюристка, объявляющая себя ее давно потерянной дочерью. Ты работаешь в такой сфере, где все зависит от субсидий и пожертвований, верно?
Колли вздернула подбородок, шагнула вперед, едва не наступив сапожками на носки его башмаков, и проговорила прямо ему в лицо:
— Да пошел ты!
— Я больше никогда и никому не позволю причинить ей боль.
— И поэтому ты считаешь себя хорошим сыном?
— Я безусловно не считаю себя твоим братом.
— Что ж, приятно это слышать. Позволь напомнить тебе, Даг, это она пришла ко мне. Свалилась как снег на голову и перевернула всю мою жизнь. Вчера я оставила своих родителей в глубоком горе. Мне придется сдавать кровь на анализ, справляться с ситуацией, в которой я ни сном ни духом не виновата. Меня это не слишком радует, так что отвяжись.
— Она для тебя ничего не значит.
— И в этом я не виновата. Как и она, впрочем. Если ты беспокоишься о своем наследстве, расслабься. Мне ее деньги не нужны. Последние двадцать минут я смотрела, как она пытается не рассыпаться на части, и теперь у меня жутко поганое настроение. Если хочешь, чтобы я выместила его на тебе, я так и сделаю. С большим удовольствием. Если нет, у меня есть дела поважнее, чем стоять тут под дождем и препираться с тобой.
Повернувшись на каблуках, Колли забралась в «Лендровер» и захлопнула дверцу. Велик был соблазн проехать прямо по его ногам, она еле удержалась. «Так вот что значит иметь брата», — подумала она. Если все удовольствие сводится только к этому, значит, можно считать, что первые двадцать восемь лет жизни ей просто неслыханно везло.
К тому времени, как она добралась до мотеля, ее бешенство достигло точки кипения. Не успела она открыть дверь, как комнатный и сотовый телефоны зазвонили одновременно. Колли выхватила из сумки сотовый, рявкнула в него: «Данбрук, ждите!» и сорвала с рычага трубку телефона:
— Данбрук. Что надо?
— Только не откуси мне голову, — послышался в трубке голос Ланы. — Я просто хотела сообщить последние новости, но если ты будешь рычать на меня, я удвою свою почасовую оплату.
— Извини. Что у тебя?
— Это не телефонный разговор. Ты не могла бы приехать?
— Я только что вошла в комнату. Промокла, и настроение паршивое.
— Я сама приеду. Дай мне полчаса.
— А ты не можешь просто…
— Нет. Через полчаса. — И Лана повесила трубку.
— Вот дерьмо! — Колли грохнула трубку на рычаг и уже собралась ответить по сотовому, когда раздался стук в дверь. — Отлично, просто отлично. — Она рывком распахнула дверь и свирепо уставилась на Джейка. — Неужели ни у кого других дел нет, кроме как доставать меня? — Повернувшись к нему спиной, она приложила сотовый телефон к уху: — Да, что?
— Просто хотел узнать, где ты пропадаешь, — голос Джейка раздавался одновременно и в телефоне, и у нее за спиной. Она повернулась и увидела, что он стоит, прислонившись к дверному косяку, прижав сотовый телефон к уху, а дождь бьет ему в спину. — Я был в ресторане, хотел поделиться кое-какими новостями. Местный телефон не отвечал, вот я и попробовал по сотовому.
— Какого черта ты все еще говоришь со мной по телефону, стоя прямо в дверях?
— А ты какого черта?
Колли бросила долгий страдальческий взгляд на потолок и швырнула телефон на кровать.
— Какими новостями?
Джейк вошел в комнату, закрыл дверь. Увидев, что он решительно направляется прямо к ней, Колли вскинула руку жестом регулировщика, останавливающего уличное движение на перекрестке. Этот блеск в его глазах был ей хорошо знаком.
— Не вздумай.
— Ты вся мокрая. Ты же знаешь, я с ума схожу, когда ты вся мокрая.
— Ты точно с ума сойдешь, когда я огрею тебя этой лампой. Отойди, Грейстоун. Мне сейчас не до игр.
— А мне кажется, тебе не помешала бы хорошая игра.
— Это дурацкий эвфемизм, и вообще, почему мужчинам всегда кажется, что если женщина в дурном настроении, значит, ей нужен секс?
— Источник надежды неиссякаем? — предположил Джейк и с удовольствием заметил промелькнувшую у нее в глазах улыбку.
— Что тебе надо, кроме секса?
— Все остальное меркнет по сравнению с ним, но… — Прервав себя на полуслове, Джейк растянулся на ее кровати, скрестив ноги. — Я только что приобщился к местному беспроволочному телеграфу. Фрида, моя официантка, рассказала мне, что Долан уже прослышал о сегодняшней находке и взвился до небес. Так сказал Фриде ее племянник, который работает у Долана. Он по чистой случайности оказался в эпицентре взрыва, когда Долану сообщили новость.
— Ну и что?
— Он пригрозил подать на нас в суд. Уверяет, что мы все придумали — сговорились с людьми из Природоохранного общества, чтобы свернуть его стройку. У тебя тут пива нет?
