Читать онлайн Опрометчивый поцелуй, автора - Риджуэй Кристи, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опрометчивый поцелуй - Риджуэй Кристи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опрометчивый поцелуй - Риджуэй Кристи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опрометчивый поцелуй - Риджуэй Кристи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Риджуэй Кристи

Опрометчивый поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Рори направлялся к Джилли. Он спешил и два раза проехал на красный свет. Его остановили. Он заплатил штраф и понесся дальше. Неудачи преследовали его не только в дороге, но и все предыдущие дни. Все началось с того, что Грэг, не объяснив ничего, забрал с собой Айрис и уехал в Лас-Вегас. Кроме того, на носу был партийный съезд, а он, как всегда, не подготовился. В голове была пустота, как у обкурившегося подростка. Он знал причину. Черт бы ее побрал! Давно он не влюблялся. Теперь все его мысли были заняты только одним. В голове вертелись воспоминания, как они вдвоем попали в компанию ее друзей и провели прекрасный вечер. И хотя они были на людях, он все время чувствовал, что между ним и Джилли протянута невидимая нить. Стоило им расстаться, как он впадал в депрессию. Он давно понял, что только в присутствии Джилли чувствует себя нормально, может смеяться и говорить все, что думает. Без нее он не мог выдавить из себя и пары слов, а политическая карьера уже не представлялась ему чем-то запредельно недоступным. Он так и думал об этом: «Будь что будет».
Ну а Джилли?! Как только он ее не называл. Все самые грубые слова, которые он знал, были произнесены в ее адрес. Заставить его ждать целых два дня. Даже если между ними заключена сделка, это еще не причина держать его на коротком поводке. Джилли – бездушная, расчетливая женщина. Это совершенно очевидно. Рори решил, что не заберет своего слова назад. Это было исключено – Айрис останется с ним. Только в надежных руках она вырастет нормальным человеком, а не холодным, бесполым существом. Придя к такому умозаключению, он на мгновение испытал облегчение, чтобы в следующую минуту впасть в сомнения и запутаться в собственных чувствах.
Оставив машину на ближайшей стоянке, Рори самоуверенно пошел к магазину «Вещи прошлого», в витрине которого его ждал сюрприз: под его огромной фотографией висели разноцветные шарики, внизу стояла ванна. Но шокировало Рори даже не его фото, а то, что шарики оказались надутыми презервативами. Над фотографией довольно изящно выведенная надпись гласила: «Самый безопасный секс!» – а стрелка указывала, куда надо было идти. Рори остановился. На него налетел прохожий, потом ему наступили на ногу, потом его кто-то обозвал болваном. Потом он сообразил, что надо проследовать в том направлении, куда указывала стрелка. Это оказался магазин «Безопасный секс», витрину которого украшала Джилли. Она была в голубых джинсах и белой блузке, застегнутой всего лишь на две пуговицы, так что одна ее божественная грудь была воплощением витрины секс-шопа. При этом Джилли разговаривала с кем-то в глубине магазина, кого Рори не видел. Ее коралловые губы произносили что-то смешное, потому что Джилли улыбалась. И это взбесило Рори. Не его фото, а именно то обстоятельство, что Джилли улыбалась, когда он – Рори – страдает и не может скрыть своих чувств.
Первым его желанием было развернуться и уехать. Но впервые за много дней ему в голову пришла рациональная мысль: если кто-то из папарацци увидит его фото, а потом и его невесту, украшающую витрину гроздьями презервативов всех цветов радуги, то ему наверняка конец. Все сразу скажут, что он сексуально озабоченный мужчина, а такие в демократической партии не нужны. Нет, сенатор – это бесполое существо с холодной рыбьей кровью. Только таким образчикам чистоплотности можно доверить будущее страны.
