Читать онлайн Адвокат мог не знать, автора - Робертс Нора, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Адвокат мог не знать - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 131)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Адвокат мог не знать - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Адвокат мог не знать - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Адвокат мог не знать

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Сюзанна сидела в гостиной дома, в котором выросла. Лампы, которые она помогала матери выбирать лет десять тому назад, стояли на салфетках, вышитых бабушкой еще до ее рождения.
Она сидела, стиснув руки с побелевшими костяшками пальцев на животе, словно охраняя ребенка, когда-то жившего в ее утробе. Ее лицо было лишено всякого выражения. Она как будто истратила всю свою энергию на то, чтобы созвать семью, и теперь балансировала словно во сне между прошлым и настоящим.
Дуглас сидел на краю кресла, которое было старше его самого, и краем глаза следил за матерью. Застывшая, неподвижная, она была далека от него, как луна в небе. В воздухе пахло табаком — это дед курил свою послеобеденную трубку. Но к медовому запаху табака примешивался запах горя.
Положив руку на плечо Сюзанны, словно стараясь удержать ее на месте, дед взял другой рукой телевизионный пульт.
— Я не хотел пропустить эти новости, — объяснил Роджер. — Как только Лана позвонила, попросил Дага сбегать сюда и сделать запись. Сам я еще не смотрел.
— Включи, папа. — Голос Сюзанны сорвался, ее плечи под рукой отца дрожали. — Включи прямо сейчас.
— Мам, не надо себя накручивать. Ты же не хочешь…
— Включай. — Она повернула голову и посмотрела на сына воспаленными, лихорадочно горящими глазами. — Ты сам увидишь.
Роджер включил запись видеомагнитофона. Его рука, лежавшая на плече у дочери, начала разминать ее сведенные судорогой мышцы.
— Прокрути до этого места. — Силы вернулись к ней, она перехватила пульт и нажала нужную кнопку. Когда на экране появилось лицо Колли, она перевела на нормальную скорость. — Взгляни на нее. Боже…
— Боже милостивый… — подхватил Роджер.
— Ты же видишь! — Не отрывая глаз от экрана, Сюзанна вцепилась в руку отца: — Видишь? Это Джессика. Это моя Джесси.
— Мама! — У Дугласа сжалось сердце, когда он услыхал, как она это сказала. «Моя Джесси». — Цвет волос совпадает, но… Дед, эта леди-адвокат — как ее? — Лана! Так вот, Лана не меньше похожа на Джесси, чем эта женщина. Мама, ты не можешь знать.
— Я знаю, — отрезала Сюзанна. — Смотри на нее. Смотри, смотри! — Она нажала на пульте кнопку «Пауза», и лицо Колли в улыбке застыло на экране. — У нее глаза ее отца. Глаза Джея — тот же цвет, тот же разрез. И мои ямочки. Три ямочки, как у меня. Как у мамы. Папа…
— Есть заметное сходство, — согласился Роджер. — Волосы, овал лица. Черты лица… — Он чувствовал, как что-то поднимается у него в горле — паника пополам с надеждой. — Последний гипотетический портрет…
— Вот он, — Сюзанна вскочила на ноги, схватила принесенную с собой папку и вытащила выведенный с компьютера фоторобот. — Джессика в двадцать пять лет.
Дуглас поднялся на ноги.
— Я думал, ты перестала их заказывать. Ты же обещала!
— Ничего я не обещала. — Усилием воли она едва удержала готовые пролиться слезы. Только эта железная воля держала ее на ногах все эти двадцать восемь лет. — Я перестала говорить о них с тобой, потому что тебя это расстраивало. Но я не переставала искать. Я не теряла веры. Посмотри на свою сестру. — Она силой всунула листок ему в руки. — Посмотри на нее!
— Мама… Ради всего святого…
Дуглас взял компьютерный портрет, чувствуя, как подступает старая боль, которую он много лет старался подавить своей волей, не менее сильной, чем у матери. Боль отнимала у него силы. Ему было по-настоящему плохо.
— Сходство есть, — продолжал он. — Карие глаза, светлые волосы. — В отличие от матери, он не мог жить надеждой. Надежда убивала его. — Сколько раз ты смотрела на других девочек, на других женщин и видела Джессику? Не могу видеть, как ты опять и опять протаскиваешь себя через эти жернова. Ты же ничего о ней не знаешь. Сколько ей лет, откуда она взялась…
— Ну так я это узнаю! — Сюзанна забрала у сына портрет, спрятала его в папку. Руки у нее больше не дрожали. — Если ты не можешь этого видеть, отойди в сторону. Как твой отец.
Она знала, что это жестоко — отталкивать одного ребенка в отчаянной попытке найти другого. Она знала, что несправедливо обижать сына, цепляясь за призрак дочери. Но она все сказала верно: либо он будет ей помогать, либо отстранится. В поисках Джессики Сюзанна ни в чем не признавала середины.
