Читать онлайн Строптивая любовь, автора - Ричмонд Эмма, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Строптивая любовь - Ричмонд Эмма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Строптивая любовь - Ричмонд Эмма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Строптивая любовь - Ричмонд Эмма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ричмонд Эмма

Строптивая любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

– Вспоминается что-нибудь? – спросил Кил.
– Ничего, – хрипло ответила Жюстина. Она и не думала смотреть по сторонам. – Ты заказал гостиницу?
– Угу, я сделал заказ в «Дом-Педро», но не имею ни малейшего понятия, где это находится. И, между прочим, я ни слова не понимаю по-португальски. Ничего, как-нибудь прорвемся!
– Ну конечно. – В ней проснулась уверенность: он-то всегда прорвется, стоит ему только появиться, такому красавцу… – Я думаю, все будет в порядке, когда мы приедем на место – если мы туда когда-нибудь вообще доберемся, – холодно уточнила она, пытаясь уберечь больную руку от очередного неожиданного удара.
– Тебе плохо? – озабоченно спросил Кил, и, как ей показалось, он не кривил душой – слишком уж глупый был у него вид.
– Мне станет лучше, когда мы прибудем на место и я наконец отдохну.
Голова раскалывалась, начало подташнивать. Ее вымученная улыбка говорила красноречивее всяких слов. Из-за плеча Кила блеснуло море, и внезапно у нее в голове промелькнула какая-то, еще неясная, мысль. Жюстина изо всех сил напрягла память. В задумчивости она оперлась рукой на его колено, не отдавая себе отчета в том, что ее распущенные волосы касаются его груди. Напрягшиеся мышцы его ног и подавленный вздох прошли мимо ее внимания. Жюстина нахмурилась, пристально вглядываясь в залив. – Вспомнила что-нибудь?
– Не знаю, – медленно проговорила она. – Может, этот залив подскажет мне что-нибудь.
– Не напрягайся, все вспомнится своим чередом.
Кивнув, она откинулась на сиденье и принялась лениво разглядывать причудливое здание отеля. Он был так не к месту здесь, где царили маленькие виллы под красными крышами. Такой большой отель должен был запечатлеться в ее памяти.
– Obrigada – произнесла она, забывшись, когда таксист открыл перед ней дверцу машины.
– Ничего себе, ты, оказывается, говоришь по-португальски, – с упреком сказал Кил. – Хотя чего уж тут удивляться? Ты небось все языки выучила в своих бесчисленных путешествиях.
– Кое-какие знаю, – согласилась она. – Только не португальский. Так, пару слов могу сказать, но не больше. Смешно, но это слово только сейчас пришло мне в голову.
Они вошли в отель, и, пока Кил занимался оформлением, она с любопытством осмотрелась. Из просторного регистрационного зала ступеньки вели вниз, в холл, уставленный диванами. Еще ниже она разглядела бар.
– Пошли?
Кивнув, она улыбнулась бою в униформе, несшему их чемоданы. Довольный ее вниманием, бой с важным видом прошествовал к лифтам. В другое время это рассмешило бы Жюстину, но сейчас она была слишком утомлена.
Их комнаты оказались не только удобными, но даже роскошными. Номер Кила примыкал к ее комнате. Из окон открываются прекрасный вид. Жюстина раздвинула шторы пошире. Пологие ступени спускались к сверкающему бассейну, у бортиков которого аккуратно выстроились шезлонги. Она устало прислонилась лбом к оконной раме. В дверь постучали, и Жюстина неохотно обернулась.
– Проголодалась? – просунув голову в дверь, спросил Кил.
– Да нет. Пить только очень хочется. – Она отбросила назад волосы и слабо улыбнулась, Каждый миллиметр ее тела излучал боль, а волосы, казалось, весили целую тонну.
– А может, тебе лучше лечь в постель? – участливо спросил Кил. – Я закажу, тебе что-нибудь принесут. Или спускайся со мной в бар. Я бы, наверное, перекусил.
– Можешь нормально пообедать, – вяло запротестовала Жюстина. – Нянчиться со мной вовсе не обязательно.
Косо взглянув на нее, он распахнул дверь и пропустил ее вперед.
– Что ты будешь пить? – поинтересовался Кил, когда они расположились в баре на мягких стульях.
– Большой фужер водки, – усмехнулась она невесело, – но этого мне, увы, нельзя. Доктор не велел. Никакого алкоголя, никаких стрессов и чрезмерных перегрузок, – проговорила она, копируя своего врача. -Выпью-ка я кофе. С молоком. Я припоминаю, что молоко здесь обязательно надо оговаривать, иначе получишь черный кофе. И хватит смотреть на меня так, словно я вот-вот грохнусь в обморок. На тебя это совершенно не похоже, и это начинает меня волновать.
Припомнив ее слова, он усмехнулся.
– Чуть-чуть переигрываю, да?
– Да!
Он рассмеялся и направился к стойке бара.
