Читать онлайн Адвокат мог не знать, автора - Робертс Нора, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Адвокат мог не знать - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 131)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Адвокат мог не знать - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Адвокат мог не знать - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Адвокат мог не знать

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

20

— Ты поступила правильно.
По возвращении в Мэриленд Лана вылезла из джипа и остановилась рядом со своей машиной. Уезжать ей не хотелось, хотя она слишком надолго оставила Тая с Роджером.
Досадно было думать, что они упустили Симпсонов. Она уже предвкушала столкновение лицом к лицу, выяснение отношений, она готовилась забросать Симпсонов вопросами, предъявить им уличающие факты. Вместо этого пришлось проделать долгий и утомительный путь домой, чтобы изложить разрозненные сведения шерифу. С утра они практически не продвинулись ни на шаг. Она испытала горькое разочарование.
— На Хьюитта наша блестящая логика не произвела особого впечатления.
— Может, и нет, но отмахнуться от нее он не сможет. А главное, теперь все зафиксировано официально. И он…
— …это расследует, — закончила за нее Колли с сухим смешком. — Не могу винить его за недоверие. Преступление тридцатилетней давности раскрыто парой копателей, молоденькой адвокатессой и продавцом книг.
— Я бы попросила. Двумя известными учеными, блестящим процессуалистом и многоопытным букинистом.
— Твоя версия мне больше нравится. — Колли подняла камень и швырнула его в ручей. — Слушай, я ценю все, что ты для меня сделала…
— Работа не совсем обычная, но в ней есть волнующие моменты.
— Да уж. Пожар наверняка был волнующим зрелищем.
— Никто не пострадал, все мое имущество застраховано. Я страшно разозлилась, но тебе это только на руку. Я остаюсь. Остаюсь хотя бы потому, что все это очень много значит для Дага.
— Слушай, когда я заговорила в машине о ваших сексуальных отношениях… Это была просто военная хитрость.
— Я знаю, — кивнула Лана.
— Ты быстро соображаешь, — объявила Колли. — Я думаю, мы дружили бы с Дагом, если бы росли вместе. Мы бы нравились друг другу. Мне и сейчас легче общаться с ним и с Роджером, чем с Сюзанной и Джеем.
— А главное, легче искать виновных, выяснять, как и почему это случилось, чем иметь дело с последствиями. Только не подумай, что я тебя осуждаю, — добавила Лана. — В сложной ситуации ты действуешь с завидным здравым смыслом.
— Так или иначе, всем участникам этого дела приходится страдать. И если наши предположения верны, два человека, даже не имеющих отношения к делу, погибли только из-за того, что я со своим завидным здравым смыслом захотела получить ответы на некоторые вопросы.
— Ты могла бы остановиться.
— А ты могла бы?
— Нет. Но я могу взять тайм-аут, сесть и попытаться понять, в какое положение я попала и как это случилось. Может, тебе тоже стоит попробовать? Это поможет тебе принять верное решение, когда ты получишь ответы на свои вопросы.
«Неплохая мысль, — решила Колли, — отложить на время решение одной загадки и использовать себя как отправную точку для разрешения другой». В какое положение она попала и как она туда попала? Что расскажут пласты ее жизни о ней самой и о ее роли в обществе?
Она села за компьютер и наметила вехи своей биографии, начиная с рождения.
Родилась 11 сентября 1974 года.
Похищена 12 декабря 1974 года.
Удочерена Эллиотом и Вивиан Данбрук 16 декабря 1974 года.
Это было проще всего. Напрягая память, Колли добавила даты поступления в школу, то лето, когда сломала руку, то Рождество, когда она выпросила у родителей и получила в подарок свой первый микроскоп. Первый урок игры на виолончели, первое выступление, первые раскопки. Смерть деда с отцовской стороны. Серьезные заболевания и травмы. Первый сексуальный опыт. Окончание колледжа. Тот год, когда она переехала из родительского дома в свою собственную квартиру.
