Читать онлайн Никому не говори…, автора - Робардс Карен, Раздел - Глава 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никому не говори… - Робардс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 100)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никому не говори… - Робардс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никому не говори… - Робардс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робардс Карен

Никому не говори…

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 31

Диван в гостиной был длинным. Широким. Уютным.
Нет!
Мэтт злобно швырнул подушку на пол, окончательно распрощавшись с надеждой устроиться поудобнее. Все было бесполезно. Он не мог уснуть, хотя отчаянно нуждался в этом.
Сколько он спал за последние сутки — часа два? Но сон оказался таким же неуловимым, как ублюдок, который напал на Карли. Хуже всего была уверенность в том, что ублюдок не оставит своих попыток, пока не убьет ее или не будет схвачен. А схватить убийцу надлежало Мэтту и его людям.
Полиция штата самоустранилась, дав понять, что жара добавила работы и им и что такая мелочь, как нападение на двух женщин в их собственном доме, не закончившееся изнасилованием, тяжкими телесными повреждениями или смертью, их не интересует. В компетенцию ФБР это дело не входило, но тамошний приятель Мэтта предложил пропустить образцы крови бандита, обнаруженные Мэттом на месте преступления, через их компьютеры и проверить их на совпадение ДНК.
Мэтт не слишком надеялся на успех (совпадение было возможно только в том случае, если образцы ДНК преступника уже были в файле) и решил применить менее высокотехнологичный способ, а именно: сведение концов с концами. Он лег на спину, уставился в темноту и начал заново обдумывать то, что знал или считал, что знает.
Во-первых, из описания потерпевших следовало, что он сантиметра на два-три выше Сандры, то есть имеет рост от ста восьмидесяти до ста восьмидесяти трех, крепкого телосложения и обладает светло-голубыми глазами без ресниц. Отсутствие ресниц говорило в пользу светлых волос. У блондинов и людей с русыми волосами ресницы обычно бывают светлыми, почти незаметными, и кажется, будто они отсутствуют, что соответствовало описанию Карли.
Во-вторых, преступник носил в тридцатиградусную жару глухую маску. О чем это говорило? Если бы он хотел нагнать страху, то стремился бы подольше поиздеваться над своими жертвами и получить извращенное удовольствие от их мучений. Но этого не было; по словам Карли, ублюдок пытался как можно скорее перерезать ей горло. Следовательно, страх был тут ни при чем.
Может быть, малый был обыкновенным психом, решившим одеться как ниндзя из комиксов? Но тогда почему этот псих сознательно избрал Карли своей жертвой? Вероятность такой версии была слишком мала.
Может быть, этот тип не хотел, чтобы его узнали? Куртка и глухая маска должны были скрыть его личность в том случае, если преступника увидит кто-нибудь, кроме жертвы, или если жертва выживет и сумеет описать напавшего. Мэтт предпочитал пользоваться этим безличным термином; при мысли о том, что ублюдок хотел убить Карли, его охватывала такая бессильная ярость, что он был просто не в состоянии рассуждать логически.
О правдоподобности этой версии говорили слова «теперь я узнал тебя», сказанные им Карли. Но где он с ней познакомился? Вопрос был на миллион долларов. Конечно, это могло произойти в темной столовой. То. что нападавший и взломщик — один и тот же человек, не вызывало у Мэтта ни малейшего сомнения.
Сам Мэтт ставил на последний вариант. В его пользу говорила и статистика: жертва обычно знает своего убийцу.
Значит, это был плотный светловолосый мужчина со светло-голубыми глазами, ростом около ста восьмидесяти сантиметров, которого без маски могли бы узнать Карли, Сандра или случайный прохожий.
Конечно, еще одной уликой были рана и обильные следы крови, оставленные нападавшим на месте преступления. Следовало сказать «браво, Карли». Она была бойцом от рождения; ее воинственному духу позавидовал бы любой мальчишка.
Они известили все окрестные больницы на случай, если туда придет человек с раной на ноге, которая могла быть нанесена зазубренным осколком стекла. Что же касается самой крови, то в ней недостатка не было. Мэтт уже определил ее группу: нулевая, как у половины населения США. Проку от этого было немного. Разве что совпадет ДНК…
