Читать онлайн Секретный ключик, автора - Ригерт Ким, Раздел - Глава первая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Секретный ключик - Ригерт Ким бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Секретный ключик - Ригерт Ким - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Секретный ключик - Ригерт Ким - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ригерт Ким

Секретный ключик

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава первая

Джордано Рикелли была нужна женщина. Желательно, роскошная блондинка. И чем вульгарнее, тем лучше.
Не помешает, если на ней будет обтягивающее платье под леопардовую шкуру, подумал Джордано с легкой усмешкой. Но без этого можно будет обойтись, решил он, набирая телефонный номер. Сойдет и что-нибудь в таком же роде.
– Агентство знакомств «Красотки Аманды», – промурлыкал голос на другом конце линии.
– Я нуждаюсь в услугах одной из ваших сотрудниц. Причем немедленно, прямо сегодня днем.
– Конечно, сэр, – ответил мурлыкающий голос. – Все, что пожелаете.
Больше всего Джордано желал как можно скорее оказаться за пять тысяч километров от отцовского особняка, но понимал, что говорящая с ним женщина имеет в виду совсем другое. Однако она поможет ему добиться своего, поэтому он объяснил, какое именно «сопровождение» ему требуется.
– Порочного вида женщина? – переспросила его собеседница.
– Совершенно верно, – приветливо согласился Джордано. – В полном смысле этого слова. Никак не недотрога. Вы понимаете, что я имею в виду?
– Пожалуй… – по-прежнему несколько неуверенно протянула женщина. Однако служебный долг возобладал: – Да, у нас есть как раз то, что вам нужно. Я пришлю ее прямо сейчас.
Джордано назвал адрес.
– Я буду в коттедже домоправителя, сразу за главным зданием. Возле бассейна проходит небольшая вечеринка, но пусть она не обращает на это никакого внимания.
Джордано бросил взгляд на группу гостей, собравшихся во внутреннем дворике позади дома – особенно на не поддающегося ходу времени, консервативного по взглядам отца, подставляющего скамеечку для ног Изабелле, своей беременной молодой жене, – и нетерпеливо расправил плечи. Отягчающая их ноша, казалось, слегка ослабла. Еще немного, и она спадет совсем.
– Да, сэр. Я ей объясню. Уверена, что она не обманет ваших ожиданий, – заверила его женщина.
– Конечно, – в свою очередь вкрадчиво промурлыкал Джордано.– Уверен, что так и будет.
Прошло почти три четверти часа, пока, наконец, не раздался стук в дверь, прозвучавший как-то робко… по-деловому. Страсти в нем было не слишком много. Хотя, вероятно, выразить страсть посредством стука в дверь не слишком-то просто.
Не имеет значения. Должно быть, по пути ее остановил садовник, решивший, что девушка просто ошиблась дорогой. Вряд ли ее можно было принять за одну из гостей, явившихся на прием к Бенито Рикелли. Джордано вновь усмехнулся и запихнул в чемодан еще кое-что из своих вещей: лучше быть готовым к тому, что отец немедленно выгонит его из своего дома.
Если бы он был способен вести машину, его давно бы уже здесь не было. Но случившаяся месяц тому назад автомобильная авария оставила его с гипсом на ноге, ограничив возможность передвижения. И тем самым предоставила отцу долгожданную возможность – нажать на сына и заставить его, наконец, работать на «корпорейшн».
Никогда в жизни, подумал Джордано. Скорее в аду снег выпадет.
С трудом выбравшись из кресла, он заковылял к двери, думая, что если действительно крошку задержал старый Треццо, то, может быть это и к лучшему. Садовник был еще одним человеком из окружения Бенито Рикелли, которого шокировало неподобающее поведение Джордано. И, вероятно, одним из многих, постоянно твердивших старику, что его старший сын неисправим и поэтому надо вышвырнуть этого негодяя вон.
Хотя, честно говоря, Джордано сомневался в этом. После тридцати лет, проведенных на службе у Рикелли, вряд ли какие-либо поступки членов этой семьи могли шокировать старого садовника. Впрочем, он хотел шокировать и разгневать вовсе не многострадального Треццо, а своего собственного отца. Даже жаль, что при этом приходилось приводить в ужас всех этих женщин, хлопочущих вокруг его молодой беременной мачехи. Правда, им явно доставляет удовольствие шептаться и сплетничать о нем.