Профессиональные достижения, получение магистерской степени. Знакомство с Лео, с Рози, очень краткий роман с одним египтологом.
И о чем она только думала?
Вторник, 6 апреля 1998 года.
День встречи с Джейком. Как она могла забыть?
Четверг, 8 апреля 1998 года.
Их первый сексуальный опыт.
Они сразу прыгнули в койку, вспоминала она, не могли сдержаться, чуть не сломали кровать в тесной комнатушке в Йоркшире, которую сняли по соседству с раскопками стоянки эпохи мезолита.
С июня того же года они стали открыто жить вместе, стали парой. Если кому-то из них выпадало лететь в Каир или в Теннеси, другой тоже летел в Каир или в Теннеси. Они воевали друг с другом, как безумные, спаривались, как маньяки. По всему миру.
Колли внесла в файл дату их свадьбы.
Тот день, когда он ушел.
Тот день, когда ей пришли по почте документы на развод.
Не так уж много времени прошло между этими двумя событиями. Колли тряхнула головой. Она составляла летопись своей жизни, а не их жизни.
Пожав плечами, она впечатала дату получения докторской степени, тот день, когда поехала повидать Лео в Балтиморе, первый день раскопок на Антитаме, он же — день знакомства с Ланой Кэмпбелл.
День приезда Джейка.
Тот день, когда Сюзанна Каллен пришла к ней в мотель.
Поездка в Филадельфию, возвращение, найм Ланы, ужин с Джейком, обезображенный «Лендровер», убийство Долана. Разговор с Дагом.
Секс с Джейком.
Сравнительный анализ крови.
Первый визит к Симпсонам.
Нахмурившись, она сверилась со своим журналом и внесла в файл дату появления на раскопках каждого из членов команды.
Ночной выстрел в Джейка, поездка в Атланту, пожар. Разговор с вдовой доктора Блейкли и с Бетси Поффенбергер, переданные ею сведения и неожиданные подробности.
Смерть Билла Макдауэлла.
Ночь с Джейком.
Потом новая поездка в Виргинию, вернувшая ее в настоящий момент.
Проследив цепь событий, она получит общую схему. От этой печки можно танцевать дальше — смотреть, как накладываются друг на друга и перемешиваются пласты, как каждое отдельное событие связано с остальными.
Колли с головой ушла в работу, группируя даты и события по темам: образование, медицинские данные, профессиональный рост, личные проблемы, проект «Антитам», Джессика. Откинувшись на спинку стула, Колли изучила плоды своих трудов и заметила в схеме один постоянный элемент. С того самого дня, как она встретила Джейка, он стал прямо или косвенно влиять на все важнейшие стороны ее жизни. Даже за эту проклятую докторскую диссертацию она засела с удвоенной силой, чтобы отвлечься и не тосковать по нему.
Даже кризис личности она не могла пережить без его вмешательства. Мало того, она не была уверена, что смогла бы этот кризис пережить без него.
Она рассеянно потянулась за печеньем и обнаружила, что пакет, лежавший рядом с клавиатурой, пуст.
— У меня в комнате целый склад печенья. — Колли подскочила на стуле, обернулась и увидела Джейка. Он стоял, прислонясь к дверному косяку. — Но тебе это будет дорого стоить, — добавил он.
— Слышишь, Джейк, никогда не смей так подкрадываться! Ты что, шпионишь за мной?
— Я же не виноват, что двигаюсь с бесшумной грацией пантеры! Дверь была открыта. Стоять в открытых дверях — это еще не значит шпионить. Над чем ты работаешь?
— Не твое дело.
Чтобы так оно и было, Колли сохранила записи и закрыла файл.
— Ты злишься, потому что у тебя печенье кончилось.
— Закрой дверь. — Колли скрипнула зубами от злости, когда он повиновался, переступив через порог. — Я имела в виду, закрой с другой стороны.
— Так бы и сказала. Почему бы тебе не вздремнуть?
— Мне не три года.
— Ты же вымоталась, Данбрук.
— У меня есть работа.
