Читать онлайн Адвокат мог не знать, автора - Робертс Нора, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Адвокат мог не знать - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 131)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Адвокат мог не знать - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Адвокат мог не знать - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Адвокат мог не знать

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Прошло три дня, прежде чем доступ на раскопки был открыт. Колли использовала это время для составления отчетов, один день она провела в балтиморской лаборатории. Она в течение часа отвечала на вопросы шерифа в его офисе. Колли было известно, что они ни на шаг не приблизились к разгадке убийства Долана.
Вернувшись к работе, исследуя землю зондом и счищая ее щеточкой, Колли ни на минуту не забывала о том, что на этой земле был убит человек. На этой земле люди умирали и раньше, напоминала она себе. От болезней, от травм. Насильственным путем. Об этих людях она могла собрать данные, реконструировать обстоятельства их смерти, выдвинуть убедительную теорию. В отношении Долана она пребывала в таком же неведении, как и полиция.
Она могла восстановить и наглядно представить быт, общественный строй, даже ежедневный распорядок жизни людей, населявших землю за тысячи лет до ее рождения. Однако она почти ничего не знала о человеке, с которым сама была знакома. О человеке, с которым у нее вышла крупная размолвка.
— Ты и в детстве выглядела донельзя счастливой, когда копала совочком землю.
Сердце Колли радостно подпрыгнуло: она узнала голос отца.
— Это зубной зонд. — Отложив инструмент, Колли отжалась на руках и вылезла из ямы. — Я, так и быть, не стану тебя обнимать: мне нравится твой костюм. — Но она вытянула шею и поцеловала его в щеку, вытирая руки о джинсы. — Мама с тобой?
— Нет. — Эллиот Данбрук огляделся вокруг, хотя его не слишком интересовали раскопки. Ему хотелось оттянуть объяснение цели своего визита. — У вас тут работа кипит, как я вижу.
— Наверстываем упущенное время. Нам пришлось приостановить работы на три дня, пока полиция не очистила место.
— Полиция? Произошел несчастный случай?
— Нет. Я все забываю, что местные новости не распространяются так далеко на север. Произошло убийство.
— Убийство? — ошеломленно переспросил Эллиот и схватил ее за руку. — О боже, Колли! Кто-то из твоей команды?
— Нет! Нет! — Она стиснула его руку. — Давай уйдем в тень. — Колли наклонилась и вытащила из сумки-холодильника две бутылки с водой. — Это был один из местных, владелец земли, застройщик. Судя по всему, он пришел сюда посреди ночи, чтобы подбросить нам золотишка в песок. У него был с собой мешок с костями животных. Мы нарушили его планы, заморозили стройку, и он был недоволен. Кто-то раскроил ему череп. Возможно, камнем. Мы пока не знаем, кто и почему.
— Ты ведь здесь не ночуешь? Ты живешь в каком-то мотеле, так?
— Да, я живу в мотеле. Я в полной безопасности. — Колли протянула отцу одну из бутылок. — Здесь живет Диггер. Помнишь Диггера? Вы с мамой познакомились с ним, когда приезжали ко мне на раскопки в Монтану. — Она кивнула в ту сторону, где Диггер работал бок о бок с Рози. — Он обнаружил тело на следующее утро. С тех пор полиция не оставляет его в покое. Он напуган до беспамятства, боится, что его арестуют.
— А ты уверена, что это не он…
— Уверена, как в себе самой. Диггер немного чокнутый, у него в прошлом была пара приводов за буйство в пьяном виде. Главным образом, драки в барах. — Колли пожала плечами. — Но чтобы Диггер подкрался к кому-то сзади и ударил по затылку булыжником? Никогда! Скорее всего, это был кто-то из местных. У кого-то могли быть счеты с Доланом. Насколько я поняла, у него тут было врагов не меньше, чем друзей, причем мнения разделились именно по поводу этой стройки.
— И что теперь будет с твоим научным проектом?
— Не представляю себе. — Колли знала, что нельзя слишком сильно привязываться к месту раскопок, но всякий раз совершала одну и ту же ошибку. — Грейстоун пригласил представителя коренных американцев одобрить изъятие останков. — Колли мотнула головой в сторону Джейка, который разговаривал с низкорослым коренастым мужчиной. — Они знакомы. Они уже работали вместе раньше, поэтому тут проблем не будет.