Джордано нравилось быть предметом слухов и сплетен, и, поняв, до какой степени они выводят старика из себя, он как мог способствовал их возникновению. А если этим людям нечего делать, кроме как осуждать предполагаемые грехи других, какое ему до того дело.
И все же зрителей собиралось гораздо больше, чем он предполагал. Возле бассейна толпились не менее пятидесяти великолепно одетых женщин. Они щебетали вокруг Изабеллы, открывающей многочисленные подарки своему будущему ребенку. Ее подруга Эстер Филдинг, помогавшая в организации приема, должно быть, пригласила на него все чертово графство!
Голубые и розовые воздушные шарики, привязанные к установленным по этому случаю легким шестам, колыхались на легком утреннем ветерке. На недавно построенной на крыше дома башенке развевались ленты тех же цветов. Все утро он наблюдал за этими приготовлениями и скрежетал зубами.
Медленно проковыляв к двери, облаченный лишь в халат и гипс, Джордано открыл ее.
Гостья была отнюдь не вульгарной красоткой. И даже не блондинкой. Ее волосы были светло-каштановыми, но не темными, а скорее цвета старого меда, длинными и собранными в пучок на затылке – ничего вызывающего. Кроме того, девушка совсем не производила впечатления страстной, хотя и обладала самыми большими сине-зелеными глазами из всех, какие он когда-либо видел. В своей простой темно-синей юбке и блузке с круглым вырезом она выглядела чопорной, приличной и походила скорее на школьницу.
Вырез блузки тоже не слишком глубок, с внезапным раздражением подумал Джордано. Хотя, надо отдать должное, грудь у нее неплохая. Но все же, если таково представление «Красоток Аманды» о вульгарности, то они вряд ли долго занимаются своим делом.
Джордано взглянул на собравшуюся возле бассейна группу, пытаясь понять, обратил ли кто-нибудь из них внимание на его гостью, далеко не столь эффектную, как он ожидал. Почти никто из женщин внимания не обратил. Однако – Джордано внутренне улыбнулся – это сделал его отец. Старикан стоял немного в стороне от женщин, повернувшись к столу, за которым его жена все еще продолжала открывать подарки, но его взгляд был сосредоточен на коттедже. Вот и прекрасно!
Конечно, визитерше не помешало бы побольше эффектности и наглости, но, по крайней мере, она была женщиной и в качестве таковой вполне годилась. Может быть, ее скромность – всего лишь прием? Ведь если распустить ей волосы, то, по контрасту с обликом сельской учительницы, она будет выглядеть весьма сексуально. Жаль, что у него нет времени проверить свое предположение.
– Давно пора, – упрекнул Джордано гостью, напустив налицо выражение голодного нетерпения. – Она открыла было рот, но Джордано не дал ей заговорить. – Иди и покажи мне, что прячется под твоим маскарадом, милочка. – С этими словами он схватил ее и поцеловал.
Краем глаза он мог видеть, что у отца буквально отвалилась челюсть, и чуть было не вскрикнул от радости. Но, решив ковать железо пока горячо, обвил руками девичью талию. А поскольку на ощупь гостья оказалась гораздо соблазнительней, чем можно было рассчитывать по ее внешнему виду, прижал девушку к себе и скользнул языком между полуоткрытых губ.
В полном соответствии с принятым ею образом, гостья напряглась, но потом напускная чопорность куда-то подевалась. Лед растаял. Да, черт побери, в красотке есть огонь!.. И вдруг она его укусила.
– Какого черта?! – Джордано бросил на нее яростный взгляд. – Не много же у вас будет работы, если вы станете продолжать в таком же духе, леди!
– Получать подобные поцелуи в мою работу не входит!
– Так, значит, поцелуи идут сверх программы? – спросил раздраженный Джордано. – Собираетесь заняться со мной сексом, но не позволяете целовать себя?
Ее лицо вспыхнуло.
– Я не собиралась делать ничего подобного. И если вам кажется…
– Мне кажется, что в роли ханжи-библиотекарши вы зашли слишком далеко!
Черт возьми, так она ему все испортит.
Никто, даже его отец, не поверит в то, что он нанял высокооплачиваемую проститутку, если та будет продолжать вести себя как монахиня. Не думает ли она, что он заплатит ей за этот спектакль!