— Если бы работа была связана с раскопками, ты бы не спешила закрывать файл, чтобы я не успел в него заглянуть.
— У меня есть личные дела, которые тебя не касаются. — Колли вспомнила о только что выстроенной схеме и о его влиянии на события ее жизни. — Во всяком случае, не должны касаться.
— У тебя скверно на душе, да, детка?
Так тихо, так проникновенно прозвучал его голос, что все у нее внутри растаяло, ей показалось, что она вот-вот стечет со стула.
— Не надо мне сочувствовать. Это меня бесит. Я просто не знаю, что делать, когда ты начинаешь мне сочувствовать.
— Я знаю. — Джейк наклонился и коснулся губами ее губ. — Сам не понимаю, почему я раньше об этом не подумал.
Отвернувшись от него, Колли вновь открыла файл.
— Это всего лишь цепь дат. Я пытаюсь уловить закономерность. Читай. — Она поднялась, чтобы он мог сесть за стол. — Вершины и падения моей жизни.
Она опустилась на спальный мешок, пока он читал.
— Ты спала с Эйкеном? С этим авантюристом-египтологом? И о чем ты только думала?
— Вот об этом не надо. А то я начну оценивать всех женщин, с которыми спал ты.
— Ты не знаешь всех женщин, с которыми я спал. Между прочим, ты тут кое-что упустила.
— Ничего я не упустила.
— Ты забыла ту конференцию в Париже, в мае двухтысячного. Мы ездили на нее вместе. В один из дней мы прогуляли заседание, сидели в каком-то открытом кафе, пили вино. На тебе было синее платье. Начался дождь — так, мелкий весенний дождик, — и мы вернулись в отель. Мы занимались любовью при открытых окнах, чтобы слышать, как он барабанит по откосам.
Она этого не забыла. Она все помнила так ясно, что ей стало больно, когда он начал об этом рассказывать.
— Это несущественные данные.
— Это был один из самых важных дней в моей жизни. Правда, тогда я этого не знал. Жизнь — коварная штука. Очень часто начинаешь понимать, что прожил действительно важный момент, когда он уже в прошлом. У тебя сохранилось то платье?
Колли поудобнее устроилась и подперла щеку рукой, изучая Джейка. Он не стригся с тех пор, как они начали работать на раскопках. Ей всегда нравилось, когда у него волосы отрастали длиннее, чем обычно.
— Где-то валяется.
— Мне бы хотелось снова тебя в нем увидеть.
— Тебе всегда было безразлично, что на мне надето.
— Я просто никогда раньше об этом не говорил. Упущение с моей стороны.
— Что ты делаешь? — спросила Колли, когда он начал печатать.
— Добавляю май двухтысячного, Париж, к оси твоей жизни. Я скачаю этот файл на свой компьютер и поработаю с ним. Поиграю.
— Прекрасно. Делай что хочешь.
— Ты не заболела? Не припомню случая, чтобы ты хоть когда-нибудь разрешала мне делать, что я хочу.
Ну почему ей так хотелось плакать?
— Ты всегда делал, что хотел, и без моего разрешения.
Джейк переслал ее файл электронной почтой на свой компьютер, поднялся из-за стола и подошел к ней.
— Это тебе только кажется. — Он сел рядом с Колли, провел пальцами по ее плечу. — Я не хотел уходить в тот день в Колорадо.
«Так я тебе и поверила», — подумала она с горечью. Вот почему ей так хотелось плакать.
— Так почему же ты ушел?
— Ты ясно дала понять, что именно это тебе и нужно. Ты сказала, что каждая минута, проведенная со мной, была ошибкой. Что наш брак был неудачной шуткой и что, если я не откажусь от проекта и не уеду с раскопок, это сделаешь ты.
— У нас была размолвка.
— Ты сказала, что хочешь развода.
— Да, сказала. А ты живенько ухватился за этот шанс руками и ногами. Ты с этой своей шестифутовой брюнеткой вылетел с раскопок как наскипидаренный, а через две недели я получила по почте бумаги на развод.
— Я уехал не с ней.
— Ну, конечно. Это было простое совпадение.
— Ты мне никогда не доверяла. Никогда не верила в меня. В нас, если на то пошло.
— Я спросила, спал ли ты с ней.
— Ты не спрашивала, ты обвиняла.
— А ты не стал отрицать.
