Читать онлайн Дитя любви, автора - Робардс Карен, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дитя любви - Робардс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дитя любви - Робардс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дитя любви - Робардс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робардс Карен

Дитя любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

За ужином они болтали обо всем и ни о чем. Вместо обычной пиццерии Ник привел ее в небольшой симпатичный ресторанчик, который содержала семья итальянских эмигрантов. Ресторанчик каким-то невероятным образом примостился на перекрестке всех дорог, где поблизости не было ни одного подобного заведения. Даже во вторник вечером в нем было полно народу, и, когда им удалось заполучить столик в углу, Мэгги была счастлива. Бесхитростный ужин, который подала им молоденькая дочь хозяина, оказался превосходным. Мэгги смаковала каждый кусочек. За последние три дня она почти ничего не ела и теперь радовалась здоровому чувству голода и возможности утолить его. Какое блаженство просто сидеть тут, за простой, но восхитительной едой, смеясь и болтая обо всем, что приходит в голову! Какое удовольствие напрочь позабыть о страхе и не думать, что ожидает ее дома. Как восхитительно не-вспоминать обо всех этих манерах и правилах приличия, не обращая внимания на волокна расплавившегося сыра, которые тянутся от пиццы ко рту! И уж совершенно потрясающе, что можно не волноваться по поводу не накрашенного лица, отсутствия помады и туши, да просто синяков, «украсивших» ее лицо.
Какое счастье быть тут вместе с Ником!
– Расскажи мне, чем ты занимался последние двенадцать лет, – приказала Мэгги, впиваясь зубами в пиццу.
– Ты хочешь сказать, помимо того, что крутился вокруг тебя как привязанный?
– Точно! – Мэгги рассмеялась.
Рассказ Ника был недолгим: сначала пошел служить, немного подзаработал, уволился и занялся своим бизнесом. Вот, пожалуй, и все.
– А где ты служил?
Такое сдержанное описание проведенных вдали от нее лет было не похоже на Ника, наделенного изумительной памятью на мельчайшие детали и даром рассказчика.
– Во флоте, – коротко отозвался Ник, самозабвенно поглощая пиццу.
– Ты был на флоте? Представляю, как ты смотрелся в этой белой форме! – игриво проговорила Мэгги.
– Возможно. Ты, наверное, слышала старую присказку о том, что у моряка в каждом порту по жене? Так вот, у меня было по три.
Мэгги понимала, что он поддразнивает ее, а потому, слегка ударив его ногой под столом, снова невозмутимо принялась за еду.
– А сейчас чем ты зарабатываешь на жизнь? – Любопытство Мэгги возрастало пропорционально той скоррсти, с какой исчезала с ее тарелки пицца.
– Покупаю ночные клубы, – Ник глотнул пива, – которые разоряются, раскручиваю их и продаю за большую цену, чем купил.
Мэгги посмотрела на него с подозрением. Она давно знала Ника и научилась понимать, когда он «говорит серьезно. Ответ получился уж слишком коротким и слишком гладким. Что он недоговаривает?
– Правда? – Слово сорвалось с ее губ автоматически, и Мэгги сама удивилась, услышав его. Затем, внутренне улыбнувшись, подумала, что рядом с Ником она вновь возвращается в детство. Этим вопросом они часто озадачивали друг друга, будучи детьми, и часто в ответ клялись в истинной правде.
– Ты мне не веришь? Но почему? – Ник настороженно взглянул на нее. Похоже, он забыл о той детской клятве.
– Да потому, что я хорошо тебя знаю, Ник Кинг, и все это не в твоем духе.
– Но мце уже больше тридцати лет, Мэгги. Я изменился.
– Бывает, что и свиньи летают… – шутливо проговорила Мэгги.
Он рассмеялся и откусил еще кусок пиццы.
– Ну, а ты поверишь, если я скажу, что в смысле денег у меня все в порядке? Я не богат, но зарабатываю неплохо. Достаточно, чтобы позаботиться о тебе, о нас обоих и о твоем ребенке, да еще и отложить немного на старость.
– Деньги меня больше не интересуют, – совершенно искренне ответила Мэгги. – Поверь мне. Я слишком дорогой ценой заплатила за одну истину: деньгами счастья не купишь. Все эти годы у меня было больше денег, чем мы могли вообразить в наших детских мечтах, но я была несчастна. Это был просто кошмар…
– Теперь все позади. – Ник дожевывал последний кусочек пиццы, глаза его пристально смотрели на Мэгги. – Ты никогда больше туда не вернешься.
Мэгги отпила немного коки.
