Читать онлайн Секретный ключик, автора - Ригерт Ким, Раздел - Глава десятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Секретный ключик - Ригерт Ким бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Секретный ключик - Ригерт Ким - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Секретный ключик - Ригерт Ким - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ригерт Ким

Секретный ключик

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава десятая

На то, чтобы смущаться, времени не было. В спальне на втором этаже, которую Шерил занимала с тех пор, как Изабелла впервые попала в госпиталь, она торопливо оделась, а затем, махнув рукой на требующие расчески, безнадежно спутанные волосы, спустилась вниз, к скорчившейся в своей постели Изабелле.
– Они начинаются через каждые четыре минуты и очень сильные. – Голос ее дрожал, но паники заметно не было, Изабелла просто нервничала. – Доктор сказал, что чем чаще, тем лучше. Думаю, это достаточно часто…
– Вполне, – заверила ее Шерил, от души надеясь, что права.
Минуту спустя появился Джордано, одетый в чистые джинсы и голубую рубашку с открытым воротом, застегнутую не на все пуговицы. Все же он выглядел гораздо уверенней, чем, по мнению Шерил, чувствовал себя на самом деле. Однако ему тоже не помешало бы причесаться.
– Готовы? – спросил он Изабеллу.
Та кивнула на стоящий рядом с кроватью маленький чемоданчик.
– Все собрано. Я только… хотела бы повидаться с Луиджи.
– Вы его разбудите, – нахмурился Джордано.
Изабелла покачала головой.
– Я только посмотрю. – Придерживая живот, она прошла в комнату сына и, склонившись над ним, погладила по голове. Луиджи завозился, но не проснулся. Поцеловав его в щеку, Изабелла взглянула на стоящую у двери Шерил. – Теперь я совсем готова.
Шерил уступила ей дорогу. Джордано, относивший чемоданчик в машину, только что вернулся. Лицо его было хмурым, глаза беспокойными. Она знала, что именно его тревожит. Джордано только что понял, что кто-то из них должен отвезти Изабеллу в больницу и оставаться там до самых родов. А потом сообщить обо всем Бенито. А кому-то было необходимо остаться дома с Луиджи.
По логике вещей, будучи няней, в доме должна была остаться именно Шерил. Однако она няня не только Луиджи, но и Джордано. И должна сделать для своего подопечного все, что возможно. В данном случае – дать ему остаться с братом. По правде говоря, так будет лучше и для Луиджи.
Они были братьями. И нуждались друг в друге. Позднее, когда Луиджи проснется, они помогут друг другу справиться с ситуацией.
Шерил взяла холодную руку Джордано и пожала ее.
– Оставайся, – сказала она. – Поеду я.
В его глазах что-то сверкнуло, и, явно почувствовав облегчение, Джордано ответил на рукопожатие.
– Мы приедем позднее.
Глядя на них, Изабелла улыбнулась прежде, чем у нее начался очередной приступ схваток.
– Нам лучше поторопиться, – с трудом выговорила она.
– Девчонка? – с некоторым разочарованием переспросил Луиджи, когда спустя несколько часов Джордано сообщил ему новость.
Роды прошли нормально. Ребенок весил меньше нормы, но, по всей видимости, с ним было все в порядке.
– Мать и дочь чувствуют себя хорошо, – сказала Шерил по телефону. – Теперь у тебя есть сестра, Джордано.
Сестра. Которая, не сомневался Джордано, когда-нибудь превратится в элегантную, темноволосую девушку, сводящую всех мужчин с ума. Значит, ему придется быть бдительным, защищая ее от всяких повес и негодяев. От людей вроде него самого. Которые только берут и ничего не дают взамен.
Однако, возразил ему внутренний голос, этой ночью он ничего не взял у Шерил. Она сама отдала – а Джордано принял. Без сомнения, это было самым прекрасным подарком в его жизни. И он будет благодарен за него до конца жизни. Но не женится на ней. Не может рисковать.
– Девочки не так уж плохи, – сказал он и, заметив сомнение во взгляде Луиджи, потрепал брата по голове. – Вот увидишь.
Доев кашу, сваренную ему Джордано, мальчик нетерпеливо запрыгал по кухне.
– Когда мы поедем? Скоро?
– Скоро, – обещал Джордано. – Дай мне только убраться здесь.
Но ему понадобилось намного больше времени, чем он предполагал. Пришлось ответить на два телефонных звонка. Один был от Сьюзен и касался повседневных вопросов. Немного позднее позвонил обеспокоенный Пол. Джордано пришлось сделать несколько заметок и пообещать разобраться.
– Хорошо бы, – сказал Пол. – Когда ты, черт возьми, наконец вернешься? С тебя ведь сняли гипс?
– Да. Только… Я нужен здесь.
– Но здесь ты нужен не меньше, старик. Надеюсь, ты не позволишь своему отцу одолеть тебя.
– Не беспокойся. Это не имеет к нему никакого отношения.
– Ну как знаешь, – сказал Пол. И не надо было быть психологом, чтобы услышать в его тоне нотку скептицизма.
