Читать онлайн Погоди, я пойму..., автора - Ричардс Изабель, Раздел - Ричардс Изабель в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Погоди, я пойму... - Ричардс Изабель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Погоди, я пойму... - Ричардс Изабель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Погоди, я пойму... - Ричардс Изабель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ричардс Изабель

Погоди, я пойму...

Читать онлайн

Аннотация

Представьте себе, что вас не то принял как гостью, не то похитил молодой и красивый сенатор одного американского штата. Конечно, к этому можно отнестись очень по-разному. Но вся беда в том, что вы уже успели довести сенатора до белого каления своими зловредными статьями в местной газете и он готов вас придушить собственными руками. Вы к тому же презираете этого напыщенного, высокомерного, бесчувственного, хотя, надо признаться, и чертовски привлекательного мужчину.
А тут еще коллеги-журналисты прознали о вашем совместном с сенатором времяпрепровождении в уединенной охотничьей хижине в горах...
Как же героям выйти с честью из создавшейся рискованной ситуации? Что вообще может получиться из всего этого? Загадка, да и только!..


Ричардс Изабель
Погоди, я пойму

Изабель РИЧАРДС
Погоди, я пойму...
Анонс
Представьте себе, что вас не то принял как гостью, не то похитил молодой и красивый сенатор одного американского штата. Конечно, к этому можно отнестись очень по-разному. Но вся беда в том, что вы уже успели довести сенатора до белого каления своими зловредными статьями в местной газете и он готов вас придушить собственными руками. Вы к тому же презираете этого напыщенного, высокомерного, бесчувственного, хотя, надо признаться, и чертовски привлекательного мужчину.
А тут еще коллеги-журналисты прознали о вашем совместном с сенатором времяпрепровождении в уединенной охотничьей хижине в горах...
Как же героям выйти с честью из создавшейся рискованной ситуации? Что вообще может получиться из всего этого? Загадка, да и только!..
Наконец-то никто не в силах помешать ему делать то, что хочется, одеваться так, как заблагорассудится, с удовлетворением думал Юджин Фрейзерс, ведя свой "додж" военного образца по шоссе в предгорьях плато Колорадо. Где-то с наступлением сумерек погода начала портиться, поднялся ветер и неожиданно пошел снег. И если сначала он таял, едва коснувшись асфальта, то теперь в ярком свете фар кое-где уже мелькали белые рыхлые островки на черной блестящей поверхности дороги.
Но ничто, ни ухудшающаяся видимость, ни плохие погодные условия, не могло испортить приподнятого настроения Фрейзерса. Он снял руку с руля и с удовольствием провел по небритому подбородку. Целую неделю он будет предоставлен самому себе! А такое выпадало на его долю совсем нечасто.
Даже раздражение, вызванное очередной статейкой мисс Саманты Синклер в финиксовской "Ивнинг-нъюс пост", постепенно рассеивалось, уходило в прошлое.
Зловредная журналистка пристально следила за его карьерой и с упорством маньяка пыталась вытащить на свет Божий и сделать достоянием общественности порочащие, по ее мнению, факты его деятельности. Как-то под влиянием вспышки негодования у него возникло желание встретиться с этой девицей и объяснить, что все не так просто, как ей кажется. Но потом, успокоившись, он представил, как увидит малопривлекательную особу со старообразным лицом и горящим взором фанатички, и отказался от этой цели.
То, что Саманта Синклер - старая дева, не вызывало у Фрейзерса ни малейшего сомнения. Обаятельная молодая женщина, доброжелательная и мягкая, наверняка нашла бы лучшее применение своему неуемному темпераменту. И она вряд ли могла бы позволить себе столько сил и времени отдавать на копание в биографиях посторонних людей, если бы сама вела полноценную, удовлетворяющую ее жизнь.
Снег повалил гуще, и дворники едва успевали очищать ветровое стекло джипа.
Как замечательно, что неоднократно передаваемые по радио метеосводки и предупреждения диктора о неблагоприятной ситуации на дорогах заставили автомобилистов воздержаться до поры до времени от поездок или переждать непогоду в придорожных мотелях! Вот уже в течение часа ни одна машина не попадалась Фрейзерсу навстречу, предоставив дорогу в его полное распоряжение.
Но не успел Юджин подумать об этом, как на одном из подъемов шоссе далеко впереди него мелькнул свет фар и тут же исчез.
Сначала был ослепляющий свет фар, неожиданно возникшей из непроглядной тьмы машины - первой, встреченной ими за целый час пути по необъятной пустыне. А в следующее мгновение их темно-синий фургон развернуло на мокром шоссе, вынесло на встречную полосу и опрокинуло в кювет. Последовало несколько секунд какой-то странной невесомости, а потом резкая вспышка боли. Запах бензина пробился сквозь затуманенное сознание, и девушка потрясла головой, чтобы прийти в себя. В ушах все еще звучал смех Эмелин Фарингтон по поводу одной из шуточек, которыми они обменивались всю дорогу.
Бензин! Саманта с трудом поднялась на колени, и тут же острая боль в плече дала знать о том, что без перелома, кажется, не обошлось.
- Эмми! - тихо окликнула она с надеждой в голосе. - Ты жива?
Ни звука в ответ, только темень, одуряющий, тошнотворный запах да мерное урчание мотора. Необходимо срочно выбраться наружу! Стараясь не поддаваться охватывающей ее панике, Саманта нащупала приборную панель и, найдя ключ зажигания, вырубила двигатель. По положению рулевого колеса она догадалась, что машина лежит на боку, пассажирской стороной вниз. Саманта ощупью попыталась пробраться через нагромождение чемоданов, сумок и упаковок с продуктами, чтобы отыскать в темноте подругу. Лишь бы только та была жива и им удалось бы покинуть машину прежде, чем произойдет взрыв!
- Эмми, - крикнула она опять, превозмогая боль. - Где ты?
В задней части машины раздался еле слышный стон, и Саманта вздохнула с облегчением, мгновенно сменившимся ощущением собственной беспомощности. Эмелин, конечно же, без сознания, а ей самой любое движение левой рукой доставляет невыносимую боль. Но она все равно должна любой ценой вытащить подругу из залитой бензином машины. И немедленно!
От дурманящих бензиновых паров в голове у Саманты мутилось, тело отказывалось повиноваться.
Неожиданно перед ней возник огонек фонарика, и в распахнувшуюся дверцу машины ворвался леденящий порыв ветра. Низкий, хрипловатый голос взволнованно спросил:
- Что с вами? Вы можете двигаться?
Девушка зажмурилась от яркого света, успев заметить только пару блеснувших в темноте необычайно ярких голубых глаз. Она кивнула и тут же охнула, почувствовав, как это движение отдалось адской болью в плече.
- Кажется, у меня что-то с плечом... Но там,- Саманта с трудом удержалась, чтобы кивком головы не указать на заднее сиденье, - моя подруга, боюсь, она без сознания. Вы можете добраться до нее?
Луч фонарика скользнул по салону, и Саманта увидела неподвижную фигуру, напоминающую тряпичную куклу в человеческий рост, скорчившуюся возле дверцы.
Света оказалось вполне достаточно и чтобы разглядеть посланного им судьбой спасителя. Им оказался высокий мужчина крупного телосложения.
Когда он наклонился к Саманте, она уловила терпкий запах одеколона, смешанный с табачным дымом. Затем она почувствовала, как теплые пальцы скользнули за вырез ее шерстяного черно-белого свитера. Не в силах сопротивляться, каковы бы ни были намерения незнакомца, девушка затаила дыхание. Однако в движениях пальцев мужчины, ощупывающих область выше ее левой груди, было что-то успокаивающее... и мучительно-приятное, неизвестное ей прежде.
- У вас сломана ключица,- сказал он нахмурившись.
- Бензин... - прошептала Саманта. Страх перед взрывом буквально парализовал ее.
- У вас полный бак,- проговорил мужчина, высвечивая фонариком приборную панель.- Риск взрыва невелик, если не дать скопиться парам.
Он убрал руку, и Саманта с удивлением почувствовала, что вместе с ней ушло и успокаивающее тепло. Незнакомец тем временем исчез из поля зрения Саманты, очевидно занятый ее подругой. Единственным звуком, нарушающим тишину, было завывание ноябрьского ветра, дующего со стороны гор. Потом снова послышался стон Эмелин.
- Моя голова...- еле уловила Саманта.
- Кажется, у вашей подруги ничего не сломано,- раздался откуда-то сзади голос мужчины, - хотя возможны ушибы.
Саманта со слезами облегчения опустила веки и в следующую минуту почувствовала, что ее оборачивают чем-то теплым. Мгновенно открыв глаза, она увидела, что мужчина стоит перед ней на коленях, а верх ее тела закутан в кожаную куртку с овчинным воротником.
- Держитесь! - сказал он властно, почти грубо, и сильные руки подняли и прижали ее к широкой груди.
Резкая боль буквально ослепила Саманту, и она не сразу осознала, что оказалась в просторном салоне "доджа", прозванного "три четверти" за то, что его грузоподъемность составляла три четверти тонны. Затем прошло, как ей показалось, всего несколько секунд, и с новым порывом ледяного ветра через открывшуюся дверцу мужчина втиснул в машину Эмми и уложил ее на заднее сиденье.
Саманта с испугом уставилась на неподвижное тело подруги. Кажется, всего несколько минут назад они хохотали над какой-то глупостью. Да, Эмелин заметила, что разрез глаз подруги не такой, как у одной кинозвезды, они не такие громадные, как у другой, однако что-то сексуальное в них все-таки есть. Как у недоенной коровы, последовал вывод.
Честно говоря, теперь это замечание не казалось Саманте таким уж остроумным, но после непрерывной двенадцатичасовой езды любое оброненное ими слово вызывало у обеих безудержный хохот.
Мужчина тем временем забрался на место водителя, и Саманта наконец-то смогла рассмотреть лицо своего спасителя. Лампочка приборной панели высвечивала высокие скулы и четко очерченный подбородок, покрытый густой темной щетиной, которой было явно многовато для простой небритости, но еще недостаточно, чтобы именоваться бородой. Под прямым носом вытянулись в строгую линию бескомпромиссно сжатые губы.
Глаза из-под тяжелых век смотрели на Саманту изучающе, и она подумала, что выглядит, должно быть, не лучшим образом. Инстинктивным для любой женщины движением она поправила упавшую на правый висок прядь каштановых волос. Другая прядь выбилась из тщательно заплетенной косички и спадала на плечо.
- Я потеряла головную повязку,- тихо пробормотала она, словно оправдываясь за свой растерзанный вид.
Ее голос звучал, как с дальнего конца неимоверно длинного тоннеля. Она тщетно пыталась унять дрожь, сотрясавшую ее тело.
- Вам повезло, что вы не разбились насмерть,- сквозь зубы процедил мужчина.- И чего это вас понесло в такую погоду кататься? Разве вы не знаете, что всем водителям рекомендовано оставаться дома? Радио надо слушать.
Если незнакомец своей резкостью хотел вывести ее из шокового состояния, то ему это удалось. Она была вынуждена мысленно согласиться с ним. Да, они услышали предупреждение об опасной обстановке на дорогах еще минут двадцать назад, когда проезжали последние огни Тусана, но решили проигнорировать его - снежные заряды уже прекратились и, казалось, что после Бенсона дорога, которая начала круто подниматься вверх, расчистилась. Как же они ошибались!
