Читать онлайн Адвокат мог не знать, автора - Робертс Нора, Раздел - 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Адвокат мог не знать - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 131)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Адвокат мог не знать - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Адвокат мог не знать - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Адвокат мог не знать

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

28

В нескольких сотнях миль от них Колли выбралась из шестифутового рва, на ходу отключая сотовый телефон. Бешенство подкинуло ее вверх, подобно пружине, когда она заметила Дори, энергичным шагом пересекавшую поле по направлению к машинам, оставленным у обочины дороги.
Колли стремительно бросилась вдогонку, топча земляные кучи, перепрыгнув через ошеломленного Диггера, трудившегося над могильником. Он инстинктивно вскрикнул, и именно этот крик заставил Дори обернуться. На один миг их взгляды скрестились, и Колли увидела все: злобу, признание, страх. А через секунду Дори бросилась бежать.
Сквозь звон в ушах до Колли донеслись крики, чей-то короткий удивленный смех, гитарный перебор из чьего-то радио. Но все это звучало где-то вдали, словно доносилось с другого конца длинного тоннеля. Ее взгляд был сосредоточен на одной-единственной цели. Она ничего и никого не видела, кроме Дори. И она нагоняла.
Когда под ноги Дори попался Боб с блокнотом на подставке, в наушниках, напевающий что-то в такт своему приемнику, она пропахала его насквозь. Он отлетел в сторону, как сбитая кегля, и растянулся на земле. Бумаги разлетелись в разные стороны.
Ни одна из женщин не замедлила шага. Боб еще лежал на земле, когда Колли перескочила через него и сбила Дори подсечкой. Они обе перелетели через ведра и инструменты и грохнулись о землю.
Красный туман застилал глаза Колли, в ее крови бушевал первобытный, неистовый гул. Она услышала чей-то визг, но из ее собственной груди вырывалось лишь хриплое, прерывистое дыхание. Она пустила в ход кулаки, локти, колени. Женщины, сцепившись, покатились по земле. Что-то острое впилось в спину Колли, из глаз брызнули слезы, когда Дори изо всех сил дернула ее за волосы. Она ощутила запах и вкус крови и яростно взбрыкнула, когда чьи-то сильные руки вздернули ее на воздух.
Ее губы сами собой бормотали что-то нечленораздельное. Она никого не видела, кроме женщины, лежащей на земле. Вокруг нее собрались люди. Она отчаянно брыкалась. Хотя ее руки были прижаты к бокам, она пыталась высвободиться, чтобы прорваться к Дори.
— Прекрати! Черт бы тебя побрал, Колли, сию же минуту перестань, или я сделаю тебе больно!
— Пусти меня, пусти! Я с ней еще не покончила.
— Считай, что покончила. — Джейк сжал ее еще крепче, стараясь отдышаться. — Насколько я могу судить, ты сломала ей нос.
— Что?
Туман стал постепенно рассеиваться, хотя дыхание у нее все еще было рваное, а стиснутые кулаки никак не желали разжиматься. Но бешеный гнев начал стихать. Из носа Дори текла кровь, ее правый глаз заплыл. Лео хлопотал вокруг нее, пытаясь остановить кровь. Дори стонала и плакала.
— Это она, — задыхаясь, проговорила Колли. — Это она.
— Это я понял. Если я тебя отпущу, ты опять на нее бросишься?
— Нет! — Колли жадно глотала ртом воздух. — Нет!
— Отличная подсечка, Данбрук. — Джейк слегка ослабил захват. Пришлось повозиться, но он ухитрился, не отпуская Колли, присесть на корточки между нею и Дори. Внимательно изучив лицо Колли, он поморщился. — Черт, ты только посмотри на себя! Она тоже красиво тебе навесила.
— Я ничего не чувствую.
— Еще успеешь.
— Отойди, Джейк. Я больше не буду ее бить, но мне надо ей что-то сказать.
Для страховки он придержал Колли за плечо, но отодвинулся настолько, чтобы она могла наклониться к Дори.
— А ну тихо! — Хотя Колли смотрела только на Дори, все кругом умолкли. — Подсечка была за Рози.
— Ты с ума сошла! — Продолжая рыдать, Дори поднесла обе руки к своему разбитому лицу и начала раскачиваться из стороны в сторону.
— Нос — это за Билла. Подбитый глаз запишем в счет Долана.
— Ты сошла с ума, ты точно сошла с ума. — Дори жалостно всхлипнула и простерла свои окровавленные руки, словно взывая ко всем членам команды: — Я не знаю, о чем она говорит.
— Все остальные повреждения, — продолжала Колли, — считай, просто за то, что ты подлая, лживая, жестокая дрянь. А все, что тебя дальше ждет, это за то, что ты помогла сделать с моей семьей.
— Я не знаю, о чем она говорит. Она на меня набросилась. Вы все видели. Мне нужен врач.
— О боже, Колли… — Фрэнни закусила губу и съежилась за спиной у Дори. — О боже… ты… набросилась на нее и начала колотить. Она едва жива.
— Она убила Билла. Из-за нее Рози в больнице. — Колли выбросила вперед руку и схватила Дори за порванную полу рубашки, пока никто не успел ее остановить. — Тебе повезло, что Джейк успел меня оттащить.
— Держите ее подальше от меня! — умоляюще воскликнула Дори, отшатнувшись. — Она с ума сошла. Я подам на тебя жалобу. Тебя арестуют.
— А вот поглядим, кто сегодня переночует в тюрьме.
— Я считаю, всем надо успокоиться. Просто успокоиться. — Боб провел пятерней по своим взлохмаченным волосам. — Вот что я считаю.
— Ты уверена, Колли? — строго потребовал Лео.
— Да, я уверена. Они взяли твою мать, Дори. Но тебе это уже известно. Твой мир рушится. Он начал рушиться, когда Сюзанна узнала меня. Ты изо всех сил старалась не допустить этого. Ты убивала, чтобы его сохранить. Но теперь тебе конец.
— Ты сама не знаешь, что говоришь.
— Ну что ж… — Лео шумно вздохнул и поднялся на ноги. — Давайте вызовем полицию и все выясним.
Джейк смазал царапины на лице и шее Колли. Он увел ее подальше от всех. Оглянувшись через плечо, он заметил, что Боб похлопывает Дори по плечу, а Фрэнни подносит ей стаканчик воды.
— Она хитра и умеет играть в игры. Старается всех убедить, что ты набросилась на нее ни с того ни с сего.
— У нее ничего не выйдет. Даг и Лана приперли к стенке Дороти Спенсер в Шарлотте. Связь очевидна. Этого хватит, чтобы убедить Хьюитта задержать ее для допроса.
— Она действовала не одна. Ты тоже себя показала!
Колли с шипением пропустила воздух сквозь зубы. Звонок Ланы заставил ее позабыть обо всем, кроме Дори.
— Я не подумала. Черт возьми, я просто действовала! Но, Джейк, она бы ушла! Она направлялась к машинам. Она бы ушла, если б я не бросилась ее догонять.
— А я и не спорю. Ты ее остановила, ее надо было остановить. Мы можем рассчитывать на Дага и Лану, они все объяснят полиции. Но у нас информации больше, и мы сложим вместе все имеющиеся куски головоломки, пока не составим полную картину.
— Она ела с нами за одним столом. Она оплакивала Билла, а когда взорвался трейлер, работала больше всех, чтобы расчистить площадку.
— И она убила бы тебя, если бы только смогла. — Джейк коснулся губами ее лба. — И теперь она пустит в ход все, что может. Поэтому мы должны действовать…
— Спокойно и сосредоточенно, — закончила за него Колли. — Мне надо встать и двигаться, пока я вся не одеревенела. Ну-ка дай мне руку.