– Почему ты не женился? – Этот вопрос интересовал ее давно, к тому же ей не терпелось сменить тему. Меньше всего Мэгги хотелось сейчас думать о своем будущем. Одна мысль о возвращении к Лайлу заставляла все внутри сжиматься, а кожа покрывалась мурашками от отвращения. Единственное, что ее смущало – это Дэвид. Она не может оставить Дэвида и никогда не пойдет на это. Да и Лайл его никогда не отпустит. Но сейчас она не будет думать об этом. Подумает потом, позже, через неделю, когда сможет спокойно все взвесить и принять решение. Но только не сейчас. Она пока не готова.
– А как ты думаешь почему, Магдалена? – Ник искоса взглянул на нее, проглотил остатки пива и махнул рукой официантке.
– Это не ответ.
– Потому что я так и не встретил женщину, которая могла бы занять в моем сердце твое место.
Лучшего ответа она не могла бы и пожелать, только…
– Правда? – снова с улыбкой спросила Мэгги.
– Лопни мое сердце, и пусть его сожрут дикие псы, если я вру!
Наконец-то он вспомнил их детскую клятву! Ту самую, которую они давали, чтобы подчеркнуть абсолютную, неоспоримую правдивость своих слов. Пока Ник изучал счет и протягивал двадцатидолларовую бумажку официантке, которая подошла как раз к моменту окончания разговора, Мэгги не спускала с него глаз.
Значит, он все помнит. Следовательно, в том, что касается его работы, он все-таки что-то от нее скрыл. Мэгги не могла не думать об этом, лелея в душе слабую надежду, что Ник не вор, не мошенник и не кто-нибудь похуже. Под конец она пришла к выводу, что, в конце-то концов, особого значения это не имеет. Если Лайл даст ей развод, она всегда сумеет найти для себя работу. Двенадцать лет назад лучшей, чем она, официантки было не сыскать во всей «Хармони Инн».
Значение имело только одно: к добру или лиху, богатству или бедности, к честности или обману, но она бы хотела всю оставшуюся жизнь прожить вместе с Ником. Как жаль, что подобная мысль не пришла ей в голову двенадцать лет назад! Это всех бы избавило от многих бед и печалей.
– Готова?
Мэгги кивнула. Ник поднялся, пропуская ее к выходу.
На стоянке поджидал их пыльный «форд-пикап» – единственный транспорт, оставшийся на ферме. Судя по всему, «корветт» понадобился Линку, и Ник, обнаружив это, вполголоса отпустил в его адрес серию пылких определений. К счастью, ключ оказался в замке зажигания, иначе им пришлось бы довольствоваться сгоревшими стейками.
Кабинка пикапа находилась настолько высоко над землей, что Мэгги буквально пришлось карабкаться туда. Слишком быстро нагнувшись, она невольно поморщилась: резкая боль в ребрах дала о себе знать, но, к счастью, едва лишь она заняла место на сиденье, боль утихла. Поплотнее закутавшись в пиджак Ника – надежную защиту от сквозняка, – Мэгги скользнула на обтянутое голубым винилом сиденье водителя, распахивая дверцу для Ника. Ник сначала помог сесть ей, и теперь обходил машину, направляясь к своей дверце. Он сел за руль, и Мэгги собралась было вернуться на свое место.
– Стоп. – Ник остановил ее на полпути, обхватив рукой за плечи и хитро улыбнувшись. – Разве ты не заметила, как ездят в пикапе местные парочки? Люди решат, что мы чужаки, если ты будешь жаться к дверце.
– Ну уж этого удовольствия мы им не доставим. – Мэгги прекрасно знала, что вокруг ни души и, что Нику наплевать на то, что о нем подумают, так что довод его не выдерживал критики. Но удовольствие прижаться к нему, быть рядом с ним оказалось сильнее. Ник отстегнул ремень безопасности со своей стороны, и Мэгги пристегнула его справа от себя. Автомобиль двинулся одновременно со щелчком пристегнутого ремня. Почти тотчас же в кабинку стал поступать теплый воздух, и Ник выключил обогреватель. Его собственное тело могло служить обогревателем не хуже, и Мэгги вскоре согрелась. Она скинула пиджак, положив его на свободное сиденье у дверцы. Теперь каждый раз, когда Ник поворачивал руль, она могла без помех наслаждаться прикосновением его руки. Это прикосновение захлестывало ее восторгом.
– Хочешь немного прокатиться?
– Куда именно?
– По тропе памяти.
– Если ты хочешь… – Мэгги не очень хорошо понимала, о чем он говорит. Ник ничего не объяснял, ну и ладно. Куда бы он ни повез ее, она безропотно последует за ним. Хоть на край света. Они добрались до границы штата и пересекли мост на Кентукки, не обменявшись ни словом. Только когда автомобиль проскочил развязку на Элгонквин-паркуэй, Мэгги поняла, куда они едут.