Эллиот взглянул на своего бывшего зятя, человека, которого он знал так мало.
— Как тебе работается вместе с Джейкобом?
— Нормально. В работе ему равных нет. Ну почти нет. Поскольку я лучше всех, считай, что он на втором месте. А на другом фронте… Мы сейчас ладим лучше, чем раньше. Не знаю, в чем тут дело, но он уже не доводит меня до белого каления. Ну, стало быть, и я его уже не так достаю. Но ты ведь не для того приехал сюда из Филадельфии, чтобы расспрашивать о проекте или о Джейке, не так ли?
— Меня всегда интересует твоя работа и твоя жизнь. Но ты права, я приехал не поэтому.
— Ты получил результаты анализов, да?
— Пока лишь предварительные, Колли, но я… я решил, что тебе надо это знать.
Все вокруг оставалось тем же, что и минуту назад, но жизнь Колли в этот момент дала крен, изменив ее направление навсегда.
— Я так и знала. — Она взяла руку отца и крепко сжала. — Ты сказал маме?
— Нет. Скажу сегодня вечером.
— Передай ей, что я ее люблю.
— Передам. — У Эллиота все поплыло перед глазами, ему пришлось перевести дыхание. — Она и так знает, но ей будет легче, когда я скажу ей, что это были твои первые слова. Она ко всему готова, но ей тяжело, как и всем нам. Я понимаю, ты должна сказать… Калленам. Я думал, может, тебе будет легче, если я пойду с тобой.
Колли продолжала молча смотреть прямо перед собой, пока не убедилась, что сможет говорить и голос у нее не задрожит.
— Ты очень хороший человек. Я очень тебя люблю.
— Колли…
— Нет, погоди. Я должна это сказать. Все, что у меня есть, все, что я собой представляю, я получила от тебя и мамы. Цвет глаз, форма лица… это биологическая рулетка. Все, что в жизни имеет значение, у меня от вас с мамой. Ты мой отец. И это не может… Я очень сочувствую Калленам. Мне их страшно жаль. И я вне себя от злости. За них, за вас с мамой, за себя. Не знаю, что теперь будет. Меня это пугает. Я не знаю, что теперь будет, папа!
Колли повернулась к нему и спрятала лицо у него на груди. Эллиот обнял ее, крепко прижал к себе. Он знал, что его дочка почти никогда не плачет. Даже в детстве боль или гнев не вызывали у нее слез. Уж если она начинала плакать, значит, боль и обида залегали слишком глубоко и ей не удавалось от них избавиться.
Ему хотелось быть сильным ради нее, твердым и уверенным в себе. Но и Эллиота самого душили слезы.
— Я хотел бы ради тебя все исправить, девочка моя. Но я не знаю, как.
— Я хочу, чтобы это была ошибка. — Колли прижалась своей горячей, влажной от слез щекой к его плечу. — Ну почему это не может быть ошибкой? Но нет, это правда! — Она всхлипнула. — Это правда, и мне придется с этим жить. Мне придется с этим справиться. Но я могу действовать только так, как я умею. Постепенно, шаг за шагом. Как будто это научный проект. Я не могу удовлетвориться поверхностным осмотром. Мне надо докопаться до сути.
— Я знаю. — Эллиот вытащил из кармана носовой платок. — Вот, держи. Я тебе помогу. Сделаю все, что смогу.
— Я знаю. — Она взяла у него платок и бережно отерла его слезы. — Не говори маме, что я плакала.
— Не скажу. Хочешь, я пойду с тобой поговорить с Калленами?
— Нет, но спасибо за предложение. — Она обхватила ладонями его лицо. — Все будет хорошо, папа. Все будет хорошо.
Джейк следил за ними. Как и Колли, он все понял в ту самую минуту, как увидел Эллиота. И когда она не выдержала, когда разрыдалась в объятиях отца, это перевернуло его душу. Он стоял и смотрел, как они утешают друг друга, как Колли вытирает его слезы. «Стараются быть сильными», — подумал Джейк.
В его собственной семье никогда не было такой нежности. «Грейстоуны, — сказал он себе, — просто не были созданы для выражения возвышенных чувств». Его отца, пожалуй, можно было назвать стоиком. Человек немногословный, он много работал и никогда не жаловался. Джейк не сомневался, что его родители любили друг друга и своих детей, но он ни разу не слышал, чтобы его отец хоть кому-нибудь сказал: «Я люблю тебя». Слова ему были не нужны. Он выражал свою любовь заботой о том, чтобы на столе всегда была еда. И остальные члены семьи придерживались столь же суровых норм поведения. Таков был семейный обычай, традиция его клана, в которой он был воспитан.
