Читать онлайн Страстная и непокорная, автора - Рид Пола, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страстная и непокорная - Рид Пола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страстная и непокорная - Рид Пола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страстная и непокорная - Рид Пола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рид Пола

Страстная и непокорная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Утро началось неудачно. Джайлз пришел в порт на рассвете и узнал, что Джефф уже отбыл. Он навел справки у капитанов, незадолго до этого вернувшихся с Тортуги. Бошана знали многие. Попади он в неприятную историю, это стало бы известно. Джайлз опросил четверых моряков, и все сообщали одно и то же. Бошана уже месяц нет на острове, скорее всего он утюжит испанские моря. Если действительно возникли какие-то неприятности, это держится в тайне. Джайлз понял, что сейчас уже ничего не сделаешь. Придется ему самому плыть на Тортугу, нельзя же позволить лучшему другу ввязаться в историю, где «ситуация накаляется». Он, Джайлз, должен, как и прежде, прикрывать его тыл в бою.
Готовясь к отплытию, он сумел найти заказ на доставку сахара на остров, и настроение у него улучшилось, по крайней мере с прибыли ему удастся оплатить рейс.
Так прошел весь день. Джайлз занимался командой, кораблем, подготовкой к рейсу, в который у него не было никакого желания идти. По натуре Джайлз не был авантюристом. Он всегда предпочитал знать, с чем ему предстояло столкнуться, и иметь возможность заранее обдумать необходимую стратегию боя. Больше всего его сейчас удивляло, почему Бошан обратился именно к нему. Разумеется, им обоим случалось нападать на испанские корабли, но в интересах разных стран — Бошан был французом. Они едва знали друг друга. Господи, неужели прошлое никогда не отпустит их с Джеффом?
В раздраженном состоянии духа Джайлз явился на пристань, чтобы присмотреть за погрузкой сахара. Тут его ждали новые неприятности. Старший помощник обнаружил в трюме значительную течь.
— В чем дело? — спросил Джайлз.
— В том месте плохая обшивка, — доложил плотник. — Давно прогнила.
— Мы только неделю назад его кренговали! — со злостью выпалил Джайлз. Корабль действительно совсем недавно поворачивали на бок, чтобы очистить от наростов и обследовать киль. — Почему же недоглядели?
— Вам придется допросить Фредди Роббинса, он занимался этим участком.
Целых пятнадцать минут искали нужного матроса. Джайлз к тому времени совсем накалился. Он всегда нетерпимо относился к задержкам, а в данном случае фактор времени вообще мог сыграть решающую роль.
Наконец он отыскал Фредди под палубой. Сначала Джайлз собирался уволить его на месте, но потом пожалел. Матрос оказался совсем мальчишкой — лет семнадцати, , не больше.
— Парень, нельзя пренебрегать своими обязанностями! — прорычал он. — Тебе никогда не стать хорошим моряком, если ты не научишься добросовестно выполнять ответственные поручения.
Матрос смотрел на капитана пустым, бессмысленным взглядом. В голубых глазах не отражалось ни одной мысли. Не только неповоротлив, решил Джайлз, но и туп.
— Добросовестно, — повторил он, — это значит тщательно и со вниманием. Понял?
— Я все сделал, кэп. Я не виноват, что оно прогнило. Это из-за воды.
И зачем только он нанял этого парня?
— Вот именно, Фредди. Из-за воды. Дерево в воде гниет. Все время гниет. Поэтому судно приходится кренговать в порту. А если бы пробоину обнаружили в рейсе? Ты должен понять, что наши жизни зависят от добросовестности каждого члена экипажа.
— Но мы ее нашли.
— Это сделал первый помощник. Нашел после того, как тебя назначили на очистку этого участка. А найти неполадки на участке, который поручили тебе, и доложить о них должен был ты. Теперь отправляйся в трюм к помпе. Надо выкачать воду, снова положить корабль на бок, чтобы плотник смог как следует выполнить свою работу.
Джайлз обошел команду, люди занимались рутинной подготовкой к плаванию и мелким ремонтом. Пришлось отвлечь нескольких человек и отправить их на причал стеречь ожидающие погрузки товары. Потом, к своему крайнему неудовольствию, он обнаружил Фредди на палубе. Тот постучал по плечу одного из чернокожих матросов.
