Читать онлайн Пираньи, автора - Роббинс Гарольд, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пираньи - Роббинс Гарольд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.64 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пираньи - Роббинс Гарольд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пираньи - Роббинс Гарольд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роббинс Гарольд

Пираньи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Пот сочился у меня из каждой поры, хотя считается, что ближе к вечеру должно становиться прохладнее. Я вытерся полотенцем, намоченным в теплой амазонской воде. Это не помогло. Я потел не столько из-за жары, сколько из-за влажности. И это была не просто влажность, а сырость. И нестерпимая жара. Я растянулся на корме на скамейке.
Я ругал себя на чем свет стоит. Мне не следовало поддаваться моему двоюродному брату Анжело. Это случилось дни месяца назад, а точнее, в июне. Мы сидели у бассейна отеля «Четыре времени года» в Нью-Йорке, за столиком у самой воды. Анжело и я. Я только что закончил школу в Уортоне.
– Тебе не обязательно прямо сразу идти работать, – говорил Анжело. – Тебе нужен отдых с приключениями.
– Глупости, – ответил я. – У меня есть предложение от двух лучших биржевых маклеров с Уолл-стрит. Они хотят, чтобы я приступил к работе немедленно.
– Что они тебе предлагают? – спросил он, допивая водку со льдом и заказывая еще.
– Для начала – сорок тысяч в год.
– Ерунда, – заявил Анжело. – Ты можешь получить эти деньги в любое время. – Он посмотрел на меня. – Что, жаль денег?
– Нет, – ответил я.
Он не хуже меня знал, что мой отец оставил мне более миллиона долларов.
– Так куда торопиться? – Анжело посмотрел на девушку на другом конце бассейна. – Вот это класс, – сказал он с видом знатока.
Я взглянул на нее, не понимая, что он в ней нашел. Обыкновенная девчонка, длинные каштановые волосы, большие очки делают глаза огромными, без лифчика, с тяжелой грудью. Я ничего не сказал.
Он снова повернулся ко мне.
– Я собираюсь в следующем месяце в Южную Америку, – сказал он. – И хотел бы, чтобы ты поехал со мной.
– За каким чертом? – спросил я.
– За изумрудами, – объяснил он. – Сегодня на рынке они ценятся больше бриллиантов. А я знаю, где можно достать целый чемодан изумрудов за гроши.
– Нелегально? – поинтересовался я.
– Конечно, черт возьми, – подтвердил он. – Но я уже все устроил. Транспортировка, таможня – все пройдет как по маслу.
– Я в такие игры не играю, – отказался я.
– Мы могли бы на двоих заработать два миллиона, – проговорил он. – И никакой драки. Семья меня прикроет, будем, как под одеялом, от начала и до конца.
– Мой отец отошел от таких дел много лет назад. И мне не следует влезать во все это снова.
– Ты ни во что и не влезаешь, – сказал Анжело, – просто составишь мне компанию. Ты свой. Возьми я кого-нибудь другого, кто знает, что ему может прийти в голову.
Он снова посмотрел на девушку.
– Как ты думаешь, ничего, если я пошлю ей бутылку «Дом Периньон»?
– Да ну, – сказал я, – знаю я этот тип: холодная, как лягушка.
– Именно то, что мне нравится. Такую надо согреть и наставить на путь истинный.
Он рассмеялся и повернулся ко мне, снова став серьезным.
– Ну, едешь со мной? Я заколебался.
– Дай мне подумать.
Но, даже произнося эти слова, я знал, что поеду с ним. То, что я провел последние несколько лет уткнувшись в книги, не соответствовало моему идеалу жизни. Это было чертовски скучно. Уортон не давал острых ощущений. Не то что Вьетнам.
Мой отец сильно рассердился, когда я завербовался в армию. Мне было девятнадцать, и я только что закончил второй курс колледжа. Я сказал ему, что меня все равно бы призвали, даже если бы я сам не напросился. «По крайней мере в этой ситуации у меня есть возможность выбрать род войск». Так думал я, но в армии думали по-другому. Им не нужны были специалисты по связям с общественностью. И так уже было кому кормить средства массовой информации всякой ерундой. Им нужны были вояки. Я как раз подходил. Кандидат номер один. Дурак.
Я прошел четырехмесячный курс основной подготовки. Я прыгал с самолетов и вертолетов, рыл одиночные окопы. Наконец корабль «Северная Каролина» заскользил по океану. Потом был Сайгон, три проститутки и пять миллионов единиц пенициллина. Потом тридцать два килограмма вооружения: автоматическая винтовка, пистолет «кольт» сорок пятого калибра, базука в разобранном виде и шесть ручных гранат.
Я прыгнул с парашютом среди ночи в шести часах лёта от Сайгона. Ночь была спокойная, тишина, ни одного звука, кроме нашего кряхтения при приземлении. Я поднялся и начал искать лейтенанта. Его нигде не было. Парень, прыгнувший передо мной, обернулся.