Положив трубку немного резче, чем следовало, Джордано повернулся к Луиджи.
– Все. Едем в больницу.
Она действительно была темноволосой. Около двух килограммов, красное сморщенное личико и самые длинные ресницы, которые он когда-либо видел.
– Она похожа на обезьяну, – с беспокойством прошептал Луиджи, стараясь, чтобы не слышала Изабелла.
– Когда подрастет, то не будет похожа, – заверил его Джордано.
– А я тоже был похож на обезьяну? – спросил мальчик.
– Маленьким я тебя не видел.
– Почему?
– Я был… далеко отсюда.
А если бы и не был, то все равно не горел бы желанием увидеть своего новорожденного единокровного братца. Но не сообщать же об этом Луиджи.
Тогда Джордано рассматривал его рождение скорее как очередное свидетельство безумия отца. Мало того, что старик женился на женщине, годящейся ему в дочери! Так он еще умудрился сделать ей ребенка! Узнав об этом, Джордано пришел в ярость.
Сейчас он не понимал, какие чувства испытывает по сходному поводу. Явно не ярость. Во время своего вынужденного пребывания в коттедже он не мог не заметить, что между отцом и Изабеллой существует глубокая привязанность. Как ни трудно ему было признать это, но они вели себя так, будто любят друг друга. Правда, только увидев побелевшее лицо Бенито, сходящего с самолета, он до конца поверил в их чувства.
А как насчет его матери? Если Бенито действительно способен на любовь, то почему он не любил мать? Разумеется, Джордано не спросил отца об этом.
Вид Бенито, утыканного трубками, произвел на него болезненное впечатление. У Джордано даже закружилась голова, и, несмотря на заверения медицинской сестры, что отец держится хорошо, он не смог долго оставаться в палате.
– Лучше, если я не пойду, – сказал Джордано Шерил на следующий день, когда она спросила его, пойдет ли он с ними в больницу. – При виде меня его может хватить второй приступ.
Она не стала спорить, показывая этим, что разделяет его мнение. Вернувшись назад, Шерил сказала, что все, кажется, идет хорошо.
– Он в стабильном состоянии. Приступ был не сильный, да еще, к счастью, случился там же, в больнице.
С каждым днем Бенито становилось все лучше, так, по крайней мере, говорили. Сам Джордано больше в больнице не появлялся.
Но сегодня, конечно, пришлось. После того, как Шерил позвонила и сказала, что Аурелия Джоанна Рикелли жива и прекрасно себя чувствует на руках матери, он испытал большое облегчение. Джордано был рад взять с собой Луиджи и, встав перед окошком, поднял его, дав рассмотреть лежащего в украшенной розовыми лентами кроватке ребенка.
– И что ты думаешь о своей семье? – Услышав за своей спиной этот тихий голос, Джордано чуть было не уронил брата и резко обернулся, держа его перед собой, как щит.
– Папа! – воскликнул Луиджи, пытаясь вывернуться из рук Джордано.
Медленно и неохотно он опустил мальчика на пол, и тот, подбежав к тяжело опирающемуся на каталку отцу, осторожно обнял его ноги. Бенито, отняв руку от каталки, потрепал ею мягкие волосы мальчика и поднял глаза.
– Джордано?
У него перехватило горло, и потребовалось некоторое время, чтобы выдавить из себя хоть что-нибудь, но наконец ему это удалось:
– Поздравляю. – И повернувшись, Джордано, пошел прочь.
Шерил нашла его в самом дальнем конце автомобильной стоянки.
Джордано стоял спиной к больнице, глядя в пространство, но вряд ли вообще что-нибудь видел. Стоя в другом конце холла, она наблюдала за калейдоскопом мелькнувших на его лице эмоций при встрече с отцом. Обида. Удивление. Боль. Смирение. А потом он повернулся и ушел.
Ей хотелось побежать за ним, но необходимо было удостовериться в том, что Бенито способен управиться с Луиджи. А к тому времени, когда она наконец устроила отца и сына в комнате Изабеллы, Джордано уже исчез из вида.
Поискав в холле, она зашла в комнату ожидания, потом вернулась назад и, в отчаянии выглянув в окно, наконец заметила его. И тут ее охватила паника.
Это будет практически первый их разговор после той ночи любви. Разумеется, они обменивались кое-какими необходимыми фразами, но ни словом не обмолвились о том, что произошло между ними.
Сейчас тоже было не лучшее время для разговоров. Но, может быть, настало время для чего-то другого. Бывают обстоятельства – как она часто говорила родителям детей, которых воспитывала, – когда словами нельзя выразить то, что нужно сказать. И, набравшись храбрости и не уверенная в том, встретит ли хороший прием, она подошла к нему.
– Джордано…
Он вздрогнул, потом медленно повернулся и встретился с ней взглядом. На его лице по-прежнему было написано все то же самое – боль, смущение, обида, смирение. Однако на какое-то мгновение там появилось еще кое-что, имеющее, как Шерил хотелось надеяться, отношение к ней.