— Эй, Кваши, капитан приказал выкачать воду из трюма, — говорил Фредди. — Иди вниз и помоги. Я сам сложу этот канат.
Джайлз, как коршун, налетел на матроса.
— Я же приказал тебе этим заняться! — прорычал он.
— Какая разница, кто сделает, кэп, — безмятежно отозвался Фредди. — Кваши не возражает…
— Его зовут Джавара, — оборвал наглеца Джайлз. — Я приказал не ему, а тебе! Ты прозевал пробоину, черт возьми, ты ее и заделаешь!
Фредди ответил ему недовольным взглядом.
— Эти черные лучше подходят для тяжелой работы. И какая разница, как я его называю? На палубе больше нет негров, а ни один англичанин на это имя не откликается.
Сам Джайлз обращался к членам команды только по именам, но никогда особенно не обращал внимания, что белые матросы зовут всех чернокожих Кваши. Кваши — обычное негритянское имя. На островах Карибского моря так частенько называли любых чернокожих. Джайлзу в первый раз пришло в голову, что подобное обезличивание и есть одна из основ рабства. Она превращает отдельного человека в безликого представителя касты слуг, лишает его достоинства, права иметь собственное имя.
— Джавара, — сквозь зубы процедил Джайлз. — И вот что я тебе скажу: ты будешь повиноваться моим приказам, или я спишу тебя с корабля. И мне плевать, если это случится на необитаемом острове. Я не позволю, чтобы мои люди пренебрегали своими обязанностями! А что касается тяжелой работы — ее будут выполнять все до одного. А если ты слишком утончен для нее, лучше подыщи себе другое место, понял?
Фредди что-то проворчал, но спустился в трюм и взялся за дело. Джайлз проследил за ним, посмотрел, как идут работы, еще раз проверил запасы, а потом отослал Фейт записку, что утром выходит в море. Разумеется, он обещал Джеффу, что в его отсутствие позаботится о Фейт, но Джефф, конечно же, оставил с ней пару своих людей, а сам Джайлз надеялся вернуться не позже чем через две недели. Эти хлопоты напомнили ему, что теперь у него есть собственная жена и нужно побеспокоиться о ее безопасности. Он выбрал из команды одного матроса, освободил его от работы на судне, приказал явиться утром в контору, доложить о себе Грейс и оставаться в доме до возвращения капитана.
Когда корабль был наконец полностью готов к плаванию, солнце уже почти село. Джайлз остался в порту, проследил, как корабль снова спустили на воду, и убедился, что все прошло благополучно.
День казался бесконечным, Джайлз чувствовал себя выжатым, как лимон. Течь в трюме, скандал с матросом, а тут вдруг начался дождь, под которым ему и пришлось добираться до дома.
Джайлз посылал к Грейс вестового сообщить, что хотя он и не вышел в море, но домой не вернется до позднего вечера, а потому она спустилась в контору в надежде найти занятие на предстоящие часы ожидания. Сначала она не решалась рыться на той стороне стола, где обычно работал Джефф, но потом углядела несколько пачек незарегистрированных документов и не разобранных по папкам бумаг. Тогда Грейс села на место мужа и стала аккуратно подсчитывать полученные и выплаченные суммы. Когда все данные были разнесены по нужным гроссбухам, она разложила счета по невысоким коробкам, которые обнаружила на полке. День клонился к закату, потемнело, начал накрапывать дождь.
Едва она зажгла лампу и забеспокоилась о муже, как он сам вошел в двери конторы промокший и уставший. Увидев жену, Джайлз нахмурился и спросил:
— Ну и что мы здесь делаем?
— Ты же говорил, что надо помочь со счетами. Я и сама вижу, что надо. У вас столько всего накопилось, но, думаю, я подогнала почти всю работу.
Он осторожно прикрыл входную дверь.
— Я действительно так говорил, но имел в виду, что позднее, когда я покажу тебе, что надо делать.
— Я нашла все, что нужно, на столе у Джеффа. У Джайлза чуть заметно дернулся уголок глаза.
— Джефф создал свою собственную систему ведения дел. Я и сам знаю, что на столе у него сплошная неразбериха, но в ней есть метод! Пусть непонятный, но в нем есть свой ритм и порядок.
— Да-да, я понимаю. Там все не так уж сложно. Я что, не права?
