Читать онлайн Любовь искупительная, автора - Риверс Франсин, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь искупительная - Риверс Франсин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.02 (Голосов: 183)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь искупительная - Риверс Франсин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь искупительная - Риверс Франсин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Риверс Франсин

Любовь искупительная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

Тогда Петр приступил к нему и сказал: Господи! Сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? До семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: "до семи раз", но до седмижды семидесяти раз.
Библия. Евангелие от Матфея 18:21–22
«Дворца» не было. Ангелочек стояла, дрожа под падающим мокрым снегом, в грязи по лодыжки и смотрела на чернеющий скелет того, что раньше было домом. Она осмотрелась и увидела, что улицы пустынны и молчаливы. Несколько палаток наполовину разобраны, вещи и вывески погружены на повозки. Что происходит?
На противоположной стороне она заметила открытые двери. По крайней мере, «Серебряный доллар» все еще работал. Она хорошо помнила владельца, его звали Мерфи. Он всегда заходил к ним с черного хода. Когда Ангелочек вошла в двери, несколько мужчин, сидевших за столами, прервали разговор и уставились на нее.
— Черт возьми! Провалиться мне на этом самом месте, если это не Ангелочек! — Он широко улыбался. — Я не узнал тебя в этих лохмотьях. Макс! Принеси одеяло даме. Она вся мокрая и замерзшая. Эй, джентльмены, посмотрите, кто вернулся! Маленькая моя! Ты как елей на раны. Где ты была, дорогая? Ходили слухи, что ты вышла замуж за какого–то фермера. — Он рассмеялся, словно это была отличная шутка.
Мерфи продолжал голосить, и Ангелочку захотелось заткнуть ему рот.
— Что случилось с «Дворцом»? — спросила она тихо, пытаясь унять дрожь внутри.
— Сгорел.
— Я заметила. Когда?
— Пару недель назад. Это был последний отблеск былой славы. Город умирает, говорю на случай, если ты еще не заметила. Золото, которое все еще дожидается своих хозяев, стало слишком трудно добывать. Еще месяц–два, и Парадиз будет каменной пустыней. Мне придется присоединиться к бунтовщикам или разориться, как многие здесь. Хотшильд видел приближение катастрофы заранее и свернул торговлю несколько недель назад. Сейчас он в Сакраменто, гребет золото лопатой.
Она попыталась справиться с нетерпением и не растерять остатки надежды.
— А где Хозяйка?
— Хозяйка? А, она уехала. Сразу после пожара. Сакраменто, Сан–Франциско, даже не знаю точно куда. В какой–то город, побольше и побогаче нашего, будь уверена.
Сердце Ангелочка замерло. Все ее планы рушились. Макс принес ей одеяло, и она укуталась в него, пытаясь согреться. Мерфи продолжал говорить. — На Хозяйку страшно было смотреть после того, как Магован сжег ее особняк. В огне погибли двое из ее девочек.
Она вздрогнула от неожиданности.
— Кто из девочек?
Май Лин. Этот маленький дивный цветочек. Я буду скучать по ней.
— А кто еще?
— Пьянчужка. Как ее звали? Не помню. Так или иначе, они обе были в своих комнатах, когда начался пожар, и оказались в ловушке. Их не смогли вытащить. Ты бы слышала их крики! Мне потом несколько ночей после пожара снились кошмары.
«Лаки… Что я буду делать без тебя?»
— Магован попытался сбежать, — рассказывал Мерфи. — Прошел миль пять, пока мы смогли–таки его поймать. Притащили назад и повесили прямо здесь, на Главной улице. Будто флаг. Он еще долго мучался и никак не мог подохнуть. Он был злейший…