Наблюдая за ним, она печально улыбалась. Он был полон жизненных сил, прямо-таки излучал энергию, притягивающую к себе окружающих. Казалось, его совершенно не волнует незнание португальского языка, и она с интересом смотрела издали за тем, как он пытался объясняться жестами. Кстати, не только Жюстина наблюдала за ним. Оно и понятно: он резко выделялся на общем фоне не только своей привлекательностью, но и высоким ростом, слегка надменным видом и уверенностью в себе. Да, на такого мужчину невозможно было не обратить внимание. Такой с легкостью может стать душой любой компании. Если, конечно, захочет, усмехнулась Жюстина. Этим широким плечам будет одинаково уютно и в дождевике, и в смокинге, а длинные стройные ноги будут смотреться и в брюках от шикарного портного, и в простых джинсах. Кил рассмеялся над чем-то, сказанным барменом, и она вдруг почувствовала пробежавшую по ней дрожь. Ослепительно сверкнули зубы на его загорелом лице, светлые волосы, которые он так и не подстриг, четко выделялись на фоне в основном темноволосой публики. Он выглядел таким, каким и был на самом деле: богатым, уверенным в себе человеком. Когда он вернулся с чашкой кофе для нее и кружкой пива для себя, Жюстина притворилась полностью поглощенной созерцанием других столиков. Он сел, и она тревожно взглянула на него, почувствовав прикосновение его бедра. Внезапно она поняла, что он сделал это намеренно.
– Забавляешься, Кил?
Улыбнувшись, он покачал головой.
– Жюстина, давай поговорим. Вспомни свое первое посещение острова и все, что ты в состоянии вспомнить: где была, с кем и так далее. – Он одарил ее обезоруживающей улыбкой. Глаза его светились удовольствием. Жюстина с подозрением взглянула на него.
– Ты случаем не заигрываешь со мной?
– Угу, – подтвердил он, смеясь.
– Почему вдруг?
– Всем хорошеньким девушкам нравится, когда за ними приударяют. – В его словах сквозило высокомерие.
– Какая ерунда! – возмутилась Жюстина. – И, как бы то ни было, я вовсе не хорошенькая.
– Да, ты права, тебя нельзя назвать хорошенькой, по крайней мере в общепризнанном смысле слова. Но у тебя есть свой… шарм. У тебя красивый рот и самые прекрасные глаза, какие я когда-либо видел. Итак, давай вернемся в прошлое, – без всякой паузы сказал Кил, не давая ей опомниться. – Может, тебе вспомнятся какие-нибудь подробности.
Что, получила по носу? Она откинулась на стуле и, зажав чашку между ладонями, мысленно вернулась на десять лет назад.
– Мне тогда было семнадцать лет – о Боже, как же это было давно! Дэвид вел себя несколько деспотично, я это хорошо помню. Видимо, он уже сожалел о своем донкихотстве. Как и сегодня, из аэропорта мы поехали на такси. Ехали не очень долго. – Она помолчала, припоминая события прошлых лет, потом задумчиво продолжила: – Виллу окружала изгородь со сварными воротами, запирающимися на замок. Там была кухня, две спальни, кажется, и большая передняя. И еще огромный таракан! – торжествующе воскликнула она. Она вдруг отчетливо вспомнила, как она не позволила Дэвиду убить этого таракана, а заставила его поймать и выпустить на волю.
– О, уж это точно поможет нам в поисках, – пошутил Кил. – Ну-ну, продолжай, у тебя хорошо получается.
– Все я вспомнить не могу, – медленно продолжила Жюстина. – В голове все путается. До Фуншала мы доехали автобусом. Он был такой старый и побитый, и в нем можно было либо просто стоять на месте, либо мчаться с убийственной скоростью. – Она рассмеялась, и ее оживившееся лицо стало почти прекрасным. – Всякий раз, когда водителю надо было остановиться, он просто лупил по тормозу, и все пассажиры тут же валились в кучу на пол… Еще помню, что меня рассмешили капоковые деревья в Фуншале. Я понятия не имела, что капок растет на деревьях, я была уверена, что это искусственный пух. Помню, как Дэвид по этому поводу надо мной издевался. Ну, что еще? Какие-то плетеные экипажи-корзины, ползающие по мостовой, но сама я ни разу в них не каталась. – Жюстина почувствовала головокружение и принялась быстро моргать, чтобы восстановить четкость зрения. Пальцами она потерла лоб, стараясь унять нарастающую боль.
– Голова болит? – участливо спросил Кил.
– Да, день сегодня какой-то бесконечный.
– Тогда марш в постель, продолжим завтра. – Он допил свое пиво и поднялся из-за стола.
– Но у нас же в запасе всего несколько дней, – в голосе Жюстины прозвучало беспокойство.
– А если ты вконец разболеешься, то от тебя и вовсе не будет никакого толку, – рассудительно заметил он. – Пошли.
Она опустила чашку на стол и поднялась, покачнувшись. Кил подхватил ее. Жюстина с благодарностью взглянула на него и ни с того ни с сего спросила:
– А у тебя было когда-нибудь сотрясение мозга?
– Было, да и кости я не раз ломал.
– Могу поклясться, что ты отлично с этим справлялся, наверняка был идеальным пациентом, образцом терпения и выносливости…
– Вот уж нет, – он усмехнулся, – я постоянно всем докучал, вечно был не в духе и раздражался по всяким пустякам. Это тебя больше устраивает? – Нет, – она выдавила из себя улыбку. – Пойду-ка я лягу, пожалуй.
Спокойной ночи, Кил.
– Спокойной ночи, Жюстина. Найдешь сама дорогу?
– Если заблужусь, спрошу кого-нибудь, – сухо отрезала она. – Я уже большая девочка.
– Я так и думал, – не остался в долгу Кил.
