Читать онлайн Семья на выходные, автора - Риммер Кристин, Раздел - ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Семья на выходные - Риммер Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.71 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Семья на выходные - Риммер Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Семья на выходные - Риммер Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Риммер Кристин

Семья на выходные

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

— Какого черта ты тут делаешь?
Ева подняла глаза от журнала, который листала в приемной, пока ее мужу не передали, что она хочет с ним поговорить.
— Как она?
— Все так же. Спит. Я тебе задал вопрос.
— Я пришла, чтобы быть с тобой рядом.
— Я в этом не нуждаюсь. Честное слово, все в порядке.
Ева кинула взгляд на его лицо: под глазами залегли круги. Ей стало жаль его за его одиночество, за неспособность сделать шаг навстречу. Она вспомнила сына, который, отвернувшись к стене, пробормотал: «Уходи, мам».
— Во мне ты не нуждаешься, допустим. Но может, я это делаю для себя.
Его рыжеватые брови сошлись к переносице.
Ответить было нечего.
А Ева продолжала свое:
— Могу я зайти к ней в палату? Я просто хочу быть рядом с тобой и еще хочу увидеть, как она проснется.
С минуту он молча смотрел на нее.
— А как же Уэс и Лиза?
— Спят. Дора с Нилсом и Нэнси с Мэттом приглядят за ними. За них я спокойна.
Он почесал в затылке.
— Нет, возвращайся домой.
— Почему?
— Я уже сказал почему. — Вероятно, почувствовав, что слишком повысил голос, он запнулся и огляделся по сторонам, а когда заговорил вновь, от его слов сердце у нее сжалось. — Я не хочу тебя здесь видеть.
Она старалась не уступать.
— Почему? — Он отвернулся, а потом, призвав на помощь все свое самообладание, посмотрел ей в глаза.
— Не хочу с тобой спорить, поэтому давай решим так: я возвращаюсь к бабушке, а ты к Доре, идет?
— Нет.
— Что? — от удивления он заморгал.
— Я сказала «нет». — Она схватила его за руку. Пошли.
Ошеломленный ее решительностью, Джордан не успел отдернуть руку.
— Куда, черт побери, ты меня тащишь?
— Туда, где можно поговорить. "
Он отстранил ее от себя.
— Это, в конце концов, смешно. Мне пора возвращаться.
— Сейчас вернешься. Но прежде мы с тобой поговорим. Поговорим с глазу на глаз. Поговорим по душам.
Он кинул на нее уничтожающий взгляд.
— Проклятье! Теперь не время и не место.
— У тебя всегда не время и не место. — Она опять схватила его за руку. — Идем немедленно, не то я учиню такое, что нас обоих выгонят отсюда.
Оцепенев, он уставился на нее. По ее лицу было видно, что слов она на ветер не бросает. И в самом деле добьется, что их выгонят, если он ей не уступит.
— Ладно, Ева. — Он устал с ней спорить. — Если ты вбила себе что-то в голову…
И прежде, чем он успел закончить, она поволокла его по коридору мимо дежурной, заглядывая во все открытые двери и закоулки, но подходящего места, где бы им никто не мешал, так и не нашла. Она уже хотела обратиться к дежурной, однако испугалась, что он может опомниться и передумать. Здесь она заметила дверь на улицу, за которой виднелась стоянка машин, и прямиком направилась туда.
— Что за чертовщина! — возмущался Джордан, следуя за ней.
Ева приехала на машине Нэнси, так как машина, взятая ими напрокат, была у Джордана. Она проскользнула в тяжелые двери больницы, и в лицо ей хлестнул ледяной ветер.
— Это наконец смешно. Мы оба схватим пневмонию.
Не обращая внимания на его невнятный лепет, она тащила Джордана к машине, потом довольно долго искала ключи, наконец нашла и открыла дверцу — Заходи.
— К чему все это?
Снег кружил, ложился ему на плечи и таял на волосах.
