Читать онлайн Любовь искупительная, автора - Риверс Франсин, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь искупительная - Риверс Франсин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.02 (Голосов: 183)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь искупительная - Риверс Франсин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь искупительная - Риверс Франсин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Риверс Франсин

Любовь искупительная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

Не судите, да не судимы будете; ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить.
Иисус Христос. Евангелие от Матфея 7:1
Остановившись на холме, Павел бросил на землю свои немногочисленные вещи. Он увидел Михаила, работавшего в поле, и, сложив ладони рупором, позвал его. Михаил оставил плуг и побежал к нему навстречу. Они обнялись. От объятий этих сильных и надежных рук Павел готов был разрыдаться.
— Михаил, как же я рад тебя видеть, — сказал он с дрожью в голосе от усталости и избытка чувств. Радость и облегчение были так велики, что ему пришлось бороться со слезами. Наконец, он справился с собой, придав лицу уверенное выражение. Он не брился уже несколько недель, его волосы отрасли. Месяцами ходил в одной и той же одежде. — Видок у меня, должно быть, — он усмехнулся. — Это было ужасно. — Тяжелая работа за гроши, а иногда вообще ни за что, пьянки, чтобы забыться, женщины, о которых лучше не вспоминать, и вечная борьба за выживание.
Михаил положил руку ему на плечо.
— Ты будешь выглядеть гораздо лучше после того, как помоешься и пообедаешь. — Павел слишком устал, чтобы протестовать, когда Михаил поднялся на холм и взвалил его скарб себе на плечо. — Как дела на Ююбе?
Лицо Павла скривилось в кислой гримасе.
— Уныло и холодно.
— Нашел то, что искал?
— Если там и есть золото, мне не удалось найти слишком много. Того, что я добывал, с трудом хватало, чтобы выжить. — Он посмотрел вдаль и подумал о Тесси. Последние несколько дней он только и делал, что думал о ней. Он вспоминал о том, как они мечтали переехать в Калифорнию и построить себе дом. Когда он ее потерял, его повлекло на добычу золота. Каждый раз, думая о ней, он чувствовал, как боль поднимается снова.
«Тесси, у дорогая… Зачем ты умерла?»
Против желания его глаза наполнились слезами. Он так нуждался в ней. Он не знал, что будет делать без нее. Жизнь после ее смерти потеряла смысл.
— Ты надолго домой? — спросил Михаил. Павел кашлянул.
— Я еще не знаю, — честно признался он. — Я просто устал. — Сегодня он был слишком измотан, чтобы найти в себе силы думать о том, что будет завтра. — Я бы не пережил зиму в горах. Я не знал, смогу ли вообще добраться до дома, — Теперь, когда он был дома, он вновь ощутил боль из прошлого. Слава Господу, что он может провести зиму с Михаилом. Он мечтал о долгих умных беседах. Все, о чем говорили мужчины у потока, было золото и женщины. С Михаилом можно поговорить о многом, например, о больших проектах, которые вселялись бы в разум и пробуждали надежду.
Он устремился за золотом, рассчитывая таким образом поймать удачу за хвост. Михаил было поехал с ним, но пробыл там всего несколько месяцев. «Это не то, что я хочу от жизни», — сказал он однажды и попытался уговорить Павла вернуться домой. Но гордость заставила Павла остаться. Однако было холодно, иллюзии рушились одна за другой, и, в конце концов, голод повлек его домой. Даже не недостаток еды или богатства, но глубокий духовный голод.
Михаил опустил руку ему на плечо.
— Я рад, что ты дома. — Он усмехнулся. — Поля поспели для жатвы, брат, а делателей мало.
У Михаила всегда получалось все обернуть в шутку. Павел сухо улыбнулся:
— Спасибо. — Он последовал за братом. — Честно говоря, я не нашел там того, чего ждал.
— Не нашел сокровища Али–Бабы?
— Даже близко ничего такого. — Он уже чувствовал себя лучше. Он останется. Лучше пахать, чем сломать себе хребет. Лучше чистить хлев, чем стоять в ледяной воде, пытаясь отыскать несколько крошек золота в ржавом котелке. Тихая, размеренная жизнь фермера — вот, что ему сейчас нужно. Постоянство и однообразие день за днем. Наблюдать за тем, как что–то вырастает из земли, а не пытаться самому что–то из нее выковыривать.
— Что нового произошло здесь, пока меня не было? — Он осмотрелся и увидел, что Михаил кое–что построил и очистил новый участок земли.
— Я женился.
Павел остановился, как вкопанный, и уставился на Михаила.
— О, нет. — Сказав это, он понял, как некстати это прозвучало. — Извини, но с тех пор, как мы переехали, я не видел здесь для тебя ни одной подходящей женщины. — Он увидел взгляд Михаила и попытался смягчить его реакцию. — Она, должно быть, прелесть, если ты выбрал ее. — Михаил ведь всегда говорил, что будет ждать ту, которая создана именно для него.
Павел попытался порадоваться за него, но у него никак не получалось. Он ревновал. Всю дорогу домой он мечтал о том, как они вместе будут сидеть у огня и разговаривать, и вот, пожалуйста. Михаил женился. Вот незадача.
Ему нужен был совет Михаила. Нужна была его дружба. Михаил умел слушать и понимать даже то, что не говорится вслух. В тяжелые времена он мог зажечь в сердце свет надежды, дать почувствовать, что все получится — так, как должно, и что все будет хорошо. Михаил давал надежду, и знает Бог, как сильно ему сейчас нужна надежда. Он ожидал, что, когда вернется, все будет по–прежнему.
Женщины преследовали Михаила всегда. Как же этой удалось поймать его?
— Женат, — пробормотал Павел.
— Да, женат.
— Мои поздравления.
— Спасибо. Ты не выглядишь радостным. Павел поморщился.
— Михаил, ну ты же знаешь, что я эгоист. — Они двинулись к дому. — Где ты ее нашел, кстати?
— Мне просто повезло.
— Расскажи мне о ней. Как она выглядит? Михаил кивнул в сторону дома.
— Заходи и познакомься с ней.
— О, нет. Не в таком виде, — ответил Павел. — Если она только меня увидит, то сразу же подумает, что я разбойник с большой дороги. Как ее зовут–то?
— Амэнда.
— Амэнда. Мило. — Он слегка ухмыльнулся. — Она красивая, Михаил?
— Она прекрасна.
С таким же успехом она может оказаться уродиной, ведь если Михаил полюбил ее, для него она будет красавицей. Павел решил, что пока сам не увидит ее, выводов делать не стоит.
— Давай–ка я сегодня заночую в сарае, — заговорил он. — Я с ног валюсь, а с твоей женой я лучше познакомлюсь потом, когда отмоюсь.
Михаил принес ему одеяло, мыло и смену одежды. Павел был настолько измотан, что даже не мог подняться на ноги. Все, на что у него еще хватало сил, это прислониться спиной к стене и вытянуть ноги. Михаил вернулся с горячей едой.
— Тебе нужно поесть, старик. От тебя остались кожа да кости.
Павел слабо улыбнулся. — Ты сказал ей, что у вас в сарае заночует грязный попрошайка?
— Она не спросила. — Воткнув вилы в стог сена, Михаил предложил:
— Закутайся в одеяло, заройся в сено, тогда ночью тебе будет тепло.
— После того, как я много месяцев спал на твердой земле, это как небеса. — Наконец, спустя долгое время, у него над головой была крыша. Он попробовал оленину и удивленно поднял бровь. — Ты отхватил себе отличного повара. Поблагодари ее от меня, хорошо? Проглотив остатки еды, он улегся на сене. — Как я устал. Так сильно никогда еще не уставал. — Его глаза слипались. Последнее, что он увидел, был Михаил, склонившийся над ним и накрывающий его толстым одеялом. Напряжение последних месяцев наконец–то оставило его.