- А вы что делали на дороге? - вопросом на вопрос ответила Саманта, в которой совсем некстати проснулся дух противоречия.
Мужчина указал на рукоятку включения переднего моста в полу машины справа от места водителя.
- У меня полноприводной джип,- пояснил он, - и я не гоняю очертя голову в такую погоду, как это делаете вы.
Саманта опустила глаза под его уничтожающим взглядом.
- Если бы фары вашей машины не горели так ярко, я бы увидела тот скользкий участок дороги вовремя. Это вы во всем виноваты!
Рот незнакомца скривился в саркастической усмешке.
- Вы были ослеплены фарами на расстоянии пяти миль?
Беспомощная перед его логикой, Саманта не знала, что ответить, но осознание того, что она находится в машине с незнакомым мужчиной и полностью беззащитна перед ним, снова бросила ее в дрожь. Ее взгляд упал на винтовку тридцатого калибра, закрепленную над одним из задних боковых окон джипа.
- Кто вы? - с подозрением спросила она. Прищуренные глаза незнакомца не отрывались от дороги.
- Юджин,- ответил он, решив ограничиться лишь этой скудной информацией.
- Куда вы нас везете?
- Назад в Бенсон, в больницу. Хотя она и маленькая, но на шестьдесят миль вокруг другой нет.
Саманта поджала губы. Она не представляла, что может быть хуже. Накануне она приняла предложение Эмелин провести уик-энд у их общей подруги, заодно собираясь поработать над статьей о планируемой свалке смертоносных отходов неподалеку в русле реки Хили. Но из-за внезапно лопнувшей трубы радиатора их двухдневный отдых закончился, не успев начаться, так же как и деньги, и они планировали безостановочно ехать до Финикса, чтобы прибыть туда еще в субботу.
Саманта уже представляла выражение лиц своих родителей: "А ведь мы предупреждали!" Это действительно сильнее любых упреков. Пять лет назад они настойчиво предупреждали ее, что двадцатилетней девушке рановато уезжать из родного городка Мерисвилла в штате Юта, чтобы зарабатывать себе на жизнь в качестве независимого репортера. Лучше было бы ей поступить в ближайший университет и изучать там журналистику. Теперь она и Эмми окажутся в больнице черт-те где, безо всякой надежды, что их фургон починят раньше понедельника или вторника. Слава Богу, что машина застрахована. Она также надеялась, что у подруги, как и у нее самой, есть и медицинская страховка.
Саманта сообщала дежурной медсестре необходимую информацию о себе и Эмелин Фарингтон, все это время ощущая на себе изучающий взгляд незнакомца. Впервые, под яркими лампами приемного покоя, ее взгляд встретился с его ярко-голубыми глазами. Было что-то знакомое в этих глазах, как и в грубоватом мужественном лице, обрамленном темно-каштановыми волнистыми волосами, спадающими на воротник фланелевой клетчатой рубашки.
Эмелин, еще не до конца пришедшая в себя, была увезена на каталке в палату, а Саманта претерпела невыносимые мучения, пока ее плечо вертели так и сяк под рентгеновским аппаратом. Когда лаборант закончил, ей позволили увидеться с подругой.
- Как ты себя чувствуешь?- спросила Саманта.
Эмелин слабо улыбнулась. Даже веснушки поблекли на ее округлом лице.
- Это как раз то, что мне было нужно,- усиленный отдых,- попыталась пошутить Эмми.- Я позвоню Брому и скажу ему, что его самая лучшая в мире секретарша взяла себе дополнительный отпуск.- Глаза Эмелин остановились на плече Саманты, которое та держала в странном положении. - И передам ему заодно, что его любимая девушка на некоторое время вышла из строя,- сказала она с налетом прежнего озорства.
Саманта недоуменно уставилась на нее. Бромлей Офенстейн, ее босс и издатель "Ивнинг-ньюс пост", впервые пригласил Саманту пообедать вместе неделю назад, и подруга, кажется, вообразила невесть что.
Когда Саманту проводили обратно в приемный покой, она немедленно нашла взглядом своего спасителя. Несмотря на свой суровый и не располагающий к общению вид, он все равно казался девушке в безликой больничной обстановке единственной опорой и поддержкой. Ему было известно, что с ней приключилось, он видел саму ужасную аварию - та была для него такой же реальностью, как ее боль - для нее.
Дежурный врач подтвердил предположение незнакомца о характере травмы Саманты, после чего вдвоем с медсестрой он упаковал ее в похожий на конскую сбрую корсет, фиксирующий верхнюю часть тела. Затем она послушно проглотила обезболивающую таблетку, которую ей дала та же медсестра, едва слушая наставления длинноволосого доктора.
- Потребуется не меньше шести недель, прежде чем перелом срастется, милочка. У вас все тело - один сплошной синяк, и два-три дня вам будет очень больно. Эту штуку я оставил бы на вас не меньше чем на месяц. Ваша подруга в порядке, но обычно мы наблюдаем за такими пациентами пару дней, чтобы убедиться, что не было сотрясения мозга или контузии.
У Саманты от таких известий обязательно опустились бы плечи, если бы они не были зафиксированы корсетом. Машины нет, да она и не сможет управлять ею. Денег тоже нет - даже на автобусный билет до дома или на номер в мотеле, чтобы дождаться выписки Эмелин. Похоже, приятельница вообще оказалась в лучшем положении, поскольку медицинская страховка обеспечивала ей ночлег под больничной крышей.
Зеленые с золотистыми крапинками глаза Саманты сердито уставились на незнакомца, который разговаривал с полицейским, составляющим протокол о происшествии. Она услышала, как полицейский говорит что-то об отбуксировании машины, но ее эго не заинтересовало. Саманту целиком заполняла боль, хотя и уступившая частично под воздействием лекарства, а также злость на небритого мужчину, расположившегося у конторки приемного отделения, словно у стойки бара.
Ее злило в нем все - мятые синие джинсы, туго облегающие узкие бедра, стоптанные, покрытые грязью башмаки, высокий, под семь футов, рост.
Это все из-за него! - безапелляционно решила девушка. Во всех их несчастьях виноват только этот неизвестно откуда взявшийся тип.
Словно почувствовав ее взгляд на себе, он оторвался от беседы с полицейским и, не мигая, по-кошачьи, посмотрел на нее. Его голубые глаза были так же холодны, как снег за окном.
- По данным полиции, вы самый острый язычок в "Ивнинг-ньюс пост" Саманта Синклер,- произнес незнакомец.
Саманту покоробил откровенно неприязненный тон, которым он это произнес. Однако последовавшие за этим слова доктора вернули ее к реальности.
- Я выписываю мисс Синклер, - сообщил он мужчине, протягивая тому упаковку таблеток, - теперь вы можете отвезти ее домой и не забывайте ежедневно подтягивать корсет, - добавил он и повернулся к новому пациенту, вошедшему в помещение приемного покоя.
Брови незнакомца взлетели вверх от удивления, но прежде чем он успел что-нибудь возразить, Саманта ринулась в бой.
- Ничего этого не случилось бы, если бы не ваши проклятые фары! Мне некуда ехать, у меня нет ни денег, ни машины, и вы должны оплатить мне номер в мотеле, пока я не смогу в понедельник выслать вам чек!
Прямые темные брови на этот раз сошлись на переносице, пристальный взгляд недовольно скользнул по девушке, и ее неожиданно осенило, почему этот человек показался ей знакомым. Это был собственной персоной сенатор Законодательного собрания штата Юджин Фрейзерс, известный своими радикальными взглядами, самый молодой сенатор в Аризоне, о котором любая газета или журнал мечтали сделать материал.
Было известно, что отец Юджина владел огромным ранчо "Ла Палома". А кто-то раскопал факт, что Юджин заработал деньги на обучение на юридическом факультете университета, вкалывая на нефтяных промыслах Нью-Мексико. Но, кроме этого, о Фрейзерсе почти ничего не было известно, поскольку он ясно давал всем понять, что не желает распространяться о своей личной жизни и что полностью сосредоточен на политической деятельности.
Саманта вспомнила, что она дважды, а то и трижды за прошлый месяц прошлась в его адрес в своей колонке "Новости отовсюду" на любимую тему о загрязнении окружающей среды. Неудивительно, что сенатор не испытывал к ней ни малейшей симпатии.
Она, несомненно, узнала бы его раньше, если бы не обстоятельства их знакомства, а также его странноватый внешний вид. Саманта видела его несколько раз в здании Законодательного собрания штата, на официальных мероприятиях или в фешенебельных ресторанах Финикса, всегда в обществе красивых женщин, непременно одетым в безупречно сшитый костюм, подчеркивающий его стройную фигуру. Бронзовое от загара лицо всегда было чисто выбрито, демонстрируя резко очерченную линию подбородка и чувственные губы.
Половина женщин города была без ума от душки-сенатора, но в этом соревновании явно первенствовала признанная покровительница искусств, дочь верховного судьи штата Аризона Розенкуиста Марджори, которую недавний развод сделал богатой и, судя по слухам, удачливой охотницей за Юджином Фрейзерсом.
Теперь Саманта взирала на Юджина чуть ли не с испугом, расстроенная тем, что опрометчиво обвинила его в создании аварийной ситуации. Но, видимо, находясь под воздействием лекарств, она неожиданно для себя самой развязно заявила:
- Итак, вы собираетесь обеспечить меня крышей над головой этой ночью или вам угодно, чтобы избиратели узнали, каков на самом деле "радетель за права народа"?
- Мне надо было бы смахнуть вас с операционного стола,- сказал он негромко,- чтобы вы переломали все оставшиеся целыми кости!
И внезапно Саманта вновь почувствовала себя в его руках: схватив девушку в охапку, он пронес ее через приемное отделение к стеклянным дверям, которые распахнул одним резким ударом ноги.
- Меня устроит ближайший мотель, - с трудом выговорила Саманта, у которой то ли от испуга, то ли от холодного ночного воздуха перехватило дыхание.
Когда Юджин вывел машину на центральное шоссе и проехал не тормозя несколько мотелей, она заволновалась. Когда огни очередного городка растаяли вдали, и дорога, изгибаясь, начала подниматься куда-то в гору. Саманте стало по-настоящему страшно.
- Куда вы меня везете? - резко потребовала она ответа.
- Вы сказали, что вам нужно где-то остановиться,- сквозь зубы процедил Юджин, не отрывая взгляда от темного шоссе. - Если вы заметили, то на всех мотелях, что мы проехали, были таблички: "Мест нет". Так что вы остановитесь в моей охотничьей хижине.
- Но это невозможно! - воскликнула Саманта.- Кроме того, я не собираюсь мешать вам в вашей же собственной хижине.
Юджин нажал на тормоз, и в следующую секунду джип затормозил у обочины.
Или вы остановитесь у меня,- сказал он и она заметила блеснувшее в его глазах торжество,- или же сами поищете себе в мотеле свободный номер, который, учитывая лыжный сезон и непогоду, я вам не гарантирую.
Саманта с тоской посмотрела на кружащиеся в морозном воздухе снежинки. Что же ей делать? Сейчас она была просто не в состоянии принимать какие-либо решения. В голове царил хаос - результат первого потрясения и болезненной травмы, веки словно налились свинцом.
- Ладно,- жалобно промолвила она, приваливаясь к дверце,- везите хоть куда-нибудь.