Может быть, именно поэтому ему было так трудно говорить Колли те вещи, которые обычно хотят слышать женщины. Что она красива. Что он любит ее. Что она для него дороже всего на свете, а все остальное не имеет значения.
Он не мог повернуть время вспять и изменить себя или исправить свои упущения. Но на этот раз он твердо решил стоять до конца. Он был намерен пережить этот кризис вместе с ней, хочет она того или нет.
Он увидел, что она направилась к ручью. Эллиот поднял с земли оброненные ими бутылки, выпрямился и посмотрел на Джейка. Когда их глаза встретились, Эллиот вышел из ажурной тени деревьев на нещадно палящее солнце. Джейк встретил его на полпути.
— Джейкоб. Как поживаете?
— Не жалуюсь.
— Мы с Вивиан очень сожалеем о вашем разрыве с Колли. Жаль, что у вас ничего не вышло.
— Ценю ваше участие, сэр. Пожалуй, мне стоит сразу вас предупредить: я в курсе происходящего.
— Она вам доверилась?
— Не совсем так. Можно сказать, я вырвал у нее признание.
— Что ж, прекрасно. Прекрасно, — повторил Эллиот, растирая ладонью затылок, чтобы снять напряжение. — У меня стало чуть легче на душе. Теперь я знаю, что рядом есть близкий человек, на которого она может опереться.
— Опираться она не хочет. Это одна из наших проблем. Но я все-таки держусь поблизости.
— Скажите, пока она не вернулась, мне следует беспокоиться о том, что здесь произошло? Я имею в виду это убийство.
— Если вы спрашиваете, имеет ли это какое-то отношение к ней, мой ответ: нет. Я никакой связи не вижу. К тому же, как я уже сказал, я буду держаться поблизости.
— А когда вы приостановите раскопки — в конце сезона?
Джейк кивнул.
— У меня есть кое-какие соображения на этот счет. — Он взглянул через плечо Эллиота на Колли, направлявшуюся к ним по полю. — У меня большие планы, сэр.
Колли понимала, что это малодушие, но ничего не могла с собой поделать. Она позвонила Лане и попросила ее организовать встречу с Сюзанной у себя в конторе на следующий день. Она предпочла бы оттянуть неизбежное на более поздний час, но у Ланы было свободное «окно» в три. А придумывать отговорки и откладывать встречу на более позднюю дату Колли сочла совсем уж возмутительным малодушием, которому у нее не было оправдания.
Она попыталась сосредоточиться над ежедневным отчетом, но не преуспела. Попробовала читать книгу, увлечься старым фильмом по телевизору, но результат был тот же. Съездить прокатиться? Глупо. Ей некуда было ехать, и, куда бы она ни приехала, нечего было там делать. Пожалуй, пора бросить эту осточертевшую ей комнату в мотеле и разбить лагерь прямо на месте раскопок. Эта мысль ей понравилась и даже отвлекла ненадолго.
Но пока у нее нет другого пристанища, ей оставалось довольствоваться комнатой двенадцать на четырнадцать футов с единственным окном, твердокаменной кроватью и ее собственными беспокойными мыслями.
Она бросилась на постель и открыла обувную коробку. Ей не хотелось читать письма, но, судя по всему, она была обречена прочесть хотя бы еще одно.
На этот раз она вынула письмо наугад.
«С днем рождения, Джессика. Сегодня тебе исполнилось пять лет.
Счастлива ли ты? Здорова ли? Помнишь ли ты меня хоть какой-то частичкой своего сердца?
Здесь у нас сегодня такой чудесный день. В воздухе уже чувствуется осень, но слабо, совсем чуть-чуть. Тополя едва-едва начинают желтеть, а куст перед бабушкиным домом уже весь красный, как огонь.
Сегодня утром ко мне пришли обе твои бабушки. Они знают, прекрасно знают, что для меня это трудный день. Родители твоего папы поговаривают о переезде во Флориду — может быть, на будущий год или года через два. Говорят, они устали от зим. Я вот, например, не понимаю людей, жаждущих лета круглый год.
Обе бабушки думали, что мне станет легче с их приходом. Они старались отвлечь меня разговором, у них обеих были планы на этот день. Они хотели взять меня с собой. Предложили поехать в торговый центр в Западной Виргинии. Там построили новый центр со множеством терминалов. Они предложили присмотреть подарки к Рождеству, а потом пообедать в ресторане.
