Читать онлайн Адвокат мог не знать, автора - Робертс Нора, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Адвокат мог не знать - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 131)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Адвокат мог не знать - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Адвокат мог не знать - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Адвокат мог не знать

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Промокший насквозь Диггер, жадно затягиваясь, курил сигарету, которую стрельнул у одного из помощников шерифа. Диггер бросил курить два года, три месяца и двадцать четыре дня тому назад, но в это утро, выйдя к пруду по малой нужде в рассветном тумане и обнаружив труп, он снова закурил.
— Я просто взял и прыгнул. Ни о чем не думал, просто прыгнул. Я уже наполовину вытащил его на берег, когда заметил, что череп размозжен. «Поцелуй жизни»
type="note" l:href="#FbAutId_16">[16]
был ему не нужен. Уже не нужен.
— Ты сделал все, что мог. — Колли обняла его за тощие плечи. — Тебе бы переодеться в сухое.
— Они хотят еще раз со мной поговорить. — Мокрые пряди волос свисали вдоль его лица, как пакля. Рука, подносившая сигарету ко рту, дрожала. — Терпеть не могу разговаривать с легавыми.
— Да кто ж это любит?!
— Обыскивают мой трейлер!
Колли поморщилась, оглянувшись через плечо на грязный трейлер.
— Что у тебя там? Травка? Тебе грозят неприятности?
— Нет, травку я давно бросил. Вместе с табаком. — Он с вымученной улыбкой поглядел на сигарету, докуренную уже почти до самого фильтра. — Может, стоит и то, и другое начать сначала? Господи, Колли, эти сукины дети думают, я это сделал!
— Им просто надо все проверить. Но если ты хочешь, мы пригласим адвоката. Я могу позвонить Лане Кэмпбелл.
Он еще раз затянулся, покачал головой:
— Да черт с ними, пусть смотрят. Ничего они там не найдут. Уж если б я решил убить кого-нибудь, я бы все устроил куда лучше. А я даже не знал этого сукина сына. Я его даже не знал.
Диггер опустился на землю прямо на берегу Саймоновой Ямы, глядя на клочья тумана над водой. Колли знаком попросила Рози остаться с ним, а сама направилась к Джейку.
— Что они говорят?
— Да почти что ничего. Но кое-что и без них можно понять.
Они огляделись вокруг. На раскопки прибыл шериф с тремя помощниками, место преступления — с квадрата Б-10 по квадрат Д-15 — уже было огорожено желтой полицейской лентой. Тело Долана лежало лицом вниз на примятой траве рядом с прудом — там, где его оставил Диггер. Рана была обескровлена. Колли заметила, что череп неестественно сплющен. От удара осталась глубокая вмятина.
Это мог быть увесистый булыжник. Удар нанесен сзади, сверху вниз. Скорее всего, двумя руками. Она смогла бы составить себе более полную картину, если бы ей разрешили осмотреть череп вблизи. Но и оттуда, где стояла Колли, было видно кровавое пятно в том месте, где он упал. Там он начал истекать кровью. Кровавый след тянулся к воде.
Повсюду виднелись следы ног. Некоторые из них принадлежали ей самой, подумала Колли, другие — Джейку и остальным членам команды. Отчетливо виднелись следы босых ног Диггера, идущие к воде, и его же следы, более глубокие, более редкие, ясно указывающие, что он бегом возвращался к трейлеру.
Полиция тоже это видит, сказала она себе. Это же ясно видно — как он шел к пруду, как увидел плавающее в воде тело, как бросился в пруд, чтобы его вытащить. Как побежал назад к трейлеру, чтобы позвонить по телефону 911.
Они поймут, что он говорил правду.
И они должны понять, что Рон Долан делал на раскопках.
На земле у квадрата Б-14 остался зеленый мешок для строительного мусора. Из него высыпались кости животных.
Один из помощников шерифа фотографировал тело, мешок, неглубокие борозды на берегу, оставленные, как полагала Колли, ногами Долана там, где его волоком тащили к воде. Все ждали прибытия судмедэксперта, но Колли и без его помощи могла бы восстановить ход событий.
— Он хотел подбросить на площадку свежие кости. Заморочить нам голову. Он был в ярости и вполне мог на это пойти, — заметила она. — Надеялся остановить раскопки. Но кто-то размозжил ему голову. Кто мог это сделать? Если он привел кого-то с собой, это был бы единомышленник, его союзник… Кто-то, кому он доверял.
— Я не знаю. — Джейк оглянулся на Диггера и с облегчением отметил, что тот сидит на земле, а Рози поит его горячим кофе.
— Он совсем расклеился, — заметила Колли. — До смерти боится, что они повесят убийство на него.
— Ничего у них не выйдет. Он даже не знал Долана. И любой, кто знает Диггера, поклянется на целой горе Библий, что он не способен никого убить. Черт, пару недель назад какая-то белка со склонностью к самоубийству выскочила на дорогу прямо ему под колеса, так он до сих пор переживает.
— Тогда почему ты так встревожен?
— Произошло убийство. Есть из-за чего встревожиться. Ты хоть понимаешь, что убийство на месте раскопок заблокирует нашу работу куда надежнее, чем подброшенные оленьи кости?
— Думаешь, кто-то убил Долана, чтобы нам насолить? Но это же безумие!
— Любое убийство — это безумие. — Джейк инстинктивно положил руку ей на плечо, и они предстали перед подошедшим к ним шерифом Хьюиттом единым фронтом.
Шериф был высокий мужчина богатырского сложения. Двигался он медленно, почти вразвалку, а бежево-коричневая форма делала его еще более похожим на большого добродушного медведя.
— Доктор Данбрук, — кивнул он. — Я должен задать вам несколько вопросов.
— Не знаю, чем могу быть вам полезной.
