Читать онлайн Дитя любви, автора - Робардс Карен, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дитя любви - Робардс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дитя любви - Робардс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дитя любви - Робардс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робардс Карен

Дитя любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Мэгги не могла остановиться. Всю дорогу она просидела, уткнувшись носом в плечо Ника и содрогаясь от рыданий, так что лишь смутно, каким-то шестым чувством, поняла, что они пересекли мост на Индиану, а затем принялись петлять по бесконечному количеству дорог, ведущих бог знает куда. Нет, она не была встревожена. Она доверила Нику свою жизнь и даже больше, чем жизнь.
– Ну-ну, все хорошо, – на разные лады бормотал Ник ей в ухо успокаивающие слова, баюкая ее в своих объятиях, но она продолжала рыдать. Ник с Линком обменялись парой каких-то фраз, но смысл их ускользнул от сознания Мэгги. Сейчас она могла только плакать.
Когда автомобиль, наконец, остановился, Ник выскользнул наружу, не выпуская ее из своих объятий. Последнее обстоятельство пришлось весьма кстати, поскольку Мэгги не в состоянии была оторваться от спасительного плеча и крепко обхватила руками шею Ника, словно вознамерилась никогда в жизни не отпускать его от себя. Он держал ее на руках, просунув одну ей под спину, а другую под колени.
– Слушай, забери все отсюда, ладно? – попросил Ник брата, который, распахнув перед ним дверцу автомобиля, смотрел на него поверх поникшей головы Мэгги.
Ответа Мэгги не расслышала, но, судя по тому, что Ник развернулся и, не говоря больше ни слова и не выпуская ее из рук, двинулся по поросшему травой двору, Линк ответил утвердительно. Как в тумане, Мэгги заметила древний двухэтажный сельский дом, явно нуждавшийся в побелке, а также пару-тройку странного вида мужчин на парадном крыльце, сосредоточенно изучавших какую-то карту. Завидев Ника, поднимавшегося по пологим ступенькам, они вскинули на него удивленные глаза, светившиеся поразительно одинаковым любопытством. Что-то удержало их от комментариев (или просто Мэгги не расслышала?) – то ли выражение лица Ника, то ли тот факт, что он нес на руках рыдающую и беспомощную женщину. Судя по всему, Линк шел следом, поскольку дверь чудесным образом мгновенно распахнулась перед ними, пропуская внутрь, а потом так же быстро закрылась. Ник, все так же держа ее на руках, пересек мрачный холл и направился в некое подобие гостиной, где наконец-то смог опуститься в огромное глубокое кресло с потертой обивкой, бережно устроив Мэгги у себя на коленях.
Она еще минут десять продолжала всхлипывать, прижимаясь к нему и хватая ртом воздух. Ник терпеливо ждал, не разжимая рук, нашептывая ей на ухо что-то вроде: «Тс-с-с, малышка», «Ну же, ну», – и одновременно нежно поглаживая ее по голове и спине.
Даже когда она успокоилась, он продолжал держать ее в своих объятиях. Мэгги приникла к нему, подобно измотанному плачем ребенку, обессиленно уронив руки и закрыв глаза. Скорее всего, потом она заснула, потому что, когда она вновь смутно начала различать окружающее, комната оказалась погруженной во мрак. Бросив взгляд на окно, слабо светившееся за спинкой кресла, Мэгги поняла, что и на дворе тоже темно.
Она все еще оставалась в его объятиях, уткнув лицо куда-то во впадину между плечом и шеей и полностью расслабившись. Ее левая рука безжизненно покоилась на плече Ника, правая, согнутая колечком, приткнулась между их телами. Крепкие руки Ника нежно прижимали ее к себе.