Саманта решила, что ни за что не будет спать, но глаза ее сами собой закрылись. Она лишь смутно ощущала резкие повороты машины на изгибах дороги. Ей показалось, что прошло всего несколько минут, но на самом деле путь занял не меньше часа, прежде чем "додж" свернул на боковую дорогу, идущую круто вверх.
Саманта полностью очнулась только тогда, когда Юджин остановил машину под сенью величественных сосен и пихт. Девушка попыталась было собраться с мыслями, но этому помешало возникшее вдруг чувство панического ужаса: ведь она находилась одна с мужчиной, известным своим легкомысленным отношением к женщинам, да еще в этом забытом Богом, утопающем в снегу месте, к тому же темной безмолвной ночью.
На этот раз, когда Юджин поднял ее на руки, она не издала ни единого звука, начиная уже привыкать к своему беспомощному положению. Она не видела, куда он ее несет, но, судя по всему, путь пролегал по лестнице вверх хижина располагалась на склоне горы.
Дверь распахнулась от очередного удара ботинком, и Саманта почувствовала, как через какое-то время в кромешной тьме ее опустили на нечто, напоминающее кровать. Потом она услышала шаги по комнате, и неожиданно зажглась керосиновая лампа. В неровном желтом свете Саманта огляделась вокруг. Кровать была только одна. Через раскрытую дверь она разглядела маленькую ванную.
И вот теперь в наступившей тишине до нее по-настоящему дошло, что их здесь только двое - он и она. И по спине, противно перебирая ледяными лапками, словно поползли крохотные муравьи.
Вслух же Саманта заметила, стараясь придать голосу уверенность, которой на самом деле не испытывала:
- У вас здесь очень славно.
- По вашим газетным меркам - убогое местечко,- отозвался Юджин с усмешкой.- Но не лишено определенных удобств, необходимых в моем положении.
Сенатор кивнул на телефонный аппарат, мирно соседствующий с допотопной лампой, И начал не торопясь расстегивать фланелевую рубашку, обнажая курчавые волосы на груди.
- Но мы же не можем провести ночь вдвоем в этой хижине! - воскликнула встревоженная Саманта, не в силах отвести взгляда от его сильных длинных пальцев.
Он снова усмехнулся.
- Как мне кажется, я предоставил вам право выбирать.
Девушка лежала на широкой кровати, не смея шевельнуться, и дело было отнюдь не в травме. Ее буквально пригвоздил к месту пронзительный взгляд ярко-голубых глаз. Мужчина подошел вплотную и принялся откровенно оценивающе разглядывать ее беспомощную фигурку.
- Вы только подумайте, - сказал он с демонической улыбкой, - как вам повезло: всего два-три дня в моем обществе и моя подноготная будет у вас как на ладони. Вы станете репортером года. Сколько журналистов, а тем более журналисток, мечтали бы оказаться на вашем месте! - Его темные от загара пальцы коснулись ее головы, и он убрал прядь волос, упавшую ей на лицо. Естественно, вы узнаете гораздо больше, чем рассчитывали.
Саманта отстранила его руку и в упор посмотрела ему в глаза.
- Я не желаю знать о вас абсолютно ничего, сенатор Фрейзерс! - Голос прозвучал неожиданно твердо даже для нее самой.
Юджин опустил руку и, по-прежнему с любопытством рассматривая ее, спокойно спросил:
- А вы уверены в этом?
Он закончил расстегивать рубашку и о ужас!- перешел к джинсам. Саманта прикрыла глаза. А что ей оставалось делать! Веет о час назад такое ей и в голову не могло прийти. Но сейчас перед ней стоял сенатор Юджин Фрейзерс, снимающий брюки.
Сквозь закрытые веки Саманта уловила, что свет убавился, и она снова открыла глаза: оказывается, это Юджин прикрутил лампу. Сердце у нее, несмотря на действие лекарств, едва не выскочило из груди от злости. А где же сам он? Куда подевался! Даже в своих тяжелых башмаках он передвигался неслышно, словно крадущийся кот.
Неожиданно Фрейзерс появился возле нее, и матрац прогнулся под его тяжестью. Саманта напряглась всем телом, почувствовав, что он начал расшнуровывать на ней кроссовки.
- Не люблю, когда кто-либо валяется на моей кровати в обуви,- объяснил он, вставая.
Девушке послышалась в его голосе дружелюбная интонация, но она не была в этом уверена. В конце концов, разве можно ему доверять? Она решила, что не уснет, несмотря ни на что, но веки ее опять сами собой сомкнулись, и она погрузилась в глубокий, усиленный действием лекарства сон.
Среди ночи Саманта проснулась от того, что ей приснилось, будто чья-то рука трогает ее за плечо. Глаза у нее широко раскрылись. Темное лицо Юджина Фрейзерса склонилось над ней. Значит, это не дурной сон- авария, сломанная ключица и она совсем одна вместе с этим презирающим ее мужчиной.
- Что вам нужно от меня? - сдавленным голосом спросила она.
- Сейчас... О, это может подождать. Вот, возьмите,- Саманта почувствовала, как что-то маленькое и круглое скользнуло ей в рот. - Я только хочу, чтобы вы приняли лекарство. - Он улыбаясь поднес ей к губам стакан с водой. - Насилие над больной женщиной не входит в мои понятия о ночных радостях. Но, возможно, позже...
Саманта могла бы поверить в то, что он шутит, если бы не знала о его репутации заядлого бабника - "греховодника", как называла подобных мужчин ее бабушка... "Сейчас таких уже почти не осталось, - с сожалением вздыхая, любила повторять бабуля.- Вы, нынешние феминистки, - так вас, кажется, кличут? - уже всех мужиков небось успели сделать кастратами". "Бабушка"! восклицала при этом мать Саманты, делая вид, что шокирована откровенностью старушки.
Интересно, как бы повела себя мамаша, окажись в положении своей дочери...
Юджин возвышался над ней, подобно колоссу Родосскому, и девушка в который уже раз почувствовала себя ничтожной и беззащитной.
- Я ухожу охотиться на оленей. Дверь я запру.
У Саманты невольно открылся рот: неужели Юджин Фрейзерс, сенатор от штата Аризона, собирается держать ее в плену?
Увидев страх в ее глазах, он понимающе рассмеялся.
- Я просто не хочу, чтобы кто-нибудь другой вошел сюда и попытался сделать то, что пока не удалось мне. Я вернусь к полудню - приготовить обед для моей очаровательной гостьи.
Легкий свет утренней зари, пробивающийся сквозь плотные занавески, упал на нахально улыбающееся лицо мужчины, но Саманта опять не смогла определить, серьезно он говорит или нет. Она закрыла глаза. И тут его пальцы скользнули по ее тонкой, изящной шее. Они задержались возле выреза свитера, там, где билась, пульсируя, тонкая жилка, и девушка внезапно поняла, что он испытывает наслаждение от того, что все нервы в ней натянулись подобно проводам под током высокого напряжения. Сенатор знал, какой властью обладает над женщинами, и, очевидно, это тешило его самолюбие.
Почувствовав, что горячие пальцы оставили ее, Саманта облегченно вздохнула и попыталась открыть глаза, чтобы убедиться, что гостеприимный хозяин уже ушел, однако веки ее словно налились свинцом. Посплю еще чуть-чуть, сказала она себе. Зато потом у меня хватит сил, чтобы попытаться сбежать отсюда.
Но когда она наконец проснулась, солнце светило уже совсем ярко. Попытка приподнять голову и осмотреться вызвала резкую боль в ключице. Тогда Саманта замерла прислушиваясь, нет ли кого-нибудь поблизости, но вокруг было тихо. Может быть, ей повезло, и Юджин Фрейзерс еще не вернулся с охоты?
Девушка осторожно сползла с постели и села на пол. Затем с большим трудом поднялась и, тяжело дыша и едва переставляя ноги, начала двигаться в сторону закрытой двери. Привалилась здоровым плечом к дверному косяку, чтобы передохнуть, затем правой рукой толкнула дверь. Та подалась.
Ее взору предстала маленькая кухонька, отгороженная от основной комнаты, видимо гостиной, короткой стойкой бара с деревянными высокими табуретами. У окна, из которого открывался чудесный вид на заснеженный горный пейзаж, стоял длинный диван, обитый грубой шерстяной тканью с пестротканым рисунком. На краю дивана Саманта заметила сбившееся одеяло, под которым Юджин, несомненно, провел, если не всю ночь, то хотя бы часть ее. Круглый стол из мексиканской сосны в компании двух кожаных кресел притулился между баром и диваном.
Девушка подошла к очагу, где весело играли языки пламени, и протянула к нему руки, чтобы согреться. Бросив взгляд наверх, она увидела большую оленью голову с огромными рогами и грустными стеклянными глазами - еще одна жертва, которой, как и ей, не удалось скрыться от опытного охотника Юджина Фрейзерса. От неожиданно возникшего в мозгу сравнения она вздрогнула, поскольку не оставалось сомнений, что рано или поздно Юджин попытается соблазнить ее, - хотя бы в отместку за оскорбительные заметки о нем в газете. И самым ужасным было то, что она сама не знала, захочет ли воспротивиться этому или нет.
Саманта Острый Язычок в горной хижине наедине с Юджином Фрейзерсом, сенатором-радикалом! Ничего себе, шуточка - как раз для заголовков на первой полосе!
Она повернулась спиной к охотничьему трофею и подошла к окну. Пушистый снег густо обсыпал кроны могучих пихт и сосен. Расслабляющее тепло огня и мирная панорама с высокими деревьями на фоне голубых гор, напоминающая рождественскую открытку, были обманчивы. Ей оставалось только надеяться, что к понедельнику ее машину починят, и она сможет покинуть дом этого ужасного человека, который ни в грош не ставит ее чувства и откровенно потешается над ее опасениями и тревогами.
В комнату ворвался порыв холодного ветра, заставив Саманту резко обернуться. В дверях стоял Фрейзерс. Снег блестел на каштановых волосах и ярко-красной нейлоновой охотничьей куртке. Его глаза лениво окинули девушку, заставив ту непроизвольно вздрогнуть.
- Вы меня потеряли? - осведомился он с усмешкой.
Саманта поджала губы. Ей хотелось ответить какой-нибудь колкостью, но она чувствовала себя не в состоянии сделать это. Пожав плечами, девушка просто сказала:
- Я только что проснулась.
Глаза мужчины сузились, пристально изучая ее. Затем он отставил в сторону ружье и швырнул охотничью куртку на кожаное кресло.
- Я иду в душ, - бросил он через плечо, скрываясь в соседней комнате, а потом буду вас кормить. Вы уже достаточно проголодались?
Его приглушенный голос доносился из спальни. Ответа он, судя по всему, не ждал, потому что через несколько секунд из ванной донесся шум включенной воды.
Ум Саманты пребывал в смятении - все ее мысли были прикованы к этому человеку, чертовски красивому и бесконечно притягательному, который находился совсем рядом, за стенкой. Насколько она может ощущать себя в безопасности в его присутствии? Или ей нужно опасаться себя самой? Удрученно вздохнув, девушка прошла к кухонному закутку, надеясь, что сможет там чем-нибудь занять себя и отвлечься от мыслей о Юджине Фрейзерсе. Найдя банку с кофе, она начала насыпать его в кофейник.