— Давайте начнем с того, что вы делали вчера. Дайте мне хотя бы общую картину.
— Я приехала сюда около девяти утра. Большую часть дня работала вон на том квадрате, который сейчас огорожен лентой.
— Одна?
— Сначала одна, потом вместе с доктором Грейстоуном. Мы подготавливали останки к транспортировке. В полдень сделала перерыв примерно на час. Съела ленч и поработала над своими заметками. Вон там. — Она указала на пару складных брезентовых стульев, стоявших в тени у ручья. — Мы работали почти до семи, потом остановили работу на ночь. Я взяла пиццу в итальянском ресторанчике в городе и съела ее у себя в мотеле, потому что мне хотелось еще поработать над бумагами.
— Вы больше не покидали мотель?
— Нет. Я была у себя в комнате одна, — добавила Колли, предвосхищая его вопрос. — Послушайте, вам уже известно о моем вчерашнем столкновении с Доланом на стройплощадке. — Она бросила взгляд на «Лендровер». Красные надписи ярко выделялись на фоне тусклой зеленой краски. — Я разозлилась, потому что кто-то изуродовал мою машину. Но я бы не стала за это убивать. Если вам нужно алиби, у меня его нет.
— Она не покидала своей комнаты, — сказал Джейк. И Колли и шериф дружно повернулись к нему. — Моя комната рядом. Она начала играть на виолончели примерно в одиннадцать вечера. Пилила эту чертову деревяшку битый час, не меньше.
— Ну так возьми себе другую комнату, если тебе мешает моя игра.
— Я не говорил, что мне мешает. — Правда, он не сказал и о том, как лежал в темноте, слушал эти низкие, протяжные, печальные звуки и тосковал по ней. — Она играет Баха, когда хочет успокоиться и выбросить все мысли из головы перед сном, — объяснил он шерифу.
— Ты узнаешь Баха? — удивилась Колли. — Я поражена!
— Мне знаком твой распорядок. Он редко меняется. — Джейк вновь повернулся к шерифу: — Она угомонилась только после полуночи. Спросите того, кто занимает комнату по другую сторону от нее, они вам подтвердят. Ее «Лендровер» был запаркован прямо под окном, рядом с моим. Сон у меня чуткий. Если бы она вышла и завела мотор, я бы услышал.
— Вчера после обеда я беседовал с мистером Доланом по вашей жалобе. — Хьюитт неторопливо вытащил из кармана записную книжку, послюнявил указательный палец, отыскал нужную страницу. — При вашей вчерашней ссоре с покойным дошло ли у вас до физического нападения?
— Нет, я… — Колли с трудом овладела собой. — Мне кажется, я его толкнула. Несильно, совсем чуть-чуть. — Она продемонстрировала, толкнув ладонью могучую бочкообразную грудь Хьюитта. — Если это считается физическим нападением, значит, я виновна. Он несколько раз ткнул мне в лицо пальцем, так что я считаю, что мы квиты.
— Ясно. А вы не грозились убить его, если он не уберется с вашей дороги?
— Нет, — с легкостью ответила Колли. — Я сказала, что засуну его голову ему в задницу, если он попытается мне помешать. Это неудобное положение, но не смертельное.
— Вы тоже там были? — Хьюитт повернулся к Джейку.
— Верно. Мистер Долан выразил недовольство нашим присутствием. Он хотел, чтобы мы убрались с его стройплощадки. Думаю, именно это привело его сюда прошлой ночью. — Джейк бросил выразительный взгляд на мешок. — Будь у него хоть малейшее представление о том, что мы тут делаем, как и почему, он понял бы, насколько все его действия бесполезны. Проблема в том, что он ничего не знал и не желал знать. Его можно назвать человеком ограниченным, может быть, даже эгоистичным, нацеленным лишь на собственную выгоду, но смерти он не заслуживал.
— Не могу сказать, что я понимаю в вашей работе, но, боюсь, на ближайшую пару дней вам придется прерваться. И все вы должны быть в пределах досягаемости.
— А мы никуда не собираемся, — заверила его Колли.
— Да, кстати, — Хьюитт перелистал еще несколько страниц. — Вчера я заглянул в хозяйственный магазин в Вудзборо. Похоже, кое-кто приобрел пару баллонов красной краски. Такой же, как на вашей машине.
— Кое-кто? — переспросила Колли.
— Вчера вечером у меня состоялся разговор с Джимми Дьюком. — Лицо Хьюитта искривилось в невеселой усмешке. — А также с его другом Остином Селдоном. Так вот, Джимми заявил, что купил краску, чтобы подкрасить свой старый фургон, но я проверил: фургон весь проржавел, а краски нет. Словом, они быстро раскололись.
— Раскололись, — машинально повторила Колли.
— Теперь я могу предъявить им обвинение и запереть в камере, если вы именно этого хотите. Или я могу проследить, чтобы они оплатили ремонт вашей машины и принесли извинения вам лично.
Колли глубоко вздохнула.
— С кем из них вы вместе учились в одном классе?
Улыбка Хьюитта потеплела.
— С Остином. И так уж получилось, что он женат на моей кузине. Это не значит, что я его не посажу. Посажу обоих, если вы выдвинете официальное обвинение.
— Как только достоверно узнаю оценочную стоимость покраски, хочу, чтоб через двадцать четыре часа у меня был чек на эту сумму. А свои извинения пусть оставят при себе.
— Я об этом позабочусь.
— Шериф? — Джейк выждал, пока Хьюитт не спрятал книжечку обратно в карман. — Вы хорошо знаете Остина и, вероятно, отдаете себе отчет в том, что он может наломать дров.
— Уж это точно.
— И поскольку вы его друг, а также знаток человеческой натуры, вы точно знаете, на что он способен, а на что нет.
Хьюитт пристально посмотрел на Джейка, потом взглянул через его плечо на Диггера, сидевшего на земле и курившего уже вторую одолженную сигарету.
— Ладно, я понял намек.
Когда прибыл судмедэксперт, Колли и Джейк переместились к изгороди, откуда они могли следить за процедурой, не путаясь под ногами у полиции.
