Читать онлайн Любовь искупительная, автора - Риверс Франсин, Раздел - 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь искупительная - Риверс Франсин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.02 (Голосов: 183)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь искупительная - Риверс Франсин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь искупительная - Риверс Франсин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Риверс Франсин

Любовь искупительная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

29

«И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; и ад следовал за ним…»
Библия. Откровение 6:8
Сан–Франциско больше не был маленьким, грязным, расположенным в бухте, городком. Сейчас это был огромный город, простиравшийся вдоль песчаных холмов. Долина Счастья перестала быть палаточным лагерем, вокруг возвышались капитальные дома. Много кораблей, которые раньше стояли на берегу и использовались в качестве магазинов, салонов и гостиниц, теперь были сожжены, и на их месте возвышались добротные кирпичные постройки. Вдоль грязных улиц тянулись дощатые настилы тротуаров.
Паромщик подставил лицо свежему ветру. — Каждый раз, когда в городе случается пожар, они отстраивают его еще лучше, чем прежде, — сообщил он Ангелочку, пока они пересекали бухту. Он предупредил ее, что не стоит пользоваться водой из неглубоких колодцев из–за ее противного привкуса, и сообщил, что она сможет снять неплохую комнату в районах, отдаленных от порта. Ангелочек была слишком утомлена, чтобы заниматься долгими поисками, поэтому решила остановиться в маленьком отеле у берега.
Запах моря и горы мусора напомнили ей лачугу в порту, в которой прошла часть ее детства. Казалось, что это было сотни лет назад. Она поужинала в небольшой гостиной, ловя на себе взгляды множества молодых людей. Она утолила голод, но пустоту в ее сердце ничто не могло заполнить.
«Я поступила правильно, что ушла от Михаила. Я знаю, что поступила правильно».
Вернувшись к себе в комнату, она попыталась заснуть на жесткой кровати. Было холодно, и ей никак не удавалось согреться. Свернувшись калачиком под одеялом, она с тоской вспоминала, как ей было тепло в надежных руках Михаила. Она не могла не думать о нем. Прошло ведь только три дня с той ночи, когда она танцевала перед ним при лунном свете. Что он сейчас о ней думает? Он, наверное, ненавидит ее? Может быть, он проклинает ее?
Если бы она могла плакать, она бы чувствовала себя лучше, но слез не было. Она обняла себя крепко, пытаясь унять боль. Закрыв глаза, стала представлять себе его лицо, но этого было недостаточно. Она не могла прикоснуться к нему. Не могла ощутить его объятия.
Поднявшись, она открыла сумку, отыскивая рубашку Михаила. Снова опустившись на кровать, она прижалась к ней лицом, вдыхая запах его тела.
— Ах, мама, — прошептала она в темноту, — боль действительно заставляет желать смерти.
Но тихий, еле слышный голос глубоко внутри говорил снова и снова, не переставая.
«ЖИВИ. ИДИ ВПЕРЕД. НЕ СДАВАЙСЯ».
Что она будет делать теперь? У нее осталось немного золота, но этого хватит ненадолго. Почтовая карета, паром и гостиница потребовали больших затрат, чем она ожидала. Цена за эту простую комнату была очень высокой. Поэтому оставшегося золота хватит на два, может быть, на три дня. Когда оно закончится, ей придется найти работу.
В конце концов, ей удалось уснуть. Всю ночь ее преследовали странные, беспокойные сны. Несколько раз она с дрожью просыпалась. Словно какая–то злая сила спряталась за углом и ждала своего часа.
Утром, собрав свой скромный багаж, она отправилась в путь. Несколько часов бродила по улицам города. Все вокруг удивительно изменилось. Вот на этой площади раньше ютились жалкие хибары, теперь их не было. Повсюду, словно нашествие, громоздились торговые палатки и киоски. От этого площадь производила впечатление огромного рынка. Она шла вдоль рядов палаток, рассматривая товары, привезенные со всего мира.