Джейк помог ей подняться. Она, хромая, сделала несколько шагов.
— Детка, тебе надо отмокнуть в горячей ванне, как следует растереться и принять болеутоляющее.
— Точно, мне все это нужно, но это может подождать. Ты не мог бы позвонить нашим в Шарлотту и сказать, что мы взяли Дори?
— Да, я об этом позабочусь. Держись от нее подальше, Колли, — сказал Джейк, проследив за направлением ее холодного взгляда. — Я не шучу. Чем меньше ты ей скажешь, тем меньше она будет знать. А тебе будет что сообщить полиции.
— Терпеть не могу, когда ты рассуждаешь логически, разумно и при этом оказываешься правым.
— Сделать такое признание тоже было непросто, да?
Она улыбнулась и тут же выругалась: разбитые губы давали о себе знать. А потом она расправила плечи, увидев подъезжающий полицейский автомобиль.
— Ну вот, приехали.
Шериф Хьюитт отправил в рот пластинку жевательной резинки. Он не сводил глаз со своего помощника, который усаживал Дори в машину для отправки в больницу.
— Это любопытная история, доктор Данбрук, но я не могу арестовать женщину за убийство только на основании ваших слов.
— Это больше, чем просто слова. Все точки расставлены. Достаточно их соединить. Она дочь Маркуса Карлайла и Дороти Маклейн Спенсер, которая была его секретаршей. Она солгала о своем происхождении.
— Она утверждает, что нет. Она не отрицает кровного родства, просто утверждает, что она именно та, за кого себя выдает.
— Но она не удосужилась упомянуть об этом, когда сгорела контора Ланы и когда Билл был убит, хотя знала, что я разыскиваю Карлайла и всех, кто с ним связан.
Шериф шумно выдохнул.
— Она говорит, что не знала.
— Это вранье. И вы поверите, что она чисто случайно оказалась на раскопках? Дочь человека, ответственного за мое похищение, присоединилась к моей команде в интересах дела?
— Но ведь и вы сама случайно оказались на раскопках. Нет, я не говорю, что я ей верю. — Хьюитт вскинул руку, видя, что Колли готова взорваться. — Тут, на мой взгляд, имеется слишком много совпадений, и она является одним из них. Но это еще не основание обвинять ее в убийстве несчастного мальчика или Рона Долана. Я даже не могу доказать, что она была здесь, когда Долан был убит. Я допрошу ее еще раз. Я поговорю с полицией Шарлотты и с ФБР. Я выполню свою работу. — Он внимательно оглядел ее разбитое лицо. — Было бы неплохо, если бы вы предоставили действовать мне, не пытаясь меня подменить.
— Она убегала.
— Я этого не оспариваю. Она утверждает, что просто решила размяться, когда вы набросились на нее. А свидетели в своих показаниях расходятся. Вам следует оценить тот факт, что я не обвиняю вас в нападении и оскорблении действием.
— А вам следует задуматься вот о чем: она решила размяться в тот самый момент, когда мать позвонила ей из Шарлотты и предупредила, что ее вычислили.
— Я это проверю. Доктор Данбрук, я не указываю вам, как перекапывать это поле. Вот и вы не учите меня, как расследовать дело. Мой вам совет: возвращайтесь в дом и приложите лед к щеке — на нее невозможно смотреть без слез. Я хочу, чтобы все оставались на своих местах, где я мог бы всех вас застать.
— Возможно, вам следует проверить, не совершала ли Дороти Спенсер в последнее время поездок в Вудзборо. Дори действовала не в одиночку.
Он погрозил ей пальцем.
— Возвращайтесь в дом, доктор Данбрук. Я свяжусь с вами, когда понадобится.
Она в сердцах подбросила ногой камень, когда он ушел.
Колли наложила примочки на многочисленные синяки, приняла душ и проглотила таблетку «Перкосета». Надо было бы лечь, но у нее еще были дела. Бросив тоскливый взгляд на кровать, она натянула самый просторный тренировочный костюм и, хромая, спустилась вниз.
При ее появлении разговор в кухне иссяк, словно вдруг закрутили водопроводный кран. Колли подошла к холодильнику.
— Может, тебе лучше выпить чаю? Или травяного настоя. — Фрэнни вскочила на ноги, но остановилась.
— А у нас есть?
— Да, я могу заварить. Она бежала! — взорвалась Фрэнни, бросив вызывающий взгляд на сидящих за столом. — Да, бежала! И если это она убила Билла и отравила Рози, я рада, что ты надрала ей задницу.
Она промаршировала к плите, схватила чайник и, всхлипывая, принялась наполнять его водой.
— Спасибо, Фрэнни. — Колли повернулась, увидев входящего в кухню Джейка. — Я знаю, все расстроены и сбиты с толку. Я знаю, Дори всем нравилась. Я сама относилась к ней с симпатией. Но если никто из вас не хочет прямо сейчас признаться, что подсыпал «Секонал» мне в термос — тот самый «Секонал», из-за которого Рози лежит в больнице, — то остается только Дори.
— Дори это сделала. — Диггер мотнул головой в знак согласия.
— Да, но… — Боб заерзал на стуле. — Не надо было так на нее набрасываться. Это неправильно. Нехорошо так набрасываться на своих.
— Она тебя опрокинула прямо на задницу, — напомнил Диггер.
— Да, верно, но все-таки…
— Она бежала? — напрямую спросила у него Колли.
— Да вроде бы… Я не знаю. Не обратил внимания. Черт, Колли, это же она вызвала «Скорую» для Рози! А когда Билл… когда это случилось, она прямо развалилась на куски!
— Дори жаловалась Соне, что Колли хочет прогнать ее с раскопок. — Смигивая слезы, Фрэнни водрузила чайник на огонь. — Можешь сам у нее спросить. Дори сказала, что Колли ревнует Джейка ко всем женщинам, а ее особенно невзлюбила — заподозрила, что она путалась с Джейком, — и хочет выжить с раскопок. Спроси Соню.
— Это ничего не значит. — Мэтт потер лицо. — Это все девчоночьи выдумки. Слушайте, я не знаю, что тут происходит, и не хочу знать. Но я просто не вижу, какое отношение к Биллу могла иметь Дори. Вот просто не вижу, и все.
— А тебе и не надо видеть. — Джейк откупорил бутылку воды. — Я говорил по телефону с Ланой. Они с Дагом только что приземлились. ФБР допрашивает Дороти Спенсер. И они посылают сюда агента допросить ее дочь. Вот, может, они и увидят.
Колли унесла свою чашку чая в комнату Джейка, села и принялась рассматривать линию дат своей жизни.
— Каждое событие вызывает изменение всей дальнейшей цепочки, — сказала она, зная, что Джейк остановился в дверях у нее за спиной. — Я до сих пор не решила, хотела бы я что-то изменить, будь у меня выбор. Если бы я не отказалась от раскопок в Корнуолле ради академического отпуска, я не попала бы сюда. Сюзанна Каллен никогда бы меня не встретила и не узнала. Билл был бы жив, но все, что творил Карлайл, осталось бы похороненным.
Он сел рядом с ней прямо на стол.
— Философия — сплошное надувательство.
— Ладно, хватит! Ты же понимаешь, вся эта хрень насчет того, что я ревновала к Дори, это именно хрень, верно? Надо было остановить ее другим способом, но я взбесилась и просто не подумала. Надо было просто окликнуть ее, попросить подождать. Спросить о чем-нибудь. Вот тогда, если бы она побежала, это было бы ясно всем. А я обо всем забыла. Я хотела остановить ее любой ценой. — Колли покачала головой. — И даже хуже. Я хотела сделать ей больно.
— Чертовски верно, — согласился Джейк. Он взял ее руку, осмотрел содранную кожу на костяшках, начал сгибать и разгибать пальцы. — Больно?