Следы крови — спасибо собакам Билли Тайнена — привели Мэтта к месту, где было припарковано транспортное средство преступника. Похоже, это был грузовик с приводом на все четыре колеса, потому что место было отдаленное от дороги и труднодоступное. Но здесь таких машин было навалом. Попытки найти на месте преступления отпечатки шин или какую-нибудь другую важную улику оказались безрезультатными.
Четвертой ниточкой был след ноги. Когда Мэтт ворвался в переднюю дверь, преступник выскочил в заднюю. Однако малому пришлось обогнуть дом; в спешке он споткнулся о ведро с красной смолой, которой Карли мазала крышу, наступил в жидкость и оставил отчетливый отпечаток. Сегодня Мэтт сделал с этого отпечатка гипсовый слепок и собирался изучить его.
Пятая ниточка была последней по счету, но не по значению. Носовой платок. Гладкий белый мужской платок, видимо, пропитанный чем-то вроде хлороформа; преступник воспользовался им, чтобы усыпить Сандру, потерявшую сознание после удара по голове. Ублюдок пытался сделать то же самое с Карли, но куда менее успешно. Мерзавец уронил платок, когда Карли ударила его осколком стакана по ноге.
Платок тоже нужно было исследовать и выяснить, какой жидкостью пользовался преступник. У Мэтта были некоторые предположения на этот счет, однако для верности следовало дождаться ответа из лаборатории.
Но самым ценным в платке было то, что на нем имелись…
Ночь раскололась от крика. Крика испуганной женщины, эхом отразившегося от стен и возбудившего все нервные окончания Мэтта. Карли! Он понял это еще до того, как соскочил с дивана и понесся по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Страх добавил ему прыти. Сердце колотилось. Во рту пересохло.
Истерически залаяла собака, и от этого лая на ногах Мэтта выросли крылья.
О господи, неужели этот ублюдок сумел еще раз пробраться к ней?
Мэтт вспомнил, что не. взял с собой револьвера. И понял, что оружие ему не потребуется. Если убийца действительно там, он, Мэтт, задушит его голыми руками.
И получит от этого величайшее наслаждение.
Конверс ворвался в спальню как регбист, преодолевающий последний метр перед зачетным полем. Дверь отлетела в сторону. Карли сидела на кровати и кричала. Ее огромные глаза блестели в свете, пробивавшемся из полуоткрытой двери ванной. Проклятая собака с лаем устремилась к нему, норовя тяпнуть за голую лодыжку. Мэтт уклонился, зажег свет, крикнул «фу, Энни!» и увидел, как кот, совершив прыжок, который сделал бы честь олимпийскому чемпиону по гимнастике, приземлился на спинку кресла.
Эхо криков еще звучало в воздухе, но Мэтт уже обнаружил, что в комнате нет никого, кроме Карли и его самого.
— Молчать, Энни, — сказал он собаке. Та попятилась, продолжая лаять, но, к удивлению Мэтта, быстро умолкла, видимо, узнав в нем друга.
Он стоял в середине комнаты, тяжело дыша, стараясь справиться с сердцебиением, и следил за тем, как Карли приходит в себя. Все было ясно.
— Мэтт… — срывающимся голосом произнесла она, и тут в комнату влетели все три девицы, ахая и восклицая:
— Мэтт, что случилось?
— Карли, ты в порядке?
— Кто-то пытался забраться в дом?
Мэтт повернулся и покачал головой. На одной была короткая ночная рубашка, на другой — длинная майка, на третьей — пижама. Лисса накрутила волосы на бигуди; Дани собрала свои в конский хвост, чтобы выпрямить; лицо Эрин блестело от крема.
Сестры уставились на него, открыв рот. На их лицах были написаны удивление и веселое любопытство. Мэтт понял, что стоит в одном белье, и нахмурился.
— Прошу прощения. Мне приснился дурной сон, — еле слышно пролепетала за его спиной Карли. Мэтт понял, что она обращается к сестрам.
— О'кей, я сам займусь этим. Брысь отсюда, — сказал Мэтт и грозно шагнул к ним. Нахалки только улыбнулись в ответ. Они продолжали лукаво улыбаться даже тогда, когда Мэтт заставил сестер попятиться, закрыл дверь у них перед носом и надежно запер ее. О господи, за что ему такое наказание?
Потом он повернулся к Карли. Та была белой как полотно — точнее, бесцветной, и Мэтт понял, что она еще не пришла в себя. Ее волосы напоминали спутанную львиную гриву, вокруг лица вились светлые спирали. Кукольные голубые глаза были широко открыты, губы дрожали. Она сидела прямо, маленькая, беззащитная и очень женственная. Мэтт видел только ее розовый топ, потому что все остальное прикрывала скомканная простыня. Плечо заклеивал большой кусок пластыря телесного цвета, левая ладонь была замотана белым бинтом.