Взгляд Евы был полон решимости.
— Я сказала: «Заходи».
Глаза Джордана были такие же холодные, как и воздух во дворе, и все же он повиновался. Ева закрыла за ним дверцу, а сама поспешила устроиться на водительском месте.
Потом включила зажигание, благодатное тепло сразу разлилось по салону, согревая им ноги и высушивая намокшие от снега туфли. Ева протянула руки навстречу струям теплого воздуха и постаралась собраться с мыслями, потому что и сама еще толком не знала, как объяснить Джордану, зачем она его сюда притащила.
Но он не дал ей долго раздумывать.
— Говори, что хотела. Я должен вернуться к Алме.
Ева пригладила волосы, смахнула с лица капли тающего снега. Они оба понимали, что все эти жесты были тщетной попыткой протянуть время.
— Это бессмысленно, Ева. — Он надавил на ручку дверцы.
— Нет. — Она вцепилась в ручку. — Послушай, что я тебе скажу.
Почти что лежа на его коленях, Ева ощутила, как он вздрогнул, точно возмущенный близостью ее тела, и все же открыть дверцу больше не пытался.
Она выпрямилась на своем месте, понимая, что терпение его на исходе.
— У Алмы все будет хорошо. У нас с тобой тоже. Только это зависит от тебя.
Он даже не повернулся в ее сторону и продолжал смотреть на снежинки, прибитые ветром к дворникам.
— Конечно, у нас все будет хорошо, — машинально повторил он. — Я также слышал, что говорили врачи. Если верить им, с Алмой тоже все будет в порядке.
— Но ты же им не веришь?
Теперь он повернулся и посмотрел на нее взглядом, таким же мрачным, как ночь за окном.
— Это неважно. Что будет, то и будет. Ты все сказала, что хотела?
— Нет, Джордан. Мы только подходим к главному.
Он опять уставился перед собой.
— Нам не о чем говорить и не к чему подходить. Мы уже все выяснили. Мы поженимся. Все будет хорошо.
— Нет, хорошо не будет до тех пор, пока ты будешь страдать. Пока будешь долбить, что все хорошо, когда все совсем не хорошо. Пока будешь держать свою душу на замке и никого туда не пускать.
Он все еще сидел с мрачным лицом, уставившись в одну точку. Переведя дыхание, Ева мягко продолжила:
— Я люблю тебя, Джордан. Всем сердцем. Я очень тебя люблю.
— Прекрасно, — напряженно пробормотал он. Прекрасно.
Облокотившись на дверцу, Джордан подпер голову кулаком и продолжал смотреть вперед.
Она ощущала его боль, как свою, боль, которую он старался скрыть и которую она должна была прогнать, если это вообще было возможно, если вообще были возможны по-настоящему близкие отношения между ними. Она постаралась смягчить его обиду, хотя понимала, что сейчас он ее лишь терпит.
— Я.., я была не права, сорвав бракосочетание, и теперь жалею об этом. Но я же говорила, что недостаточно хорошо знаю тебя. Я и не предполагала, что для тебя нет худшего поступка, чем отказ от данного обещания. Но у меня были свои причины. После неудачного замужества я боялась, не подумав, связать себя узами нового брака. И не доверяла своему сердцу. Но когда я увидела тебя с Алмой, то поняла, что усомнилась в тебе напрасно. Что ты никогда не откажешься от своих обязательств.
— Я говорил тебе это.
— Знаю. Но я все равно боялась. И сама хотела убедиться. К тому же были и другие опасения. Я вбила себе в голову, что во мне нет ничего такого, что могло бы надолго тебя привязать. Я думала, что не смогу стать тебе равной, но я ошибалась, Джордан. Я думала, что от меня требуется только любовь, но бывает в жизни, когда нужно мужество, чтобы на тебя могли опереться. Например, как сейчас. — На его щеках заходили желваки, и Ева ласково погладила его стиснутый кулак. — О, Джордан, пожалуйста. Я нужна тебе сейчас. — Так и должно быть. Для этого люди и находят друг друга, для этого и существует любовь.
