Читать онлайн Страстная и непокорная, автора - Рид Пола, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страстная и непокорная - Рид Пола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страстная и непокорная - Рид Пола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страстная и непокорная - Рид Пола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рид Пола

Страстная и непокорная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Энкантадора расширенными глазами смотрела на серебряные монеты у себя на ладони. Утреннее солнце отражалось от них, заглядывая через зарешеченные окна домика.
— Моя иметь хороший место спрятать это, — прошептала она, — но ты никогда не сохранить тайна. Они в две секунда понимать. Твоя не иметь полос на спина. Твоя иметь что-то для них тоже?
— Это все, — объяснила Грейс. — Можно мне остаться здесь, пока я не притворюсь, что выздоровела?
Вдруг в дверях домика раздался скрежет запора, обе женщины быстро вскочили. Послышался голос дона Района. Грейс тут же нырнула под простыню на кровати. На ее плечах по-прежнему был камзол капитана Монтойи.
Энкантадора встала в дверях и о чем-то серьезно заговорила с доном Районом. Комната уже нагрелась от проникавшего сквозь решетки солнца, и Грейс, зарывшись в простыни, покрывалась потом под тяжелым камзолом моряка. Через какое-то время новая подруга тихонько прикрыла дверь и прижала палец к губам. Опустившись на постель рядом с Грейс, она прошептала:
— Надо немного стонать и плакать.
Грейс послушно застонала, временами издавая рыдания и негромко вскрикивая, а Энкантадора вернулась к двери, прижалась к ней ухом, потом сделала рукой скользящий жест. Жест напомнил девушке Мату. Именно таким движением няня показывала ей, что она произвела уже достаточно шума. Чем бы она только не пожертвовала, лишь бы с ней сейчас была Мату! Мату бы ее успокоила.
Энкантадора вернулась к кровати и прилегла рядом с Грейс.
— Масса хочет смотреть твой спина, как много шрам. Моя сказать, твой спина не так плохо, только распух, но твоя плакать, может, немного сумасшедший. Моя сказать, ни один мужчина два, может, три дня. Даже масса. Моя клясться, твоя быть готов работать, но моя должен быть с твоя один, потому что твоя первый раз и так грубо.
— Ах, Энкантадора! Как мне тебя благодарить?
— Твоя шутить. Это почти как мой собственный комната. Моя не должен быть с ними. С женщинами. Все женщина злой, хитрый. Мы скучать и ссориться. Плохо.
— Вы обижаете друг друга?
— Они все злой. Мы не драться. Мы — собственность дон Рамон. Твой мужчина платить много деньги за вред, какой, он говорить, он тебе делать. Мы — делать вред, мы тоже платить. Только мы не иметь деньги.
— Но если он не хочет, чтобы его собственности причиняли вред, что он может тебе сделать?
Темная кожа Энкантадоры слегка побледнела.
— Женщина, которая работать на спине, не обязательно иметь кожу на ступнях.
Грейс посмотрела на нее с недоверием, а Энкантадора продолжала:
— Твоя думать, масса не делать ничего страшного с два таких маленьких места? Лучше бы твоя никогда не узнать!
Как только они прибыли в Гавану, Джайлз поручил Джеффу обыскивать бордели, а сам отправился наводить справки на рынке. Порт и главные улицы были запружены толпой, но на рынке народа оказалось еще больше. В порт только что вошел большой корабль, груженный живым товаром, и не было никакой возможности приблизиться ни к одному из аукционистов. Джайлз бродил среди зевак, разглядывая сидящих в загонах людей, выбирая тех, которые явно предназначались для местных борделей, но в большинстве из них содержались скорее всего будущие работники на плантациях.