— Я не стал отрицать, — согласился он, — потому что это оскорбительно. И с тех пор ничего не изменилось. Если ты поверила, что я могу нарушить клятву, данную тебе, что могу изменить тебе с другой женщиной, тогда ты права: наш брак действительно был неудачной шуткой. Ничего у меня с ней не было. Господи, я даже не помню, как ее звать.
— Вероника. Вероника Уикс.
— Верю тебе на слово, — пробормотал Джейк. — У меня с ней ничего не было, — повторил он. — Речь шла только о нас с тобой.
— Я хотела, чтобы ты боролся за меня. — Колли оттолкнулась от пола и села. — Я хотела, чтобы ты хоть раз в жизни боролся за меня, а не со мной. Мне это было необходимо, Джейк. Я хотела знать… то, о чем ты мне никогда не говорил.
— Что? Чего я тебе никогда не говорил?
— Что ты меня любишь.
Такое ошеломленное выражение появилось у него на лице, что она просто не знала, смеяться ей или плакать. Ей еще не случалось видеть его таким растерянным, таким беззащитным.
— Это чушь, Колли. Конечно, я говорил.
— Ни разу. Ни единого раза ты не произнес этих слов. «М-м-м, детка, я обожаю твое тело» не считается, Грейстоун. «А, ну да, и я тебя тоже» — вот что я иногда слышала от тебя в ответ, когда я это говорила. Но сам-то ты никогда этого не говорил. Очевидно, не мог, потому что не хотел лгать. Кем ты никогда не был, так это лжецом.
— Какого черта я предложил тебе стать моей женой, если не любил?
— А ты никогда не предлагал мне стать твоей женой. Ты сказал: «Эй, Данбрук, давай смотаемся в Вегас и поженимся».
— Это одно и то же.
— Не прикидывайся. Уж не настолько ты туп. — Она раздраженно провела рукой по волосам. — Это не имеет значения.
Джейк схватил ее за запястье и заставил опустить руку.
— Почему ты мне все это раньше не сказала? Почему прямо не спросила, люблю ли я тебя?
— Потому что я женщина! — Она стукнула его по руке и поднялась на ноги. — Да, я роюсь в грязи, выкапываю кости, сплю в мешке, но это еще не значит, что я не женщина.
Она говорила о том, что он и сам для себя уяснил за последние недели. И от этого ему стало только хуже.
— Уж я-то знаю, что ты женщина.
— Господи, Джейк, всю свою сознательную жизнь ты провел за изучением культур, традиций, обычаев различных человеческих сообществ, лекции читаешь, а ведешь себя как идиот.
— Хватит обзываться! Дай мне хоть минуту, чтобы все это осмыслить.
— Да сколько хочешь. Думай себе на здоровье.
Колли решительно направилась к двери.
— Не уходи. — Джейк не шевельнулся, не вскочил на ноги и даже не повысил голоса. Это было так не похоже на обычный стиль их общения в прошлом, что от удивления она замерла на месте. — Останься со мной. Давай хоть на этот раз все выясним, не отворачиваясь друг от друга. Ты не спрашивала, — продолжал он тихо, — потому что в нашей культурной традиции это не принято. Если бы ты спросила, ответ лишился бы смысла.
— Эврика, профессор!
— И поскольку я тебе не говорил, ты решила, что я спал с другими женщинами.
— У тебя была скверная репутация. Джейк-Пробойник.
— Черт бы тебя побрал, Колли! — Джейк терпеть не мог, когда его так называли. И она это знала. — Мы оба успели кое-что повидать к тому времени.
— И что тебе мешало отправиться за новыми впечатлениями? — возразила Колли. — Тебе нравятся женщины.
— Мне нравятся женщины, — согласился Джейк. — Но любил я тебя.
У нее задрожали губы.
— Наконец-то ты нашел время сказать мне об этом.
— Тебе не угодишь. Но есть еще кое-что, и об этом мне тоже следовало сказать давным-давно. Я никогда тебе не изменял. Когда ты меня в этом обвинила… мне было больно, Колли. Вот потому-то я и разозлился. Мне легче было злиться, чем страдать.
— Ты с ней не спал?
— Не только с ней. Вообще ни с кем. Никого не было, кроме тебя, с той самой минуты, как я тебя увидел.