— Остановись, — зарычал он и скинул ее руку.
— Нет. — Она опять схватила его руку, отчаянно пытаясь сломить броню его неприступности. — Я не остановлюсь. Никогда. Теперь Алма будет жить, но придет день, когда ее не станет. И если ты никому не позволишь себя любить, если не будет никого, кому бы ты смог довериться в трудную минуту… О, Джордан! Что с тобой будет, когда придет настоящая беда?
— Все. Хватит, — отрезал он и вновь взялся за ручку дверцы, стараясь освободиться от Евы.
Но она упорствовала.
— Я люблю тебя, Джордан. Я никогда тебя не покину. Пожалуйста, доверься мне.
Он резко повернулся и посмотрел на нее. Его лицо было искажено гневом — иначе он бы не мог скрыть свой страх и боль.
— О, черт, отпусти же меня.
И, распахнув дверцу машины, он поставил свои длинные ноги на заваленный снегом асфальт. Но сдаваться Ева не собиралась. Вслед за ним она тоже выскочила из машины и кинулась его догонять. Каким-то чудом ей удалось схватить его за рукав.
— Проклятье! Отпусти меня, Ева.
Но она держала его мертвой хваткой и, прильнув к его груди, заглянула в глаза.
— Пожалуйста, Джордан, позволь мне любить тебя. А себе любить меня…
Снег бил в лицо, слепил, поэтому ей трудно было понять, на самом ли деле она увидела, как у него выступили слезы и слегка задрожали губы.
Впрочем, он тут же рывком привлек ее к себе, зарылся лицом в ее волосы и стиснул так, что, казалось, сломает ей ребра.
— Проклятье! — бормотал он. — Какая же ты неугомонная! — Он прерывисто всхлипнул. — Черт тебя побери, Ева…
— Да, — тихо отвечала она, все крепче обнимая его. — Да, не отпускай меня, я знаю…
— Я не хотел, чтобы ты видела.., видела меня таким. Мужчина должен быть сильным.
— Ты сильный. Все хорошо. Я знаю.
— О боже! Я чувствую себя семилетним ребенком, — хрипло шептал он ей на ухо. — Я не хочу, чтоб она умирала.
— Знаю, милый. — Ева ласково гладила Джордана. — И она не умрет. —Не умрет. Врачи говорят, выкарабкается.
Он слегка отстранился, чтобы рукавом вытереть нос.
— О боже, это безумие. — Запрокинув голову, он посмотрел на разбушевавшееся небо. — Надо убираться отсюда. Пошли в машину. — Он схватил ее за руку и потащил к открытой дверце.
Какое-то время они сидели и молча смотрели друг на друга, не зная, что сказать. Потом она протянула руку и коснулась его холодной и мокрой щеки.
Он тотчас отозвался на это прикосновение.
Притянул Еву к себе и принялся целовать все подряд: мокрые волосы, щеки, подбородок. Она тоже целовала его, крепко обнимая и шепотом повторяя снова и снова, что любит его больше всего на свете и никогда не покинет.
Потом, слегка откинувшись назад, чтобы видеть ее глаза, он рассказал ей то, что она уже знала, только на этот раз слова его шли от самого сердца. Джордан рассказал, как постепенно отдалялась от него мать и он не понимал почему. Почему мама его больше не любит и отец тоже забыл о нем. Он размышлял над этим, и его детский ум подсказывал ему, что он в чем-то провинился, что с ним что-то было не так.
— Потом моя мать умерла, и меня отправили к Алме. Она сделала все, чтобы заменить мне родителей. В семь лет я впервые узнал, что такое настоящая мать. Она стала мне.., всем, понимаешь?
— Да, — ответила Ева, — понимаю.
— У меня такое ощущение, что я ее теряю. Казалось, он не находил слов, которые могли бы выразить до конца его чувства.
Ева ласково улыбнулась.
— Она тебя не бросила. Мать оставила. Отец тоже.
Джордан кивнул.
— Когда пять лет назад он умер, во мне ничто не дрогнуло. Я едва его знал.
— Он бросил тебя, — продолжала Ева. — И.., я тоже, да?
Он не ответил, да этого и не требовалось. Печальный и ласковый блеск его глаз говорил лучше всяких слов. Он убрал с ее лица мокрую прядь волос.