Ангелочек отошла от стойки бара и села за столик. Ей нужно побыть одной, взять себя в руки.
Подошел Мерфи с бутылкой и двумя стаканами. Он сел рядом и налил ей виски.
— Ты выглядишь не слишком счастливой, дорогая. — Налил стакан себе. Его темные глаза сверкали, пока он осматривал ее с ног до головы. — Тебе не о чем беспокоиться, Ангелочек. У меня наверху есть свободная комната. — Он посмотрел по сторонам, оглядывая мужчин. — Ты можешь приступить к делу хоть через пять минут, скажи только слово. — Он наклонился к ней. — Все, что нам нужно обсудить, это моя доля. Как насчет шестидесяти процентов для меня, остальное тебе? Ты получишь комнату, охрану, одежду и все, что потребуется. Я обещаю позаботиться о тебе.
Дрожь снова заполнила все ее существо. Ангелочек взяла в руки стакан виски и мутным взглядом смотрела сквозь искрящуюся жидкость. Все ее планы рухнули. У нее не было золота, одежды, кроме той, которая была на ней, не было пищи и места для ночлега. Она вернулась к тому самому месту, с которого начинала в Сан–Франциско. Кроме того, что сейчас была зима и шел снег.
«У меня никогда не будет дома».
Мерфи наклонился к ней.
— Ну, что скажешь, Ангелочек?
Она взглянула на него и с горечью улыбнулась. Он знал, что она не может отказаться.
«Я никогда не получу свободу».
— Итак, каково твое решение? — Он прикоснулся пальцами к ее руке.
— Пятьдесят на пятьдесят, и они платят лично мне, или мы не договоримся.
Мерфи отстранился, брови удивленно поползли вверх. Несколько долгих мгновений он внимательно смотрел на нее, а потом рассмеялся. Опустошая свой стакан, он кивнул.
— Что ж, достаточно справедливо. Но, с условием: за все, что я тебе предоставляю, я смогу получать услуги бесплатно. Это ведь моя территория, не так ли? — Он выждал мгновение и, не услышав протеста, улыбнулся. — Прямо сейчас, дорогая. — Он встал. — Эй, Макс! Остаешься за меня. Мне нужно показать Ангелочку ее новую берлогу.
— Она остается? — поинтересовался мужчина, к которому обратился Мерфи. На его лице отразилось такое выражение, словно вот–вот наступит праздник.
Мерфи ухмыльнулся.
— Она остается.
— Я следующий! Сколько? Мерфи назвал очень высокую цену.
Ангелочек допила виски. Дрожа, она встала, и Мерфи поставил ее стул на место. «Ничего никогда не изменится». Ее сердце билось все медленнее и медленнее, с каждой новой ступенькой вверх по лестнице. Дойдя до второго этажа, ей показалось, что сердце остановилось. Она ничего не слышала.
«Мне надо было остаться с Михаилом. Почему я не осталась с ним?»
«Это все равно никогда бы не сработало. Даже через миллионы лет».
«Одно время мне казалось, что сработало».
«Пока реальный мир не настиг тебя. В миру нет милости, Ангелочек. Ты же знаешь. Это было несбыточной мечтой. Ты просто уехала раньше, чем Михаил начал использовать тебя. А теперь ты вернулась туда, где ты должна быть, чтобы заняться тем, для чего ты рождена».
Какое все это имеет значение? Слишком поздно думать о том, а что, если… Слишком поздно искать причины, почему все происходит так, а не иначе. Слишком поздно думать.
Мерфи хотел действий.
Когда он, наконец, ушел, Ангелочек встала с кровати. Задула лампу. Села в дальнем углу комнаты, обхватив колени руками и прижав их к груди, убаюкивая себя. Боль, которая появилась в ее душе в тот день, когда Павел появился в долине, усилилась и целиком поглотила ее. Зажмурив глаза, она сидела тихо, не издавая не единого звука, но комната была полна немого крика.