Тут уж ей пришлось отвернуться. Она убедила себя, что он ей изменял. Только так она могла пережить их разрыв. Только так она смогла удержаться и не броситься за ним вслед.
— А я думала, спал. Я была уверена, что ты с ней спал. — Колли пришлось снова сесть, она соскользнула на пол у самой двери. — Уж она позаботилась, чтобы я поверила.
— Ты ей не нравилась. Она тебе завидовала. Если она и пыталась затащить меня в постель… Ну ладно, ладно, пыталась! Но она просто хотела досадить тебе.
— Она оставила свой лифчик у нас в комнате. Он выглядывал из-под кровати, как будто она его потеряла, когда одевалась в спешке. Я почуяла ее духи, как только вошла в комнату. «В нашей постели, — подумала я. — Он спал с этой сукой в нашей постели!» Меня это просто убило.
— Я с ней не спал. Это все, что я могу тебе сказать. Ни в нашей постели, ни где-либо еще. Ни с ней, ни с другими, с тех пор как впервые прикоснулся к тебе, Колли.
— Ладно.
— Ладно? — переспросил Джейк. — И это все?
Колли почувствовала, как слеза выползает из уголка глаза, и сердито смахнула ее.
— Я не знаю, что еще сказать.
— Почему ты мне тогда ничего не сказала?
— Потому что я боялась! Я боялась, что если покажу тебе этот проклятый лифчик — а мне он казался неопровержимым доказательством! — я боялась, что ты все признаешь. Если бы ты сказал: «Да, я поскользнулся, но больше это не повторится», я бы махнула рукой и простила. Поэтому я разозлилась, — вздохнула Колли. — Мне легче было злиться, чем бояться. Легче было злиться, чем терпеть это. Легче было сопротивляться. И я не знаю, что мне теперь делать.
Джейк придвинулся к ней и взял ее руки в свои.
— На этот раз нам удалось продвинуться вперед в укреплении дружбы и понимания.
— Вроде бы да.
— Продолжим действовать в том же направлении? Я постараюсь не забывать, что ты женщина, а ты попробуй научиться мне доверять.
— Я верю тебе насчет Вероники. Это уже кое-что для начала, правда?
Джейк легонько сжал ее пальцы.
— Спасибо, Колли.
— У меня иногда все еще появляется искушение на тебя наорать.
— Я не против. А я все еще хочу спать с тобой.
Колли всхлипнула и снова вытерла слезы.
— Прямо сейчас?
— Да я-то всегда готов, но, пожалуй, это может подождать. Слушай, мы так и не собрались съездить к моим родным, когда поженились.
— Вряд ли сейчас подходящий момент ехать в Аризону.
— Верно. — Но он мог отвезти ее туда на словах, показать ей ту часть своей души, которой ему и в голову не приходило поделиться раньше. — Мой отец… он хороший человек. Спокойный, надежный, трудолюбивый. Моя мать — сильная и терпеливая. Они составляют отличную команду, настоящую крепкую семью. — Джейк с нежностью перебирал пальцы Колли. — Не припомню, чтобы кто-нибудь из них хоть раз признался другому в любви. Они никогда не говорили об этом вслух. И со мной никто из них об этом не говорил. Я знал, что они меня любят, но мы об этом не говорили. Если бы я сейчас позвонил и сказал родителям, что люблю их, они бы не знали, куда деваться от смущения. Нам всем было бы неловко.
Ей и в голову не приходило, что три самых главных слова в любом из языков могут смутить кого бы то ни было.
— Ты никогда никому не признавался в любви?
— Я никогда об этом не думал, но… нет, вроде бы нет, если ты точно уверена, что «я обожаю твое тело» не считается.
— Нет, не считается. — Колли вдруг ощутила прилив нежности к нему и отвела прядь отросших волос от его лица. — Мы мало рассказывали друг другу о своих семьях. Правда, ты в последнее время проходишь краткий курс истории моей семьи.
— Мне нравится твоя семья. Обе семьи.
Колли задумчиво покачала головой.
— В моем доме всегда говорили о чувствах. Что мы чувствуем, как, почему. Не проходило дня, чтобы родители не говорили «я люблю тебя» — мне или друг другу. Карлайл даже не подозревал, что сделал доброе дело, объединив Калленов с Данбруками.
— Что ты имеешь в виду?