Ева подняла голову.
— Я никогда больше тебя не оставлю, Джордан.
Клянусь тебе. И надеюсь, ты мне веришь.
Он улыбнулся не совсем понятной Еве улыбкой и слегка коснулся ее губ.
В палату Алмы они вернулись вместе. Держась за руки, сели рядом и так провели ночь, то забываясь сном, то снова просыпаясь. На рассвете Ева поцеловала Джордана и ушла, обещая вернуться, как только накормит детей завтраком. После ее ухода Джордан долго боролся со сном, но дали себя знать две бессонные ночи, и он опять заснул.
Открыв глаза, он поймал на себе взгляд Алмы.
Она улыбнулась, и палата словно озарилась солнцем. Джордан позвал сестру, та вошла, записала показания приборов на доске, установленной у изножья кровати. А когда скрылась за дверью, он встал со стула и взял худую, покрытую пятнами руку бабушки.
— Как ты себя чувствуешь?
— Я очень слаба. — Ее голос был едва слышен.
Каждый вдох причинял ей боль, очевидно из-за сломанных ребер. — Но чувствую себя гораздо лучше вчерашнего. — Она постаралась улыбнуться. — Можно сказать, я побывала на том свете.
— Знаю, но ты справилась. Я люблю тебя, бабушка.
— И я тебя.
На несколько минут воцарилась спокойная тишина.
— Ева здесь?
Вопрос Алмы его удивил, и он взглянул на часы.
— Скоро должна прийти. Она обещала быть около восьми, а сейчас уже половина девятого.
— Я хочу ее видеть. Наедине.
Джордан хотел спросить зачем, но решил не беспокоить лишними вопросами человека, который едва не оказался на том свете. Сейчас нужно было исполнять все желания Алмы, и раз она хотела видеть Еву…
Джордан наклонился и поцеловал ее в морщинистую щеку.
— Пойду посмотрю в приемной.
— Спасибо, дорогой.
Пройдя по коридору, он миновал дверь, отделявшую блок интенсивной терапии от остальной части больницы, и в приемной тотчас увидел Еву.
— Привет. Я уже собиралась просить сестру, чтобы она сказала тебе, что я здесь. — Она улыбалась, но как-то натянуто. Радом с ней сидел Уэсли и, стиснув кулаки на коленях, сердито хмурился. Ева посмотрела на сына, потом на Джордана.
Воинственный вид мальчишки был весьма красноречив. — Уэсли напросился поехать со мной, но ведет себя не лучшим образом. — Ева тщательно подбирала слова: если ребенок капризничает, мать всегда старается сохранить присутствие духа.
Джордан перевел взгляд на Уэсли:
— В чем дело, Уэс?
Тот даже не шевельнулся и продолжал смотреть прямо перед собой.
— Уэс?
Ответа опять не последовало. Уэсли явно его игнорировал.
От возмущения Ева чуть не задохнулась.
— К тебе обращается Джордан! — (Но тот уставился в стену.) — Уэсли!
Джордан решил наконец оставить ребенка и передал просьбу Алмы:
— Она проснулась и хочет тебя видеть. Хочет тебя видеть наедине.
— Зачем?
Джордан пожал плечами.
— Понятия не имею. Ну, иди. — Он покосился на Уэсли. — А за Уэсом я пригляжу.
Закусив губу, Ева внимательно посмотрела на Джордана.
— Хорошо. Я скоро вернусь.
Джордан сел рядом с Уэсли, который все еще внимательно изучал стену.
— Не торопись. Мы с Уэсли поладим.
Когда Ева вышла, Джордан обратился к мальчику:
— Уэс, ты хочешь увидеть бабушку Алму?
Ребенок молчал.
Сохраняя спокойствие, Джордан сделал еще одну попытку:
— Боюсь, тебя к ней могут не пустить, но я что-нибудь придумаю. Вот только вернется мама. Что на это скажешь? — Джордан чуть хлопнул его по колену, — Не прикасайся ко мне, — дернулся Уэсли.
— Уэс, я…
— Замолчи. Я с тобой не разговариваю.
— Уэс, — выдохнул Джордан.
— Ненавижу тебя.
Джордан на мгновение опешил: неужели эти жестокие слова относятся к нему? Увы, да, и он не мог пропустить их мимо ушей.
Дальше нельзя было закрывать глаза на поведение Уэсли и ждать, что все решится само собой. Нужно было что-то делать, если он хотел найти с мальчиком общий язык.