Павел проснулся от громкого лошадиного ржания. Поднявшись, он размял затекшие руки и ноги и выглянул из сарая. Михаил копал яму, чтобы установить столбы для забора. Прислонившись к стене, Павел долго наблюдал за ним. Потом вернулся к сеновалу и взял одежду.
Он вымылся в ручье, чтобы своим видом не напугать и не оскорбить жену Михаила. Побрился. Одевшись, пошел ему помогать.
Опираясь на лопату, Михаил отдыхал.
— Я все думал, когда же ты проснешься. Ты два дня спал беспробудным сном.
Павел усмехнулся.
. — Лишний раз доказывает, что охотиться за золотом тяжелее, чем устанавливать заборы. Михаил рассмеялся.
— Пойдем в дом. Амэнда уже приготовила завтрак. Павел теперь с нетерпением ожидал, когда же, наконец, увидит эту женщину. В глубине сердца он надеялся увидеть Девушку, похожую на Тесси, такую же тихую и славную, набожную и воспитанную. Он шел за Михаилом, горя желанием поскорее познакомиться с ней. У огня стояла стройная девушка, спиной к ним. На ней была такая же юбка, как на Тесси, когда они шли по орегонским долинам. Та же блузка. Странно. Он слегка нахмурился. Она наклонилась над горшком, и он убедился, что со спины она выглядит очень даже ничего. Когда она выпрямилась, он заметил тонкую талию и длинные золотистые волосы, спускавшимися в косе до пояса. Что ж, пока ему все нравилось.
— Амэнда, познакомься, это Павел.
Когда она повернулась, Павел почувствовал, как у него заныл желудок. Он еще раз присмотрелся с недоверием, боясь ошибиться, но это была она, дорогостоящая проститутка из Парадиза. Он уставился на Михаила, который улыбался ей так, словно она была солнцем, луной и всеми звездами небесными разом.
— Павел, я хотел бы представить тебе мою жену Амэнду.
Павел смотрел на нее и не знал, что делать и что сказать. Михаил стоял рядом, ожидая его реакции, и было очевидно, что если он сейчас же не придумает вежливый ответ, ситуация усложнится. Павел натянуто улыбнулся.
— Простите, что глазею на вас, мадам. Михаил предупреждал меня, что вы прекрасны. — Она была прекрасна. Так же, как Саломея, Далила или Иезавель
l:href="#n4" type="note">[4]
.
О чем думал Михаил, когда женился на этой женщине? Он знал, что она проститутка? Наверное, нет. Этот человек и в борделе–то никогда не был. За всю свою жизнь он не переспал ни с одной женщиной. Не потому, что у него не было возможности. Но против всех земных законов, которыми руководствуется все творение, Михаил принял решение дождаться женщины, приготовленной для него. И вот, посмотрите, что он получил за все свои старания и чистоту. Ангелочка!
Что за историю выдумала эта ведьма? И что ему теперь делать? Прямо сейчас рассказать все Михаилу?
Михаил удивленно смотрел на него.
Ангелочек улыбнулась. Это не было дружеской улыбкой. Ее ярко–синие глаза стали вдруг мертвенно холодными. Она знала, что он ее узнал, и давала ему понять, что ей это глубоко безразлично. А если ей безразлично, то очевидно, что она не вышла замуж за Михаила по любви.
Он улыбнулся в ответ. Улыбкой еще более холодной, которая недвусмысленно говорила: «Как ты смогла ухватить его своими клешнями?»
Ангелочек прочитала немой вопрос в глазах стоявшего перед ней мужчины. У нее сразу же возникло чувство, что ее как будто забрасывают камнями. Ее улыбка стала более язвительной. Этого мужчину она читает и видит насквозь. Ей было нетрудно понять, что он о ней думает.
— Могу я предложить вам кофе, сэр?
Михаил перевел взгляд с Павла на нее и нахмурился.
— Присаживайся, Павел.
Павел сел на предложенный стул, пытаясь не смотреть на нее. Молчание затягивалось, становилось напряженным. Что он мог сказать?
Михаил слегка отстранился и взглянул на него.
— Теперь, когда ты немного отдохнул, не расскажешь нам о Ююбе?
Павел заговорил, что было делать? Ангелочек подала ему тарелку овсяной каши и чашку кофе. Он сухо поблагодарил. Она была прекрасна, слишком прекрасна — холодное, развращенное, гипсовое божество.
Она не села с ними за стол, не присоединилась к разговору. Павел подумал, что она, наверное, знает о Ююбе больше, чем он. Только мужчины, добывшие лучшее золото, могли оплатить ее услуги. Что она здесь делает? Какую милую ложь она нашептала Михаилу в уши? Что будет, когда он узнает правду? Он, наверняка, выбросит ее прочь. Она этого заслуживает.
Павел спросил о ферме и выиграл немного времени, пока Михаил рассказывал, как обстоят дела. Ему нужно было все обдумать или, по меньшей мере, попытаться. Он посматривал на Ангелочка. Неужели Михаил не знает? Почему он не проверил? Чем еще может такая прелестная девочка зарабатывать на хлеб в этих местах? Для здравомыслящего человека ответ был очевиден.
Но с другой стороны, стоит только взглянуть в эти синие глаза, и все, ты попался. Михаил не был донжуаном. Он был честным и любящим парнем. Она могла наговорить ему с три короба, и он, конечно же, поверил. Такая девочка, как она, могла из него веревки вить. «Мне нужно рассказать ему правду о ней, но как? Когда?»
Михаил поднялся, чтобы налить себе еще кофе, а Павел посмотрел на Ангелочка. Она встретила его взгляд, приподняв подбородок, в глазах отразилась издевка. Она была настолько уверена в себе, что ему захотелось тут же выкрикнуть всю правду. Но как только он устремил глаза на Михаила, то не смог произнести ни слова.
Ангелочек сняла шаль с вешалки.
— Пойду, принесу воды, — сказала она, поднимая ведро. — Вам, наверно, есть, о чем поговорить. — Выходя за дверь, она посмотрела Павлу в глаза.