Рори поправил солнцезащитные очки и, стараясь не привлекать внимания прохожих, постучал в витрину. Джилли отвлеклась от болтовни и с радостным лицом повернулась к нему. Как только она его увидела, ее лицо изменилось. Оно стало чужим и замкнутым. Джилли уже не улыбалась. Впрочем, Рори это не волновало. В бешенстве он провел большим пальцем по горлу. Джилли не осталась в долгу и адресовала в его сторону вполне международный жест. Что означало одно – отстань! Она отвернулась и продолжила свое безобразное занятие – украшение кухни с манекеном, наряженным в летнее платье и передник, в сережках с фальшивым жемчугом. «Одежда из магазина "Вещи прошлого"», – гласил небольшой плакат. Рори узнал одну из проданных им вещей – платье принадлежало одной из многочисленных жен Родерика. Месяц назад Джилли сама отобрала его в качестве приобретения и не позволила Рори преподнести его в виде подарка. Вместо фруктов Джилли укладывала в вазу связку надутых презервативов. Особенно его возмутил красный цвет, что ассоциировалось у Рори с крайней плотью. Он опять подумал о том, что скажут его соратники по партии, увидев это. Он еще раз постучал по стеклу. Тщетно. Джилли даже не взглянула, а лишь только закусила губу. А ведь это сам Рори научил Джилли лихо обращаться с презервативами. От этой мысли его бросило в холодный пот. Это он приложил неимоверные усилия, чтобы совратить ее. И теперь вместо благодарности она не желает разговаривать с ним. Не приведи Господь появиться здесь какому-нибудь журналисту. Такое безобразие должно быть пресечено. Не вполне соображая, что делает, Рори ворвался в магазин. Какой-то тщедушный продавец, украшенный наколками с ног до головы, попытался преградить ему дорогу. Рори так отпихнул его, что бедняга оказался под прилавком и выглядывал оттуда, как щенок. Рори схватил презерватив красного цвета и закричал:
– Какого черта ты здесь делаешь?
– Это тебя не касается! – Джилли повернулась к нему с бледным раздраженным лицом.
– Нет, касается. Ты моя невеста!
Услышав это, продавец, который к этому моменту вылез из-под прилавка, успокоился и предпочел ретироваться в самый дальний угол магазина.
– Ха-ха-ха… – рассмеялась Джилли. – Я его невеста.
– Что ты здесь делаешь? – еще раз спросил Рори.
– Я не обязана отчитываться… – ответила Джилли.
– И все же?! – Рори пошел пятнами, что служило признаком чрезмерного гнева.
– Ладно, зануда! Я помогаю украшать витрину.
– Выглядишь ты очень неприлично.
– Неприлично? – Она засмеялась.
Ее смех болью отозвался в Рори. Также она смеялась у него в доме, когда им обоим было хорошо. Красный цвет снова привлек его внимание.
– А ты не думаешь, что в таком виде соблазняешь мужчин? Любой Том, Дик или Гарри может посчитать тебя доступной женщиной. У тебя могут быть неприятности!
– Неприятности? – удивилась Джилли. – Подумаешь! Может быть, я мечтаю кого-нибудь соблазнить?
Рори заскрипел зубами.
– Не говори пошлостей, а то…
– А то что? – спросила она. – Ты меня ударишь? А может быть, поведешь под венец? Но я тебе уже ответила.
– Я не хочу, чтобы о тебе подумали плохо.
Он показал на пачку презервативов, которую она держала, и схватил ее. Но Джилли не отпустила. Она потянула ее к себе.
– Что естественно, то не безобразно, – заявила она ему.
Рори в голову пришла мысль, что ее соблазнил тип в наколках.
– Ты с ним спишь? – спросил он, косясь на продавца. Джилли засмеялась.
В отместку он потянул пачку к себе, и презервативы рассыпались. Они были цветные: красные, зеленые, голубые, цвета плоти и даже с пупырышками в виде бриллиантов.
– Ого! – удивился Рори. – Кто-то пользуется и такими?