— Как будто несколько раз врезала со всей силы кому-то прямо в кость. — Она отняла у него руку и взяла трубку, когда зазвонил телефон. — Данбрук. Шериф Хьюитт! — Колли насмешливо закатила глаза, оглянувшись на Джейка, но вдруг замерла, словно окаменела. Не говоря больше ни слова, она встала с трубкой в руке, послушала еще с минуту и бессильно опустила руку. — Они ее упустили. — Она осторожно поставила телефон на стол, словно опасаясь в бешенстве поддаться соблазну и вышвырнуть его в окно. — Дори просто ушла. Просто ушла — мать их! — своими ножками из больницы, когда помощник шерифа на минутку отвлекся! Никто даже не заметил, как она ушла, никто не знает, куда она направилась. Просто ушла, и все!
Даг заехал к матери, решив, что по телефону обо всем не расскажешь. Он не знал, как она отреагирует, но точно знал, что в этот час, пока дед не закрыл магазин, а отец не вернулся после уроков, она, скорее всего, будет дома одна.
Он хотел только убедиться, что с ней все в порядке, а потом вернуться к Лане. Эту ночь они проведут у Колли и Джейка.
Ее машина стояла на подъездной аллее. Даг поставил свою машину сзади. Ему хотелось поскорее оставить все случившееся позади. Упаковать, закрыть крышкой и отставить в сторону, чтобы все они могли зажить нормальной жизнью. Хотелось сказать матери, что он влюблен, собирается подарить ей готового внука и надеется в будущем произвести на свет еще нескольких.
— Мам?
— Даг? — Ее голос донесся до него сверху — Ты вернулся! Я сейчас спущусь.
Даг прошел на кухню и, с удовольствием ощутив в воздухе запах свежего кофе, налил чашку себе и ей. Сейчас они сядут за стол, выпьют кофе, и он расскажет ей все, что ему удалось узнать.
А потом он скажет ей то, чего слишком давно не говорил. Скажет, что она его дорогая мама и что он ее любит.
Вот послышался дробный перестук высоких каблучков по паркету. Даг обернулся и чуть не пролил на себя кофе.
— Обалдеть, — еле выговорил он. — Что ты с собой сделала?
— Да в общем-то… ничего.
Сюзанна покраснела. Даг даже не подозревал, что матери умеют краснеть. И он явно забыл, как красива его мать.
Ее волосы были красиво уложены, щеки и губы горели румянцем. Но самым потрясающим было ее платье. Короткое шелковое платье цвета полуночной небесной синевы открывало потрясающей красоты ноги, вырез на груди мог считаться довольно смелым, к тому же ткань плотно облегала фигуру, подчеркивая изгибы, несколько даже смутившие Дугласа.
— Часто ты так наряжаешься, сидя дома?
Она смутилась и попыталась одернуть подол.
— Я собиралась уходить. Это ты мне налил кофе? Сейчас подам печенье.
Она бросилась к серванту и схватила блюдо из прозрачного стекла.
— Куда ты идешь?
— У меня свидание.
— Что?
— Свидание. — Сюзанна выложила печенья на блюде, как в детстве, когда он возвращался домой из школы. — Я сегодня ужинаю в ресторане.
— Вот как!
Свидание? У нее свидание с каким-то мужчиной, который пригласил ее в ресторан? И она одета… да можно сказать, почти не одета.
Она поставила блюдо на стол, вздернула подбородок.
— С твоим отцом.
— Не понял?
— Я сказала, что у меня свидание за ужином с твоим отцом.
Даг сел.
— Вы с отцом… встречаетесь?
— Я так не говорила. Я сказала, что у нас сегодня свидание за ужином. Это всего лишь ужин. Обычный ужин.
— По твоему платью этого не скажешь. — Постепенно приходя в себя, Даг почувствовал, как первоначальный шок сменяется весельем, а следом за ним приходит теплая волна радости. — Вот увидишь, у него глаза на лоб вылезут, когда он тебя увидит.
— Платье нормально смотрится? Я надевала его всего пару раз на официальные коктейли.
— Оно выглядит потрясающе. Ты выглядишь потрясающе. Ты красавица, мама.
Ее глаза наполнились слезами.
— Скажешь тоже!
— Мне бы следовало говорить тебе это каждый день. Мне бы следовало каждый день говорить тебе, что я тебя люблю. Что горжусь тобой.
— О, Дуглас! — Она схватилась рукой за грудь, чтобы удержать рвущееся к небесам сердце. — Ну вот, я полчаса потратила на косметику, и все насмарку.
— Прости, что я раньше не говорил. Прости, что я раньше не мог. Я не мог говорить с тобой, потому что боялся, что ты винишь во всем меня.
— Виню тебя за… — Слезы все-таки полились. Сюзанна наклонилась и прижалась щекой к его макушке. — О, Дуглас… Нет. Нет, бедный мой мальчик, — прошептала она, и судорога сжала его горло. — Это я перед тобой виновата. Я оказалась никудышной матерью.
— Нет, мама, это неправда.
— Нет, это правда. Уж мне ли не знать. Я ничего не могла с собой поделать. Но чтобы ты подумал, будто я виню тебя… Ох, сынок! — Она расцеловала его в обе щеки. — Никогда. Ни единой минуты. Клянусь тебе, ни разу — даже когда мне было очень тяжко! — я не винила тебя. Ты же был совсем еще ребенком! — Теперь она поцеловала его в лоб. — Моим маленьким мальчиком. Я люблю тебя, Даг, прости, что я не говорила тебе об этом каждый день. Прости, что не говорила с тобой. Я отдалилась от тебя, от твоего отца, ото всех. Я заперла за собой дверь и осталась одна. А потом, когда я попыталась ее открыть, было уже слишком поздно.
— Еще не поздно. Сядь, мам. Сядь. — Он взял ее за руки, когда она опустилась на стул рядом с ним. — Я собираюсь жениться на Лане Кэмпбелл.
— Ты… О мой бог! Жениться? Ты собираешься жениться? Какого черта мы пьем кофе? У меня есть шампанское.
— Не сейчас. Потом, когда мы соберемся все вместе.
— Я так рада за тебя! А твой дед будет просто на седьмом небе. Ой, не могу дождаться, надо будет рассказать Джею. Я хочу рассказать всем. Мы устроим вечеринку. Мы…
— Полегче. Мы к этому еще придем. Я люблю ее, мам. Я в нее влюбился, и все переменилось.
— Так и должно быть. О боже, мне нужен носовой платок. — Сюзанна встала и вытащила из коробки на серванте сразу три бумажные салфетки. — Она мне очень нравится. Всегда нравилась. А ее сынишка… — Она запнулась. — Бог ты мой, я стану бабушкой!
— И как тебе такая перспектива?
— Дай мне минутку. — Она прижала ладонь к груди, глубоко вздохнула. — Мне это нравится. Очень нравится.
— Я его обожаю. Прошу тебя, мама, присядь еще на минутку. Я должен кое-что тебе сказать. Насчет Джессики.
— Колли. — Сюзанна вернулась к столу и села. — Мы должны называть ее Колли.
— Куда она отправилась? — Колли расхаживала взад-вперед по комнате Джейка, то и дело останавливаясь, чтобы изучить временную ось своей жизни. — В Шарлотту возвращаться смысла нет: ее мать арестована. Ее отец умер. Будет ли она рисковать, пытаясь выехать из страны на Кайманы?
— Там могут быть деньги, — предположила Лана. — Деньги не помешают, когда человек в бегах.
— Мы установили, что Карлайл был тяжело болен, — продолжала Колли. — Если они до сих пор торгуют ворованными детьми, вряд ли он играл в этом деле ключевую роль. Он был стар, болен, жил за границей. Он умирал. Но если они вышли из дела, зачем предпринимать такие титанические усилия, чтобы не дать мне его найти? Даже если бы я нашла его вовремя, даже если бы мне удалось собрать достаточно доказательств, чтобы заинтересовать власти, все равно он был при смерти.