Джайлз уже успел намучиться со счетами своего партнера. Никакие убеждения не могли заставить Джеффа поверить, что его система слишком запутанна. Как же он, Джайлз, сумеет теперь разобраться в бумагах Джеффа, если Грейс уничтожила те немногие признаки порядка, которые там были? Он прикрыл глаза и глубоко вздохнул. «Один… два:., три…» — медленно считал Джайлз про себя, выдыхая после каждого слова и делая маленькую паузу.
— Ты считаешь? — фыркнула Грейс.
Джайлз распахнул глаза, серые и мрачные, как вечернее небо за окнами. — Что?
— Ты считаешь про себя, точно? Заметил, что злишься, и начал считать! До десяти?
— Это чтобы не сказать лишнего.
Грейс встала со своего места и улыбнулась:
— А что ты собирался сказать?
— Ничего. — Ха!
— Просто мне хочется, чтобы ты не спешила. Во всем этом есть определенный порядок, — мрачно повторил он, оглядывая стол.
Грейс прошла к полке, вытащила стопку коробок, прогнувшись, с трудом подтащила ее к столу и поставила на него.
— Вот в этой, — начала она, положив руку на первую коробку, — документы по «Судьбе». Тут бумаги о перевозках, то есть накладные на товары, записи о выплатах клиентам. Все в хронологическом порядке. Каждая расписка лежит вместе с накладной, к которой она относится. В следующей коробке документы о расходах только по судну Джеффа — ордера на поставки, оплата ремонтных работ. Видишь, я добавила счет за полотно и за недавнюю покупку пиломатериалов. Размеры поставок записаны и в гроссбух. — Грейс положила палец на корешок переплетенной в кожу тетради в стопе книг рядом с местом, где она работала, потом отложила документы по «Судьбе» в сторону и продолжала: — В следующих двух коробках, очевидно, находятся документы по «Надежде», потому что в одной — купчая на нее, а во второй — накладная на груз с плантации моего отца. Ты сам говорил мне, что купил судно совсем недавно. Я нашла расписку своего отца за деньги, которые ты выплатил ему, на столе Джеффа, а с ней и другие относящиеся к «Надежде» бумаги. Я все их переписала и разложила по местам. А вон та большая коробка… — Грейс указала на нижнюю полку, — для документов, связанных с вашими накладными расходами: чернила, бумага, плата матросам и тому подобное. Я заметила, у вас на самом деле нет двух постоянных, отдельных команд. Вы просто нанимаете матросов на каждый рейс, но многие плавают с вами снова и снова — имена повторяются из рейса в рейс. Кстати, вы пропустили выплату вдове Бэзила Хейла, и предстоят еще три, пока вы не рассчитаетесь за ее пенсию. Я обнаружила соглашение под картой на столе Джеффа, а потом проследила записи по гроссбухам.
— Так, значит, она не получила в этом месяце денег?
— Не получила. Мне надо будет иметь доступ к деньгам, если ты хочешь, чтобы я в твое отсутствие продолжала вести дела. — Грейс бросила на него быстрый взгляд из-под ресниц. — Но конечно, если ты не считаешь, что я все безнадежно запутала.
Джайлз смущенно прочистил горло.
— Я не знал, что мы пропустили выплату для миссис Хейл. Я как раз плавал к твоему отцу, а потом ухаживал за тобой. Обычно Джефф нормально ведет счета, но иногда может что-то забыть.
— Я заметила.
Джайлз открыл было рот и снова его закрыл.
— Я думала, ты собираешься поблагодарить меня. Незачем останавливаться и считать.
— На самом деле я не знал, что сказать раньше: «спасибо» или «прости»?
— Я непривередлива, можешь огласить в любом порядке.
— Дело в том… После того, что было в квартире… Ну, твое понятие о порядке… — Джайлз никак не мог выговорить фразу до конца.
— Но это же дело, работа, а не побрякушки. Я отлично понимаю, что без аккуратного делопроизводства ваша компания просто пойдет ко дну — извини за неудачный каламбур. Я же тебе рассказывала, что часто помогала отцу, поэтому неплохо разбираюсь в делах.
— Теперь я и сам вижу. Но, честно говоря, ты не должна винить меня за недоверие к методам твоего отца. Прости за откровенность, но твой отец занимается делами в пьяном виде.
Грейс захлопала глазами.