— Я проверю по компьютеру, — тихо и холодно проговорил Дуглас. — Передам тебе все, что найду.
— Спасибо.
— Я поработаю на своем лэптопе в магазине. Он мощнее. Что найду, перешлю тебе.
— Я пойду с тобой.
— Нет. — Он мог бы посостязаться с ней в умении быстро и жестоко наносить удары. — Не могу с тобой общаться, когда ты такая. Никто не может. Я лучше справлюсь в одиночку.
Не говоря больше ни слова, он вышел из комнаты. Роджер тяжело вздохнул.
— Сюзанна, он просто беспокоится о тебе.
— Не надо обо мне беспокоиться. Мне нужна поддержка, а не беспокойство. Это моя дочь. Я это знаю.
— Может быть, это она. — Роджер встал, потер обеими руками плечи Сюзанны. — А Даг — твой сын. Не дави на него, милая. Не теряй сына, пытаясь найти дочь.
— Он не хочет верить. А я без веры не могу. — Она уставилась на лицо Колли на экране. — Не могу.
«Так, возраст совпадает, — отметил Даг, перечитывая полученную информацию. — Но это еще ничего не значит». Колли родилась на несколько дней позже Джессики, но это могло быть простым совпадением.
Его мать, конечно, усмотрит в этом подтверждение своей правоты, а от всего остального просто отмахнется.
За сухими фактами он с легкостью угадывал образ жизни. Богатый пригород, выше среднего класса. Единственная дочь Эллиота и Вивиан Данбрук из Филадельфии. Миссис Данбрук, в девичестве Вивиан Хамфриз, до замужества сидела за вторым пультом в скрипичной группе Бостонского симфонического оркестра. Вместе с мужем и новорожденной дочерью она переехала в Филадельфию, где Эллиот Данбрук начал работать хирургом-ординатором.
Это означало деньги, достаток, определенный уровень общения, тонкий вкус ценителей науки и искусства.
Их дочь выросла среди богатства и привилегий, была первой на своем курсе в колледже Карнеги-Меллон, потом продолжила образование, получила звание магистра, а не так давно и докторскую степень. Вышла замуж в двадцать шесть, но развелась, не прожив в браке и двух лет. Детей у нее не было.
Сотрудничала с Институтом Леонарда Дж. Гринбаума, с Палеолитическим обществом, с факультетами археологии нескольких университетов. Написала несколько научных работ, положительно оцененных научным сообществом. Дуглас вывел на экран все, что сумел найти, чтобы потом разобраться с этим на досуге. На первый же взгляд он оценил ее как преданную своему делу, целеустремленную и, по всей видимости, одаренную женщину.
Трудно было разглядеть в ней трехмесячную малышку, которая сучила ножками и дергала его за волосы. Он видел женщину, воспитанную состоятельными и респектабельными родителями. Такие детей не похищают. Впрочем, он не сомневался, что для его матери все это не будет иметь ровным счетом никакого значения. Она увидит дату рождения и больше ничего.
Так уже бывало раньше.
Дуглас не раз задумывался о том, что же разбило его семью. Само похищение Джесси? Или неукротимое, не знающее преград стремление матери ее вернуть? В конце концов он осознал: в поисках дочери его мать потеряла сына.
Никто из них не смог с этим жить.
Он, конечно, сделает, что сможет, как уже делал в прошлом несчетное число раз. Он послал матери все найденные файлы электронной почтой, потом выключил компьютер, а вместе с ним выключил и свои горькие мысли. И погрузился с головой в чтение.
Нет на свете ничего более волнующего, чем начало раскопок, когда рождаются смелые надежды, а возможные открытия представляются безграничными. В распоряжении Колли имелись двое студентов выпускного курса, совсем еще зеленые, но она надеялась, что они принесут ей больше пользы, чем хлопот. Это была бесплатная рабочая сила, предоставленная университетом вместе с небольшой субсидией. Что ж, спасибо и на этом.
С ней будет работать геолог Роза Джордан, Рози, женщина, к которой Колли испытывала уважение и симпатию. К ее услугам лаборатория Лео и сам Лео в качестве консультанта. Как только к ним присоединится антрополог Ник Лонг, можно будет считать, что команда собралась в полном составе.
Колли проинструктировала студентов, взяла несколько проб лопаткой и уже наметила дуб с раздвоенным стволом в северо-западном углу участка у пруда в качестве базисной отметки. От этой отправной точки они начнут отмерять по вертикали и по горизонтали местонахождение всего, что обнаружится на участке. Топографический план участка она закончила еще накануне вечером и теперь начала разбивать площадку на квадраты площадью метр на метр. Сегодня они огородят их колышками и протянут между ними веревки.
Тогда-то и начнется самое главное.
Накануне ночью прошел дождь, сапожки Колли увязали в грязи по щиколотку, руки были перепачканы, от нее пахло потом и эвкалиптовым маслом, которым она пользовалась для отпугивания насекомых. Словом, для Колли это был рай.