Раскрыв объятия, она шагнула вперед и крепко прижалась к Джордано. Я люблю тебя, говорила она ему – говорила руками, телом, своим теплом. Это была не страсть, которую она ощутила с самого начала их знакомства, а нечто гораздо более глубокое и ценное. Это была любовь.
Он содрогнулся, но остался недвижен, как статуя, казалось, даже не дышал. А потом Шерил почувствовала, как руки Джордано сомкнулись за ее спиной, у него вырвался тяжелый вздох.
– Я люблю тебя, – сказала она теперь уже вслух и, слегка отстранившись, заглянула в его глаза. – Я люблю тебя.
Джордано на мгновение опустил взгляд, потом вновь поднял глаза.
– Знаю, – сказал он нетвердым голосом. – Я это знаю.
Еще днем он заказал авиабилет на завтрашний утренний рейс и, когда Шерил привезла Луиджи на обед домой, сообщил ей об этом.
– Ты улетаешь? – Она изумленно посмотрела на него.
Так будет лучше, убеждал он себя. Да, она любит его. Но разве любовь когда-нибудь приносила что-нибудь, кроме боли? К примеру – его матери.
Не желая обижать Шерил так, как его отец обидел мать, Джордано избавлял ее от этой боли. А заодно и себя тоже.
– Мне необходимо вернуться, – решительно сказал Джордано, не обращая внимания на выражение ее лица. – Моя жизнь там. И работа тоже. Это моя судьба. Я остался только из-за Луиджи и ты это знаешь. Но теперь с Луиджи все будет в порядке. Ребенок родился, Изабелла прекрасно себя чувствует. И даже Бенито через несколько дней будет дома. Я им больше не нужен. – Джордано был рад тому, что Луиджи играл в другой комнате. На этот раз, во всяком случае, брат не может возразить ему.
Шерил тоже этого не сделает. Он знал это. Знал, что, несмотря на стоящую в ее глазах боль, она его отпустит. Так будет лучше для них обоих. Шерил найдет себе более достойного человека. В конце концов ей придется понять это. А он сам?
С ним все будет в порядке. Все будет в порядке. Надо только постоянно повторять это себе – и все сбудется.
– Утром я улечу, – повторил Джордано. – Должен улететь.
Она не поверила ему. Нет, не может Джордано бросить ее с такой легкостью, твердила себе Шерил. Ведь он тоже любит ее, она это знает.
Однако настаивать Шерил не стала, слово было за ним. Ведь слова ничего не значат, если вытягивать их из него клещами. Скажи, безмолвно молила она, скажи, что любишь меня. Но Джордано не произнес ни слова.
Он одумается, сказала себе Шерил и с самой приветливой улыбкой, какую только могла изобразить, повезла Луиджи обратно в больницу, к родителям и новорожденной сестренке. По дорогe они купили воздушные шары, по одному на каждого, и Луиджи гордо разнес их по палатам. Сначала в детскую, к Аурелии. Под наблюдением Луиджи медицинская сестра привязала розовый с серебром шар к кроватке девочки.
– Чтобы она могла увидеть его, когда посмотрит вверх, – объяснил Луиджи Шерил. Он осмотрел сестру через стекло. – Сейчас она выглядит лучше, – решил мальчик. – Когда я увидел ее в первый раз, она походила на обезьянку.
Шерил сдержала улыбку.
– Это пройдет, – обещала она.
– Джордано тоже так сказал, – кивнул Луиджи.
Шерил уже потеряла счет тому, сколько раз за последние несколько дней мальчик упомянул брата. Было ясно, что в его глазах Джордано – герой. Луиджи будет недоставать брата.
Следующий шар они понесли Изабелле. Та уже совсем оправилась и выглядела гораздо лучше. Обрадовавшись подарку, Изабелла привязала его в ногах постели.
– Чтобы я могла его все время видеть.
– Как Релия, – радостно сказал Луиджи, подпрыгивая то на одной, то на другой ноге. – Мы с Шерил принесли и ей тоже. А вот этот для папы. – Он покачал шаром с нарисованной на нем веселой рожицей.
– Чудесно, – сказала Изабелла. – Он будет очень рад. Мы с Аурелией завтра возвращаемся домой, а папа останется здесь еще на несколько дней.
– Почему? – спросил Луиджи.
– Ему нужно еще немного отдохнуть.
– А с ним все хорошо?
Изабелла похлопала по кровати, и он взобрался к матери под бок.
– С ним все хорошо, дорогой. Он будет здоров. – Она прижала сына к себе. В это время зазвонил внутренний телефон, и глаза ее зажглись.
– Он сейчас здесь, – сказала Изабелла. – Да. Прекрасная идея. Но ты уверен, что тебе это не повредит? Тогда хорошо, милый – Она повесила трубку. – Это папа. Он хочет знать, не встретишь ли ты его возле детской. Там и подаришь ему шар.
Луиджи расцвел и, соскочив с кровати, сломя голову бросился к двери.
– Потише, – сказала ему вслед мать.
Он замедлил движение, но ненамного. Изабелла улыбнулась.
– Какой неугомонный, – сказала она, покачав головой. – Хотела бы я, чтобы вы остались помочь мне с ним.
