Читать онлайн Страстная и непокорная, автора - Рид Пола, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страстная и непокорная - Рид Пола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страстная и непокорная - Рид Пола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страстная и непокорная - Рид Пола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рид Пола

Страстная и непокорная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

В кухне, как всегда, царила удушающая жара, но Мату знала, что здесь легче всего узнать, что происходит в большом доме, а потому терпела. Сейчас она помогала Кейе рубить овощи на небольшом столике, который стоял под окном, выходящим на дом.
— Эта женщина пьяная, моя точно тебе говорить, Мату, — комментировала события Кейя. — За завтрак она выглядеть немного сумасшедший. Потом она приходить в кухня и забирать бутылка ром.
Мату кивнула, но болтовня Кейи заставила ее задуматься. Любителем выпить был хозяин, а не хозяйка. Для успокоения нервов Иоланте требовался кто-то с черным цветом кожи. Сейчас дело шло к вечеру, значит, хозяин может вернуться в любую минуту. Если бы Иоланта хотела кого-нибудь выпороть, она бы уже это сделала.
Кейя выглянула из окна, выходящего на сахароварню и мельницу.
— Приехать! Хозяин! Он на мельница!
Мату подошла к тому же окну. Эдмунд спрыгнул с лошади, к нему подошел управляющий и заговорил. Разговор шел явно на повышенных тонах, собеседники говорили все громче, Мату уже слышала каждое слово. Хозяин ругался, и очень грубо. Мату обернулась к Кейе, глазами показала на Эдмунда, потом на дом.
— Нет, Мату, — запротестовала Кейя. — Они поймать твоя, , если твоя подслушивать, бить до смерть.
Но Мату было уже все равно. Она должна узнать, что произошло с Грейс. Она все еще надеялась, что капитан придет в себя, а если нет, она, Мату, должна убедиться, что отец Грейс поступит как должно. Сама Грейс не виновата в том, что случилось. А потому Мату отмахнулась от возражений Кейи и продолжала внимательно наблюдать за домом. Эдмунд бросил поводья рабу, схватил с седла дорожную сумку с одеждой и кинулся в дом. Мату выскочила следом, бросила быстрый взгляд на сахароварню, убедилась, что оттуда никто ее не видит, метнулась к дальней стене дома, согнулась под одним из окон, а потом слегка приподнялась, так, чтобы глаза оказались вровень с подоконником.
Эдмунд, швырнув сумку на пол, рухнул на один из обитых гобеленом стульев, взял в руки вышитую Иолантой подушку и уставился на нее неподвижным, полным отчаяния и ненависти взглядом.
— Глупая женщина, — пробормотал он и отшвырнул подушку, которая заскользила по деревянному полу и задержалась у задней двери.
По лестнице за его спиной величественно спускалась Иоланта. Она надела одно из лучших своих платьев — шелк цвета сапфира, который идеально подчеркивал ее безупречно белую кожу.
— Эдмунд? — мягко проговорила она. — Слава Богу, ты вернулся. Случилось нечто ужасное!
Эдмунд не шелохнулся, даже не дал себе труда повернуться к ней. Напряженным голосом он произнес:
— Я уже слышал, Роджер мне все рассказал.
— Рассказал, что здесь был муж Грейс? О, Эдмунд, этот человек вел себя как сумасшедший!
Наконец Эдмунд поднялся и бросил на жену взгляд, полный презрения.
— Потому что ты не могла заткнуть свой поганый рот! Черт возьми, что ты натворила, Иоланта?!
— Рано или поздно он все равно бы узнал. Глупо думать, что ты вечно смог бы это скрывать.
Эдмунд мрачно хохотнул:
— Конечно, глупо, если иметь в женах тебя. Иоланта с трудом скрыла довольную усмешку.
— Разумеется, я одна виновата. Что ты собираешься теперь делать?
— Не знаю, — отвечал Эдмунд, но его рука уцепилась за спинку стула и конвульсивно сжалась.
Прячущаяся под окном Мату судорожно вздохнула. Ей казалось, хозяйка умышленно его раздражает. Мату лучше всех знала, насколько важна для него эта тайна, и, увидев, как смягчилось лицо Иоланты, рабыня облегченно вздохнула.