О господи! Неужели они не видят, что я не хочу никуда ехать? Не нужна мне компания, веселье, этот торговый центр. Сегодня мне хотелось побыть одной. Я их обидела, но мне все равно.
Не могу я принимать близко к сердцу их обиды.
Бывают минуты, когда мне хочется кричать. Визжать. Выть. Просто выть и выть без остановки. Потому что сегодня тебе исполняется пять лет, а я не могу тебя найти.
Я испекла тебе именинный торт. Воздушный торт-безе, и я покрыла его розовой глазурью. Он очень красивый. Я украсила его пятью белыми свечками, зажгла их и спела тебе «С днем рожденья!».
Я хотела, чтоб ты знала, что я испекла тебе торт и зажгла на нем свечки.
Я не могу рассказать об этом твоему папе. Он расстраивается, и мы с ним начинаем ссориться. А еще хуже, когда он замыкается в себе и молчит. Но мы-то с тобой знаем!
Когда Даг вернулся домой из школы, я отрезала ему кусок торта. Он выглядел таким серьезным и печальным, когда сел за стол и съел его. Хотела бы я объяснить ему, что испекла тебе торт, потому что все мы помним о тебе.
Но ведь он всего лишь маленький мальчик.
Я не отказалась от тебя, Джесси. Я не забыла тебя.
Я люблю тебя.
Мама».
Сложив письмо, Колли представила себе, как Сюзанна зажигает свечи и поет «С днем рожденья!» в пустом доме призраку своей маленькой дочурки.
И еще она вспомнила слезы на лице своего отца.
«Любовь, — подумала она, убирая коробку, — часто несет с собой боль. Просто поразительно, почему люди до сих пор ищут любовь, стремятся к ней, грезят о ней!»
Наверное, потому, что одиночество еще хуже.
Колли больше не могла оставаться одна. Она сошла бы с ума, оставшись в одиночестве в этой комнате. Она уже взялась было за ручку двери, но остановила себя в последний момент, сообразив, куда направляется. К Джейку. Он ведь в соседней комнате. Но зачем? Чтобы заглушить боль сексом? Вытеснить одиночество разговором о делах? Затеять ссору?
Любой из вышеперечисленных вариантов устроил бы ее.
Но ей не хотелось бежать к нему со своими бедами. Она прижалась лбом к двери. Она не имела права бежать к нему. Вместо этого она открыла футляр с виолончелью, натерла смычок канифолью и устроилась на шатком стуле. Она подумала о Брамсе, даже прижала смычок к струнам, но в последний момент передумала и покосилась на стену, отделявшую ее от комнаты Джейка. Если ей нельзя бежать к нему, это еще не значит, что она не может заставить его прибежать к ней.
Конечно, это тоже малодушие, но что такое один акт малодушия в глобальном масштабе? Песчинка, капля, миг…
Эта мысль взбодрила Колли, и она даже улыбнулась лукавой улыбкой, ударив по струнам и выводя первые ноты.
Потребовалось не больше тридцати секунд. Он заколотил кулаками по смежной с ее комнатой стене. Усмехнувшись, она продолжала играть.
Он продолжал молотить по стене.
Через несколько секунд стук в стену стих, она услыхала, как хлопнула его дверь, а через секунду он забарабанил в ее дверь.
Колли не спеша отложила смычок, прислонила инструмент к стулу и пошла открывать.
Он был взбешен, и вид у него был чертовски сексуальный.
— Прекрати!
— Прошу прощения?
— Прекрати, — повторил он и слегка толкнул ее. — Я не шучу.
— Не понимаю, о чем ты говоришь. И не смей толкаться. — В ответ она тоже толкнула его.
— Ты прекрасно знаешь: я терпеть не могу, когда ты это играешь.
— Я имею право играть на виолончели, когда захочу. Сейчас всего десять — детское время. Я никому не мешаю.
— Мне плевать, который сейчас час, можешь играть хоть до рассвета, но только не это!
— С каких это пор ты стал музыкальным критиком?
Он вошел в комнату и захлопнул за собой дверь.
— Не придуривайся. Ты играешь тему из «Челюстей»
type="note" l:href="#FbAutId_17">[17]
исключительно мне назло. Ты же знаешь, она действует мне на нервы.
— По-моему, ни одной акулы в этой части Мэриленда не замечено на протяжении последнего тысячелетия. Так что можешь спать спокойно, тебе нечего опасаться. — Колли взяла смычок и слегка похлопала им по ладони.