Услыхав звук клаксона, она оглянулась, оперлась на лопату и улыбнулась. Ну, конечно, Лео не смог усидеть в своей лаборатории и примчался при первой же возможности.
— Продолжайте работать, — сказала она студентам. — Копайте осторожно, просеивайте тщательно. Все записывайте.
С этими словами Колли направилась приветствовать Лео.
— Мы находим осколки в каждой пробе, — сказала она. — Думаю, здесь была рабочая зона каменотесов. Рози подтвердит, что это осколки липарита. Они сидели и оттачивали куски скал, превращали их в наконечники для стрел и копий, в орудия труда. Вот пройдем этот слой, заберемся поглубже, тогда найдем и сами поделки.
— Рози приедет сегодня после обеда.
— Отлично!
— Как студенты?
— Неплохо. Соня — толковая девчонка. Боб очень старательный. Очень серьезный. — Колли пожала плечами. — Брошу-ка я его на связи с общественностью, а то тут полно любопытных. Стоит мне поднять голову, кто-то уже просит рассказать о ходе работ. У этого парня такая краснощекая деревенская физиономия — местным это понравится. Пусть объясняет визитерам, что да как. Я не могу отрываться от работы каждые десять минут в угоду местным зевакам.
— Сегодня я возьму на себя эту роль.
— Прекрасно! Я буду тянуть веревки. План уже готов, если хочешь, посмотри. Поможешь мне размечать квадраты в перерывах между лекциями. — Колли бросила взгляд на часы и сверилась со списком, прикрепленным к дощечке с зажимом. — Лео, мне нужны контейнеры. Я не могу допустить, чтобы кости рассыпались в пыль, как только я извлеку их из земли. Мне нужно оборудование. Сухой лед. Инвентарь. Сита, совки, лопаты, ведра. Мне нужно больше рабочих рук.
— Получишь, — обещал он. — Великий штат Мэриленд выдал тебе первый денежный грант под проект «Антитам».
— Правда? — Колли схватила его за плечи. — Правда? Лео, ты моя единственная любовь! — И она звонко чмокнула его в губы.
— Кстати, об этом. — Лео слегка отстранился. — Нам предстоит обсудить кандидатуру еще одного члена нашей команды. И я хочу напомнить тебе, что все мы профессионалы, все одним делом занимаемся. Важным делом. Очень скоро этот проект привлечет внимание ученых всего мира. Здесь речь идет о великом открытии.
— Лео, я не понимаю, к чему ты клонишь. И мне не нравится твой тон.
— Колли… — Он откашлялся. — ценность этой находки ни в чем не уступает археологической. Поэтому тебе придется работать плечом к плечу с главным антропологом. Вы оба возглавите этот проект.
— Лео, ради всего святого! За кого ты меня принимаешь? За оперную диву? — Колли вытащила из кармана на поясе бутылку воды и жадно отпила глоток. — Мы с Ником много раз работали вместе. Мы не будем считаться, кто из нас главнее.
— Видишь ли… — Лео умолк, заслышав звук приближающихся моторов. На его лице появилась вымученная улыбка, когда он увидел вновь прибывших. — Не всегда получаешь то, что хочешь.
Колли тоже их узнала. Шок охватил ее при виде мощного черного джипа, за которым следовал древний пикап — проржавевший, покрытый пятнами кое-как наляпанной красно-сине-серой краски. К пикапу был прицеплен неописуемо грязный белый трейлер, тоже весь помятый и исцарапанный. На борту трейлера был намалеван оскалившийся доберман и выведено имя: ДИГГЕР.
Целая буря чувств обрушилась на Колли. Их было слишком много, они были слишком запутаны, слишком огромны. Они душили ее, терзали душу, пронзали сердце.
— Колли… прежде, чем ты что-то скажешь…
— Ты не сделаешь этого со мной.
— Уже сделал.
— Нет, Лео, нет. Черт тебя побери, я же просила пригласить Ника!
— Он не смог. Он в Южной Америке. Над этим проектом должны работать лучшие, Колли. Грейстоун — лучший. — Лео отшатнулся, когда она стремительно повернулась к нему. — Ты сама это знаешь. Забудь о личном, Колли, ты знаешь, что он лучший. И Диггер тоже. Нам дали грант только под ваши с ним имена. Я хочу, чтобы ты вела себя профессионально.
Колли решила показать зубы.
— Не всегда получаешь то, что хочешь, — бросила она в лицо Лео.
Она следила, как он выпрыгивает из джипа. Джейкоб Грейстоун, шесть футов и дюйм с четвертью
type="note" l:href="#FbAutId_9">[9]
. Прямые, как стрела, черные волосы выбивались из-под старой коричневой шляпы, поблекшей на сгибах от долгой носки. Белая футболка была заправлена за пояс поношенных джинсов. Эта простая одежда облегала сильное, великолепно тренированное бронзовое от постоянной работы под открытым небом и примеси индейской крови тело.
За темными стеклами очков скрывались глаза удивительно красивого серо-зеленого цвета.
Его зубы блеснули в улыбке — надменной, самоуверенной и саркастичной, в точности, как это было хорошо известно Колли, отражавшей его внутреннюю суть. Его лицо, чуть удлиненное, с острыми скулами, прямым носом и едва заметным шрамом на подбородке, было слишком красиво — во всяком случае, Колли так считала.