— Ты считаешь, что я воспользовалась первым же удобным случаем, чтобы разрушить твою жизнь, но это не так. Выпей, Эдмунд. Выпей и послушай, что я тебе скажу. Это тебе не повредит. — Она взяла со стола бутылку и протянула ее мужу, словно предлагала мир.
Эдмунд выхватил у нее бутылку.
— Мне, видимо, потребуется что-нибудь крепкое, чтобы выслушать всю ту ложь, которую ты напридумывала со вчерашнего дня.
— Если ты уже все решил, — оскорбленным тоном отвечала Иоланта, — тогда мне, конечно, не стоит тратить силы и время.
Эдмунд сделал большой глоток, плюхнулся на стул и с недовольством стал рассматривать бутылку.
— Какая-то дрянь, — пробормотал он, потом перевел скептический взгляд на жену. — Никогда не говори, Иоланта, что я — человек несправедливый. Я выслушаю тебя. Будем надеяться, твои выдумки окажутся лучше, чем этот ром.
Мату впилась глазами в бутылку рома в руках у Эдмунда. Хозяйка явно из нее не пила.
— Выпей еще глоток, — настаивала Иоланта. — Смею утверждать, что горечь, которую ты почувствовал, у тебя в душе. Хоть на минуту допусти, что ты можешь не знать всех фактов. Лично я склонна считать, что Грейс просто сбежала.
Эдмунд оскорбительно рассмеялся и сделал еще один большой глоток из бутылки.
— Ты, дорогая, могла бы придумать что-нибудь получше! Иоланта присела на другой стул и облокотилась на разделявший их столик.
— Кто знает, что между ними произошло? Она, вероятно, сама рассказала ему кое-что из своего прошлого. Капитану Кортни пришла в голову дикая мысль, будто я послала своего брата похитить Грейс. Откуда бы ему знать о Жаке, если не от самой Грейс? И кто знает, как он себя повел, когда она ему рассказала? Когда он прибыл сюда, то был явно не в своем уме. Я даже опасалась за свою жизнь.
Эдмунд еще раз приложился к бутылке и мрачно задумался.
— Глупая девчонка! — наконец воскликнул он. — Ей не следовало рассказывать об этом. Зачем это нужно?
Иоланта следила, как он пил, и в глазах ее разгорался непонятный огонь.
— Очевидно, капитан пришел от этого в бешенство. Он был просто вне себя от ярости. И он знал, что Грейс не моя дочь, что мы ему солгали. Что оставалось делать? Я и в самом деле боялась, что он убьет меня, если я хоть как-то его не успокою. Он вел себя просто дико. Толкнул меня, наступил мне на платье!
— Черт возьми тебя и твои проклятые платья! — И он сделал еще глоток.
— Розовое с шелковой лентой.
— Заткнись! — злобно вскричал Эдмунд. — Значит, Грейс могла сказать ему, а уж ты постаралась, чтобы у него не осталось никаких сомнений! — И Эдмунд снова поднес быстро пустеющую бутылку к губам. — Господи! Никогда не пил такого вонючего рома!
— Да, ты что-то плохо выглядишь, — сладким голосом подтвердила Иоланта.
У Мату заколотилось сердце. Она своими глазами наблюдала, как Иоланта убивает мужа! Негритянка понимала, что должна это как-то прекратить, но все происходило так быстро! Она не могла придумать, как поступить. Эдмунд попробовал встать, но не смог выпрямиться и прижал руку к желудку.
— Что случилось? — воскликнула его жена. — Неужели так больно признать, что ты вовсе не такой хозяин своим женщинам, каким себя воображаешь?
Эдмунд хотел поставить бутылку на чайный столик, но она выскользнула из его руки и упала. Из горлышка потекла золотисто-коричневая жидкость.
Иоланта засмеялась:
— Вот теперь ты увидишь, что власть принадлежит мне, а не тебе! — Она стояла и с любопытством наблюдала за мужем, который покачивался на ногах и никак не мог выпрямиться.
Белыми ухоженными руками она гладила его по щекам, спустилась ниже — к груди.
Эдмунд схватил жену за кисть, в его глазах заметалась паника. Мату тотчас узнала выражение восторженного экстаза, появившееся на лице хозяйки.
Рухнув на колени, Эдмунд поднял глаза на жену. На лице его появились красные пятна, он захрипел, хватая ртом воз-дух.