Он уже готов был бросить свое занятие и отправиться на поиски Джеффа, когда краем глаза заметил знакомый силуэт. Видимо, Жак Рено только что заключил сделку и сейчас тащил сквозь толпу плачущую негритянскую девочку. Совсем маленькая, она едва доставала Жаку до пояса. Джайлз бросился за ним следом, но столкнулся с одним прохожим, со вторым и остановился, ругаясь на всех известных ему языках. Он потерял пару из виду, но потом снова обнаружил их на улице. Когда он протолкался к месту, где они стояли, рубашка его вымокла от пота, который катился по лицу и спине. Жак и девочка исчезли. Джайлз схватил проходящего мимо мужчину за рукав куртки.
— Француз! — выдохнул он. — Вы не видели здесь черноволосого француза с негритянской девочкой? Минуту назад.
Человек выдернул у него свою руку и пробормотал нечто вроде «el loco».
— Черт подери! — выругался Джайлз.
Он уже хотел схватить кого-нибудь еще, но тут услышал голоса, доносившиеся из открытого над головой окна. Сначала ужасный визг на высокой ноте, потом звонкий удар и голос, который нельзя было ни с чем спутать:
— Ferme la boucher, marmot! Заткни глотку! — Вопль стих, превратившись в хныканье. — Et maintenant, ouvert la bouche pour moi. А теперь открой ее для меня.
Джайлз повернулся, бросился к двери трактира, перед которым стоял, и взлетел по лестнице мимо завопившего от неожиданности трактирщика. В верхнем зале оказалось в каждой стене по три двери. Джайлз осмотрел комнаты, выходившие окнами на улицу. Из-за одной доносились глухие звуки, потом придушенный детский голос, со слезами умолявший кого-то на незнакомом языке.
Джайлз что есть силы ударил башмаком в дверь, расколол доски, удерживающие замок. Дверь распахнулась, с треском грохнувшись о стену. Штаны Жака были спущены до щиколоток. Руками он прижимал обнаженную девочку к кровати. Резко обернувшись на шум, он задрожал от страха, увидев Джайлза.
— Се n'est pas votre affaire! Это не ваше дело! — взвизгнул он. Джайлз схватил негодяя за шкирку, оттащил от девочки и кулаком нанес ему такой удар в челюсть, что мерзавец грохнулся голым задом об пол. Джайлз смутно чувствовал, как саднит кожа на руках, как кричит маленькая негритянка, но он снова схватил Жака, поднял его на ноги, дважды ударил кулаком в живот и дал ему рухнуть на пол и хватать ртом воздух.
— Где она?
— Я не знаю, — прохрипел Жак.
Удар по ребрам заставил его скорчиться на полу. Рубаха у него закрутилась вокруг пояс, брюки болтались у щиколоток.
— Где она?
— В Африке, — заныл Жак. — Она лгала вам! Следующий удар пришелся по почкам. Француз истошно завопил.
— Где она?
— П-продана, — заикаясь, выдавил из себя Жак. — Испанец заплатил кучу денег.
— Кто он? — потребовал ответа Джайлз.
— Н-не знаю. — Джайлз отвел ногу, и Жак снова завопил: — Je ne sais pas! C'est vrai! Это правда! Очень богатый хозяин борделя. Это все, что я знаю. Клянусь, я не лгу!
— Как зовут твоего посредника? Кто продавал ее с аукциона для тебя?
— Клод Ламонт. Не бейте меня!
Конечно, с точки зрения чести надо было позволить Жаку встать, привести в порядок одежду и защищаться, но Джайлзу казалось, что в отношении мерзкого, порочного родственника Грейс у него нет никаких обязательств и понятия чести к нему неприменимы. Если он останется жив, сколько еще детей будут замучены? Джайлз вытащил саблю, сгреб в кулак темные маслянистые волосы и проткнул негодяю сердце кинжалом. Губы подонка дернулись, потом лицо словно бы разгладилось. Даже в этих обстоятельствах Джайлз ощутил на сердце тяжесть. В скольких бы сражениях он ни побывал, но так и не сумел приобрести легкость Джеффа в общении со смертью.
В коридоре послышался шум. Взволнованно зазвучала испанская речь. Вдруг все перекрыл трубный голос Джеффа:
— С дороги! С дороги!