– Ханжи-библиотекарши? – недоуменно спросила она.
– Может быть, некоторых мужчин это и возбуждает, крошка. Но только не меня.
Он метнул взгляд в направлении бассейна. Теперь наблюдающих было уже несколько, включая его старика, выглядевшего так, как будто он проглотил столб. Похоже, еще не все потеряно. Джордано схватил ее за руки.
– Ну, давай же.
Она постаралась вывернуться, но, зажав оба ее запястья одной рукой, он обнял ее другой и втянул через порог. Однако загипсованной ногой и лишь недавно вправленной после вывиха рукой у него не хватило сил удержать ее. Джордано спиной закрыл дверь, отпустил девушку и прикрыл глаза.
Черт побери! Даже столь незначительного усилия оказалось достаточно, чтобы утомить его. Он все еще не оправился. Две недели, прошедшие после выписки, Джордано лишь ел, спал да ругался с отцом. Он ненавидел себя за подобную слабость. Вот и голова опять начала болеть. Так случалось каждый раз, стоило только ему надолго сосредоточиться на чем-нибудь.
– Что вы себе позволяете? – накинулась на него сексуальная библиотекарша. – Откройте дверь. Я хочу уйти. Немедленно!
– Нет.
Ее сине-зеленые глаза расширились.
– Что вы хотите этим сказать?
– Только то, что сказал, – сквозь зубы выговорил Джордано. – Вас наняли. Вы пришли и останетесь здесь. Сядьте.
Она не сделала этого, а лишь попятилась… Черт бы ее побрал! Если отец придет посмотреть, что тут творится, то впечатление будет совсем не тем, на которое рассчитывал Джордано. Девушка была полностью одетой, и это прекрасно видно через открытое окно.
– Сядьте, я сказал! – рявкнул Джордано. Она затрясла головой.
– Не могу. Мне надо идти. Должно быть, я попала не туда.
– Нет, вы попали туда, куда надо. И как только вас вообще угораздило заняться этой работой? – пробормотал он.
Гордо выпрямившись, она кинула на него гневный взгляд.
– Я прекрасно справляюсь со своей работой.
– Вот и покажите мне.
Девушка скрестила руки на груди.
– Не собираюсь ничего вам показывать! Я даже не знаю, кто вы такой! Выпустите меня отсюда!
Она должна сейчас же заткнуться! Пока у него голова окончательно не раскололась.
– Сядьте! – Сила его голоса, казалось, отбросила ее прямо в кресло. – Не сюда. – Джордано устало вздохнул. – Там он вас видит. Пересядьте на кушетку.
Она даже не шевельнулась.
– Кто это «он»? О ком вы говорите?
Джордано не ответил, а просто стоял, стиснув зубы, и ожидающе глядя на кушетку. От двери он тоже не отходил, да и не мог, если хотел остаться на ногах. Боже, как болит голова!
– Не понимаю, зачем вам это надо, – нелюбезно пробормотала она, но все-таки, наконец, встала и пересела на кушетку.
– Благодарю вас, – сухо произнес Джордано.
Подождав, пока гостья окончательно усядется, он осторожно устроился в кресле напротив и поправил халат. При виде этого щеки девушки покрылись румянцем. Быстро отведя глаза, она уставилась на дверь.
– Даже не думайте попытаться.
Пораженная, девушка взглянула на него, но пытаться не стала. И слава Богу, потому что, по правде сказать, вряд ли у него хватило сил остановить ее.
– Вы ведь занимаетесь этим недавно, не так ли?
– Четыре года.
– Четыре года? – Он не верил своим ушам.
– Я начала, еще когда готовила дипломную работу. У меня прекрасный послужной список, и я прекрасно знаю свое дело. Могу представить рекомендации.
– Хотел бы я на них взглянуть, – Джордано ухмыльнулся.
Ее глаза сверкнули зеленым огнем.
– Я не обязана показывать их людям вроде вас! Не понимаю, почему вы держите меня здесь, – сердито ответила девушка. – Должно быть, я по ошибке зашла не в тот коттедж. Мне нужно поговорить с мистером Рикелли.
Джордано вытянул вперед свою загипсованную ногу и откинулся в кресле.
– Вы с ним говорите.