Дружеского обращения, похоже, было недостаточно. Пора было сделать решительный шаг.
Но Джордан боялся, что это ему не по силам.
Он вспомнил, как прошлым вечером Ева вызвала его на откровенный разговор, угрожая, что поднимет шум и их вышвырнут из больницы, если он не даст ей высказаться.
Джордан улыбнулся, и Уэсли это заметил. Не меняя вызывающей позы, мальчик нахмурил свои бровки.
— Пошли со мной, Уэс. — Джордан встал.
— Нет. — Мальчик выпятил нижнюю губу.
— Что ты сказал?
— Нет. — Обуреваемый гневом, Уэсли резко отвернулся от Джордана.
У Джордана не было выбора, он стащил мальчика со стула.
Сначала Уэсли остолбенел от возмущения, а потом стал извиваться и кричать:
— Отвяжись от меня! Я тебя ненавижу! Отпусти меня! Я хочу к маме.
Не обращая внимания на сочувствующие взгляды, которыми обменивались остальные посетители, Джордан прямиком направился к выходу Уэсли вырывался, колотил его руками и ногами, кричал, что ненавидит его, повторяя вновь и вновь:
— Ты мне не папа, отпусти меня.
Следуя примеру Евы, Джордан потащил мальчика к автостоянке. Утро было морозное и пасмурное. По глубокому, выпавшему прошлой ночью снегу они с трудом пробрались к машине.
Джордан быстро открыл дверцу водительского сиденья и затолкал туда мальчика, потом сел сам.
Уэсли попытался было открыть дверцу, но Джордан тихо сказал:
— Только попробуй.
Уэсли замер, внимательно посмотрел на Джордана и, верно, пришел к выводу, что лучше не перечить. Потом надулся, скрестил руки на груди и через ветровое стекло уставился на серое небо.
Джордан взглянул на ребенка, не зная, что делать дальше, но понимая всю комичность создавшегося положения. Вчера на месте Уэсли был он сам, Ева старалась до него достучаться, найти к нему ключ, вылечить те не видимые никому раны, которые он скрывал, упорно отмалчиваясь, уклоняясь от откровенного разговора.
И что он тогда ощущал? В нем боролись два противоположных чувства: он хотел, чтобы она оставила его венское, и в то же время — чтобы схватила и не отпускала, клялась никогда больше его не бросать.
— Я собираюсь жениться на твоей маме, Уэс.
Ты, я, твоя мама и Лиза будем жить вместе. Одной семьей.
Уэсли молчал. И продолжал смотреть в окно.
— Так будет, обязательно, несмотря ни на что, Уэс.
У ребенка задрожали губы.
— Можешь сопротивляться сколько хочешь, но от этого никуда не денешься. Нас четверо. И мы одна семья.
— Нет! — Уэсли повернулся к нему, маленькое личико исказилось от гнева и возмущения. — Ты мне не папа. Ненавижу тебя. Уходи! Ты злой, ты кричал на маму.
— Иногда, когда людям плохо, они кричат, Уэс.
Как ты сейчас.
— Ну и что? Ты нас бросил. Ты уехал, и я слышал, как мама плакала. Я был у ее комнаты и слышал, что она плачет. Она долго говорила с Рози, а Рози уговаривала ее позвонить тебе, но я не хотел, чтобы она тебе звонила. Я хотел, чтобы ты не возвращался, никогда не возвращался. Ты говорил, что любишь нас, но ты нас не любишь. И скоро опять нас бросишь!
— Нет. — Голос отказал Джордану. Он смотрел на мальчика и, наверное, как никто другой, понимал его чувства. Он знал, что значит быть оставленным матерью, ведь когда-то сам пережил это. Нет, я вас не брошу, — крикнул он.
— Бросишь!
— Нет!
— Бросишь!
— Нет. Клянусь, не брошу!
— Врун, все ты врешь… — И Уэсли принялся его колотить, потому что больше был не в силах справиться со своей болью.
Джордан, не раздумывая, обнял мальчика, у которого уже текли слезы, прижал его к себе и держал, пока Уэсли, громко вопя и бурно сопротивляясь, не выплакал весь свой гнев и всю свою боль.
Не обращая внимания на свирепые вопли Уэсли, Джордан шепотом повторял:
— Послушай, Уэс! Послушай! Да, тогда я вас бросил. Но этого больше не будет. Я всегда буду рядом. Я не уйду. Что бы ты ни делал, я вас никогда не оставлю…
Джордан продолжал говорить, почти не задумываясь, просто дал волю тому, что у него накопилось на душе. Постепенно Уэс стал успокаиваться. Его кулачки разжались, движения стали вялыми. Обессилевший ребенок прильнул к груди Джордана.
— А что, если ты умрешь? — спросил Уэс, все еще всхлипывая.
— Если я умру, меня с вами не будет, и только смерть заставит меня вас бросить. Но я еще долго-долго буду жить, пока ты не станешь взрослым.
— Это правда?
— Поклясться я тебе не могу, но почти уверен, что все так и будет.
Размышляя над его словами, Уэсли с важным видом склонил голову к плечу. Потом молча выскользнул из рук Джордана и, усевшись на свое сиденье, утер нос рукой.
Джордан открыл отделение для перчаток, куда Ева положила коробку с салфетками.
— Возьми.
Уэсли послушно взял салфетку и высморкался.
— Думаю, нам пора возвращаться, — наконец сказал Джордан, — а то твоя мама удивится, что нас нет так долго.
Мальчик еще раз высморкался, кивнув, открыл дверцу, и они побрели по глубокому снегу к больнице.
А когда за ними закрылась входная дверь, Джордан почувствовал, что Уэсли ищет его руку, и вдруг понял, что значит быть по-настоящему счастливым. Чувство, которое вызывало в нем это робкое прикосновение детской ручонки, можно было сравнить лишь с тем, что он испытывал, когда обнимал Еву.
Ева тихо вошла в палату и, встретив темные, точно как у Джордана, глаза Алмы, улыбнулась.
Алма жестом указала на стул, стоящий рядом с кроватью, Ева села, взяла протянутую ей руку, потом посмотрела на Алму: в падающем сверху беспощадном свете на белой ткани подушки были видны все морщинки, все складки ее дряблой шеи, мешки под глазами.
И все же она была красива. Ее сильное и доброе лицо излучало мудрость и терпимость. Такое лицо внушает любовь с первого взгляда, и Лиза лучшее тому доказательство.
— Ева, я…
— Да?
— Я так рада, что Джордан встретил тебя на своем пути.
— О, Алма. — Ева вздохнула. — А я рада, что у него есть вы.
— У меня было много ошибок.
— Все их совершают, но вы для него были всем.
Вы научили его любить.
— Ты мне льстишь, дорогая. Это ни к чему…
— Нет-нет, я говорю от чистого сердца.
— Ладно… — Алма держалась за руку Евы, как будто прикосновение молодой женщины давало ей силы. — Приятно слышать, и все же Джордан человек замкнутый и к себе в душу никого не пускает. — — Да, я это знаю.
— Я думала, у него никогда ни с кем не будет настоящий близости и он не сможет создать семью, и уже смирилась с этим. Но потом он встретил тебя. — Алма поднесла руку Евы к губам и поцеловала. — Я хотела поговорить с тобой наедине, хотела сказать, что я…
— Я вас слушаю…
— Я хочу, чтоб ты знала: лучшей женщины, чем ты, для Джордана невозможно представить. Я всегда ему желала найти такую. Со временем вы будете женаты по-настоящему, но решение должна принять ты, и, какое бы оно ни было, нам придется с ним смириться.
Ева растерялась и, прежде чем заговорить, откашлялась.
— Вы знали это с самого начала?
Алма через силу улыбнулась.
— Знала, но не наверняка, и лишь потом…
— Но вы подозревали…
— Да.
— Откуда же?..
— Совершенно случайно. Я беспокоилась о Джордане. Он позвонил мне в тот день, когда у вас должно было состояться бракосочетание.
Джордан говорил мне, где вы собирались остановиться, и я сразу же перезвонила в отель. Мне ответили, что супруги Максуэйн свой заказ отменили. Было ясно, что-то случилось, но что — я понять не могла, однако решила ни во что не вмешиваться. Потом, когда в День благодарения вы расписывали свой медовый месяц в Тахо, я была почти уверена, что вы там не были. Более того, все эти дни нетрудно было заметить, что у вас что-то не ладится, словно между вами пробежала кошка. И наконец, когда Ниле увидел, что Джордан спит на кушетке…