К тому времени, когда Юджин появился из спальни, одетый в чистые джинсы и светло-голубую рубашку на выпуск, комнату наполнял волнующий аромат свежезаваренного кофе и жарящегося бекона, который она нашла в холодильнике. Саманта неловко отшатнулась от его прикосновения - в тот момент она как раз разбивала яйца о край сковородки. Если бы она не знала, насколько малосимпатична Фрейзерсу, то была бы готова поклясться, что заметила в его глазах нечто, напоминающее восхищение, прежде чем он начал закатывать рукава рубашки, обнажая мускулистые загорелые руки.
Пока она накрывала на стол, Юджин возился с очагом, и когда они уселись, горьковатый запах горящих смолистых поленьев поплыл по комнате. Через несколько минут, когда Саманта потянулась за своей чашкой кофе, Юджин раскрыл руку ладонью кверху. Посередине ладони лежала маленькая розовая таблетка. Саманта перевела взгляд с таблетки на ярко-синие глаза Юджина.
- Я себя чувствую нормально,- солгала она, потому что плечо вновь начало болеть еще тогда, когда она только принималась готовить завтрак.
Юджин нетерпеливо передернул плечами.
- Возможно, вам и лучше, но это только благодаря лекарству, которое я дал вам сегодня ночью. Если вы снова не примете его, боли опять начнут вас беспокоить. На третий день, то есть завтра, вы будете чувствовать себя так, словно вас переехал паровой каток.
- Вы говорите таким тоном, словно моя боль доставляет вам удовольствие, не так ли?! - воскликнула она, но тем не менее взяла протянутую ей таблетку.
- А вам не кажется, что вы это заслужили?
- Нет, совсем не кажется. Авария была вовсе не из-за...- Она осеклась, увидев, как угрожающе сходятся к переносице брови Юджина, и послушно проглотила таблетку, запив обжигающе горячим кофе. - Уфф!
Фрейзерс улыбнулся.
- Не хотелось бы лишить вас своей компании, но мне нужно разделать тушу оленя, висящую на улице, и нарубить еще немного дров. Кажется, приближается буран.
- Да, прощание откладывается. Какая жалость! - язвительно пробормотала Саманта себе под нос и принялась убирать со стола.
Едва она успела помыть посуду, как лекарство начало действовать, и ею вновь овладели сонливость. Девушка еле добралась до дивана и закуталась в одеяло Юджина. Я только немножко передохну, пообещала она себе.
Но когда снова проснулась, обшитые сосновыми досками стены были уже окрашены лучами заходящего солнца в золотистые и розовые тона. Она проспала целый день!
Оглядев комнату, Саманта, увидела Юджина. Он сидел возле огня и точил охотничий нож. Замечательный нож, даже Саманта поняла это. Обоюдоострый, с удобной рукояткой, искусно сделанной из рога какого-то животного. Между ручкой и лезвием - короткая серебряная пластинка для дополнительного упора.
Видимо, ощутив на себе ее взгляд, Юджин резко вскинул голову. Его ярко-голубые глаза, такие же прозрачные, как небо над Аризоной в ясный день, пригвоздили ее к месту. Увидев ее всклокоченные с рыжеватым оттенком волосы, заспанные и оттого словно затуманенные желанием глаза, он встал и подошел к ней. Его пальцы коснулись щеки девушки, и Саманта вздрогнула.
- Нет, не надо! - прошептала она. Мужчина опустился на колени, и его лицо оказалось совсем близко.
- Я больше не могу,- спокойно сказал он.
И в следующее мгновение его губы приблизились к ее губам, и Саманта закрыла глаза в предчувствии неизбежного поцелуя...
Двадцатитрехлетняя девушка из провинциального городка Мерисвилл не считала себя совсем уж новичком в любви. Хотя это наверняка шокировало бы ее мать, если бы та узнала, что Саманта уже в пятнадцать вовсю обнималась на задних сиденьях машин. Однако дальше этого дело не заходило. Своим статусом девственницы она была обязана не строгому родительскому воспитанию, а скуке, которую вызывал у нее секс. Красавчик-капитан школьной футбольной команды не смог расшевелить ее своими влажными поцелуями, от которых она просто задыхалась. В дальнейшем это не удалось сделать никому из ее более поздних поклонников, так что у нее не возникало никакого желания узнать, что же представляет из себя половой акт как таковой.
Однако когда Юджин просто коснулся ее своими теплыми губами - настолько легко, что она не была уверена в реальности происходящего, в ее груди словно вспорхнула одновременно тысяча колибри, затрепетав крошечными крылышками. От неожиданности ощущения Саманта замерла и широко раскрыла глаза. Юджин глухо рассмеялся.
- Значит ли это, что фее не понравился мой поцелуй? Или у нее есть кто-то другой?
Девушка судорожно перевела дыхание.
- Нет...то есть да.
Фрейзерс удивленно поднял брови, но сразу же встал, вернулся к очагу и вновь принялся точить нож. Саманта сжалась в комочек, наблюдая за тем, как он водит лезвием по точильному камню. Затем она съежилась еще сильнее, представив, какая необузданная первобытная сила скрывается за столь неординарной внешностью.
- Зачем вам понадобилось убивать несчастного оленя? - запальчиво спросила Саманта, хорошо представляя себе состояние беззащитной жертвы, преследуемой охотником.
Юджин спокойно посмотрел на нее:
- Во-первых, я убиваю ради того, чтобы добыть пищу, и никогда - просто так. А во-вторых, это делается для поддержания равновесия в природе. Если слишком много оленей доживут до следующего лета, они или съедят все, выращенное человеком для собственного пропитания, или же умрут с голоду, что еще мучительнее, чем быстрая смерть от пули.
Саманта хотела было оспорить его утверждение, но осеклась, вспомнив свою любовь к рыбалке, привитую ей отцом. И поэтому предпочла сменить тему.
- А загрязнение окружающей среды вредными отходами - это вы почему защищаете?
Безжалостный взгляд Юджина впился в нее.
- Если бы вы удосужились поприсутствовать на открытых слушаниях в сенатском комитете, прежде чем писать разную чушь в вашей колонке, то услышали бы доводы защиты и тогда...
- Я отвечаю за то, что пишу. И это отнюдь не "разная чушь", как вы выразились, - с гневом перебила его Саманта.
Миролюбиво вздохнув, он вложил нож в ножны.
- Послушайте, Саманта, у нас с вами еще будет время поспорить, лишь бы погода не подвела.
Он встал, потянулся, и Саманта не смогла не обратить внимания на его прекрасное телосложение и врожденную грацию движений. Когда же Юджин приблизился к ней, она сделала попытку встать с дивана.
- Пожалуйста, вы можете занять свою постель, - испуганно выговорила она.
Губы Юджина растянулись в саркастической усмешке.
- Кровать в той комнате тоже моя, - напомнил он.
Саманта в растерянности уставилась на него. Так бестактно поставить ее в неловкое положение!
- Хорошо,- наконец выдавила она,- тогда я останусь здесь.
Юджин пожал плечами.
- Как вам угодно. Но боюсь, что спать одной вам будет прохладно.
Он оценивающим взглядом окинул ее тонкий черно-белый свитер и джинсы, облегающие стройные бедра.
- Не угодно ли будет миледи переодеться на ночь во что-нибудь более подходящее? - насмешливо спросил он.
Саманта чуть было не согласилась, но вовремя спохватилась - ведь тогда ей придется прибегнуть к его помощи. Ее правая рука коснулась выреза свитера, словно в попытке прикрыться от его жадного взгляда.
- Нет... я... Все мои вещи остались в машине.
- Я могу одолжить вам кое-что из моих, - предложил он, подойдя к ней так близко, что она ощутила на своем виске его дыхание. Но большие пальцы его рук были засунуты за ремень джинсов, и девушка поняла, что Фрейзерс снова насмехается над ней.
- Нет, достаточно того, что на мне.
- Как вам угодно,- снова повторил он, не двигаясь с места.
Почему она должна дрожать как осиновый лист при его приближении? Единственным объяснением этому была ее беспомощность, вызванная травмой, помноженная на присутствие непостижимого человека, один-единственный мимолетный поцелуй которого лишил ее последних сил. Она не была готова противостоять его мужскому магнетизму.
Юджин по-прежнему был рядом, и Саманта почти упала в попытке избежать мучительного для нее прикосновения, когда он протянул руки. Но он успел-таки обхватить ее за талию.
- Независимо от того, как вы ко мне относитесь, мисс Синклер, я обязан помочь вам раздеться.
- Нет! - воскликнула Саманта.
Она попыталась вывернуться из его объятий, но жесткий корсет сковывал ее движения. Руки мужчины подхватили ее под колени. И она, словно пушинка, поднялась в воздух. Но он тут же поставил ее на ноги.
- Стоять смирно, - приказал он.- А не то будет гораздо больнее, чем должно быть.
- Юджин,- взмолилась она.- Пожалуйста!..
Он поморщился.
- Я уже говорил вам, что не интересуюсь особами женского пола, которые сами эт ого не хотят.- Его голос звучал мягко, успокаивающе, словно он разговаривал с норовистой лошадкой, и Саманта начала понимать, в чем кроется секрет его ораторских успехов. - Ваш корсет нужно ежедневно подтягивать, о г движений он ослабевает. А без жесткой фиксации ваша ключица неправильно срастется. Помимо этого, я знаю, что значит неосознанное желание выместить на чем-либо или ком-либо раздражение, снедающее вас.- В ответ на ее удивленный взгляд он пояснил: - Да, это так - три года назад я сломал ключицу, катаясь на лыжах, и понимаю, каково быть беспомощным - чувствовать себя таковым, - когда все остальное вокруг в полном порядке.
Мысль о том, что у Юджина Фрейзерса может быть другая жизнь за пределами этой хижины или вне здания законодательного собрания, неожиданно заинтриговала девушку, и она спросила:
- А кто подтягивал вам корсет? Одна из ваших очередных подружек?
Юджин усмехнулся:
- Ого! Это похоже на ревность.
- Нет! - Саманта даже топнула ногой, и тут же пожалела о необдуманном поступке: от резкого движения ее пронзила острая боль.
- Рад, что вы сердитесь,- сказал Юджин, - это отвлечет вас от того, что я собираюсь сейчас сделать.
Взявшись за край свитера Саманты, он с величайшей осторожностью освободил ее правую руку.
- Теперь наклонитесь, вот так,- проговорил он, помогая ей стянуть свитер через голову.
Саманта смутилась и здоровой рукой попыталась заслонить еле прикрытую кружевным лифчиком грудь. Заметив это, Юджин рассмеялся.
- Ваше белье закрывает больше, чем любой купальник. Вы что, на пляже никогда не бывали?
Тем не менее его глаза внимательно изучали изгибы ее тела, когда он помогал ей освободиться от левого рукава свитера. Он зашел сзади, и Саманта почувствовала обманчиво ласковое и потому тревожащее прикосновение его рук к спине. Словно ощутив ее страх, он прошептал ей на ухо:
- Прошу вас, расслабьтесь, я не собираюсь воспользоваться вашим уязвимым положением, уверяю вас.
Его пальцы осторожно трудились над корсетом, поправляя растяжки, пока она не вскрикнула от боли. Тогда его рука скользнула по ее шее и начала массировать дельтовидную мышцу.
- Извините, я не хотел сделать вам больно. Пока все, во всяком случае, до завтра.
Некоторое время Саманта стояла неподвижно, застыв от гипнотизирующих движений умелых сильных пальцев. Но когда его рука откинула ее волосы и губы коснулись шеи, у нее ослабели колени, и все тело вспыхнуло, словно ее обдало жаром. Она напоминала себе самку оленя, замершую перед охотником в ожидании рокового выстрела,.