— Мы испытываем сильные чувства и выражаем их открыто. Я тебе покажу.
Колли встала и вытащила из рюкзака обувную коробку.
— Я прочла все до одного. Выберу для тебя что-нибудь наугад. На, читай, оно тебе все объяснит.
Он открыл конверт и развернул письмо.
«Дорогая Джессика!
С днем рождения, сегодня тебе шестнадцать. Как ты, должно быть, сегодня волнуешься! Шестнадцать лет — это такая важная дата, особенно для девочки. Нет, уже не девочки. Я знаю, теперь ты молодая леди. Моя маленькая доченька — молодая леди!
И еще я знаю, что ты у меня красавица.
Я смотрю на твоих ровесниц и думаю: как они прелестны, свежи, умны! Как много ждет их впереди! Сколько радостей, трудностей, разочарований…
Новые чувства, желания, сомнения… Столько всего нового! Я обдумываю все, что хотела бы тебе сказать. Мы могли бы вести разговоры о твоей жизни, о выборе пути. Ты могла бы рассказать мне о мальчиках, которые тебе нравятся, о свиданиях, на которые ходила.
Наверное, мы бы ссорились. Но ведь матери и дочери всегда ссорятся, это неизбежно. Я бы все отдала за возможность поругаться с тобой, чтобы ты хлопнула дверью и бегом взбежала по лестнице к себе в комнату, заперлась бы от меня и включила музыку на полную мощность мне назло.
Я бы все за это отдала.
Я представляю себе, как мы с тобой ходили бы за покупками и тратили слишком много денег, а потом обедали бы где-нибудь в ресторане, как и подобает двум настоящим леди.
Я часто спрашиваю себя: ты гордилась бы мной? Надеюсь, что да. Представляешь, Сюзанна Каллен стала деловой женщиной! Сама до сих пор не могу привыкнуть, но надеюсь, ты гордилась бы мной, если бы узнала, что у меня теперь есть свой бизнес, причем процветающий.
А вдруг ты видела мои фотографии в журналах, когда ждала в приемной дантиста или в парикмахерской? Я пытаюсь представить, как ты открываешь пакет моего печенья. Какое тебе больше нравится?
Я стараюсь не горевать, но это трудно, так трудно — знать, что ты, возможно, ешь мое печенье и не знаешь, кто я. Ты никогда не узнаешь, как сильно я тебя люблю.
Каждый день, каждую ночь, Джесси, ты в моих мыслях, в моих молитвах, в моих снах. Я скучаю по тебе.
Я люблю тебя.
Мама».
— Я только теперь начинаю понимать, как тебе тяжело, — Джейк опустил письмо и взглянул на Колли. — Я слишком увлекся сопоставлением дат, фактов и связей. Я склонен забывать, каково тебе приходится.
— Какой это был год?
— Тебе исполнилось шестнадцать.
— Шестнадцать лет. Она даже не знала наверняка, как я выгляжу. Она не знала, кем я стала, что делала, где была. Это не имело значения. Она все равно меня любила, так любила, что написала мне это письмо. Все эти письма. Так любила, что отдала их мне. Чтобы я знала, как она меня любит.
— Зная, что ты никогда не полюбишь ее в ответ.
— Зная, что я не могу ее полюбить, — согласилась Колли. — Не смогу полюбить так, как ей хочется, потому что у меня есть мама, которая делала все то, о чем писала Сюзанна: говорила мне о своей любви, ходила со мной за покупками, ссорилась со мной. И я думала, что она слишком строга, что она меня не понимает, — ну, словом, все те глупости, которые приходят в голову шестнадцатилетним девчонкам. — Колли покачала головой. — Я хочу сказать, что моя мать — Вивиан Данбрук — могла написать такое письмо. Все эти чувства, доброта… это принадлежит им обеим.
Кое-какие ответы у меня уже есть. Я знаю, откуда я взялась. Я знаю, что мне повезло и с наследственностью, и со средой: они позволили мне стать тем, что я есть. Я знаю, что у меня две пары родителей, хотя только одну пару могу любить безоговорочно. Но я выдержу все, что мне предстоит: эмоциональную бурю, страх, правду, какой бы она ни была. Я не успокоюсь, пока не дам женщине, написавшей это письмо, ответы на все вопросы.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Адвокат мог не знать - Робертс Нора