– Все будет в порядке, – сказал он, – здесь никого нет.
И наступил на полевую мину. Куски его тела и шрапнель ударили мне в лицо.
Так закончилась моя карьера в армии. Через четыре месяца, после того как я вышел из госпиталя, где мне сделали пластическую операцию, оставившую только два шрама на подбородке, я вошел в офис моего отца.
Он сидел за большим столом. Отец был маленького роста и любил свой огромный стол. Он взглянул на меня.
– Ты герой, – сказал он без всякого выражения.
– Я не был героем, – сказал я, – я был дураком.
– По крайней мере ты признаешь это. Это уже шаг в правильном направлении. – Он вышел из-за стола. – Что ты собираешься делать теперь?
– Я еще об этом не думал, – ответил я.
– У тебя была возможность решать, и ты пошел в армию. – Он взглянул на меня. – Теперь моя очередь.
Я не возражал.
– Когда меня не станет, ты будешь богат, – продолжал он, – получишь миллион или больше. Я хочу, чтобы ты поступил в Уортон.
– Я не уверен, что поступлю, – засомневался я.
– Я уже все устроил, – сказал он. – Занятия начинаются в сентябре, я думаю, это то самое место, где ты научишься тому, что делать со своими деньгами.
– Куда торопиться, отец, – сказал я. – Ты будешь жить долго.
– Этого не знает никто, – заметил он, – я думал, что твоя мать будет жить вечно.
Прошло шесть лет с тех пор, как умерла моя мама, но отец все еще горевал о ней.
– Не вини себя в том, что у мамы был рак, это слишком по-итальянски.
– Я не итальянец, я сицилиец, – сказал отец.
– Для меня это одно и то же.
– Никогда не говори так при моем брате. Я посмотрел на него.
– Как дела у Padrino?
– У него все в порядке, – ответил мой отец. – Федеральное бюро не может до него добраться.
– Он хитрый и ловкий.
– Да, – сказал отец неодобрительно.
В молодости он порвал со своей семьей. Его такая жизнь не устраивала. Он занялся прокатом машин, и вскоре у него было тридцать бюро в аэропортах по всей стране. Конечно, это был не «Герц» и не «Авис», но дела шли неплохо, примерно двадцать миллионов долларов в год. Он много лет не общался со своим братом и не получал от него никаких известий, пока не умерла моя мать. Тогда мой дядя прислал столько цветов, что ими можно было засыпать целую комнату. Отец выбросил их все. Моя мать была еврейкой, а на еврейские похороны не приносят цветов.
– Ты знаешь, чем занимается Анжело? – спросил я. Анжело – мой двоюродный брат – был всего на несколько лет старше меня.
– Я слышал, что он работает на своего отца.
– Похоже на то, – сказал я. – Хорошие итальянские мальчики занимаются тем же, чем занимаются их отцы. Ты хочешь, чтобы я пошел по твоим стопам? – спросил я, посмотрев на него.
Отец отрицательно покачал головой.
– Нет, я продам свою фирму.
– Почему? – удивился я.
– Я слишком стар, – произнес он. – Я думаю немножко попутешествовать. Я и мира-то не видел и хочу начать с того места, где родился, с Сицилии.
– У тебя есть девушка, которая поедет с тобой? Отец покраснел.
– Мне никто не нужен.
– Тебе бы составили компанию, – заметил я.
– Я слишком стар, – сказал он. – Боюсь, не буду знать, что с ней делать.
– Найди себе подходящую, и она тебе покажет, – пошутил я.
– Разве так разговаривают с отцом? – спросил он с негодованием.
Так все и произошло. Я отправился в Уортон, а мой отец продал свою фирму и отбыл на Сицилию. Но что-то произошло. На серпантине, по дороге из Трепани в Марсалу, его машина вылетела на повороте за ограждение.
Перед моим отъездом на Сицилию за телом отца позвонил мой дядя.
– Я пошлю с тобой двух телохранителей.
– Зачем? – спросил я. – Никто меня не тронет.
– Откуда ты знаешь, – тяжело вздохнул он. – Я любил твоего отца. Может быть, мы в чем-то и расходились, но это не имеет значения. Кровные узы есть кровные узы. Кроме того, я слышал, что кто-то копался в тормозах его машины.
Некоторое время я молчал.
– Но почему? Ведь все знают, что он честный человек. – Это ничего не значит на Сицилии. Там эти вещи не принимаются в расчет. Все, что для них имеет значение, это то, что он из семьи, из моей семьи. Я не хочу, чтобы они добрались и до тебя. У тебя будет два телохранителя.
– Ни за что, – сказал я. – Я могу сам за себя постоять. По крайней мере этому меня учили в армии.
– Тебя там научили тому, как получить пулю в задницу.
– Это разные вещи, – отозвался я.
– Хорошо, пусть Анжело едет с тобой.
– Ну уж, если за мной будут охотиться, – сказал я, – то за Анжело будут охотиться в два раза усерднее. Ведь он ваш сын.
