Читать онлайн Куда уходит любовь, автора - Роббинс Гарольд, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Куда уходит любовь - Роббинс Гарольд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Куда уходит любовь - Роббинс Гарольд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Куда уходит любовь - Роббинс Гарольд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роббинс Гарольд

Куда уходит любовь

Читать онлайн


Предыдущая страница

4

Я обвел глазами помещение суда. Стояла мертвая тишина. Все смотрели на Дани. Даже стенографист, на чьем лице за все утро не выразилось никаких эмоций, уставился в пространство, пока его пальцы летали по клавишам машинки.
– Мы лежали с Риком в постели, когда мать нашла нас, – тихим бесстрастным голосом начала она. – Мы знали, что уже поздно, но я не отпускала его. Он хотел, чтобы я наконец ушла, но я не соглашалась с ним. Мы ничего не слышали, и поэтому нам казалось, что мы одни в доме. Все уехали, даже слуги, и мы днями лежали в постель, поднимаясь только, чтобы поесть. И все же я не хотела уходить от него.
Во взгляде ее появился обращенный ко мне вызов.
– И хочешь знать, что мы делали, когда мать нашла нас, папочка? – спросила она. – Хочешь?
Я не ответил.
– Мы были голыми в постели. Он лежал на спине, а я стояла над ним на четвереньках. Ты понимаешь, что я имею в виду, папочка? Я изо всех сил ласкала его, чтобы он снова захотел меня, и мне не надо было уходить.
К горлу подступила тошнота. Должно быть, мое лицо исказилось, потому что теперь она смотрела на меня уже без прежнего вызова.
– Ты же понимаешь, что я имею в виду, папа, правда? – тихо повторила она. – Но ты не хочешь даже думать об этом. Даже про себя. Тебе по-прежнему хочется думать, что я та же маленькая девочка, которую ты оставил шесть лет назад. Так вот, я уже не та. Ты не хочешь думать, что я все знаю о таких вещах, и о том, как их надо делать. Но я знаю. Ты не хочешь думать, что твоя маленькая девочка делает такие вещи. Но я их делаю.
Голос ее стал чуть громче, а на глазах блеснула влага.
– Я делала их снова, снова и снова. Сколько у меня хватало сил! Она смотрела мне прямо в глаза, и спазма в желудке скручивала меня все туже.
– Тебе не нравится слышать это, не так ли, папа?
Я не отвечал. Я не мог.
– Мать прошла через твою старую комнату. Помнишь, как ты заходил ко мне через нее? Так и она появилась. Только теперь это комната Рика… то есть была комнатой Рика. Она стащила меня с постели, отволокла в мою комнату и заперла там. Я плакала и кричала. Я кричала ей, что мы с Риком собираемся пожениться, но она не слушала меня. Я никогда раньше не видела, чтобы она была в такой ярости.
– Потом она спустилась вниз в мастерскую, а я лежала на постели, пока не услышала, как Рик открывает двери. Я услышала его шаги по лестнице через ванную, которую мать забыла закрыть.
Я очень тихо спустилась вниз. Я слышала на кухне голоса Чарльза и Виолетты. Я прокралась через холл и остановилась у дверей мастерской, прислушиваясь. Я слышала почти каждое слово из того, что они говорили.
– Я слышала, как мать сказала Рику, что дает ему час на то, чтобы он убрался из дома. А Рик сказал, что он столько знает о нас обеих, он всему свету расскажет, какие мы шлюхи. Мать ответила, что если он тотчас же не уберется, он отправится в тюрьму за… – она запнулась на этом слове, – … за изнасилование несовершеннолетней, которое будет установлено законом.
В зале суда пронесся шепоток.