— Нет у меня пива. Пусть вопит и взвивается сколько его душе угодно. Мы нашли кости. С этим не поспоришь.
— Ходит еще один слух. Люди говорят, что это место проклято. Ну, ты понимаешь: могилы древних осквернены учеными-безумцами.
Колли оживилась, взяла пластиковую зажигалку и подожгла фитилек ароматической свечки.
— Неужели опять ожившие мумии?
— В несколько иной редакции. Мы выпускаем на волю древние силы, которые не сможем загнать обратно, и так далее… — Джейк следил за ней взглядом, а Колли беспокойно расхаживала по комнате, зашла в ванную, вышла оттуда с полотенцем и, не переставая мерить шагами тесный номер мотеля, принялась вытирать мокрые волосы.
— Этот слух, если верить Фриде, разнесся уже по всей округе. Ты же знаешь, как жадно люди впитывают всякие глупости.
— Стало быть, у нас есть проклятый участок, разозленный застройщик-сутяга и приятная перспектива надзора за ходом работ со стороны Совета коренных американцев. — Колли вытащила сухую рубашку из комода и, к его глубокому разочарованию, снова скрылась в ванной, чтобы переодеться. — Нам по-прежнему не хватает рабочих рук, а к завтрашнему дню все поле превратится в море грязи из-за дождя.
Джейк повернул голову, пытаясь поймать ее полуобнаженное отражение в зеркале. Мужчина имеет право на свои маленькие радости!
— Да, итог примерно таков.
Колли вернулась в комнату, вытащила бутылку минеральной воды и вновь принялась расхаживать взад-вперед. «Никто, — подумал Джейк, — никогда не скажет, что рядом с Колли Данбрук душа отдыхает».
— В общем и целом дела обстоят неплохо, — объявила она с усмешкой. — Обожаю эту работу.
— Куда ты ездила?
Усмешка тотчас же исчезла.
— По личному делу.
Он постучал носком ноги по обувной коробке, которую она свалила в изножий кровати.
— Покупала туфли? Уж не превратилась ли ты в женщину, Данбрук?
— Не покупала я никаких туфель! — Она схватила коробку и со вздохом поставила ее на комод. — Это письма. Сюзанна Каллен писала их своей дочери каждый год в день рождения. Я поехала повидаться с ней, поговорить. О боже, Джейк, видел бы ты ее лицо! Столько мольбы было в ее глазах, я просто не знаю, что мне с этим делать.
— Я мог бы поехать с тобой.
Колли лишь покачала головой.
— Это был тот случай, когда третий лишний. Который, между прочим, все равно появился, когда я уже собиралась уходить. Пришел ее сын и сразу дал понять, что ему все это не нравится. Набросился на меня так, будто я сама вылезла из той чертовой коляски, чтобы отравить ему жизнь. Мы стояли возле дома под дождем как пара кретинов и рычали друг на друга. Представляешь, он открыто заявил, что я охочусь за ее деньгами.
— И долго он пролежит в больнице?
Это замечание немного улучшило ей настроение. Она подняла голову и встретилась с ним глазами в зеркале.
— У тебя есть и брат, и сестра, верно? Ну и как? Вы грызетесь из-за родителей как собаки?
— Мы просто грыземся, — ответил Джейк. — Такова природа взаимоотношений между братьями и сестрами. Соперничество, конкуренция, мелкие обиды. Родоплеменные отношения. Против вторжения извне мы всегда выступаем общим фронтом. Своего брата я имею право пнуть в задницу, но пусть только попробует кто-нибудь другой! Я его так пну — он жизни не обрадуется! А если бы что-то случилось с моей младшей сестренкой, я бы, наверно, просто взбесился.
— Я была его младшей сестренкой в течение трех месяцев. Думаешь, между нами есть связь?
— Думаю, есть. Нутряная связь, Колли. Инстинктивная. Кроме того, он мальчик, он старше, и ему, скорее всего, успели объяснить, что забота о тебе — это его долг. — Джейк знаком дал понять, что просит ее поделиться водой. — Ты была беззащитной, слабой, он должен был тебя беречь. — Помолчав, Джейк отпил глоток и вернул ей бутылку. — Он не сумел тебя защитить. Теперь он взрослый мужчина и как бы единственный сын, он по-прежнему играет роль защитника, но теперь, я полагаю, объектом защиты стала его мать. Ты для него посторонняя и в то же время его пропавшая сестренка, по отношению к которой он не исполнил свой долг. С точки зрения первобытных инстинктов он попал в жуткую переделку.
— Похоже, ты встал на его сторону.
— Я всего лишь излагаю основные теоретические положения. Вот если бы ты пришла ко мне, поиграла в нашу любимую игру, а потом попросила меня пойти и отколошматить его ради тебя, я мог бы рассмотреть такую возможность.
Раздался стук в дверь, поэтому Колли ограничилась кратким ответом. Ткнув пальцем в сторону двери, она сказала:
— Вон.
Но когда она пошла открывать, Джейк лишь сплел пальцы, подложил руки под голову и устроился поудобнее на постели.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Адвокат мог не знать - Робертс Нора