При воспоминании о том, как близка она была к смерти, у Мэтта свело живот.
Конверс прошел по ковру, выключил верхний свет, инстинктивно напрягся, когда Карли, оказавшись в темноте, негромко ахнула, затем подошел к ванной, выключил свет и там, вернулся к кровати, поправил простыню и сел рядом с Карли.
Она прижалась к нему, издав негромкий стон, от которого у Мэтта сжалось сердце. Он положил под голову подушку, лег на спину, привлек к себе Карли и обнял ее. Она положила голову ему на плечо и обвила его рукой.
Она снова пахла его мылом. Но уже не «Ирландской весной». Он сменил сорт, потому что каждый раз возбуждаться в душе было, мягко говоря, не очень удобно. Теперь она пахла «Изюминкой». Он понял, что мыло придется менять снова.
— Расскажешь? — спросил Мэтт в темноте. Она вздрогнула.
— Ладно, — сказал он, остро ощущая тепло прижавшегося к нему тела. Но это была Карли, раненая, испуганная, нуждавшаяся в нем, так что думать о сексе не приходилось. Во всяком случае, сегодня. — Можем сыграть в «угадайку». Это был один из твоих старых кошмаров или новый?
— Глаза, — снова вздрогнув, сказала она. — Мне снились его глаза. Они смотрели на меня. А потом мне приснился Дом.
Мэтт без труда догадался, что эти глаза принадлежали ублюдку, который напал на нее. Вспомнив, что чуть не потерял Карли, он крепче прижал ее к себе, и она доверчиво прильнула к нему. Он всегда забывал, какая она маленькая, но в такой позе не заметить этого было невозможно. Ступни Карли едва достигали его лодыжек, тело казалось невесомым, но было таким нежным, жарким и женственным, что…
Стоп. Не сметь!
— Ты очень мало рассказывала мне о Доме. Ты пробыла там совсем недолго, верно? Неделю? Две? — он спросил о Доме, считая, что это менее страшная тема, чем глаза ублюдка. При мысли о беспомощной, испуганной Карли, оказавшейся во власти здоровенного детины, его охватывала жажда убийства. Он сделает все, чтобы воспоминания о случившемся не возвращались к ней никогда.
— Восемь дней.
— Что там случилось? Почему тебя до сих пор мучают кошмары? С тобой плохо обращались? Обижали? Били?
Мэтт почувствовал, что она покачала головой. Пальцы Карли сильнее впились в его плоть. Ее руки обхватывали Мэтта, но принять это за объятия нельзя было даже в больном воображении. Она просто цеплялась за него изо всех сил.
— Кудряшка… — напомнил он.
Мэтт назвал ее так нарочно. Детская кличка должна была напомнить ему, что это его подружка, маленькая девочка с копной непослушных волос, которая в детстве ходила за ним как привязанная, выводя его из терпения. Сначала он считал ее чирьем на заднице, потом небольшим неудобством, наконец одной из своих сестер, но никогда не думал, что будет лежать с ней рядом, скрипя зубами от вожделения.
— Они были добры ко мне, — сказала Карли дрожащим голосом и прижалась к нему еще крепче. — Но я была напугана. Мне было всего восемь лет, я отчаянно тосковала по маме и не имела представления, почему меня забрали у соседки, которая присматривала за мной, когда мамы не было дома, и увезли в какую-то школу. И никто не удосужился объяснить мне, что случилось. Думаю, они считали, что я слишком маленькая и не пойму этого. Но там было неплохо. Точнее, хорошо. Еды хватало, у каждой была своя кровать и шкафчик для вещей — правда, вещей у меня было не так уж много, — и мы могли гулять. Там был большой задний двор, сарай и животные. Даже осел. Он был смешной и все время орал…
Она сделала паузу и тяжело вздохнула.
— Потом я заболела, и меня положили в лазарет. Кошмары начались именно там.
Карли умолкла, и Мэтт почувствовал, что она вздрогнула.
— Эй, — сказал он и погладил голые лопатки Карли, надеясь успокоить ее. Кто виноват, что это прикосновение к шелковистой коже напомнило ему о других, еще более шелковистых местах? — Я здесь. Тебе ничто не грозит. Здесь спокойнее, чем где бы то ни было. Расскажи мне о лазарете.
Она потерлась щекой о его грудь. Ощутив прикосновение к соску ее влажного горячего дыхания, он едва не заскрежетал зубами. Карли нуждалась в нем, но секс был тут ни при чем. Ей нужен был защитник. Мэтта поразила мысль, что никого, кроме него, у Карли не было.