Это подстегнуло его, как плевок в лицо. «Ей, кажется, плевать, что я могу ему все рассказать». Михаил направил на него серьезный взгляд.
— О чем ты думаешь, Павел?
Ему никак не удавалось облечь мысли в слова. Он хрипло усмехнулся и попытался говорить в своей обычной манере, с легкой иронией, но ему это не удалось.
— Извини, но она лишила меня дара речи. Как ты с ней познакомился?
— Божественное вмешательство.
Божественное? Михаил угодил на самое дно ада, даже не подозревая об этом. Он потерял голову ради этих синих глаз и золотистых волос, и тела, которое повлечет любого мужчину за собой ко греху и смерти. Михаил встал.
— Давай выйдем. Хочу показать тебе, что изменилось с тех пор, как ты уехал на поиски удачи.
Выйдя во двор, Павел увидел, что Ангелочек стирает его одежду. Хороший ход. Уж не думает ли она, что таким образом сможет заставить его промолчать? Она не смотрела в их сторону. Возможно, ему не удастся докричаться до Михаила, но абсолютно точно, что ее он просто так не оставит в покое.
— Подожди минутку, мне нужно подойти к твоей жене. Я так разглядывал ее, что произвел не очень хорошее впечатление. Хочу поблагодарить ее за завтрак и за заботу о моей одежде.
— Хорошо. Встретимся у ручья. Я строю склад, и ты сможешь мне в этом помочь.
— Я буду через минуту. — Павел направился к Ангелочку. Внимательно посмотрел на нее и убедился, что не ошибся. Она носила одежду Тесси. Его кровь вскипела от бешеной злобы. Как мог Михаил дать ей эти вещи? Он очнулся от своих мыслей как раз тогда, когда она закончила выжимать его выстиранные старые джинсы. Он ожидал, что она обернется, но она оставалась стоять спиной к нему. Она знала, что он рядом; он был в этом уверен. Она просто игнорировала его.
— Привет, Ангелочек, — бросил он, подумав, что это быстро поможет ей вспомнить все. Она повернулась, на ее лице застыло холодное выражение человека, погруженного в себя. — Ангелочек, повторил он. — Так ведь тебя зовут, не правда ли? Ты не Амэнда. Поправь меня, если я ошибаюсь.
— Я вижу, ты хорошо знаешь, кто я, верно? — Она бросила его джинсы на веревку, которую Михаил натянул для сушки белья. — Ты думаешь, я могу тебя вспомнить?
Бесстыдная шлюха.
— Я думаю, лица кажутся одинаковыми при твоем роде занятий.
— Так же, как и все остальное. — Она посмотрела на него и усмехнулась. — Тяжело найти удачу на золотых приисках, мистер?
Она была еще хуже, чем он ожидал.
— А он знает, кто ты и что ты из себя представляешь?
— Почему бы тебе не спросить его?
— И тебя нисколько не волнует, что он будет чувствовать, когда я все расскажу ему?
— Ты думаешь, он не выдержит?
— Как тебе удалось зацепить его своими клешнями?
— Он связал меня, как гусыню, и привез к себе.
— Милая сказочка. — Ее скучающий взгляд разозлил его еще больше. — Как ты думаешь, что он сделает с тобой, когда узнает, что я видел тебя раньше, в борделе в Парадизе?
— Я не знаю. А ты как думаешь? Он побьет меня камнями?
— Больше чем уверен.
Она подняла пустой таз и прижала к бедру.
— Можете сказать ему все, что угодно, мистер. Мне все равно. — Сказав это, она пошла прочь.
Догоняя Михаила, Павел твердо решил рассказать ему все, но потом не смог осуществить задуманного. Целый день они работали бок о бок, и он никак не мог набраться смелости. Когда они вернулись, Павел отказался от ужина, сославшись на усталость. Вместо этого пошел в сарай и доел остатки своих запасов. Ему не хотелось сидеть с ними за одним столом. Он не мог притворяться, будто счастлив, что его зять женился на лживой шлюхе. Собрав свои вещи, он направился к себе домой, на противоположную сторону долины.
Михаил стоял у открытой двери, видя, что он уходит. Почесав шею, он отвернулся.
Ангелочек взглянула на Михаила и почувствовала, как в ней опять нарастает напряжение. Она сидела на плетеном стуле, который он сделал для нее, и наблюдала за тем, как он закрывает дверь и садится у огня. Он снял свои ковбойские сапоги и стал натирать их воском, чтобы придать им водонепроницаемость. Он не смотрел на нее. Ему не хотелось говорить, и он не читал свою Библию. Судя по всему, прошлая ночь была забыта.
— Ты ведь думаешь об этом, правда? — спросила она. — Почему бы тебе просто не спросить?
— Я ничего не хочу знать.
— Ну, конечно, — сухо продолжала она. В горле пересохло. — Я все равно хочу тебе кое–что сказать, чтобы внести ясность. Я лично его не помню, но в моем деле это не имело никакого значения. Тебя я тоже не помнила, даже после второго визита.
Михаил знал, что она говорит неправду, хотя услышанное причиняло боль.
— Не лги, Амэнда. Неужели ты до сих пор не можешь понять, что я люблю тебя? Ты теперь моя жена. А все, что происходило раньше, теперь в прошлом. Пусть там и остается.
Затишье перед бурей кончилось. Шторм обрушился на них со всей своей силой.
— Две недели назад ты говорил, что хочешь знать обо мне все. Ты все еще хочешь знать все?
— Оставь это!
Она встала. Повернувшись к нему спиной, она дрожащими руками поправила шаль.
— Ты все еще не понял, наверно? Даже если я захочу что–то изменить, люди, которые меня знают, этого не допустят. Как и твой честный братец. — Она холодно улыбнулась и спросила, упершись взглядом в стену. — Ты видел его лицо, когда он узнал меня?
— Мне жаль, что он сделал тебе больно. Она повернулась к нему.
— Ты и правда так думаешь? — Коротко усмехнувшись, она продолжала: — Он не сможет задеть меня. И ты тем более не сможешь. — Она больше никогда не даст им такой возможности.