Тряхнув головой, Жюстина направилась вверх по лестнице. Очутившись наконец в спальне, устало прислонилась к двери. В голове ее проносились события минувшего дня. Еще сегодня утром она была так уверена в своем отношении к Килу Линдстрему, теперь же у нее такой уверенности не было. Он, без сомнения, заигрывал с ней, даже флиртовал. Она подошла к туалетному столику и внимательно посмотрела на себя в зеркало. Это у нее-то красивый рот? Самокритично усмехнувшись, она отвернулась. Не будь дурой, Жюстина. Красавцы вроде него флиртуют с такой же легкостью, как и дышат. Это так, но зачем ему возиться с тобой? С его точки зрения, ты увела мужа у его сестрицы. А, ладно, она слишком устала, чтобы разбираться во всем этом. Жюстина поскорее забралась в постель и уснула.
Утром она почувствовала себя намного лучше. В голове было ясно, да и руку перестало дергать, а это уже само по себе было большим облегчением. Она осторожно села в постели и улыбнулась: головокружение тоже исчезло. Вчера она переоценила свои силы, она ведь только-только вышла из больницы. Ее отношение к Килу, видимо, тоже было результатом сотрясения мозга. Со времени несчастного случая она постоянно была сжата, как пружина. А теперь наконец она выспалась и расслабилась, ощутила прилив свежих сил. Она сделала вывод, что практически пришла в себя и ничуть не изменилась внутренне, чего она уже стала опасаться вследствие совсем неразумного поведения накануне. Довольная собой, Жюстина приняла ванну.
Затем она надела подаренный Килом спортивный костюм и изучающе посмотрела на себя в зеркало. Костюм вдет ей, решила она, подчеркивает ее стройную фигуру. Лиловый цвет придает лицу свежесть, а глаза на его фоне сверкают еще ярче. И его легко надевать, несмотря на гипс. А это большой плюс. Нацепив поверх него ненавистную повязку и продев в нее руку, она подошла к окну, широко раздвинула шторы навстречу яркому, сверкающему утру и стала вглядываться в мыс на том берегу залива. Все окружающее казалось омытым солнечными лучами, позолотившими и водную гладь, и крыши домов. Она где-то вычитала, что здесь почти всегда стояла такая прекрасная погода, лишь иногда случались сильные бури. Пушистые белые облака повисли на вершинах гор, словно не желая двигаться по небу дальше. Жюстина закрыла глаза, стараясь более полно насладиться ароматным ветерком, развевающим ее длинные волосы. Если бы не поиски Дэвида, не эти проклятые бумаги и не будоражащее присутствие Кила, она была бы отнюдь не прочь отправиться сейчас в город побродить по магазинчикам. А если бы не загипсованная рука, занялась бы виндсерфингом. Вон, два-три паруса уже виднеются на горизонте.
– Я вижу, ты уже встала, – раздался в двери недовольный голос.
Она удивленно обернулась. В настроении Кила произошел, по-видимому, крутой поворот. Было заметно, что он только что принял душ и побрился, но оба эти действия, похоже, исчерпали его силы.
– Свои замечания можешь оставить при себе, Жюстина, – скрипучим голосом продолжил Кил. – Ты готова к завтраку?
– Да, я даже проголодалась, – ответила она, все еще с любопытством рассматривая его. Может, он провел плохую ночь? Некоторым плохо спится на новом месте. Или он просто подвержен смене настроений. Втайне она надеялась, что он не из таких, иначе атмосфера за эти несколько дней сгустится еще больше. Тут она с облегчением почувствовала, что его присутствие больше ее не задевает.
В ресторане он заказал себе лишь чашку кофе. Жюстина же, в глазах которой прыгали веселые зайчики, заказала полный завтрак и, когда его принесли, принялась уплетать за обе щеки.
Неожиданно в дверях возникла какая-то возня, и Жюстина с интересом посмотрела в ту сторону. Один из мужчин, которых она видела накануне в баре, споткнулся о чей-то столик. Выглядел он неважно. И тут ее осенило. Вглядываясь в замкнутое лицо Кила и пытаясь поймать взгляд опущенных глаз под золотистыми ресницами, она поинтересовалась:
– Сколько же времени ты пробыл вчера в баре?
Холодные зеленые глаза были лишены всякого выражения.
– До четырех утра. Но не в баре, – нехотя признался он. Потом взглянул на спотыкающегося человека и добавил сварливо: – Уж ходить ровно я по крайней мере могу.
– Тебе так только кажется, – поддразнила она его. – Где же ты был и что, ради всего святого, ты пил?
– Черт его знает, какое-то местное пойло, с рыбаками в гавани. Иногда это бывает очень полезно.
Она хотела было сказать, что на пьяницу он не очень-то похож, но вовремя прикусила язык. Однако она не без удовольствия представила себе пьяного в стельку Кила, бредущего к отелю. Отставив пустую тарелку, она налила себе кофе и сменила тему разговора.
– Ну, какие у нас планы на сегодня?
– Что? А, ну да. Вчера я достал карту у бармена. – С этими словами он вытащил карту из кармана, отодвинул в сторону чашки и тарелки и разложил ее на столе. – Я поинтересовался у него, есть ли на острове английская колония. Просто так, на всякий случай. Но он сказал, что сюда приезжает не так уж много англичан и никакой колонии здесь нет. Тебе говорят что-нибудь эти названия? – спросил он, ткнув пальцем в карту.
