Читать онлайн Любовь искупительная, автора - Риверс Франсин, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь искупительная - Риверс Франсин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.02 (Голосов: 183)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь искупительная - Риверс Франсин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь искупительная - Риверс Франсин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Риверс Франсин

Любовь искупительная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16



Живя отдельной жизнью.Наш разум может сотворить в себеИ небеса из ада, и из небес вновь ад…Мильтон
Михаил не мог заставить себя не думать. Она не извинялась. Не оправдывалась. Она просто сидела, не говоря ни слова, выпрямив спину и подняв голову, сцепив руки на коленях, словно готовилась к сражению, а не возвращалась домой. Неужели она может отказаться от того, что он ей предлагает, и вернуться в вечную тьму? Почему бы вместо этого не открыть ему свое сердце и ум? Неужели для нее важна только ее гордость? Он не мог понять.
Ангелочек сидела в безмолвии, мучаясь. Боролась с терзавшими ее виной, сожалением, смущением. Эти чувства стали как огромная твердая масса, как опухоль внутри, словно рак, распространяясь в каждую клетку ее тела. Она была напугана. Надежда, как ей казалось давным–давно умершая, внезапно воскресла. Она уже забыла о том слабеньком огоньке, который иногда вспыхивал в ее сердце, когда она была ребенком. Что–то внутри нее поддерживало эту искру надежды, до тех пор пока Хозяин окончательно ее не потушил.
Теперь она сама пыталась затушить ее логикой.
Ничего не будет по–прежнему. Даже если что–то и начиналось между ней и Михаилом, это было разрушено. Она это понимала. В тот самый момент, когда Павел воспользовался ею, она упустила свой последний шанс.
«Я сделала это сама, я сделала это сама. Меа culpa, меа culpa. Моя вина».
Слова матери преследовали ее, незабываемые воспоминания из прошлой жизни. Почему в ней снова горит эта маленькая искра, ведь она все равно потухнет? Так было всегда. Надежда жестока. Словно голодного ребенка манят запахом еды. На самом деле, нет ни молока, ни мяса. Только запах.
«О, Боже, я не могу на что–то надеяться. Я не могу. Я не переживу, если опять буду надеяться».
Но искра надежды все же была внутри. Маленькая искорка в полной темноте.
Когда с рассветом они приехали в долину, Ангелочек почувствовала тепло солнца, которое все больше согревало ее, и вспомнила ту ночь, когда они с Михаилом встречали рассвет. «Это жизнь, которую я хочу подарить тебе». Она не понимала тогда, что он ей предлагает. Это было для нее непостижимым до того самого дня, когда она поднялась но ступенькам «Серебряного доллара» и снова продала свою душу в рабство.
«Слишком поздно, Ангелочек».
«Тогда зачем он привез меня обратно? Почему не бросил в Парадизе?»
«Хозяин тоже привез тебя обратно, помнишь? Несколько раз».
Она всегда видела жажду возмездия в темных глазах Хозяина. Он сделал ее жертвой. Но ей было легче вынести все то, что он делал с ней, чем видеть, как жестоко он обходился со всяким, кто осмеливался ей помогать. Как он сделал это с Джонни, прежде чем убить его.
Но Михаил совсем не был похож на Хозяина. Она никогда не видела в его глазах ни тени расчетливой жестокости. Она никогда не ощущала ничего подобного в его руках.
«За все нужно платить, Ангелочек. Ты же знаешь. Ты всегда это знала».
Какую цену попросит он за то, что опять вытащил ее из ада? За спасение от ее же безрассудных поступков? Она внутренне содрогнулась.
Перед крыльцом Михаил развернул повозку и привязал поводья. Ангелочек начата было спускаться, но он удержал ее за запястье.
— Сиди. — Его голос звучал жестко, и она замерла, ожидая его распоряжений. Когда он подошел, чтобы помочь ей спуститься, она закрыла глаза, боясь взглянуть на него. Он аккуратно поставил ее на землю.
— Иди в дом, — сказал он ей. — Я займусь лошадьми. Ангелочек толкнула дверь и почувствовала переполнившее ее чувство облегчения. «Я дома».