– Вы не мистер Рикелли! Я с ним встречалась! Он гораздо старше. И носит усы. Он…
Джордано подскочил в кресле. Она встречалась с его отцом? В это невозможно поверить. Старик иногда поддавался искушению, но приглашать домой ночную бабочку!.. Бенито всегда оказывал высокое уважение своей семье. Собственно говоря, именно поэтому Джордано и затеял историю с этой женщиной.
– Кто вы такая? – потребовал он.
– Меня зовут Шерил Дорси, – натянуто ответила она.
Это ему ни о чем не говорило.
– Красотка Аманды? – спросил Джордано.
– Красотка… кого? – Девушка нахмурилась. – Я няня.
Няня?! Джордано от изумления даже раскрыл рот и вдруг, проиграв в уме всю сцену, начал понимать, что на самом деле произошло. Но вместо того, чтобы смутиться, он испытал еще большее удовлетворение. Небывалое удовлетворение. Лицо его расплылось в широкой ухмылке.
Он поцеловал новую няню? Почти раздетый, в одном халате, оскорбил только что нанятую няню своего сводного брата, маленького Джи-Джи? Неудивительно, что старика чуть было не хватил удар.Получилось даже лучше, чем он спланировал! Как ни велико желание отца заставить Джордано работать в компании, Бенито ни в коем случае не позволит ему остаться здесь после того, как он коснулся своими грязными лапами новой няни его драгоценного Луиджи. Патриархальный Бенито теперь выкинет своего непутевого первенца в два счета. Он может даже пойти еще дальше – сделает второго сына своим наследником. Почему бы и нет?
Насколько мог видеть Джордано, четырехлетний плод второго брака отца стал для старика центром мироздания. Луиджи был солнцем, вокруг которого вращался Бенито Рикелли, дорогим, до безумия любимым сыном, которым старший никогда не был. Что, впрочем, нисколько не волновало Джордано, это даже вызывало у него некоторую жалость к ребенку.
Но, по правде говоря, Джордано плохо знал своего сводного брата, он даже редко его видел. Бенито делал все возможное, чтобы держать младшего сына подальше от беспутного старшего. Нет, он никогда напрямую не требовал от Джордж но держаться подальше от Луиджи, поскольку боится дурного влияния на малыша, но это было ясно и без слов.
Ничто из того, что делал Джордано, никогда не удовлетворяло старика. Джордано давно уже прекратил попытки добиться этого. Гораздо интереснее – и выгоднее – было служить для Бенито Рикелли занозой. Пока, конечно, оставалась возможность исчезнуть, если положение становилось совсем уж невыносимым.
После аварии он лишился этой возможности. Гипс сам по себе не был помехой, а вот травма головы требовала лечения, и до его завершения он не мог водить машину. А Бенито запретил всем слугам и домочадцам возить его.
– Ты держишь меня в заточении! – обвинил отца Джордано.
– Я забочусь о твоем здоровье, – ответил тот. – Кроме того, – с прискорбием добавил он, – вряд ли у тебя сейчас есть какие-либо неотложные дела. Вроде срочной работы, например. – На губах его появилась горькая улыбка. – Да простит тебя Бог.
Джордано ничего не ответил. Это было бесполезно. Бенито давно уже решил, что его старший сын ни на что не годен. Так что самым большим удовольствием для Джордано было делать все возможное, чтобы утвердить отца в этом мнении.
Правда, Бенито время от времени продолжал попытки заставить Джордано засесть за изучение проспектов компании. Одна из них стала предметом их очередной, последней размолвки на прошлой неделе.
– Пора тебе узнать, что из себя представляет твое наследство, – потребовал тогда Рикелли-старший.
– Я знаю о своем наследстве все, что мне надо, – едко возразил Джордано, отшвыривая проспекты в стороны.
– Я все-таки приведу тебя в чувство, чего бы мне это ни стоило, – поклялся отец, вперив гневный взгляд в дерзко ответившего ему тем же сына.
– Хотел бы я посмотреть, как это у тебя получится!
– Действительно? – Голос Бенито звучал очень тихо. – Прекрасно. Можешь на меня рассчитывать. – Он повернулся и вышел, беззвучно закрыв за собой дверь.