– Я не знаю. Наверное, тот, кто не может позволить себе настоящие бриллианты, – огрызнулась она. – Отдай!
Она потянула к себе, но Рори не отпустил.
– Джилли, я уже спокоен… – Она перебила его:
– Зачем ты пришел?
– Мне хотелось тебя увидеть.
– Ты приносишь несчастья, – сказала она. – Мне от тебя ничего не надо. К тому же ты не держишь слова.
– Я не держу? – удивился он.
– Если ты будешь меня преследовать, я позову полицию, – сказала Джилли.
– Отлично! – воскликнул Рори. – А я заявлю, что ты меня бросила!
– Рори… – вздохнула она, – ты мне надоел.
– Если я тебе надоел, почему ты не прогонишь меня? Ты мое мучение! – Джилли замерла.
– Правда? – спросила она.
– Правда, – подтвердил Рори.
– Ну тогда отдай! – Она потянула презерватив к себе. – Я помогаю соседу украшать витрину. Что в этом плохого?
– Как только мы поженимся, ты бросишь это постыдное занятие!
– Рори, я не пойду за тебя замуж!
– Ты не пойдешь, так я тебя силой возьму!
– Ну ладно! – сказала она. – Хватит ссориться.
– Пусть твои друзья приходят в субботу и отбирают нужные им вещи, а ты идешь со мной на вечеринку. – Он потянул презерватив в свою сторону.
– И это все? – спросила она.
– Я еще хотел бы, чтобы ты осталась на ночь.
– Ага! – многозначительно произнесла Джилли. – Так бы и сказал. Рори, я не хочу у тебя ночевать.
Он сжал губы.
– Хочешь!
– Не хочу!
– Но это глупо!
– Ну и что?! – удивилась она.
Рори посмотрел на улицу. За витриной собралась небольшая толпа, которая с любопытством наблюдала за их перепалкой. В один миг у него в голове пронеслась передовица утренних газет: «Рори Кинкейд в роли жиголо!» Или: «Наш будущий сенатор посещает секс-шоп!» Он хорошо знал журналистскую кухню – его отец был совладельцем семи телевизионных каналов.
– Джилли… – процедил он сквозь зубы.
– Почему бы тебе не уйти? – спросила Джилли. – На нас смотрят.
Почему она его бесит? Почему бы ему не уйти гордо? Когда он думал об этом, то не находил ответа. Не потому ли, что она отказывает ему в плотских радостях?
– Черт! – Рори выругался. – Джилли, я тебя очень прошу…
– И не подумаю. Нашел вертихвостку.
– Но почему? – удивился он.
– Господи! – Она глубоко вздохнула. – Да потому что ты меня используешь. Вот тебе презерватив, иди сними любую проститутку. – С этими словами она отпустила презерватив, и он больно ударил Рори по руке.
– Интересно как? – Он все еще был способен пререкаться, хотя понимал бессмысленность этого занятия.
В этот момент сверкнула фотовспышка, и Рори был запечатлен с презервативом в руках.
– А теперь ты меня используешь! – крикнул он. Со стороны улицы их беспардонно фотографировали. Упрямое выражение его лица не изменилось. Джилли испугалась:
– Что теперь будет?!
– Ничего, – сказал Рори. – Меня благополучно утопят.
– Правильно сделают, – сказала Джилли.
– Но если ты придешь, их карта будет бита.
– Я не обязана… – начала Джилли, а потом засмеялась.
– Что? Что еще смешного? – удивился Рори.
– Твой презерватив… – Джилли показала куда-то вниз.
Рори перевел взгляд – и действительно: красный презерватив, зацепившись за его пояс, свисал, как язык собаки. Рори сделал неуловимый жест, словно женщина прикрывающаяся на пляже. Злополучный презерватив упал на пол. Но было поздно – вспышки фотоаппаратов сопровождали каждое его движение. Джилли не прекратила смеяться. Рори едва не взорвался от гнева. Увидев его лицо, Джилли оборвала смех.