Его глаза горели зеленым огнем, красивое, резко очерченное лицо потемнело от злости.
«Теперь можно брать его голыми руками», — с удовлетворением подумала Колли.
— Что-нибудь еще?
Он отнял у нее смычок и отшвырнул его.
— Эй!
— Скажи спасибо, что я не намотал его тебе на шею.
Колли наклонилась к нему поближе и процедила прямо в лицо:
— А ты попробуй.
Он обхватил ее за подбородок.
— Я предпочитаю действовать руками.
— Ты меня не испугаешь. Я никогда тебя не боялась, не забыл еще?!
Джейк заставил ее приподняться на цыпочках. Он ощущал запах ее кожи, ее волос. Запах ароматической свечки, которую она зажгла на комоде. Желание поднималось в нем волной вместе с гневом.
— Я могу это исправить.
— Знаешь, что тебя так бесит, Грейстоун? Тебе никогда не удавалось заставить меня плясать под твою дудку. Тебя корчило оттого, что у меня есть своя голова на плечах. Ты и раньше не мог мне приказывать, а уж теперь-то и подавно. Так что иди-ка ты далеко и прямо.
— Как-то раз ты меня уже послала. Мне до сих пор противно об этом вспоминать. Меня никогда не смущало, что у тебя своя голова на плечах, но меня раздражало твое ослиное упрямство и какая-то оголтелая, непрошибаемая стервозность.
Он успел перехватить ее запястье за секунду до того, как кулак врезался ему в живот. Они схватились… и упали на кровать.
Она нетерпеливо потянула его рубашку, и тонкий хлопок треснул, порвался, как рвалось при каждом вздохе ее дыхание. Он перекатился через себя, сдирая с нее блузку. Пуговицы полетели во все стороны. Ее зубы уже впились ему в плечо, его пальцы вцепились ей в волосы.
«Слава богу, слава богу», — тупо вертелось у нее в голове, а он тем временем перевернул ее на спину, навалился на нее всем телом, смял ее губы, обжег горячим дыханием.
Жизнь пробудилась в ней и забила жарким гейзером. Только теперь она поняла, что раньше была холодной и мертвой. Она выгнулась, прижимаясь к нему. Ее тело жаждало большего. Она нетерпеливо хваталась за него руками, ей был знаком каждый изгиб его тела, каждый его мускул. Его тело она знала не хуже, чем свое собственное, знала, какое оно на вкус, знала, как колется легкая щетина на подбородке.
Только он один вызывал у нее эту сладкую тайную дрожь.
Он был груб. Она умела вызывать это в нем: как будто включался какой-то механизм, превращавший цивилизованного человека в первобытного зверя. Теперь в нем чувствовался отчаянный, нетерпеливый, болезненный голод. А может быть, жажда. Жажда стремительного, бесцеремонного, жестокого секса. Ему хотелось взять ее силой, ворваться и утопить себя в этой жаркой влаге. И чувствовать, как бьется и трепещет под ним ее тело.
Долгие месяцы разлуки, воздержания, накопившегося желания давили на него изнутри так, что все тело ныло. А лекарство было только одно — она. Так было всегда.
Он стиснул ее грудь рукой, потом схватил губами, а она вскинулась под ним, втиснула руку в распор между их телами и принялась дергать «молнию» на его джинсах. Они вместе катались по постели, сражаясь с джинсами. Инерция перенесла их через край кровати, и они с глухим стуком рухнули на пол. Он овладел ею в ту самую минуту, как ее тело содрогнулось от удара об пол.
Она коротко, отрывисто вскрикнула, и ее ноги обвились вокруг его бедер в судорожном захвате.
Она не могла говорить, не могла остановиться. Каждый неистовый удар отзывался огненным взрывом в ее крови, все ее тело превратилось в сплошной комок обнаженных нервов. Она цеплялась за него, как за скалу, ее бедра отчаянно вскидывались, перед глазами все расплывалось.
Оргазм пронзил ее, сотрясая все тело. Глаза Джейка казались почти черными и смотрели на нее так пристально, словно прошивали насквозь. Эти глаза продолжали следить за ней, даже когда затуманились, даже в ту минуту, когда он излил себя в нее.
Она перекатилась на живот и растянулась на полу. Он лежал рядом с ней на спине, глядя в потолок.
«Второразрядный мотель, — думал Джейк. — Бессмысленная ссора. Бездумный секс. Неужели некоторые схемы никогда не меняются?»
То, что случилось, не входило в его планы. Они ничего не добились, кроме разве что временной разрядки напряжения. И, похоже, они оба готовы были этим удовольствоваться. Но почему?