Она наклонилась вперед и внимательно посмотрела на извилистую береговую линию и тонко выведенные названия населенных пунктов. – Местность вокруг не была пустынной, – бормотала Жюстина в надежде скрыть тот факт, что у нее в памяти не возникло ни единого проблеска, и это позволяет нам исключить обширную территорию. Я совершенно отчетливо помню, что нашу виллу окружали другие дома. Кажется, она стояла на холме… В чем дело? – воскликнула она, услышав его отчаянный вздох.
– Жюстина, это вулканический остров, – пояснил он с досадой.
– Ну и что из того?
– А то, что здесь кругом одни холмы и горы, чтоб им пусто было!
– Откуда ты знаешь? – воинственно сверкнула глазами Жюстина. Если он думает давить на нее, то это ему не удастся. Вот не надо было ей вчера быть такой слабой и податливой…
– Я спросил у бармена.
– Отлично, по крайней мере твое пьянство принесло хоть какую-то пользу помимо похмелья, – ядовито заметила она.
– Может, вернемся к карте?
Она скорчила гримасу и снова погрузилась в изучение острова.
– Сколько времени вы ехали на автобусе?
– Точно не помню. Не очень долго. Слушай, ведь прошло десять лет.
– Это ты уже сто раз говорила. Я же не требую, чтобы ты вспомнила точный маршрут или время по минутам. Но хоть приблизительно, хоть что-нибудь, ну напрягись. Сколько вы ехали? Долго? Нет? Ну хоть что-то у тебя в голове осталось?
Напрягая память, она набрала в рот воздуху и с силой выпустила его в потолок.
– Да нет, мне кажется… совсем недолго, но и делом нескольких минут нашу поездку нельзя назвать. О, ну не знаю, Кил. И не смотри на меня так. Я же еще раньше тебя предупреждала, что легче найти иголку в стоге сена!
– Спасибо, я прекрасно помню, о чем ты меня предупреждала! Не стоит заниматься цитированием самой себя. Ладно, ты хоть уверена, что дом находится на побережье?
– Ни в чем я не уверена, – взбунтовалась Жюстина. Все ее прекрасное настроение улетучилось в мгновение ока. Прямо Джекиль и Хайд какой-то, а не человек!
Силясь выглядеть молодцом и мыслить достаточно логически – что, по мнению Жюстины, ему не больно удавалось, – Кил произнес:
– Хорошо, в Фуншал поедем автобусом. Может, это нам даст какую-нибудь подсказку.
– А такси нельзя заказать?
– Нет. Нам надо в точности повторить твою поездку, в такси это не получится. Ты готова?
– Вполне. – Она поднялась, перекинула сумку через плечо и подождала, пока он свернет карту. – А откуда отправляется автобус, ты знаешь?
– Не имею представления. Надо спросить у портье.
Он вышел из ресторана. Жюстина поморщилась и последовала за ним.
– «Куда ты пойдешь, туда и я пойду», – пробурчала Жюстина и тут же осеклась, услышав его смех.
– Правильно, крошка, пора начинать, если хочешь продвинуться вперед.
– Пора, – согласилась Жюстина. – Положимся на волю случая.
Автобус был точной копией того, о котором она рассказывала Килу. А может, это и в самом деле была та самая развалина? Водитель, похоже, был тот же. Или же все водители на этом острове обучаются у одного и того же кретина-инструктора. Представив себе это, она улыбнулась.
– Что здесь смешного, черт побери?
– Ничего особенного. Так, ерунда.
Он пребывал далеко не в том настроении, чтобы с юмором оценить ситуацию.
Она уселась у окна. Устраиваясь рядом с ней. Кил схватился за спинку переднего сиденья, и их руки оказались в миллиметре друг от друга. Золотые часы «Ролекс» подчеркивали светлые волосы на его запястье, выгоревшие еще больше от длительного пребывания на солнце. Темно-зеленая рубашка с небрежно закатанными рукавами была под цвет его глаз. Конечно же, он не выбирал ее специально с этой целью – ему сегодня явно было не до того. Сейчас он даже не выглядел таким уверенным в себе, как обычно. Ему было плевать, что думают о нем люди; взгляды, которые бросали на него окружающие, совершенно его не волновали. А может, лишь высокий рост придавал ему внушительность? Жюстина едва доходила ему до плеча, хотя и сама была отнюдь не маленькая. Да, точно, пришла она к окончательному выводу, та подавленность, которую она ощущала в его присутствии, была во многом вызвана его ростом. От такого объяснения мучившего ее вопроса настроение Жюстины сразу поднялось, и она отвернулась к окну.
– Припомнила хоть что-то? – внезапно услышала она его голос.
Виновато вздрогнув, она вспомнила о цели их поездки и переключилась на пейзаж за окнами автобуса.
– Нет пока, – вздохнула она, не видя вокруг ничего хотя бы смутно знакомого. Уж она бы наверняка не забыла это ущелье, по которому они сейчас неслись с головокружительной скоростью (можно бы и помедленней, отметила она про себя). И тут она вдруг встрепенулась. На дне ущелья виднелись обломки желтого «фольксвагена». Да, конечно, она уже видела их раньше. Жюстина сосредоточенно наморщила лоб, не замечая, что Кил внимательно за ней наблюдает. Но автобус вдруг рывком остановился, и момент был упущен. Кил пошел выяснить, в чем дело.