Павел провел целый день, приводя в порядок дом и размышляя об Ангелочке. Ему необходимо вернуться и поговорить о ней с Михаилом. Он не может молчать. Михаил должен узнать об ее обмане. Как только он узнает все, он поступит правильно и вышвырнет ее. Как паршивого котенка.
Брак можно аннулировать. Скорее всего, он даже не был подтвержден и одобрен священником, поэтому от него не потребуется дополнительных расходов. Михаил сможет просто забыть этот печальный опыт. Каждый день в Калифорнию прибывают все новые фургоны, переполненные женщинами, и он уж точно подберет себе другую, которая поможет ему забыть Ангелочка.
Пришел Михаил, и они вместе заготавливали дрова. Они разговаривали, но не так, как раньше. Павел был слишком озабочен, а Михаил чем–то опечален.
— Приходи к нам на ужин, — предложил Михаил, направляясь к двери, но Павел не мог даже представить себе, как он будет сидеть за одним столом с Ангелочком.
Михаил казался раздосадованным.
— Ты обидишь Амэнду.
Павел готов был расхохотаться. Обидит? Что может обидеть матерую шлюху? Теперь он точно знал, что она задумала. Она возводит стену между ним и Михаилом. Она хочет разрушить их дружбу. Хорошо, если она так этого жаждет, забудем о правилах и приличиях…
— Я приду завтра.
Когда он пришел, Ангелочек выколачивала одеяла, развесив их на веревке. Она остановилась на мгновение и взглянула в его лицо. Ей не потребовалось много времени, чтобы прочитать вызов в его глазах.
— Он строит склад у ручья. Почему бы тебе не сбросить груз со своей души, пока он заживо тебя не съел?
— Ты так уверена, что я не сделаю этого?
— О, я уверена, что сделаешь. Ты не можешь дождаться этой минуты.
— Ты его любишь? — ухмыльнувшись, поинтересовался он. — Ты думаешь, что сможешь сделать его по–настоящему счастливым? Рано или поздно он очнется и увидит, кто ты есть на самом деле.
Ее рука, державшая колотушку, побелела. Пожав плечами, она отвернулась.
— Тебе ведь наплевать на всех, не так ли?
— А почему должно быть иначе? — спросила она и опять стала выколачивать одеяло.
Павлу захотелось схватить ее и кулаком пригладить ее высокомерное лицо.
— Ты напрашиваешься, — выдавил он и направился к ручью.
Ангелочек почувствовала слабость, которая внезапно навалилась на нее. Она тяжело опустилась на пень, пытаясь успокоиться и боясь признаться себе в тех чувствах, которые сейчас поднялись в ее душе.