Ему хотелось дать ей нечто большее. Бог свидетель, он хотел добиться чего-то большего для них обоих. Но, судя по всему, ничего у них больше нет. Эта мысль разрывала ему сердце.
— Ну как? Тебе полегчало? — спросил он, садясь и протягивая руку за своими джинсами.
Она повернула голову, посмотрела на него встревоженным взглядом.
— А тебе разве нет?
— Конечно. — Он встал, натянул джинсы. — В следующий раз, когда захочешь перепихнуться по-быстрому, просто постучи в стену.
Он успел заметить боль, промелькнувшую в ее лице, хотя она мгновенно отвернулась.
— В чем дело? Я тебя обидел? — Он слышал жестокую издевку в собственном голосе, но ему было наплевать. — Да брось, Данбрук, не строй из себя недотрогу. Ты нажала на кнопки и получила результат. Все по-честному.
— Верно. — Ей хотелось, чтобы он ушел. Чтобы он наклонился и подхватил ее на руки. Чтобы обнял ее. Просто обнял ее. — Значит, мы оба будем сегодня лучше спать.
— У меня и так нет проблем со сном, детка. Увидимся утром.
Она выждала, пока за ним не закрылась дверь. Пока не открылась и не закрылась его собственная дверь.
А потом она расплакалась. Во второй раз за этот день.
Колли уверяла себя, что она совершенно спокойна, когда опустилась на стул в кабинете Ланы на следующий день. Она сделает то, что должна сделать. Это всего лишь следующий шаг.
— Кофе хочешь? — спросила Лана.
— Нет, спасибо. — Колли боялась, что ее организм не выдержит и взорвется, если она вольет в него еще хоть каплю кофеина. — Со мной все в порядке.
— А по виду не скажешь. По правде говоря, вид у тебя такой, будто ты неделю не смыкала глаз.
— У меня выдалась скверная ночь, вот и все.
— Ситуация нелегкая для всех. Но больше всего для тебя.
— А я бы сказала, что Калленам еще тяжелее.
— Нет. Перетягивание каната тяжелее всего сказывается на канате, а не на тех, кто его тянет.
Колли не нашлась с ответом. Она просто сидела и смотрела на Лану. Потом она закрыла глаза и прижала пальцы к опущенным векам.
— Спасибо тебе. Спасибо, что все поняла.
— Колли, ты не думаешь, что тебе нужен психолог?
— Не нужен мне психолог. — Колли уронила руки на колени. — Я сама с этим справлюсь. Мне нужны ответы на вопросы. Для меня это лучшая терапия.
— Ну хорошо. — Лана села за свой стол. — Детектив проследил стандартную схему в практике Карлайла. Наблюдается уменьшение количества прошений об усыновлениях, после того как Карлайл оседает в определенном районе. Однако его собственный доход и клиентура при этом увеличиваются. Можно смело предположить, что основным источником его дохода является черный рынок поставки детей для усыновления. Нам все еще не удалось найти его следы после того, как он покинул Сиэтл. В настоящий момент он не практикует на территории Соединенных Штатов. Зато мы нашли кое-что еще.
— А именно?
— Его сын, Ричард Карлайл, живет в Атланте. Он адвокат.
— Надо же, какое совпадение!
— Мой детектив говорит, что он чист как стеклышко. Сорок восемь лет, женат, двое детей. Закончил Гарвард, на своем курсе был в первой пятерке по успеваемости. Был младшим партнером в солидной бостонской фирме. Познакомился со своей будущей женой через общих друзей во время визита в Атланту. Два года ухаживал за ней на расстоянии. Когда они поженились, он переехал в Атланту, стал младшим партнером в другой фирме. Сейчас у него собственное дело. — Лана отложила папку с бумагами. — Он практиковал в Атланте шестнадцать лет, занимался главным образом недвижимостью. Нет никаких указаний на то, что он живет не по средствам. Когда тебя похитили, ему было лет девятнадцать или двадцать. Нет никаких оснований полагать, что он в этом замешан.
— Но он должен знать, где его отец.
— Детектив готов связаться с ним по этому вопросу, если хочешь.
— Хочу.
— Я об этом позабочусь. — На столе у Ланы зажужжал интерком. — Это Каллены. Ты готова?
Колли кивнула.
— Если хочешь, можешь предоставить говорить мне. Если тебе понадобится перерыв, только дай мне знать.
— Давай покончим с этим поскорее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Адвокат мог не знать - Робертс Нора