Джордано все это было безразлично, как, впрочем, и сам отец, он испытывал громадное облегчение от того, что последние пять дней старик полностью избегал его, и не слишком верил в способность Бенито «привести его в чувство». Необходимо было вырваться отсюда – убежать от отца, его требований и недоверия, от их столкновений и тех разочарований, которые они приносили друг другу все тридцать два года жизни Джордано. Видит Бог, ему это совершенно ни к чему. Пусть все достанется Луиджи – вместе со всеми сопутствующими неприятностями…
Он взглянул на сидящую в чопорной позе на кушетке женщину. Она действительно выглядела как няня. Или как монахиня. Бедный Луиджи!
У нее, должно быть, безупречная репутация, решил Джордано. Вернее, была безупречная репутация – подумав, поправил он себя.
– Приношу свои извинения, – сказал Джордано с сожалением, которого вовсе не испытывал. Собственно говоря, он до сих пор улыбался. В отличие от нее.
– Это вовсе не смешно. Я должна поддерживать свою репутацию. Соответствовать определенным стандартам.
– Теперь я не дал бы за вашу репутацию ломаного гроша, дорогая, – приветливо сказал Джордано. – Как и за ваши стандарты.
– Мистера Рикелли это должно будет огорчить.
– От души на это надеюсь.
Интересно, не ринется ли сейчас старик в коттедж, чтобы спасти бедняжку из его рук.
– Он ждал меня к трем часам. Для меня очень важно прибыть вовремя, – сказала она. – Быть пунктуальной. Точной. Честной. Мистер Рикелли сказал, что его сыну это необходимо.
Неужели? Хотя Джордано не настолько знал Луиджи, чтобы иметь право судить.
– Пунктуальная. Точная. Честная. Да вы, должно быть, само совершенство. И наверняка произвели на него неизгладимое впечатление, – небрежно заметил он. – А какие еще достоинства у вас есть?
– Я не употребляю бранных выражений, – ответила девушка.
Похоже, она, если захочет, может и кусаться. Джордано снова ухмыльнулся.
– Малыш, отбившийся от рук? И вы не хотите, чтобы из него вышло нечто похожее на старшего брата, не так ли?
Няня казалась озадаченной.
– На старшего брата? Разве здесь двое детей? Мистер Рикелли не упоминал ни о каком брате.
– Меня это не удивляет.
– Хотя, действительно, – призналась мисс Шерил Дорси, – он сказал, что у Джордано есть кое-какие проблемы.
– Что?! – Его возглас заставил ее подскочить.
Но вместо того чтобы ответить, она стиснула лежащие на коленях руки и крепко сжала губы, как бы говоря, что не выдаст ничего даже под пыткой.
– Что вы сказали? – настаивал Джордано.
Девушка решительно покачала головой.
– Я не должна ничего вам говорить. Ни о ребенке, ни о его поведении. Так не полагается. Подобные вопросы касаются только меня и моего нанимателя.
Но Джордано было не до подобной чепухи.
– Мальчик, – потребовал он, наклонившись и пристально глядя на нее. – Как вы его назвали?
Она задрала подбородок, как бы пытаясь показать, что не боится его, и произнесла имя, которое он, собственно, и ожидал услышать:
– Джордано.
– Нет.
– Да.
– Не может быть, – настаивал он. – Его имя Луиджи.
– Да нет же, – решительно повторила девушка. Потянувшись за сумочкой, она вытащила из нее контракт и протянула его Джордано. – Взгляните сами. Там все сказано. Его имя Джордано. Я могла перепутать коттеджи, но не ребенка же!
Значит, старик вовсе не был ошеломлен. Конечно, он несколько удивился, когда Джордано заключил его профессора педагогики в объятия, но в конце концов это его лишь позабавило. Значит, чтобы привести Джордано в чувство, старый мошенник нанял ему няню! И теперь стоит возле бассейна, поздравляет себя и при этом смеется от души.
Джордано скрипнул зубами, к нему вновь вернулась головная боль. Откинув голову, он закрыл глаза, в нем бушевал водоворот чувств, основным из которых была ярость…
– Мистер… извините, не знаю вашего имени… – прервал его мысли отрезвляюще прозвучавший голос няни. – Не пора ли вам действительно выпустить меня? Я должна отыскать нужный коттедж. Мне следует…
Джордано открыл глаза и пристально посмотрел на нее. Девушка нервно заморгала, но твердо встретила его взгляд.