Словно желая оправдать ее опасения, Юджин подхватил ее на руки, отнес в спальню и уложил на постель. И, прежде чем она успела его остановить, он расстегнул на ней джинсы и начал стаскивать их с девушки. Саманта в панике задергала ногами. Но он с суровой решимостью продолжал тянуть, пока она не осталась в одних трусиках и лифчике. Если не считать, конечно, уродского корсета.
В ожидании нападения Саманта испуганно уставилась на Юджина, ощущая бешеное биение своего сердца, готового вырваться у нее из груди. Но он поднялся и пошел к шкафу, чтобы взять синюю шерстяную рубашку. Девушка не успела глазом моргнуть, как он начал надевать ее на нее.
- Я могу сама, я могу сама... - повторяла она как заведенная, пока он застегивал пуговицы.
- Верно,- соглашался он, продолжая свое занятие,- только я справлюсь с этим быстрее.
У Саманты перехватило дыхание, когда он присел, чтобы застегнуть нижнюю пуговицу на рубашке, доходящей ей почти до колен. Неожиданно ей захотелось запустить руки в его густую шевелюру.
- А у вас преотличные ножки, мисс Саманта Синклер. Просто загляденье, нагловато ухмыльнувшись, заметил Юджин, проводя рукой по ее бедру.
Потом он встал и принялся снимать свои джинсы. Саманта, как и в первый раз, прикрыла глаза и отвернулась. Через несколько секунд она почувствовала, как прогнулся матрас под тяжестью мужского тела, и ее укрыли теплым шерстяным одеялом. Саманта лежала, затаив дыхание, ожидая движения в свою сторону - ей казалось, что так прошло несколько часов. На самом деле уже через несколько минут раздалось ровное, размеренное дыхание Юджина.
Успокоившись, она погрузилась в глубокий, такой необходимый ей сон и проснулась только один раз, когда Юджин протянул ей стакан с водой. Саманта послушно проглотила таблетку.
- Спасибо, - прошептала она.
Она ощущала его тело- такое теплое и мускулистое - всего в нескольких дюймах от себя. Наверное, в Юджина Фрейзерса можно запросто влюбиться, подумала она. Разве не так случается порой с пленницами - они теряют головы от своих похитителей? Но ведь Юджин ее не похищал и не удерживал здесь против ее воли.
Однако он сенатор-миллионер, она же никому не известная девушка из маленького городка, журналисточка, считающая каждый доллар. И он ненавидел ее еще до того, как они встретились. Так что мысль о том, что сама судьба свела ее с этим человеком, была просто абсурдной - так подсказывал ей разум. А тело, что же, тело как-то само по себе все ближе и ближе подвигалось к спящему рядом с нею мужчине, сильному и самоуверенному, язвительному и дьявольски привлекательному. Одним словом, к Юджину Фрейзерсу.
Тоскливое завывание ветра, удары снежных зарядов в окно спальни пробудили Саманту от глубокого сна. Она лежала под грудой одеял, пытаясь понять, где находится. Воспоминание о жарком теле Юджина и его сильных руках, которыми он под утро обнял ее, заставило ее густо покраснеть. Когда ее живое воображение услужливо нарисовало ей картины того, как эти руки дотрагиваются до самых сокровенных мест ее тела, она мысленно обругала себя. Поддаться вожделению было бы непоправимой глупостью, ведь для него - это заурядное приключение. А для нее - вовсе нет.
Она была рада, что Юджин уже встал и ушел, возможно, снова на охоту. Саманта заставила себя выбраться из теплой постели и спустить ноги на холодный дощатый пол. Теперь, когда наконец-то наступило утро понедельника, она сможет позвонить в ремонтную мастерскую, отбуксировавшую ее машину, и спросить, успеют ли они сделать ее до конца дня. Потом нужно будет узнать, как там дела у Эмми. Если доктор выпишет ее, они смогут сегодня же вечером уехать в Финикс.
Но холод в спальне заставил ее прервать размышления и заняться более насущными проблемами, и прежде всего разведением огня. Саманта прошла в гостиную, обхватив себя руками за плечи, чтобы унять дрожь. Вороша кочергой затухающие угли, она подумала, что неплохо было бы принять ванну. Страшно представить, что произошло за два дня, с тех пор как она в последний раз мылась! От нее сейчас пахнет, наверное, ужаснее, чем от того несчастного оленя, которого подстрелил Юджин. А волосы! Саманта даже не решилась посмотреть на себя в зеркало. Скорее всего она выглядит как родная сестра Злой Ведьмы Запада.
Заставив пламя в очаге разгореться, Саманта подошла к окну. Только теперь она как популярный персонаж комиксов. следует разглядела царящий за стенами гостиной мир сплошной непроглядной белизны. Завывающий буран бушевал вокруг хижины. Саманта поспешно включила радио и на середине фразы поймала сообщение диктора о том, что в штате Аризона, у подножия плато Колорадо, разыгралась самая ужасная за последние десять лет снежная буря.
Что, если "додж" Юджина перевернулся на обледенелой дороге или упал в одно из ущелий, расположенных здесь на каждом шагу? Беспокойство за Фрейзерса вернуло Саманту к жизни, и она начала ходить взад и вперед, забыв о своих планах позвонить в ремонтную мастерскую и Эмелин в больницу. Затем, чтобы хоть чем-то занять себя, рассеянно подогрела кофе, который Юджин, должно быть, приготовил перед своим уходом на рассвете. Но ее взгляд все время задерживался на окне, в надежде, что в нем мелькнет заросший щетиной властный хозяин хижины.
Саманта наливала себе вторую чашку кофе, когда дверь со стуком распахнулась и вместе с порывом ветра на пороге возник Юджин Фрейзерс. От неожиданности девушка вздрогнула, облив пальцы горячим кофе. Вскрикнув от боли, она вскочила и опрокинула на себя кофейник. На глазах ее выступили слезы.
Юджин мгновенно оценил ситуацию. Саманта в одном белье и его рубашке до колен, с босыми ногами, облитыми горячим кофе, среди осколков кофейника. Он бросил охапку дров, которую принес с собой, на пол у очага и кинулся к девушке. Взяв под мышки, он усадил ее на диван. Его густые волосы, брови и небритый подбородок побелели от инея, и теперь он напоминал ей викинга.
- Где вы были?! - воскликнула Саманта, когда он, сорванным с крючка полотенцем, принялся вытирать ей ноги.
- У вас вид женщины, обрадованной возвращением своего возлюбленного.Его губы тронула самодовольная усмешка.
- Я... я просто... просто я не хотела оставаться здесь одна.
Когда он добрался до ее колен, Саманта вновь ощутила, что силы покидают ее. Глядя на тающие в его волосах снежинки, она робко спросила:
- Вы не ходили на охоту?
- Нет,- ответил он, продолжая с видимым удовольствием оказывать своей гостье посильную помощь,- в такой буран опасно уходить далеко. Я заготовил дров на случай, если нас на пару дней занесет.
Саманта отдернула ногу.
- Нас не может занести! Юджин удивленно вскинул брови.
- Вот как? И почему же?
- Мы... Я... Мне нужно на работу!
- Уверен, что ваша газета несколько дней обойдется без колонки Саманты Синклер.- И продолжил без малейшей паузы: - Я кажется, уже говорил, что у вас замечательные ножки, прямо как у феи?
Только сейчас до Саманты дошло, в каком виде она сидит перед сенатором Юджином Фрейзерсом - в одном нижнем белье и его рубашке. Все ощущения слились воедино: неловкость положения, боль в плече, стрессы, пережитые за эти два дня. Это было уже слишком - она не выдержала и взорвалась:
- Это по вашей милости я здесь! Я вас ненавижу Юджин Фрейзерс.
Мужчина на миг остолбенел, затем поднялся и швырнул полотенце на пол.
- Я бы избавился от вас с таким же удовольствием, как и вы от меня!
Саманта попыталась встать с дивана, готовая, если потребуется, уйти в Бенсон пешком.
- Да сядьте вы, пока вторую ключицу не сломали! - остановил ее грозный окрик.
Ей захотелось показать ему язык или швырнуть в него чем-нибудь тяжелым, но она удержалась, понимая, насколько глупо это будет выглядеть.
С погодой она тоже ничего поделать не могла- это уж точно. Ей оставалось только ждать в надежде, что буран утихнет до темноты. Саманта завернулась в одеяло и, поджав губы, следила за тем, как Юджин готовит сандвичи с беконом. Единственное, что она смогла выдавить из себя, когда он подал ей тарелку, было вежливое "спасибо".
Он опустился в кожаное кресло в противоположном конце комнаты со своей тарелкой на коленях и молча принялся за еду. Саманта разглядела усталые складки в уголках его красивых губ и возле ноздрей. Впервые она заметила и морщинки, лучиками разбегающиеся от глаз. Конечно же, он устал. Два дня подряд он вставал на рассвете и уходил в горы, а потом остаток дня нянчился с ней.
Когда она в очередной раз бросила взгляд на Юджина, глаза его были закрыты, а недоеденный сандвич лежал на тарелке, стоящей у него на коленях. Спящий, он не казался таким грозным. Более того, в его облике появилось нечто ужасно располагающее и трогательное.
Саманта помнила, что он всегда выглядел очень аккуратным и подтянутым. Но отросшая щетина на подбородке, небрежно спадающие на лоб волосы делали его привлекательнее, чем на журнальных фотографиях.
Еще подростком Саманта мечтала, чтобы ее когда-нибудь похитил благородный и бесстрашный разбойник. И теперь, когда она осталась наедине в этой хижине с Юджином Фрейзерсом, ее фантазия, похоже, осуществилась... Если не считать того, что они были чуть ли не врагами.
Стараясь не шуметь, она поднялась и забрала тарелку с колен Юджина. Потом, отнеся ее на кухню, взяла одеяло и укрыла своего "благородного и бесстрашного"... Когда она уже отвернулась, чтобы отойти, его рука схватила ее за запястье. От неожиданного прикосновения у Саманты перехватило дыхание, как после долгого бега. Откуда у него эта магическая сила, от которой подгибаются колени? Ни один мужчина не имел такой власти над ней.
Взгляд Юджина буквально лишал ее воли, проникал в отдаленные уголки сознания, словно ища там что-то неизвестное ей самой. Наконец он просто сказал:
- Спасибо, Саманта.- И закрыл глаза, словно собираясь заснуть.
Через мгновение Саманта, вздохнув, отправилась в спальню, старательно внушая самой себе, что ей нужно злиться на Юджина, потому что все, что случилось, произошло только по его вине. Лежа поперек кровати, она снова и снова думала о том, что скажет ему, если они когда-нибудь снова встретятся.
Но собственные слова в ее мозгу переплетались с его соблазняющим шепотом, заставляющим путаться мысли и грезить о чем-то недоступном, но пленительно-сладостном, поэтому, когда она открыла глаза и увидела над собой склоненное лицо Юджина, то подумала, что это лишь продолжение ее сна, и, протянув руку, коснулась его небритого подбородка.
- Саманта,- тихо сказал он, прижимая ее ладонь к своей щеке, - ты стонала. С тобой все в порядке?
В полумраке комнаты она едва могла разглядеть его силуэт.
- Юджин,- сонным голосом пробормотала она и, тут же, увидев блеск желания в его взоре, часто-часто заморгала, пытаясь разогнать сон, и отдернула руку.- Я думала... Мне приснилось, что...