— Ты о чем?
— Помнишь ту ночь, когда мы вернулись из хижины рабов? Он был так пьян, что даже не мог сосчитать деньги, которые я привез.
— Это случайность. Отец пьет, когда ему трудно. В тот вечер он наверняка считал, что я разрушила все его надежды получить наследников.
Джайлз помедлил секунду, потом все же спросил:
— А твоя мать, она больше никогда не беременела?
— Может быть, и беременела, — ответила Грейс, избегая его взгляда. — Я не знаю. Если такое и было, то я не замечала никаких признаков. — Прямо она не лгала, но намеренно отвечала кратко, ибо была не готова облегчить свою совесть.
Джайлз сосредоточенно смотрел на жену.
— Хотелось бы мне знать, что ты от меня скрываешь.
— Не понимаю, что ты имеешь в виду, — быстро ответила Грейс, но голос ее при этом звучал неуверенно.
— О, ты все прекрасно понимаешь. Ты с таким трудом говоришь о своей матери, как будто слова застревают у тебя в горле. Что, были и другие дети? Больные? С пороками развития? — продолжал спрашивать Джайлз. — Идиоты? Какие тайны ты скрываешь? Что известно Мату? Почему ее заставили навсегда замолчать?
— Думаю, у тебя тоже есть тайны! — в панике выкрикнула Грейс. — Потому ты и видишь скрытность там, где ее нет.
Возможно, он действительно утаил от жены некоторые детали предстоявшего рейса, но сделал это для ее спокойствия. Джайлз быстро справился с укорами собственной совести и резко спросил:
— Разве я скрыл от тебя хоть что-то, касающееся лично меня?
— Ты знаешь обо мне куда больше, чем я о тебе. — Грейс собрала со стола коробки с документами и вернула их на полку, радуясь, что может избежать требовательного взгляда мужа.
— Что ты хочешь узнать?
— Я знаю, что у тебя есть три сестры и мать. Они живут в Лондоне, но ты их редко видишь. Что заставило тебя уехать в такую даль? Какие тайны скрывает твоя семья?
Джайлз вздохнул. Сумеет ли он когда-нибудь разрушить стену, которую эта женщина возвела вокруг себя? И продолжает возводить. Во всяком случае, он в состоянии ответить на ее вопросы.
— Мне было девять лет, когда я нанялся юнгой на корабль. И с тех пор я редко видел свою семью.
— И ты не мог найти время побывать в Лондоне? Неужели ты так любишь море?
— Нет, просто так складывались обстоятельства. — Джайлз опустился на стул возле стола. — Конечно, я люблю плавать, но страстью это не назовешь.
Уловив в его голосе усталость, Грейс отвлеклась от своих коробок, обернулась и спросила:
— Вот как? А я часто слышала, что для каждого моряка море как любовница.
— Это все романтика, — возразил Джайлз. — На самом деле в жизни часто все по-другому. Для многих море — источник существования.
— Тогда почему ты его выбрал?
— Иногда я сам себя спрашиваю, действительно ли я что-нибудь выбирал. Мой отец строил корабли, и когда мне потребовалась работа в столь юном возрасте, то оказалось, что я гожусь только в юнги. С Джеффом мы встретились еще подростками. Он был одержим страстью к приключениям, всегда рвался вперед, ни о чем не задумываясь, а я вечно старался все предусмотреть. Когда его взяли на каперское судно, он позвал меня с собой. Тогда мне это показалось грандиозным событием.
— А разве не так? — с жадным интересом спросила Грейс. Захваченная его рассказом, она забыла о попытках отвлечь внимание мужа от своей персоны.
— Отчасти, конечно, — задумчиво ответил Джайлз, — но всему есть своя цена. Мне приходилось делать такое, чем не станешь гордиться.
Связи, сложившиеся в те времена, трудно порвать. Казалось бы, что за дело ему или Джеффу до того, в какую историю влип Анри Бошан. Но Джефф бросился ему на выручку, и он, Джайлз, последует за своим другом.
— Но ведь теперь все это в прошлом, и ты — честный капитан торгового флота.
— Потому что Джефф так решил. — Джайлз грустно усмехнулся. — Ты думала, что вышла замуж за человека, привыкшего повелевать, ведь так? И понятия не имела, что он сам привык следовать за предводителем.