— Мне еще ни разу в жизни не приходилось быть подозреваемой в деле об убийстве, — заметила она. — Это не так интересно, как мне казалось. Скорее оскорбительно. А давать друг другу алиби — вообще фигня. В это никто не поверит.
— Думаешь, кто-нибудь поверит, что любой из нас мог снести голову Долану ради этого куска земли? — возразил Джейк. — Хьюитт отнюдь не дурак.
— Ну, допустим.
— Если он еще не понял, то скоро поймет: мертвый Долан нам страшнее живого.
Колли задумалась.
— Цинично, но верно.
К ним подошла Рози.
— Они пустили Диггера в трейлер переодеться. Бедняга совсем плох.
— Найти тело, вялившееся в земле пару тысяч лет, это одно, а еще тепленькое — это совсем другое, — философски заметила Колли.
— И не говори, — вздохнула Рози. — Слушай, я не хочу тут торчать, раз все равно работать не дают. Свожу-ка я Диггера на экскурсию по местам сражений времен Гражданской войны. А потом, может, в кино сходим. Хочешь с нами?
— У меня есть кое-какие личные дела. — Колли бросила взгляд на трейлер. — Ты уверена, что справишься с ним?
— Я ему намекну, что у него есть шанс затащить меня в постель. Это его подбодрит.
— Погоди, сначала я сам с ним поговорю. — Джейк хлопнул Колли по плечу. — Ни с места, пока я не вернусь.
— Вы с Джейком снова вместе? — спросила Рози, когда они остались одни.
— Не в том смысле, — ответила Колли.
— Детка, у вас с ним всегда все в одном и том же смысле. От вас искры летят. Ты все еще от него без ума, я же вижу.
— Он все еще меня бесит, это я точно знаю. Тут есть разница. Эй, уж не хочешь ли ты и меня подбодрить?
— Да ладно, не заводись.
— Я ему сказал, что ты по нему сохнешь, — доложил Джейк, вернувшись к ним. Он обращался к Рози, но как бы невзначай встал так, чтобы загородить от Колли сцену у пруда, где помощники шерифа уже раскладывали и расстегивали черный мешок на «молнии». — Он так возбудился, что пошел принимать душ.
— Надо же, как мне повезло! — воскликнула Рози и, кивнув на прощание, ушла.
— Я уже видела тело, Джейк.
— Ну и хватит, нечего тебе на него смотреть.
— Может, тебе сходить в кино с Рози и Диггером?
— Забудь. — Джейк взял ее под руку, развернул спиной к площадке и повел к открытым воротам. — Я еду с тобой.
— У меня личное дело.
— Угу. Я сяду за руль.
— Ты даже не знаешь, куда ехать.
— Ну так скажи мне.
— Я поеду в Виргинию повидаться с этим доктором Симпсоном. Компания мне не нужна, а вести машину буду я сама.
— Мне еще жить не надоело, поэтому поведу я.
— Да я вожу в сто раз лучше тебя!
— Черта с два! Сколько раз тебя штрафовали за превышение скорости в прошлом году?
Ей хотелось и смеяться, и зарычать на него.
— Это не имеет отношения к делу.
— Еще как имеет. К тому же я сомневаюсь, что ты захочешь отправиться в Виргинию на машине, расписанной похабщиной.
Колли выругалась сквозь зубы и забралась в его джип.
— Раз ты ведешь, я выбираю музыку.
— Ни за что, детка. — Он сел за руль и всунул в прорезь компакт-диск. — Первое дорожное правило гласит: музыку выбирает водитель.
— Если ты думаешь, что я всю дорогу буду слушать «кантри», то ты не в своем уме. — Колли выключила компакт-диск и включила радио.
— Песни в стиле «кантри» — это памятник американской культуры, это фольклор, запечатлевший социальные, семейные и сексуальные нравы нашего народа!
Он опять переключил приемник на компакт-диск, но не успел певец выдать первую строчку, как Колли переключила его обратно на радио, надрывавшееся группой «Мусор».
Музыкальный спор занял у них следующую четверть часа, и воспоминания о событиях утра уже не казались им такими страшными.
Генри Симпсон жил в престижной загородной новостройке, которая, по мнению Колли, обязательно понравилась бы Рональду Долану. Все лужайки были безукоризненно подстрижены, дома на них стояли ровненько, как солдаты на плацу. Веранды, расположенные в бельэтаже, служили одновременно навесами для автомобилей и были выкрашены в девственно-белый, как платье невесты, цвет.
На Колли такое однообразие нагоняло тоску. Нигде не было видно ни одного старого дерева с толстым, узловатым стволом и мощной кроной. Зато тут и там виднелись орнаментальные карликовые деревца, похожие на игрушечные, да изредка попадались хилые молодые клены. Некоторые цветочные клумбы, сгруппированные островками, выдавали склонность владельца (или его садовника) к оригинальности, но в большинстве своем они тоже были выстроены, как солдаты, и засажены ровными рядами или концентрическими кольцами традиционных бегоний, бархатцев и бальзаминов.
— Если бы мне пришлось тут жить, я бы застрелилась.
— Это вряд ли. — Джейк вел машину с черепашьей скоростью, вглядываясь в номера домов. — Ты бы покрасила дверь в цвет взбесившейся лососины, поставила бы на газоне пару розовых фламинго и планомерно доводила бы соседей до исступления.
— Да, пожалуй. Мы приехали. Вон тот белый дом с черным «Мерседесом» на дорожке.
— О да, это сильно сужает поиск.
Колли невольно рассмеялась.
— Следующий поворот налево. И помни наш уговор: говорить буду я.
— Никакого уговора не было. Я просто сказал, что ты всегда много говоришь. — Джейк повернул на подъездную дорожку и заглушил мотор. — Ну и где бы ты жила, если бы сама выбирала место?
— Ну уж точно не здесь. Не заговаривай мне зубы. Я должна сама с этим разобраться, Джейк.
— Да, должна. — Он вылез из машины. — Какой-нибудь большой заброшенный дом в сельской местности. Со своей историей, со своим характером. Чтобы можно было его немного подремонтировать, привнести что-то свое. Оставить след.
— Ты о чем?
— В таком доме я хотел бы жить, если бы мне пришлось выбирать.