Постепенно приходя в себя, Мэгги медленно, в мельчайших деталях начинала осознавать происходящее. Она чувствовала под головой широкое и сильное плечо Ника. Ее ухо различало ровное биение его сердца. Мягкий хлопок рубашки прикрывал грудь, широкую и крепкую, источавшую тепло. Руки, сомкнутые на ее талии, были мускулистыми и, казалось, столь же надежными, сколь нежными. Вес ее тела уверенно приняли на себя его ноги, плотно стоявшие на полу. Ник сильный, подумала Мэгги. Мужчина, который сумеет постоять за свою собственность. А она была его собственностью. Всегда.
Еще плотнее прижавшись к нему, она вдруг подумала: «Ну, вот я и дома…», и эта мысль ее потрясла.
Она шевельнулась, затем выпрямилась и села, обнаружив, что Ник пристально наблюдает за ней.
Мэгги бросила на него смущенный взгляд, и Ник, загасив сигарету, улыбнулся в ответ. В глазах его светилась нежность. Его голова покоилась на спинке кресла, обитого выцветшей цветастой тканью; тело казалось тяжелым и расслабленным. Вид у него довольно усталый, отметила про себя Мэгги.
– Тебе получше? – спросил он, и она утвердительно кивнула в ответ.
Будь на его месте любой другой мужчина, ей пришлось бы просить прощения за свои бесконечные слезы. Но только не с Ником. Ему извинения ни к чему – они ведь единое целое. А значит, просить у него прощений – все равно что просить прощения у себя самой.
– Наверное, тебе неудобно, – проговорила она. – Мне кажется, я спала вечность.
– Всего часа три, – улыбнулся Ник. – Если кухонные часы не врут, значит, сейчас начало шестого.
– Надо было меня разбудить или хотя бы не держать на руках. Вот и кушетка рядом. – Слева от кресла и впрямь высилось громоздкое сооружение, покрытое старым золотистым бархатом. Несмотря на свою древность, выглядело оно достаточно привлекательно.
– Это если бы я захотел.
– Где мы? – Откинувшись назад, к его плечу, словно к спинке кресла, Мэгги обвела глазами комнату.
– Старлайт, штат Индиана. Мы с Линком арендуем эту ферму.
– А-а… – сонно протянула Мэгги. Казалось, тело ее обмякло, лишившись остова, словно вместе со слезами вытекли и последние силы. Грудная клетка ныла, но боль не имела ничего общего с той, прежней, и Мэгги решила не обращать на нее внимания. – Помнишь; детьми мы все время мечтали пожить на ферме?
– Помню. – Он улыбнулся. Голова Мэгги покоилась у него на плече, так что лицо его она видеть не могла, но безошибочно уловила чуть заметное движение губ. Подбородок и щеки оставались в тени, и, когда Ник слегка поворачивал голову, ее висок царапала легкая щетина. – Твоим самым большим желанием было кормить по утрам цыплят. – А что, прекрасное и скромное желание, разве не так? – Мэгги вздохнула, вспомнив о мрачной реальности. – Жаль, что мне не удалось его осуществить. Я только все испортила…
– Не настолько, чтобы нельзя было исправить. – Ник крепко, но осторожно, так, чтобы не навредить ее истерзанной груди; прижал Мэгги к себе. Несмотря на все случившееся, она чувствовала себя в его объятиях необъяснимо спокойно.
– Хотелось бы и мне такой же уверенности… Не нужно было нести меня на руках. Тут неподалеку клуб матери Лайла, так что можно побиться об заклад: весь город теперь о нас только и говорит.
Ее бы воля, она могла бы сказать и по-другому. Это дерьмо все испортит. Но ей не хотелось, чтобы Ник упрекнул ее в сквернословии. В данный момент ни к чему раздражать его.
– Ну и что? Развод ты получишь. – Слова прозвучали невыразительно, сдержанно: обычное утверждение, не оставляющее места для спора.
Мэгги промолчала: она чувствовала, как напрягся Ник.
– Черт побери, Магдалена, ты и в мыслях не должна допускать, что можешь вернуться к этому ублюдку! Я запрещаю тебе даже думать об этом. Ты слышишь?
И снова совершенно неожиданно для себя она улыбнулась.
– Ты всегда отдавал приказы.