– Я слышала, как мать потом засмеялась и сказала, что ожидала от него нечто подобного, так что сколько он хочет? Тони тоже рассмеялся. Совершенно верно, сказал он. Пятьдесят тысяч долларов. Мать сказала ему, что он сошел с ума, и что она даст ему десять тысяч долларов. Ну тогда двадцать пять тысяч. «Хорошо», – услышала я, и тогда я прямо сошла с ума!
Слезы обильно потекли у нее по щекам.
– Я в самом деле сошла тогда с ума! Я могла думать только о том, что она снова это делает. То же самое, что она делала со всеми, кого я любила. То же самое, что она делала со всеми, кто любил меня. Она выгоняла и Тони!
Я распахнула дверь и закричала на нее.
– Ты не должна этого делать! – кричала я. – Ты не имеешь права его выгонять!
Мать посмотрела на меня и приказала отправляться наверх к себе. Я посмотрела на Рика, и он тоже сказал мне, чтобы я слушалась мать.
Я заметила долото на столе около дверей. Я схватила его и кинулась к матери.
– Ты не имеешь права выгонять его! – кричала я. – Сначала я убью тебя!
Я замахнулась на нее, но откуда-то между нами возник Рик, и долото попало ему в живот. Он остался стоять, прижав руки к животу.
– Боже милостивый, Дани, что ты наделала? – сказал он. Потом я увидела, как между пальцами у него потекла кровь и кинулась мимо него к матери. Я кричала, что не хотела этого делать. Я в самом деле не хотела этого делать, мамочка!
Она мне снова и снова говорила, что верит мне, что я не хотела этого.
Она сказала, что мы должны будем всем объяснять, что он бил ее, а я пыталась ее защитить. И никому даже не надо знать, что было между Тони и мною. Она повторяла мне все снова и снова, пока не убедилась, что я скажу все слово в слово. Тут открылась дверь, вошел Чарльз, а я закрыла лицо руками.
Они припали друг к другу. И мать и дочь плакали. Я смотрел на них. Они были так похожи друг на друга. Словно два разных изображения одной и той же женщины. Одинаковые слезы катились по их щекам. Мать и дочь. Одна и другая.
У меня было ощущение, что я в каком-то ступоре. Наконец эта глухая оболочка лопнула. Нора все еще плакала, а глаза Дани уже высохли.
– Теперь, когда ты знаешь всю правду, папа, – тихо спросила она, – ты лучше чувствуешь себя?
Я заглянул ей прямо в глаза. Не знаю, что я там увидел, но спазма в желудке разжалась. Теперь я знал всю правду. Не знаю, как она стала мне ясна, потому что она все равно не рассказала ее, но теперь все было неважно. Потому что так хотела Дани. И поэтому так все и должно было быть. И потому что глубоко в душе я знал, что она не была убийцей.
Судья объявил десятиминутный перерыв. Когда мы вернулись в зал суда, то безмолвно расселись по своим местам, пока он готовился объявить решение.
– Решением данного суда, – начал он, – объявляется, что штат Калифорния будет продолжать осуществлять опеку над несовершеннолетней Даниэль Норой Кэри, в соответствии с рекомендациями инспекции по надзору. В дальнейшем она будет находиться в изоляции под юрисдикцией Совета по делам молодежи штата Калифорния, откуда инспектор по надзору должна будет доставить ее в северо-калифорнийский приемный центр в Перкинсе, где ей предстоит провести шесть недель, в ходе которых ей будет поставлен окончательный диагноз. Затем, по завершению данного периода, она будет отправлена в Санта-Росу в школу Лос Гуилкос, где, как предусматривается, ей предстоит пройти период реабилитации в течение не менее шести месяцев. После этого суд решит, передать ли ее под опеку бабушки с материнской стороны, заявлению которой в данный момент мы вынуждены отказать.