- Что тебе приснилось, Саманта? - вкрадчиво спросил он.
Его лицо было совсем близко, его руки касались ее плеч, но она едва расслышала, что он сказал.
- Не помню,- солгала Саманта. Он приподнял одну бровь.
- Вот как?- Его пальцы дотронулись до пряди волос, упавшей ей на лоб. Как ты себя чувствуешь.
- Прекрасно,- прошептала она, завороженная движением его губ, находящихся так близко от ее лица. Ее сердце билось так громко, что, казалось, он должен был слышать его стук.
- Я... я хочу пить. Дайте, пожалуйста, воды.
Она попыталась подняться, но Юджин подхватил ее и сам поставил на ноги.
- Так лучше? - спросил он с улыбкой, не оставлявшей сомнений в том, что он прекрасно понимает ее состояние. Когда его взгляд упал на ее открывшиеся в вырезе рубашки полные груди, она покраснела и поспешно стянула ворот у горла.
- Не поздновато ли? - рассмеялся Юджин и прижал ее к себе.
Саманта отвернула лицо от его поцелуя, и его губы обожгли нежную кожу у нее за ухом. Она была словно парализована этим прикосновением, а он продолжал целовать бьющуюся жилку на ее шее. Потом Юджин разыскал наконец ее теплые губы, и этот поцелуй воспламенил ее предвкушением еще большего наслаждения.
Теперь уже Саманта сама прижалась к нему, губы ее раскрылись, а веки затрепетали в нетерпеливом ожидании. Но как только руки мужчины обхватили ее бедра и пальцы легли на тугие ягодицы, она отпрянула, ужаснувшись, до чего же легко поддалась его страсти.
- Поищите себе кого-нибудь еще, чтобы пополнить список ваших побед, твердо сказала она,- однако отвела взгляд, не в силах посмотреть ему в глаза.
Вывернувшись из его объятий, она ускользнула в казавшийся ей безопасным кухонный закуток за стойкой. Но успокоиться так и не могла и, когда трясущимися руками потянулась за стаканом, стоящим в буфете, то едва не опрокинула сахарницу.
- Послушай, ведь ты хочешь меня,- сказал, подходя к ней сзади, Юджин, когда она ставила сахарницу на место.
Саманта испуганно вздрогнув, повернулась и стала озираться вокруг, чувствуя себя загнанной в угол. Лицо Фрейзерса выражало, однако, полное безразличие. Она настороженно следила за тем, как он не торопясь достает из холодильника бутылку розового вина и два стакана из буфета. Наполнив их искрящейся жидкостью, Юджин протянул один стакан ей.
- За окончание бури! - провозгласил он с усмешкой.
- Поддерживаю, - пробормотала Саманта, делая глоток вина. Посмотрев в окно, она подумала, что снег валит, пожалуй, не так сильно, потому что сквозь молочную пелену уже можно было разглядеть очертания растущих возле домика елей. А значит, появилась надежда на то, что ей удастся покинуть эту хижину! Она будет плакать, просить, умолять, угрожать,- словом, пойдет на все, лишь бы заставить Фрейзерса отвезти ее в Бенсон. Если не останется другого выхода, она сможет пересидеть эту ночь в коридоре больницы. Саманта знала, что не может больше оставаться наедине с Юджином.
Обернувшись к нему, она вновь вздрогнула от ощущения его близости.
- Думаю, что мне надо дозвониться до Эмелин,- сказала она, стараясь взять себя в руки.
Мужчина невесело усмехнулся.
- А ты трусиха, Саманта. Мне жалко того мужчину, которому принадлежит твое ледяное сердце.
Саманта ощутила себя пойманным в ловушку зверьком, когда отважилась посмотреть в его насмешливые глаза, но в голосе ее прозвучала бравада:
- У меня не ледяное сердце! Просто вы... просто вы ничего не вызываете у меня!
- Ого! В это трудно поверить! - Юджин положил руки на буфет по обе стороны от нее, лишая ее возможности избежать его общества. - После того что было минуту назад, у меня сложилось иное впечатление.
- У вас сложилось ошибочное впечатление,- отрезала Саманта. Она внутренне напряглась, сознавая, что разговор приобретает все более опасный оборот.
- Кажется, это у тебя обо мне сложилось неверное впечатление,растягивая слова, проговорил Юджин, зачарованно глядя на ее губы, по которым она нервно провела кончиком языка.
- Вряд ли! - воскликнула она, отталкивая одну из его рук и освобождаясь из ловушки.
Опасаясь, что он бросится за ней вдогонку, Саманта метнулась в спальню к телефону. Тем сильнее было ее удивление, когда, уже набрав номер больницы, она обнаружила отсутствие погони.
Телефон в палате подруги был занят, и Саманте ничего не оставалось, кроме как положить трубку, чтобы попытаться дозвониться попозже. Не желая оказаться застигнутой врасплох в таком месте, как спальня, она заставила себя вернуться в гостиную, где забилась в самый угол дивана и, отпив глоток вина, принялась настороженно наблюдать за Юджином. Он тем временем как ни в чем не бывало подбросил дров в огонь и принялся готовить обед - жареную оленину.
В голове у девушки по-прежнему была только одна мысль: сделать все возможное лишь бы не остаться здесь еще на одну ночь. Наконец она решилась.
- Вы не могли бы сейчас отвезти меня в Бенсон? Ну пожалуйста! Снег уже почти не идет.
Саманта была уверена, что он откажет в ее просьбе, но Фрейзерс только пожал плечами:
- Если ты хочешь, пожалуйста. Но нам придется часок-другой обождать, пока снегоочистители расчистят дорогу.
Ждать даже пару часов показалось Саманте невыносимым. Закутавшись в одеяло, она отпила еще вина и уставилась в окно. С каждой минутой нервное напряжение нарастало, потому, когда Юджин принес ей жаркое, она уже не могла есть и лишь продолжала жадно отхлебывать вино. Юджин только успевал услужливо подливать ей.
Осушив второй или третий стакан вина, она посмотрела снизу вверх на хозяина хижины сосредоточенно нахмурившись в тщетной попытке собрать разбегающиеся мысли.
- Полагаю, что душ перед отъездом принять не помешает, не правда ли? спросил он, понимающе хмыкнув.
- Да... то есть нет! - Почему же в голове у нее все путается?- Пожалуй, да,- кивнула она, еле ворочая языком. В конце концов, у нее не будет возможности помыться, пока она не доберется до дома, а это случится не раньше вечера во вторник.- Я всего на несколько минут...- сказала она, поднимаясь и пытаясь на нетвердо держащих ее ногах обойти мужчину, который как сказочный исполин возвышался перед ней, явно не собираясь уступать дорогу.
Руки Юджина неожиданно оказались у нее на бедрах, моментально лишив ее возможности двигаться. Когда его язык коснулся ее губ, колени у нее привычно подогнулись, и она с легким стоном бессильно привалилась к нему.
Фрейзерс отстранился.
- Дорогая, ты заставляешь меня позабыть о моих добрых намерениях,- чуть насмешливо проговорил Юджин, но в это! момент Саманта схватилась за его плечи, чтобы не упасть,- у нее страшно закружилась голова. С ней никогда такого еще не случалось. Поцелуи этого человека - то нежные, то грубые совершенно лишили ее силы.
Неожиданно она ощутила, словно впервые, горьковатый запах горящих сосновых поленьев, тихую, словно доносящуюся издалека музыку и самого Юджина- властные требовательные руки, грубую щетину, царапающую ее нежную кожу, теплый, солоноватый вкус его губ. Волна незнакомых, но заставивших бешено биться сердце эмоций захлестнула Саманту.
Ей захотелось вновь и вновь переживать это охватившее ее возбуждение, возносящее ее в какие-то неведомые, заоблачные высоты.
Поднявшись на цыпочки, она обняла его за шею и подарила свой девственный поцелуй.
Мужчина на мгновение отпрянул, внимательно посмотрел ей в лицо, а потом грубо обхватил руками. Его губы завладели ее губами, принуждая их раскрыться, его язык проник вглубь, терзая ее язычок. Его рука погрузилась в ее волосы, нежно прижимая к себе ее голову, и через мгновение последние остатки воли покинули девушку. Она сдалась, опьяненная вспыхнувшей страстью сильнее, чем любым наркотиком.
Когда Юджин начал расстегивать на ней рубашку, она попыталась вяло сопротивляться.
- Нет, Юджин.
Но его рука уже скользнула ей под бюстгальтер и ласкала ее грудь. Не обращая внимания на слабые протесты, он поднял ее на руки, перенес в спальню и нежно опустил на постель.
- Попробуй теперь только сказать, что не хочешь меня, - прошептал он прежде, чем их губы сомкнулись.
Губы Юджина полностью завладели ее губами, и протестующие телодвижения Саманты постепенно утихли. Где-то в глубине души она презирала себя за недостойную слабость, за то, что возжелала его, но была не в силах оттолкнуть человека, чьи губы так умело ласкали ее чудесное маленькое ушко, ямочку на шее, плечико.
Резкий телефонный звонок обрушился на лих, словно ледяной душ. Юджин попробовал было не обращать на него внимания, но телефон продолжал настойчиво трезвонить, словно желая помочь Саманте выпутаться из рискованной ситуации.
Выругавшись, Фрейзерс приподнялся, продолжая в то же время обнимать Саманту одной рукой, и дотянулся до аппарата.
- Алло!- рявкнул он в трубку и после паузы переспросил: - Саманта Синклер?
Кто-то спрашивает ее! Саманта яростно замотала головой, но Юджин, обозленный тем, что ему помешали, не обратил на это никакого внимания.
- Да, конечно, Саманта здесь, мисс Бедербек.
Юджин протянул ей телефонный аппарат. Никогда еще Саманта не оказывалась в столь нелепом положении - ив прямом и в переносном смысле, ибо фактически лежала под мужчиной и была ни жива ни мертва.
С Флоренс Бедербек хитрить было бесполезно. Ведущая колонки светских сплетен "Ивнинг-ньюс пост" была в состоянии сообразить что к чему и состряпать скандальную историю. Наконец Саманта собралась с духом и выдавила из себя:
- Это ты, Фло? Привет!
- Дорогая, - проворковал сладенький голосок,- в газете все так беспокоятся о тебе и Эмелин. Если бы она сегодня не позвонила, мы бы ни за что не узнали о вашей аварии.
Саманта от досады даже скрипнула зубами: почему она не догадалась сама позвонить в редакцию?
- Как ты меня разыскала? - спросила она, как можно спокойнее.
- Через больницу, дорогуша. Там мне сказали - обалдеть можно! - что тебя увез сенатор Фрейзерс. Ну ты же понимаешь, что мне не составило труда сделать вывод, что он...- последовала многозначительная пауза,- приютил тебя в своей охотничьей хижине. Скажи мне, милочка, он и в самом деле... такой классный парень, каким хочет везде казаться?
Саманта поперхнулась. В первый раз за все это время из ее глаз брызнули слезы.
- Я занята, Фло, извини. Все подробности при встрече. До свидания.
- Я себе представляю...- неслось из трубки, когда Саманта передавала ее Юджину.
Он поставил телефон на тумбочку и испытующе посмотрел на девушку. Та с отрешенным видом проговорила:
- Вот вы и отомстили мне за мою писанину! Мерзопакостней, чем мог вообразить ваш изощренный ум! Фло не успокоится, пока каждый, кто читает нашу газету, не узнает, что я из себя представляю...