— Логично предположить, что его сообщники боятся разоблачения. — Джейк, не переставая, что-то строчил в блокноте. — Утрата репутации, возможное преследование по закону и тюремное заключение. А если они все еще в деле, последствия еще тяжелее: не только утрата репутации, преследование по закону и тюремное заключение, но потеря прибыли.
— Не понимаю, как вы можете рассуждать об этом, как об обычном бизнесе. — Даг с силой засунул стиснутые в кулаки руки в карманы. — Потеря прибыли! Неслыханно!
— Надо думать так же, как они, — ответила Колли. — Смотреть их глазами. Только так можно постичь, — она указала на Джейка, — их культуру, социальную структуру их сообщества.
— Твое собственное сообщество все еще находится под угрозой, — напомнила Лана, кивнув на дверь в гостиную. — Она действовала не одна.
— Никто из них не виноват. — Джейк перебрал бумаги, разложенные перед ним на столе, проверил какие-то данные, вновь вернулся к блокноту. — Она внедрилась в команду, потому что у нее была нужная нам специальность и поддельные документы. Подделать удостоверение личности не так уж трудно: прилично владея компьютером, можно сфабриковать, к примеру, студенческий билет. Раскопки всегда привлекают студентов, аспирантов, бродячих археологов-любителей. Но у нее была особая специальность.
— Фотография. Она была чертовски хорошим фотографом, — подтвердила Колли.
— Может, она этим зарабатывает себе на жизнь, — пожал плечами Даг. — Может, это ее законный бизнес.
— Она не так уж много знала о раскопках, но быстро сориентировалась, — сказала Колли. — Боб и Соня были здесь еще до того, как все это началось. Они чисты. Фрэнни и Чак пришли вдвоем, как пара. Она ни черта ни в чем не разбиралась, а вот он знал толк в археологии. Для него это далеко не первые раскопки. О Мэтте и говорить нечего. Он профессионал.
— С июля у нас перебывало много других, и в них мы не можем быть стопроцентно уверены. — Джейк отложил карандаш. — Но ядро команды оставалось неизменным.
— Я думаю, полиция ее найдет, как найдет и Симпсонов, — сказала Лана. — А потом и всех остальных. Вы уже сломали хребет организации. Вы получили ответы на свои вопросы.
— Не на все. Под поверхностью еще много чего скрыто. — Колли остановилась за спиной у Джейка, возившегося с графиками. — Что ты делаешь?
— Сопоставляю временные оси. Твою, Карлайла, Дори.
— Какой смысл? — спросил Даг.
— Чем больше данных, тем обоснованней гипотеза. — Колли просмотрела новые данные, введенные Джейком: дату первого брака Карлайла, дату рождения его сына и переезда в Бостон. — Большой разрыв между свадьбой и появлением горластого младенца, — заметила она.
— Люди часто откладывают появление детей. Мы со Стивом ждали почти четыре года, — произнесла Лана.
— Это было не так типично полвека назад. А ждать шесть лет — это уж слишком. Лана, у тебя есть под рукой данные о его делах по усыновлению до переезда в Бостон?
— Я принесла с собой диски со всеми записями. Можно мне воспользоваться твоим компьютером, Джейк?
— Валяй! Интересно было бы взглянуть на медицинскую карту первой миссис Карлайл.
— Угу. — Колли продолжала следить за манипуляциями Джейка. — Ты не можешь быть уверен, что это точная дата рождения Дори.
— Она более-менее соответствует. Дори примерно твоя ровесница, Колли. Значит, она где-то лет на двадцать младше Ричарда Карлайла. Если я что-нибудь понимаю в арифметике, Маркусу Карлайлу было за шестьдесят, когда она родилась.
— Истории известны такие случаи, когда шестидесятилетним везло, — прокомментировала Колли. — Сколько лет Дороти?
— Под пятьдесят, я бы сказал, — откликнулся Даг.
— Глубоко за пятьдесят, — не оборачиваясь, поправила его Лана. — Но она очень следит за собой.
Джейк кивнул и продолжил подсчеты.
— Лет на десять старше Ричарда Карлайла.
Даг наблюдал за ними. Это очень напоминало то, как они жарили яичницу. Те же движения, тот же ритм.
— Я не понимаю.
— Лана? — спросила Колли, изучая схему, возникающую на листе под рукой Джейка. — Есть что-нибудь?
— Кое-что есть. Первое прошение об усыновлении было подано в сорок шестом году. В том году их было два.
— Прошло два года после свадьбы, — пробормотала Колли. — Срок вполне достаточный. Он практиковал… сколько? Шесть лет до того, как у него проявился интерес к усыновлениям. — Она отступила на шаг, изучая всю схему в целом, появляющиеся закономерности и связи. — Это натянутое предположение, — сказала она Джейку.
— Логичная гипотеза, основанная на имеющихся данных.
— Вы о чем? — Даг подошел к схеме и попытался рассмотреть то, что видела Колли, но у него ничего не вышло.
— Ричард Карлайл был первым младенцем, которого похитил Маркус Карлайл. Но не ради выгоды. Он хотел сына.
Даг сдвинул очки повыше на переносицу.
— Откуда это видно?
— А ты сам посмотри, — предложила Колли. — Он меняет специализацию через два года после свадьбы, через шесть лет после начала карьеры. Логично предположить, что у него или у его жены были проблемы с зачатием. У него появился личный интерес к усыновлению, он исследует процесс, изучает всю процедуру досконально, все входы и выходы.
— А почему бы просто не усыновить ребенка? — вставила Лана.
— Надо понять его образ мыслей. — Джейк заглянул в кофейник, убедился, что он пуст, и с надеждой посмотрел на Колли.
— Не сейчас.
Он пожал плечами, отставил кофейник.
— Карлайл хочет быть лидером, управлять ходом событий. За ним тянется длинная цепь измен и внебрачных связей. Этот человек использует секс и гордится своими подвигами. Для него это вопрос самоидентификации.
— Невозможность зачать ребенка — это страшный удар по его самолюбию, — кивнул Даг. — Кто угодно, только не он. Но он никому не расскажет, что стреляет холостыми. Только как же…
— Погоди, — вскинула руку Колли. — Каждый пласт надо исследовать до конца. Да, это разрушает его представление о самом себе. Ему позарез нужен ребенок, и непременно сын. Девчонка ему ни к чему. К тому же он должен точно знать, откуда ребенок, кто родители. В те годы действовал закон, запрещавший разглашать сведения о биологических родителях. Для него это было неприемлемо. И вот он осматривается. Сколько людей вокруг, и у всех дети. Двое, трое, четверо. Никчемные людишки, не чета ему. Не такие богатые, как он, не такие влиятельные. Простые смертные.
— Все совпадает. — Лана повернулась на вращающемся кресле. — Судя по всему, что мы знаем о нем, это его точный психологический портрет.
— Он годами представлял интересы приемных родителей. Он знает процедуру, знает докторов, адвокатов, агентства по усыновлению. У него полно друзей, связей. — Джейк оседлал любимого конька. — Люди создают свои собственные кланы внутри племен. Они образуют клубы по интересам с теми, кто сходно мыслит, с теми, кто может оказаться полезным. С теми, кто имеет доступ к информации, кто обладает нужными навыками. Используя эту систему, он находит подходящую пару, отвечающую его критериям. Он не торопится. А потом, по договоренности с биологическими родителями или без оной, он забирает своего сына. Держу пари на свою коллекцию компакт-дисков, мы нигде не найдем прошения или судебного решения об усыновлении Ричарда Карлайла, но, возможно, где-то существуют поддельные бумаги. Вскоре после этого он переезжает в Хьюстон. Новый город, новая практика, новые связи.