Разделы:
Пролог

Часть I

12345678910

Часть II

111213141516171819

Часть III

202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Адвокат мог не знать - Робертс Нора



В духе Норы Робертс! Можно читать :)
Адвокат мог не знать - Робертс Нораeris
15.07.2011, 21.14





А мне понравилось)))Просто хорошая книга, особенно для тех, кто хочет отдохнуть)))
Адвокат мог не знать - Робертс НораСяньkа
23.08.2011, 11.25





horoschaja kniga, ozenj ponrawilosj
Адвокат мог не знать - Робертс Нораrimma
8.06.2012, 12.33





большое спасибо за удовольствие читать такие произведения.особенно.когда надо отдохнуть
Адвокат мог не знать - Робертс Нора12tamara12@mail.ru
17.02.2013, 15.29





Супер мне очень понравилось
Адвокат мог не знать - Робертс НораСветлана
25.09.2013, 15.55





О какой классный роман!!!Столько событий,переживаний оооооооо это что то ,советую всем прочитать.
Адвокат мог не знать - Робертс НораАнна
10.12.2013, 19.54





Отличный роман! Перечитывала уже дважды. Согласна, что написан в духе автора. Хорошо выписанные характеры персонажей, несколько любовных линий, интрига. Но меня больше подкупили именно адекватные герои, а ГГй - вообще молодец! 10 баллов
Адвокат мог не знать - Робертс НораЯя
29.01.2014, 8.22





Читать было очень интересно.Герои и их движения ну очень реалистичны,никакой сказочности(или мне показалось?).Колли упертая до невозможности,как трудно жить с таким человеком!И эти претензии и требования в признании ей любви со стороны Джейка,на мой взгляд,испортили ее несравненно стервинный(стервозный),самоуверенный и независимый образ.Джейк однозначно не рафинированный образец мужчины-самца,шикарно выписан автором.Другая пара -нежный фонтан любви,читать о них приятно.Все читабельно в романе,но, сдается мне,как и у Донцовой,не столько того преступления,как сколько трупов и крови вокруг,чтобы скрыть последнее.По части детектива - слабовато,остальное хорошо.9\10.
Адвокат мог не знать - Робертс НораСкорпи
11.02.2014, 18.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100