Джайлз оглянулся на кровать. Девочка сжалась в тугой комок, подтянув к себе кофейного цвета колени и плотно обхватив их руками. Она смотрела на моряка широко открытыми карими глазами. Здесь перед ним, запуганная и одинокая, была чья-то дочь. Чья-то драгоценная, любимая девочка! Джайлз сделал к ней шаг, чтобы успокоить, но она в ужасе отшатнулась. Глаза ее метнулись к неприглядному трупу Жака.
— Убирайся! — выкрикнул Джефф где-то за спиной у Джайлза и ребенка.
Послышалась быстрая испанская речь, потом звон монет — густой, плотный звук сыплющихся золотых дублонов, а вовсе не веселый перезвон серебра. Протесты на испанском затихли. И все это время кровь Жака лилась на дощатый пол комнаты и пропитывала тонкую полотняную рубашку.
Наконец Джайлз увидел друга.
— Теперь тебе лучше? — с усмешкой поинтересовался Джефф.
Джайлз не ответил. Он открыл кожаный баул, стоявший в ногах кровати, вынул одну из рубашек Жака и бросил ее девочке. Лучше? Он и сам не понимал, но по жилам начинало постепенно разливаться чувство покоя. Он не ощущал радости, что убил Рено, но и не сожалел об этом. Теперь он страшился того момента, когда лицом к лицу встретит Грейс. Ведь он так и не сумел ее защитить! Но он собирался ее найти, в этом не было никаких сомнений.
— Что мне с ней делать? — спросил Джефф, указывая на маленькую негритянку.
— Черт возьми, Джефф, она же не вещь! — воскликнул Джайлз.
Джефф отвел глаза в сторону.
— Я неудачно выразился.
— Забери ее на корабль. Я скоро приду с Грейс.
— Что ты собираешься с ней делать?
— Не знаю, это зависит от того, в каком она будет состоянии. Сейчас я не могу думать о будущем.
— Да не с Грейс, с девочкой!
Джайлз внимательно посмотрел на перепуганного ребенка.
— Пока тоже не знаю, но здесь ее оставлять нельзя.
Джефф протянул к ней руку, это движение словно бы загипнотизировало маленькую негритянку. Она отскочила и высыпала на моряков целую пригоршню незнакомых африканских слов.
Джайлз оставил Джеффа разбираться и поспешил на улицу. Когда он покинул трактир, до него донеслись протестующие детские крики и вопль Джефф — как будто от боли. У нее есть характер, подумал Джайлз, совсем как у Грейс. И он мрачно и целеустремленно зашагал в квартал работорговли, чтобы отыскать Клода Ламонта.
Диего спешил как можно скорее покинуть непотребные кварталы Гаваны. У одного из трактиров собралась толпа. Огибая ее, он услышал, как люди с удовольствием обсуждают убийство какого-то француза. В прошлом Диего всегда стремился избегать этой части города и сейчас только укрепился в своем мнении о ней.
Пройдя несколько улиц, он подошел к «Саду развлечений». В этот час место было пустынно и безлюдно. Тем не менее на страже у ворот сидела пара негров. Вели они себя куда менее бдительно, чем вчерашние, сидели расслабленно, прислонившись спинами к оштукатуренной стене, которая отделяла дворик борделя от улицы. Неспешно переговариваясь, они временами бросали рассеянные взгляды в сторону домика, где Диего в последний раз видел Грейс. Ему придется пройти по открытому пространству переулка и зайти за дом, чтобы сквозь зарешеченное окно увидеть, на месте девушка или нет.
Сторож полез в карман, вытянул маленький кошелек, достал из него несколько монеток, и вскоре оба самозабвенно подбрасывали их в пыли плотно утоптанной улицы. Диего тут же воспользовался случаем и шмыгнул за домик. Сквозь толстые решетки окна он сумел разглядеть женский силуэт на кровати.
— Сеньора Кортни! — нетерпеливо зашептал он.
— Капитан! — так же шепотом отозвалась она, но поднялась с другой стороны кровати, не попадавшей в поле зрения.
Другая женщина села и сонно огляделась вокруг.