Грейс подошла и остановилась возле мужа. Она провела пальцем по линии подбородка — он так тщательно выбрил его утром, а теперь кожа вновь стала колючей и грубой.
— Я же вижу, ты лидер по природе. Где бы был твой Джефф без тебя? Думаешь, он бы добился такого успеха, если бы ты не вносил в его действия смысл и порядок? И никто из нас не выбирает жизненный путь самостоятельно. Я ненавижу плантацию Уэлборна, но если бы не ты, я жила бы там и поныне.
— Ты же не сама решила родиться дочерью плантатора, — проговорил Джайлз вставая и обнял ее, прижав к влажной от дождя куртке. — И ты не можешь прекратить муки рабов. Не ты же решила быть белой в мире, где черные обречены на страдания.
Влажный запах его одежды неожиданно показался Грейс удушающе затхлым. Она резко отстранилась.
— Конечно, нет, у меня не было выбора.
— К тому же, будь ты негритянкой, мы не были бы сейчас вместе.
— Будь я негритянкой…
— Благодарение Богу, никто из нас не родился африканцем. Бедные, бедные люди…-Джайлз содрогнулся. — У нас есть что-нибудь на ужин? Можно пойти в таверну, это недалеко.
Сгибаясь под бременем вины, Грейс не думала, что сможет съесть хоть что-нибудь, однако сказала:
— Я только возьму накидку.
Общий зал таверны был полон. Между столами сновали служанки, подливая ром мужчинам, которые и так уже слишком много выпили. Перед голодными посетителями тут же появлялись блюда, полные разнообразной снеди. Джайлз с жаром стал рассказывать о трудностях прошедшего дня, Грейс кивала, где нужно, но мысли ее были далеко, она едва притронулась к кушаньям, только уловила рассказ о ленивом матросе и обещании Джайлза прислать ей поутру охранника. Шум и бесконечные разговоры обедающих вокруг людей не сумели развеять ее тоску.
Мату права. Грейс слишком долго носилась стайной своего происхождения. Пора покончить с неопределенностью и начать жить той жизнью, которую она сама для себя выбрала. Она родит Джайлзу детей. Светлокожих, совсем белых. Им и в голову не придет, что у них тоже был выбор. И она начнет с того, что попробует зачать прямо сегодня.
«Господи! — молилась про себя Грейс. — Пошли мне скорее ребенка. И чтобы он был белым!»
Когда они вышли из таверны, моросящий дождь превратился в настоящий ливень. Резкий ветер раздувал юбки Грейс. Супруги заспешили домой по улице, освещенной лишь светом, падавшим из окон. Грейс оставила окно на втором этаже открытым, и теперь на полу там, конечно, собралась целая лужа. Джайлз закрыл ставни и сказал, что сам наведет порядок. Это дало Грейс возможность вымыться и переодеться в относительном одиночестве. Она выбрала самую тонкую, почти прозрачную ночную рубашку и постаралась справиться со своими страхами к сомнениями.
Джайлз заметил сделанный ему навстречу шаг. Раньше Грейс всегда надевала рубашки из плотного полотна. Он усмехнулся. Все прежние ночи были лишь мучительной дорогой к изнурительному разочарованию, но вчера ему показалось, что он случайно нащупал то, в чем кроется ответ на так и не заданный вопрос. Он предоставит инициативу самой Грейс, даст возможность своей робкой жене делать с ним то, что ей нравится. И самой выбирать скорость движения вперед.
Смыв с себя пот и грязь после трудного дня, Джайлз надел рубашку и упал в постель.
— Господи Боже мой! — пожаловался он. — Ну и денек выдался!
И снова Грейс содрогнулась от страха. Может быть, муж до сих пор сердит из-за нерадивого матроса и выместит свою злость на ней? Но Джайлз не сделал ни одного движения, даже не дотронулся до жены.
— Но к счастью, он уже закончился, — проговорила Грейс. — И теперь тебе хорошо, правда?
— Да, дорогая. Но я безумно устал, мышцы никак не расслабляются.
— О!
— Ты могла бы мне помочь.
У Грейс перехватило дыхание, она не могла выговорить ни слова, лишь бросила на него быстрый взгляд из-под ресниц.
— Сделай мне массаж, как я делал тебе вчера.