Но так ли уж тверда она? Он не имел об этом никакого понятия, но мог поклясться в одном – меньше чем через двадцать четыре часа она отсюда сбежит. Или старик думает, что он сдастся и проглотит его грязный трюк без борьбы? Что ж, в таком случае он сильно недооценивает своего старшего сына.
Сколько бы он ни заплатил мисс Шерил Дорси, этого все равно будет мало. Потому что ей придется чертовски потрудиться за свои деньги.
– Вы не ошиблись коттеджем, – нарушил молчание Джордано.
– Но вы сказали… – Она с недоумением огляделась вокруг. – А где… где же Джордано?
Он улыбнулся, но эта улыбка была недоброй. Ситуация отнюдь не представлялась ему смешной. Джордано – это я. Девушка непонимающе взглянула на него.
– Добро пожаловать на новое место службы, мисс Дорси. По всей видимости, мой отец нанял вас нянчить меня.
Он был определенно сумасшедшим.
Однако потрясающе красивым сумасшедшим, самым красивым из всех, которых она когда-либо знала. Темно-карие глаза и взъерошенные черные волосы, худое лицо с высокими скулами и озорная ямочка по одну сторону рта, особенно заметная от предназначенной ей горькой усмешки.
А целовался он как!.. Никогда еще ее не целовали подобным образом! Женщины послабей – многие женщины послабей ее – наверняка упали бы у его ног. Но не она: Шерил Дорси сделана из гораздо более крепкого материала.
У нее была работа, которую необходимо выполнять, репутация, которую надо поддерживать, газетные объявления и статья в журнале, которым необходимо соответствовать, и две любимых, непрактичных и опасно доверчивых тетки, которых надо содержать.
Поэтому, несмотря на то, что сердце Шерил до сих пор билось учащенно, голова кружилась, а губы все еще покалывало, необходимо было найти Бенито Рикелли. И как можно скорее.
– Послушайте, мистер… – Она остановилась.
– Рикелли, – помог он ей, улыбаясь все той же невеселой улыбкой.
Несмотря на всю его обаятельность, в улыбке не было ничего дружеского. Более того, Шерил была уверена, что улыбка и не задумывалась как обаятельная. Однако, к несчастью, она была именно такой. Вновь стала заметной ямочка у рта.
Шерил захотелось прикоснуться к ней. Коснуться его? Да что с ней творится?! Отведя глаза, она заставила себя произнести как можно более спокойно:
– Хорошо, мистер Рикелли. Не понимаю, зачем вам все это надо, однако…
– Лучше бы вам было подумать о том, зачем это нужно моему отцу.
– Вашему отцу?
– Общеизвестному деспоту Бенито Рикелли. Вы его знаете? Гораздо старше меня. С усами, – повторил он ее же описание. – Человек, который вас нанял.
– Да, чтобы заботиться о маленьком мальчике.
– Чтобы заботиться о Джордано, – согласился ее взрослый, мускулистый мучитель и ткнул себя пальцем в грудь. – Обо мне.
– Но это просто смешно!
– Это вы мне говорите? – пробормотал он уже без улыбки и внезапно с силой потер лоб. – Черт побери!..
Шерил нахмурилась. Может быть, этот человек не совсем сумасшедший, а просто страдает от контузии, какой-нибудь травмы головы, что и объясняет его поведение. Он определенно выглядел так, будто недавно ему пришлось бороться с чем-то ужасным – и проиграть битву.
Левая нога его в гипсе, одну руку он прижимает к телу, как будто оберегая ребра, на скуле заметен свежий шрам, а на красивом лице, под левым глазом и на виске, до сих пор видны не до конца рассосавшиеся синяки.
– С вами все в порядке? – быстро спросила она.
Подняв глаза, мужчина встретился с ней взглядом.
– А вам как кажется?
Мрачность его тона поразила Шерил и заставила ее замолчать. А что, если он действительно сказал правду? Шерил нервно сглотнула. Да нет, не может быть!
Бенито Рикелли нанял ее в няни своему сыну. Маленькому мальчику! Она же видела фотографию на столе в его офисе.
– Это Джордано? – спросила тогда Шерил. Гордо улыбнувшись, Бенито взял фотографию в руки.
– Это мой сын, – согласился он.
Джордано, подумала она тогда. И только теперь поняла: ее наниматель вовсе не говорил, что это его сын Джордано, а лишь признал на фотографии сына.