Руки его разжались, отпустив ее, и Мэгги, наблюдая, с какой силой – так, что побелели костяшки пальцев, – они впились теперь в ручки кресла, поняла: Ник выпустил ее лишь потому, что боялся причинить боль. Она безошибочно определила, что тело его напряглось от ярости. Вот тебе и не хотела раздражать… Ей даже не нужно ничего говорить: он и так знает, что у нее на уме. Он слишком хорошо ее знает.
Ее голова по-прежнему лежала на плече Ника, и, слегка повернувшись, Мэгги заметила, как на его скулах вспыхнули яркие алые пятна, как загорелись от ярости кончики ушей. Эти приметы она давно знала по опыту: Ник начинает окончательно выходить из себя.
– Я предлагаю тебе сделать выбор, – взгляд Ника скользнул по ее лицу. – Либо ты – разведенная жена, либо – вдова. Все очень просто.
– Ник, – мягко проговорила Мэгги, – есть ведь еще Дэвид.
– К черту Дэвида!
– Не нужно так. Прошу тебя, никогда-никогда больше так не говори. Он ведь мой сын.
– А ты – его мать, – пробормотал Ник сквозь зубы. – Хотел бы я знать, что, по-твоему, он почувствует, если узнает, как его отец поступил с тобой? Думаешь, ему понравится видеть тебя, избитую до синяков и ссадин? Если бы вам пришлось поменяться ролями, и, для того чтобы остаться с тобой, Дэвиду пришлось терпеть негодяя, который использует его как подвесную грушу в боксе, как бы ты хотела, чтобы он поступил?
Мэгги молчала. Подобный поворот событий ей в голову не приходил.
– Но это же совсем другое…
– Какое, к черту, другое!
Уж если Ник начинал сыпать проклятиями, значит, дело серьезно. Подобное случалось с ним только в приступах неуправляемой ярости. Уж что-что, но сквернословие в присутствии женщин к его порокам не относилось. Даже когда Мэгги изредка позволяла себе резкие выражения, Нику это было не по душе. Когда они были детьми, Мэгги, случалось, с откровенным удовольствием вспоминала при нем какое-нибудь выразительное запретное словечко из тех, которые она когда-либо слышала. И так же запросто могла отпустить нечто подобное по его адресу, чтобы вывести Ника из себя.
– Обычно все было не так уж плохо. Так же сильно он избил меня только один раз, давным-давно. Дэвид был еще крошкой. Иногда Лайл мог меня ударить, мог дать пощечину. Ну, еще крепко сжать запястье и вывернуть руку, как в тот раз, но подобной дикости раньше не было. Ему больше нравится держать меня в страхе.
– О небо, я убью его! – Ник был вне себя. – Почему ты не ушла от него раньше?
– Из-за Дэвида, – устало проговорила Мэгги, сознавая, что Ник не хочет ее понимать. – Он бы никогда не позволил мне взять Дэвида.
– Он бьет мальчика? – Вопрос прозвучал так, словно Ник с трудом владел собой. Мэгги коротко и сухо рассмеялась.
– Да посмей он только поднять руку на Дэвида, он бы дорого поплатился. Я бы ни секунды с ним больше не осталась, забрала бы сына – и будь что будет. Но я убеждена – абсолютно и полностью, – что Лайл и пальцем его не тронет. По-своему он любит мальчика, да и Дэвид его обожает. Иногда мне даже кажется, что Дэвид, скорее, его сын, чем мой.
Слова эти ранили ее, особенно в присутствии Ника, но что делать, если это чистая правда. Она могла бы признаться, что слегка побаивается забирать мальчика у Лайла, опасаясь, что Дэвид, представься ему шанс, мог бы предпочесть ей отца. Лайл был прекрасным спортсменом, который легко добивается успеха в любом виде спорта: гольф, теннис, плавание, парусный спорт или лыжи. И внешне он приятен, всегда уверен в себе: за ним как за каменной стеной. Стоило ему только произнести слово прыгнул, как каждый в Луисвилле спрашивал: «Высоко?» Дэвида это все восхищало, весь этот флер силы и непобедимости. Да и воспитывался он как наследник, как отпрыск царя зверей. Уиндермир и все, что к нему относится, в один прекрасный день перейдут Дэвиду, и мальчик прекрасно это знает. Ну разве можно состязаться со всем этим на том лишь основании, что она – мать Дэвида и любит его?