«Надолго ли, Ангелочек? Разве это не для того, чтобы в конечном счете, помучив тебя, выкинуть прочь?»
Ей не хотелось думать об этом сейчас. Войдя, она осмотрелась. Все было таким родным, таким простым и таким ценным. Грубо сколоченный стол, плетеные кресла у камина, кровать, построенная из старой повозки, яркие лоскутные одеяла, которые сделала его сестра. Ангелочек подошла к камину, чтобы разжечь огонь, поправила кровать.
Взяв в руки красную шерстяную рубашку, она уткнулась в нее лицом. От него пахло землей, небом и ветром. На мгновение она перестала дышать.
«Что я наделала? Зачем я все это отвергла?»
Слова Павла зазвенели в ушах: «Ты не стоишь даже пятидесяти центов». Да, это правда. Она была проституткой и навсегда ей останется. Ее не пришлось долго уговаривать, чтобы она вернулась к прежним занятиям.
Дрожа, она аккуратно свернула рубашку и положила в корзину с бельем. Ей нужно поменьше думать. Просто жить, как жила всегда. Но сможет ли она так жить сейчас? Сможет ли?
Ее ум, доведенный до отчаяния, пытался найти ответы, но их не было. «Я сделаю все, что он только захочет, лишь бы он позволил мне остаться. Если бы он только позволил!»
Ей не хотелось есть, но она знала, что Михаил, когда вернется, будет голоден. Она старательно приготовила завтрак. Пока варилась каша, она убирала дом. Прошел час, затем другой. Михаил не возвращался.
О чем он думает? Может быть, его гнев нарастает? А может, он уже пожалел о том, что привез ее домой? Наверно, теперь он ее вышвырнет вон? Куда она пойдет, если он это сделает?
Она опять вспомнила о Хозяине, отчего все внутри сжалось в комок.
«Он не такой».
«Каждый мужчина становится Хозяином, когда его предают».
Ее мысли кружили, как стервятники над падалью. Инстинкт самосохранения искал способы защиты от Михаила. Никто не просил его возвращаться за ней. Если увиденное в комнате шокировало его, то обвинять он может только себя. Это не ее вина, что он вошел туда не вовремя. Это не ее вина, что он вообще вернулся. Почему он не оставил ее в покое еще тогда, во «Дворце»? Она никогда не пыталась одурачить его. Чего он ожидал? С самого начала он знал, что получит. Он знал, кем она была.
«А я сама знаю, кто я? — Кричала она мысленно. — Кто я?! У меня даже имени своего не осталось. Разве от Сары осталось хоть что–нибудь?»
Перед ее мысленным взором были его глаза, и тяжесть на сердце от этого стала невыносимой.
Наконец, она не выдержала и пошла искать Михаила. В поле его не было, хотя там паслись лошади. Но его нигде не было видно. Она тихонько вошла в сарай и, наконец, увидела его. Он сидел, опустив голову на руки, и рыдал. Ее сердце замерло, а то облегчение, которое она почувствовала, когда вернулась, стало еще более тяжким бременем.
«Я причинила ему боль. Словно ножом в самое сердце. Лучше бы Магован убил меня тогда. Лучше бы я никогда не родилась».
Обняв себя руками, она вернулась в дом и опустилась на колени у камина. Это была ее вина. Многочисленные «если» заполнили ее ум: если бы она не сбежала от Хозяина… если бы она никогда не попала на тот корабль… если бы она не продавалась всякому встречному на улицах Сан–Франциско и не пошла с Хозяйкой… если бы она не обращала внимания на Павла… если бы она осталась здесь и никуда не уехала… если бы она не вернулась в Парадиз и не поднялась тогда наверх с Мерфи… если, если, если… как какая–то бесконечная винтовая лестница.
«Но я сделала все это. Я сделала. Сейчас уже слишком поздно что–то менять, и Михаил сидит и плачет, а у меня нет ни слезинки».