– Паркуэй-плейс. – Она не была там целую вечность, с тех самых пор как перевезла отца из новостроек. Да она никогда не думала о возвращении: оно могло бы оказаться слишком болезненным. Не только из-за того, что она перестрадала, живя там, но также из-за того, что потеряла, уехав оттуда.
– Я проезжал мимо, когда впервые вернулся в город. Там ничего не изменилось. Ни капли.
– Я не была здесь десять лет. Ник посмотрел на нее.
– Корни, Магдалена, – мягко проговорил он. – Иногда нужно возвращаться к своим корням.
Она ничего не ответила, лишь с возрастающим нетерпением вглядывалась в знакомый ландшафт. Вот, например, здесь на углу была церковь Успения, где когда-то главенствовал отец Джон.
Сейчас окна ее заколочены, а то, что некогда было крышей, потемнело от времени и разрушилось. Маленький деревянный шпиль, когда-то служивший маяком всей округе, попросту отсутствовал.
– Ник, посмотри на церковь! – Она схватила его за руку, указывая за окно кабины.
Кинув взгляд в указанном направлении, Ник покачал головой.
– Сгорела.
– Странно, почему они не отстроили ее заново или, напротив, не разобрали полностью?
– Здесь так не делается, малышка. Ты слишком долго жила в другом мире, привыкла к другой жизни. А здесь не до того. Не до реставрации.
Он был прав. Настолько прав, что Мэгги не нашлась, что ему возразить, Прильнув к окну, она жадно изучала окружающее, вновь окунувшись в свое прошлое. Потрепанные домишки постепенно вытеснялись фабриками, магазинами и складами. Похоже, что часть их уже забросили и жильцы. На некоторых, как на церкви, виднелись следы пожара, другие были заколочены. В воздухе пахло гарью от расположенных поблизости заводов и фабрик, и запах этот проникал повсюду, умудрившись пробиться даже за поднятое стекло кабины. На долю зеленых просторов приходился лишь абсолютный минимум земли, но и то немногое, что осталось, было ревниво обнесено ржавыми решетками оград. Неровные тропки бежали вдоль дорог, и, хотя было только еще девять часов, улицы оставались пустынными. Место это считалось неспокойным; лишь какие-то мрачные личности шныряли в темноте, подальше от улиц, там, где побольше шансов остаться незамеченным. Честные жители сидели по домам, подальше от опасных переулков.
Мэгги уже успела забыть, что представляло собой это место.
Внезапно впереди, чуть слева, замаячил Паркуэй-плейс. Мэгги жадно впилась взором в казарменного вида здания. Выложенные из желтого кирпича дома, построенные вокруг небольшого внутреннего дворика, на котором удалось вырасти лишь скудным пучкам травы, оказались куда отвратительнее, чем она помнила. Однообразные, как коробки, здания украшали уродливые алюминиевые окна, некоторые из которых выставляли напоказ изношенные кондиционеры, свесившиеся с подоконников, как тупые металлические носы. Не менее убогим украшением служили и потертые бетонные ступеньки под мрачно нахохлившимися навесами. С того времени, что Мэгги не была здесь, местные обитатели захватили еще больше зеленого пространства, и теперь бетон вокруг домов не оставлял места ни былинке, ни, упаси Господи, деревцу.
Резкий хлопок, донесшийся со стороны 7-й Стрит-роуд, 1 заставил ее инстинктивно замереть в напряжении. Звук был удивительно знакомым, хотя Мэгги не слышала его уже несколько лет: пистолетный выстрел. Когда-то эти внезапные выстрелы неподалеку были обыденной частью ее существования.
Со следующей улицы донесся грохот; этот звук тоже был частью ее детства: если ты жил на Паркуэй-плейс, постоянный грохот проносившихся мимо грузовиков служил тебе колыбельной.
Откуда-то из проема между домами появился сутулый старик, толкавший перед собой тележку, набитую каким-то хламом, и медленно зашагал по улице, подслеповато уставившись на тропинку под ногами. Позади, всего в нескольких шагах от него, возникли трое подростков в джинсовых куртках и шапках-бейсболках, надетых козырьками назад. Раздавая друг другу тычки и толкаясь, мальчишки громко, на всю улицу, хохотали.
Не требовалось много воображения, чтобы сообразить: еще немного, и, быть может, перед закрытым складом или брошенным магазинчиком произойдет столкновение, которое может окончиться для старика плачевно.