Дни были однообразны. Ничего нового не происходило. Сменился только Хозяин. Теперь это был Мерфи, а роль Магована играл более управляемый Макс. Ее комната была поменьше, а одежда победнее. Пища была сносной, и ее было много. Мужчины ничуть не изменились.
Ангелочек сидела на кровати, положив ногу на ногу и раскачиваясь из стороны в сторону, наблюдая за тем, как раздевается молодой золотоискатель. Его волосы все еще были влажными, он собрал их в пучок. От него несло дешевым мылом. Он не был разговорчивым, что не могло не радовать, потому что Ангелочку не хотелось его выслушивать. Этот не задержится надолго. Отложив в сторону эмоции и заставляя себя ни о чем не думать, она приступила к работе.
Дверь с треском распахнулась, и кто–то отшвырнул парня в сторону. Ангелочек едва не задохнулась, увидев знакомое лицо склонившегося над ней мужчины.
— Михаил! — Она подскочила на кровати. — О, Михаил…
Молодой человек с грохотом приземлился на пол. Поднявшись, он выругался.
— Что ты тут делаешь? — Выругавшись, он ринулся на Михаила, чей кулак оказался полной неожиданностью, и золотоискатель вновь отлетел к стене. Подняв его, Михаил ударил сильнее, вышвырнул за дверь, нанеся непоправимый вред штукатурке на противоположной стене коридора. Подняв с пола одежду клиента, Михаил заботливо накрыл его. Захлопнув дверь, повернулся к ней.
Ангелочек почувствовала громадное облегчение, увидев его, ей захотелось упасть к его ногам, но, взглянув в его лицо, она отшатнулась.
— Одевайся! — Он не стал дожидаться, пока она одумается, и бросил ей одежду. — Сейчас же!
Одеваясь, с гулко бьющимся сердцем, она лихорадочно пыталась придумать способ, как сбежать от него. Она еще не успела до конца одеться, как он схватил ее за руку, распахнул дверь и выволок в коридор. Она не успела натянуть обувь.
Появился Мерфи.
— Что это ты здесь делаешь? Я же сказал тебе, что нужно ждать внизу. Клиент заплатил, а ты жди своей очереди.
— Убирайся с дороги. Мерфи сжал кулаки.
— Ты думаешь, тебе удастся пройти мимо меня? Ангелочек видела Мерфи в деле раньше и знала, что Михаил для него легкая добыча.
— Михаил, пожалуйста… — Но он отодвинул ее в угол и встал впереди.
Мерфи бросился на него, однако Михаил двигался так быстро, что Мерфи, упав на пол, даже не успел понять, что с ним произошло. Михаил быстро схватил ее за запястье и потащил за собой. Когда они были у лестницы, Мерфи успел подняться. Он схватил Ангелочка за руку и дернул на себя так сильно, что она закричала от боли. Михаил отпустил ее, она отлетела к стене и упала. Мерфи набросился на него, и на этот раз Михаил отправил его вниз по лестнице.
Когда Михаил подошел к ней, она отпрянула.
— Вставай! — прорычал он. Она не осмелилась ослушаться. Он взял ее за руку и, толкнув перед собой, властно произнес: — Иди и не останавливайся.
Макс поджидал Михаила, когда они спустились вниз. Михаил схватил его и бросил на карточный стол. Еще двое набросились на него, он успел оттолкнуть от себя Ангелочка, прежде чем последовали удары. Трое клубком покатились по полу, сметая на своем пути столы и стулья. Смешались обломки мебели, карты, люди. К драке присоединились еще двое.
— Хватит! — закричала она, подумав, что сейчас они точно его убьют. Она лихорадочно оглядывалась в поисках тяжелых предметов, чтобы помочь Михаилу, но ему удалось подняться, сбросив с себя одного из навалившихся на него мужчин. Ангелочек наблюдала за бойней с открытым ртом. Он твердо стоял на ногах, нанося быстрые мощные удары. Развернувшись, он ударил ногой одного из нападавших прямо в лицо. Она еще никогда не видела, чтобы кто–то так дрался. Как будто он всю свою жизнь только этим и занимался, а не сажал овощи. Он наносил точные сильные удары, и те, кому они доставались, уже не поднимались. Через несколько минут желающих сразиться с ним сильно поубавилось.
Михаил стоял у стойки, его глаза горели огнем.
— Ну, давайте, — поддразнивал он нападающих. — Кто еще хочет встать между мной и моей женой?
Никто не двинулся с места.
Оттолкнув ногой перевернутый стол, Михаил шагнул к Ангелочку. Сейчас он совершенно не напоминал того мужчину, которого она знала в долине.
— Я сказал тебе не останавливаться! — Он крепко сжал ее руку и потащил к дверям.
Его повозка стояла у входа. Михаил взял ее на руки и посадил на высокое сиденье. Она даже не успела подумать о том, чтобы сбежать, как он уже занял свое место и хлестнул лошадей. Ей пришлось крепко держаться, чтобы не вывалиться и не сломать себе шею — с такой скоростью повозка рванула с места. Он замедлил ее только тогда, когда они были уже довольно далеко от Парадиза. Но он сделал это из заботы о лошадях, а вовсе не о ней.