— И поскольку схема сработала, поскольку он получил, что хотел и как хотел, он увидел в этом… Как Дороти это называла? — спросил Даг у Ланы.
— Свой личный крестовый поход, свое прибыльное хобби.
— Он увидел в этом способ удовлетворения нужд других достойных бездетных пар. Способ наживы, — кивнул Даг.
— Весьма разумное предположение, — согласилась Колли. — Теперь рискнем предположить, что где-то по ходу дела Ричард узнал правду. Это спровоцировало разрыв между отцом и сыном. Маркус плохо обращался с его матерью. Может быть, он начал изменять ей в открытую именно потому, что она не смогла подарить ему сына традиционным путем.
— Они тянули с разводом, пока Ричарду не исполнилось двадцать. — Джейк указал на составленную им схему. — В тот самый год родилась Дори.
— Карлайлу был необходим статус женатого человека, семьянина. Но теперь его сын вырос. Предположим, именно в это время он узнал правду. Семья распалась. Браку конец.
— У Карлайла родилась внебрачная дочь от секретарши. Это плевок в лицо жене и сыну. — Теперь уже Даг взял пустой кофейник и вновь поставил его. — Это любопытная теория, но я не вижу, как это поможет нам найти Дори.
— Есть еще один пласт. — Колли опять вернулась к схеме. Теперь ей все казалось очевидным: стоило только счистить последние крупинки почвы, и все встало на свои места. — Взгляните еще раз на даты. Переезд из Бостона в Сиэтл. С одного конца страны в другой. Дальше уже некуда. Почему? Да потому, что секретарша, твоя сообщница и любовница, которая знает обо всех твоих делах, в том числе и криминальных, только что заявила тебе, что она беременна. Но не от тебя. От твоего сына.
— Дороти Спенсер и Ричард Карлайл? — Лана вскочила и подбежала к схеме.
— Впечатлительный молодой человек… может быть, он только что узнал, что на самом деле он не тот, кем всю жизнь себя считал. Он потрясен, — продолжала развивать свою мысль Колли. — Он уязвим. И он зол. А перед ним привлекательная женщина старше его годами. Если он знает о ее отношениях с отцом, это только добавляет ей притягательности. «Я покажу этому сукину сыну». Дороти где-то под тридцать. Она уже с десяток лет работает на Карлайла и спит с ним. Отдала ему свою юность. Может, он ей что-то обещал, но даже если нет, ей надоело быть женщиной на стороне. Вечно оставаться на бобах. А тут сын. Юный, свежий. Таким образом она может поглубже зацепить Карлайла.
— Если мы предположим, что она спала с ним с тех пор, как ей стукнуло восемнадцать или девятнадцать, — вставила Лана, — и предыдущих беременностей не было, возможно, именно Карлайл был стерилен.
— А может, они предохранялись и им очень везло. Но логичнее предположить, что именно младший Карлайл обрюхатил ее, а не старший, — сказал Джейк. — Ему за шестьдесят, согласно известным данным и нашим предположениям, ему еще ни разу не удалось зачать ребенка.
— Ричард защищал не своего престарелого больного отца, с которым не виделся много лет, — заключила Колли. — Он защищал свою дочь.
— Вопрос в другом: куда она направилась? — Джейк обвел в кружок имя Ричарда Карлайла на схеме. — К папочке.
— Попробуй изложить эту теорию в полиции, они решат, что ты либо чокнутый, либо гений, — вздохнул Даг. — Но если они прислушаются и скажут об этом Дороти, она может проколоться.
— Дайте мне все записать. — Лана засучила рукава. — Во всех деталях и как можно более объективно. — На этот раз она взяла кофейник. — Но мне не помешала бы доза кофеина.
— Черт бы вас побрал! Ну ладно, ладно, сварю.
Колли с отвращением схватила кофейник и вышла из комнаты. В гостиной она стала ступать на цыпочках, пробираясь среди импровизированных кроватей. Она узнала героический храп Диггера. Бесформенная фигура на раскладном кресле, по-видимому, принадлежала Мэтту. Голубки — Фрэнни и Чак — заняли одну из спален наверху. В другой спал Лео. Хотя Колли была согласна с оценкой команды, данной Джейком, она поднялась наверх и обошла весь этаж, заглянула в каждую спальню и сосчитала головы. Лишь после этого она спустилась в кухню и отмерила нужную порцию кофе.
— Все на месте? — спросил Джейк у нее за спиной. — Я так и знал, что ты проверишь. А то бы сам пошел проверять.
— Все на месте. — Она добавила соли в кофе, налила воды и включила кофейник. — Если мы правы, тут затронуты три поколения. Неизвестно, принимал ли Ричард Карлайл активное участие в деле, но он не мог не знать, что происходит. В этом есть что-то жуткое. Передача дела по наследству. От отца к сыну, а от него к дочери.
— Могущественный патриарх использует свое влияние, магнетическую силу своей личности, семейные привязанности. Многие поколения воспитывались в духе этой традиции. Карлайл — не исключение.
— А если Ричард узнал, что его похитили? Его положение даже хуже моего. Гораздо хуже. Его родители с самого начала знали правду. Уж Маркус-то точно знал! Не просто знал, он сам все устроил. Мог ли Ричард стать участником, сообщником, укрывателем? Могли он получать от этого выгоду?
Джейк подошел к ней, нежно провел пальцами по расцарапанной щеке.
— Он сделал свой выбор и пошел не той дорогой, которую выбрала бы ты. Твои гены, твое воспитание, твое самосознание не дали бы тебе выбрать его путь.
— Стала бы я защищать своего отца любой ценой? Отца, которого я знала и любила? Если бы я обнаружила, что он чудовище, стала бы я его защищать?
— Я знаю ответ. А ты?
Колли вздохнула, достала чистые чашки.
— Я бы не смогла.
— Ты нашла то, что искала, Колли. То, что пыталась откопать.
— Да. Теперь находка извлечена из земли на свет божий. И мне придется выставить ее на всеобщее обозрение. Выбора у меня нет.
— Верно. — Он обнял ее за плечи, поцеловал в макушку. — Выбора действительно нет.
Колли вздрогнула и повернулась, когда зазвонил телефон.
— Господи, два часа ночи! Кто может звонить в такой час? Данбрук слушает.
— Привет, Колли.
— Привет, Дори. — Колли схватила карандаш, нацарапала на стене у телефона: «Звони в полицию. Проследи звонок». — Как твой нос?
— Болит. И поверь, ты за это заплатишь.
— Приходи. Устроим еще один раунд.
— Мы устроим еще один раунд, это я тебе обещаю. Но на этот раз ты придешь ко мне.
— Когда и где?
— Думаешь, ты такая умная, такая крутая? Да я месяцами водила тебя за нос! И я все еще впереди. У меня твоя мать, Колли.
Кровь застыла у нее в жилах.
— Я тебе не верю.
Послышался злорадный смех.
— Веришь, веришь. А почему ты не спросила, какая мать? Хочешь узнать?
— Что тебе нужно?
— А сколько ты заплатишь?
— Скажи, что тебе нужно, и ты это получишь.
— Мне нужна моя мать! — крикнула Дори с таким неистовством, что у Колли полыхнуло в голове. — И ты мне ее доставишь, слышишь ты, гадина? Ты сломала ей жизнь, а я сломаю твою.
— Ее всего лишь допрашивают. — Колли била дрожь, она ухватилась за край стола. — Возможно, ее уже выпустили.