— Иол…
— Тихо, Эдмунд! — резко бросила Иоланта, вырвала у него свою руку, взяла мужа за голову и поцеловала в губы долгим поцелуем.
Чтобы сдержать крик, Мату зажала себе ладонью рот. Друг капитана Кортни оказался прав — Иоланта Уэлборн была настоящей сумасшедшей.
Когда Эдмунд упал на пол, Иоланта, забыв о своем дорогом платье, опустилась на колени рядом с ним, не обращая внимания на пыль. Он лежал, шумно хватая ртом воздух, и ее дыхание, раз за разом, в точности совпадало с его мучительными вздохами. Из губ вырывались негромкие взволнованные вскрики.
— Oui, oui, — приговаривала она, наблюдая, как корчится в агонии его тело.
Мату почувствовала тошноту. Она не любила хозяина, честно говоря, ей было наплевать, жив он или умер, но то, что она сейчас видела, вызывало в ней непередаваемое отвращение. И что станет с ними со всеми, когда власть на плантации перейдет к Иоланте? Не будет никого, кто мог бы ее сдержать и остановить! Плантация Уэлборна и так ад на земле, но теперь станет ясно, что это было лишь преддверие ада.
Сейчас из комнаты доносилось дыхание лишь одного человека — Иоланты, которая с перекошенным лицом лежала рядом с мужем, закрыв глаза. И Мату поняла, что выбора у нее нет.
Она беззвучно поднялась и метнулась к задней двери. С сахароварни никто по-прежнему не смотрел на большой дом. Она тенью скользнула в гостиную, ее босые ноги неслышно пролетели по полу. Когда Мату нагнулась и подхватила подушку, которую Эдмунд небрежно швырнул в угол, Иоланта повернула голову и открыла глаза. Хозяйка не успела подняться, а Мату уже прыгнула на нее и что есть силы прижала подушку к ее губам.
Иоланта словно клещами вцепилась в служанку, пытаясь оторвать ее от себя, но Мату грудью навалилась на подушку, захватила кисти Иоланты, подняла их к ее лицу, надавила ими на подушку. Их пальцы переплелись. Мату понимала, что должна держать Иоланту так, чтобы осталось как можно меньше синяков и царапин. Она лежала, не смея пошевелиться даже после того, как Иоланта затихла и обмякла.
Наконец, когда сердце Мату успокоилось, а сердце Иоланты уже не билось, негритянка убрала подушку с ее лица. Невидящие карие глаза смотрели прямо в лицо служанке. Мату содрогнулась и птицей взлетела на второй этаж, чтобы убрать подушку в комнату Иоланты. Тут, на небольшой тумбочке, рядом с любимым хозяйкой миндалем стояли два пузырька со следами какого-то белого порошка.
Мату схватила их и выглянула в окно. На заднем дворе было пусто. Она снова слетела вниз и вложила один из пузырьков в еще теплую руку Эдмунда, потом подхватила Иоланту под мышки и оттащила ее к дивану. На чайном столике находилось еще одно блюдо засахаренного миндаля. Мату сняла крышку и сбросила блюдо на пол. Орехи раскатились по полу. Она подняла два орешка, и с решительным видом просунула их в глотку мертвой хозяйки. Потом подняла руки женщины к горлу и пристроила тело так, чтобы поза больше не менялась.
Осталось только сообщить управляющему о своей мрачной находке.
Диего стоял у штурвала своего небольшого торгового судна «Магдалина» и пытался забыть о боли в спине. Оказавшись на борту, сеньора Кортни проявляла такую трогательную благодарность, так старалась больше ни в чем не оказаться помехой, проявляла готовность спать в самом крошечном уголке, который он мог для нее подыскать! Как он мог поступить в таких обстоятельствах? Только предложить ей свою каюту, а сам отправиться спать в матросскую койку вместе с командой. Ну хорошо, надо попытаться спать. Привычной удобной кровати ему очень недоставало. В следующий раз, когда на борту окажется женщина, она будет жить в каюте первого помощника.