— Это было что-то вроде спальни, только чуть больше. Там нас лежало четверо. Все остальные были намного старше меня. Две девочки были по-настоящему крутые, и я их побаивалась. Они не обращали на меня внимания. Я была слишком маленькой. Они разговаривали друг с другом, а я лежала на койке и слушала. Там были койки, белые двухъярусные койки с металлическими пружинами, которые скрипели каждый раз, когда кто-то поворачивался. Я лежала на одной из верхних коек…
Она умолкла. Мэтт выждал минуту, а потом сказал:
— О'кей, ты лежала на верхней койке. Что было дальше?
Карли тяжело вздохнула.
— Толком не знаю. Помню, что лежала в темноте и слышала, как скрипит кровать. Именно это мне и снится, когда я вижу сны о Доме. Что я лежу в темноте с открытыми глазами и слышу, как скрипит кровать. — Она сильно вздрогнула. — Сама не знаю, почему это так меня напугало. Может быть, потому, что тогда я начала всерьез думать, что мама никогда не вернется. В восемь лет это страшнее всего на свете.
Ее мать действительно не вернулась, мрачно подумал Мэтт. Насколько он знал, Карли ее больше не видела. Та умерла в Калифорнии, когда Карли была подростком.
Мэтт помнил, как Карли с бабушкой летали на похороны, как Карли вернулась и была пару недель сама не своя. Стояло лето, и Мэтта так встревожило необычное молчание его маленькой болтушки, что по ночам он забирался на крышу заднего крыльца и уговаривал ее отправиться на поиски приключений. Узнай об этом бабушка, она спустила бы с Карли шкуру. Но зато к началу учебного года Карли вновь стала прежней.
— Эй, — снова сказал Мэтт, стремясь улучшить ей настроение, — помнишь, как ты упала с того большого дерева у ручья и сломала запястье?
— Потому что ты сказал, что там живет змея и что, если я немедленно не спущусь, она заползет мне под рубашку, так как все змеи обожают тепло? Да, помню. — В ее голосе звучали смех и укоризна.
— Мне было тринадцать лет, — возразил Мэтт. — На том дереве находилась моя крепость, а ты была настырной девчонкой. Тринадцатилетние мальчишки не любят, когда возле их крепостей крутятся настырные девчонки.
— А потом ты отвел меня домой и сказал бабушке, что я сломала запястье, споткнувшись о корень на заднем дворе.
Мэтт слабо усмехнулся.
— Она ведь не знала, что ты была со мной в роще, верно? Ей не нравилось, что ты лазишь по деревьям. А я чувствовал свою вину и решил избавить тебя от новых неприятностей.
Карли улыбнулась. Конверс почувствовал, как шевельнулись мышцы лица, лежавшего на его груди. Она успокоилась, расслабилась и излучала тепло. Мэтт остро ощущал, что они оба почти раздеты, что она женщина и…
Она зевнула.
— Ужасно хочу спать. Вот так…
— Ну, спи.
— Мэтт… — Карли заворочалась, и ее рука сползла с груди Мэтта к талии, оставив за собой огненный след.
— Гм-м?
— Спасибо тебе.
— За что?
—. За то, что вчера вечером ты спас мне жизнь. И за это. За то, что ты здесь. С тобой мне не страшно, а я так устала бояться…
— Это не проблема. — Но проблема все-таки была. Потому что он отчаянно желал Карли и был вынужден представлять ее маленькой девочкой, чтобы не…
— Ты ведь не уйдешь, правда? Останешься со мной до утра? — сонным голосом пробормотала она.
— Да, останусь. — Его голос прозвучал ворчливо, однако Мэтт ничего не мог с собой поделать. У него на уме было совсем другое, но ради Карли… — Думай обо мне как о своем плюшевом мишке.
Он почувствовал, что Карли снова улыбнулась.
— С удовольствием. — Она опять протяжно зевнула. — Спокойной ночи, Мэтт.
— Спокойной ночи.
Спустя мгновение послышалось тихое посапывание. Мэтт понял, что она уснула, скорчил унылую гримасу и уставился в потолок. Ребенка привели в кондитерскую и сказали, что денег нет. Ужасная жестокость. Одно утешение: его кровать была шире дивана. Даже близость Карли и чудовищное возбуждение не помешали ему задремать.
Но тут на кровать прыгнул проклятый кот и улегся рядом с его головой. Мэтт столкнул его. Кот вернулся. Столкнул еще раз. Кот вернулся. Это продолжалось до тех пор, пока Мэтт не сдался. Кот победил. Когда Мэтт наконец уснул, в одно его ухо дышала Карли, а в другое сопел Хьюго.
Последней мыслью Мэтта было «здравствуй, семейный уют». Должно быть, кто-то в небесах, глядя на него, умирал со смеху.
Когда утром он спустился по лестнице, веселье было в самом разгаре. Все три сестры сидели за столом на кухне, куда он направился по привычке, привлеченный запахом свежего кофе. Он принял душ, побрился и надел форму, не потревожив ни Карли, ни кота, все еще дрыхнувшего на его подушке.