У нее по всему телу прошла зябкая дрожь, в висках застучало. Колли машинально дотронулась до цепочки на шее, чтобы убедиться, что ее не видно из-под рубашки.
— Это полное дерьмо, Лео.
— Я знаю, ситуация не идеальная, но…
— Когда ты узнал, что он приедет? — потребовала Колли. Лео нервно сглотнул.
— Пару дней назад. Я хотел сам тебя предупредить. Думал, он появится здесь не раньше завтрашнего дня. Он нам нужен, Колли. Он необходим для работы.
— Да пошел ты, Лео. — Она повела плечами, как боксер, готовящийся к призовому бою. — Пошел ты куда подальше.
«У него даже походка самодовольная, — думала Колли. — Враскачку, как у какого-нибудь чертового ковбоя». У нее эта походочка всегда вызывала скрежет зубовный.
Из грузовичка вылез его компаньон. Существо по имени Стэнли Форбз, он же Диггер. Сто двадцать пять фунтов уродства.
Колли подавила желание оскалить зубы и зарычать. Вместо этого она подбоченилась и стала ждать, пока мужчины подойдут к ней. Они подошли.
— Грейстоун, — обронила она вместо приветствия.
— Данбрук. — Голос у него был тягучий, ленивый и теплый, как воздух прерии. — Видимо, теперь надо говорить «доктор Данбрук», не так ли?
— Именно.
— Мои поздравления.
Колли демонстративно отвернулась и перевела взгляд на Диггера. Он скалился, как гиена, его лицо напоминало расколотый грецкий орех, оживлявшийся черными бусинками глаз и блеском золотой фиксы на месте глазного зуба. Он носил золотое кольцо в ухе, из-под ярко-алой косынки, повязанной на голове, выглядывал «крысиный хвостик» заплетенных в косичку волос цвета «немытый блондин».
— Привет, Диг, добро пожаловать на борт.
— Колли, отлично выглядишь. Все хорошеешь.
— Спасибо. А ты нет.
Он залился знакомым ей ухающим хохотом.
— А вон та, длинноногая? Она совершеннолетняя?
Несмотря на свою внешность, Диггер славился умением завоевывать сердца любительниц археологии, помогающих на земляных работах.
— Она студентка, Диг. Руки прочь.
Он как ни в чем не бывало направился к траншеям.
— Ладно, давай пройдемся по основным фактам, — начала Колли.
— Не будем вспоминать добрые старые времена? — перебил ее Джейк. — Не будем восполнять пробелы? А я-то думал, ты спросишь: «Чем ты, черт побери, занимался, Джейк, с тех пор, как наши пути разошлись?»
— Плевать я хотела на то, чем ты занимался. Лео считает, ты нам нужен для работы. — Колли решила, что позже придумает несколько способов убить Лео с особой жестокостью. — Я с этим не согласна, но, раз уж ты здесь, нет смысла спорить или трепаться о добрых старых временах.
— Диггер прав. Отлично выглядишь.
— Все, что с сиськами, выглядит отлично в глазах Диггера.
— Не стану спорить.
Но она действительно выглядела отлично. Стоило ему ее увидеть, как на него словно обрушился ураган. Ноздри ему щекотал исходивший от нее запах эвкалиптового масла. Запах гадостный, но он всегда напоминал ему о Колли. Стоило Джейку учуять эту дрянь, как в памяти у него всплывало ее лицо.
В ушах у нее были красивые серебряные сережки. В расстегнутом воротнике рубашки виднелась ямочка, влажная от испарины. Рот с немного выступающей верхней губой, как всегда, был лишен помады. Она никогда не красилась на раскопках, но всегда, при любых условиях, намазывалась увлажняющим кремом по утрам и вечерам. И всегда устраивала уютное гнездышко, где бы ни останавливалась на ночлег. Ароматическая свеча, ее виолончель, бисквиты, хорошее мыло и шампунь с легким запахом розмарина.
Наверное, все эти привычки сохранились у нее до сих пор.
«Десять месяцев, — подумал он. — Десять месяцев ее не видел». Но все это время ее лицо преследовало его днем и ночью, как он ни старался прогнать навязчивое воспоминание.
— Ходили слухи, что у тебя академический отпуск, — небрежно бросил Джейк. Лицо его при этом оставалось совершенно непроницаемым и никак не выдавало того, что творилось у него внутри.
— Я его прервала. Ты здесь для того, чтобы руководить антропологическим аспектом работы проекта «Антитам». — Колли отвернулась, сделав вид, что изучает участок раскопок. На самом деле ей было слишком тяжело смотреть ему в лицо, знать, что он тоже смотрит на нее, оценивает, вспоминает. — Полагаю, мы здесь имеем поселение эпохи неолита. Анализ по радиоуглероду показал, что уже извлеченным из земли костям пять тысяч триста семьдесят пять лет. Липарит…
— Я читал отчеты, Колли. Это золотая жила. — Джейк окинул площадку критическим взглядом. — А почему тут нет никакой охраны?
— Я над этим работаю.
— Прекрасно. Пока ты над этим работаешь, Диггер может разбить здесь свой лагерь. Сейчас захвачу снаряжение, и ты мне все тут покажешь. Приступим к работе.