Неподалеку расположилось несколько борделей, один из которых отражал элегантную атмосферу Нового Орлеана. На другом конце площади бурно расцвели всевозможные салоны и казино. «Дом Паркера», «Обмен валюты Дэннисона», «Город полумесяца» и «Империя» давно перестали быть теми маленькими грязными заведениями, которые помнила Ангелочек. На углу одной из прилегающих улиц расположился «Городской отель Брауна».
Она проходила мимо открытых дверей аптек и зубных кабинетов, адвокатских контор и всевозможных офисов, бюро геологических экспедиций и инженерных фирм. Обратила внимание на здания нескольких новых банков и большую брокерскую контору. Неподалеку она увидела здание школы, во дворе которой дети играли в салки. Ангелочек постояла немного, наблюдая за ними и вспоминая Руфь, Лию и мальчиков. Она так по ним скучает.
На следующей улице она заметила почту, у дверей которой в ожидании новых писем толпились в очереди мужчины. На пересечении улиц Вашингтона и Гранта расположилась новая китайская прачечная. Прачки скребли и отмывали одежду в больших тазах, а несколько человек укладывали выстиранное белье в корзины. Повесив несколько корзин на бамбуковые шесты, они устремлялись в дома заказчиков.
К полудню Ангелочек проголодалась и устала. Но проблема с жильем и работой по–прежнему оставалась нерешенной. Пока единственной возможностью было вернуться к тому, что она умела делать. Всякий раз, проходя мимо борделя, она знала, что стоит ей только войти внутрь, как у нее сразу же появится крыша над головой и еда. Она обретет необходимый комфорт. Все, что нужно сделать, это вновь продать свое тело — и предать Михаила.
«Ангелочек, он ведь об этом никогда не узнает».
— Но я буду знать. — Проходивший мимо мужчина окинул ее любопытным взглядом. Она, похоже, сходит с ума, беседуя сама с собой.
Другой мужчина, золотоискатель, схватил ее за руку, предлагая выйти за него замуж. Она выдернула руку, требуя оставить ее в покое. Он сказал, что построил дом и теперь ищет жену. Она посоветовала ему поискать в другом месте и торопливо пошла дальше.
Толпы людей заставляли ее нервничать. Куда они все спешат? Чем занимаются, чтобы прокормиться? У нее гудела голова. Может быть, причиной этому был голод. Может быть, беспокойство о том, что делать, когда золото в ее карманах иссякнет. Может быть, внутренне она понимала, что она слаба, и единственное, что она может, это вернуться к проституции — только бы прокормиться и выжить.
«Что мне делать? Боже, я не знаю, что делать дальше!»
«ЗАЙДИ В ТО КАФЕ И ОТДОХНИ».
Ангелочек осмотрелась и увидела небольшое кафе. Вздохнув, она побрела к нему и зашла внутрь. Заняла столик в дальнем углу, поставив сумку под ноги. Потирая виски, попыталась думать о том, где проведет сегодняшнюю ночь.
Кто–то за соседним столом раздраженно стукнул кулаком, и она подскочила от неожиданности. Бородатый мужчина зло выругался.
— Почему так долго? Я жду уже почти час! Где мой бифштекс?
Маленького роста рыжеволосый человек поспешно выскочил из подсобки и попытался успокоить шумного посетителя, шепотом объясняя причину задержки, но это еще больше его разозлило. С красным от гнева лицом, он схватил маленького человечка и притянул к себе.
— Неважно себя чувствует?! Ха! Да повар просто пьян, ты ведь это хочешь сказать? — Он опустил мужчину на ноги, оттолкнув от себя так, что тот отлетел к соседнему столику. Посетитель направился к двери и захлопнул ее с такой силой, что задрожали стекла.
Маленький человечек поспешил на кухню, стремясь избежать гнева оставшихся посетителей, которые тоже ждали своих заказов. Еще несколько человек, поднявшись, вышли.
Ангелочек не знала, последовать их примеру или все же подождать. Она была измотана, впереди — полная неизвестность, так почему бы не посидеть здесь? Ей не хотелось возвращаться к уличной суете. Даже если она не поест, ничего с ней не случится.