Несовершеннолетняя Даниэль Нора Кэри будет находиться под надзором властей штата Калифорния, пока ей не исполнится восемнадцать лет или же пока она не предстанет перед данным судом за какой-либо иной проступок. Родители данной несовершеннолетней должны вступить в контакт с инспекцией по надзору и ежемесячно выплачивать штату Калифорния сумму в сорок долларов, пока несовершеннолетняя будет находиться в специализированных учреждениях штата.
Судья стукнул молотком по столу и повернулся к Дани.
– Лос Гуилкос, Дани, – прекрасная школа, и если ты будешь правильно вести себя и прилагать усилия для исправления, тебе нечего бояться. Если ты найдешь контакт с администрацией, она поможет тебе как можно скорее вернуться домой.
Поднявшись, мы проводили его, когда судья торжественно прошествовал в свой кабинет.
– Завтра вы сможете навестить Дани, – сказала мисс Спейзер, которая остановилась, подведя Дани к дверям.
Дани обернулась, несколько секунд смотрела на нас, а затем переступила порог. Дверь захлопнулась.
Нора начала плакать. Доктор Вайдман обнял ее за плечи, она уткнулась головой ему в плечо и в таком положении они вышли.
Ко мне подошел Гордон. Он улыбался.
– Ну, все обернулось не так плохо.
Я уставился на него.
– Штат мог засадить ее за решетку на все время, пока ей не исполнится восемнадцать лет. А сейчас вполне возможно, что через шесть или восемь месяцев она уже вернется.
Я не ответил, и он ушел вслед за Норой.
Старческая рука коснулась моей. Старая леди смотрела мне прямо в глаза, и я видел, что она понимает меня.
– Спасибо тебе за все, что ты пытался сделать, Люк, – вежливо сказала она. – Когда она вернется домой, я позабочусь о ней.
– Я знаю, что вы сможете это сделать, миссис Хайден. Простите меня. Из-за Норы, я хочу сказать.
– Теперь все позади, Люк. Все мы делали все, что могли. Будь здоров. И удачи тебе.
– Спасибо.
Она вышла в коридор. Я посмотрел на лестницу. Никого не было. Помедлив несколько секунд, я прошел по коридору и, свернув за угол, направился в инспекцию.
Когда я вошел, мисс Спейзер сидела за своим столом.
– Я должен возвращаться в Чикаго, – сказал я. – Могу ли я увидеть Дани не завтра, а сегодня?
– Пойду узнаю, хочет ли Дани видеть вас, – вежливо сказала она и вышла.
Я как раз успел закурить, когда она вернулась вместе с Дани.
– Можете тут поговорить. Я выйду.
За ней закрылась дверь. Я протянул руки, и дочь кинулась ко мне.
– Прости, папа.
– Все в порядке, Дани, – мягко сказал я. – Мне потребовалось много времени, но теперь я все понимаю.
Она уставилась мне в лицо.
– Но ты ведь не ненавидишь ее так сильно, что хотел бы отправить ее в газовую камеру, да?
– Конечно, нет, Дани, – улыбнулся я. – И вообще больше не стоит говорить о ненависти. Я вообще к ней больше ничего не испытываю. В свое время я побаивался ее, но теперь мне ее просто жаль.
– Ей всегда был нужен кто-то, кто любил бы ее больше всего на свете, папа. Как и любой другой. У тебя есть жена. И она любит тебя больше всех.
– А твоя мать – тебя, Дани.
Ее глаза внезапно засияли.
– А когда-нибудь ты приедешь навестить меня. Или я смогу приехать к тебе в гости.
– Когда-нибудь обязательно.
Дверь открылась.
– Прости, Дани, но тебе пора.
Поднявшись, Дани поцеловала меня в щеку.
– Ты будешь писать мне, папа? Я поцеловал ее в лоб.
– Конечно, я буду писать тебе, девочка.
Я смотрела ей вслед, пока она шла по холлу, и металлические подковки ее туфелек цокали по мрамору. Затем они завернули за угол, и Дани исчезла.
Прощай, Дани. Прощай, моя маленькая смешная девочка. Я помню тот день, когда ты появилась на свет. Я помню, как я смотрел на тебя через стекло, а ты сморщила свое крохотное личико и заплакала, и все во мне сжалось, потому что я знал, что ты моя, а я твой и что ты самая прекрасная девочка в мире.
И ты уходишь, унося с собой мою любовь.