Она сидела, покачиваясь взад–вперед. «Для чего я родилась? Зачем? — Она посмотрела на свои руки. — Для этого?» Она ощущала грязь, которой была покрыта с ног до головы. Все ее тело, внутри и снаружи, смердело и гноилось. Михаил вытащил ее из пропасти и предложил выход — и она отвергла его. И все же он снова вернулся, выдернул ее прямо из той запятнанной грехом кровати и привез к себе домой. О, как же глупо она себя ведет! Все утро она чистила и убирала дом, даже не подумав, что нужно очистить себя.
В сильном нервном возбуждении она стала метаться по дому в поисках мыла и, наконец найдя кусок, помчалась к ручью. Сорвав с себя одежду, небрежно расшвыряв ее в разные стороны, она вошла в ледяную воду.
Холодный воздух и не менее холодная вода больно терзали ее тело, но ей было безразлично. Все, чего она хотела, это очиститься, смыть с себя всю грязь, все, что накопилось за всю жизнь, сколько она себя помнила.
Быть может, с самого момента зачатия.




Михаил встал и повесил на место сбрую. Выйдя из сарая, он медленно пошел в дом. Разве что путное может выйти из брачного союза, если он обесчещен прелюбодейным предательством?
«Она с самого первого дня не любила меня. Как я могу ожидать верности? Она мне никогда этого не обещала. Я вынудил ее произнести слова клятвы. Господь, за все тридцать миль она ни разу не сказала, что сожалеет о том, что сделала. Ни слова. Может я ошибся? Я действительно слышал Твой голос, или это был голос моей плоти? Зачем Ты так со мной поступаешь?»
Ему следовало оставить ее в Парадизе.
«ОНА ТВОЯ ЖЕНА».
«Да, но я не знаю, смогу ли я ее простить».
Он не мог забыть ужасную сцену, когда увидел ее в постели с другим, — это все время стояло перед его глазами.
«Я любил ее, Господь. Я любил ее так сильно, что был готов умереть за нее, а она так поступила со мной. Разве может она быть искуплена? Как Ты можешь простить того, кто к этому вообще не стремится, кому все равно?»
«ЧЕГО ОНА ХОЧЕТ, МИХАИЛ?»
— Свободы. Она хочет свободы.
В доме было прибрано, в камине пылал огонь, стол накрыт, приготовлен завтрак. Только Ангелочка не было. Впервые за много лет Михаил выругался.
— Пусть уходит! Мне наплевать! Я устал мучиться. — Он сорвал с огня горшок. — Сколько раз я должен еще бегать за ней и привозить обратно?
Присев на плетеный стул, он не мог совладать с растущим гневом. Он найдет ее, но на этот раз скажет все, что о ней думает. Он скажет, что, если она так сильно жаждет вернуться, он готов отвезти ее обратно. Выскочив из дома, он постоял немного, пытаясь понять, где она может быть на этот раз. Осмотревшись, он с удивлением заметил, что ее следы ведут к ручью. Он побежал туда и увидел ее, стоящую обнаженной в ледяной воде.
Он помчался к ней вниз по берегу.
— Что ты делаешь? Если хочешь помыться, можно принести воды в дом и согреть!
С неожиданной, несвойственной ей стыдливостью, она повернулась к нему спиной, пытаясь укрыться.
— Уйди.
Он снял куртку.
— Пойдем отсюда. Ты простудишься. Если очень хочешь вымыться, я принесу и нагрею воду.
— Уйди! — воскликнула она, падая на колени и окунаясь в воду.
— Не глупи! — Он наклонился и поднял ее на ноги. Ее ладони были сжаты и полны песка. Грудь и живот растерты до крови. — Что ты с собой делаешь?
— Мне нужно отмыться. А ты мне не даешь…
— Ты уже вымылась. — Он попытался накинуть куртку ей на плечи, но она его оттолкнула.
— Я еще не очистилась, Михаил. Просто уйди и оставь меня одну.
Михаил крепко сжал ее руки.
— Ты хочешь содрать себе кожу? Хочешь изодрать себя до крови? Ты этого хочешь? Ты думаешь, что так ты очистишься? Он отпустил ее, боясь своего гнева. — Это все делается не так, — процедил он сквозь зубы.