Ангелочек боялась даже взглянуть на него. Она боялась произнести хоть слово. Никогда раньше она не видела его таким, даже тогда, когда однажды он вышел из себя во время их разговора в сарае. Это не был тот тихий, терпеливый человек, которого, как ей казалось, она знала. Это был властный незнакомец, стремящийся к мести. Она вспомнила Хозяина, его горящую сигару на своей коже и покрылась холодным потом.
Михаил отер кровь с разбитой губы.
— Помоги мне понять, Ангелочек. Объясни почему. Ангелочек. Это имя звучало, словно смертный приговор.
— Останови повозку.
— Ты возвращаешься со мной домой.
— Чтобы ты мог убить меня?
— Господь, ты слышишь?! Почему Ты дал мне эту глупую, упрямую женщину?
— Отпусти меня!
— Ни за что. Ты не сбежишь. Нам нужно кое–что обсудить.
Его взгляд был таким страшным, что она решилась и прыгнула. Сильно ударившись, покатилась по земле. Переведя дыхание, вскочила на ноги и побежала прочь.
Михаил натянул вожжи и свернул с дороги. Спрыгнув с повозки, он помчался за ней.
— Ангелочек! — Он мог слышать треск веток под ее ногами. — Уже темнеет! Остановись, пока ты шею себе не сломала!
Она не остановилась. Споткнувшись о корень дерева, она упала, на мгновение перестав дышать от боли. Она лежала на земле, задыхаясь, и слышала, как Михаил приближается. Он быстро шел к ней, отбрасывая в стороны ветки, пока не наткнулся на нее.
Ангелочек вскочила на ноги и в ужасе побежала от него, не обращая внимания на ветки, которые хлестали ее по лицу. Михаил догнал ее и схватил за плечи. Споткнувшись, она упала и повлекла его за собой. В падении он перевернулся и упал на спину, крепко держа ее. Она брыкалась и кусалась, стараясь вырваться. Опрокинув ее на спину, он с силой прижал ее к земле. Когда она попыталась царапать его лицо, он перехватил ее запястье.
— Хватит!
Она лежала, переводя дыхание, с широко открытыми глазами. Он поднял ее и рывком поставил на ноги. Едва он ослабил хватку, как она снова попыталась вырваться и сбежать. Он развернул ее лицом к себе и замахнулся. Он почти ударил ее, но остановился, понимая, что, если ударит ее хоть раз, дальше уже не сможет себя контролировать. Он отпустил ее, но каждый раз, когда она пыталась убежать, хватал и поворачивал к себе. Она кусалась, пиналась, била его по лицу. Он отводил ее удары, не нанося ответных.
Когда она ослабела, Михаил крепко прижал ее к себе. Все ее тело дрожало. Он чувствовал страх, волнами исходивший от нее. И ей было чего бояться. Его ярость напугала его самого. Если бы он не удержался и ударил ее в первый раз, то, наверняка, убил бы.
Он почти потерял рассудок, когда она уехала.
Он искал ее и, наткнувшись на следы колес, понял, что произошло. Она уехала с Павлом. Она возвращается в Парадиз. Он вернулся домой, обиженный и обозленный на обоих. Павла долго не было, и это ожидание было похоже на ад, он никогда еще не чувствовал ничего похожего.
Почему Павел так поступил? Почему не отправил ее домой, а вместо этого увез с собой? Скоро Михаил узнал.
Павел вернул повозку и лошадей. Он сказал, что Хотшильд переехал в Сакраменто, и поэтому его так долго не было. Было нетрудно понять, что добровольно он про Амэнду ничего не расскажет. Тогда Михаил спросил прямо в лоб. Павлу ничего не оставалось, как только признаться, что он отвез ее в Парадиз.
— Она сама так захотела. Я ее не уговаривал, — оправдывался Павел, бледный от страха. Но еще больше Михаила поразил отпечаток вины, который легко читался на его мрачном лице. Можно было больше не задавать вопросов. Он уже знал, что еще произошло по дороге. Или в городе.
— Михаил, прости меня. Я клянусь, что в этом нет моей вины. Я пытался объяснить тебе, что она…
— Убирайся с глаз моих, Павел. Иди домой и не высовывайся. — Павел поспешил уйти.
Михаил подумал, что не может поехать в Парадиз и забрать ее после всего, что произошло. Она заслужила то, что получила. Она ведь этого искала, разве не так? Он рыдал. Он проклинал ее. Он любил ее, а она ответила предательством. Она словно воткнула нож ему в живот и с наслаждением поворачивала.
Однако ночью, лежа в темноте, он вспомнил о тех самых первых днях, когда она была больна, и ему удалось увидеть слабые проблески ее души. Она много говорила в бреду, рисуя картины своей проклятой жизни. Может ли она хоть на миг поверить в лучшую жизнь? Он вспомнил реакцию Павла и ее злость. Он видел ее боль, несмотря на то, что она старательно ее скрывала. Ему нужно поехать и вернуть ее. Она его жена.