Мэгги ненавидела Лайла, боялась его и в замужестве была откровенно несчастна. Она опасалась влияния Лайла на мальчика. Ах, как бы хотелось ей обладать даром тетушки Глории, той хваленой таинственной силой, способной вычеркнуть Лайла из ее жизни! Но ей этого не дано, и во всех схватках с мужем, включая развод, в побежденных окажется она, Мэгги. Все козыри на руках у Лайла, тогда как у нее от силы один, самый мелкий. Слабовато для борьбы. Да и как этот козырь использовать? Только беду накличешь, смертельно ранишь Дэвида, чтобы в результате опять остаться ни с чем.
Она не могла рисковать счастьем сына ради собственного. И не сможет.
– Кто-то еще знает, что он тебя избил? Его мать, экономка?
– Не думаю… – Мэгги покачала головой. – Мне… мне не хотелось бы, чтобы знали… Следы крови в том месте, где он меня ударил, я убрала, а когда поняла, что не могу свободно двигаться, легла в постель. Насколько мне известно, считается, что у меня грипп.
– Ты даже не крикнула? Не позвала на помощь?
– Мне не хотелось, чтобы услышала Вирджиния. – Мэгги говорила едва слышно, и Ник с трудом понимал слова. – Или кто-нибудь другой…
Усилием воли сдержавшись, Ник что-то невнятно пробормотал.
– Может быть, следует показаться врачу? – произнес он через мгновение, словно рассуждая вслух. – Нужно осмотреть раны на голове и проверить, не сломано ли ребро.
– О нет! – быстро отозвалась Мэгги.
– Почему?
– Потому что я не хочу! – Секунду Мэгги колебалась, затем решилась. – Мне будет стыдно, – добавила она уже спокойнее.
– Стыдно? Тебе? – повторил Ник, словно не расслышал ее слов, оглушенный яростью. – Разве ты в чем-то виновата?
– Нет, но… – Мэгги вздохнула, поняв, что разговор измучил ее и что этот бесплодный спор может продолжаться до утра. – Может, оставим обсуждение на потом? Пожалуйста. У меня болят ссадины, мне необходимо принять душ, и я умираю от голода.
– Ты не вернешься к Форрестам, даже если для этого мне придется приковать тебя к себе наручниками на всю оставшуюся жизнь. – Голос Ника дрожал от ярости, которую он пытался сдержать.
– Меня это устраивает, – слабо улыбнулась Мэгги, надеясь, пока у Ника окончательно не лопнуло терпение, слегка разрядить атмосферу.
– Я серьезно, черт побери!
– Я знаю. Я тоже серьезно. Ник посмотрел на нее в упор.
– Магдалена, у тебя жуткая рана на голове и все тело в кровоподтеках. Мы также установили, что твой ублюдок муж сумел крепко напугать тебя сексом, отвратив от него. Так какого дьявола ты таращищь на меня свои огромные удивленные глазищи и воркуешь со мной, словно провоцируешь на поцелуй?
– Возможно, старые привычки живучи, – рискнула ответить Мэгги, и в глазах ее вспыхнул озорной огонек. Ник надежен, как вера, и прочен, как скала. Она знала точно, что он никогда не швырнет ее на пол и не бросится на нее диким зверем. А значит, отчего бы немножко и не подразнить его? Она настолько устала от вечной подавленности, от страха. А последние три дня оказались самыми тяжелыми за всю ее жизнь. Так почему же не испытать счастье, когда это возможно? Поскольку половина Луисвилля все равно уже знает о том, как Ник вынес ее на руках из автомобиля, а остальные будут знать об этом к утру, значит, и Лайлу это станет известно. И тут уж он окончательно рассвирепеет, можно не сомневаться. Подобная перспектива пугала Мэгги, но в ней можно было найти и положительный момент: Лайл настолько потеряет голову от услышанного, что, какой бы безумный шаг она ни предприняла сейчас, хуже уже не станет.