Она поникла и медленно села, оказавшись по пояс в ледяной воде.
— Да, я думаю, ты прав, так не получится, — сказала тихо. Ее запутанные мокрые волосы прилипли к бледному лицу и плечам.
— Пойдем домой, — проговорил он, помогая ей подняться. Она пошла, не сопротивляясь, споткнулась на берегу. Когда она потянулась за одеждой, он не позволил взять ее и потащил за собой. Затолкнул ее в дом и захлопнул дверь.
Сорвав с кровати покрывало, он бросил ей.
— Сядь у огня.
Ангелочек укрылась и села. Сидела молча, опустив голову.
Оглядываясь на нее, Михаил налил ей чашку горячего кофе.
— На, выпей. — Она подчинилась. — Тебе повезет, если не заболеешь. Что ты пытаешься сделать? Обвинить меня в том, что ты вернулась к прежним занятиям? Или в том, что я опять вытащил тебя из борделя?
— Нет, — тихо ответила она.
Ему не хотелось жалеть ее. Ему хотелось встряхнуть ее так, чтобы выпали все зубы. Ему хотелось убить ее.
«Я мог бы. Я мог бы убить ее и получить удовольствие от этого!»
«ДО СЕМИЖДЫ СЕМИДЕСЯТИ РАЗ».
«Я не хочу Тебя слушать. Я устал слушать. Ты слишком много просишь. Это больно. Неужели непонятно? Неужели Ты не видишь, что она со мной делает?»
«ДО СЕМИЖДЫ СЕМИДЕСЯТИ РАЗ».
Его глаза жгло от подступивших слез, а сердце бухало, как барабан. Она выглядела, как нашкодивший ребенок. Темные тени проступили под синими глазами. Пусть страдает. Она это заслужила. Он увидел синяк на ее шее, от вида которого его затошнило. Она прикрыла его рукой и отвернулась. Он заметил, как она сжалась. Может быть, у нее осталась хоть капля совести. Может быть, ей хоть немного стыдно. Но даже если так, то это скоро пройдет, и она опять будет мучить его.
«Я не могу вынести все это. Господь. Если бы я хоть знал, что она когда–нибудь полюбит меня, то, может быть…»
«ТАК ЖЕ, КАК ТЫ ЛЮБИШЬ МЕНЯ?»
«Это не одно и то же. Ты — Бог! А я всего лишь человек».
— Тебе не надо было возвращаться за мной, — сказала она безжизненно. — Тебе с самого начала не надо было связываться со мной.
— Правильно. Давай, обвиняй меня. — Быть может, она права. Тошнота подступила к горлу. Сцепив руки, он смотрел на нее. — Я произнес слова клятвы и буду исполнять их, как бы они сейчас ни кусались.
Она взглянула на него потухшими глазами.
— Тебе не нужно это делать. — Она тряхнула головой.
— Все получится. Я сделаю все для этого. — «Не Ты ли мне обещал, Господь? Или мне все это приснилось? Неужели она действительно права, а мной руководило только увлечение?»
— Ты обманываешь себя, — продолжала Ангелочек. — Ты ничего не понимаешь. Я не должна была родиться.
Он язвительно рассмеялся.
— Жалость к самой себе. Ты ведь купаешься в ней, верно? Ты всего лишь слепая дура, Ангелочек. Не можешь разглядеть того, что у тебя прямо под носом.
«ТАК ЖЕ, КАК И ТЫ». Она отвернулась к огню.
— Нет, я не слепая. Мои глаза всю жизнь были открыты. Ты думаешь, я не знаю, о чем говорю? Ты думаешь, все это выдумки? Я слышала, как мой собственный отец сказал, что от меня нужно было избавиться с помощью аборта. — Ее голос дрогнул. Она совладала с собой и тихо продолжала. — Как может такой человек, как ты, это понять? У моего отца была жена и достаточно детей. Он сказал маме, что с помощью меня она хочет удержать его; Я так никогда и не узнала, правда ли это. Он прогнал ее. Она больше не была ему нужна. Из–за меня. Он разлюбил ее. Из–за меня.