Пока смерть не разлучит нас.
Он постарался подготовиться ко всему, с чем может столкнуться в Парадизе. Но когда он вошел в ее комнату и увидел, что она делает, он почти потерял голову. Если бы он тогда не увидел выражение ее глаз и не услышал то, как она произнесла его имя, он, вероятно, убил бы обоих. Но он увидел и услышал — и на короткий миг понял, что она на самом деле чувствовала. Облегчение. Облегчение такое безграничное, что это остановило его от непоправимого поступка.
Но это не значило, что внутренняя ярость из–за ее предательства так же бесследно испарилось. Она кипела и бушевала на поверхности.
Михаил вздрогнул и отстранился от нее.
— Что ж, — проговорил он сдержанно. — Мы едем домой. — Взяв ее за руку, повел через лес.
Ангелочек хотела вырваться, но боялась. Что он с ней сделает? В таком состоянии он, скорее всего, может быть таким же жестоким, как Хозяин.
— Почему ты вернулся за мной?
— Ты моя жена.
— Я оставила кольцо на столе! Я его не украла.
— Это ничего не меняет, мы все еще женаты.
— Нельзя было просто забыть об этом? Он остановился и посмотрел на нее.
— Это посвящение длиною в жизнь, леди. Это не тот договор, который можно расторгнуть, когда ситуация осложняется и становится слишком трудно.
Она в смущении взглянула ему в глаза.
— И даже после того, как ты видел меня… — Он пошел к повозке, увлекая ее за собой. Она не могла его понять. Как ни старалась.
— Почему?
— Потому что я люблю тебя, — ответил он тихо. Развернул ее к себе, его глаза отражали внутреннюю боль. — Все очень просто. Амэнда. Я люблю тебя. Когда же ты, наконец, поймешь, что это значит?
У нее запершило в горле, и она наклонила голову.
Они молча подошли к повозке. Он подсадил ее на сиденье. Она подвинулась, когда он сел рядом. Посмотрела на него уныло.
— От такой любви, как у тебя, не много радости.
— А от такой, как у тебя, больше? — Она отвернулась. Он взялся за вожжи. — Сейчас для меня любовь означает не только чувства, — грустно произнес он. — Не пойми меня неправильно, я такой же человек, как и все. И с чувствами у меня все в порядке. Чувства переполняют меня, и многие из них я не хотел бы испытывать. — Он тряхнул головой, на его лице отразились досада и гнев. — Я чувствовал, что готов убить тебя, когда вошел в ту комнату, но я не сделал этого. Я чувствую, что готов сейчас вбить в твою голову хоть кайлю здравого смысла, но не буду этого делать. — Он посмотрел на нее мрачным взглядом. — Как бы я ни мучился и как бы ни хотел заставить тебя мучиться в ответ, — я не сделаю этого. — Повозка тронулась с места.
Ангелочек старалась подавить нахлынувшие эмоции, но они все равно не давали ей покоя. Она сжала кулаки, сражаясь с ними.
— Ты знал, чем я была. Ты знал. — Она хотела, чтобы он понял. — Михаил, это то, чем я была всегда и чем останусь.
— Это стопроцентное, ничем не разбавленное лошадиное дерьмо. Когда ты прекратишь, наконец, в нем купаться?
Она смотрела в сторону, сгорбившись.
— Ты не хочешь понять. Никогда не будет так, как хочешь ты. Просто потому, что не может быть! Даже если когда–то и могло быть, то теперь все разрушено. Неужели ты не видишь?
Он взглянул в ее глаза.
— Ты говоришь о Павле?
— Он сказал тебе?
— Ему не нужно было говорить. Все было написано у него на лице.
Ангелочек не пыталась оправдаться. Не придумывала извинений. Она безвольно опустила голову и просто смотрела прямо перед собой.
Михаил понял, что она взяла всю тяжесть вины на себя, но и Павлу придется понести за это ответственность. И ему.
Вновь уставившись на дорогу, он долго не произносил ни слова.
— Почему ты решила вернуться туда? Я не понимаю тебя.
Она закрыла глаза, пытаясь отыскать достаточно хорошее и понятное объяснение. Но не смогла и тяжело вздохнула.
— Я хотела забрать свое золото, — тихо прошептала она в ответ. Это признание заставило ее почувствовать себя маленькой и глупой.
— Зачем?
— Я хотела построить маленький домик в лесу.
— У тебя уже есть такой домик.
Она с трудом могла говорить, такой сильной была боль в груди. Она прижала руку к сердцу.
— Я хочу быть свободной, Михаил. Хоть раз в жизни. Свободной! — Ее голос дрогнул. Она сжала зубы и вцепилась руками в края повозки так сильно, что дерево вонзилось в ее пальцы.
Лицо Михаила смягчилось. Злость ушла, осталась только печаль.
— Ты свободна. Просто ты пока не знаешь об этом. Дальнейший путь они проделали в молчании.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь искупительная - Риверс Франсин