У Шерил словно все опустилось внутри.
– А я не остаюсь?
Ей не следовало говорить подобные слова. Это непрофессионально. Если Изабелла не хочет, чтобы она осталась, то у нее нет никакого права задавать вопросы.
– Видите ли, я полагала, что вы уедете с Джордано. Увидела вас вдвоем, – добавила Изабелла, кивая в сторону окна, – там, на стоянке, и подумала…
Да, Шерил тоже думала. А может быть, «надеялась» – более верное слово. Она покачала головой.
– Джордано улетает. Завтра утром.
– Что?
– Он должен быть там. – Шерил пожала плечами.
– Вы его любите… – В голосе Изабеллы не прозвучало ни малейшего сомнения.
Шерил понимала, что не имеет смысла отрицать очевидное.
– И все же он улетает, – сказала она.
– Но он тоже любит вас.
С этим Шерил тоже не стала бы спорить, хотя подозревала, что Джордано мог бы.
– Мне кажется, что он просто не хочет никого любить. – Она взглянула на Изабеллу, пытаясь улыбаться, казаться храброй и решительной, но в глазах молодой матери было столько сочувствия и сострадания, что ей пришлось отвести взгляд.
– Ох уж этот Джордано, – грустно пробормотала Изабелла и, покачав головой, вновь взглянула на Шерил. – О моя дорогая…
По дороге из больницы Луиджи уснул. Вскочив в машину, он возбужденно рассказал, как понравился отцу его шар и как хорошо, что завтра его мать и Релия возвращаются домой.
– А скоро и папа вернется, – радостно добавил он. – Тогда мы опять будем все вместе.
Когда Шерил взглянула на него в следующий раз, мальчик уже спал мертвым сном на сиденье.
Подъехав поближе к дому, она подняла Луиджи на руки, чтобы отнести в спальню, но в это время дверь открылась и навстречу ей вышел Джордано. Не говоря ни слова, он взял спящего мальчика и с непринужденностью отца отнес его в комнату и положил на кровать.
Шерил сняла с Луиджи обувь и накрыла его покрывалом. Если он проснется позднее, она переоденет его в пижаму. Но это маловероятно, день у него был тяжелый. Наклонившись, Шерил поцеловала его и чуть отступила назад.
Опустившись возле кровати на колени, Джордано долго смотрел на спящего брата, потом, потрепав его по голове и легко поцеловав в лоб, вышел вместе с Шерил из комнаты.
Она понимала, что это было прощание. Если до сих пор у нее еще оставалась надежда на то, что Джордано останется, теперь она исчезла. Может быть, именно потому Шерил позволила ему ночью прийти к ней. Чтобы в ее дальнейшей жизни было еще одно горькое – или сладкое? – воспоминание.
Сегодняшняя ночь не шла ни в какое сравнение с той, первой. Было все, что тогда, а кроме того – нежность. Его ласки заставляли ее стонать от наслаждения. Шерил тоже вносила свой посильный вклад, пытаясь за одну только ночь научить его любви. Она ощупывала лицо Джордано; стараясь запечатлеть в памяти высокие скулы, решительную линию подбородка, орлиный нос, изучала его губы, прослеживая их линию сначала пальцами, а потом языком, целовала его веки, запускала пальцы в волосы и вновь целовала – грудь, живот…
Он ушел, когда она еще спала. Уйти, не попрощавшись, было правильным решением. Они ведь прощались всю ночь. Любили друг друга… любили… и любили. Слова не могут добавить к этому ничего большего. Так будет лучше.
«Так будет лучше». Эти слова, подобно заклинанию, звучали в его мозгу всю дорогу до аэропорта. Он сделал то, что хотел сделать. Что нужно было сделать. Он поступил правильно.
По приезде в аэропорт ему захотелось улететь как можно скорее. Почему, черт возьми, его заставляют ждать два часа? Если уж он здесь, то готов к вылету. Лететь – так лететь.
Пройдясь по вокзалу, Джордано хмуро уставился в окно.
– Джордано…
Голос был низким, хриплым, со знакомым итальянским акцентом и совершенно здесь неуместный. Он резко обернулся. За его спиной стоял отец, опирающийся на палку, тяжело дышащий, со вспотевшим лбом и побледневшим лицом.
– Какого черта?.. – Джордано ошеломленно потряс головой. – Что ты здесь делаешь? Тебе же надо быть в больнице?
– Я сам себя выписал.
– Но зачем? Господи, тебе что, жизнь надоела! – Схватив отца под руку, он усадил его в ближайшее кресло, но сам остался стоять. Сердце его билось как сумасшедшее.
– Сядь, – скомандовал Бенито, похлопав ладонью по стоящему рядом креслу.
– Не хочу. Мне предстоит сидеть следующие шесть часов.
Отец пристально посмотрел ему в глаза.
– Сядь.
Немного помедлив, Джордано нехотя сел.
– Вот и хорошо, – Бенито кивнул с тяжелым вздохом. – Я хочу рассказать тебе одну историю.
– Историю? – ошеломленно переспросил Джордано. – Ты сбежал из госпиталя и ехал сюда только для того, чтобы рассказать мне историю?