— Уже работа? — до конца не проснувшись, пробормотала она. Заметив в окне Диего, она тут же встрепенулась. — Buenas tardes, senor, — проговорила Энкантадора.
Капитан улыбнулся. При ярком дневном свете лицо проститутки, еще не очнувшейся ото сна, казалось совсем юным и невинным.
— Buenas tardes.
— Это Энкантадора, — вставила Грейс. — Она тоже с Ямайки. Она уговорила дона Рамона оставить меня в покое.
Энкантадора передернула плечами, словно бы отрицая, что способна на такое доброе дело.
— Для моя тоже отдых.
— Что вы посоветуете? Как лучше всего освободить отсюда мистрис Кортни? — спросил Диего.
— Лучше, когда моя тут нет. Моя не виновата.
— Тебе ведь придется вернуться, чтобы подготовиться к ночным клиентам? — предположила Грейс.
Взглянув на небо, где солнце уже прошло зенит, Энкантадора ответила:
— Дон Рамон скоро приходить, твоя лучше что-то придумать. Когда приходить мужчины, новые сторожа тоже приходить. Они серьезные в работа.
— Bueno, — отозвался Диего. — Мы подождем, пока ты уйдешь в дом, и начнем действовать до того, как сменится охрана. Энкантадора, ты не могла бы сейчас отвлечь ненадолго охрану? Может быть, позвать их на минуточку в дом, раз уж ты внутри?
Энкантадора бросила на него подозрительный взгляд.
— Тогда твоя забирать ее, а меня оставлять расхлебывать каша. Дон Рамон не дурак. Моя позвать сторож, и он знать, что моя сделать это нарочно.
Внезапно обе женщины в испуге обернулись к двери комнаты. Диего тотчас упал на землю. Он не видел, кто их напугал, и только молился, чтобы этот человек его не заметил.
« — В чем дело? — грозно спросил дон Рамон по-испански. — Что вы тут делаете?
Энкантадора говорила по-испански с сильным акцентом, и понять ее было не легче, чем на английском, но она очень убедительно объяснила: в комнате душно, и она решила, что от свежего воздуха Грейс станет лучше.
Услышав имя Грейс, дон Рамон приказал:
— Повернись-ка, дай я посмотрю на твою спину. Диего услышал протестующие крики Грейс и торопливые слова Энкантадоры, что Грейс нужно еще поправиться, потом звук борьбы, а затем — полная тишина. Диего слышал, как у него в ушах стучит кровь. На зубах он чувствовал пыль, которую поднял, упав на землю.
В тишине разнеслось витиеватое ругательство. Диего понимал, что для проститутки в этом нет ничего нового или необычного, но порадовался, что Грейс не понимает по-испански.
— Ни одного следа! — вопил дон Рамон. — Ни одного! Что, черт возьми, здесь происходит?
— Моя объяснить, — лепетала Энкантадора, но ее слова прервал крик боли.
— Нет, не надо! — вмешалась по-английски Грейс. — Пожалуйста! Это я виновата. Ma faute! Parlez-vous Franc, ais? Черт подери! Я не говорю по-испански! Скажи ему, Энкантадора! Скажи ему, что это я виновата!
Но Энкантадора затянула плач на почти безупречном испанском, который скорее всего ей приходилось проговаривать бесчисленное множество раз:
— Пожалуйста, господин! Не бей меня! Я виновата! Я так виновата, так виновата, так виновата! Пожалуйста, пожалуйста, милости! Я сделаю что угодно. Что угодно! Я стану… — И она начала перечислять такие отвратительные сексуальные проявления, что Диего заскрипел зубами от возмущения. Девушка так молода, а знает такие вещи!
Но внутри домика находилась еще одна молодая женщина. Невинная девушка, которая тоже узнает всю глубину человеческих извращений, если он не сумеет быстро ее освободить. Он услышал, как хлопнула дверь, и поднялся.
Грейс прислонилась к колонне и плакала. Из переулка все еще доносились мольбы Энкантадоры.