Колли глубоко вздохнула, когда он направился обратно к джипу, и сосчитала до десяти.
— Я убью тебя за это, Лео. Я тебя на куски разорву.
— Вы уже работали вместе раньше. Некоторые из лучших ваших работ вы сделали вместе.
— Мне нужен Ник. Как только он освободится…
— Колли…
— Молчи, Лео, я ничего не хочу слушать.
Стиснув зубы, она приготовилась показать участок своему бывшему мужу.
Раньше они работали вместе. И это, думала Колли, смывая с себя под душем налипшую за день грязь, довело их до беды. В профессиональном плане они часто бросали друг другу вызов, но их соперничество оказывалось плодотворным. Она восхищалась его умом, хотя этот ум размещался в самой непрошибаемой голове, с какой ей когда-либо приходилось сталкиваться лбом. Его ум был необыкновенно гибок и открыт для восприятия любых новых фактов. Он умел зацепиться за крохотную, вроде бы незначительную деталь, отшлифовать ее, как бриллиант, и построить на ней грандиозную, безупречно логичную теорию.
Загвоздка была в том, что и в личном плане они постоянно бросали друг другу вызов. Но бывали случаи, когда и здесь их соперничество оказывалось плодотворным.
Но чаще они дрались, как бешеные псы.
Когда они не ссорились, они бросались в постель. А в свободное от ссор, от постели и совместной работы время они… ставили друг друга в тупик. Так определила их отношения Колли.
Глупо было вступать в брак. Теперь Колли это понимала. Сперва все казалось таким романтичным, волнующим, возбуждающим. Они сбежали ото всех, оторвались, как пара обезумевших подростков. И столкнулись с жестокой реальностью. Их брак стал полем битвы. Каждый проводил свои границы, которые другой во что бы то ни стало стремился нарушить.
Разумеется, установленные Джейком границы были совершенно нелепы, а ее собственные — вполне разумны, но в целом ситуация оказывалась тупиковой. Колли вспоминала, как их тянуло друг к другу. Они никак не могли удержаться, чтобы не давать волю рукам. И ее тело все еще остро, до боли, помнило прикосновения этих рук.
Но, как вскоре выяснилось, Джейкоб Грейстоун распускал свои руки направо-налево. И заходил в этом довольно далеко, гораздо дальше, чем простиралось тело его жены. Кобель чертов!
Та брюнетка в Колорадо, Вероника, стала последней каплей. Полногрудая, с детским голоском. Сука!
А когда она обвинила его напрямую в простых и ясных выражениях, когда назвала предателем и ублюдком, ему не хватило совести, нет, мужества, признать или опровергнуть обвинение. Кишка у него оказалась тонка.
Как он ее назвал? Ах да! Ее губы вытянулись в тонкую линию, когда она вспомнила слова, обжегшие ее, словно пощечина.
Он назвал ее истеричной, мелочной и злобной бабой.
Дальше она ничего не помнила. Разразился жуткий скандал, но детали стерлись в ее памяти. Она потребовала развода и мстительно добавила, что это было ее единственное разумное действие с тех пор, как она впервые его увидела. И велела ему убираться с раскопок к чертям собачьим, а не то она сама уйдет.
И что? Он стал с ней спорить? Черта с два! Попросил прощения, поклялся в верности? Да ни за что!
Он убрался. И одновременно с ним — надо же, какое совпадение! — исчезла полногрудая брюнетка.
Все еще кипя негодованием, Колли вышла из душевой кабинки и схватила одно из тонких, куцых, как собачий коврик, гостиничных полотенец. А потом сжала в кулаке кольцо, которое носила на цепочке на шее.
Она сняла обручальное кольцо, сорвала его с пальца, как только получила на подпись документы о разводе. Она чуть не швырнула его в реку, на берегу которой тогда работала.
Но она не смогла. Не смогла избавиться от кольца, как избавилась от самого Джейкоба. В ее жизни он был единственной неудачей.
Она говорила себе, что продолжает носить кольцо, только чтобы напоминать себе об этой неудаче и не повторять ошибок.
Теперь она сняла его с цепочки и бросила на сервант. Если Джейк его увидит — решит, что она так его и не забыла. У него же непомерное самомнение.
Она больше не будет о нем думать. Им придется работать бок о бок, но это не значит, что она потратит хоть минуту своего свободного времени на мысли о нем.
Джейкоб Грейстоун был ее личной ошибкой, ее личной неудачей. Но она продолжала жить. Она ушла далеко вперед.
А уж о нем и говорить нечего. Их маленький мирок был настолько тесен, что она очень скоро узнала, как мало времени ему понадобилось, чтобы вернуться в клуб холостяков, где им занялись богатые бездельницы, любительницы и покровительницы археологии, обладательницы роскошных бюстов и пустых голов, не начиненных мозгом. Эти дамочки были как раз в его вкусе. Они хорошо смотрелись с ним под руку, а он рядом с ними чувствовал себя интеллектуальным гигантом.