— Ты вовремя пришел, — сказал Михаил, выпрямляясь и вытирая ладонью пот со лба. — Помоги мне с этими бревнами, ладно?
Павел помог ему развернуть бревно.
— Михаил, мне нужно с тобой поговорить, — произнес он напряженно, разворачивая бревно. Михаил бросил на него мрачный взгляд, смысл которого он не понял. Внутри него кипела злоба, которая заставила его продолжить. — Я хочу поговорить не о том, что происходило на Ююбе, и даже не о том, почему я никак не могу осесть на одном месте. Все дело в твоей жене.
Михаил медленно выпрямился и посмотрел на него.
— Почему ты думаешь, что тебе надо что–то говорить?
— Потому что тебе нужно знать. — Ее надменное лицо все еще стояло у него перед глазами. — Михаил, она не та, за кого себя выдает.
— Я знаю, кто она, и прежде всего, она — моя жена. — Он попробовал снова сосредоточиться на работе.
Она, должно быть, успела его хорошо обработать. Не пытаясь скрыть раздражения, Павел приготовил следующее бревно. Обернувшись, он бросил взгляд в сторону дома. Она стояла в дверях. В одежде Тесси. Ему захотелось подбежать и сорвать с нее все. Захотелось избить ее и прогнать из долины. Михаил попался. Михаил, со своим сильным характером и высокими идеалами. Михаил со своей чистотой. Это было необъяснимо и невероятно. Это было непристойно.
— Я не смогу все так оставить. Не смогу. — Однако Михаил даже не смотрел на него. Павел схватил его за руку. — Послушай меня. Задолго до того, как она стала твоей женой, она стала проституткой. Ее настоящее имя Ангелочек, а не Амэнда. Она работала в борделе в Парадизе. Она была самой дорогостоящей «бабочкой» во всем городе.
— Отпусти мою руку, Павел. Павел отпустил.
— Ты скажешь хоть что–нибудь? — Он никогда еще не видел Михаила таким рассерженным.
— Я все это знаю. Павел уставился на него.
— Ты знаешь?
— Да. — Михаил наклонился за новым бревном. — Возьми другой конец, хорошо?
Павел машинально выполнил просьбу.
— Ты узнал об этом до или после того, как надел кольцо ей на палец? — поинтересовался он цинично.
— До того.
Павел опустил бревно на место.
— И ты все же решил жениться на ней? Михаил выпрямился.
— Я женился на ней и женюсь еще раз, если придется все повторить. — Он сказал это тихим, спокойным голосом, но его глаза пылали гневом.
Павел почувствовал себя так, словно его только что отправили в нокаут.
— Она одурманила тебя. Михаил, она тебя одурачила. — Нужно попытаться вразумить его. — Это бывает. Ты месяцами не видел женщины, а у нее такие милые голубые глазки и такое красивое тело, что ты просто потерял голову. Ты можешь, конечно, провести с ней несколько приятных ночей, но не пытайся убедить себя в том, что она будет приличной и скромной женой. Та, которая однажды была проституткой, останется ею навсегда.
Михаил сжал зубы. Он говорит в точности то, что Ангелочек думает и говорит о себе.
— Перестань судить!
— Не будь глупцом!
— Заткнись, Павел. Ты не знаешь ее. Павел рассмеялся.
— Мне не нужно знать ее. Я знаю достаточно. Это ты ничего не знаешь. Сколько раз ты встречался с подобными женщинами? Ты всех и все видишь сквозь свои принципы, но, поверь мне, мир устроен совсем иначе. Она не стоит всех тех мучений, которые тебе придется перенести из–за нее. Послушай меня, Михаил! Неужели ты хочешь, чтобы женщина, которая обслужила своим телом сотни мужчин, стала матерью твоих детей?
Михаил внимательно смотрел на него. Не с этим ли сталкивалась Ангелочек всю свою жизнь? Осуждение и слепая ненависть.
— Я думаю, что тебе лучше замолчать прямо сейчас, — сквозь зубы сказал он.
Но Павел не собирался молчать.
— Что скажут твои знакомые, когда узнают о ней? Думаешь, они одобрят? А как насчет соседей, ведь они скоро появятся? Хорошие люди. Добропорядочные люди. Как ты думаешь, что они будут говорить, когда узнают, что твоя маленькая красавица–жена была высоко оплачиваемой проституткой?
Михаил взглянул на него потемневшими от злости глазами.
— Я знаю, что я об этом думаю и что Бог думает, и это все, что меня волнует. Может, тебе стоит привести в порядок свою жизнь, прежде чем осуждать мою жену?
Павел замолчал, ему стало больно. Михаил никогда не упрекал его, и эти слова прозвучали как удар. Неужели он не понимает, что ему хотят помочь? Он всего лишь хотел помочь Михаилу избежать того разрушения и позора, которые ему принесет эта ничтожная женщина.
— Ты мне как брат, — сказал он тихо. — Ты видел мои худшие времена. Я не хочу, чтобы твоя жизнь была испорчена этой ведьмой. Ей удалось так ловко приручить твое сердце, что ты не замечаешь, как идешь к собственной гибели!
Желваки на скулах Михаила напряглись.
— Хватит, ты достаточно сказал!
Но Павел уже не мог остановиться. Все, что он видел, это паршивая проститутка в одежде его возлюбленной Тесси.
— Михаил, она же просто кусок дерьма. — Он не успел заметить кулак. Не успел понять, что произошло. Внезапно острая боль разлилась по скуле, и он обнаружил, что лежит на спине. Михаил стоял над ним со сжатыми кулаками и мертвенно–бледным лицом.
Михаил схватил его за рубашку, поднял на ноги и стал трясти, словно тряпичную куклу.
— Если ты любишь меня, как говоришь, тогда изволь также любить ее. Она моя часть. Ты понял? Она часть моей плоти и моей жизни. Когда ты что–то говоришь против нее, ты идешь против меня. Когда ты обижаешь ее, ты обижаешь меня. Тебе понятно?
— Михаил…
— Ты меня понял?
Впервые в жизни Павел испугался своего зятя.
— Я понял.
— Хорошо, — произнес Михаил, отпуская его. Он повернулся к Павлу спиной, пытаясь справиться с гневом.
Павел почесал ушибленный подбородок. Она стала причиной разногласий между ними. Она была виновата. «Я все правильно понял, Михаил. Гораздо лучше, чем ты сам».
Михаил почесал шею и посмотрел на него.
— Прости, что я тебя ударил. — Глубоко вздохнув, он подошел ближе. — Мне нужна помощь, а не препятствие. Она очень изранена, ты даже представить себе не можешь, как сильно. — Он сжал руки в кулаки, на лице отразилась глубокая печаль, глаза наполнились слезами. — И я люблю ее. Я люблю ее так сильно, что готов умереть за нее.
— Прости.
— Не извиняйся. Просто молчи!
Павел молчал все оставшееся время, пока они работали, но никто не мог заставить его не думать. Он думал о том, что поможет Михаилу самым лучшим способом, какой он только знает. Он просто вынудит ее уехать. Как–нибудь. И чем скорее, тем лучше. Он придумает способ.
Михаил прервал затянувшееся молчание.
— Тебе нужно съездить в город и купить запасы на зиму. У меня недостаточно, чтобы поделиться с тобой.
— У меня нет золотого песка.
— Я отложил немного. Он твой. Ты можешь воспользоваться моей повозкой и лошадьми.
Павел почувствовал легкий укор стыда. Но почему он должен стыдиться? Он пытался помочь Михаилу избежать страданий. Михаил всегда был думающим человеком. Он все поймет. Его самая большая проблема в том, что он старается не замечать недостатков других. Он увидел в шлюхе человека, достойного его любви.
Павел вскипел. Она встала между ними. Она явилась источником их разногласий. Ему нужно придумать способ, как вытащить Ангелочка из ее удобного гнездышка и вернуть назад, к тем, кому она принадлежит. И он должен сделать это прежде, чем она разобьет сердце Михаила на маленькие кусочки.
Они установили последнее бревно на нужное место. Стены были готовы. Михаил сказал, что с крышей справится сам. Он положил руку на плечо Павла и поблагодарил его за помощь, но напряжение между ними все еще висело тяжелым грузом.
— Тебе лучше завтра поехать в Парадиз. Скажи Иосифу, что я подъеду к нему через пару недель. Он поможет тебе найти все, что тебе нужно.
— Спасибо. — Парадиз. Может быть, ему удастся узнать чуть больше об Ангелочке и ее слабых местах, пока он будет в городе. Хозяйка, без сомнения, пожелает вернуть свою лучшую девочку и отправит за ней того неуклюжего гиганта, который охранял ее, словно драгоценный бриллиант.
Когда, уже в темноте, Михаил вернулся домой, Ангелочек не спросила, что ему рассказал Павел. Она поставила ужин на стол и села рядом с ним, высоко подняв голову и выпрямив спину. Он не произнес ни слова. Он, скорее всего, обдумывает все, взвешивает и принимает решение. Пусть будет так.
Тяжесть вновь заполнила все ее внутренности, и она опять пыталась убедить себя, что ей это безразлично. Когда Михаил взглянул на нее, она приподняла подбородок и выдержала его взгляд. «Ну, давай же, скажи все, о чем ты думаешь. Мне все равно».
Михаил положил руку на ее ладонь.
Боль пронзила ее сердце, и она отдернула руку. Она не могла смотреть на него. Взяв салфетку со стола, она аккуратно стряхнула ее и положила себе на колени. Подняв голову, она увидела, что он смотрит на нее. И его глаза… эти глаза…
— Не смотри на меня так. Я тебе раньше говорила, что мне абсолютно все равно, что он думает обо мне. Он может говорить, что угодно. Все, что он скажет, правда. Ты знал это. И мне плевать на это. Он не первый, кто смотрит на меня сверху вниз, и, наверно, не последний.
Мне все равно. — Она вспомнила, как мужчины, которые приходили в их лачугу к маме, переходили на другую сторону улицы, когда мама шла мимо, словно были с ней не знакомы.
— Я, может, и поверил бы тебе, если бы ты так не злилась.
Ангелочек вздернула подбородок.
— Я не злюсь. С какой стати я должна злиться? — У нее пропал аппетит, но она заставила себя поесть, чтобы не дать ему возможность сделать выводы. Закончив, она собралась мыть посуду. Михаил подбросил дров в огонь.
— Павел уезжает на пару дней. Ему нужно закупить запасы на зиму. Он завтра утром придет за лошадьми и повозкой.
Ангелочек медленно подняла голову, она задумалась. Налив воды в таз, помыла тарелки. Михаил никогда не поможет ей уехать обратно, туда, где ее место, но Павел точно будет рад посодействовать. Чтобы спасти бедняжку Михаила от нее.
Что–то засосало внутри, как только она задумалась об отъезде. Тогда она постаралась представить себе, какое глубочайшее удовлетворение она испытает, когда встретится с Хозяйкой и заберет свои деньги. Она всегда сможет заручиться поддержкой хозяина бара, если ей потребуется помощь. Он был огромный, как Магован, а его кулаки помнили немало драк. Как только она получит назад свое золото, она обретет долгожданную свободу. Свободу!
У нее заболело в груди, и она прижала ладонь к сердцу.
Михаил этой ночью привлек ее к себе, и она не противилась. Через несколько минут он отстранился, дрожа от возбуждения, покрывшись потом. Он с трудом перевел дыхание.
— Что ты делаешь?
— Я хочу доставить тебе удовольствие, — ответила она и постаралась, чтобы он испытал наслаждение, которого он заслуживал, как никто другой.