— Сеньора Кортни! — тихонько позвал моряк. Она резко обернулась.
— Надо прекратить это! Капитан Монтойя, мы должны ей помочь.
— Сеньора, мне действительно очень жаль…
— Нет, не говорите мне, что мы ничего не можем сделать. Я не приму вашу помощь.
На уговоры времени не оставалось. Диего выглянул из-за угла домика. Один из сторожей помогал дону Рамону тащить упирающуюся Энкантадору через заднюю калитку патио. Второй настороженно озирался вокруг. Диего плотнее вжался в стену дома.
Из бокового окна его позвала Грейс:
— Капитан Монтойя, вы еще здесь?
— Тихо! Если меня обнаружат, я не сумею помочь никому из вас.
Он прикрыл глаза и ощутил, как по спине стекают капельки пота, ведь он стоял на самом солнцепеке, словно приклеенный к оштукатуренной стене домика. «О, святая Магдалина, — молился он про себя, — что мне теперь делать?» Из-за стены борделя долетел первый звук ударов о плоть и донеслись первые крики боли. Глаза Диего распахнулись, но он заставил себя снова закрыть их. «О, святая Магдалина, помоги мне!»
Внутри домика Грейс начала колотить в дверь.
— Кто-нибудь! Позовите дона Рамона! Прекратите это! Капитан, пожалуйста, я этого не вынесу!
Оставшийся сторож покинул свой пост и стал приближаться к двери домика.
— Que es lo que pasa? Что случилось? — спросил он. Сейчас или никогда, решил Диего. Сторож наклонился к двери и прижался к ней ухом. Его широкая, темная, как черное дерево, спина оказалась повернута в сторону Диего. Моряк беззвучно вытащил саблю из ножен, сделал быстрый шаг к двери и со всей силы вонзил лезвие между лопаток сторожа, пока металл не напоролся на кость грудины позади сердца. Короткий вопль умирающего слился с криками Энкантадоры. Дверь была закрыта на засов снаружи. Диего быстро его отодвинул и скользнул внутрь. Грейс бросилась к нему, но застыла как вкопанная, завидев труп охранника.
— Он… он мертв?
— Быстрее! — приказал Диего.
— Капитан, вам ведь не обязательно было его убивать? Если бы время позволяло, он тряхнул бы ее как следует.
— Нет времени! Сейчас Рамон придет за вами, сеньора Кортни!
— Нет!
— Нет?
— Мы не оставим ее здесь!
— Говорю же вам, времени нет!
— Капитан, я не хочу, чтобы и вы из-за меня пострадали. Благодарю вас, благодарю от всей души. Сейчас вы можете уйти с сознанием того, что сделали все, чего может от вас требовать честь дворянина. Но я должна по крайней мере попытаться ее отсюда забрать.
— Caramba! — вскричал взбешенный моряк. — Мы побежим на мой корабль, и если будет возможность, я вернусь и заберу вашу подругу.
— Нет, вы не понимаете. Я не покину Гавану без нее. — Энкантадора все кричала. Глаза у Грейс стали совсем стеклянными. — Мы или сбежим обе, или обе останемся. Я ее не брошу.
Диего вздохнул:
— Следуйте за мной.
Ужасные крики Энкантадоры слышались все время, пока они огибали дом. Наконец Грейс и Диего вышли на безлюдную улицу к парадному входу в бордель. Диего осознал, что, хотя медлить опасно, Грейс была права — оставить здесь вторую женщину они не могли. Она многим рисковала, помогая Грейс, поэтому сама заслуживала помощи. Моряк жестом приказал Грейс остаться на улице, а сам осторожно приблизился к двери и заглянул внутрь.
Дверь вела в затененный зал и освещенное солнцем патио позади него. Диего тут же понял, почему дверь осталась открытой. Из тени на свет вышел мужчина в грязной разорванной одежде. Он шел спиной к Диего, и лица его тот не видел, но когда мужчина ступил во дворик, капитан заметил световой блик, сверкнувший на обнаженном клинке окровавленной сабли. Сцена не предвещала ничего хорошего. Диего быстро прикрыл дверь и вернулся к Грейс.