— Ты бы не стал просто так ремонтировать. — Колли выудила из сумки щетку и несколько раз провела ею по волосам. — Ты бы сперва провел исследование, убедился бы, что твой ремонт не будет противоречить истории дома и его характеру. И тебе потребовались бы деревья. Настоящие деревья, — пояснила она, пока они шли по выложенной белой плиткой дорожке к белому дому, — а не эти карликовые уродцы.
— Чтобы можно было подвесить шину и качаться на ней.
— Точно.
Колли вдруг нахмурилась. Они никогда раньше не вели подобных разговоров о жилище.
— Что?
— Ничего. — Она повела плечами, сбрасывая напряжение. — Ну все, мы пришли.
Она нажала на кнопку звонка, и в доме раздался мелодичный перезвон колокольчика на три тона. Но не успела она опустить руку, как Джейк подхватил ее под локоть.
— Что ты делаешь?
— Оказываю тебе поддержку.
— Встань вон там и оказывай на расстоянии. — Колли шлепнула его по руке. — Ты меня нервируешь.
— Ты же все еще меня хочешь, разве нет?
— Да, я все еще тебя хочу. Я хочу видеть, как ты поджариваешься в аду. Отпусти мою руку, пока я…
Ей пришлось умолкнуть, потому что в эту минуту дверь открылась.
Ее открыла цветущего вида женщина средних лет. У нее были золотисто-каштановые волосы, тщательно уложенные в модной «ступенчатой» стрижке и подчеркивающие красоту гладкой белой кожи. На ней были узенькие брючки с разрезами, не доходящие до щиколотки, и свободная белая блуза. Из открытых кожаных сандалий выглядывали покрытые розовым лаком ноготки.
— Должно быть, вы Колли Данбрук. Я Барбара Симпсон. Очень рада познакомиться. — Она протянула руку. — А вы…
— Мой коллега Джейкоб Грейстоун, — представила его Колли. — Спасибо вам и доктору Симпсону, что согласились принять нас без предварительной договоренности.
— О, никаких затруднений! Прошу вас, входите. Ханк страшно обрадовался, когда я сказала ему, что вы приедете. Он будет рад вас повидать. Он приводит себя в порядок после игры в гольф. Почему бы нам не присесть в гостиной? Располагайтесь поудобнее. Я принесу выпить.
— Не хочу затруднять вас, миссис Симпсон.
— Никаких затруднений, — повторила Барбара, жестом приглашая Колли занять место на угловом диване, обитом серой кожей. — Прошу вас, присядьте. Я мигом.
Перед диваном стоял низенький кофейный столик со стеклянной крышкой величиной с озеро, а на нем располагалась декоративная композиция из белоснежных цветов. На камине тоже стояла ваза с цветами. Колли предположила, что за черными лакированными дверцами китайского шкафчика у стены скрывается какой-нибудь хитрый музыкальный комбайн.
Помимо серого дивана в уголке для беседы были два кресла, тоже кожаные, но карамельно-красного цвета. Рабочие сапожки Колли утопали в ворсистом ковре, занимающем всю площадь комнаты — от стены до стены. Ковер тоже был изысканно-серого цвета, но на несколько тонов светлее дивана. С растущим чувством тревоги в душе Колли рассматривала белого керамического кролика в углу. В нем было не меньше трех футов роста.
— Без детей, — поставил диагноз Джейк, опускаясь на кожаные подушки дивана. — Ни детей, ни внуков, которые могли бы все тут запачкать своими липкими грязными ручонками.
— Отец сказал, что у него есть дочь от первого брака и двое внуков. Но они живут на севере. — Колли осторожно присела на самый краешек дивана. — Эта… гм… Барбара — его вторая жена. Мои родители ее никогда не видели. Они поженились уже после того, как папа с мамой перебрались в Филадельфию. Когда Симпсоны переехали в Виргинию, они совсем перестали общаться.
В комнату вошел Генри Симпсон — загорелый, как и положено игроку в гольф, с заметно обозначившимся брюшком под легкой рубашкой. Поседевшие до полной белизны волосы остались только на затылке и полукругом обрамляли лысину, похожую на монашескую тонзуру. На носу красовались очки в металлической оправе.
Колли знала, что Симпсону за семьдесят, но он по-молодому энергично потряс ее руку обеими руками.
— Надо же, как выросла дочурка Эллиота и Вивиан! Как быстро летит время! В последний раз, когда я тебя видел, тебе было пара месяцев от роду. Боже, я чувствую себя древним старцем!
— А на вид не скажешь. Это Джейкоб Грейстоун, мой…
— Еще один археолог. — Симпсон столь же энергично тряхнул руку Джейка. — Невероятно. Просто невероятно. Садитесь, прошу вас. Барб там хлопочет над лимонадом и печеньем. Итак, теперь мы доктор Колли Данбрук, — продолжал он, усаживаясь и одаряя ее отеческой улыбкой. — Твои родители должны гордиться тобой.
— Надеюсь, доктор Симпсон.
— Зови меня Хэнком, прошу тебя.
— Хэнк, я не знаю, что именно сказал вам мой отец, когда позвонил сегодня утром и попросил меня принять.
— Он сказал вполне достаточно, чтобы меня встревожить. Вполне достаточно, чтобы заставить меня задуматься и вспомнить все, что могло бы тебе помочь.
Симпсон обернулся, когда в комнату вошла его жена, катя перед собой стеклянный сервировочный столик на колесиках.
— Нет-нет, не вставайте! — И она замахала руками на Джейка, когда тот начал подниматься с дивана. — Я сама справлюсь. Я же вижу, вы уже начали разговор.
— Я рассказал Барб о своем разговоре с твоим отцом, — со вздохом сказал Хэнк. — Буду с тобой честен, Колли. Я думаю, эта женщина, которая обратилась к тебе… Я думаю, она ошибается. Маркус Карлайл пользовался в Бостоне безупречной репутацией. В противном случае я никогда не направил бы к нему твоих родителей.
— Хэнк! — Барбара поставила на столик поднос с крошечными печеньями, покрытыми глазурью, и провела рукой по плечу мужа. — Он так разволновался: если вдруг это окажется правдой, значит, он тоже каким-то боком причастен.