– А вон твой дом, – повернувшись к Мэгги, сказал Ник. Мэгги взглянула вверх, на три освещенных окна на четвертом этаже, за которыми прошло ее детство, и вздрогнула. Внезапно пробудившаяся память услужливо вернула воспоминания о давно забытом, и Мэгги четко, до мучительных деталей вспомнила, что значит быть ребенком в этом месте, вспомнила, как сжималось ее сердце, когда отец, войдя в дом, валился без сознания на пол, а в доме не было ни крошки хлеба, вспомнила холод и голод вкупе с одиночеством, вспомнила свой страх… Но помнила она и счастливые времена, когда отец был трезвым. Но самое главное, здесь был Ник.
– А ты жил там. – Мэгги указала куда-то за дома. Окна его бывшей квартиры тоже были ярко освещены. Свет горел сейчас почти во всех окнах. Квартирки здесь были бедными, маленькими и плохонькими, но отличались одним, решительно искупавшим все эти недостатки, достоинством: немыслимой дешевизной. Плата за них устанавливалась исходя из реальных возможностей обитателей. Ее отец должен был платить смехотворную сумму – пять долларов в месяц. Конечно, с тех пор плата должна была возрасти, но явно ненамного. Ну, а потому здесь едва ли пустовала хоть одна квартирка.
– Немногое тут изменилось, правда? – грустно заметий Ник, и лицо его стало задумчивым и печальным: на этой бетонной пустоши они выросли. – Мальчишкой я не чаял отсюда выбраться.
– Я тоже, – кивнула Мэгги. Пока Ник объезжал квартал, выбираясь обратно на дорогу, они не произнесли ни слова.
– А вот футбольное поле. – Ник кивком указал ей налево. – Помнишь, ты частенько приходила сюда поглядеть, как мы гоняем мяч.
– Прекрасно помню. Никто из вас, мальчишек, не хотел брать меня в свою команду только потому, что я девочка. – В ее голосе послышалось шутливое обвинение, и она легонько, шутя, ткнула его в бок кулачком. – А я не хуже вас била по мячу, а уж бегала быстрее любого мальчишки.
– Поэтому мы тебя и не брали, – улыбнулся Ник. Справа от них возникла желто-красная неоновая вывеска.
– Смотри, «Макдоналдс» все еще тут! – воскликнула Мэгги. Как и все прочие, ресторан, в котором они с Ником впервые встретились еще детьми, оказался чуть более грязным и обветшалым, но в основном остался прежним. Огромный синий мусоросборник на задах по-прежнему оставался гордой достопримечательностью этого места. Рядом крутилась тощая черная дворняга, полная надежд.
– Неужели это тот самый мусоросборник? – Ник тоже его заметил.
– Ну что ты… – Мэгги передернула плечами. – У этого есть крышка.
– Хорошая мысль. Любой ценой не подпустить близко голодных маленьких девочек.
Эти слова вернули Мэгги на землю.
– Интересно, здесь по-прежнему бродит много голодных детей?
Она вспомнила Дэвида, ее прелестного, любимого, прекрасного мальчика, и снова вздрогнула. Какими бы невзгодами ни обернулись ее действия – а уж лишений и невзгод было немало, самых разных, – по крайней мере, ее ребенок вырос не в той изнурительной бедности, какая выпала на ее долю. Уплаченная ею цена оказалась высока, но она спасла от нужды сына.
Может быть, ее решение, в конце концов, не так уж ужасно? Да, оно было неверным, сейчас она знала это точно, каждой клеточкой своего тела, но, может быть, не столь уж непростительным. Она сделала шаг, который, как считала, в то время был необходим, чтобы обеспечить будущее ребенка. И это ей удалось. У Дэвида всегда было все самое лучшее. Даже любовь. Много любви, и от матери, и от бабушки, и от Лайла. Он в своей жизни не знал, что такое нужда.
Затем взгляд ее остановился на Нике, и мысли мгновенно побежали в ином направлении. Все же она чувствовала, что на душе стало легче, – видимо, оттого что наконец-то начала прощать себя.
– Помнишь это место? – мягко спросил Ник. Погруженная в свои размышления, Мэгги не заметила, что он снова съехал с дороги.
– Склад. – Быстрая смена окружающего пейзажа подсказала Мэгги, где они находятся. Склад, вблизи которого устроились они с Ником после драки в «Розовой киске», когда она пыталась остановить кровь, хлеставшую у него из носа. Склад, где он впервые поцеловал ее.
– Я же сказал, тропа памяти, – усмехнувшись, заметил Ник, разворачивая пикапчик и паркуя его в глубине, подальше от единственной желтой лампочки, которая висела где-то под крышей. Отстегнув ремень, он нагнулся, чтобы помочь Мэгги, затем осторожно и нежно притянул ее к себе на колени.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дитя любви - Робардс Карен