Она продолжала все тем же тихим, дрожащим голосом.
— Родители мамы были добропорядочными людьми и жили в хорошем окружении. Они не позволили ей остаться, по крайней мере, с незаконнорожденным ребенком. Даже ее церковь отвергла ее. — Одеяло распахнулось, и Михаил снова увидел синяк у нее на шее. Вокруг, там, где она его терла, проступили красные царапины.
«Иисус, зачем Ты поступаешь так со мной?» Было гораздо легче предаться злобе, чем заглянуть в ее страдающую, мучимую душу.
— Тогда мы переехали в порт, — продолжала она тихо. — Мама стала проституткой. Когда мужчины уходили, она напивалась до беспамятства, а Роб пропивал оставшиеся деньги. Она уже не была красавицей, как раньше. Она умерла, когда мне было восемь лет. — Она подняла на него глаза. — Улыбаясь. — Ее губы скривились. — Итак, теперь ты видишь. Это действительно так. Я не должна была родиться. Это было ужасной ошибкой с самого начала.
Михаил сидел, опустив голову, со слезами на глазах. Но в этот раз он плакал не о себе.
— Что было дальше?
Наклонив голову и крепко сжав руки, она сидела, не глядя на него. Повисло долгое, тягостное молчание, прежде чем она вновь заговорила.
— Роб продал меня в бордель. У Хозяина была слабость к маленьким девочкам.
Михаил закрыл глаза.
Она взглянула на него. Конечно же, ему трудно это принять. Какой нормальный человек выдержит рассказ о том, как маленьких девочек заставляли заниматься блудом со взрослыми мужчинами. — Это было только начало, — грустно сказала она, опустив голову, не осмеливаясь поднять на него глаза. — Ты не можешь себе представить, что было потом. Что делали со мной. Что я делала. — Она не сказала ему, что все это было ради выживания. Какое это имеет значение? Ради выживания она решила быть послушной.
Он посмотрел на нее сквозь слезы.
— И ты думаешь, что ты виновата во всем?
— А кто еще? Мама? Она любила моего отца. Она любила меня. Она любила Бога. Но ничего хорошего она за это не получила. Как я могу в чем то винить ее, Михаил? И разве я должна обвинять Роба? Он был бедным, слабоумным пьяницей и думал, что нашел лучший выход для меня. Они его убили. Прямо там, в той комнате, у меня на глазах, потому что он слишком много знал. — Она тряхнула головой. Достаточно. Ему не обязательно знать все.
— Тебе не нужно винить себя, Амэнда.
«Амэнда. О, Боже».
— Как ты можешь после всего называть меня так?
— Потому что сейчас ты Амэнда.
— Когда ты, наконец, поймешь? — воскликнула она. — Это не важно, кто из них так поступил, что бы там ни было, но это все произошло со мной! — Она укуталась в одеяло, обняв себя руками. — Ты пытаешься вникнуть во все это. Но мое прошлое решает, кто я такая. Ты сам это сказал, и ты прав. Я не могу это смыть с себя. Я не могу очиститься. Я могу содрать с себя кожу. Я могу до крови истязать себя. Но ничего от этого не изменится. Эта грязь, от которой я не смогу избавиться, как бы ни старалась. А я старалась, Михаил. Я пробовала. Клянусь тебе. Я боролась, убегала, хотела умереть. Мне это почти удалось, с помощью Магована. Почти. Неужели ты не видишь? Ничего не изменилось. Ничего не может измениться. Я проститутка, и я была рождена для этого.
— Это ложь!
— Нет, это правда. Это правда.
Он наклонился к ней, но она отпрянула, сжавшись и отвернувшись.
— Амэнда, мы пройдем через это, — произнес он. — У нас получится. Я заключил с тобой завет.
— Нет, мы не сможем. Просто отвези меня обратно. — Когда он отрицательно кивнул головой, она умоляюще взглянула на него. — Пожалуйста! Мне не место здесь. Найди себе другую женщину.