Разделы:
Пролог

Часть I

12345678910

Часть II

111213141516171819

Часть III

202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Адвокат мог не знать - Робертс Нора



В духе Норы Робертс! Можно читать :)
Адвокат мог не знать - Робертс Нораeris
15.07.2011, 21.14





А мне понравилось)))Просто хорошая книга, особенно для тех, кто хочет отдохнуть)))
Адвокат мог не знать - Робертс НораСяньkа
23.08.2011, 11.25





horoschaja kniga, ozenj ponrawilosj
Адвокат мог не знать - Робертс Нораrimma
8.06.2012, 12.33





большое спасибо за удовольствие читать такие произведения.особенно.когда надо отдохнуть
Адвокат мог не знать - Робертс Нора12tamara12@mail.ru
17.02.2013, 15.29





Супер мне очень понравилось
Адвокат мог не знать - Робертс НораСветлана
25.09.2013, 15.55





О какой классный роман!!!Столько событий,переживаний оооооооо это что то ,советую всем прочитать.
Адвокат мог не знать - Робертс НораАнна
10.12.2013, 19.54





Отличный роман! Перечитывала уже дважды. Согласна, что написан в духе автора. Хорошо выписанные характеры персонажей, несколько любовных линий, интрига. Но меня больше подкупили именно адекватные герои, а ГГй - вообще молодец! 10 баллов
Адвокат мог не знать - Робертс НораЯя
29.01.2014, 8.22





Читать было очень интересно.Герои и их движения ну очень реалистичны,никакой сказочности(или мне показалось?).Колли упертая до невозможности,как трудно жить с таким человеком!И эти претензии и требования в признании ей любви со стороны Джейка,на мой взгляд,испортили ее несравненно стервинный(стервозный),самоуверенный и независимый образ.Джейк однозначно не рафинированный образец мужчины-самца,шикарно выписан автором.Другая пара -нежный фонтан любви,читать о них приятно.Все читабельно в романе,но, сдается мне,как и у Донцовой,не столько того преступления,как сколько трупов и крови вокруг,чтобы скрыть последнее.По части детектива - слабовато,остальное хорошо.9\10.
Адвокат мог не знать - Робертс НораСкорпи
11.02.2014, 18.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100