– Хорошо, – сказала она, в ее глазах прыгали смешинки, – но я не стану спать с тобой.
– И слава Богу… – процедил Рори.
Ее вызывающий смех все еще звучал у него в ушах. Вдруг он сам засмеялся. Джилли с удивлением посмотрела на него. Рори смеялся долго и естественно.
– Бедняжка… ты тронулся умом? – спросила Джилли.
– Нет! Я представил, как выгляжу оттуда. – Он потыкал в сторону папарацци, которые облепили витрину, как пиявки.
– Рори! – воскликнула Джилли. – Ты делаешь успехи!
– Я всегда готов посмеяться над самим собой.
– Ой ли? – удивилась она.
– Отныне – да!
– Ну вот… для этого понадобилась встряска.
– Да, – признался он, – ты права, тысячу раз права.
Три дня спустя Рори Кинкейд стоял в игровой комнате Айрис и вспоминал, каких трудов ему стоило помириться с Джилли. Во внутреннем кармане белого пиджака у него лежала бумага с речью, которую он собирался произнести сегодня вечером. Разноцветные огни гирлянд украшали террасу. Оркестр настраивал инструменты. Напротив в баре суетилась прислуга. Столы были расставлены таким образом, чтобы середина террасы осталась свободной для танцев. Чуть сбоку стояла небольшая трибуна, с которой сенатор Фитцпатрик должен был представить собравшимся нового кандидата в сенаторы от демократической партии. Вдобавок пиротехники готовились запустить в небо сотни петард и огней. Но это было сюрпризом. Об этом знал лишь Грэг.
Правда, Рори считал, что шумиха в прессе и на телевидении по поводу его официального провозглашения в кандидаты не должна быть столь очевидной. Кто-то режиссировал умело и дальновидно, и он же, вероятнее всего, заткнул рот желтым газетам, потому что после той сцены в магазине в прессе не появилось ни одной фотографии. Возможно, договор был заключен при условии, что Джилли все еще является невестой Рори. А вот в этом он не сомневался и поэтому был спокоен.
Рори снова потрогал бумагу, проверяя, на месте ли она. Его речь – это всего лишь намерение изменить общество. Сам он не представлял, что когда-нибудь осуществит его. Но главное было – сделать следующий шаг, и он был готов к этому.
– Айрис… Айрис… ты уже готова? – позвал он. Только сегодня после обеда Грэг вернулся с ней из Лас-Вегаса, и, естественно, Айрис долго спала. Однако всем известно, что у Айрис скверный характер. Она высунулась в приоткрытую дверь и заявила:
– Ты же знаешь, что я для тебя тетя?!
Этому ее научил Грэг, который был поклонником демократических традиций.
– Знаю, знаю… душа моя… – вздохнув, ответил Рори, думая, что в данном вопросе Грэг совершил стратегическую ошибку. Арсенал воздействия на Айрис при такой постановке вопроса сводился к нулю. Чего Грэг, конечно, и добивался.
Айрис священнодействовала в комнате.
Рори подумал, что так и не научился разбираться в капризах Айрис и с трудом находит с ней общий язык. Единственная его надежда на успех заключалась в том, что с переездом в Лос-Анджелес их взаимоотношения претерпят изменения в лучшую сторону. Но, честно говоря, он представлял себе это весьма туманно. Если бы не чувство долга перед дедом, перед братом, да и вообще семейная честь, он бы предпочел, чтобы Айрис воспитывала мать. Но эта мысль, которую преподнесла ему Джилли, казалась преждевременной.
Он выглянул из окна, проверяя, требуется ли его вмешательство в процесс подготовки празднества, и убедился, что все делается так, как он указал в плане, над которым так долго трудился. Парковые ворота, украшенные гирляндами живых роз, были распахнуты, в кронах деревьев горели гирлянды, а живые изгороди были украшены разноцветными воздушными шарами, наполненными гелием и подсвеченными снизу фонарями.