Еще трое мужчин не выдержали долгого ожидания и удалились. Остались Ангелочек и еще четверо посетителей. Рыжеволосый человек вышел из кухни, натянуто улыбаясь.
— У нас остались булочки и бобы.
Четверо оставшихся клиентов встали и направились к двери с язвительными замечаниями, что нет уж, с них, пожалуй, хватит.
Невысокий человек стоял сгорбившись. Не замечая Ангелочка, которая сидела в углу, он заговорил, обращаясь в пустоту: — Что ж, Господь, похоже, все кончилось. Бизнес кончился. — Подойдя к двери, он повесил табличку и прислонился лбом к стене.
Испытывая жалость к нему, Ангелочек знала, что он сейчас чувствует.
— Надо уходить? — тихо спросила она. Он повернулся, густо покраснев.
— Я не знал, что вы еще здесь. Хотите бобов с булочкой?
— Да, пожалуйста.
Он моментально исчез. Вернувшись, он поставил перед ней тарелку и опять удалился. Булочка была твердой, как камень, а бобы подгорели. Нахмурившись, она взглянула на него.
— Кофе? — спросил он, наливая чашку. Кофе был таким крепким, что она сморщилась.
— Мистер, вам нужен новый повар, — заметила она сухо, отодвигая тарелку.
— А вы ищете работу?
Ее глаза расширились. — Я?
Он, заметив ее удивление, внимательно осмотрел ее с ног до головы.
— Похоже, что вряд ли.
Она почувствовала, как жар приливает к лицу. Неужели ее прошлое вот так сразу же видно? Неужели у нее на лбу написана ее биография, чтобы весь мир мог с легкостью прочитать? Неужели целый год жизни с Михаилом не принес никаких перемен?
Она выпрямила спину.
— Вообще–то, я действительно Ищу работу, — заговорила она с усмешкой. — И хотя мне еще далеко до величайших поваров мира, я думаю, что смогу приготовить что–то получше этого, — сказала она, указывая на бесформенную массу подгоревших бобов в своей тарелке.
— В таком случае вы работаете со мной! — Бросив кофейный поднос на стол, он протянул руку, прежде чем она успела вымолвить хотя бы слово. — Меня зовут Виржил Харпер, мадам.
Она попыталась осознать тот факт, что только что получила работу, которая свалилась прямо ей на колени, словно зрелая слива с небес. Как это возможно? Лишь минуту назад она лихорадочно пыталась придумать, что делать и как заработать на жизнь, а теперь незадачливый хозяин кафе нанимает ее на работу.
— Подождите, — остановила она его, убирая руку. — Мне еще нужно найти жилье. Может быть, я даже не смогу остаться в Сан–Франциско.
— Вам ничего не нужно искать, сударыня. Вы можете расположиться в комнате повара, как только он уберется, а он уже собирает вещи. Ваша комната прямо над кухней, рядом с моей. Очень уютная, хорошая кровать, комод.
Она настороженно смотрела на него. Нужно понять, нет ли тут ловушки.
— На двери хороший замок. Вы сможете проверить прямо сейчас. А вы умеете печь пироги? У нас многие спрашивают пироги.
— Сколько я должна буду платить за комнату?
— Да нисколько, — ответил он удивленно. — Вы получили работу и с ней жилье. Так как насчет пирогов? Вы умеете печь или нет?
— Да, я умею печь хлеб и пироги, — сказала она. Элизабет и Мириам научили ее всему, что знали сами. — Если сможете доставить муку, яблоки, ягоды… Харпер поднял лицо и руки к небесам.
— Господь Иисус Христос! Я люблю Тебя! — Он вдруг высоко запрыгал. — Я люблю Тебя! Я люблю Тебя!
Ангелочек смотрела на него, скачущего, словно кузнечик, и думала, что она будет делать, если этот бедняга окончательно свихнулся. Он заметил ее взгляд и рассмеялся.