– Придется подать назад, чтобы пропустить фургон – дорога здесь слишком узка, – пояснил Кил и сел на свое место. Жюстина не сразу последовала его примеру, и он резко усадил ее рядом с собой. – Ну? – нетерпеливо спросил он. – Что ты там увидела?
– Да ничего особенного. Просто я подумала, что была здесь раньше, потому что этот желтый «фольксваген» там внизу мне явно знаком. Наклонившись к окну, Кил всем телом навалился на нее, и Жюстина раздраженно хмыкнула.
– И что, это все? – изумленно воскликнул Кил.
– Уж извини, пожалуйста! Я и так стараюсь изо всех сил!
Она прекрасно отдавала себе отчет в том, как недовольно он на нее посмотрел; уловив запах его одеколона – а этого уж она и вовсе не желала, – она резко отпихнула его от себя. А тут еще тепло его тела – его она тоже очень хорошо успела ощутить. Ну, хватит реагировать на все это, с тоской подумалось ей. Кил искоса бросил на нее странный, непонятный взгляд. Жюстина нервно отвернулась к окну. К счастью, в этот момент автобус снова рванул с места.
В столицу они прибыли через час. Ничто больше не пробуждало в ней воспоминаний. Ни одного малюсенького проблеска. На конечной остановке автобуса Жюстина вышла вслед за Килом в унылом расположении духа.
– Интересно, какова степень вероятности, что Дэвид сейчас тоже здесь, в Фуншале? – проговорила она, глядя в сторону гавани.
– Крайне незначительная.
– Да, наверное. Ну, куда теперь? – спросила она, глубоко вздохнув. Кил оставил ее без ответа. Жюстина обернулась и посмотрела на него снизу вверх. Нахмурившись, он стоял расставив ноги и засунув руки в карманы и смотрел по сторонам.
– Неужто совсем ничего не можешь вспомнить?
– Совсем ничего, – уныло ответила Жюстина. Одной рукой она привела в порядок свои непослушные волосы и тоже стала осматриваться по сторонам. – Давай пройдемся немного, может, что и всплывет.
Не удостоив ее ответом. Кил большими шагами пошел в сторону центра города. Жюстина поспешила за ним. Все здесь ей было незнакомо. Заметив по пути какой-то банк, она подумала, что надо разменять деньги.
– Погоди. Мне надо зайти в банк.
– Заходи, если тебе приспичило. – Кил прислонятся к фасаду банка.
От его угрюмого вида уголки ее губ опустились.
– Разве тебе не надо разменять деньги?
– Я уже сделал это в отеле. На что, по-твоему, были куплены автобусные билеты?
– Ну, ты мог сделать это еще в Англии. Кстати, я буду тебе чрезвычайно благодарна, если ты прекратишь срывать на мне свое дурное настроение. – У меня превосходное настроение, – сердито буркнул Кил.
Ну да, конечно, прямо-таки образец хорошего расположения духа, просто излучаешь доброжелательность, язвительно подумала Жюстина, входя в прохладное помещение. Разменяв пятьдесят фунтов, она решила, что этого вполне достаточно, – счета в отеле наверняка оплатит Кил. Так что ей совершенно ни к чему тратить собственные деньги, тем более что ей самой эта поездка была абсолютно без надобности.
Когда она вышла из банка, он отдал новое распоряжение:
– Тебе следует купить солнечные очки. Здешнее солнце не очень-то тебе полезно.
Она с мрачным видом вошла в аптеку по соседству, досадуя на себя за то, что сама об этом не подумала. Из ее головы вылетали совсем уж элементарные вещи. Она купила первые попавшиеся очки и резинку для волос, при помощи которой продавец любезно убрал ее волосы в хвост на затылке. Килу перемена ее прически явно пришлась не по душе.
– Теперь куда?
– Откуда мне знать? По этой части ты у нас большой специалист.
Она сжала зубы и направилась вверх по холму.
– Эта дорога никуда не ведет, – процедил он ей в спину.
– Ты-то откуда знаешь? Ты же говоришь, что никогда раньше на Мадейре не бывал.
– Это точно. Но пока ты ходила в банк, я купил карту города, и, так как ты отсутствовала довольно долго, у меня было достаточно времени выучить ее наизусть.
Она в ярости отвернулась от него. Вот ведь мерзавец, так тебя и растак! – подумала Жюстина. Думаешь, мне все это легко дается? Думаешь, я специально делаю все, чтобы помешать твоим планам? Глаза Жюстины наполнились слезами, и она, шмыгнув носом, смахнула их.
– Послушай, – сказал Кил. Он взял ее за руку и повернул к себе. На лице его появилось встревоженное выражение. – О Боже, ты никак плакать собралась? Терпеть не могу, когда у женщин глаза на мокром месте. Может, тебе надо отдохнуть?
– Нет, – ответила она ледяным голосом. Рывком освободила свою руку, отыскала в сумочке платок и высморкалась. Затем направилась к центру города, не обращая на него внимания.
Бесцельно бродя по улицам, оба хранили молчание. Судя по выражению его лица, он был готов прикончить ее на месте. Ну что ж, вздохнула Жюстина, я тебя предупреждала.