– Меня привез Треццо, – признался отец. – Сейчас я тебе все объясню.
– Так говори, черт возьми! И возвращайся скорее в постель. Ты же можешь умереть! А тебе нельзя умирать. У тебя есть дети, о которых нужно заботиться.
– О них позаботишься ты, – доверительно сообщил Бенито. Выражение его лица было почти безмятежным.
На скулах Джордано вздулись желваки.
– Ты так в этом уверен?
– Уверен. – На губах Бенито появилась легкая улыбка. – Я видел тебя с Луиджи.
– Он хороший мальчик, – пробормотал Джордано.
– Он таков, каким был его брат.
– Был?
– Есть, – поправился Бенито.
– Пересмотрел свое мнение?
– Да.
Это было не извинением, а просто констатацией факта. Разумеется, он не был бы Бенито, если бы сказал, что извиняется. Но, как бы то ни было, Джордано все же почувствовал некоторое удовлетворение.
– Я расскажу тебе одну историю, – повторил Бенито, глядя в окно на стоящие на взлетной полосе самолеты. – О молодом человеке с грандиозными идеями. И о женщине, в которую он влюбился. Историю обо мне и о твоей матери.
Джордано ошеломленно смотрел на него, не в силах произнести ни слова. Не ослышался ли он? Неужели отец сказал, что любил мать?
– Но этот брак был заранее спланирован, – возразил он.
– Нет, на него просто дали согласие, – уточнил Бенито. – Она должна была выйти замуж за другого человека. За человека одного с ней круга и происхождения, а не за молодого начинающего бизнесмена вроде меня. За настоящего итальянца, а не за эмигранта, бросившего свою страну. Именно так говорил ее отец. – Старик покачал головой. – Иногда я успокаиваю себя, думая, что, если бы даже она вышла замуж за другого, ничего не изменилось бы. Но кто знает…
– Что, черт побери, ты хочешь этим сказать? – Все это не имело для Джордано никакого смысла. – То, что ты увел ее у другого мужчины?
– Я любил ее, – просто сказал Бенито. – А она меня. Она не желала выходить замуж за него. Сказала отцу, что ей нужен только я. Что она не выйдет замуж ни за кого другого. Фелисия могла быть очень настойчивой, – печально добавил он. – Я знаю.
Джордано тоже знал это. Матери всегда удавалось подчинить его своей воле. Не силой, а теплотой и мягкостью своего характера. Но неужели отец любил ее?
– Это был замечательный брак, – продолжил Бенито почти мечтательным голосом, глядя в пространство и словно видя там ранние годы жизни с Фелисией. – Мы упорно работали вместе. Развлекались вместе. И любили друг друга. А через два года судьба подарила нам сына. – и, вернувшись в настоящее, он посмотрел на этого самого сына. – Замечательного сына. – Бенито грустно улыбнулся.
Его отец считал его замечательным сыном? Что ж, может быть… много, много лет назад.
– Я брал тебя с собой везде, – сказал Бенито. – На работу. На пляж. На прогулки под парусом. Тебе нравилось плавать под парусом.
Джордано не помнил того, чтобы ему нравилось плавать под парусом… во всяком случае, вместе с отцом. Он помнил себя сидящим в лодке и ждущим… ждущим… Каким, должно быть, маленьким он тогда был!
Да, теперь что-то вспомнилось. Как велик был тогда его энтузиазм. С каким нетерпением ожидал Джордано наступления вечера и возвращения отца, чтобы они опять могли выйти в океан под парусом. Опять? В мозгу что-то промелькнуло. Смутные, расплывчатые воспоминания. Ощущение ветра на лице, покачивание лодки, сильные руки отца на его узеньких плечах. Да, они ходили под парусом… до тех пор, пока…
– Тогда мы были лучшими друзьями, – продолжил Бенито. – Все, что оставалось желать твоей матери и мне, так это заиметь еще детей, подобных тебе. Поэтому она снова забеременела. И потеряла ребенка. Выкидыш. Такое иногда случается, сказали доктора. Мы попробовали еще раз. И еще. Опять выкидыши. Фелисия много времени проводила в постели. Ты помнишь? Она часто читала тебе, лежа в кровати.
Джордано помнил. Но тогда он не знал, почему именно она не встает. Она всегда говорила ему, что ей надо отдохнуть.
– Посиди со мной немного, – просила мать. И читала ему книги.
– Тогда она очень нуждалась в тебе, – сказал отец. – Ты был главной радостью в ее жизни. Поэтому я не мог больше брать тебя с собой, хотя иногда мы и потом плавали с тобой под парусом. Хорошо помню последний раз… которого не было. Я возвращался из Неаполя, с нетерпением ожидая встречи с твоей матерью, которая опять ожидала ребенка, и с тобой. Тебе было тогда пять лет. Мы собирались в большое плавание, на неделю – полторы. Но когда я приехал, Фелисию уже положили в больницу. Очередной выкидыш. И разумеется, мне пришлось пойти к ней, а не к тебе. Ты так и не простил мне этого. – Он грустно усмехнулся. – И даже не стал меня слушать, когда я попытался объясниться. Ты выбежал из комнаты.