Юджин отодвинулся. Его глаза из-под полуопущенных век внимательно изучали покрытое краской лицо девушки.
- Саманта, пойми, я...
Ничего не говорите! Давайте насилуйте! До конца! Потому что, когда вы покончите со мной, за дело примусь я! Клянусь, через газету, да и просто через каждого встречного я растрезвоню про вас на весь штат. Как вы калечите в аварии двух девушек, потом силой увозите одну из них к себе в берлогу и там пользуетесь ее беспомощным состоянием! Боюсь, что после этого вы никогда больше не увидите своего имени в избирательных бюллетенях!
Синие глаза Юджина превратились в две холодные льдинки, лицо окаменело. Их взгляды встретились в безмолвном поединке. Неизвестно, чем бы он закончился, если бы снова не зазвонил телефон. Юджин рывком снял трубку.
- Слушаю! - резко бросил он, не сводя глаз с Саманты. Потом снова протянул ей телефон. На сей раз это была Эмелин.
- Детка, тебе нужно срочно оттуда выбираться! - испуганной скороговоркой сообщила ей подружка.
- Ты о чем, Эмми? С тобой все в порядке?
- Со мной-то все в порядке, а вот с тобой- нет! Только что сюда мне позвонил один скандальный репортеришко из бульварного листка. Кажется, они собираются поднять шум из-за нашей аварии... И... Саманта, им известно, что ты там сейчас одна с сенатором в этой проклятой хижине! Клянусь, я ничего никому не говорила...
- Да, да, я знаю, что это не ты. - успокоила ее Саманта.- Я очень скоро к тебе приеду.
Саманта положила трубку, не в силах прийти в себя после услышанного.
- Похоже, мы оба получили по заслугам,- угрюмо сказала она Юджину, отводя взгляд в сторону.- Какой-то писака прослышал об аварии и о том, что мы здесь вдвоем.
Теперь она пребывала в полной растерянности. Что скажут ее родители, когда увидят заголовки с ее именем в одной из этих мерзких бульварных газетенок?
Юджин пристально разглядывал ее, словно, пытаясь определить, правду ли она говорит Потом откинулся на спинку кровати. Огон- вспыхнувшей спички на мгновение осветил его лицо, на котором застыло невозмутимое выражение. Гнетущая темнота в комнате действовала ей на нервы, словно звук мерно падающих капель воды из подтекающего крана. Ей хотелось накричать на него, расцарапать ему лицо лишь бы вызвать у него хоть какие-нибудь эмоции. Весь мир вокруг нее рушился, ее репутация загублена, карьера окончена, а он при этом может спокойно лежать, покуривая!
Несколько минут спустя Юджин потуши окурок в пепельнице и поднялся с кровати.
- Нас, конечно же, начнут осаждать репортеры, как только утихнет непогода, - проворчал он, не глядя не девушку.
Саманта следила, как он пошел в гостиную и растворился в темноте. В голове у нее путались обрывки мыслей. Разбитая, она встала с постели. Несомненно, самым лучшим для нее выходом сейчас была бы возможность уехать, скрыться до прибытия этой своры. Возможно, Фрейзерс сможет довести ее до Бенсона и высадить где-нибудь в укромном месте, хотя она и сомневалась, что ее бегство может остановить газетную шумиху.
Она задержалась в дверях, набираясь смелости, чтобы попросить его. Юджин стоял у очага, опираясь одной рукой о каминную полку. Отблески огня освещали сильное мужское тело.
Словно почувствовав ее присутствие, он не оборачиваясь сказал:
- Думаю, что единственный способ спасти твою незапятнанную репутацию и мою блестящую политическую карьеру- это срочно пожениться.
Саманта заморгала от неожиданности, не уверенная в том, что не ослышалась. Поскольку продолжения не последовало, она подошла и встала рядом с ним. Фрейзерс посмотрел на нее сверху вниз, и она только сейчас вспомнила, что забыла застегнуть рубашку,- его взгляд был прикован к ее обнаженной груди. Саманта быстро запахнула полы.
- Вы не будете так любезны повторит еще раз то, что только что сказали?
- У тебя есть лучшие предложения? - спросил он, нисколько не сомневаясь, что она с первого раза поняла его слова правильно.
- Из всего, что я слышала здесь, это самая дурацкая шутка! - Она замахнулась, но Юджин перехватил ее руку. - Мне больно! - тут же заныла она.
- Тогда успокойся и слушай меня внимательно. Мы можем пересечь границу с Мексикой и зарегистрировать брак в первом же попавшемся городке еще до утра. Несколько долларов алькальду - это вроде мирового судьи, - и наше брачное свидетельство будет датировано днем твоей аварии.
- Почему вы решили, что я хочу замуж - да еще за вас? - Голос Саманты звучал все громче, по мере того как в ней закипав злость.- Выйти за вас замуж! Только этого мне не хватало! Лучше уж пускай меня ославят как шлюху, чем это!
- Попомни мои слова, тебя обязательно так и обзовут, если ты срочно не выйдешь за меня.- У Саманты затекла рука, сжатая им, а он тем временем продолжал: - У тебя слишком мало времени, чтобы долго paздумывать.
Саманта пыталась собраться с мыслями. Она люто ненавидела Юджина Фрейзерса, и все с ним связанное- не только его политические взгляды, но и высокомерие, богатство, легкомысленный образ жизни, неуважение к женщинам.
Но все же она должна была признать, что ее неодолимо влекло к нему.
- Ничего из этого не выйдет, - тихо сказала она, - мы слишком противны друг другу. Мой идеал брака - такой, как у моих родителей,- это брак, основанный на взаимном доверии и любви. - Саманта тщательно подбирала слова, стараясь четко сформулировать свои мысли. - Наш брак стал бы катастрофой. Мы оба будем несчастны.
- Я же не сказал, что мы останемся мужем и женой до скончания века,нетерпеливо произнес он, явно раздраженный ее тугодумием.
Саманта попыталась в слабых отблесках пламени разглядеть выражение его лица.
- Временный союз? Месяцев на шесть, вы хотите сказать?
- Что-нибудь вроде этого, пока инцидент не будет исчерпан.
- И что вы будете с этого иметь? - с подозрением спросила она. - Не думаю, что вы настолько великодушны, чтобы пойти под венец с той, кого в Финиксе считают жалкой журналисточкой!
Рука Юджина провела по ее волосам. Она напряглась от его прикосновения, выжидая. Через мгновение он спокойно произнес:
- В настоящий момент у нас нет выбора. Если бы не надежда на переизбрание в следующем году, то мне было бы наплевать, что напишет про меня какой-то там бумагомаратель. А ты, в свою очередь, защитишь свое доброе имя. Это будет браком по взаимному расчету.
- Ох,- вздохнула Саманта. В памяти всплыли все фантазии юности... Красивая свадебная церемония, улыбающиеся гости, белое подвенечное платье, очаровательный жених... Словом, нескончаемая волшебная сказка...- Хорошо,сухо согласилась она. Но искра гордости вспыхнула в ней, и она вскинула голову. - Но есть одно условие.
- Какое же?
- Что я останусь... нетронутой физически, так же, как и не пострадает мое доброе имя, которое вы беретесь защитить.
От тихого смеха Юджина по спине у Саманты побежали мурашки.
- А что удержит меня от моих привилегий, полагающихся мне в браке по закону?
Саманта мило улыбнулась:
- То же самое, что удержит меня от желания разорвать вас в мелкие клочья в прессе после нашего развода! Это будет наш уговор чести.
- Ни за что бы не подумал, что ты такая кровожадная!
- Думаю, мы стоим друг друга,- парировала она.
Юджин снова протянул руку и принялся перебирать шелковистые пряди ее волос, явно любуясь ими.
- Ты мне не можешь отказать в своих нежных губах... В конце концов, если не будет традиционного супружеского поцелуя перед нашими гостями, все начнут подозревать, что МЬ1 поженились без любви. А ведь мы же не хотим, чтобы это случилось раньше, чем через несколько месяцев, верно?
Саманта вспыхнула:
- Только один поцелуй для публики, как вы настаиваете, и все!
Юджин резко отпустил ее волосы. Его губы скривились в усмешке.
- Тебе все равно не избежать моих прикосновений- во всяком случае, до тех пор, пока твоя ключица не срастется и ты не сможешь одеваться самостоятельно. Вот как сейчас.
Саманта напряглась, чтобы снова не взорваться, когда он принялся неторопливо застегивать на ней рубашку. Его шершавые пальцы, касающиеся ее обнаженного тела, возбуждали ее сильнее, чем все поцелуи, полученные ею ранее от кого бы то ни было, включая главного редактора, Бромлея Офенстейна.
Словно угадав ее мысли, Юджин вкрадчиво спросил:
- А этот, ну, другой- тот, что владеет твоим сердцем, - как быть с ним?
Девушка внимательно посмотрела в его глаза, словно пытаясь понять, всерьез ли может его интересовать вопрос о других мужчинах в ее жизни. Но разве можно было что-то прочесть в этих глазах: пронизывая насквозь, они сами в то же время оставались насмешливо-бесстрастными.
- Никаких проблем. Он не предлагал мне выйти замуж, а вы предложили,спокойно ответила она.
- Понятно,- протянул Юджин и, отвернувшись от нее, направился в спальню.
Нет, подумала Саманта, ничего тебе не понятно. Но не сочла нужным что-либо прояснить.
- Сейчас я соберусь,- бросил он через плечо, - и мы едем.
На секунду он задержался в дверях и поглядел на ее длинные ноги.
- Тебе помочь надеть джинсы?
- Нет! Я могу одеваться сама, спасибо, - поспешно ответила Саманта. И это было наполовину правдой, она действительно могла почти все делать самостоятельно, если не считать того, что любое движение доставляло ей боль и неудобство.
Мужчина усмехнулся:
- Скромность - это не то, с чего нужно начинать семейную жизнь. - Но все же бросил ей джинсы и скрылся в ванной.
Саманта пару раз чуть не упала, пытаясь натянуть узкие джинсы на бедра. Ее плечо снова давало о себе знать, и она поняла, что пора принять еще одну обезболивающую таблетку. Но ей не хотелось быть одурманенной во время своей собственной свадьбы.
Закончив шнуровать кроссовки, она осмотрела свой жалкий наряд потертые джинсы и рубашка, которая ей была велика, - и вспомнила свадебное платье своей матери из белоснежного шелка, с кружевами ручной работы, хранившееся для свадьбы дочери. Ей захотелось разрыдаться. Но на это она не имела права - нельзя позволить Фрейзерсу увидеть ее плачущей.
Вспомнив о Юджине, Саманта посмотрела в сторону ванной.
- Юджин,- позвала она его, затаив дыхание.
Неужели он забыл о своем обещании? Он появился из ванной, вытирая лицо полотенцем. Загорелой рукой он с самодовольной улыбкой провел по подбородку.
- Каждый жених в день своей свадьбы должен быть чисто выбрит.
Теперь перед ней стоял совершенно другой Юджин Фрейзерс. О грубом мужлане, который, возможно, спас жизнь ей и ее подруге, напоминали только пронзительно-голубые глаза, порождающие в ней постоянное ощущение скрытой опасности. Без щетины его подбородок выглядел еще резче очерченным, а небольшая ямочка на нем более заметной.