Разделы:
Пролог

Часть I

12345678910

Часть II

111213141516171819

Часть III

202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Адвокат мог не знать - Робертс Нора



В духе Норы Робертс! Можно читать :)
Адвокат мог не знать - Робертс Нораeris
15.07.2011, 21.14





А мне понравилось)))Просто хорошая книга, особенно для тех, кто хочет отдохнуть)))
Адвокат мог не знать - Робертс НораСяньkа
23.08.2011, 11.25





horoschaja kniga, ozenj ponrawilosj
Адвокат мог не знать - Робертс Нораrimma
8.06.2012, 12.33





большое спасибо за удовольствие читать такие произведения.особенно.когда надо отдохнуть
Адвокат мог не знать - Робертс Нора12tamara12@mail.ru
17.02.2013, 15.29





Супер мне очень понравилось
Адвокат мог не знать - Робертс НораСветлана
25.09.2013, 15.55





О какой классный роман!!!Столько событий,переживаний оооооооо это что то ,советую всем прочитать.
Адвокат мог не знать - Робертс НораАнна
10.12.2013, 19.54





Отличный роман! Перечитывала уже дважды. Согласна, что написан в духе автора. Хорошо выписанные характеры персонажей, несколько любовных линий, интрига. Но меня больше подкупили именно адекватные герои, а ГГй - вообще молодец! 10 баллов
Адвокат мог не знать - Робертс НораЯя
29.01.2014, 8.22





Читать было очень интересно.Герои и их движения ну очень реалистичны,никакой сказочности(или мне показалось?).Колли упертая до невозможности,как трудно жить с таким человеком!И эти претензии и требования в признании ей любви со стороны Джейка,на мой взгляд,испортили ее несравненно стервинный(стервозный),самоуверенный и независимый образ.Джейк однозначно не рафинированный образец мужчины-самца,шикарно выписан автором.Другая пара -нежный фонтан любви,читать о них приятно.Все читабельно в романе,но, сдается мне,как и у Донцовой,не столько того преступления,как сколько трупов и крови вокруг,чтобы скрыть последнее.По части детектива - слабовато,остальное хорошо.9\10.
Адвокат мог не знать - Робертс НораСкорпи
11.02.2014, 18.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100