Лайла не будет в городе еще две с половиной недели, и она выкрадет у судьбы это время для себя. Для себя и для Ника. А уж потом будет думать, что натворила. Если ей придется забрать у Лайла все свое, она это сделает. Но сейчас, хотя бы ненадолго, она намерена выбросить из головы Лайла вместе со всеми другими проблемами. Она намерена ухватить для себя хоть капельку счастья.
Право же, две недели – не слишком высокая цена за двенадцать лет страданий.
– Прочь с моих колен, ведьма.
Почуяв перемену в ее настроении, Ник капитулировал, однако, когда фраза эта слетела с его губ, Мэгги поняла, что он продолжит борьбу на следующий день. Ник шутливо и мягко наподдал ей с тыла – и Мэгги вычислила, что удар был бы сильнее, не опасайся он, что и там у нее синяки. Сбскользнув с его колен, она встала на ноги, с удивлением обнаружив, что они могут ее и подвести. Ник тоже поднялся, потягиваясь и морщась от боли, пока кровь возвращалась в затекшие мышцы, слишком долго пробывшие в одном положении. Чтобы сохранить равновесие, он положил руки ей на плечи.
– Ванная там, – кивнул он в сторону двери, едва заметной в темноте холла. – А я пока пойду на кухню, поищу, что мы можем съесть. Если почувствуешь слабость или закружится голова, крикни мне.
– Слушаюсь, господин. – Мэгги кинула на него через плечо искрящийся взгляд и отправилась в ванную.
Сделав все необходимое, она привела в порядок блузку, вымыла руки и, рассматривая себя в зеркало, состроила рожицу. Ну чистое пугало! Волосы взъерошены, словно беличье гнездо, свитое из ярко-красных осенних листьев. Глаза от слез припухли и покраснели, а лицо хранило смертельную бледность, словно после встречи с Дракулой. Пудра, которой она тщательно постаралась замаскировать синяки, осыпалась, скорее всего, на костюм Ника. От губной помады не осталось и следа, зато под одним глазом красовались черные разводы: неоспоримое доказательство того, что тушь для ресниц вовсе не водостойкая, как утверждала реклама.
Этого Мэгги стерпеть не могла.
Скрутив волосы узлом на затылке, она сполоснула лицо холодной водой с мылом, мало заботясь о том, что Ник заметит синяки на лбу и щеках. Чистый пустяк по сравнению с тем, что он уже видел. Затем прополоскала рот и, обнаружив на туалетном столике расческу, осторожно, поскольку рана на голове оставалась чувствительной, принялась причесываться. В аптечке, висевшей тут же, Мэгги попыталась отыскать какую-нибудь косметику, но в этом удача ей отказала. Ничего подходящего, кроме таблеток тиленола, две из которых она тут же проглотила, запив водой. Зато теперь появилась надежда, что через несколько минут боль в висках утихнет.
Впервые за три дня Мэгги почувствовала себя лучше. Она вышла из ванной, ориентируясь на единственную полоску света, пробивавшуюся из-под какой-то двери.
Это оказалась кухня, типичная для сельского домика: выкрашенные белой краской шкафы и полки, покрытый линолеумом пол, красные дешевые занавески, на окнах. В одном конце, под узкими окнами, стоял огромный стол с хромированными ножками – гордость убранства родом из пятидесятых годов. Ник уже водрузил на него пару тарелок и пластиковую бутыль с водой, а в центре, как украшение, поместил картонную подставку с солонкой и перечницей. Сейчас он что-то пристально изучал в духовке, согнувшись над ней с кухонной прихваткой в одной руке и вилкой на длинной ручке в другой. Мэгги внимательно наблюдала, как он переворачивает один из шипящих стейков и вновь задвигает сковородку в духовку, закрывает дверцу. На нем были серые брюки от костюма и распахнутая у ворота белая рубашка с закатанными рукавами, выставлявшими на обозрение крепкие, покрытые волосами руки. От кухонного жара он раскраснелся, волосы спутались, а подбородок и щеки потемнели от пробившейся, щетины.