Они вышли на какую-то площадь, и тут вдруг Жюстина остановилась как вкопанная, увидев перед собой капоковые деревья. Все ее раздражение вдруг улетучилось. Уставившись на высокие стволы, она тихо пробормотала: – Так, здесь рядом обувной магазин «Чарлз шуз». Вон там! – воскликнула она громко, махнув рукой влево. Вся эта площадь вдруг четко всплыла в ее памяти. – Там! – торжествующе повторила она и нетерпеливо потянула его за руку. – А чуть ниже, в тени раскидистого дерева, летнее кафе. Вот оно! – Она показала в ту сторону, где прямо на улице были расставлены столы и стулья. – А дальше новый торговый центр, то есть новым он был десять лет назад. И городской парк. Мы отдыхали там с Дэвидом. Там еще мостовая неровная, и Дэвид подвернул ногу. – Она улыбнулась Килу и заметила, что он как-то странно на нее смотрит. Как будто он не ее видит перед собой, а что-то иное, что вовсе ему не нравится. – Кил, что с тобой? – мягко спросила она.
– А, – видение исчезло, и Кил улыбнулся ей. – Молодчина. Хорошая девочка. И чем вы потом занялись? Пошли выпить чего-нибудь?
Она кивнула, все еще озабоченно вглядываясь в него.
– Отлично. И мы с тобой поступим так же. – От его дурного настроения ничего не осталось. Он подвел ее к свободному столику. Улыбнулся официантке, улыбнулся Жюстине – та глядела на него с изумлением. – Что-нибудь случилось? – спросил он с невинным видом.
Ну прямо ангел с крылышками, возмущенно подумала она.
– А что могло случиться? Все в полном порядке.
– Ну и прекрасно. Что будешь пить? Кофе?
– Нет, что-нибудь холодное.
Официантка, понимавшая, по всей видимости, по-английски, черкнула что-то в своем блокноте. Себе Кил заказал кофе, чтобы избавиться наконец от мучившего его похмелья.
Обслуживали здесь быстро. Через минуту-другую официантка принесла их заказ. Жюстина поблагодарила ее и, расслабившись, стала обозревать площадь перед ними. Прямо посередине дороги грелся на солнышке шелудивый пес. Не обращая на него никакого внимания, мимо проходили прохожие, в большинстве своем студенты. Жюстина улыбнулась. Чудесно быть собакой.
Чудесно быть студенткой. Голоса прохожих действовали на нее успокаивающе. Почему Кил смотрел на нее так странно? Что он при этом думал? Она взглянула на него. Он тоже расслабленно откинулся на стуле и лениво озирался вокруг. Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь листву дерева, играли на его лице, делая его еще более привлекательным. Прохожие оглядывались на него, но он их не замечал. Хоть он и был просто одет, вокруг него витал дух власти и богатства, в нем чувствовалась какая-то интригующая отчужденность от происходящего вокруг. Он поймал на себе взгляд Жюстины и вопросительно посмотрел на нее.
Она тряхнула головой и поднесла к губам свой бокал.
– Нам пора, – поторопил он ее. – Ну, так что вы делали дальше?
– Вернулись на остановку автобуса, – лениво протянула Жюстина. Ей вовсе не хотелось трогаться с места. Вот так и сидеть бы в этом маленьком кафе весь день и просто наблюдать, как город живет своей жизнью, смотреть на Ката, стараясь понять этого загадочного человека. К сожалению, она позволить себе этого не могла. Кивнув на узкий переулок, сбегающий к гавани, она нехотя добавила: – Вон по тому переулку.
Кил бросил на стол пригоршню монет и допил кофе.
– Пошли.
Кивнув, она поднялась. Они направились к переулку. Кил снова ушел в себя. Казалось, его заинтересовала суета, царящая в порту. Лицо его было напряжено и угрюмо. Жюстина никак не могла понять, что произошло, и поэтому молча шла рядом, размышляя над странными отношениями, начинавшими складываться между ними. То они становились почти друзьями, то вновь отдалялись друг от друга.
Они подошли к автобусной остановке. Жюстина в нерешительности остановилась, не зная, что предпринять дальше. От ходьбы она утомилась, голова слегка кружилась, но теперь-то уж она не станет признаваться в своей слабости.
– Куда мы сейчас направляемся?
– Проедемся в автобусе еще разок. Идем, – властно скомандовал Кил.
Идем туда, идем сюда, делай то, делай это. Подавив вздох, она подошла вслед за ним к расписанию движения и маршрутов автобусов. – Камача, – произнесла она уверенно. Дэвид тогда сидел на скамейке и жаловался на боль в ноге, а ее собственное настроение ничем не отличалось от сегодняшнего. А может, все дело в ней самой? Лицо ее напряглось от внезапной догадки. Может, ее поведение так влияет на людей, что с ними становится невозможно ладить?
– Жюстина! – вывел ее из задумчивости голос Кила.
– Что? Прости, что ты сказал?
– Я спросил, ты уверена?
– Да, я совершенно отчетливо помню, как Дэвид попросил меня найти семьдесят седьмой маршрут.
– Сам он что – не мог посмотреть?
– Он ногу подвернул! – рявкнула она. Стараясь взять себя в руки, она уставилась в расписание в надежде отыскать там местечко, название которого только что всплыло в ее памяти.
– Тоже мне джентльмен, – проворчал Кил.