Во первых это современный роман!!!!!!Во вторых ещё один восхитительный роман этого автора,очень интересный,страстный,короче ЧИТАТЬ!!!!!!!!!!!!
Дитя любви - Робардс Кареннаташа
7.05.2012, 7.25





роман понравился, он действительно современный, очень динамичные события. хорош. определенно хорош
Дитя любви - Робардс КаренОльга
13.05.2012, 21.31





странно, что этот роман отнесли к историческим, с радиотелефонами это вряд ли, романы этой писательницы мне нравятся все до единого, одни чуть больше другие чуть меньше, так что можно читать любой удовольствие несомненное, здесь и приключения и страсть, детектив и эротика
Дитя любви - Робардс Каренарина
23.08.2012, 18.57





Средненько и как-то нудновато!
Дитя любви - Робардс КаренИринаАрина
23.10.2013, 16.51





Читать!Совсем не скучно.Единственно, концовку бы поразвёрнутей.Мораль- не в деньгах счастье,и даже не в их количестве!Зачем только героиня компромат на себя прячет,а потом перепрятывает?Логичней было бы просто ликвидировать...
Дитя любви - Робардс КаренГном
18.11.2013, 19.57





Не плохо,но опять у автора секс.извращение проскакивает,вот не может она без этого.
Дитя любви - Робардс КаренОсоба
22.02.2014, 17.13





Согласна с мнением, что роман нудноват. Вроде бы все неплохо, но абсолютно одинаковые описания мыслей и чувств героини от страницы к странице надоедали, приходилось читать по диагонали. Не понравилось резкое перерождение чувств мальчика к отцу от + к -. В общем, 6/10 с натяжкой. Перечитывать не стала бы.
Дитя любви - Робардс КаренЯя
19.04.2014, 17.21





А мне понравилось. Все очень даже из жизни.
Дитя любви - Робардс КаренМона
9.07.2014, 18.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100