— Я целую неделю провел на коленях, молился и размышлял о том, что делать дальше. Вы знаете, что наделал этот пьянчуга? Он помочился в суп и весь день в понедельник подавал его клиентам. Рассказал мне об этом только сегодня. Я думал, что к утру меня повесят, а он только смеялся и говорил, что всего лишь добавил в похлебку немножко приправы. О том, что он сделал сегодня утром, я не могу вам рассказать.
Она взглянула на тарелку, стоявшую перед ней.
— Он что–то сделал с бобами?
— Нет, об этом я ничего не знаю.
— Что–то вы не слишком меня убедили.
— Пойдемте на кухню, я покажу вам продукты, и вы решите, что со всем этим можно делать. Как мне называть вас, мадам? Я вас даже не спросил еще.
— Осия, — назвалась она. — Миссис Осия.




Сильно размахнувшись, Михаил вогнал топор в полено так глубоко, что оно тут же раскололось пополам, а топор вонзился в чурбан. Пришлось как следует потянуть топор, чтобы освободить лезвие. Он поставил новое полено и, вновь размахнувшись, разрубил его пополам. И так одно за другим, пока все пространство вокруг него не оказалось заваленным дровами. Он ногой отшвырнул их в сторону и установил новое полено. Размахнувшись, разрубил его, на этот раз с такой силой, что полено разлетелось на куски, а топор отскочил от чурбана, едва не задев ногу.
Дрожа от напряжения, он отбросил в сторону топор и опустился на колени. Пот застилал глаза. Он отер его рукой. Вдруг послышался посторонний звук. Прищурившись от яркого солнца, он присмотрелся и увидел Джона, который, сидя на лошади, наблюдал за ним. Михаил даже не слышал, когда он подъехал.
— Давно ты здесь? — подавленно спросил он.
— Пару минут.
Михаил попробовал подняться на ноги и не смог. Как только он закончил свою неистовую работу, силы оставили его. Тогда он опустился на землю и сел, прислонившись спиной к чурбану. Взглянув на Джона, невесело улыбнулся.
— Не слышал, как ты подъехал. Что привело тебя сюда?
Джон взялся руками за луку седла. — У тебя уже дров на две зимы.
— Подгони телегу и возьми себе, сколько тебе нужно. Джон спрыгнул с лошади, седло под ним жалобно скрипнуло. Он подошел и сел рядом с Михаилом.
— Почему ты не хочешь поехать за ней?
Михаил провел дрожащей рукой по волосам.
— Оставь это, Джон. — Ему так не хотелось это обсуждать.
— Просто проглоти свою гордость, сядь на лошадь и отправляйся искать ее. Я присмотрю за домом.
— Гордость тут ни при чем.
— Тогда что тебя удерживает?
Михаил поднял голову и, глубоко вздохнув, ответил: — Здравый смысл.
Джон нахмурился. — Ты говоришь так же, как Павел.
Михаил вопросительно взглянул на него. — И что же говорит Павел?
— Да, ничего особенного, — уклонился от ответа Джон. — Михаил, женщины эмоциональны. Иногда они делают глупости…
— Она обдумала это. Это не было импульсивным поступком.
— Откуда ты знаешь?
Михаил взъерошил волосы. Сколько раз он вспоминал то, что она сделала и сказала в их последний вечер? Он все еще отчетливо видел ее стройное тело в лунном свете, залитые призрачным сиянием волосы, трепещущие на ветру. Он прикрыл глаза.
— Я знаю.
— Мириам обвиняет себя в том, что случилось. Она не говорит, почему она так думает, но она уверена в этом.
— Это никак не связано с ней. Успокой ее за меня.
— Я ей говорил. Она пыталась уговорить Павла ехать с ней и искать Амэнду, чтобы вернуть ее домой.
Михаил мог с легкостью предугадать, чем закончился их разговор. По крайней мере, у Павла хватило чуткости, чтобы в последние дни не появляться на горизонте и не показывать свое торжество.
— Павел никогда не любил Ангелочка.
— Ангелочка? — переспросил Джон растерянно.