– А ты, между прочим, не лучше, – отпарировала она. Он вел себя с ней во сто раз хуже, чем Дэвид десять лет назад. – Вытаскивать меня из постели, по-твоему, по-джентельменски? А волочить меня за собой по всему Фуншалу, это как?
– Это я тебя волочу? Я?! – возмутился Кил.
– Хорошо, хорошо, – согласилась она, – я сама таскаю тебя за собой. Она слишком устала, чтобы вновь пускаться в бессмысленные споры.
– Вот и прекрасно. Мы тоже сядем в семьдесят седьмой автобус. Посмотрим, куда нас заведет твоя подпорченная память.
– Это нечестно. Кил. Я ведь так стараюсь.
– Как же, стараешься. Тебе здесь нечего вспоминать. Думаешь, нам помогут какие-то дурацкие обувные магазины да кафе!
– Не злись! Я же не виновата, что мне припоминаются такие незначительные детали. – Задетая его язвительным тоном, она сердито добавила: – Если бы ты ко мне был хоть чуточку внимательнее и не орал постоянно, я бы с большим желанием тебе помогала.
– Ты что, хочешь сказать, что намеренно ставишь мне палки в колеса?
Да я убью тебя, если это так!
– Глупости, иначе бы меня здесь не было! – у Жюстины от ярости потемнело в глазах. Круто повернувшись, она пошла вдоль автобусов, пока не обнаружила наконец семьдесят седьмой номер. Боже праведный, да он просто шизофреник! Она поднялась в салон и села на заднее сиденье. Ей было абсолютно безразлично, следует ли он за ней. Да как он только смел так с ней говорить! Она оказывает ему любезность, а он…
Она отвернулась. Автобус накренятся – в салон вошел Кил. Да провались она на этом месте, если и дальше станет помогать этому психу! Пусть сам ищет своего разлюбезного Дэвида! Мерзкий тип, спесивый, угрюмый индюк… – Ты не в тот автобус села, Жюстина, – неожиданно мягко проговорил Кил. Его настроение вновь резко изменилось. – Этот отправится только через час. Нам надо вон в тот, радом.
– Мне все равно, – заявила Жюстина с бунтарским видом. – Пусть он хоть вообще никогда не отправится! Голова раскалывается, рука болит, ноги гудят… А еще эта чертова повязка давит на шею!
Он приглушенно рассмеялся и, скрестив руки на груди, опустился на соседнее сиденье.
– Прости, что я накричал на тебя, – тихо попросил он. – Постарайся взять себя в руки. – Он наклонился и, нежно взяв ее за руку, притянул к себе. Она упорно смотрела на верхнюю пуговицу его рубашки, и он сказал: – Посмотри на меня.
Губы Жюстины были плотно сжаты, полные ярости глаза прятались за очками. Говорить с ним она явно не желала. Кил улыбнулся, и она вызывающе взглянула на него.
– Мне ведь тоже нелегко, Жюстина. Соберись, не оставляй меня сейчас. Она дернула плечом, обойдя Кила, вышла из салона и направилась к другому автобусу. Там она села рядом с женщиной, держащей на коленях живую курицу. Кил уселся позади и, наклонившись к ней, прошептал, едва сдерживая смех:
– Ты совершаешь большую ошибку.
Не обращая на него внимания, она упорно глядела вперед.
– Нет, честно, – продолжал он балагурить. – Ты же никогда раньше не ездила рядом с курицей, правда? Поверь мне, ты скоро пожалеешь о таком соседстве!
– А ты откуда знаешь? Большой опыт в этом деле? – Голос ее оставался сердитым.
– Было дело в Греции. И мне бы не хотелось повторения подобного опыта. Ну, кончай дуться. Садись рядом со мной.
Презрительно фыркнув, она пересела к нему.
Нет, он просто невозможен. Как только между ними возникало какое-то теплое чувство, он тут же становился невыносимым. А сейчас, когда она его буквально возненавидела, он заставляет ее улыбаться. Ну, это мы еще посмотрим!
Камача оказался довольно маленьким местечком. Магазинчик художественных промыслов, сейчас закрытый, аптека, тоже закрытая. И ни то ни другое заведение ей ни о чем не говорили. Кила она, естественно, оставила в неведении об этом. Поднимаясь вслед за ним на площадку обозрения, название которой выговорить было совершенно невозможно – Аусзихтпункт Мирадоуро, – Жюстина пребывала в задумчивости. Очутившись на месте, они, к своему глубокому разочарованию, выяснили, что потратили время зря. Площадка находилась над скоплением облаков, и вид на Камачу являл собой нечто серое, укутанное влажной ватой облачности. Жюстине стало совсем плохо, поэтому она с несказанной радостью спустилась с Килом обратно. Ни единый домик в городке не имел ничего общего с памятной ей виллой. Тем не менее она прекрасно помнила, как Дэвид произнес именно это слово – Камача.
– Нужно что-нибудь поесть, – решил Кил. – Тебе станет лучше. А потом у нас будет время все осмотреть.
Спорить с ним Жюстина была не в состоянии. В изнеможении она опустилась за столик в саду возле небольшого ресторанчика. Пусть осматривает, коли ему так хочется. Угнаться за ним под силу разве что супермену. Интересно, он вообще когда-нибудь отдыхает? Способен ли он, к примеру, расслабиться? Насладиться красотой рассвета? Или заката? Энергия, казалось, пульсировала в каждой его жилке. Жюстина взглянула на него и глубоко вздохнула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Строптивая любовь - Ричмонд Эмма