– Но он знает правила игры, кроме того, он говорит по-сицилийски. Так или иначе, он хочет поехать с тобой. Он тоже любил твоего отца.
– О'кей, – ответил я.
Потом мне пришла в голову мысль, и я спросил:
– Анжело будет заниматься там делами?
– Ну конечно, нет, – солгал дядюшка.
Я задумался. Действительно, какая мне разница.
– Хорошо, – согласился я, – мы едем вместе.
Мой дядя перехитрил меня. Мне телохранители были не нужны. Но при Анжело неотлучно находились четверо парней, у которых оттопыривались пиджаки под мышкой, а так как мы всегда были вместе, то они охраняли нас обоих. На Сицилии никаких проблем не возникло. Скромная траурная служба в церкви в Марсале прошла спокойно, присутствовало всего несколько человек, из которых я не знал никого, хотя считалось, что мы родственники. Мне выразили соболезнования и заключили в объятия, а тем временем на катафалке гроб отвезли в Палермо, откуда самолетом отправили в Нью-Йорк. Отец хотел, чтобы его похоронили рядом с моей матерью. Так и было сделано.
Через неделю я стоял на кладбище и смотрел, как гроб опускают в землю. В тишине я бросил горсть земли в могилу и отошел. Дядя и Анжело сделали то же самое.
– Твой отец был хорошим человеком, – медленно проговорил дядя.
– Да, – сказал я.
– Что ты теперь будешь делать? – спросил дядя.
– Найду себе работу.
Дядя промолчал, а Анжело взглянул на меня.
– Ты просто дурак, – сказал он, – у нас всегда нашлось бы занятие тебе по душе.
– Законный бизнес, – добавил дядя.
– Мой отец хотел, чтобы я шел своим путем, – ответил я. – Но я благодарен вам за предложение.
– Ты совсем как твой отец, – буркнул дядя. Я рассмеялся.
– Именно, так же как Анжело похож на тебя. Яблоко от яблони недалеко падает.
Дядя прижал меня к груди.
– Ты часть моей семьи, родня, и я люблю тебя.
– Я тебя тоже люблю.
Я смотрел, как он идет к своей машине, а потом повернулся к Анжело.
– Какие у тебя планы?
– У меня свидание в городе. – Он кивнул головой в сторону машины. – Я поеду с тобой, если ты не возражаешь.
– Хорошо.
Мы сидели и молчали, пока лимузин вез нас к Манхэттену. Только когда мы проезжали по Мидтаунскому туннелю, я заговорил.
– Я хочу поблагодарить тебя за то, что ты съездил со мной на Сицилию. Мне нужна была твоя поддержка, но раньше я этого не понимал. Спасибо.
– Не стоит благодарности, мы ведь одна семья. Я молча кивнул.
– Мой отец так считает, он хотел бы, чтобы ты был с нами.
– Я ценю его заботу и очень ему благодарен, но хочу поступить по-своему.
– Хорошо, – Анжело улыбнулся. – Меня всегда интересовало, почему твой отец сменил фамилию Ди Стефано на Стивенс.
– Она не напоминает настоящую.
– Но Стивенс – это ирландская фамилия. Я не совсем понимаю.
– Отец объяснил мне таким образом: если итальянцы меняют фамилию, то они меняют ее на ирландскую.
– А твое имя? Оно ведь не ирландское?
– Так решил мой отец. Он хотел, чтобы я был стопроцентным американцем, – рассмеялся я.
Машина выскочила из туннеля. Анжело посмотрел в окно.
– Высади меня на углу Парка и Пятидесятой улицы.
– О'кей.
– Может, поужинаем сегодня вместе? У меня есть на примете пара симпатяшек.
– Я буду складывать вещи. Завтра я возвращаюсь в школу, но все равно спасибо за приглашение.
– Ты выпускаешься в июне?
– Да.
– Тогда увидимся, – сказал он.
Так оно и вышло. Не успел я опомниться, как уже потел на корме ветхого речного пароходика на Амазонке, а он в это время тискал сумасшедшую красивую перуанку, которую нанял в качестве переводчицы в Лиме.
Я смотрел на солнце, пробивавшееся сквозь кроны деревьев. Обливаясь потом, я потянулся за сигаретами. Должно быть, Анжело был крепким парнем, если мог заниматься любовью в такую жару.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пираньи - Роббинс Гарольд



Как вообще это чтиво сюда попало?rnДочитала по диагонали, из принципа. Большого бреда еще не встречала.rnНабор домыслов и " понтов". Ой, ужас.....
Пираньи - Роббинс Гарольдиша
10.09.2015, 21.57





Как вообще это чтиво сюда попало?rnДочитала по диагонали, из принципа. Большого бреда еще не встречала.rnНабор домыслов и " понтов". Ой, ужас.....
Пираньи - Роббинс Гарольдиша
10.09.2015, 21.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100