Комнаты первого этажа, очищенные от одежды благодаря усилиям Джилли, были готовы встретить гостей. Сервировкой занимались друзья Джилли, которые приехали еще рано утром. Изысканные запахи, доносящиеся с кухни, убеждали его в том, что там трудятся профессиональные повара. Рори волновало, как справится команда официантов, которых пришлось нанять. Сегодня Кэйдвотер обслуживали знакомые Джилли – Пауль и Трэн. В них Рори был не очень уверен. Главное было не ударить в грязь лицом перед сливками демократической партии, которые, несомненно, привыкли к обслуживанию на высшем уровне. Кроме того, Рори беспокоила мысль о безопасности. Он нанял профессиональных телохранителей. Наверняка в городе помнят о подмоченной репутации Кэйдвотера, и Рори всеми силами стремился доказать, что времена вакханалий канули в Лету и что новый хозяин поместья исповедует совершенно иную мораль – мораль, которая приведет его в высшие круги общества.
Именно в этот момент Айрис вышла из детской. Рори удивился.
– Нет! – вырвалось у него.
Айрис повелительно топнула ножкой.
– Мне это идет! – заявила она.
Накануне миссис Мэк купила ей платье. Рори сам разглядывал его – вполне приличный костюм из голубого шелка, с лентами. Гордая Айрис заявила, что самостоятельно подготовится к вечеру, освободив таким образом миссис Мэк, которая занималась другими делами. Взглянув на свою малолетнюю тетю, Рори понял, что Айрис еще не умеет одеваться без помощи няньки. Юбку она подняла до уровня груди, очевидно, вообразив, что это топ. Блузка была опущена на талию, а голубые колготки были повязаны на голове в виде тюрбана. Фирменные черные кожаные туфельки Айрис умудрилась обуть, перепутав правую и левую.
Рори чуть не упал в обморок. Он тяжело задышал, собираясь с мыслями. Он понял, что она его злит специально. Он читал об этом в книге, которая последние годы стала его настольным пособием. В этой книге давалось множество советов, но когда Айрис вытворяла что-либо подобное, все советы тут же вылетали у него из головы, а им овладевало холодное бешенство. Он досчитал до десяти и произнес дружелюбным тоном:
– Ты сделала немного не так. Надо переодеться.
– Ага! – произнесла Айрис и выразительно посмотрела на него.
«Виноват Грэг…» – решил Рори.
– Айрис, пожалуйста, не спорь.
– Еще чего! Идем к гостям!
– В таком виде я тебя никуда не поведу.
– Хорошо, оставайся здесь. – Айрис решительно направилась вниз.
– Ты куда? – спросил Рори. Айрис сочла нужным объяснить:
– Ты можешь прохлаждаться здесь, а я встречу гостей.
– Они будут смеяться, – сказал Рори.
– Над чем? – удивилась Айрис.
– Над тобой, – объяснил Рори.
– Да? – впервые усомнилась Айрис.
– Конечно, – заверил ее Рори. – Ты одета не по моде.
– А как это – «по моде»?
– Сейчас никто не носит тюрбаны. Топ тоже не годится. Да и руки у тебя голые.
– Ты воображала… – обиделась Айрис. – Я никогда не буду жить с тобой и никогда не буду твоей маленькой девочкой!
– Мы поговорим об этом позже. А теперь надо все надеть правильно.
– А мне нравится так! – заявила она.
– Я все слышу. – Перед ними вырос Грэг. Он был одет в джинсы и рубаху.
– А ты почему не в костюме? – удивился Рори.
– Я передумал…
– Что значит передумал?
– Я не участвую в вечеринке.
– Как это так? Ты мне испортишь вечер.
– Ну и что? – сказал Грэг.
– Так! – произнес Рори. – Вы сговорились?!
– Нет… – хором ответили Айрис и Грэг.
– Тогда в чем дело?