Услышав ворчливое приветствие, девушки умолкли и посмотрели на Мэтта так, что он сразу догадался, о чем шла беседа. Он пересек кухню, выпустил Энни на задний двор и с чувством покорности судьбе подставил грудь под огонь батареи накрашенных глаз.
Первый выстрел сделала Эрин.
— Как спалось? — жизнерадостно спросила она.
— Прекрасно, — ответил он, смерил троицу суровым взглядом и пошел к кофеварке. — Карли приснился кошмар. Она испугалась. Я остался с ней. Разговор окончен.
Ага, как же… Как будто он их не знал.
— А как быть с правилом «никакого секса под крышей моего дома»? — с улыбкой спросила Лисса.
— Мы не… Стоп. Я не собираюсь обсуждать с сестрами свою половую жизнь. — Мэтт мрачно посмотрел на Лиссу и налил себе кофе. — Как бы там ни было, правило остается в силе.
— Она славная, Мэтт, — сказала Дани. — И вы хорошо смотритесь вдвоем.
— Отстань, — с отвращением буркнул Конверс. — Мы с ней просто друзья.
— Братец, посмотри правде в глаза. Ты влюбился. — Теперь ему улыбалась и Эрин. Эта мысль заставила Мэтта окаменеть. Нет. Ни за что. Ни под каким видом.
— И как раз вовремя, — добавила Дани.
— Не могли бы вы сменить тему? — Если он говорил слишком сердитым тоном, то лишь потому, что они, как обычно, делали из мухи слона. Что они знали о нем и любви? Ничего. Они были девчонками и видели любовь в каждом поцелуе.
Утешив себя этой мыслью, Мэтт сделал глоток и чуть не поперхнулся. Кто-то добавил в кофе ваниль.
— О боже, кто это сделал?
— Я, — ответила Эрин. — Это специальная смесь. Коллин любит особый кофе.
Трое остальных дружно закатили глаза.
— Эй, Мэтт… В плавках ты выглядишь потрясающе, — сказала Лисса и тихонько захихикала. Эрин и Дани кивнули и улыбнулись.
— Ну ладно! — рявкнул Мэтт, поставил чашку и смерил своих мучительниц грозным взглядом. — Хватит!
— Просто для твоего сведения. — Дани пыталась говорить серьезно, но в ее глазах плясали чертики. — Вообще-то девушкам больше нравятся спортивные трусы.
— Вам что, некуда пойти? — Мэтт вылил содержимое чашки в раковину.
— Сегодня воскресенье. Мы идем в церковь.
— Ах да… — Тут он увидел, что сестры надели платья и туфли на высоких каблуках. Это означало либо веселый субботний вечер, либо чинное воскресное утро. Платья были скромными — следовательно, действительно настало воскресенье… Он посмотрел на Эрин. — А где наш любовничек?
— Если ты имеешь в виду Коллина, то он скоро придет, — с достоинством ответила Эрин.
— А Номер Один и Номер Два?
— Он говорит об Энди и Крэге, — сообщила Лиссе Дани. Мэтт заметил, что она нисколько не обиделась. Возможно, потому, что описание было кратким. От Мэтта можно было ждать эпитетов и похлеще, чем «любовничек».
— Он просто заговаривает нам зубы. Ничего не выйдет, — ответила Лисса и снова посмотрела на Мэтта. — Мы хотим поговорить о тебе и Карли.
— Это не вашего ума дело, — огрызнулся Мэтт и выплеснул в раковину все содержимое кофейника.
— Эй, это для Коллина! — запротестовала Эрин. — Он придет с минуты на минуту.
— Коллин скажет мне спасибо.
— Мы провели голосование на тему «Ты и Карли», — сказала Дани. — И одобрили. Единогласно.
— Значит, я могу умереть спокойно. — Мэтт вывернул кран, чтобы сполоснуть кофейник, а заодно заглушить голоса трио.
— Понимаешь, есть одна маленькая проблема, — сказала Эрин, когда он закрыл кран. — Сейчас сюда заявится Шелби. Она хочет ехать с нами в церковь.
— Черт бы все побрал, — пробормотал Мэтт, ставя кофейник и живо представляя себе, как Карли спускается по лестнице и присоединяется к этой веселой компании. — Неужели ты не могла выйти за кого-нибудь, кроме брата Шелби?
— Могла, — сказала Эрин, когда Мэтт открыл заднюю дверь и посвистел Энни. — Но почему?
— Может быть, потому, что Коллин самодовольный болван? — невинно спросила Дани.
— Неправда! — разозлилась Эрин.
— Правда, — возразила Лисса и состроила гримасу. — Он действительно болван.
— Мэтт… — взмолилась Эрин.
— Дамы, я тут ни при чем. Если мне не придется надевать на церемонию розовую бабочку, можешь выходить за Коллина. — Тут Мэтт увидел Майка Толера, прибывшего охранять Карли, и помахал ему. — Даже если он болван.
— Кто? — с любопытством спросил Майк.
— Девушки объяснят. — Мэтт насмешливо улыбнулся Эрин, поднял руку в знак приветствия и отправился на работу.
Где целый день пытался выкинуть из головы песенку из одной старой комедии, где говорилось, что любовь и брак — то же, что лошадь и карета.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Никому не говори… - Робардс Карен