– Вы действительно Джордано? – спросила Шерил слабым голосом. – Это не… розыгрыш?
Встретившись с ней взглядом, он медленно покачал головой.
– Это не розыгрыш.
Где-то на расстоянии слышались оживленные женские голоса. Над домом пролетел самолет. Щебетали птицы.
– Просто какая-то бессмыслица! Я хочу сказать, зачем ему это понадобилось?.. – нерешительно начала Шерил. – Вы же не… – Она помолчала. – Я поняла так, что его ребенку четыре года. Он же показывал мне фотографию четырехлетнего ребенка! – Ее взгляд опять стал подозрительным.
– У него действительно есть четырехлетний ребенок. Мой сводный брат Луиджи.
– Тогда это, очевидно, какая-то ошибка.
– Это не ошибка.
– Однако…
– Это его пунктик. Он считает, что я понапрасну трачу жизнь, смотрю на вещи недостаточно серьезно, не принимаю на себя ответственности как наследник его чертовой империи и не следую по его стопам, как это положено старшему сыну. – С каждым словом тон Джордано становился все более горьким.
Будучи няней, Шерил отлично знала, к чему может привести хоть малейшее проявление слабости характера. Не позволяй им унижать себя – вот основное правило в отношениях с подопечными… С подопечными? Но не могла же Шерил серьезно думать о себе как о няне этого человека?
Все это просто розыгрыш. Сейчас войдет Бенито Рикелли, скажет, что он пошутил, они посмеются над этим, а потом она приступит к настоящей работе – в качестве няни Луиджи.
А может быть, все не так? Боже мой, только не это! Она не может упустить работу! Если Шерил не получит ее, тетя Орнелла и тетя Дафна окажутся на улице. Когда два дня назад ей позвонил Бенито Рикелли и сказал, что хочет нанять ее, она восприняла это как подарок судьбы.
– Я прочитал о вас в одном из журналов, которые получает моя жена, – сказал он. – Ведь это вы та женщина, которая может сделать маленького лорда из любого приютского хулигана?
Шерил помнила, что при этих словах неловко рассмеялась.
– Автор несколько преувеличила, – призналась она, вспомнив статью, появившуюся в прошлом номере ежемесячного журнала для родителей. В ней восхвалялись успехи Шерил в воспитании трудных детей. – Я два года была няней племянника.
– Он был трудным ребенком?
– О, да.
– Мой сын тоже.
Его четырехлетний сын, подумала она тогда. Ее даже не насторожило не совсем обычное предложение, которое она получила вчера в его офисе. Мистер Рикелли рассказал о крайнем упрямстве сына, о его нежелании подчиняться правилам и намеренном бунтарстве против родителей.
– Мне казалось, что я улажу все сам, – сердито объяснил он. – Теперь я так не думаю. Но это должно быть сделано. Если вы справитесь с ним в течение шести месяцев – при условии, что продержитесь этот срок, – я выплачу вам в качестве премии пятьдесят тысяч долларов. – Шерил ошеломленно взглянула на него. Но тут Бенито Рикелли добавил: – Если же вы уйдете до завершения срока, то будете должны мне десять тысяч долларов.
Для него это была капля в море. Для нее же, учитывая стесненное финансовое положение семьи, – совершенно непомерная сумма. Но ведь ей не придется отдавать эти десять тысяч, напомнила себе Шерил, если она не уволится. А она не уволится. Просто не может уволиться!
– Хорошо, – согласилась тогда Шерил.
– Он, должно быть, просто пошутил, – с надеждой в голосе сказала она сейчас мрачному темноволосому мужчине, наблюдающему за отражающимися на ее лице мыслями.
Медленно и уверенно Джордано Рикелли покачал головой.
– Нет.
– Но…
– Он нанял вас перевоспитывать меня.
Как не хотелось Шерил возразить, она чувствовала, что все это правда.
– Но я не могу…
– Разумеется, не можете! – резко ответил он. – Так что идите к нему и скажите, что этой шутке конец.
– Что вы хотите этим сказать?
– Я хочу сказать, идите и скажите ему, что не играете в эти игры. Что, сколько бы он вам ни платил, этого недостаточно. И ничто на свете не может заставить вас остаться.