Грейс смущенно нахмурилась, а Джайлз перевернулся на живот. Ах, это? Только и всего? Она с облегчением вздохнула и, осторожно присев на колени, пробежалась пальцами по спине мужа.
— Надо давить с большей силой, — посоветовал Джайлз. — Я — мужчина крупный, Грейс. Уверяю тебя, ты не сделаешь мне больно.
Она откинула в сторону его волосы, успев ощутить их шелковистую тяжесть. Джайлз распустил косичку, и волосы выделялись темной массой на белом полотне рубашки. Грейс вспомнила, как действовал муж накануне, и подушечками больших пальцев стала мягко, но сильно давить на узелки мышц, проступавшие на его спине. Тело под тканью излучало тепло и мощь. Даже пребывая в покое, оно подавляло исходившей от него силой, но сейчас все, до последнего нерва, находилось в ее власти и легко поддавалось под решительными движениями ее пальцев.
Грейс размяла всю спину до пояса, но тут остановилась. Ночная рубашка прикрывала половину бедер, но дальше были лишь мощные обнаженные ноги в темных волосах.
— Тебе лучше? — спросила она.
Джайлз перевернулся на спину и положил руки под голову.
— Намного, — улыбнувшись, проговорил он и посмотрел на ее губы. Грейс поняла намек и нагнулась, чтобы поцеловать мужа. Его теплые мягкие губы и влажный шелковистый язык ее уже не пугали. На этот раз Джайлз ответил на поцелуй, завладев всем ее ртом, пробуя и исследуя его глубины, обдавая незнакомым горячечным жаром.
Грейс отстранилась, чтобы перевести дыхание, но чувствовала, что не утолила своей жажды. Целоваться можно хоть всю ночь, думала она. Кто знает, возможно, дальнейшее того стоит?
— Лучше, если мы будем ближе друг к другу, — прошептал Джайлз. — Если тела будут прижаты.
Грейс хотела возразить, сказать, что еще не готова терпеть на себе его тяжесть, что он раздавит ее и все испортит, но лишь молча легла рядом и решила выдержать все, лишь бы он был доволен.
— Нет, нет, — проговорил Джайлз и взмахнул рукой. — Ты ложись сверху, вот сюда, на меня.
Грейс села и с удивлением посмотрела на мужа.
— Я? Сверху?
Джайлз мягко усмехнулся:
— Думаю, ты меня не раздавишь.
Грейс тоже так думала, но все же не решилась лечь на него всем телом, просто прижалась плотнее к его боку. Нога ее оказалась на бедре мужа, частично скрытом ночной рубашкой, зато руки были свободны. Грейс обняла Джайлза за шею, притянула к себе его голову и поцеловала еще раз. Джайлз прав — так лучше. Жар его тела проникал в самую глубину ее существа. Опираясь на одну руку, второй она гладила его мощную грудь, руки, плечи.
Джайлз запустил пальцы в локоны Грейс, слегка притянул ее к себе, стараясь не прилагать силы, потом высвободил из волос руку, мягко пробежался подушечками пальцев по коже предплечья, затем по спине — к нежным выпуклостям ягодиц. Грейс задрожала, но не от холода. Она инстинктивно прижалась бедрами к его бедру в поисках удовлетворения непонятной потребности, нараставшей внутри ее тела.
Буря за окнами все усиливалась, ветер носился вокруг дома, крупные капли стучали в закрытые ставни. Комната наполнилась запахами дождя, грозы и желания. От этой могучей смеси кровь закипала в жилах, Грейс показалось, что время остановилось, ей чудилось, что весь мир томно покачивается в сладком густом тумане. Рука Джайлза легла на ее грудь, слегка сжала сосок, и он вдруг напрягся. По телу Грейс пробежала волна острого наслаждения. Джайлз не останавливался, его пальцы коснулись бедра, скользнули под рубашку, а затем — вверх.
Внезапно Грейс тоже осмелела. Ее собственные пальцы жадно ощупывали сквозь рубашку бугорки мышц на его животе, потом двинулись по бедру, спустились ниже края рубашки и внезапно ощутили обнаженную кожу ноги. Он взял ее ладонь в свою руку, направил вверх под рубашку, с настойчивостью вынудив ее пальцы коснуться напряженного свидетельства его страсти.