"Любовь искупительная" данный роман производит серьезное впечатление. Я предполагаю что Франсин Риверс данную историю пронесла через всю свою жизнь, потому, что иначе нельзя было так проникнуться и изложить пережитое. В этой книге открывается Божья любовь к нам, несмотря на все наши "Мухи", Господь всеравно ждет нашего возвращения. Я благодарю Господа за прекрасный талант Франсин Риверс доступно показывать человеческие отношения.
Любовь искупительная - Риверс ФрансинНина
22.09.2011, 9.46





Очень интересный роман.Читайте..захватывает.
Любовь искупительная - Риверс ФрансинОльга
12.08.2013, 11.11





Книга неплохая, правда очень наивная и прямо какая-то супер-целомудренная... Первая половина достаточно интересна, но к концу становится откровенно скучно. Жутко надоедает то, что ГГ постоянно пытается втолковать своей жене какие-то прописные истины, одно и то же...rn6/10
Любовь искупительная - Риверс ФрансинЛия
14.08.2013, 14.46





Спасибо автору за удивительную книгу!rnПусть Бог благословит Вас!!!!
Любовь искупительная - Риверс ФрансинЮлия
20.08.2013, 18.28





прекрасна книга
Любовь искупительная - Риверс Франсинтаніта
18.01.2014, 23.47





Психологически тяжелый роман,но я рада что он не прошел мимо меня.После прочтения есть над чем подумать.И дай нам Бог всем,такую же всепрощающую любовь.
Любовь искупительная - Риверс Франсинс
16.12.2014, 8.59





Наконец то появился христианский роман. Спасибо. Очень вдохновляет. Это действительно слово вдохновленное господом. Ждем теперь дальше -по книге руфь или есфирь
Любовь искупительная - Риверс ФрансинТомка
27.02.2016, 22.29





Сильная книга, образы гг незабываемые, впечатляет. 10
Любовь искупительная - Риверс Франсинgala
4.04.2016, 22.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100