— Но это же я послал Вивиан и Эллиота к Карлайлу! Это я уговаривал их обоих на удочерение.
— Почему вы рекомендовали им именно Карлайла? — спросила Колли.
— У меня была еще одна пациентка, страстно хотевшая ребенка. Ее муж был бесплоден. Как и твои родители, они записались в несколько агентств по усыновлению, но там были долгие листы ожидания. А потом моя пациентка пришла ко мне на ежегодный осмотр, вся сияя от счастья. Они с мужем усыновили ребенка через Карлайла. Она была от него в восторге, осанну ему пела. При моей специальности мне часто приходится иметь дело с пациентками, неспособными зачать или выносить ребенка. И я поддерживаю связи с другими докторами, моими коллегами. — Он взял с подноса стакан лимонада. — Я был наслышан о Карлайле. Все отзывались о нем хорошо. Вскоре я сам познакомился с ним на званом обеде. Он прекрасно держался, был остроумен, производил впечатление тонкого, глубоко чувствующего человека и казался преданным всей душой делу создания полных семей. Он именно так это и называл — «создание полных семей». Мне это запомнилось. Он произвел на меня прекрасное впечатление, и когда мы с Эллиотом обсуждали его тревоги, я рекомендовал обратиться к Карлайлу.
— Вы и другим его рекомендовали?
— Да. Трем или четырем пациенткам, насколько мне помнится. Он как-то позвонил и поблагодарил меня. Мы выяснили, что нас с ним объединяет страсть к гольфу, и часто после этого играли вместе. — Симпсон помедлил. — Мы стали своего рода друзьями на профессиональной основе. Я убежден, что произошла какая-то ошибка, Колли. Человек, которого я знал, никоим образом не мог быть замешан в похищении детей.
— Вы не могли бы рассказать мне о нем?
— Динамичен. — Симпсон помолчал, кивнул самому себе. — Да, это первое слово, приходящее мне на ум. Он был человеком динамичным. Острый ум, утонченный вкус, светские манеры. Он очень гордился своей работой. Создание семей. Дела об усыновлении он предпочитал всем другим.
— Как насчет его собственной семьи? — спросила Колли. — С кем он поддерживал близкие отношения? Личные, профессиональные…
— Насчет профессиональных не могу сказать. Личные… У нас были десятки общих знакомых. Его жена была очаровательной женщиной, правда, немного странной. Как бы вам объяснить… Она была тихая, очень преданная мужу и сыну. Но она казалась… я бы сказал, несколько выключенной из жизни. Не такую женщину ожидаешь увидеть рядом с таким сильным мужчиной, как Карлайл. Ни для кого не было тайной, что он часто предпочитал компанию других женщин.
— Он изменял жене, — холодно уточнила Колли.
— Были другие женщины, — повторил Симпсон, откашлявшись и смущенно ерзая в кресле. — Он был интересным мужчиной и необычайно жизнелюбивым. Очевидно, его жена предпочитала смотреть сквозь пальцы на его похождения на стороне. Впрочем, в конце концов они разошлись.
Симпсон наклонился вперед и положил руку на колено Колли.
— Неверность может свидетельствовать о том, что у мужчины есть слабости, но она еще не делает его чудовищем. А теперь прислушайся к моим словам. Этот пропавший ребенок… Его похитили в Мэриленде. Ты была удочерена в Бостоне. — Симпсон отеческим жестом похлопал Колли по коленке и снова откинулся на спинку кресла. — Не вижу связи между этими событиями. Откуда Карлайлу или любому другому человеку было знать, что появится возможность похитить младенца как раз в тот момент, когда младенец потребовался совсем в другом месте?
— Именно это я и собираюсь узнать.
— Вы все еще поддерживаете отношения с Карлайлом? — спросил Джейк.
Симпсон покачал головой:
— Нет, прошло уже несколько лет, как я потерял его из виду. Он переехал из Бостона. Мы утратили связь. По правде говоря, Маркус был значительно старше меня. Не исключено, что его уже нет в живых.
— О, Хэнк, не говори такие страшные вещи!
Расстроенная Барбара взяла поднос и принялась усиленно угощать Колли своими птифурами.
— Я всего лишь рассуждаю как реалист, — возразил Симпсон. — Карлайлу сейчас уже лет девяносто или около того. Наверняка он уже не практикует. Я сам отошел от дел пятнадцать лет назад, и мы переехали сюда. Я хотел сбежать от суровых зим Новой Англии.
— И больше играть в гольф, — со снисходительной улыбкой вставила Барбара.
— Это, безусловно, повлияло на мое решение, — согласился Симпсон.
— Эта женщина из Мэриленда, — начала Барбара, — перенесла страшный удар. У меня детей нет, но, я думаю, любой из нас может вообразить, что ей пришлось пережить. Вам не кажется, что при таких обстоятельствах она готова хвататься за любую соломинку?
— Кажется, — согласилась Колли. — Но когда хватаешься за соломинки, иногда вытягиваешь именно свой жребий.
Колли откинулась на спинку сиденья в машине Джейка и закрыла глаза. Теперь она была рада, что он настоял на том, чтобы сесть за руль. У нее не было сил.
— Он просто не может в это поверить. Он по-прежнему считает Карлайла своим другом. Для него это блестящий, динамичный, неотразимый сердцеед.
Джейк включил заднюю скорость.
— И тебе этот портрет показался знакомым.
«Значит, он тоже заметил», — подумала она, чувствуя, как подступает головная боль.
— Давай не будем об этом.
— Прекрасно. — И он задом выехал на дорогу.
Колли поняла, что у нее не хватает ни желания, ни душевных сил на новую ссору. Выяснять отношения — значит вновь пускаться в путь по пересеченной местности, которую они проходили уже не раз.
— Не люблю, когда меня дергают в разные стороны.