Движения наверху привлекли внимание нескольких человек из команды, а потом и самого Диего. Значит, гостья проснулась. У нее не было одежды, поэтому ей пришлось надеть кое-какие вещи Галено. Но даме не пристало появляться перед командой в одних кюлотах, а потому она оставила камзол Диего, который доходил ей до колен и скрывал почти всю фигуру. Однако глазам открывались стройные бедра, и от них не мог отвести взгляд ни один человек из команды. Кисти рук скрывались за подогнутыми обшлагами камзола. Грейс, как смогла, причесалась, но вьющиеся волосы никак не желали укладываться в строгую прическу. Разглядывая гостью, Диего усмехнулся. Мулатка или не мулатка, капитан Кортни выбрал себе отличную жену!
— Buenos dias, senora! — окликнул он Грейс.
Она подняла голову, улыбнулась и приветливо взмахнула рукой.
— Buenos dias, Capitan!
Диего следил, с каким достоинством, несмотря на слишком большой камзол, она идет вдоль палубы, глядя прямо перед собой и игнорируя любопытные взгляды матросов.
— Надеюсь, вы хорошо спали?
Сеньора Кортни грациозно повернула голову.
— Чудесно! Мне очень стыдно, что вам пришлось покинуть собственную каюту, но я так вам благодарна. Я просто не могу найти слов…
— Вы уже много раз благодарили меня. No importa.
— No importa?
— Это не важно.
— Вы спасли мне жизнь, капитан!
— Это преувеличение, — запротестовал Диего, но расправил плечи и выпрямился еще сильнее.
— Нет! Что бы сделала испанская девушка в моем положении? Я твердо решила покончить с жизнью при первом же подходящем случае.
— Это смертный грех, сеньора!
— Значит, вы спасли мою жизнь и душу!
Диего почувствовал, как горят у него щеки. Ведь он действительно все это сделал!
— Это честь для меня, — отвечал он.
Разумеется, он действовал как благородный человек, однако, решил капитан, вреда не будет, если в возмещение он потребует небольшую сумму, слегка превышающую понесенные им расходы. Вознаграждение за находку, плату за доставку сеньоры с Кубы на Ямайку… Он — человек не жадный, но вправе рассчитывать на благодарность Джайлза Кортни.
К несчастью, на пути к этой компенсации капитану уже встретились некоторые препятствия. Он пытался приблизиться к Порт-Роялю, но был встречен предупредительными выстрелами не менее чем шести английских кораблей, которые полностью проигнорировали белый флаг мирных намерений на мачте «Магдалины». Они продолжили плавание, направляясь в Уэлборн, но их заставил повернуть английский военный корабль, патрулировавший побережье. Теперь они плыли к западной оконечности острова, надеясь найти приют в Уинстон-Холле — имении, где жили дядя Диего и его английская тетя.
Внезапно Диего как будто почувствовал жар, мягкое утреннее солнце показалось нестерпимым для глаз моряка. Ощущение было знакомым, он много раз испытывал нечто подобное. Его глаза прикрылись сами собой, а в голове эхом зазвучал женский голос, говоривший на испанском со странным, нежным акцентом: «Диего! На горизонте корабль. На нем французский флаг. Это каперы, а ты далеко от испанских вод».
Ему не нужно было открывать глаза, чтобы убедиться, что на горизонте действительно появился корабль, о котором вещал женский голос. С тех пор как два года назад ему стала являться святая Магдалина, она ни разу его не подводила.
Наперед зная ответ, Диего все же не устоял и задал вопрос: «Ты не можешь послать его в другом направлении?» Святая не удостоила его ответом.
«Примем бой?» — спросил капитан.
«Беги!»
Проклятие!
«Как же мне доставить домой эту женщину? Ты сама настаивала, чтобы я ее спас. Я чувствовал это так же ясно, как сейчас слышу твой голос. Ты могла бы мне сейчас помочь!»
Ветер коснулся его лица, как легкое женское дыхание. «Диего, еще не время!»
И она исчезла.
Бриз остудил голову моряка, он открыл глаза, солнце по-прежнему ярко светило, но больше не ослепляло. Грейс с беспокойством следила за выражением его лица.
— Вы себя хорошо чувствуете, капитан?
— Si, — рассеянно отозвался тот и пробормотал: — Сейчас не время. Сейчас не время разыгрывать из себя героя. Сейчас не время получать то, что хочешь. Сейчас не время везти домой эту женщину. — Диего ворчливо перечислял список деяний, которые в последние два года Магдалина советовала отложить на неопределенное будущее.
— Простите? — с недоумением произнесла Грейс.