— Мара, Амэнда, Фирца… — Голос Михаила дрогнул. Он схватился руками за голову. — Иисус, — сказал он горько. — Иисус. — Ангелочек. За все это время она не смогла довериться ему настолько, чтобы сказать свое настоящее имя. Или, быть может, он всегда, сам того не осознавая, воспринимал ее как Ангелочка? Может быть, поэтому она снова ушла от него? «О, Боже, может, поэтому Ты хотел, чтобы я позволил ей уйти?»
Джон Элтман ощутил себя беспомощным перед лицом горя этого молодого человека. Он не мог представить себе даже на секунду свою жизнь без Элизабет. Он видел, как сильно Михаил любил Амэнду, а Мириам клялась, что Амэнда любит его. Он положил руку на плечо Михаила.
— Может, она сама вернется? — Его слова показались ему самому пустым звуком. Михаил даже не поднял глаз. — Могу я чем–то помочь тебе?
— Ничем, — ответил Михаил. Сколько раз Ангелочек повторяла то же самое. «Мне ничего не нужно». Она, наверное, тоже чувствовала сильную внутреннюю боль. Может быть, такую сильную, что от одного вопроса боль становилась невыносимой? А он, наверное, так же бередил ее раны, как сейчас Джон бередит его? Пытаясь помочь, он делал только хуже.
— Я вернусь завтра, — сказал Джон. Вместо него пришла Мириам.
Она села рядом с ним под плакучей ивой, не говоря ни слова. Он ощущал, как в ее голове крутится немой вопрос, витая в воздухе: «Почему ты ничего не делаешь?» Но она молчала, ничего не спрашивая. Порывшись в кармане, она что–то протянула ему. Увидев на ее ладони обручальное кольцо своей матери, он ощутил приступ дикой боли где–то в животе.
— Возьми, — донеслись ее слова. Он взял.
— Где ты нашла его? — спросил он хрипло.
Мириам ответила со слезами на глазах: — Она отдала его мне, когда садилась в почтовую карету. Я забыла вернуть его тебе в первый день. А потом… я была так смущена.
— Спасибо, — просто сказал он, сжимая кольцо в кулаке и больше ни о чем не спрашивая.
— Ты изменил свое решение, Михаил? Ты пойдешь ее искать?
Он смотрел на нее; его взгляд был твердым. — Нет, Мириам, и не проси меня об этом больше.
Мириам пробыла у него недолго. Она сказала все, что могла, в самый первый день после отъезда Ангелочка и так и не смогла убедить его.
Михаил знал все возможные причины бегства Амэнды. Но помимо того, что он понимал умом, он знал, что таким непостижимым для него образом исполняется Божья воля. «Почему так? — плакал он, разрываемый внутренней тоской. — Почему Ты сказал мне любить ее, если собирался отнять?»
Он сердился на Бога и тосковал по своей жене. Он перестал читать Библию. Перестал молиться. Он углубился в себя в поисках ответа. Ответа не было. А по ночам ему снились страшные, запутанные сны, в которых к нему подступали темные силы.
Тихий, ровный голос больше не говорил с ним. Так проходили неделя за неделей, месяц за месяцем. Бог молчал и словно прятался от него, не желая раскрывать тайну. Жизнь стала бесплодной пустыней, идти по которой становилось все тяжелее. Тогда, наконец, он возопил к Богу:
— Почему Ты оставил меня?
«ВОЗЛЮБЛЕННЫЙ, Я ВСЕГДА С ТОБОЙ, ДАЖЕ ДО КОНЦА ВРЕМЕН».
Михаил прекратил свои попытки забыться в сумасшедшем ритме работы и теперь пытался найти утешение в Божьем Слове. «Я больше не понимаю ничего, Господь. Потеря ее — это как потеря половины меня самого. Она любила меня. Я это знаю. Почему Ты забрал ее у меня?»
Ответ пришел не сразу, на стыке времен года.
«НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ИНЫХ БОГОВ ПЕРЕД ЛИЦОМ МОИМ».
Это не то, что он хотел услышать.