Грейс замерла, ее первым импульсом было отдернуть пальцы, но она справилась с этим порывом. Джайлз убрал свою руку, теперь бремя решения лежало только на ней. Грейс обхватила его, погладила, вслепую попробовала оценить толщину и длину. Она ожидала ощутить нечто чудовищно громадное и распухшее, что, войдя в нее, обязательно разорвет ее, покалечит. Но он оказался не таким уж огромным. Грейс подумала, что ее детская память, вероятно, исказила и преувеличила размеры. Конечно, она чувствовала страх и понимала, что отдаться ему будет нелегко и скорее всего неприятно, но все же дело обстояло не так безнадежно, как ей представлялось раньше.
А Джайлз ласкающими движениями все гладил Грейс, вот рука его забралась под ночную рубашку и оказалась стиснута их телами. Он продвигался к цели. Грейс вдруг почувствовала, что ее кожа сделалась влажной, внизу живота возникла сладкая боль, но она не разжала объятий, даже когда его пальцы скользнули в самую потаенную складку и коснулись крошечного чувствительного бугорка, лишь с ее губ сорвался протяжный стон. И тут его палец проник внутрь.
Внезапно мощный порыв ветра распахнул ставню и со страшной силой хлопнул ею о стену. Грейс вскрикнула. Джайлз вскочил с кровати, чтобы закрыть окно. Грейс снова закричала. Казалось, что прорвало какую-то плотину. Сжавшись в комок, она кричала, задыхалась, хватала ртом воздух, опять кричала и не могла остановиться. Трясущимися пальцами Джайлз вставил шпингалет на место и бросился к кровати.
— Все хорошо, Грейс, все хорошо! — повторял он, обнимая ее и слегка укачивая. Но Грейс вырвалась из его рук, откатилась подальше и упала с кровати. — Грейс?!
Съежившись, она смотрела на него расширенными, ослепшими от ужаса глазами.
— Нет! Нет! Нет! — вопила она.
Джайлз застыл на месте. Страх ледяными пальцами сжал его сердце. Он понимал, что не должен сейчас к ней прикасаться, но он не мог и оставить ее на полу в этой скрюченной, полной отчаяния позе.
— Вернись, Грейс. Обещаю, я и пальцем до тебя не дотронусь.
— Нет, нет, нет, — повторяла она, стуча зубами от страха. — Так и бывает, так и бывает, — бессмысленно твердила она.
— Что бывает? Что было?!
— Ты заставляешь меня дотронуться, а потом ты… потом ты делаешь со мной… а потом приходит отец. Распахивает дверь, дверь стучит о стену, он кричит… Он кричит, все рушится… Мир рушится. Ты думаешь, ты что-то собой представляешь, а ты — ничто. Ты думаешь, ты человек, а ты всего-навсего черная тварь.
— О Господи! — простонал Джайлз и обхватил себя руками, чтобы не броситься к ней на помощь и еще больше не напугать ее. — Грейс! Послушай! Сейчас все хорошо. Никто тебя не обидит. Клянусь, я никому не позволю причинить тебе боль.
— Нет! — отчаянно взвизгнула она. — Всегда больно! Всегда больно! Мне больно. Мату тоже больно! Ох, Мату, Мату! — раскачиваясь, запричитала Грейс, подтянула колени под подбородок и обхватила их руками. — Мату! — рыдала она, продолжая раскачиваться из стороны в сторону. — Как же я без тебя?
Джайлз смотрел на жену и чувствовал, как колотится его сердце. Такие же ощущения он испытывал в бою, когда от него зависела жизнь лучшего друга, но он умел защитить Джеффа. Надо было только не позволять врагу зайти ему в тыл. Об остальном Джефф мог позаботиться сам. С Грейс все было иначе. Вот она сжавшись сидит на полу в окружении невидимых для него драконов и чудовищ, которых он не в состоянии изгнать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Страстная и непокорная - Рид Пола



Остросюжетный любовный роман с тропическим колоритом. Читается с удовольствием и интересом.Захватывающие приключения, особенно в борделе. Но в конце - слащавость с негритянским колхозом.
Страстная и непокорная - Рид ПолаВ.З.,65л.
30.04.2013, 10.52





Очень понравился роман. Без лишних соплей, и гл.г-й нормальный мужик, а то все как один, только цвет глаз разный.
Страстная и непокорная - Рид ПолаМэри
22.09.2013, 8.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100