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Строптивая любовь - Ричмонд Эмма



Жюстина и Кил – герои повествования – пропадают в ниобычайную ситуацию: оказываются на острове Мадейра в поисках сводного двоюродного брата Жюстины и делового партнера Кила – Дэвида, который пропал вместе с жизненно важными бумагами. Как складываются их непростые отношения, читатель узнает, прочитав эту увлекательную книгу.
Строптивая любовь - Ричмонд ЭммаЮл
24.10.2013, 11.27





Увлекательный роман.
Строптивая любовь - Ричмонд ЭммаСветлана
27.10.2013, 18.36





да согласно предыдущими коминтами, роман увлекательный однозначно читать, всем советую.
Строптивая любовь - Ричмонд Эммаинга
27.10.2013, 22.40





А мне не понравился роман.Ей говорят,что она мол рылом не вышла,а она всех прощает,всех любит и со всеми дружит.Мне бы больше понравилась концовка,где она бы показала им,что тоже себя не на помойке нашла.
Строптивая любовь - Ричмонд Эммазлючка
26.02.2014, 9.15





Не понравился6/10
Строптивая любовь - Ричмонд ЭммаЕ
7.03.2014, 22.13





Банальный сюжет, но понравилось описание Мадейры. Недавно я осуществила свою мечту и побывала там. Решила перечитать роман , но не потому, что он мне понравился, а чтобы вспомнить Мадейру. Если у вас будет возможность-посетите этот остров, теперь там современный аэропорт и обслуга в отелях и официанты вовсю учат русский язык.
Строптивая любовь - Ричмонд ЭммаТроянда
5.10.2014, 10.50





РОМАН ПОНРАВИЛСЯ! ПЕРЕЧИТАЛА ЕЩЕ РАЗ С УДОВОЛЬСТВИЕМ!!
Строптивая любовь - Ричмонд ЭммаМИЛА
11.07.2015, 23.04





ОЧЕНЬ ДАЖЕ ПОНРАВИЛСЯ!!
Строптивая любовь - Ричмонд Эммамила
26.10.2015, 23.04





ужасная книга
Строптивая любовь - Ричмонд ЭммаВера
27.10.2015, 10.39





ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ!
Строптивая любовь - Ричмонд ЭммаМИЛА
10.09.2016, 18.05





ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ!
Строптивая любовь - Ричмонд ЭммаМИЛА
10.09.2016, 18.05





Героиню жалко - ее унижает герой-мачо, сводный брат с женой смотрят на нее свысока. Девушка ужасно одинока, живет только работой, подруг нет. Внезапная любовь со стороны героя выглядит неубедительно: 5/10.
Строптивая любовь - Ричмонд ЭммаЯзвочка
11.09.2016, 15.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100