— Врешь! Еще раз соврешь про мою мать, и я прирежу твою вот этим ножом, что у меня в руке.
— Не трогай ее. — Смертельный страх сковал Колли. — Не трогай ее, Дори. — Она нащупала и сжала руку Джейка. — Скажи, чего ты добиваешься, и я это сделаю.
— Попробуй только позвать полицию, и ей конец. Ясно? Позвонишь в полицию — считай, что ты ее убила.
— Ясно. Никакой полиции. Все между нами. Это я понимаю. Могу я с ней поговорить? Дай мне поговорить с ней. Пожалуйста.
— «Дай мне поговорить с ней. Пожалуйста», — пропищала в трубку Дори. — Ты будешь говорить со мной! Теперь это мое шоу, доктор Дряньбрук! Я тут командую!
— Хорошо. Ты тут командуешь, — Колли огромным усилием заставила себя говорить спокойно.
— И говорить ты будешь со мной. Мы поговорим об оплате, о том, что тебе придется сделать. Только ты и я. Ты придешь одна, или я ее убью. Я убью ее, не раздумывая. Ты меня знаешь. Я не шучу.
— Я приду одна. Куда?
— К Саймоновой Яме. У тебя десять минут, или я начну ее резать. Десять минут, и время пошло. Так что поторопись.
— Сотовый телефон, — сказал Джейк, как только она повесила трубку. — Они попробуют засечь местоположение.
— Времени нет. У нее моя мать. Господи, десять минут!
Колли уже бежала к входной двери.
— Погоди. Черт возьми, нельзя бежать туда, не подумав!
— Она дала мне десять минут, чтоб добраться до пруда, я уже опаздываю. У нее моя мать. Она ее убьет, если я не приду. Прямо сейчас и одна. Ты соображаешь? Я даже не знаю, кого из них она захватила!
Джейк вытащил из-за голенища сапога нож.
— Вот возьми. Я пойду прямо за тобой.
— Ты не можешь. Она…
— Доверься мне. — Он взял ее за плечи. — На все остальное времени нет. Ты должна мне доверять. Я же тебе доверяю.
Колли заглянула ему в глаза и все поняла.
— Поторопись, — сказала она и бросилась бежать.
Пот струйкой стекал у нее по спине, пока она на опасной скорости гнала машину по узкой, петляющей грунтовой дороге. Шины визжали, но она только прибавляла скорость. И всякий раз, как она взглядывала на светящийся циферблат своих наручных часов, сердце у нее замирало.
Может, это ложь, может, это ловушка? Но она гнала, как безумная, сосредоточившись только на дороге, освещаемой светом передних фар.
Она добралась за девять минут.
На поле, на пруду, среди деревьев ничего не было видно. Колли вылезла из машины и перепрыгнула через изгородь.
— Дори! Я здесь! Я одна. Не трогай ее. — Она направилась к воде, а страх ледяной волной накатывался на нее. — Это наши с тобой счеты. Ты и я. Можешь ее отпустить. Я здесь. — Она увидела световую вспышку и пошла прямо на нее. — Я сделаю все, что ты скажешь.
— Стой там. Ты успела вовремя. Но ты могла по дороге вызвать полицию.
— Я не вызывала полицию. Ради бога, она же моя мать! Я не стану рисковать ее жизнью, чтобы тебя наказать.
— Ты меня уже наказала. А ради чего? Что ты хотела доказать? Что ты такая умная? Ну и как? Ты у нас умная или не очень?
— Речь шла о моей жизни. — Колли двинулась вперед на трясущихся, подгибающихся ногах. — Я просто хотела узнать, как это со мной случилось. А ты бы не захотела, Дори?
— Стой, где стоишь! Держи руки так, чтобы я их видела. Маркус Карлайл был великим человеком. Вершителем судеб. И он был умен. Так умен, что тебе с ним не тягаться. Даже мертвый он умнее тебя.
— Чего ты от меня хочешь? — Теперь глаза Колли привыкли к темноте. Она увидела изуродованное побоями и бешенством лицо Дори. И различила краем глаза еще что-то почти вне поля ее зрения. — Скажи, что тебе от меня нужно.
— Чтобы ты страдала. Стой на месте. — Дори отступила назад, в тень. И через несколько секунд Колли увидела смутно виднеющуюся в темноте фигуру или, скорее, тело, лежащее у самой кромки воды. Колли различила копну светлых волос, бледное лицо и бегом бросилась вперед. — Я убью ее! Стой, или я убью ее! — Дори вскинула руку с пистолетом. — Вот, видишь? Я сказала, что у меня нож, да? Кажется, я ошиблась. Это больше похоже на пистолет. Слушай, это похоже на тот самый пистолет, из которого я чуть не продырявила твоего безумно сексуального бывшего мужа. А знаешь, я бы запросто его продырявила. — Она навела фонарь прямо налицо Колли, и той пришлось закрыться от ослепляющего света. — Это было так просто! Я уже убила Долана. Ну, положим, это вышло случайно. Я собиралась только оглушить его. Просто не смогла удержаться от соблазна, когда увидела, как он чего-то там разнюхивает. Ведь я и сама хотела кое-что разнюхать. — Она засмеялась и пнула ногой связанное по рукам и ногам тело с кляпом во рту, лежавшее на земле. — Но удар вышел сильней, чем я хотела. И мне ничего другого не оставалось, как свалить его в Саймонову Яму. Я надеялась, что подозрение падет на тебя, но это не сработало.
«Я пойду прямо за тобой», — сказал Джейк. Надо ему доверять. Надо верить и сохранять спокойствие.
— Ты спалила контору Ланы.
— Огонь очищает. Не надо было тебе ее нанимать. Не надо было ворошить прошлое. Совать нос куда не просят.
— Мне было необходимо узнать правду. Отпусти ее, Дори. Нет смысла ее убивать. Она ничего не делала. Это все я.
— Я могла бы убить тебя. — Дори подняла пистолет и прицелилась прямо в сердце Колли. — И тогда для тебя все было бы кончено. Но теперь мне этого мало.
— А Билла за что? — Колли шажками продвигалась вперед по мере того, как Дори отступала.
— Подвернулся под руку. И он задавал слишком много вопросов. Ты не заметила? Что у тебя тут, что у тебя там, что ты делаешь? Бесил меня до чертиков. И он все хотел знать тему моей диссертации, да на какие курсы я записалась в аспирантуре. Вечно лез не в свое дело. Прямо как ты. Ой, смотри, что я нашла! — Дори снова толкнула что-то ногой, и еще одна связанная женщина оказалась у самой кромки воды. — Я на два шага впереди тебя! Видишь? У меня обе твои матери.
Джейк вошел в лес с восточной стороны. Он бесшумно и медленно двигался в темноте.
Он дат ей уйти одной — это было самое трудное решение за всю его жизнь.
Он вслушивался в каждый звук и напряженно всматривался в темноту, стараясь не упустить ни единого шороха или движения.
Услышав голоса, он едва удержался от соблазна немедленно броситься вперед. Он был вооружен всего лишь кухонным ножом — первым, что попалось ему под руку. «Главное, не опоздать», — твердил он себе.
Он сменил направление, двинулся в темноте на голоса и остановился, увидев человеческий силуэт у ствола дуба.
Нет, не один силуэт, сообразил он, подходя ближе. Две фигуры, двое мужчин. Отцы Колли были привязаны к дереву с кляпами во рту. Их тела обвисли, головы бессильно свешивались на грудь. Джейк вскинул руку, услышав у себя за спиной испуганный вдох.
— Их чем-то накачали, — еле слышно прошептал он. — Развяжи их. — Он передал нож Дугласу. — Останься с ними. Если придут в себя, пусть не шумят.
— Поверить не могу, Джейк! Она захватила их обеих!
— Знаю.
— Я иду с тобой. — Даг сжал безвольно висящую руку отца и передал нож Диггеру. — Позаботься о них.
Колли похолодела. Мать, которая ее родила. Мать, которая ее вырастила. И вот теперь жизнь обеих зависит от нее.