На рассвете Павел пришел за повозкой и лошадьми, которых Михаил помог ему запрячь. Он дал ему золото и письмо для Иосифа Хотшильда.
— Жду тебя обратно через четыре или пять дней.
— Я заметил оленя по дороге к тебе, он был огромный.
— Спасибо, — поблагодарил Михаил. — Как только Павел выехал, он вошел в дом и снял ружье с крюка. — Павел заметил оленя неподалеку. Пойду, может, еще мяса на зиму принесу.
Всю ночь напролет Ангелочек размышляла, как ей уехать из дома, ничего не говоря Михаилу. И вот он, случай. Она подождала, пока он скроется из виду, и быстро сняла кольцо, положив его на Библию. Она была уверена, что так он его быстро обнаружит. Схватив шаль и накинув на плечи, она поспешила вслед за Павлом.
Повозка не могла уехать слишком далеко. Подняв юбку, она бегом бросилась вдогонку.
Павел услышал ее крик. Он натянул поводья и подождал, размышляя, что ей может быть нужно. Она, наверное, попросит его привезти ей что–нибудь. Или, может быть, станет умолять, чтобы все оставалось, как прежде. Что ж, пусть. Не слишком это ей поможет.
Ангелочек раскраснелась и запыхалась, когда, наконец, смогла догнать повозку.
— Мне нужно ехать в Парадиз.
Он спрятал удивление под язвительной улыбкой.
— Так что, ты от него уже убегаешь?
— А ты надеялся, что я останусь? — ответила она с иронией.
— Садись, — предложил он, не собираясь ей помогать.
— Спасибо, — сухо поблагодарила она, взбираясь на повозку и садясь рядом с ним.
Павел почти всю ночь провел в размышлениях о том, что делать с запятнанной женой Михаила, и вот она сама помогает ему в решении проблемы. Он не надеялся, что она уедет так просто. Без подкупа. Без уговоров. Она уезжала добровольно. Он взял поводья в руки, и они двинулись в путь.
Павел смотрел, как она вытирает лицо кончиком шали Тесси. Он едва сдерживался, чтобы не сорвать с нее эти вещи.
— Как ты думаешь, что почувствует Михаил, когда увидит, что ты уехала?
Она смотрела прямо перед собой.
— Он это переживет.
— Тебе ведь плевать на его чувства, правда? — Она не ответила. Он посмотрел вперед, потом снова на нее. — Ты знаешь, ты права. Он тебя забудет. Через несколько лет в Калифорнии будет предостаточно порядочных милых девушек, из которых он сможет выбрать одну для себя. Женщины всегда преследовали Михаила.
Она глядела на проплывавшие мимо деревья, всем видом показывая полное безразличие. Павлу хотелось побольнее ударить ее, резать без ножа, чтобы она почувствовала то же, что будет чувствовать Михаил, когда поймет, что она сбежала от него без оглядки. Разве он ему не говорил? Он должен сделать ей больно. Это правильно.
Посмотрев на нее, он спросил с нескрываемым любопытством: — Почему ты решила уехать?
— Не могу назвать конкретную причину.
— Я думаю, тебе просто стало скучно от тихой, размеренной жизни, которой живет Михаил. Или тебе захотелось сменить партнера? — Она не ответила. Теперь Михаил поймет, что Павел был прав. Через некоторое время он признает свою ошибку. Женщины всегда любили Михаила. Кроме привлекательной внешности он объединял в себе силу и нежность, на что они липнут, словно мухи. Он легко сможет снова жениться, если захочет, и ему не придется долго искать себе пару. И новая девушка уж точно будет получше этой.
— Хозяйка будет рада твоему возвращению. Я слышал, ты приносила огромные прибыли в ее казну. Она даже не упрекнет тебя за побег.
Ангелочек слегка повернула голову и презрительно улыбнулась.
— Не утруждай себя изысканными беседами.
Он холодно ухмыльнулся. Ему удалось малость зацепить ее. Он копнул поглубже.
— Мне кажется, разговоры не слишком ценятся в твоем бизнесе, верно?
Ангелочек почувствовала бешеную злобу, которая вскипала, поднимаясь изнутри. Паршивая свинья. Если бы до Парадиза было не так далеко, она бы сейчас же убралась с этой повозки и остаток пути прошла пешком. Но она не настолько глупа и не станет рассчитывать, что у нее хватит сил дойти. Что ж, пусть развлекается. Она уж как–нибудь выдержит один день в обществе необразованного лицемера. Она отвлечется мыслями о золоте. Помечтает о собственном маленьком домике в лесу. Представит себе, что наступит день, когда ей не придется терпеть таких вот мужиков.
Павлу не нравилось, когда на него не обращают внимания, особенно такие женщины, как она. Что она о себе возомнила? Он хлестнул лошадей, разгоняя повозку. Он не пытался объезжать ухабы и выбоины на дороге — ему хотелось ее разозлить. Ей пришлось держаться изо всех сил, чтобы сохранять равновесие и не вылететь из повозки. Глядя на ее мучения, он наслаждался. Она крепко сжала зубы, но не издала ни звука. Он гнал лошадей, пока они не выдохлись, и только тогда ему пришлось замедлить скорость.
— Ну что, теперь ты доволен? — насмешливо поинтересовалась она.
С каждой милей он ненавидел ее все больше.
Когда солнце было уже высоко, он свернул с дороги, остановил лошадей и слез с повозки. Распряг лошадей, отпустив их пастись. Потом быстро ушел в лес. Когда вернулся, увидел, что она уходит за деревья в противоположную сторону. Она двигалась так, словно испытывала дикую боль.
Его сумка лежала под передним сиденьем. В ней было завернуто яблоко, кусок мяса и банка орехов. Он с удовольствием начал есть свои запасы. Вернувшись, она посмотрела на него и уселась под тенью сосны. Он откусил большой кусок мяса и уставился на нее оценивающим взглядом. Она казалась уставшей. И, похоже, проголодалась. Какая неудача. Ей следовало захватить с собой что–нибудь.
Павел открыл флягу с водой и, сделав несколько глубоких глотков, вновь закупорил. Он взглянул на нее и нахмурился. Раздосадованный, он поднялся и подошел к ней. Покачивая флягой взад–вперед у ее лица, он нехотя спросил:
— Хочешь пить? Скажи «пожалуйста», если хочешь.
— Пожалуйста, — еле слышно произнесла она.
Он бросил флягу ей на колени. Она открыла ее, вытерла горлышко и сделала глоток. Потом снова закрыла и протянула ему.
— Спасибо, — проговорила она, а в ее синих глазах не было ничего, кроме пустоты.
Павел вернулся под деревья и доел мясо. Чувствуя раздражение, он взял яблоко. Съев половину, бросил взгляд на нее.
— Хочешь есть?
— Да, — просто ответила она, не глядя на него.
Он бросил ей остаток. Поднявшись, сходил за лошадьми и снова запряг их. Оглянувшись, он увидел, как она очищает грязь и сосновые иголки с остатков яблока, прежде чем откусить. Ее холодное, молчаливое достоинство было ему неприятно.
— Давай, поехали! — сказал он нетерпеливо.
Она поморщилась от боли, снова усаживаясь в повозку рядом с ним.
— Как ты познакомилась с Михаилом? — спросил он, натягивая вожжи.
— Он пришел во «Дворец».
— Не смеши меня! Михаил не мог прийти в эту вонючую дыру. Он не пьет, и не увлекается картами, и уж точно никогда не связывался с проститутками.
Она усмехнулась.
— Тогда ты расскажи мне, как все произошло.
— Я думаю, что такая девочка, как ты, смогла что–то придумать. Наверно, ты встретила его на рынке и пожаловалась, что твои родители умерли по дороге и ты осталась совсем одна в этом большом жестоком мире.
Она рассмеялась ему в лицо.
— Что ж, мистер, теперь вам не нужно ломать над этим голову. Теперь, когда я ушла, Михаил остается в вашем распоряжении на всю зиму.
Он вцепился в вожжи с такой силой, что его пальцы побелели. Она что, пытается делать грязные намеки? Или она ставит под сомнение его мужские способности? Натянув поводья, он свернул с дороги и остановился.
Она замерла, насторожившись. — Почему мы остановились?
— Ты должна мне кое–что за поездку.
Она медленно выговорила: — И что же ты хочешь?
— А что у тебя есть? — Ему хотелось содрать с нее кожу. — Ты, наверно, думаешь, что если тебе делают одолжение, то ты ничем не обязана? Правильно? — Она отвернулась. Он крепко схватил ее за руку, и она опять повернулась к нему; ее лицо было бледным. Он уставился в ее бесстыжие синие глаза. — Ты ошибаешься. Ты должна мне за эту поездку. — Он резко дернул ее.
На этот раз она не отвернулась. Просто сидела, глядя на него спокойным, равнодушным взглядом.
— Ты знаешь, мне ни разу не удалось подняться к тебе во «Дворце», — заговорил он, нанося следующий удар. Развязал кожаный шнурок в ее волосах. — У меня не хватило денег даже для того, чтобы мое имя записали на бумажку. — Распустил ее волосы. — Я всегда пытался представить себе, на что это похоже, попасть в святое святых Ангелочка.
— И теперь хочешь попробовать.
Павлу хотелось, чтобы она испытала неловкость, смущение, съежилась в ожидании ответа.
— Возможно.
Ангелочек почувствовала, что внутри нее как будто начала сжиматься пружина. Она уже забыла, что в этом мире за все надо платить. Она вздохнула и посмотрела на него.
— Ну, что мешает тебе осуществить задуманное? — спросила она, спускаясь с сиденья.
Павел взглянул на нее. Потом спрыгнул с повозки и подошел к ней. Она выглядела уставшей, ее лицо покрывала бледность. Он не мог сказать, блефует она или нет. Неужели она думает, что сможет пройти пешком тридцать миль? Нет, он не позволит ей передумать и вернуться.
— Ну, и что будем делать?
— Что вам угодно, мистер. — Она сняла шаль и бросила на сиденье. — Ну и? — Ее презрительная улыбка бросала ему вызов.
Она что, думает, что он не сможет? Разозлившись, он схватил ее за руку и поволок в лес, в тень деревьев. Он был груб, торопился, единственным желанием было унизить и ранить ее. Она не произнесла ни слова. Словно онемела.
— Тебе не потребовалось много времени для того, чтобы вернуться к прежним занятиям, верно? — Он смотрел на нее с отвращением.
Медленно поднявшись, Ангелочек отряхнула листья с юбки. Поправила волосы.
Павел испытывал к ней глубокую неприязнь.
— Тебе это все безразлично, не так ли? У тебя же просто змеиная натура.
Она медленно подняла голову, улыбнувшись холодной мертвой улыбкой.
Ему стало неуютно, и он направился к повозке. Он не мог дождаться, когда же эта поездка подойдет к концу.