— Лучше тебя, ты хочешь сказать?
Ее лицо было белым, как сама смерть, на нем застыл отпечаток боли. — Да.
Михаил протянул руку, чтобы прикоснуться к ее плечу, но она отпрянула от него. Он внезапно осознал почему, и это пронзило его в самое сердце. Она думала, что была запятнана, и поэтому не позволяла к себе прикасаться.
— Ты думаешь, что я святой? — спросил он хрипло. Лишь несколько мгновений назад он отверг и любовь, и Бога, и мог бы даже убить собственную жену. Чем отличалось убийство в мыслях от совершенного физически? Еще совсем недавно его плотская природа наслаждалась мыслями о возмездии и стремилась к этому. Он опустился на колени и взял ее за плечи.
— Мне нужно было бегом бежать в Парадиз. Я не должен был дожидаться, пока вернется Павел, поджав хвост.
Она подняла на него глаза, желая быстро покончить с этим раз и навсегда.
— Я была с ним — чтобы оплатить дорогу.
Боль от этих слов пронзила его, но он не отпустил ее. Михаил прикоснулся к ее подбородку, повернул к себе.
— Посмотри на меня, Амэнда. Я никогда не отпущу тебя. Никогда. Мы будем вместе.
— Ты глупец, Михаил Осия. Бедный слепой глупец. — Ее била дрожь.
Михаил поднялся, чтобы дать ей сухое покрывало. Когда он повернулся, ее глаза были полны страха, она смотрела на него.
— Что случилось? — спросил он, нахмурившись. — Неужели ты думаешь, что я хотел ударить тебя или сделать тебе больно?
Она зажмурила глаза.
— Ты хочешь того, чего у меня нет. Я не могу любить тебя. Даже если бы могла, не буду.
Он наклонился, снял с нее сырое одеяло и накрыл сухим покрывалом. — Почему?
— Потому что первые восемь лет своей жизни я наблюдала за тем, как моя мать терпит наказание за любовь к мужчине.
Он сжал ее подбородок.
— К чужому мужчине, — отрезал он. — А я не чужой, Амэнда. — Он выпрямился и порылся в карманах. Встав на колени, он сунул руку под покрывало и нашел ее руку. Надел обручальное кольцо своей матери на ее палец. — Я делаю это, чтобы официально это подтвердить. — Он нежно прикоснулся к ее щеке и улыбнулся.
Она склонила голову и засунула руку обратно под тяжелые складки ткани. Прижала руку к груди и ощутила каждую царапину и рану, которую нанесла себе. Но что еще хуже, она почувствовала, как внутри опять поднимается надежда.
Искра превращалась в пламя.
Михаил взял полотенце и вытер ей волосы. Закончив, он поднял ее, прижал к себе и стал укачивать в своих объятиях.
— Плоть от плоти моей, — прошептал он. — Кровь от крови моей.
Ангелочек крепко зажмурилась. Его желание к ней со временем утихнет. Он перестанет любить ее так же, как отец разлюбил маму. И если она позволит себе полюбить его так, как мама любила Алекса Стаффорда, он разобьет ее сердце.
«Я не хочу оплакивать себя, спать на смятой постели и пропивать свою жизнь».
Михаил почувствовал, как она дрожит.
— Я не могу отпустить тебя, не отрывая часть своей плоти, — проговорил он. — Ты стала частью меня. — Прижался губами к ее виску. — Мы начнем все сначала. Оставим все, что было, позади.
— Мы не можем это сделать. Что сделано, то сделано. Все прошлое внутри меня, и оно никуда не уйдет.
— Тогда мы его достанем и похороним. Она едва заметно, невесело усмехнулась.
— Тогда тебе придется похоронить меня. Его сердце екнуло от радости.