Джейк остановил машину прямо посреди улицы, стараясь подавить возмущение. Он же обещал ей помочь, напомнил он себе. Черт, он практически навязал ей свою помощь! Хорош помощничек, ничего не скажешь. Нашел время считаться обидами.
— Давай сделаем вот что: мы только что вышли из этого дома. Никто из нас еще не сказал ни слова.
— Почему? — удивилась Колли.
Он протянул руку, коснулся костяшками пальцев ее щеки.
— Потому что я… потому что ты мне дорога. Хочешь — верь, хочешь — не верь.
Ей хотелось стащить с себя ремень безопасности и перелезть через приборную панель к нему на колени. Ей хотелось прижаться к Джейку, хотелось почувствовать его объятия. Но ни за что на свете она не поддалась бы своему желанию.
— Ладно, мы только что сели в машину. Мои первые слова: мы не осчастливили Хэнка и Барб своим визитом, верно?
Джейк тронул машину с места.
— А ты чего ожидала?
— Сама не знаю. Но я точно знаю: хотя он мне не поверил, я сделала несчастным еще одного человека. Я заставила его почувствовать себя виноватым. И теперь он будет беспокоиться и сомневаться насчет других пациенток, которых послал к Карлайлу. Вдруг они тоже в такой ситуации? А ведь все они рекомендовали его кому-то еще. Ты только подумай: сколько людей стали через них клиентами Карлайла?
— Я как раз думал о том, что в его деле это важный момент. Клиенты по цепочке. Богатые бездетные пары. Много богатых бездетных пар. Не исключено, что некоторые клиенты обращались к нему повторно. В общем и целом разрабатывается один и тот же пласт. А продукт достают…
— Побойся бога, Грейстоун! Продукт?
— Лучше думать об этом именно так, — кивнул Джейк. — Бьюсь об заклад, он именно так и думал. Продукт достают из совершенно иного источника. Доход от низкого к среднему. Люди, которые не могут себе позволить нанять частного детектива. Молодые супружеские пары из рабочей среды. Или юные матери-одиночки, что-то в этом роде. И обязательно за пределами родного края. Живя в Бостоне, он не стал бы добывать продукт в районе Бостона.
— Нельзя гадить там, где живешь, — пробормотала Колли. — Слушай, для этого нужна целая сеть! Контакты. Связи. Большинство приемных родителей непременно хотят младенцев, так? И вообще, дети постарше не годятся: они кое-что могут помнить, умеют говорить. Он должен иметь дело только с младенцами. И он не может просто бродить кругами в надежде повстречать подходящую мамашу с младенцем. Их надо отслеживать.
— Вот теперь ты дело говоришь. — Джейк заметил, что ее лицо слегка порозовело. — Нужна уверенность, что поставляешь клиенту здорового младенца: доброкачественный продукт, отличное обслуживание. А не то будешь получать жалобы и рекламации вместо почета и гонорара.
— Связи в больницах. В родильных отделениях. Доктора, медсестры, возможно, социальные работники, если он имел дело с матерями-одиночками, особенно с несовершеннолетними или неимущими.
— А где родилась Джессика Каллен?
— В окружной больнице имени Джорджа Вашингтона восьмого сентября 1974 года.
— Имеет смысл проверить записи, найти акушера Сюзанны. Может, расспросить ее? Пусть напряжет память. Лана работает над поисками Карлайла. Нам надо копать с другого конца.
— Кажется, я все еще хочу тебя.
— Детка, я в этом ни минуты не сомневался. По обочинам шоссе полно мотелей. Если ты действительно хочешь меня изнасиловать, я готов припарковаться у любого из них.
— Это необычайно щедро с твоей стороны, но я еще не окончательно потеряла голову. Езжай прямо.
— Ладно. Но ты дашь мне знать, когда окончательно потеряешь голову?
— Ты первый об этом узнаешь. Грейстоун!
Он повернул голову и увидел, что она смотрит на него оценивающе.
— Данбрук?
— Ты меня не так сильно злишь, как раньше.
Он погладил ее по руке.
— Дай мне только время.
В семь вечера Лана складывала выстиранное белье. Она надраила всю кухню сверху донизу, прошлась с пылесосом по всему дому, не пропустив ни единого уголка, и даже вымыла шампунем щенка, возмутившегося этой процедурой. Она сделала все мыслимое и немыслимое, чтобы отвлечься от мыслей о Рональде Долане.
Не помогло.
Она говорила ему ужасные вещи, вспоминала Лана, сворачивая пару беленьких носочков Тайлера. А думала о нем еще хуже. За последние четырнадцать месяцев она сделала все, что было в ее силах, чтобы разрушить его планы относительно пятидесяти акров земли по берегу Антитама.
Она сплетничала о нем, жаловалась на него, вела себя как последняя стерва.
А теперь он мертв.
Все ее дурные мысли, каждое слово, каждая усмешка теперь преследовали ее, как кошмар.
Щенок пролетел мимо нее, как снаряд, в тот самый момент, когда она подняла корзину на бедро, и обрушился с лаем на входную дверь за секунду до того, как раздался стук.
— Ну все, все, молчи! — Свободной рукой Лана оттащила его от двери. — Место!
Тут по лестнице кубарем скатился Тайлер.
— Кто это? Кто пришел?
— Не знаю. Мои глаза-рентгены сегодня не работают.
— Мамочка!
Он зашелся от смеха, споткнулся о щенка и упал. Лана открыла дверь и растерянно заморгала, увидев Дага. Тайлер и щенок дружно бросились к гостю.
— Прекратите! Элмер, место! Тайлер, где твои манеры?
— Попался! — Даг подхватил визжащего от восторга Тайлера и зажал его под мышкой. — Похоже, парни просятся на волю. — Не отпуская мальчика, он наклонился и почесал черно-белого щенка за ушами. — Привет, Элмер.
— О, Даг, у меня совершенно вылетела из головы наша встреча!
— Слыхал? — Даг повернул улыбающегося Тая лицом кверху. — Это разбилось вдребезги мое самолюбие.
— Я ничего не слышу.
— Прошу тебя, входи. Я тут закопалась немного.
— Выглядишь отлично.
— Да уж, могу себе представить.