Как ни хотелось Джордано опровергнуть его, сделать это было невозможно. Он прекрасно помнил то ожидание, казавшееся ему бесконечным.
– Скоро, – говорила ему мать. – Скоро он приедет. – Потом: – Завтра. – Потом: – Через несколько часов. – А потом побледневшая как мел мать сказала: – Джордано, беги и позови миссис Бриндизи.
Он позвал. И побежал на пристань, поджидать отца. Но отец так и не пришел. Джордано и вправду не стал потом слушать отца. Его обуревала ярость.
– Ты обещал! – только и смог крикнуть он. А потом убежал.
Джордано помнил все, будто это было вчера. Помнил также и то, что никогда больше не ходил с отцом под парусом.
– Я был еще ребенком, – резко сказал он и отвернулся.
– Да, ты был ребенком, – согласился Бенито. – Я должен был заставить тебя выслушать меня. Но думал, что ты сам придешь ко мне. У меня была масса забот. Твоя мать. Ее здоровье. Мой бизнес. Даже тогда я вынужден был много работать. Видишь ли, мне хотелось доказать отцу твоей матери, что я ее достоин.
– Но если ты любил ее, то почему ушел?
Джордано постарался, чтобы его вопрос прозвучал как можно более спокойно, но помимо его воли в голосе слышалась острая тоска. Стиснув зубы, Джордано отвернулся.
Бенито вздохнул.
– Потому что оказался дураком. «Еще один, последний раз, – говорила она. – Мне хочется попробовать родить еще раз». Тебе было почти восемь лет, и ей хотелось, чтобы у тебя появился брат или сестра. Она знала, как мне хочется иметь еще детей. И сама хотела того же. «Пожалуйста», – просила она меня. И я… – он покачал головой, – я сказал «да». Нашим чудом Фелисия называла то, что сохранила тогда беременность. Она была очень осторожна. Я тоже. Даже не подходил к ней из-за боязни выкидыша. Все шло прекрасно. Так прекрасно, что я рискнул улететь по делам в Палермо. Всего на неделю, обещал я. Это было важно для слияния компаний. Ей оставалось еще два месяца. И все было в порядке. – Его голос угас, плечи поникли. Сейчас Бенито выглядел стариком.
Джордано ждал, пока отец скажет сам, хотя подозревал, что уже все и без того знает. Ему припомнились слова Изабелл: «Бедный Бенито. Опять как в тот раз». Только теперь он понял, что она имела в виду.
– У нее началось кровотечение. Что-то там с плацентой. Фелисию отвезли в больницу. Когда я смог приехать, ребенок уже родился.
– И умер, – прошептал Джордано. Это был не вопрос. Он знал.
Отец кивнул.
– Мертворожденный. Слишком мал. И неправильно шел. Она чуть не умерла. Если бы это случилось, я никогда не простил бы себе! – Он взглянул на сына, и в первый раз в жизни Джордано увидел муку в его глазах.
Долгое время оба молчали. Джордано пытался припомнить это время, но не был уверен, знал ли он тогда о том, что мать беременна. Хотя можно было догадаться!
– Она не сказала тебе, что ждет ребенка, – ответил Бенито на его невысказанный вопрос. – Не хотела, чтобы ты знал, – на случай, если этого не произойдет. Теперь я думаю, что Фелисия была не права. Но тогда не возражал. В конце концов, думал я, матери виднее.
Его мать, подумал Джордано, должно быть, считала, что поступает правильно, не возбуждая в нем надежды, не желая, чтобы он разочаровался, защищая его.
– До того момента я наделал массу ошибок, – продолжил Бенито, – но потом совершил самую большую. – Он взглянул на Джордано, глаза его горели ярким огнем на посеревшем лице. – Я по-прежнему любил твою мать, но не мог заниматься с ней любовью, потому что если бы сделал это, то она настояла бы на том, чтобы попробовать еще раз. Поэтому мне пришлось держаться от нее подальше. И от тебя тоже. Я переехал в другое место, думая, что этим защищаю ее, что поступаю правильно, решив поступиться своей любовью. – Бенито горько улыбнулся и опустил глаза.– А в результате я потерял ее и тебя.
С трудом сглотнув образовавшийся в горле ком, Джордано быстро заморгал, пытаясь сдержать подступившие слезы. Он не должен заплакать. И не заплакал, во всяком случае до тех пор, пока по щеке Бенито не скатилась слеза и он не притянул Джордано в свои объятия. И тут пришли слезы. Прижавшись к плечу отца, он услышал давно забытую итальянскую речь:
– О сын мой. Я так люблю тебя.
Проснувшись, Шерил, даже не открывая еще глаз, поняла, что его здесь нет. Кровать была пустой и холодной. Она почувствовала себя покинутой.
Шерил попыталась убедить себя в том, что все будет в порядке. Конечно, все будет в порядке! Она переживет это. Другие ведь сумели пережить. Непонятно только как.