Сейчас он казался ей привлекательнее всех мужчин, которых она встречала в жизни.
– Какой запах… – проговорила Мэгги, переступая порог.
Ник поднял на нее глаза и улыбнулся.
– Да, в отличие от тебя, я прекрасный кашевар, помнишь? Разве что ты поднабралась опыта после тех сгоревших бифштексов.
– Едва ли, – призналась Мэгги с любопытством заглядывая через его плечо и изучая содержимое кастрюль на плите. В одной булькали кукурузные початки, в другой плавилась на разогретом масле фасоль.
– Я потрясена, – промолвила Мэгги, и ее желудок согласно заурчал.
– Тогда садись. Все будет готово через минуту. Мэгги направилась к столу, потом на мгновение приостановилась.
– Нужно позвонить в Уиндермир, сказать им, что меня не похитили и со мной ничего не случилось. Пока они не всполошились и не натворили глупостей, например, позвонив в полицию или Лайлу.
Сейчас даже думать о Лайле ей было противно, и уж тем более говорить о нем без крайней необходимости. Но сообщить о себе необходимо, а звонить домой за спиной у Ника она не хотела. Никогда больше она не скажет ему ни слова лжи.
Ник повернулся, не выпуская из рук вилку, взглянул на нее и нахмурился. Не моргнув глазом, Мэгги выдержала его взгляд.
– Ну что ж, звони, – наконец согласился он. – Но назад ты не вернешься.
– А разве я говорила, что вернусь? – Телефон на стене. – Слегка скривив губы, Ник снова повернулся к плите.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дитя любви - Робардс Карен



Во первых это современный роман!!!!!!Во вторых ещё один восхитительный роман этого автора,очень интересный,страстный,короче ЧИТАТЬ!!!!!!!!!!!!
Дитя любви - Робардс Кареннаташа
7.05.2012, 7.25





роман понравился, он действительно современный, очень динамичные события. хорош. определенно хорош
Дитя любви - Робардс КаренОльга
13.05.2012, 21.31





странно, что этот роман отнесли к историческим, с радиотелефонами это вряд ли, романы этой писательницы мне нравятся все до единого, одни чуть больше другие чуть меньше, так что можно читать любой удовольствие несомненное, здесь и приключения и страсть, детектив и эротика
Дитя любви - Робардс Каренарина
23.08.2012, 18.57





Средненько и как-то нудновато!
Дитя любви - Робардс КаренИринаАрина
23.10.2013, 16.51





Читать!Совсем не скучно.Единственно, концовку бы поразвёрнутей.Мораль- не в деньгах счастье,и даже не в их количестве!Зачем только героиня компромат на себя прячет,а потом перепрятывает?Логичней было бы просто ликвидировать...
Дитя любви - Робардс КаренГном
18.11.2013, 19.57





Не плохо,но опять у автора секс.извращение проскакивает,вот не может она без этого.
Дитя любви - Робардс КаренОсоба
22.02.2014, 17.13





Согласна с мнением, что роман нудноват. Вроде бы все неплохо, но абсолютно одинаковые описания мыслей и чувств героини от страницы к странице надоедали, приходилось читать по диагонали. Не понравилось резкое перерождение чувств мальчика к отцу от + к -. В общем, 6/10 с натяжкой. Перечитывать не стала бы.
Дитя любви - Робардс КаренЯя
19.04.2014, 17.21





А мне понравилось. Все очень даже из жизни.
Дитя любви - Робардс КаренМона
9.07.2014, 18.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100