— Сейчас это невозможно, но я уверен, что в ближайшее время дон Рамон окажется слишком занят, ему будет не до того, чтобы продолжать истязать вашу подругу.
Грейс бросила на него недоуменный взгляд.
— Что вы имеете в виду?
— Пошли, сейчас ничего нельзя сделать. Просто поверьте, что на некоторое время он оставит вашу подругу в покое. Мы отправимся на мой корабль, но, обещаю, сеньора, ночью мы за ней вернемся.
Джайлз почувствовал тошноту. Дико рыдающая мулатка лежала на животе на выложенном прекрасной плиткой полу во внутреннем дворике борделя. У нее на спине сидел огромный неф и удерживал ее за щиколотки. Перед ними стоял белый человек в мокрой от пота рубашке и держал в руках кнут, собираясь нанести еще один удар по уже окровавленным ступням женщины. Джайлз поднял саблю.
— Стой! — Как и Джефф, он знал пару дюжин испанских слов, необходимых при захвате испанского корабля.
Испанец опустил руку и, бросив на него презрительный взгляд, ответил что-то на своем языке. Джайлз негромко выругался.
— Черт возьми, знает здесь кто-нибудь хоть слово по-английски?
Испанец жестом велел негру встать и, как только тот вскочил, дернул мулатку за руку, чтобы она тоже встала на ноги. Женщина завизжала от боли, скрестив ноги, повалилась на землю и схватилась за свои искалеченные ступни. Когда испанец замахнулся, чтобы снова ударить ее, она завопила:
— Моя говорить по-английски! Моя сказать ему, что твоя говорить.
Джайлз угрожающе шагнул вперед.
— Прежде всего скажи ему, что если он еще раз поднимет на тебя руку, я убью его прямо на месте.
— Нет, нет! Моя уже получила большая беда!
— Скажи ему, что он купил мою жену и что я пришел ее забрать. — И он слегка шевельнул клинком, чтобы лезвие поймало солнечный луч.
Подтянувшись на руках, женщина с трудом встала на колени.
— Возьми моя с собой, масса! Возьми! И моя показать тебе, где она. Пожалуйста, масса! Грейс сказать тебе, моя хорошая девушка. Моя помогать ей!
Сердце Джайлза заколотилось в горле.
— Ты ее видела?
Испанец закричал на нее, и женщина снова съежилась, подняла руки и отвечала по-испански, потом опять повернулась к Джайлзу и взмолилась:
— Пожалуйста, господин, помоги моя!
— Скажи ему, вы мне нужны обе!
— Он не хотеть нас продавать.
Джайлз сделал еще шаг к хозяину борделя.
— Я не собираюсь платить!
Вдруг чернокожий страж громко закричал, все время оглядываясь на заднюю калитку. Джайлз приготовился встретить еще одного противника, он шагнул за спину хозяина и надавил лезвием сабли ему на горло. К его удивлению, во дворик никто не вбежал. Он снова обратился к женщине:
— Скажи ему, если он хочет жить, то пусть прикажет этому человеку не лезть и отдаст мне мою жену и тебя.
Хозяин борделя ответил яростным потоком брани на испанском, но тем не менее он явно приказал своему слуге отойти, потому что тот не сделал к ним ни шагу.
— Он говорить, он убить тебя раньше, чем твоя нас забрать. Но моя знать, господин! Моя знать, где Грейс. Только твоя обещать забрать моя тоже!
— Обещаю. Где она?
Женщина указала на калитку в задней стене дворика.
— Коттедж позади. С Грейс другой мужчина.
Джайлзу потребовалась вся его сила воли, чтобы не перерезать глотку торговца живым товаром прямо на месте. Одна мысль, что этот мерзавец кому-то продал Грейс, кому-то, кто прямо сейчас пользуется ею, ослепляла его.
— Покажи! — приказал он женщине, задыхаясь от ярости.