– Синяя шляпа, зеленая шляпа, да, жучок, – произнес Грэг, глядя на Айрис.
Айрис заулыбалась.
– Это из моей книжки, – сказала Айрис. – В ней говорится об индюке, который все надевает не так.
Рори понял, что попал впросак – надо знать, что читает твой ребенок. Рори зашаркал ногами.
– Ты хочешь походить на индюка? – спросил он у Айрис.
Она надула губы.
– Я не индюк.
– Но ты одета как индюк. Иди оденься как человек, а я поговорю с Грэгом.
Айрис вздохнула и подчинилась. Правда, Рори услышал сентенцию своей тетки:
– Как мне все надоело… – И она хлопнула дверью.
– Извини ее, – сказал Грэг. – Я поговорю с ней. – Рори покачал головой:
– Ты за нее не отвечаешь. – Лицо Грэга странно изменилось.
– К счастью, отвечаю… Со вчерашнего дня…
– Объяснись, – попросил Рори.
– Вчера я женился на Ким – матери Айрис.
– Вот зачем ты ездил в Лас-Вегас… – догадался Рори. – Нет… не может быть… Ты меня разыгрываешь?
– Я полюбил ее, когда она еще была женой Родерика.
– Ты отец Айрис?
– Я тебя убью! – сказал Грэг. – Айрис – дочь Родерика.
– Значит, ты во всем виноват?! – заключил Рори.
– Да, мне не удавалось сдерживать свои чувства, и поэтому дед выгнал Ким из дома.
Рори сделал жест, которым остановил Грэга.
– Извини, я не знал об этом. Старик женился на восемнадцатилетней… В конце концов, он понимал, на что шел… выходит, он выгнал ее и лишил ребенка.
Лицо Грэга посветлело.
– Вот за это я люблю тебя. Ким сейчас надо успокоиться. Она должна забыть прошлое. А когда найдет в себе силы, она сама расскажет обо всем.
– Грэг, – сказал Рори, – ты женился на бывшей жене твоего деда. Матери его ребенка. Даже наш отец не заходил так далеко.
Грэг кивнул.
– Увы, жизнь – сложная штука, Рори… И мы с Ким хотим, чтобы ты передал нам опекунство над Айрис.
Рори ответил:
– Ты шутишь, Родерик доверил опекунство мне…
– Но я жил с ней всю ее жизнь. Я – самое близкое существо, которое было у нее вместо отца, и я хочу быть ей отцом. – Глаза Грэга стали влажными. – Родерик мстил мне из могилы. А для Айрис лучше жить с нами.
– Я не был бы Кинкейдом, если бы поверил тебе. Ты такая же увлекающаяся натура, как Даниэль и Родерик…
Грэг опешил.
– …и доверять тебе воспитание Айрис было бы верхом безответственности…
Рори походил на насупившегося бычка. Грэг молчал. Потом он сказал:
– Посмотри, все, к чему ты прикасаешься, рушится…
– Да? – удивился Рори.
– …твоя странная помолвка, которая ни к чему не обязывает… твое увлечение политикой, ради которой ты готов на все… Что ты о себе возомнил? Ты думаешь, что никто ничего не видит? Ты считаешь себя пупом Земли, а твоя нравственность – индульгенция для глупости. Что ты можешь дать Айрис, кроме кичливости и высокомерия? Ничего! Ты холодный, бездушный эгоист. И если наш отец и дед делали что-то плохое, то по крайней мере с чувством. Я в отличие от тебя не стесняюсь своего родства, и Кэйдвотер для меня – родной дом, и не жди, что я уступлю тебе Айрис без борьбы. Так что готовься!
По лицу можно было понять, что он готов броситься на брата. Но в этот момент Рори позвали.
– Мистер Рори! – донесся голос миссис Мэк. – Гости прибывают!
Рори закрыл глаза. Он абсолютно забыл о гостях. Впервые за много лет ему читали нотацию. Да еще кто? Собственный брат, которого он считал слабаком. И, честно говоря, он не знал, как правильно поступить.