Ангелочек почувствовала, что у нее начинается дрожь. Завязав лиф, Она застегнула блузку и заправила ее в юбку.
Дрожь усиливалась. Она отошла за деревья, подальше от Павла, где он не мог ее видеть, и упала на колени. На лбу выступил холодный пот. Она почувствовала страшный холод по всему телу. Закрыв глаза, она боролась с тошнотой. «Не думай об этом. Ангелочек. Это не коснется тебя, если ты не пустишь это в сердце. Живи, словно ничего не произошло».
Она до боли вцепилась пальцами в кору деревьев, и ее, наконец, вырвало. Озноб прошел, дрожь прекратилась, и она поднялась на ноги. Некоторое время стояла, пытаясь успокоиться.
— Поторопись! Я хочу приехать в город засветло! Подняв подбородок, она направилась к дороге. Павел смотрел на нее с сиденья.
— Знаешь что, Ангелочек? Твоя цена завышена. Ты не стоишь больше пятидесяти центов.
Что–то надломилось у нее внутри.
— А сколько стоишь ты? Он взглянул на нее.
— Что ты имеешь в виду?
Она подошла ближе и взяла из повозки шаль.
— Я знаю, кто я. И я никогда не играла чужие роли. Никогда! — Она положила руку на край повозки. — А теперь посмотри на себя. Ты пользуешься повозкой Михаила и его лошадьми, тратишь его золото и наслаждаешься его женой! — Она рассмеялась. — И как ты после этого себя назовешь? Его братом?
Он побледнел, потом пошел красными пятнами и снова побелел. Сжал кулаки, казалось, что сейчас он убьет ее.
— Я могу бросить тебя здесь. Тебе придется остаток пути пройти пешком.
Успокоившись и взяв себя в руки, Ангелочек залезла в повозку. Она улыбнулась и расправила юбку.
— Ты не можешь, я ведь тебе заплатила.
За весь остаток пути они не сказали ни слова.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь искупительная - Риверс Франсин