Роман держит в напряжении до конца,и главное непонятно кто убийца!
Никому не говори… - Робардс Карен:жужа
1.01.2012, 22.06





хороший роман
Никому не говори… - Робардс Каренiri
26.02.2012, 23.14





мне понравился, этакая слегка дурашливая история, до конца не была уверена что главный герой будет вести себя как и положено главному герою,а главное трудно было угадать кто убийца
Никому не говори… - Робардс Каренарина
4.05.2012, 10.50





читая первую главу я решила, что восторги преувеличены, но! продолжив, стало ясно, что роман действительно стоящий!!! лично я вообще люблю, когда гг - шериф (бывший сорванец), а она - его маленькая "слабость")))
Никому не говори… - Робардс КаренОльга
4.05.2012, 15.34





замечательний роман .
Никому не говори… - Робардс Каренлиля
14.05.2012, 18.02





В некоторых местах,просто мурашки по коже...Читайте!
Никому не говори… - Робардс КаренАлла
10.07.2012, 10.19





Очередная чушь, про кота написано больше, чем про отношения. Интересно, как можно приехать в свой дом и не спуститься в подвал, тем более что там был уже затеян ремонт? А самое главное, в доме, где уже поработали полицейские после покушения?читала эту галиматью с трудом, просто не привыкла бросать на середине . И под занавес: как можно признаваться мужчине в том, что мнимый насильник ей ничего не сделал, если этот мужчина сам лишил ее девственности????
Никому не говори… - Робардс КаренИриша
23.10.2012, 9.42





Читать было интересно,а отрываться тяжело))мне понравилось.хочу еще обмолвиться насчет последнего комментария. Ириша если вам нужны точные события,все по протоколу и ничего лишнего то вы ошиблись сайтом -читайте не романы,а криминальные хроники))всем удачи!
Никому не говори… - Робардс Каренэля
8.11.2012, 13.15