– Мистер Рори! – снова позвала миссис Мэк. Он открыл глаза.
– Иду! – отозвался он. – Мы еще поговорим, – сказал он брату, – и тогда, клянусь, ты возьмешь свои слова назад.
– Не пыжься, лопнешь! – ответил Грэг.
– Клянусь, Айрис останется со мной!
– А вот об этом мы поговорим в суде.
– В суде?.. – удивился Рори. – Да у меня… – Но его позвали в третий раз:
– Рори…
И кажется, это был голос Джилли. Бросив на брата уничижительный взгляд, Рори поспешил вниз. Джилли стояла в фойе. Прежде чем она его увидела, он придал своему лицу радостное выражение. Впрочем, он не кривил душой, потому что при виде Джилли сердце его учащенно забилось, а в ушах появился странный гул.
– Ты опоздала, – сказал он.
Он понятия не имел, который сейчас час, и забыл о том, говорил ли ей вообще о времени приезда.
Она подняла подбородок и прищурила свои прекрасные зеленые глаза.
– Ты не сказал мне о времени…
Он пропустил ее фразу мимо ушей, ибо с того момента, когда она начала говорить, вообще впал в ступор, потому что ее голос для него был как божественная музыка.
Она всегда была сообразительна. А выглядела она – Боже, она выглядела сказочно. Пышногрудая, с тонкой талией… Ее длинная юбка была бледно-розового цвета, она обтягивала бедра, расширяясь книзу. Крошечный розовый свитер с рукавами-крылышками скрывал все ее прелести до талии. Губы были накрашены помадой темно-розового цвета, а темные волосы спиральками свисали до плеч. В волосах переливались драгоценности – крошечные рубины в форме поцелуев. Рори пришел в себя и заморгал. Не думая ни о чем, он потянулся к ним. Она отступила на шаг назад, и это движение открыло его взору маленькую полоску живота между поясом юбки и свитером. В ее пупке был большой рубин. Рори забыл обо всем на свете. Еще мгновение, и он схватит ее в охапку, чтобы унести в спальню. Он нашел в себе силы, чтобы произнести:
– Джилли…
Сколько раз он произносил это имя!..
– Рори! Вот вы где! Куда нам идти? – Он не мог оторвать взгляда от Джилли.
– Что? – спросил он рассеянно.
– Мы ищем Пауля и Трэна…
Рори посмотрел на вновь вошедших, за ними толпились люди, и тут же уставился на Джилли.
– Рори, – напомнила Джилли, – к тебе пришли Ора и доктор Джон.
Рори очнулся. Действительно: гадалка и доктор были в одинаковых красных жилетах.
– Вы близнецы? – спросил он шутливо.
– Конечно, – ответил доктор Джон.
– Мы пришли, чтобы помочь Паулю и Трэну, – добавила, улыбаясь, Ора. Ее книга, как всегда, была у нее под мышкой. – Что вы думаете о наших жилетах? Я достала свою старую швейную машину и сделала их сама. Французский шов. Они скроены по лекалам, хорошо смотрятся, чистка им не нужна, а вот отутюжить не мешало бы.
Рори смотрел на нее. Она не только напоминала Марию Стюарт, но и говорила, как домашняя дуэнья.
– Жилеты прекрасные, – сказал он. Ора улыбнулась:
– А теперь скажите, где Пауль и Трэн? Мы пришли помогать.
Идея гостей помогать официантам Рори пришлась не по вкусу – мало ли что они выкинут по неопытности.
За массивной фигурой доктора Джона Рори разглядел радостно улыбающегося продавца магазина презервативов, два передних зуба которого были украшены изображением американского флага. Рори даже не понял, как это сделано. За этим человеком стояли еще несколько таких же разукрашенных попугаев. Сам же доктор выглядел словно елочная игрушка – он был увешан кольцами во всех местах, где только можно было их нацепить. С трудом подыскав слова, Рори ответил:
– Пауль и Трэн на кухне. Туда, пожалуйста.