"Любовь искупительная" данный роман производит серьезное впечатление. Я предполагаю что Франсин Риверс данную историю пронесла через всю свою жизнь, потому, что иначе нельзя было так проникнуться и изложить пережитое. В этой книге открывается Божья любовь к нам, несмотря на все наши "Мухи", Господь всеравно ждет нашего возвращения. Я благодарю Господа за прекрасный талант Франсин Риверс доступно показывать человеческие отношения.
Любовь искупительная - Риверс ФрансинНина
22.09.2011, 9.46





Очень интересный роман.Читайте..захватывает.
Любовь искупительная - Риверс ФрансинОльга
12.08.2013, 11.11





Книга неплохая, правда очень наивная и прямо какая-то супер-целомудренная... Первая половина достаточно интересна, но к концу становится откровенно скучно. Жутко надоедает то, что ГГ постоянно пытается втолковать своей жене какие-то прописные истины, одно и то же...rn6/10
Любовь искупительная - Риверс ФрансинЛия
14.08.2013, 14.46





Спасибо автору за удивительную книгу!rnПусть Бог благословит Вас!!!!
Любовь искупительная - Риверс ФрансинЮлия
20.08.2013, 18.28





прекрасна книга
Любовь искупительная - Риверс Франсинтаніта
18.01.2014, 23.47





Психологически тяжелый роман,но я рада что он не прошел мимо меня.После прочтения есть над чем подумать.И дай нам Бог всем,такую же всепрощающую любовь.
Любовь искупительная - Риверс Франсинс
16.12.2014, 8.59





Наконец то появился христианский роман. Спасибо. Очень вдохновляет. Это действительно слово вдохновленное господом. Ждем теперь дальше -по книге руфь или есфирь
Любовь искупительная - Риверс ФрансинТомка
27.02.2016, 22.29





Сильная книга, образы гг незабываемые, впечатляет. 10
Любовь искупительная - Риверс Франсинgala
4.04.2016, 22.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100