Поднявшись, Шерил приняла душ, причесалась, надела свежее платье без рукавов и даже заставила себя слегка подкраситься. «Хорошо выглядишь – хорошо себя чувствуешь», – всегда говорила тетя Нелла.
Только не в этот раз, Нелла. Извини уж, подумала Шерил. Но она старалась. И все обошлось бы нормально, если бы Луиджи не захотел узнать, где Джордано, и, когда Шерил как можно более беспечным тоном сообщила ему, что тот уехал, не разразился слезами.
– Он обещал, что будет здесь! – рыдая говорил мальчик. – Он сказал, что если будет нужен мне, то останется!
– Он оставался, пока был тебе нужен, – успокаивала мальчика Шерил и, посадив его на колени, прижала к себе. Неожиданно это напомнило ей о Джордано, напомнило о том, чего она лишилась. Из глаз ее тоже потекли слезы. Увидев их, Луиджи гневно воскликнул:
– Я его ненавижу!
– Нет, дорогой, ты его любишь, – возразила Шерил. – Именно поэтому тебе так больно.
Но она понимала его чувство, потому что сама испытывала нечто подобное. Любовь и ненависть одновременно. Семье Рикелли надо было бы запатентовать такой коктейль, подумала Шерил с кривой усмешкой.
Когда Изабелла с Аурелией вернулись домой, Шерил не стала ее встречать. Выйдя через заднюю дверь, она пошла через рощу и дюны к заливу. Это семейное дело, сказала себе Шерил. Не надо в него вмешиваться. Умная няня знает, когда ей следует появляться, а когда не следует. Сейчас настало время отойти в сторону, дать окрепнуть связи между Изабеллой и ребенком. Через несколько дней к ним присоединится Бенито, и они заживут единой семьей, семьей, о которой всегда мечтачи.
Конечно, Джордано не будет управлять отцовским бизнесом. Но ей казалось, что теперь Бенито должен лучше понимать своего старшего сына. Вряд ли он узнает, что тот является весьма уважаемым кораблестроителем, но ему известно достаточно. Он видел старшего сына вместе с младшим.
Ее миссия завершена, она может уйти. Хотя, придется, наверное, остаться на несколько недель, чтобы помочь Изабелле окончательно встать на ноги. Но только до тех пор, пока та не почувствует себя способной справляться с обоими детьми. А потом Шерил уйдет.
Свою миссию она выполнила, у нее теперь будет достаточно денег, чтобы спасти дом теток и обеспечить их будущее. Недостатка в рекомендациях тоже не будет. Шерил была уверена в том, что Бенито снабдит ее ими.
Правда, останутся воспоминания. О Джордано.
Присев на склон небольшой дюны, она обняла руками поджатые к груди колени и предалась этим воспоминаниям. Проказливая улыбка. Нога в гипсе. Упрямая челюсть. Смеющиеся глаза. Отсутствующий взгляд. Угрожающий взгляд. Человек, показавший ей смысл любви. Человек, которого она никогда не забудет.
Ветерок с океана растрепал ее волосы. Шерил откинула их назад, и они задели склон дюны. На шею ей попал песок. Она стряхнула его рукой. Песок посыпался опять.
Шерил обернулась, увидела перед собой обнаженные ноги и, подняв голову, встретилась взглядом с Джордано. На мгновение его губы искривились в той самой знакомой проказливой усмешке.
Она глядела на него, не веря своим глазам. Откуда он взялся?
– Старик заставил меня остаться, – объяснил Джордано, будто услышав ее немой вопрос.
– Что ты сказал?
– Старик. – Нетерпеливо повторил Джордано. – Мой отец. Помнишь такого?
– Но он же в больнице.
– Нет. Он нашел меня в аэропорту, перед самым вылетом.
– Что? Как ему это удалось? Он же был под наблюдением врачей и…
– Я еще не встречал людей, способных заставить старика сделать то, чего он не хочет. А в этом случае он был непоколебим.
– И поехал за тобой в аэропорт? Зачем? Чтобы вернуть тебя назад?
– Он хотел рассказать мне историю, – сказал Джордано. – О себе… и о моей матери. – Не глядя на нее, он начал пересыпать песок с ладони на ладонь. – Рассказать о прошлом. О том, о чем мы должны были поговорить много лет назад.
Шерил прикусила язык, не решаясь сказать то, что ей хотелось. Джордано сказал это за нее.
– Ты выполнила свою задачу. Иди. Скажи, что я признал это. – Не в силах произнести ни слова, она лишь молча покачала головой. – Теперь я понял, – продолжил Джордано, вновь отводя от нее взгляд. – Я понял его.
Шерил плотнее обняла колени. Груз, который при виде Джордано начал как будто спадать с ее плеч, почти незаметно стал нарастать вновь. Она попыталась уверить себя в том, что должна быть рада. Рада тому, что Джордано и его отец разобрались в своих отношениях. Рада, что он пришел и сказал ей об этом. Но… Ей хотелось большего, а этого она не получит.