Он посмотрел, как вся группа прошествовала клевому крылу здания. У одного из мужчин волосы были длиной до пояса.
«Что из этого выйдет?» – обреченно подумал он.
– Это ты их позвала? – спросил он.
– Нет, конечно, – Джилли покачала головой, – они пришли помочь приятелям и тебе заодно.
При каждом движении в ее волосах вспыхивали рубины.
– А я уже решил, что ты мне мстишь.
– Рори… – иронически вздохнула она. – Все кончено. Ты пригласил меня как приятельницу. Сегодня сбудутся твои политические мечты – и я тебе не нужна.
– Я еще не попадал в такую переделку ни с одной из женщин, – простодушно посетовал он.
– Я тоже, – ответила Джилли. – Гордиться в общем-то нечем.
– Да, я согласен, – обреченно вздохнул Рори. – Ты не даешь мне ни одного шанса.
– Рори, – напомнила она, – ты их давно растерял.
– И все-таки мне не совсем по душе твои знакомые. Они могут испортить вечер.
– Рори, выгони их сам! Или хочешь, чтобы я это сделала?
– Нет, нет! – воскликнул он. – Я знаю, тогда ты уйдешь!
Джилли прищурила свои прекрасные глаза.
– Почему ты всегда все делаешь по-своему? Почему ты не принимаешь мою сторону?
– Тебе будет неприятно, – сказала Джилли.
– И все-таки я хочу услышать правду.
– Видишь ли, ты смотришь на меня и на моих друзей свысока. Для тебя они всего лишь люди, которые живут в том квартале, где живу я. По сути, ты никого не любишь. У тебя есть цель, и ты идешь, расталкивая людей локтями. Ты пресмыкаешься перед людьми, от которых зависишь, а на всех остальных тебе наплевать.
– У тебя странная точка зрения, – выдавил он из себя.
– Моя точка зрения состоит в том, что надо любить людей.
– Джилли, – признался он, – моя единственная слабость состоит в том, что я люблю женщину, которая избегает моей любви по одной странной причине – в юности ей нагадали, что она не должна зависеть от мужчин. Это ли не глупость?
– Нет, Рори, – покачала головой Джилли, – ничего ты не понял. Ничего ты не видишь и ничего не понимаешь.
Она привела его в бешенство.
– Наверное, я действительно чего-то не понимаю, – согласился он, – но я стремлюсь стать лучше. И разве моя беда в этом? Нет, я думаю, моя беда в том, что ты меня не понимаешь.
– Если ты действительно так думаешь, то ты станешь сенатором. Так что давай становись им, но мы расстанемся, потому что ты будешь жить в другом мире – в мире, который мне не нравится.
– Что тебе нравится? – спросил Рори. – Твои друзья? И твой магазин?
– Да, представь себе, нравятся. И еще мне нравился ты. Но ты этого не понимаешь.
– Не понимаю, – согласился он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опрометчивый поцелуй - Риджуэй Кристи



не смотря на страстное влечение главных героев др к др,они не сразу приходят к взаимопониманию. Все наши "демоны" (недоверие, неправильное восприятие действительности)родом из детства - от бездушного отношения близких к ребенку. Любовь лечит!!! Наравне с Рори и Джилли к главным героям отношу и Грэга - брата Рори, и Ким - подругу Джилли. Аннотация к книге передаёт сюжетную линию.
Опрометчивый поцелуй - Риджуэй КристиHelen
29.11.2011, 11.11





Так себе. Не тронудо душу. 7 из 10.
Опрометчивый поцелуй - Риджуэй КристиВалентина
12.12.2013, 21.23





Понравилось начало романа, не более...
Опрометчивый поцелуй - Риджуэй Кристиелена:-)
9.03.2015, 14.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100