— Ты… ты права. Ты на два шага впереди. Но ты не могла провернуть все это в одиночку. Где твой отец, Дори? Где вы прячетесь, Ричард? Боитесь? Боитесь посмотреть правде в глаза даже сейчас?
— Догадалась? — Широко ухмыляясь, Дори сделала знак свободной рукой. — Выходи, папа. Вместе повеселимся.
— Ну почему вы не могли оставить все как есть? — Ричард вышел из темноты и встал рядом с дочерью. — Почему не могли просто примириться с прошлым?
— Как это сделали вы? Вы просто смирились. Неужели вы никогда не оглядывались назад? Сколько лет вы прожили в сомнениях, Ричард? Как вы все это допустили? Ведь мы с вами товарищи по несчастью. Вас он тоже выкрал. Он не дал вам выбора. Он никому и никогда не оставлял выбора.
— Он действовал с лучшими намерениями. Кем бы он ни был, он дал мне хорошую жизнь.
— А вашей матери?
— Она ничего не знала. Или не хотела знать. Это, собственно, одно и то же. Я порвал с ним. Порвал со своим отцом и его бизнесом.
Меньше всего Колли хотела вести беседу с Ричардом. В сердце ее кипела ненависть, но страх за своих близких взывал к выдержке и осторожности. Колли была готова убить. Чтобы спасти свою мать — своих матерей, — она убила бы без колебаний. По крайней мере так она чувствовала.
— И вам этого было довольно? Вы все знали, но ничего не сделали, чтобы положить этому конец.
— Мне надо было заботиться о собственном ребенке. О себе самом. Зачем марать себя в этой грязи? С какой стати мне губить свою жизнь?
— Но ведь не вы вырастили этого ребенка. Ее растила Дороти. Не без влияния Маркуса.
— Я не виноват. Мне было всего двадцать. Что мне было делать?
— Быть мужчиной. — Краем глаза Колли следила за Дори, не сводившей глаз с Ричарда. «Ищи нужную точку, — приказала она себе. — Только осторожно». — Быть отцом. Но вы дали ему вмешаться и взять бразды правления в свои руки. Уже в который раз. Он изуродовал ее, Ричард. И что вы теперь намерены делать? Позволите ей продолжать? Станете ее сообщником? Вы можете защитить ее сейчас, зная, что она убивала?
— Она моя дочь. Это не ее вина, что все так получилось. Это он во всем виноват. И я не допущу, чтобы она пострадала.
— Верно. Я ни в чем не виновата, — согласилась Дори. — Это ты во всем виновата, Колли. Ты сама навлекла на себя все это. — Она взглянула на простертые у ее ног тела. — И на них.
— Все, что от вас требуется, это исчезнуть на несколько недель, — сказал Ричард. — Это затормозит полицейское расследование, а я тем временем увезу Дори куда-нибудь в безопасное место и устрою освобождение Дороти. Без вас они лишатся самого важного звена. Вот и все, что вам надо сделать.
— Это она вам так сказала? Это она вас убедила следить за домом, помогать ей взрывать трейлер? Принять участие в этом ночном спектакле? Неужели вы так слепы? Неужели не видите, что она хочет только одного — отомстить?!
— Больше никто не пострадает, — стоял на своем Ричард. — Прошу вас, дайте мне только время.
— Не верь ей, она солжет, — Дори отбросила волосы со лба. — Она скажет все, что ты хочешь от нее услышать. Она хотела расквитаться с Маркусом, с мамой, со всеми. А теперь она сама заплатит. — Присев на корточки, Дори приставила пистолет к голове одной из женщин.
— Нет, Дори, нет! — вскричал Ричард.
— Которую из них ты спасешь? — Дори столкнула другую женщину в воду. — Нырнешь за ней — я пристрелю другую. Попробуй спасти эту — та потонет. Трудный выбор.
— Дори, ради всего святого! — Ричард бросился вперед, но тут же замер, когда она навела на него пистолет.
— Не вмешивайся. Какое же ты ничтожество! А-а, к черту, пусть обе тонут. — Она столкнула в воду второе безжизненное тело и вновь обратилась к Колли: — А ты смотри.
— Да пошла ты!
Колли изогнулась в броске, рискуя получить пулю. Она успела заметить, как Джейк выскочил из-за деревьев. Она была уже в воздухе над водой, когда раздался выстрел. Она ощутила жалящий укол боли в плече, но тут же ушла под воду, вынырнула и отчаянно поплыла туда, где погрузилось первое тело, даже не зная, кто это.
Но она точно знала, что ей не спасти обеих.
Она наполнила легкие воздухом и нырнула. В черной воде она была слепа и могла лишь уповать, что бог поможет ей различить хоть что-нибудь в глубине.
Легкие у нее горели, руки и ноги ослабели и заледенели в холодной воде, но она упорно продвигалась вглубь, а когда заметила фосфоресцирующую тень, стиснула зубы и оттолкнулась ногами изо всех сил.
Колли схватила за волосы, потянула. Не имея ни времени, ни возможности воспользоваться ножом, она ухватилась за веревку, как за буксир, и стала всплывать. Белые пятна света заплясали у нее перед глазами. Господи, хоть бы это был лунный свет на поверхности! Она била по воде ногами, а вода словно ожила и тянула ее вниз.
Воздух в легких кончился. Она отчаянно боролась с желанием сделать вдох, ослабела, стала беспомощно барахтаться и опускаться вглубь. Но тут чьи-то руки вытянули ее на поверхность. Она закашлялась, задыхаясь, выплевывая воду, хрипя, пока благословенный воздух наполнял ее легкие. И все же она слабо оттолкнула Джейка, тянувшего ее с ее ношей к берегу.
— Нет. Спасай вторую. Она вон там, немного дальше.
— Даг за ней нырнул. Все в порядке. Поднимай ее. Вытаскивай. Бери!
Колли думала, что он говорит это ей, но оказалось, что он кричит кому-то на берегу, только она ничего не видела, белые точки стремительно кружились у нее перед глазами, в ушах звенело. Чьи-то руки подхватили ее, когда она выползала из воды.
Колли подползла к неподвижному, бесчувственному телу, откинула волосы и увидела лицо Сюзанны.
— О боже, боже… — Колли бросила обезумевший взгляд на пруд. — Джейк, прошу тебя. Ради бога…
— Держись. — Он опять нырнул в воду.
— Она дышит? — Дрожащими пальцами Колли отвела еще дальше спутанные, мокрые волосы и попыталась нащупать пульс на шее. — По-моему, она не дышит.
— Отойди, — оттолкнула ее Лана. — Я была спасателем. Три лета подряд. — Она запрокинула голову Сюзанны и начала делать искусственное дыхание рот в рот.
Колли с трудом поднялась на ноги и побрела к воде.
— Не надо. — Теперь пистолет был в руках у Мэтта, он держал его нацеленным на Дори, лежавшую ничком на земле. Ричард сидел рядом с ней, закрыв лицо руками. — Тебе до нее не добраться. Кто-нибудь ее выловит. Полиция сейчас будет, — добавил он, услыхав далекое завывание сирен. «Скорая» тоже. Мы их вызвали, как только услыхали выстрелы.
— Мама. — Колли поглядела на пруд, потом оглянулась на Сюзанну и рухнула на колени, когда три головы одновременно показались над водой.
У себя за спиной она услыхала надсадный кашель.
— Она дышит, — сказала Лана.
— Кто-нибудь, срежьте с нее эти веревки. — Стараясь не разрыдаться, Колли подползла к самой воде и помогла вытащить на берег Вивиан. — Срежьте с нее эти чертовы веревки.
Чья-то рука схватила ее за запястье.
— Мы вытащили твою, — отдуваясь, выговорил Даг. Колли сжала его руку:
— А мы вытащили твою.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Адвокат мог не знать - Робертс Нора