— О, Алма. Это ужасно. Мы не хотели вас огорчать и…
Махнув рукой, Алма ее прервала:
— Милая девушка, если сердце мое и отказало, то вы с Джорданом тут ни при чем. Конечно, я хочу, чтобы вы поженились, но не стану же я помирать оттого, что у вас что-то не сложилось. Понятно?
— Да. — Ева ей верила. — Да, понятно.
— Ну и хорошо. Так что свои проблемы решайте сами. Молодые всегда должны так поступать и не винить нас, стариков, если у вас что-то не задастся.
Когда Джордан с Уэсли вернулись в приемную, там сидели Луиза, тетя Камилла, тетя Бланш, а также Рональд, второй сын Камиллы.
При появлении Джордана беспокойную Луизу точно прорвало:
— Наконец-то, Джордан. Нам сказали, что у Алмы сейчас Ева. Мы все хотим навестить больную, хотя бы на минутку, потому что у нас мало времени.
Джордан пообещал уладить это, когда вернется Ева.
— Ну ладно. — Луиза взглянула через плечо Джордана. — О боже! Это же Дора с Нэнси! Да еще с детьми. И о чем они только думают?
Обернувшись, Джордан увидел двух женщин с Кэндриком, Филлис и Лизой.
— Не волнуйтесь, — Нэнси поспешила предупредить общее возмущение, — я только подбросила Дору. Мы с детьми едем к тете Дэнис; если хочешь, Уэсли, поедем с нами.
Джордан с улыбкой взглянул на Уэсли:
— Ну как?
— Можно сначала я навещу бабушку Алму?
— Детей наверняка в реанимационное отделение не пустят, — вмешалась Луиза. — Думать надо! К тому же вы тут не одни. Мы пришли первыми.
Услышав дорогое имя, Лиза воскликнула:
— Бабуля, бабуля! Хочу к бабуле.
— И я тоже, — подхватил Кэндрик. — Я тоже хочу увидеть тетю Алму.
Малышка Филлис, еще не умеющая хорошо говорить, пролепетала:
— Баба, чу!
— Какой кошмар, — ужаснулась Луиза, — больница не место для маленьких детей. Лучше бы ты осталась в машине, Нэнси, и не тащила их сюда.
Все необходимое нам передала бы Дора. Уму непостижимо, как можно быть такой…
Она продолжала распространяться в том же духе, но Джордан ее больше не слушал: в коридоре показалась Ева. А она, не дойдя до них, остановилась, заморгав от удивления — ее сын и любимый мужчина мирно стояли рядом. Ева смотрела на Уэсли, а тот вполне доверчиво на Джордана, и она поняла: между ними установилось мужское взаимопонимание.
Джордан ей улыбнулся. По блеску его глаз она поняла, что мечта ее все же сбудется.
— Дорога на Южное Побережье, из-за непогоды верно, закрыта. Но наверняка мы сможем добраться до Рино.
— Что, в конце концов, все это значит? — потребовала объяснения Луиза.
— Оставь их в покое, — вмешалась Бланш.
— Но, мама, я…
— Бабуля, бабуля, хочу к бабуле! — твердила Лиза, и ей вторили остальные дети.
Но Ева никого не слышала. В это мгновение она никого не видела и не слышала, кроме крупного мужчины с рыжеватой шевелюрой и темными глазами.
— Да, мы доберемся до Рино, — согласилась она.
— И поженимся, — сказал он. — Сегодня же.
— Да. Обязательно поженимся. Сегодня.
— Ну и дела, ничего не понимаю, — фыркнула Луиза. — Скажите, ради бога, что тут происходит?
Но ни возмущенная Луиза, ни удивленные Нэнси и Дора ответа не услышали. Дети продолжали проситься к бабушке Алме, но Еве и Джордану сейчас было не до них.
Не помня себя от счастья, Ева побежала по кафельному полу к Джордану, он стиснул ее в объятиях, и губы их слились в поцелуе, сладостном и обещающем.
— Я люблю тебя, Ева Тэннер, — произнес он.
— Я тоже, любимый. И мечтаю стать твоей женой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Семья на выходные - Риммер Кристин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Семья на выходные - Риммер Кристин