Только это ему и было нужно.
— Да пошел он, — пробормотала Колли, натягивая джинсы и рубашку.
Она открыла дверь и чуть не налетела на женщину, стоявшую по другую сторону.
— Извините. — Колли сунула ключ в карман. — Могу я вам чем-нибудь помочь?
Горло Сюзанны сжал спазм. Она едва не расплакалась, заглянув в лицо Колли, но заставила себя улыбнуться и крепче прижала к груди портфель, словно это был ее любимый ребенок. В каком-то смысле так оно и было.
— Вы кого-то ищете? — спросила Колли.
— Да. Да. Я ищу… вас. Мне надо с вами поговорить. Это очень важно.
— Со мной? — Колли переступила с ноги на ногу, загораживая вход. Ей показалось, что женщина немного не в себе. — Извините, я вас не знаю.
— Верно. Вы меня не знаете. Я Сюзанна Каллен. Мне просто необходимо с вами поговорить с глазу на глаз. Вы не позволите мне войти? Это ненадолго.
— Миссис Каллен, если это насчет раскопок, приглашаю вас заглянуть в дневное время. Любой из нас с радостью расскажет вам о нашей работе. Но сейчас это неудобно. Я как раз собиралась уходить. Мне надо… встретиться кое с кем.
— Дайте мне пять минут, и вы поймете, почему это так важно. Для нас обеих. Прошу вас. Пять минут.
Такая настойчивость звучала в голосе женщины, что Колли отступила.
— Пять минут. — Но дверь она оставила открытой. — Чем я могу вам помочь?
— Я не собиралась приходить сегодня. Я хотела подождать, пока… — Она намеревалась снова нанять детектива. Она уже чуть было не сняла телефонную трубку, чтобы ему позвонить. Она собиралась ждать, пока он не проверит все факты. — Я потеряла слишком много времени. Слишком много.
— Послушайте, вам лучше присесть. Вы неважно выглядите. — Казалось, женщина вот-вот рассыплется на кусочки. — У меня есть минералка.
— Спасибо.
Сюзанна опустилась на край кровати. Она хотела успокоиться, хотела все понятно объяснить. Нет, она хотела схватить свою девочку и прижать ее к себе так крепко, чтобы исчезли разделявшие их почти три десятилетия. Взяв бутылку минеральной воды, которую предложила ей Колли, она отпила немного.
— Я должна задать вам вопрос. Очень личный и очень важный. — Сюзанна сделала глубокий вздох. — Вы были удочерены?
— Что? — Колли растерянно засмеялась и покачала головой. — Нет! Что за странный вопрос? Кто вы, черт возьми, такая?
— Вы уверены? Вы твердо это знаете?
— Разумеется, я уверена. Послушайте, мисс…
— Двенадцатого декабря 1974 года моя грудная дочь Джессика была похищена из коляски в торговом центре Хагерстауна. — Теперь она говорила спокойно. За долгие годы ей бессчетное множество раз приходилось рассказывать об обстоятельствах похищения Джессики. — Я пошла туда, чтобы показать Санта-Клауса ее трехлетнему брату Дугласу. Я на минуту отвлеклась. Всего на минуту, но этого хватило. Она исчезла. Мы искали повсюду. Полиция, ФБР, родственники, друзья, члены общины. Организации, разыскивающие пропавших детей. Ей было всего три месяца от роду. Мы ее так и не нашли. Восьмого сентября ей исполнится двадцать девять.
Досада Колли сменилась сочувствием.
— Мне очень жаль. Не могу даже представить, что вы пережили. Вы и ваша семья. Если вы вообразили, что я ваша дочь, мне опять-таки очень жаль. Но вы ошибаетесь.
— Я должна вам кое-что показать. — Сюзанна задыхалась, ей не хватало воздуха, но она твердой рукой открыла портфель. — Вот моя фотография примерно в вашем возрасте. Вы не откажетесь на нее взглянуть?
Колли неохотно взяла фотографию. Холодок пробежал по ее позвоночнику, пока она изучала лицо на снимке.
— Сходство есть. Такие вещи случаются, миссис Каллен. Схожая наследственность, смесь генов… Говорят, у каждого где-то есть двойник.
— Видите ямочки? Их три. — Сюзанна коснулась дрожащими пальцами пальцев Колли. — У вас они тоже есть.
— У меня и родители есть. Я родилась в Бостоне 11 сентября 1974 года. У меня есть метрика.
— Моя мать. — Сюзанна извлекла из портфеля еще одну фотографию. — Снимок сделан, когда ей было около тридцати. Видите, как вы похожи на нее? А это мой муж. У вас его глаза — тот же разрез, тот же цвет. И брови те же — темные, прямые. Когда вы… когда ты… когда Джессика родилась, я сразу сказала, что у нее будут глаза как у Джея. Они уже были того янтарного цвета, когда она… когда мы… О боже! Стоило мне увидеть тебя по телевизору, я сразу все поняла. Я тебя узнала.
Ладони Колли вспотели от волнения, сердце галопировало в груди, как обезумевший мустанг.
— Миссис Каллен, я не ваша дочь. У моей матери карие глаза. Мы с ней почти одного роста и одинакового сложения. Я знаю, кто мои родители. Я знаю, кто я такая и откуда взялась. Мне очень жаль. Я ничего не могу сказать, чтобы вам стало легче. Я ничем не могу вам помочь.