Разделы:
Пролог

Часть I

12345678910

Часть II

111213141516171819

Часть III

202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Адвокат мог не знать - Робертс Нора



В духе Норы Робертс! Можно читать :)
Адвокат мог не знать - Робертс Нораeris
15.07.2011, 21.14





А мне понравилось)))Просто хорошая книга, особенно для тех, кто хочет отдохнуть)))
Адвокат мог не знать - Робертс НораСяньkа
23.08.2011, 11.25





horoschaja kniga, ozenj ponrawilosj
Адвокат мог не знать - Робертс Нораrimma
8.06.2012, 12.33





большое спасибо за удовольствие читать такие произведения.особенно.когда надо отдохнуть
Адвокат мог не знать - Робертс Нора12tamara12@mail.ru
17.02.2013, 15.29





Супер мне очень понравилось
Адвокат мог не знать - Робертс НораСветлана
25.09.2013, 15.55





О какой классный роман!!!Столько событий,переживаний оооооооо это что то ,советую всем прочитать.
Адвокат мог не знать - Робертс НораАнна
10.12.2013, 19.54





Отличный роман! Перечитывала уже дважды. Согласна, что написан в духе автора. Хорошо выписанные характеры персонажей, несколько любовных линий, интрига. Но меня больше подкупили именно адекватные герои, а ГГй - вообще молодец! 10 баллов
Адвокат мог не знать - Робертс НораЯя
29.01.2014, 8.22





Читать было очень интересно.Герои и их движения ну очень реалистичны,никакой сказочности(или мне показалось?).Колли упертая до невозможности,как трудно жить с таким человеком!И эти претензии и требования в признании ей любви со стороны Джейка,на мой взгляд,испортили ее несравненно стервинный(стервозный),самоуверенный и независимый образ.Джейк однозначно не рафинированный образец мужчины-самца,шикарно выписан автором.Другая пара -нежный фонтан любви,читать о них приятно.Все читабельно в романе,но, сдается мне,как и у Донцовой,не столько того преступления,как сколько трупов и крови вокруг,чтобы скрыть последнее.По части детектива - слабовато,остальное хорошо.9\10.
Адвокат мог не знать - Робертс НораСкорпи
11.02.2014, 18.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100