Она неловко поднялась, вскрикнула, когда пришлось перенести вес тела на искалеченные ноги, и медленно заковыляла к калитке. Джайлз погрозил охраннику, показывая, что он должен идти следом, и потащил своего сопротивляющегося пленника на улицу.
Дверь домика была распахнута настежь, проход загораживало скрюченное тело чернокожего человека. Второй охранник выбежал вперед и наклонился над убитым. Из горла сторожа вырвался хриплый стон, в котором звучала настоящая боль.
Женщина снова упала на колени.
— Она ушла, тот человек забрать ее. Пожалуйста, господин! Не оставлять моя! Моя помогать их находить. Моя видел мужчина.
Джайлз зарычал от разочарования. Сдержав бушующий в сердце гнев, он мощным ударом толкнул хозяина борделя и взмахнул саблей.
— В дом! — скомандовал он обоим — хозяину и его слуге-негру — и указал направление. — Ну-ка, быстро забирайтесь внутрь!
Она пленника, споткнувшись о тело охранника, ввалились в коттедж. Джайлз захлопнул дверь и вставил в пазы засов. Потом обернулся к женщине, которая по-прежнему стояла на коленях в пыли переулка, и заскрипел зубами. Она была ему еще нужна, но с израненными ногами будет только задерживать его.
— Куда, ты думаешь, они ушли? — спросил он. Женщина подняла на него глаза, на ее лице появилось упрямое, непреклонное выражение.
— Твоя должен моя забрать.
Джайлз подхватил женщину на руки. Она оказалась удивительно легкой и при ближайшем рассмотрении очень молодой.
— Куда идти?
— Моя думать, в гавань. Она звать его «капитан».
Грейс хотелось лезть на стены в каюте капитана Монтойи. Вместо этого она ходила из угла в угол, на минуту останавливалась у письменного стола, присаживалась, потом снова поднималась, шла к кровати, разглядывала висящее на стене распятие и опять принималась мерить шагами тесное помещение. На ней была одежда, позаимствованная у Галено, вестового, который прислуживал в каюте Диего. Как только сядет солнце, она вернется в «Сад развлечений» с капитаном Монтойей и одним из членов его команды. Не вызывая подозрений, матрос сумеет провести разведку внутри дома в качестве клиента. А снаружи Диего и Грейс справятся с охраной и помогут вывести Энкантадору. В своей рубашке Грейс не могла показаться на улице, и, хотя одежда мальчишки ей вполне подходила, маскарад мог удаться, только если сверху она наденет куртку большого размера. План был очень рискованный, но у них не было времени, чтобы разработать более надежный.
Грейс стояла у иллюминатора, недовольная, что день никак не кончается, когда в каюту вошел Диего. Его длинное лицо выглядело еще длиннее оттого, что уголки рта мрачно опустились вниз.
— В чем дело? — спросила Грейс.
Диего опустился в капитанское кресло и рассеянно потер подбородок.
— Мы поднимаем паруса.
— Как? Нет! Вы же обещали!
— Мы опоздали.
Грейс застыла на месте. О Господи, неужели дон Рамон убил Энкантадору?
— Опоздали с чем?
— Я послал своего человека в бордель. Думал, может, там есть какой-нибудь боковой выход, который мы не заметили, куда было бы лучше войти и легче выйти. Он узнал, что «Сад развлечений» сегодня вечером будет закрыт. Рамон собрал перед домом группу помощников, мои люди смешались с ними. Рамон жаловался, что потерял сегодня двух своих женщин. Потом сказал что-то про человека с саблей, который украл одну из них. Он собирается на нас напасть.
— Двух женщин? Значит, Энкантадора уже сбежала? Но это же хорошая новость! — Диего натянуто улыбнулся, у Грейс оборвалось сердце. — Разве вы так не считаете?
— Это возможно.
Он говорил так, словно бы сам себе не верил. Грейс ощутила еще большую нервозность.