Мне роман понравился! Г-ня конечно сглупила, нашла время сомневаться когда до свадьбы оставалось несколько дней. Но все же роман читала не отрываясь, с большим интересом!
Семья на выходные - Риммер КристинЛюдмила Кл.
24.12.2013, 16.28





Интересный роман! Читала с удовольствием! Очень понравился гг-ой.
Семья на выходные - Риммер КристинЛисичка
25.12.2013, 16.24





Роман скучный,Гл.герои - два эгоиста,расставшиеся из-за ничего..Нет в нем изюминки.Да и не верится что ГГ друг друга любят.
Семья на выходные - Риммер КристинA.R
26.12.2013, 11.21





Понравилось, очень приятно провела время за чтением этого романа! Хорошо описаны чувства гг-ев! Читайте!
Семья на выходные - Риммер КристинВ.
26.12.2013, 18.29





Замечательный роман, мне очень понравился!
Семья на выходные - Риммер КристинПросто читательница
29.12.2013, 9.42





Классный роман, понравился! И мне очень даже поверилось в любовь гг-ев.
Семья на выходные - Риммер КристинЛюблю романы
3.01.2014, 10.37





Очень даже хороший роман! 9/10
Семья на выходные - Риммер КристинЛ.
4.01.2014, 17.47





Очень интересно, мне понравилось!
Семья на выходные - Риммер КристинЛ-а
8.01.2014, 17.46





мне понравилось
Семья на выходные - Риммер КристинНатали
8.01.2014, 19.38





Роман интересный и читается очень легко!
Семья на выходные - Риммер Кристин*
18.01.2014, 12.41





Роман интересный и читается очень легко!
Семья на выходные - Риммер Кристин*
18.01.2014, 12.44





Очень милый и приятный роман, прочитала с удовольствием!
Семья на выходные - Риммер КристинЛюдмила
19.01.2014, 12.10





Очень милый и приятный роман, прочитала с удовольствием!
Семья на выходные - Риммер КристинЛюдмила
19.01.2014, 12.13





Интересный роман, понравился.
Семья на выходные - Риммер Кристин...
22.03.2014, 15.33





Интересный роман, понравился.
Семья на выходные - Риммер Кристин...
22.03.2014, 15.33





Приятный романчик, отдыхающий! 9/10
Семья на выходные - Риммер КристинН
5.04.2014, 16.02





Приятный романчик, отдыхающий! 9/10
Семья на выходные - Риммер КристинН
5.04.2014, 16.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100