Михаил почувствовал гнев. — Разве я поклонялся кому–то еще, кроме Тебя? — Он сердился. — Я следовал за Тобой всю свою жизнь. Никто никогда не занимал Твоего места. — Сжав руки в кулаки, он рыдал. — Я любил ее, но она никогда не была моим богом.
В тишине, которая последовала за ливнем его полных досады и огорчения слов, Михаил услышал — и, наконец, понял.
«ДА, НО ТЫ СТАЛ ЕЕ ИДОЛОМ».
Ангелочек стояла посреди окутанной тьмой ночной улицы и смотрела, как догорает кафе Харпера. Все, что она заработала за последние шесть месяцев, сгорало вместе с ним. Все, что у нее осталось, это поношенное платье и покрытый пятнами фартук.
Это было полной неожиданностью. С криком: «Пожар! Пожар!», Виржил ворвался в кухню. Он вытащил ее на улицу, прежде чем она успела выяснить, что происходит. Горели несколько соседних домов. Потом ветер, подпалив заодно еще пару домов, перебросил пламя на их здание.
Люди бегали в суматохе, кто–то предавался панике, кто–то давал указания, несколько человек, собравшись в цепочку, ведрами передавали воду, делая отчаянные попытки погасить пламя, но пользы от этого не было никакой. Пепел и дым летали в воздухе, а языки пламени взметались все выше, ярко освещая темнеющее ночное небо.
Ангелочек беспомощно стояла и смотрела, как рушится, охваченный пламенем, ее дом. Виржил рыдал. Бизнес только–только наладился. Хотя их меню было небогатым, но еда была вкусной и по–домашнему приготовленной, и слава об их кафе распространялась из уст в уста.
Ангелочек присела на бочку, которую кто–то выкатил из дома. Мужчины выносили все, что могли выкатить или вытащить из горевших зданий. Улица была заставлена мебелью, мешками, разным имуществом. Почему она не додумалась сделать то же? Она даже не вспомнила о том, что нужно бежать наверх и забрать свои вещи. Потребовалось бы всего несколько минут, чтобы упаковать ее скромные пожитки в сумку и выбраться из горящего здания.
Добравшись до конца улицы, огонь, наконец, остановил свой бег. Ветер утих, и с ним утихли волнение и суета. Вдоль почти всей улицы стояли люди, глядя, как огонь пожирает их мечты и надежды, и на их лицах отражалось отчаяние. Виржил сидел на земле, обхватив голову руками. Уныние и страх, словно холодное темное покрывало, опустились на Ангелочка. Что же ей делать теперь? Она оглянулась и увидела, что люди вокруг пытаются найти ответ на тот же самый вопрос. А что бы сделал Михаил, будь он сейчас здесь? Она знала, что он никогда бы не позволил депрессии и отчаянию сбить себя с ног и сейчас пытался бы помочь этим людям. Но что может она? Женщина, которая так же нуждается в помощи, как и они. Она знала только одно: что не должна просто так сидеть и смотреть, как рыдает Виржил.
Она присела рядом с ним посреди уличной грязи.
— Как только огонь совсем погаснет, мы отправимся на поиски того, что уцелело и что еще можно спасти.
— Что толку? У меня все равно не хватит денег, чтобы построить все заново, — продолжая рыдать, ответил он.
Она положила руки ему на плечи. — Земля стоит денег. Может быть, под залог участка вы смогли бы взять кредит и начать все сначала.
Люди спали на куче мешков, укрывшись одеялами, взятыми во временное пользование. На рассвете Ангелочек и Виржил стали исследовать обгоревшие здание, копаясь в золе и камнях. Давясь сажей, Ангелочек откопала брошенные чугунные горшки и кастрюли. Печь все еще была пригодна для использования, и много посуды и кухонной утвари уцелело. Если все это хорошенько оттереть, то вполне можно использовать.