— Вы думаете, он убил ее? Думаете, что, когда он узнал про мой побег, он ее убил? — Тут у нее мелькнула обнадеживающая мысль. — Но возможно, человек с саблей, которого вы видели внутри…
Диего тяжело пожал плечами:
— Не знаю, боюсь, что, если Рамон так бил ее за попытку защитить вас, он будет просто взбешен от одного подозрения, что она помогла вам сбежать. Она же рассказывала, что в качестве наказания он бьет их по пяткам. Как она могла убежать? А теперь он разыскивает нас.
— Мы же этого точна не знаем, и вы говорили, что там был еще один человек — с саблей.
Диего вскочил.
— Ему нужно только увидеть человека, которого я убил у вашей двери. Он ищет человека с саблей и с украденной им женщиной. Кто еще это может быть? Как бы то ни было, вашей подруге мы сейчас ничем помочь не можем, зато сами мы в опасности.
Грейс отвернулась к окну.
— Он поймет, что надо искать вас. Диего мрачно кивнул:
— Дон Рамон знает, что я купил вас прошлой ночью, но не сделал того, о чем объявил. Он быстро сообразит, что к чему.
— Он знает, как вас зовут?
— Меня в Гаване многие знают. Несколько вопросов в нужных местах — и все откроется.
— То есть он поймет, кого искать. — Диего кивнул, а Грейс добавила: — Тогда вам надо отплывать, только дайте мне время сойти.
Капитан встал, загородив дверь. Ноги расставлены, руки на бедрах сжаты в кулаки.
— Без вас мы не тронемся с места. Если вы настаиваете на том, чтобы ступить на опасный путь, значит, я должен быть с вами.
Грейс вдруг вспомнила Энкантадору, как несколько часов назад она лежала рядом с ней на кровати, радуясь, что ей досталось несколько мгновений относительного уединения. Потом девушка вспомнила страшные крики, долетавшие из-за стены патио. Однако Грейс понимала, что нельзя сбросить со счетов все, чем рисковал Диего, а он поставил на кон и свои сбережения, и свободу. Она ему всем обязана. Может оказаться, что они явятся слишком поздно и не успеют спасти Энкантадору, тогда она погубит Диего ни за что. Грейс прикрыла глаза и прошептала:
— Тогда отплываем.
Что же стало с Энкантадорой после того, как они ее бросили? А если Диего ошибается и она все еще жива, что будет с ней теперь, когда они снова ее бросают?
Дорога к гавани оказалась тяжелой и долгой, ведь женщина по имени Энкантадора почти не могла идти. Еще больше времени потребовалось Джайлзу, чтобы понять из сбивчивого и туманного рассказа девушки, что тот, кто похитил Грейс, видимо, пытается ее защитить. Но Энкантадора не знала этого человека, а потому Джайлзу пришлось оставить ее при себе и вместе с ней переходить от корабля к кораблю с выматывающей душу медлительностью.
Вот они снова ненадолго остановились, чтобы Энкантадора могла привести в порядок свои израненные ноги. Джайлз устремил взгляд в открытое море. Из гавани выходило небольшое торговое судно, Джайлза поразило то, что когда-то давно он его уже видел. Разумеется, будучи капером, он повидал куда больше испанских торговых судов, чем, может быть, следовало. В конце концов, все они чем-то похожи. Единственное, что сейчас имело значение, — это то, что капитан такого крохотного судна не имел возможности заплатить пятьдесят золотых дублонов за ночь с проституткой. Джайлзу нечего беспокоиться, что его жена уплывает от него именно на этом корабле.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Страстная и непокорная - Рид Пола



Остросюжетный любовный роман с тропическим колоритом. Читается с удовольствием и интересом.Захватывающие приключения, особенно в борделе. Но в конце - слащавость с негритянским колхозом.
Страстная и непокорная - Рид ПолаВ.З.,65л.
30.04.2013, 10.52





Очень понравился роман. Без лишних соплей, и гл.г-й нормальный мужик, а то все как один, только цвет глаз разный.
Страстная и непокорная - Рид ПолаМэри
22.09.2013, 8.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100