На ней были розовые шортики и футболка в бело-розовую полоску, а на ногах — белые теннисные туфли. Волосы она небрежно сколола на затылке и сейчас машинально потянулась проверить, на месте ли заколка.
«Она выглядит, — подумал Даг, — как восхитительная клубнично-сливочная карамелька».
— Один вопрос. Ты всегда так наряжаешься в день стирки?
— Конечно. Тай, будь так добр, уведи Элмера на минутку в свою комнату.
— А можно мне показать ему мою комнату?
— Его зовут мистер Каллен, и ты можешь показать ему свою комнату, но попозже. А сейчас уведи, пожалуйста, Элмера.
Даг поставил Тая на ноги.
— Приятное местечко, — заметил он, пока Тайлер, волоча ноги, поднимался по лестнице в сопровождении Элмера.
— Спасибо. — Лана окинула лихорадочным взглядом безупречно убранную гостиную с бледно-зелеными стенами и простой моющейся мебелью. — Даг, мне действительно очень стыдно. У меня просто вылетело из головы. Я обо всем позабыла, когда услыхала о Роне Долане. Никак не могу опомниться.
— Весь город в шоке.
— Я ужасно к нему относилась, честно говоря. — Голос у нее дрогнул. Лана поставила корзину с бельем на кофейный столик. — Просто ужасно. Он не плохой человек, я это знаю… то есть знала. Но он был моим противником, и мне приходилось думать о нем плохо. Такая у меня работа. Если передо мной противник, я стараюсь победить его любой ценой. Но он был порядочным человеком, у него была жена, дети, внуки. Он верил в свою правоту так же, как и я…
— Послушай… — Даг положил руки на плечи Ланы и повернул ее лицом к себе. — Это часом не ты пошла ночью к Саймоновой Яме и снесла ему полчерепа? Нет? Ну, значит, это не твоя вина. Ты всего лишь делала свою работу, и нечего теперь изводиться.
— Но пойми, ведь это ужасно: я лучше думаю о нем теперь, когда он умер, чем когда он был жив! Что же я за человек после этого?
— Ты не святая, и тебе надо на время выбраться отсюда. Пошли!
— Я не могу. — Лана беспомощно всплеснула руками. — Сегодня я не способна к общению. Я не пригласила няню. Я…
— Возьмем парня с собой. Я тут кое-что задумал… Ему понравится.
— Взять Тая? Ты хочешь, чтобы я взяла с собой Тайлера?
— Ага. Покажем ему настоящую крутую порнуху. Помеченную тремя крестами. Половое просвещение надо начинать как можно раньше.
— У него уже есть коллекция видеофильмов, — хладнокровно парировала Лана. — Ладно, ты прав. Мне действительно надо выбраться отсюда. Я сбегаю переоденусь.
— Ты прекрасно одета. — Даг схватил ее за руку и подтащил к подножию лестницы, решив, что ни за что на свете не даст ей сменить эти крошечные розовые шортики на что-то еще. — Эй, Тай-Рекс! Вали сюда, мы едем развлекаться.
Лана и вообразить не могла, что проведет субботний вечер в тренировочном зале для обучения игре в бейсбол. В парке аттракционов, куда привез их Даг, таких загонов было три плюс еще три для детей до двенадцати лет. Кроме того, были еще поле для мини-гольфа, кафе-мороженое и гоночный трек с электрокарами. Здесь было шумно, многолюдно, всюду сновали возбужденные дети.
— Нет-нет, не так. Ты же не хочешь огреть кого-нибудь по голове? Ты хочешь всего лишь попасть по мячу. — Даг наклонился к ней сзади, обхватил руками ее руки, сжимавшие биту.
— Я никогда не играла в бейсбол. Только в лапту с Таем у нас во дворе.
— Не надо мне плакаться на свое обездоленное детство и выжимать из меня слезу. Ты научишься отбивать правильно. Так, сначала плечи. Торс. Теперь бедра.
— А можно мне? Можно мне? — Тай нетерпеливо подпрыгивал по ту сторону защитной сетки.
— По одному поколению за раз, Громобой, — подмигнул ему Дуглас. — Сперва потренируем твою мамочку, а уж потом мы с тобой ей покажем, как отбивают мяч настоящие мужчины.
— Мужской шовинизм не поможет тебе набрать очки, — предупредила Лана.
— Ты, главное, следи за мячом, — сказал Даг. — Мяч должен стать для тебя целым миром. Твоя единственная цель в жизни — перехватить мяч вот этой битой. Ты сама должна стать битой и мячом.
— О, так это дзен-буддистский бейсбол! Так бы сразу и сказал.
— Ха-ха! Готова?
Лана закусила нижнюю губу и кивнула, в глубине души сетуя, что ведет себя как девчонка: взвизгивает и отшатывается при виде выскакивающего и летящего на нее из механической пушки мяча.
— Ты его пропустила, мама!
— Да, Тай. Я знаю.
— Первая попытка. Попробуем еще разок.
На этот раз Даг обхватил ее обеими руками и направил движение биты, когда на них полетел мяч. Удар мяча по бите, легкой вибрацией отдавшийся в ее руках, вызвал у Ланы смех.
— Еще раз.
Лана сделала еще несколько ударов под восторженные вопли Тайлера. Потом она откинулась назад, запрокинула голову, почти касаясь губами подбородка Дага, и выждала, пока он не встретился с ней взглядом.
— Ну? Как у меня получается?
— Предупреждаю: тебе никогда не пробиться в Большую Лигу, но ты определенно делаешь успехи. — Даг на мгновение положил руку ей на бедро, потом отступил назад. — Ладно, Тай, теперь твоя очередь.
Лана наблюдала за сильными руками Дага, лежащими на тоненьких ручках ее сына на толстой пластиковой бите. На какой-то миг ее сердце сжалось в тоске по мужчине, которого она любила и потеряла. На какую-то долю секунды Лане даже показалось, что он стоит рядом с ней. Такое ощущение иногда возникало у нее и раньше, когда она поздней ночью склонялась над кроваткой сына и смотрела, как он спит.
Потом раздался щелчок мяча по пластмассе, и зазвенел радостный смех Тая. Боль отступила. Остался только ее сын и мужчина, помогавший ему правильно держать в руках толстую пластмассовую биту.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Адвокат мог не знать - Робертс Нора