Но такая вещь существовала. Это был большой белый особняк, принадлежащий ее теткам, их единственная гордость и радость, единственное наследство, оставшееся от расточительного отца. Дом просто пожирал деньги, но отказаться от него они не могли. «Куда же мы пойдем, дорогая? – звучал в ее ушах голос тети Неллы. – Мы прожили здесь всю жизнь». А тетя Дафна не раз повторяла: «Нелле нельзя жить в одном из этих современных домов. Она этого не вынесет».
Возможно, что и так, признавала Шерил. У тети Неллы больное сердце. А что было бы, узнай она о губительной попытке тети Дафны поправить финансовое положение игрой на скачках.
Потеря дома, скорее всего, убила бы их обеих. И только Шерил может позаботиться о том, чтобы этого не случилось. Мало того, можно будет расплатиться с долгами, заново покрасить дом, привести в порядок крышу… Если только ей удастся удержать эту работу и получить вознаграждение от Бенито Рикелли.
– Нет, – ответила она. – Я не могу этого сделать.
– Но почему, черт побери? – Джордано Рикелли нахмурился.
– Потому что мне нужна эта работа.
– Очевидно, он предложил вам крупную сумму, – нетерпеливо сказал Джордано. – Прекрасно. Если вы откажетесь, я заплачу вам больше.
Предложение звучало соблазнительно. Ужасно соблазнительно. Ей захотелось принять его. Однако… Шерил покачала головой.
– Я не могу.
Он смотрел на нее с недоумением.
– Почему не можете?
– Не могу рисковать своей репутацией. – И она нервно хрустнула пальцами.
– Что? – Джордано выглядел разгневанным.
– Как я уже сказала, у меня есть определенная профессиональная репутация. – Шерил почувствовала, что краснеет, и поспешно добавила: – Не того сорта, как вы ожидали, но, какой бы она ни была, для меня это важно.
На его скулах вздулись желваки, взгляды их скрестились. Сердце Шерил забилось, как у скаковой лошади на финише.
– Ведь вам нужно всего лишь изменить свое поведение, – несколько робея, напомнила ему Шерил.
– Будь я проклят, если уступлю его угрозам!
– Что ж… – Собравшись с духом, она слегка пожала плечами. – Как вам будет угодно.
На виске Джордано пульсировала какая-то жилка. Пригладив рукой растрепанную шевелюру, он пристально взглянул ей в глаза.
– Так, значит, вы решили остаться, мисс Дорси?
Скажи «нет», твердила себе Шерил. Уходи отсюда. К черту репутацию, твоих тетушек, пятьдесят тысяч долларов, его поцелуй! Куда подевался твой здравый смысл?
Шерил не могла этого понять и знала только, что после поцелуя Джордано Рикелли с ней что-то произошло. Но ведь ее целовали и раньше. Боже мой, она ведь даже была помолвлена. Правда, после поцелуев Гришэма оставалось лишь ощущение приятного тепла, исчезающее через несколько секунд. Ощущение же поцелуя Джордано оставалось на ее губах до сих пор, пробуждая в ней какое-то глубинное, первобытное чувство, о существовании которого Шерил прежде не догадывалась и о котором ей хотелось узнать побольше.
Здравый смысл – даже не принимая во внимание репутацию, тетушек и деньги – подсказывал сказать «нет». Соглашаться стать няней взрослого человека, о каких бы деньгах ни шла при этом речь, выглядело просто безумием. А Шерил была практичной. Шерил была благоразумной. Шерил была приземленной.
– Приземленные люди никогда не взлетят, – подмигнув, сказал ей однажды свободомыслящий дядя Эдвин с искрой вызова в глазах.
Глубоко вздохнув, Шерил ответила:
– Да.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Секретный ключик - Ригерт Ким

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Секретный ключик - Ригерт Ким



Интересный сюжет из семейных жизненных историй.Мне понравилось.Без глупостей и пошлых сцен:только чувства гл.героев.9
Секретный ключик - Ригерт КимЛана
7.12.2013, 18.40





Очень хороший интересный роман.
Секретный ключик - Ригерт Кимчика
3.02.2014, 17.17





Роман хороший,понравился...И вечная проблема:-) отцы и дети:-) даже в чем-то поучительная....вовремя несказанное слово и...потом проблемы.читайте./хотя няня для сына в 32 г-прикольно/
Секретный ключик - Ригерт Кимлюси
10.03.2015, 22.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100