— Ничего, — ответил Диего. Она смотрела на него, как на сумасшедшего. Разве может он ее подвести? Диего и сам уже задумывался над этим. Команде он крикнул: — Уходим оттого корабля!
В команде никто и не пикнул. Всем была известна поразительная способность капитана предчувствовать опасность. Он всегда абсолютно точно угадывал, когда стоит вступать в бой, а когда спасаться бегством. Если он утверждал, что едва заметное на горизонте суденышко представляет угрозу, значит, так оно и есть. И «Магдалина» отвернула от берегов Ямайки, устремляясь в дружественные испанские воды.
Грейс застыла, наблюдая, как скрывается из глаз родной остров. Капитан знает, что делает, убеждала она себя. По ним уже стреляло столько английских кораблей! Но ведь он даже не дал тому кораблю приблизиться, не убедился, что от него исходит угроза! Что, если это просто еще одно испанское судно или корабль дружественной державы?
В глазах девушки закипали слезы, грудь сдавило от боли. Она не знала, где может быть Джайлз, но ясно одно — он не станет искать ее в испанских водах. Будь проклят дядя Жак! Если бы он забрал ее в Санто-Доминго, Джайлз сумел бы ее найти!
Если бы Жак увез ее в Санто-Доминго, ее не нашел бы Диего. К этому времени она могла уже превратиться в настоящую проститутку! И все же… Ямайка была так близко!
— Капитан Монтойя, вы уверены, что тот корабль…
Он сверкнул на нее глазами, и Грейс умолкла. Вся эта сцена выглядела так странно! Только что она благодарила его за все, что он для нее сделал, вдруг капитан побледнел, лицо его стало того же цвета, что и хлопающие у них над головой паруса. Моряк прикрыл глаза и выглядел так, как будто сейчас упадет в обморок. Когда он снова открыл их, глаза его сверкали, он начал что-то сердито бормотать. А в следующее мгновение они уже бросились наутек от едва различимого на горизонте корабля, удаляясь от родного для Грейс берега. И от Джайлза.
Но если смотреть правде в глаза, разве она, Грейс, готова с ним встретиться?
— Простите, сеньора, — отозвался наконец Диего. — Поверьте, я не меньше вашего огорчен таким поворотом событий. В этом путешествии против нас восстают силы, над которыми мы не властны.
Грейс слабо улыбнулась, капитан еще раз извинился и заговорил со своим первым помощником.
«Эта отсрочка, так ли она ужасна?» — думала Грейс. Она добралась до огромной бухты каната, опустилась на нее и плотнее завернулась в камзол Диего, словно это были руки Джайлза, которые защищали ее и не давали замерзнуть. Но от камзола все равно пахло лимоном и капитаном Монтойей. Грейс даже не могла вспомнить острого мускусного запаха своего мужа.
Она должна ему все рассказать. Все. Еще до того, как их тела сольются в одно. Она предоставит ему свободу, когда он узнает правду. Джайлз такой добрый! Неудивительно, если чувство чести заставит его остаться с ней, но Грейс не могла вынести этой мысли. Когда-то она боялась разделить с ним ложе, а теперь страшилась, что он оставит ее и решит спать в одиночестве! Когда-то она боялась настоящего брака, а теперь страшилась остаться ни с чем. Да, Джайлз — человек добрый, способный к сочувствию, но сможет ли он смириться с тем, что в крови его детей окажется негритянская примесь? Даже собственный отец всегда смотрел на Грейс как на мулатку.
Как может она ему все рассказать? Грейс оглянулась. Родной остров исчез из виду. Может быть, это к лучшему? Наверное, ей требуется время, чтобы собраться с силами, встретиться с мужем и раскрыться перед ним до конца, рискуя навсегда потерять его любовь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Страстная и непокорная - Рид Пола



Остросюжетный любовный роман с тропическим колоритом. Читается с удовольствием и интересом.Захватывающие приключения, особенно в борделе. Но в конце - слащавость с негритянским колхозом.
Страстная и непокорная - Рид ПолаВ.З.,65л.
30.04.2013, 10.52





Очень понравился роман. Без лишних соплей, и гл.г-й нормальный мужик, а то все как один, только цвет глаз разный.
Страстная и непокорная - Рид ПолаМэри
22.09.2013, 8.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100