— Спроси их, — умоляюще попросила Сюзанна. — Посмотри им в лицо и спроси их. Разве ты можешь быть уверена, если не спросишь? Если ты этого не сделаешь, я сама поеду в Филадельфию и спрошу их. Потому что я знаю, что ты моя дочь.
— Я прошу вас уйти. — Колли на непослушных ногах двинулась к двери. — Я прошу вас уйти сейчас же.
Сюзанна поднялась, оставив фотографии на постели.
— Ты родилась в четыре тридцать пять утра в окружной больнице Хагерстауна, штат Мэриленд. Мы назвали тебя Джессика Линн. — Она вытащила из портфеля еще одну фотографию и положила ее на постель. — Это копия снимка, сделанного вскоре после твоего рождения. Роддома делают такие снимки для родителей. Ты когда-нибудь видела свою фотографию в возрасте до трех месяцев? — Она на минутку замолчала, подошла к двери и позволила себе еще раз коснуться пальцами руки Колли. — Спроси их. Свой адрес и телефон я оставила вместе с фотографиями. Спроси их, — настойчиво повторила она и торопливо вышла.
Колли, вся дрожа, захлопнула дверь и прислонилась к ней спиной.
Это какое-то безумие! Эта несчастная женщина бредит. Она сумасшедшая. Она потеряла ребенка и помешалась. Разве можно ее за это винить? Должно быть, она узнает свою дочку в каждом лице, в котором есть хотя бы отдаленное сходство.
«Совсем не такое отдаленное, — шепнул ей внутренний голос, пока она изучала фотографии на кровати. — Явное, почти пугающее сходство».
Нет, это ничего не значит. Придавать этому значение было бы безумием. Ее родители не были похитителями детей. Они были добрыми, любящими, интеллигентными людьми.
Внешнее сходство, тот же возраст… Это всего лишь совпадение.
Спроси их.
Как можно задать своим родителям такой вопрос? «Привет, мам, ты случайно не заглядывала в торговый центр в Мэриленде под Рождество семьдесят четвертого года? Ты не прихватила с собой малышку вместе с сувенирами?»
— Боже… — Колли прижала ладонь к груди, где трепетало ее сердце. — О боже!
Услыхав стук, она повернулась и рванула дверь на себя.
— Я вам уже сказала, я не ваша… Какого черта тебе надо?
— Угостить тебя пивом? — Джейк постучал звякнувшими друг о друга пивными бутылками, которые держал за горлышки. — Объявим перемирие?
— Я не хочу пива, и нет никакой необходимости объявлять перемирие. У меня нет желания выяснять с тобой отношения. Ты меня просто не интересуешь.
— Ты не заболела? Не в твоем духе отказываться от бесплатного пива в конце рабочего дня.
— Ты прав.
Она выдернула у него из пальцев одну бутылку и попыталась пинком захлопнуть дверь у него перед носом. Увы, он оказался проворнее.
— Эй, послушай, я же просто стараюсь проявить внимание.
— Иди проявляй внимание к кому-нибудь другому. У тебя отлично получается.
— Значит, я тебя все-таки интересую. И ты хочешь выяснить со мной отношения.
— Сгинь, Грейстоун! Я не в настроении.
Повернувшись к нему спиной, Колли заметила свое обручальное кольцо, забытое на серванте. Вот черт! Только этого ей не хватало. Она подошла к серванту, подхватила цепочку с кольцом, сжала ее в кулаке.
— Колли Данбрук, которую мы все знаем и любим, всегда в настроении надавать кому-нибудь по морде. — Он подошел к кровати, пока она запихивала кольцо с цепочкой в карман. — Что это? Перебираешь семейные фотографии?
Колли побелела как полотно.
— С чего ты взял?
— Потому что они лежат на постели. Кто это? Твоя бабушка? Никогда с ней не встречался. Хотя мы ведь не успели подружиться семьями.
— Это не моя бабушка. — Она выдернула фотографию у него из рук. — Убирайся!
— Погоди. — Он по старой привычке коснулся костяшками пальцев ее щеки, и Колли чуть не расплакалась. — В чем дело?
— Дело в том, что мне хочется побыть одной, если тебя не затруднит.
— Детка, мне знакомо это лицо. Ты не на меня злишься, ты расстроена. Скажи мне, что случилось?
Соблазн был велик. Ей так хотелось выплеснуть все наружу.
— Не твое собачье дело! У меня своя жизнь. Ты мне не нужен.
Его взгляд стал ледяным.
— Верно! Ты никогда не нуждалась во мне. Ладно, не буду тебе мешать. У меня в этом деле накопился большой опыт. Я все время старался не путаться у тебя под ногами.
Он направился к двери, на ходу бросив взгляд на футляр с виолончелью в углу, на свечу с запахом сандала, горящую на серванте, на переносной компьютер, оставленный на постели, и на открытый пакет бисквитного печенья около телефона.
— Узнаю свою Колли, — пробормотал он.
— Джейк! — Колли вплотную подошла к двери, почти коснувшись его. Едва не поддалась порыву положить руку ему на плечо и притянуть к себе. — Спасибо за пиво, — сказала она и прикрыла дверь.
Но не захлопнула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Адвокат мог не знать - Робертс Нора