Для Ириши. rnНасильник ведь мог и не лишать ее девственности или не успеть, а сделать что-нибудь и другое, извращенцы всякие бывают. Думаю, это Карли и имела ввиду, когда говорила, что он ее не тронул.
Никому не говори… - Робардс КаренК
23.07.2013, 23.28





Роман очень понравился,4-я глава смешная.Но согласна с Иришей про подвал,такой ляп сильно бросается в глаза,и что это за морозильник такой,что 2 трупа вмещает,да еще работает,хотя в доме 2 мес.никто не живет(счета за электр. наверно насильник оплачивал,что бы трупы не испортились).Кто насильник-догадаться невозможно,а вот из-за чего он убивал,как были связаны м/у собой девушки и где происходило насилие автор дала подсказку,догадалась вначале романа и вообще копы плохо работали,могли бы сразу комп Марши посмотреть,но тогда бы не получилось такого увлекательного романа.
Никому не говори… - Робардс КаренОсоба
2.02.2014, 19.52





Если не заострять внимание на некоторых нелепостях, то роман очень интересный. Мне понравился.
Никому не говори… - Робардс КаренОльга К
20.05.2014, 23.44





Главная героиня прямо таки напала на главного героя как кролик на удава :-) молодец тетка! ))))))))rnКнига заставила испытать пару неприятных моментов, тк читала ее на даче, когда жила там одна с двумя малышами, а у нас еще дом, крайний к лесу...ну, в общем, понятно :-)
Никому не говори… - Робардс КаренЛюбовь.декоратор и мама
19.08.2014, 22.39





А еще, мне было очень жаль Коллина, с которым очень некрасиво и эгоистично поступили. Финальная сцена в коридоре с остроумной заменой пары "а чтоб деньгам не пропадать- уплачено ведь"лично у меня вызвала просто отвращение! Какой же надо быль сво..., чтобы так поступить с человеком
Никому не говори… - Робардс КаренЛюбовь.декоратор и мама
20.08.2014, 0.14





Роман ничего, средненький. Не в восторге, наверное возраст уже не тот или может настроения не было, но вот что меня поразило: восьмилетняя девочка 22 года назад 8 дней пробыла в приюте, потом заболела и главный злодей ее запомнил и вспомнил через столько лет. Вы можете вспомнить человека,который вырос, изменился и узнать его через 22 года - я сомневаюсь. Я свою одноклассницу не видела 20 лет , встретились и не узнали друг друга, а мы 10 лет сидели за одной партой. А тут такое. НЕ ВЕРЮ!!!5 из 10.
Никому не говори… - Робардс КаренВасилиса
22.11.2014, 17.35





Очень даже ничего. Не пожалела, что прочла. Советую
Никому не говори… - Робардс КаренАнна
28.11.2014, 21.13





Замечательный роман!Читать его одно удовольствие и смеху было и стрху,что мурашки шли по коже, да и кто думал кто этот убийца,а про ремон надо читать внимательно, они ведь его толком не делали и даже дом толком осмотреть не успели не говоря уже о келлере, а ГГ молодец и согласна с коментом Ольги что эта маленькая сорванец его слабость.Читайте не пожалеете.
Никому не говори… - Робардс КаренАнна.Г
2.01.2015, 22.57





На мой взгляд роман длинноват, но читается легко.Есть смешные моменты, есть напряженные. Вообще читать можно, но не на 10-ку. 8 баллов.
Никому не говори… - Робардс КаренЛАУРА
15.02.2015, 17.13





Хороший роман. Но хотелось бы конец поподробнее:-)
Никому не говори… - Робардс КаренВикки
10.10.2015, 21.30





Первые 10 глав,постоянно повторялось словосочетание "сукин сын" в совокупе с подробным описанием кота гл. героини. Затем следующие 20 глав героиня вешается на шею гл.герою и постоянно повторяет про себя фразу "но это же её Мэтт", сама себе что ли напоминает об этом?!?!? Только за интригу со злодеем могу поставить 5 баллов, а остальное..... :-(
Никому не говори… - Робардс КаренАлександра Ха 27
15.10.2015, 3.18





Василиса, меня мой одноклассники узнал через 23 года мельком в темноте, в последний раз мы виделись, когда мне было 11 лет))) видимо бывают очень запоминающиеся лица )))
Никому не говори… - Робардс КаренДина
18.10.2015, 16.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100