Было половина десятого вечера, когда огромный реактивный лайнер коснулся бетона посадочной полосы аэропорта О'Хара в Чикаго. Как только были откинуты двери, в салон ворвался бодрящий прохладный ветерок. Я был первым на трапе. У меня не было времени демонстрировать вежливость, пропуская всех вперед. Получила ли Элизабет мою телеграмму?
Я почти бежал через поле к зданию аэровокзала. Сначала я не увидел ее в толпе встречающих. Потом я нашел Элизабет – она махала мне, смеялась и плакала одновременно.
Я кинулся к ней, и мир опять обрел четкие очертания, а боли, терзавшие меня, исчезли. Я прижал ее к себе.
– Как я люблю тебя, и как мне тебя не хватало, – выдохнул я. – Мне не хватало тебя, и я люблю тебя.
Подхватив багаж, мы бок о бок вышли. Нас ждала машина. Открыв заднюю дверь, чтобы кинуть на сидение свою сумку, я заметил там другую сумку. Я повернулся к ней.
Она улыбнулась мне.
– Ох, разве я тебе не сказала? Прямо отсюда мы должны ехать в больницу.
– То есть прямо сейчас?
– Прямо сейчас!
– Почему ты ничего не говорила?! – завопил я. – Вместо того, чтобы терять время! Скорее! Садись в машину!
– Можешь не торопиться. Время еще есть. Схватки у меня только начались. – Она взглянула на большие электрические часы на здании вокзала. – Вот как раз сейчас должна быть очередная.
– Так не стой же на месте! – заорал я. – Садись в машину!
Она едва успела сесть, как ее скрутило. Я видел, как побелело и напряглось ее лицо, но боль прошла, и краски вернулись.
– Видишь, ничего страшного.
Мы без остановки промчались до больницы Св. Иосифа. Полиция, должно быть, ужинала.
Едва мы вошли, ее сразу же стали готовить. Через пятнадцать минут она уже лежала на каталке, и ее повезли в предродовую.
Я провожал Элизабет до лифта, не спуская глаз с ее лица. Она была бледной, но улыбалась.
– Не волнуйся так, – успокаивала она меня. – С нами, шведками, не бывает хлопот. С нами бывают только дети.
Наклонившись, я поцеловал ее.
– Я хочу только, чтобы с тобой было все в порядке.
Открылась дверь лифта, и нянечка закатила туда носилки с Элизабет.
– Все будет отлично. Позаботься о себе. И больше не вляпывайся ни в какие истории, слышишь?
– Слышу, – сказал я, когда двери закрывались.
Я прошел по коридору в комнату, которую тут называли Клубом. Здесь ждали еще несколько будущих отцов. Когда я вошел, они посмотрела на меня. Оглядевшись, я вышел. Как-то мне не хотелось сидеть среди них. Они все были какими-то мрачными.
Спустившись вниз, я купил еще одну пачку сигарет. Закурив, я несколько раз затянулся и выбросил сигарету. Повернувшись, я пошел обратно по коридору.
Снова я оказался в Клубе. Видеть даже эти мрачные физиономии все-таки лучше, чем находиться в одиночестве.
– Я тут жду уже десять часов, – посетовал мужчина, рядом с которым я сел.
– Ага, – сказал я, и снова закурил. Я огляделся. На стене висело шуточное объявление. «Мы не потеряли еще ни одного отца». Очень смешно.
Вошла сестричка, и все лица, словно по команде, сразу же повернулись к ней.
– Мистер Кэри? – спросила она.
– Это я, – отозвался я, вставая. У меня закружилась голова.
– Вот счастливый, – пробормотал мужчина у меня за спиной. – Я сижу тут девять часов, а он и пяти минут не пробыл!
Сестричка тоже услышала его, потому что она улыбнулась, подходя ко мне.
– Это верно, – сказала она. – Вы в самом деле очень счастливый человек…


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Куда уходит любовь - Роббинс Гарольд

Разделы:
1234

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

123456789101112131415

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

12345

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

1234567891011121314151617

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

1234

Ваши комментарии
к роману Куда уходит любовь - Роббинс Гарольд



У всех всё по-разному бывает, у кого-то отношения прекращаются из-за сексуальной усталости
Куда уходит любовь - Роббинс Гарольданна
23.04.2013, 16.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
1234

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

123456789101112131415

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

12345

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

1234567891011121314151617

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

1234

Rambler's Top100