— Вот и отлично, — подхватил он. — Мы тебя крестим.
l:href="#n5" type="note">[5]
— На этот раз не только водой, но и Духом, лишь бы она захотела. Он поцеловал ее волосы и прижал к себе еще крепче. Как ни странно, он чувствовал, что сейчас они близки, как никогда раньше. Он убрал волосы с ее лба. — Много лет назад я понял, что мы так немного можем контролировать в этой жизни, Амэнда. Она нам не принадлежит. Она не в наших руках. Не мы решаем, родиться нам или быть проданными в рабство в возрасте восьми лет. Все, что мы можем изменить, это то, как мы думаем и как живем.
Она вздрогнула и взглянула на него.
— И ты решил подержать меня у себя какое–то время.
— Не какое–то время. Навсегда. И я надеюсь, ты примешь решение остаться. — Он нежно прикоснулся к ее коже. — Что бы люди ни делали и ни говорили, ты сама должна принять решение. Ты можешь просто принять решение довериться мне.
Она недоверчиво посмотрела на него.
— Вот так просто?
— Да. Так просто. День за днем.
Она глядела на него несколько мгновений, затем кивнула. Жизнь была слишком тяжела вокруг и могла стать еще тяжелее, если она решит не доверять Михаилу.
Прикоснувшись пальцами к ее щеке, он поцеловал ее в губы. Она ответила на поцелуй, ухватившись за его рубашку. Когда он оторвался от нее, она прижалась щекой к его груди. Он почувствовал, как она расслабилась в его объятиях.
Михаил слегка закрыл глаза. «Господи, прости меня. Ты сказал пойти за ней, а я позволил гордыне встать на моем пути. Ты сказал, что она нуждается во мне, а я не поверил. Ты сказал мне любить ее, а я думал, что это будет легко. Помоги мне. Открой мое сердце и разум, чтобы я любил ее так, как Ты возлюбил меня».
Огонь тихо потрескивал в камине, и спокойное, умиротворяющее тепло наполнило душу Михаила. Они по–прежнему стояли так, прижавшись друг к другу. Вдруг, за один короткий миг, он перестал воспринимать ее как проститутку, которую полюбил и которая предала его, — вместо этого он увидел безымянного ребенка, чья жизнь была разбита и который все еще потерян.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь искупительная - Риверс Франсин



"Любовь искупительная" данный роман производит серьезное впечатление. Я предполагаю что Франсин Риверс данную историю пронесла через всю свою жизнь, потому, что иначе нельзя было так проникнуться и изложить пережитое. В этой книге открывается Божья любовь к нам, несмотря на все наши "Мухи", Господь всеравно ждет нашего возвращения. Я благодарю Господа за прекрасный талант Франсин Риверс доступно показывать человеческие отношения.
Любовь искупительная - Риверс ФрансинНина
22.09.2011, 9.46





Очень интересный роман.Читайте..захватывает.
Любовь искупительная - Риверс ФрансинОльга
12.08.2013, 11.11





Книга неплохая, правда очень наивная и прямо какая-то супер-целомудренная... Первая половина достаточно интересна, но к концу становится откровенно скучно. Жутко надоедает то, что ГГ постоянно пытается втолковать своей жене какие-то прописные истины, одно и то же...rn6/10
Любовь искупительная - Риверс ФрансинЛия
14.08.2013, 14.46





Спасибо автору за удивительную книгу!rnПусть Бог благословит Вас!!!!
Любовь искупительная - Риверс ФрансинЮлия
20.08.2013, 18.28





прекрасна книга
Любовь искупительная - Риверс Франсинтаніта
18.01.2014, 23.47





Психологически тяжелый роман,но я рада что он не прошел мимо меня.После прочтения есть над чем подумать.И дай нам Бог всем,такую же всепрощающую любовь.
Любовь искупительная - Риверс Франсинс
16.12.2014, 8.59





Наконец то появился христианский роман. Спасибо. Очень вдохновляет. Это действительно слово вдохновленное господом. Ждем теперь дальше -по книге руфь или есфирь
Любовь искупительная - Риверс ФрансинТомка
27.02.2016, 22.29





Сильная книга, образы гг незабываемые, впечатляет. 10
Любовь искупительная - Риверс Франсинgala
4.04.2016, 22.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100