Спустя несколько часов, когда ее лицо было измазано сажей, а в горле першило, она остановилась, чтобы немного передохнуть. Она устала, хотелось есть. Все тело ныло, но теперь, по крайней мере, у Виржила зародилась надежда, хотя он даже не нашел еще места для ночлега. Гостиницы были переполнены постояльцами, которые платили за ночь немалые деньги, и даже в холле трудно было найти место, если не заплатить. Мысль о том, что придется спать на улице, под холодным дождем и на ветру, была невыносима, но она утешала себя тем, что все могло быть еще хуже. Кто–то дал им еще пару одеял.
Они работали, очищая и разбирая обгоревшее дерево. Ангелочек собирала осколки оконных стекол в ведро, чтобы потом выбросить. Виржил был бледен от усталости.
— Я думаю, мне придется некоторое время пожить здесь в палатке, пока я не найду деньги для ремонта. В церкви у священника есть свободная комната, может быть, вы хотели бы остановиться там? Он уже приютил несколько человек.
— Нет, спасибо, — ответила она. Она лучше будет спать в грязи, чем пойдет в церковь за помощью.
Виржил кивнул на группу людей, стоявших в очереди около здания напротив. — Отец Патрик открыл кухню и кормит всех супом. Идите, возьмите себе что–нибудь поесть.
— Я не голодна, — солгала она. Она ни за что не попросит помощи у священника.
Ей очень хотелось пить, хотя бы глоток воды. На улице стояло несколько бочек с питьевой водой. Ей хотелось умыться, но единственная вода, которой она могла воспользоваться с этой целью, была в желобке для стока воды. Присмотревшись, она решила, что она наверняка чище, чем ее лицо. Склонившись к желобку, она зачерпнула воду в ладони и умылась. Вода сразу же принесла облегчение.
— Привет, Ангелочек. Давно не виделись.
Ее сердце замерло. Ей, наверняка, послышался этот низкий голос. Медленно подняв голову, она старалась унять бешено бьющееся сердце, на лбу выступила испарина.
Перед ней, беспощадно усмехаясь, стоял Хозяин.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь искупительная - Риверс Франсин



"Любовь искупительная" данный роман производит серьезное впечатление. Я предполагаю что Франсин Риверс данную историю пронесла через всю свою жизнь, потому, что иначе нельзя было так проникнуться и изложить пережитое. В этой книге открывается Божья любовь к нам, несмотря на все наши "Мухи", Господь всеравно ждет нашего возвращения. Я благодарю Господа за прекрасный талант Франсин Риверс доступно показывать человеческие отношения.
Любовь искупительная - Риверс ФрансинНина
22.09.2011, 9.46





Очень интересный роман.Читайте..захватывает.
Любовь искупительная - Риверс ФрансинОльга
12.08.2013, 11.11





Книга неплохая, правда очень наивная и прямо какая-то супер-целомудренная... Первая половина достаточно интересна, но к концу становится откровенно скучно. Жутко надоедает то, что ГГ постоянно пытается втолковать своей жене какие-то прописные истины, одно и то же...rn6/10
Любовь искупительная - Риверс ФрансинЛия
14.08.2013, 14.46





Спасибо автору за удивительную книгу!rnПусть Бог благословит Вас!!!!
Любовь искупительная - Риверс ФрансинЮлия
20.08.2013, 18.28





прекрасна книга
Любовь искупительная - Риверс Франсинтаніта
18.01.2014, 23.47





Психологически тяжелый роман,но я рада что он не прошел мимо меня.После прочтения есть над чем подумать.И дай нам Бог всем,такую же всепрощающую любовь.
Любовь искупительная - Риверс Франсинс
16.12.2014, 8.59





Наконец то появился христианский роман. Спасибо. Очень вдохновляет. Это действительно слово вдохновленное господом. Ждем теперь дальше -по книге руфь или есфирь
Любовь искупительная - Риверс ФрансинТомка
27.02.2016, 22.29





Сильная книга, образы гг незабываемые, впечатляет. 10
Любовь искупительная - Риверс Франсинgala
4.04.2016, 22.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100