– Однако Бенито все-таки остался Бенито, – сказал Джордано. – Признавшись в том, что сделал сам, он посоветовал мне не повторять его ошибок. – Шерил затаила дыхание. – Он сказал: «Не будь сыном своего отца, Джордано». – Дан довольно удачно сымитировал хрипловатый голос отца. – «Не становись мучеником, отказываясь от любви. Ты будешь дураком, если сделаешь это».
С этими словами Джордано взглянул на нее, и она поняла, что означает выражение «Глаза – зеркало души». Он смотрел на нее именно так.
– Я не хочу уезжать без тебя. Не хочу вообще быть без тебя. Я люблю тебя и хочу на тебе жениться. И, черт побери, можешь быть уверена, – добавил он не то со смехом, не то с рыданием, – я говорю это отнюдь не потому, что послушался отца!
Она сказала «да». Он не обиделся бы, если бы Шерил ответила ему «нет» и даже если бы она сказала, что вообще не хочет больше его видеть. Но был очень рад тому, что этого не случилось. И, услышав ее «да», поняв, что она любит его и выйдет за него замуж, Джордано засмеялся, и они обнявшись покатились по песку.
В последующие несколько месяцев ему пришлось часто смеяться. Но однажды Шерил заставила его кричать от радости. Это было в тот день, когда она сказала ему, что ждет ребенка.
В общем-то Джордано не должен был удивляться: они сделали вполне достаточно, чтобы это случилось. Но почему-то, даже достигнув большого успеха в роли старшего брата Луиджи и Аурелии, Джордано никогда не думал о себе как об отце, и эта новость заставила его немного понервничать.
– Ну что ты беспокоишься, – сказал ему отец. – У тебя будет достаточно поводов для беспокойства, когда ребенок родится. – В глазах отца горел озорной огонек. К этому времени цвет лица у него стал более естественным, с сердцем тоже было получше. – Мне хочется увидеть тебя в роли папаши, – сказал он своему старшему сыну.
– Он хочет увидеть, насколько бестолковым окажусь я, – проворчал Джордано, оставшись с Шерил.
Она обняла мужа руками, из-за ее округлившегося живота, не сошедшимися за его спиной.
– Я этому не верю.
– Зато я верю, – пробормотал он, но не мог сдержать доброй улыбки.
В конце концов она оказалась сильнее и храбрее, чем он. Впрочем, Джордано и не сомневался в этом. Пережив роды Шерил, он гораздо лучше понял боль отца и силу любви матери.
– Больше никогда, – с жаром сказал он лежащей в постели с обвязанным голубыми лентами свертком на руках Шерил. – Это было ужасно. Ты могла умереть!
– Все прошло прекрасно, – сказала она, протягивая ему руку. – Это ты чуть не упал в обморок!
– Я его понимаю, – сказал Бенито, входя в комнату вместе с улыбающейся Изабеллой. Подойдя к Шерил, он ласково поцеловал ее и осторожно коснулся пальцем щеки ребенка. – Назовите его Томмазо, ладно, милая?
Это сообщение редакция готовит, основываясь, к сожалению, только на слухах. Потому что сделка, о которой пойдет речь в конце заметки, готовилась в строжайшей тайне.
Финансовый истеблишмент Филадельфии давно знал о том, что в семействе почетного гражданина нашего города и владельца холдинга «Рикелли корпорейшн» мистера Бенито Рикелли не все обстоит благополучно. Его старший сын Джордано, прославившийся как один из самых заядлых ветрогонов Новой Англии, много лет был с отцом в весьма непростых, чтобы не сказать большего, отношениях.
Похоже, что этому противостоянию поколений пришел конец. Джордано Рикелли остепенился, занялся серьезным делом, женился на очаровательной Шерил Дорси. В предусмотренные природой сроки миссис Джордано Рикелли родила сына, которого, по настоянию деда, нарекли в честь отдаленного предка Томмазо (мать, впрочем, предпочитает звать сына на английский манер – Томасом, Томми).
В ознаменование семейного примирения мистер Рикелли-старший приобрел на верфях Глазго только что построенную большую океанскую яхту «Летучая рыба» и подарил ее сыну. Так что в ближайшие дни Рикелли-младший с женой и первенцем вылетают в Глазго, оттуда вернутся в родной город морем на собственном судне.
Вот тогда мы сможем осмотреть «Летучую рыбу» и в подробностях расскажем читателям нашего журнала, что представляет собой этот корабль.
«Катера и яхты» М 6, 1964 г.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Секретный ключик - Ригерт Ким

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Секретный ключик - Ригерт Ким



Интересный сюжет из семейных жизненных историй.Мне понравилось.Без глупостей и пошлых сцен:только чувства гл.героев.9
Секретный ключик - Ригерт КимЛана
7.12.2013, 18.40





Очень хороший интересный роман.
Секретный ключик - Ригерт Кимчика
3.02.2014, 17.17





Роман хороший,понравился...И вечная проблема:-) отцы и дети:-) даже в чем-то поучительная....вовремя несказанное слово и...потом проблемы.читайте./хотя няня для сына в 32 г-прикольно/
Секретный ключик - Ригерт Кимлюси
10.03.2015, 22.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100