Разделы:
Пролог

Часть I

12345678910

Часть II

111213141516171819

Часть III

202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Адвокат мог не знать - Робертс Нора



В духе Норы Робертс! Можно читать :)
Адвокат мог не знать - Робертс Нораeris
15.07.2011, 21.14





А мне понравилось)))Просто хорошая книга, особенно для тех, кто хочет отдохнуть)))
Адвокат мог не знать - Робертс НораСяньkа
23.08.2011, 11.25





horoschaja kniga, ozenj ponrawilosj
Адвокат мог не знать - Робертс Нораrimma
8.06.2012, 12.33





большое спасибо за удовольствие читать такие произведения.особенно.когда надо отдохнуть
Адвокат мог не знать - Робертс Нора12tamara12@mail.ru
17.02.2013, 15.29





Супер мне очень понравилось
Адвокат мог не знать - Робертс НораСветлана
25.09.2013, 15.55





О какой классный роман!!!Столько событий,переживаний оооооооо это что то ,советую всем прочитать.
Адвокат мог не знать - Робертс НораАнна
10.12.2013, 19.54





Отличный роман! Перечитывала уже дважды. Согласна, что написан в духе автора. Хорошо выписанные характеры персонажей, несколько любовных линий, интрига. Но меня больше подкупили именно адекватные герои, а ГГй - вообще молодец! 10 баллов
Адвокат мог не знать - Робертс НораЯя
29.01.2014, 8.22





Читать было очень интересно.Герои и их движения ну очень реалистичны,никакой сказочности(или мне показалось?).Колли упертая до невозможности,как трудно жить с таким человеком!И эти претензии и требования в признании ей любви со стороны Джейка,на мой взгляд,испортили ее несравненно стервинный(стервозный),самоуверенный и независимый образ.Джейк однозначно не рафинированный образец мужчины-самца,шикарно выписан автором.Другая пара -нежный фонтан любви,читать о них приятно.Все читабельно в романе,но, сдается мне,как и у Донцовой,не столько того преступления,как сколько трупов и крови вокруг,чтобы скрыть последнее.По части детектива - слабовато,остальное хорошо.9\10.
Адвокат мог не знать - Робертс НораСкорпи
11.02.2014, 18.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100