Разделы:
Пролог

Часть I

12345678910

Часть II

111213141516171819

Часть III

202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Адвокат мог не знать - Робертс Нора



В духе Норы Робертс! Можно читать :)
Адвокат мог не знать - Робертс Нораeris
15.07.2011, 21.14





А мне понравилось)))Просто хорошая книга, особенно для тех, кто хочет отдохнуть)))
Адвокат мог не знать - Робертс НораСяньkа
23.08.2011, 11.25





horoschaja kniga, ozenj ponrawilosj
Адвокат мог не знать - Робертс Нораrimma
8.06.2012, 12.33





большое спасибо за удовольствие читать такие произведения.особенно.когда надо отдохнуть
Адвокат мог не знать - Робертс Нора12tamara12@mail.ru
17.02.2013, 15.29





Супер мне очень понравилось
Адвокат мог не знать - Робертс НораСветлана
25.09.2013, 15.55





О какой классный роман!!!Столько событий,переживаний оооооооо это что то ,советую всем прочитать.
Адвокат мог не знать - Робертс НораАнна
10.12.2013, 19.54





Отличный роман! Перечитывала уже дважды. Согласна, что написан в духе автора. Хорошо выписанные характеры персонажей, несколько любовных линий, интрига. Но меня больше подкупили именно адекватные герои, а ГГй - вообще молодец! 10 баллов
Адвокат мог не знать - Робертс НораЯя
29.01.2014, 8.22





Читать было очень интересно.Герои и их движения ну очень реалистичны,никакой сказочности(или мне показалось?).Колли упертая до невозможности,как трудно жить с таким человеком!И эти претензии и требования в признании ей любви со стороны Джейка,на мой взгляд,испортили ее несравненно стервинный(стервозный),самоуверенный и независимый образ.Джейк однозначно не рафинированный образец мужчины-самца,шикарно выписан автором.Другая пара -нежный фонтан любви,читать о них приятно.Все читабельно в романе,но, сдается мне,как и у Донцовой,не столько того преступления,как сколько трупов и крови вокруг,чтобы скрыть последнее.По части детектива - слабовато,остальное хорошо.9\10.
Адвокат мог не знать - Робертс НораСкорпи
11.02.2014, 18.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100