Исчезли и потертые джинсы и фланелевая рубашка. Теперь его широкие плечи и грудь ладно облегала шелковая сорочка кремового цвета, а узкие бедра - прекрасно сшитые темно-коричневые брюки.
Юджин швырнул полотенце на кровать и начал закатывать рукава рубашки, обнажая мускулистые, загорелые руки.
- Извини, что у меня нет ничего из одежды для тебя, - сказал он, кивая на ее скромное одеяние, - но завтра, когда откроются магазины, это можно будет легко поправить. В конце концов, разве это не любимое занятие каждой женщины - делать покупки?
- Не каждой,- возразила Саманта, вспомнив о своих шкафах, забитых больше джинсами и теннисными шортами, чем юбками и платьями.
И тут до нее дошло, что в ближайшие полгода ей придется одеваться как жене сенатора - хуже того, играть ее роль! Сможет ли она изображать из себя напыщенную раскрашенную куклу, вроде тех, которых ей доводилось изредка видеть на коктейлях и официальных приемах?
Чем больше она размышляла о своем предстоящем замужестве во время безмолвного путешествия до городка Агуа-Приета на границе с Мексикой, тем больше ей казалось, что она сошла с ума. Она же едва знакома с Юджином Фрейзерсом, с тем Юджином Фрейзерсом, о котором писали газеты и который играл видную роль в жизни штата!
Тот человек, с которым она провела два дня и две ночи в охотничьей хижине в горах и не соответствовать его публичному имиджу. Но он обладал над нею такой властью, как никто другой, и Саманта порицала себя за неожиданно проявившуюся в ней женскую слабость, заставившую практически безоговорочно согласиться на более чем рискованную авантюру. Если Юджину всего за два дня удалось полностью подчинить ее себе, то что он успеет сделать с ней за полгода, представ перед ней во всем своем великолепии и могуществе.
Она с тревогой посмотрела на темный профиль мужчины, сидящего за рулем. Он вел тяжелый полноприводный джип с привычной легкостью - такой же, какую проявлял в общении со своими политическими противниками. Внимание сосредоточено, движения внешне как бы замедлены, по-кошачьи неторопливы, но выверены. Лицо обманчиво безразлично, хотя взгляд мгновенно схватывал любую, даже самую мельчайшую деталь. Ничего удивительного в том, что он слыл опытным охотником и влиятельным политиком.
Саманта поежилась от мысли о том, какой безумный поступок совершает, связывая свою судьбу с этим человеком, пусть и на несколько месяцев. Заметив ее состояние, Юджин спросил:
- Тебе холодно? - Но голос его не оставлял сомнений в том, что он читает мысли своей спутницы.
- Немножко, - ответила Саманта, не желая выдавать свою тревогу.
Юджин включил отопление, и через некоторое время девушку потянуло в сон. За окном на фоне бархатно-черного, усыпанного звездами неба распростерлась заснеженная страна. Из-за позднего времени и плохих дорожных условий другие машины в пути им не попадались. Все было так, словно силы природы сговорились укрыть их от посторонних глаз.
Это было бы - должно было бы стать - романтическим путешествием... если бы человек за рулем любил ее. Но Саманта никогда еще в своей жизни не чувствовала себя такой одинокой.
Было уже около часу ночи, когда их встретили яркие огни Агуа-Приета с его белыми под черепичными крышами домами и живописными ресторанчиками, откуда, несмотря на позднее время, доносились звуки гитар и барабанов мексиканских оркестров.
Большинство населения штатов, граничащих с Мексикой, знает испанский язык, и Юджин Фрейзерс не был исключением. Он без труда нашел среди кривых улочек дорогу, к нужному ему дому. За обычным глинобитным забором стоял дом, больше напоминающий небольшой замок.
Пока служанка по просьбе Фрейзерса поднимала алькальда с постели, Саманта оглядела комнату, видимо, служившую гостиной! Гипсовая, пестро раскрашенная статуя Пресвятой Девы Гваделупской, занимающая нишу одной из стен, свидетельствовала о том, что их брак будет скреплен человеком, имеющим отношение к церкви, чего ей вовсе не хотелось. Почему бы ему не быть просто мировым судьей? Саманта всегда считала церковную церемонию театрализованным фарсом, чем-то сродни тем "часовням для бракосочетания" в Лас-Вегасе, чем-то вовсе не обязательным для людей, по-настоящему любящих друг друга.
- А он не будет недоволен тем, что его разбудили в такое время? шепотом спросила она Юджина, втайне надеясь, что тот передумает в последний момент.
Ее спутник усмехнулся. Если у него и оставались какие-то сомнения в правильности принятого им решения, он ничем не выдал их.
- Ты что, надеешься, что алькальд откажется обвенчать нас? Если так, то твои надежды напрасны, потому что тогда я найду кого-нибудь еще. Но Порфирио Герреро не откажется. Он не раз бывал моим гостем на ранчо "Ла Палома", и в моей охотничьей хижине.
Не успел Фрейзерс договорить, как в гостиной появился коренастый мужчина средних лет, сверкая дружеской белозубой улыбкой из- под густых, как у моржа, усов.
- Амиго! Как дела?- воскликнул он по-испански, протягивая руку.
- Спасибо, замечательно, Порфирио! - сказал Юджин, отвечая на рукопожатие. И тут же перешел к делу: - Я решил, что мне пришла пора жениться.
- Ты хочешь жениться? - переспросил Порфирио уже по-английски. Его блестящие черные глаза с сомнением посмотрели на мужскую рубашку и мятые джинсы предполагаемой невесты. - Ты хочешь жениться на этой прекрасной леди? - не унимался он.
- Да, да, Порфирио, и немедленно. Мы слишком сильно любим друг друга, чтобы ждать еще хоть одну минуту! - При этом он одарил Саманту взглядом, который должен был изображать безграничное обожание.
Темпераментный алькальд хлопнул себя по лбу и восторженно воскликнул:
- Боже мой! Какая любовь! Давайте начнем! Я готов!
Саманта с любопытством посмотрела на Юджина, но он проигнорировал ее взгляд. По указанию Порфирио он взял ее за руку, и ее замерзшие пальцы с радостью встретили тепло ее ладони. Абсурдность ситуации, в которой она оказалась, не давала ей возможности сосредоточиться на произносимых словах о любви и верности.
Церемония прошла на удивление быстро, Юджин и Саманта объявили о своем согласии вступить в брак, но когда Порфирио спросил о кольцах, Фрейзерс на мгновение растерялся, потом сказал:
- Я куплю их завтра... на Пересе. Алькальд согласно кивнул, будто покупка обручальных колец на следующий день после бракосочетания была делом самым обыденным. Он искренне пожелал молодоженам самого безоблачного счастья и наклонился, чтобы расцеловать Саманту в обе щеки. Его усы кололи ей кожу.
- Идите с Богом,- торжественно произнес Порфирио, напутствуя новобрачных и с умилением глядя вслед столь необычной паре.
Когда Юджин включил зажигание, Саманта повернулась к нему.
- Ты правду говорил насчет Переса и обручальных колец?
- Где же еще можно провести медовый месяц во время снежной зимы? спросил он, не отрывая глаз от дороги, заполненной, несмотря на ранний час, автомобилями и велосипедами.
Саманта прикусила губу. Перспектива медового месяца и всего, что обычно с этим принято связывать, заставила ее забеспокоиться. В состоянии паники согласившись на рискованное предложение Фрейзерса, Саманта не успела даже толком представить все детали авантюры с фиктивным браком и теперь пребывала в полном смятении.
- Но мне не нужно кольца...- начала она мягко и медленно, как разговаривают с людьми, не вполне вменяемыми,- совсем ни к чему тратить деньги, коль скоро этому браку придет конец.
Юджин осуждающе посмотрел на Саманту.
- Женщина говорит об экономии денег - это что-то новенькое! Не стоит! коротко бросил он.- У меня солидное состояние, как об этом уже не раз сообщали твои коллеги в прессе.
- Но разве мы не можем купить кольца в первом попавшемся городке. Взять хотя бы Агуа-Приета.
- Что? Жена сенатора никогда не допустит такого. Нет, мы купим их на Пересе - так гораздо романтичнее. Вместе с купальными принадлежностями и летней одеждой.- И прежде чем она успела раскрыть рот, чтобы снова возразить, он сказал тоном, не терпящим возражений: - Довольно, Саманта. Можешь считать это всего лишь одним их моих капризов.
Утром Юджин оставил машину возле одноэтажного белоснежного здания, стоящего на границе летного поля небольшого частного аэродрома, и сделал два телефонных звонка, один- в больницу, где попросил передать Эмелин Фарингтон, чтобы она отогнала машину подруги в Глендейл под Финиксом, где та жила, второй- Флоренс Бедербек.
Саманта, стоя рядом с ним, когда он положил трубку, более всего на свете хотела увидеть обалдевшее лицо Фло во время сообщения об их свадьбе. Она, наверное, вообразила, как несколько месяцев назад, после того как Саманта опубликовала очередную ядовитую заметку о сенаторе Фрейзерсе, тот позвонил ей и попросил встретиться. И они, конечно же, тут же влюбились друг в друга...
- Тебе следовало бы стать актером,- с легкой усмешкой сказала она. - Ты говорил настолько убедительно, что даже я чуть не поверила тебе.
- Будем надеяться, что кто-нибудь еще тоже поверит,- спокойно проговорил он.- А теперь позвони своим родителям и расскажи им о нашей свадьбе.
Брови Саманты удивленно взлетели вверх, и она в полном недоумении уставилась на Юджина.
- Это еще с какой стати?
- Ты же не хочешь, чтобы газетчики добрались до твоих родителей и они все узнали от них?
Как это ни прискорбно, но Юджин был прав, и теперь ее очередь ломать комедию. Саманта неохотно взяла телефонную трубку, которую он протянул ей, и набрала номер. То, что она вышла замуж, до сих пор ей самой казалось невероятным. А то, что брак этот не будет вечен, как предупредил ее Юджин, еще более затрудняло положение девушки. По сути дела, ей предстояло соврать самым дорогим ей людям. К счастью, родителей не оказалось дома, но ее бабушка обрадовалась известию.
- Ну ты даешь, девочка! - восхищенно хихикнула жизнерадостная старушка.
После того как Саманта положила трубку, Юджин повел ее к самолету, вырулившему а взлетную полосу. Протесты Саманты по поводу ее внешнего вида он просто проигнорировал.
- Там, куда мы летим, никому ни до кого нет дела! - воскликнул он. Каждый одевается как хочет, и поэтому все чувствуют себя просто замечательно.
- Ты считаешь это замечательным? - недовольно переспросила Саманта, выдергивая из-за пояса джинсов полы рубашки, доходящей ей до колен.
Но это не произвело на Юджина никакого впечатления. Дружески поздоровавшись с пилотом, он помог девушке взобраться в самолет. Устроившись в салоне со всеми удобствами, он налил себе виски с содовой.
- Значит, мы тебе купим полный гардероб, как только прибудем на место,сказал он с тяжелым вздохом, не скрывая, что устал от постоянных препирательств с ней.
- Но мне не нужен гардероб!
Юджин отхлебнул виски и внимательно посмотрел на Саманту.
- Тогда что же тебе нужно?
Саманта взглянула в маленькое окошко на коричневатый гористый ландшафт, проплывавший над крыльями легкого красно-белого самолета, напоминающий гигантскую географическую карту.
- Не знаю, - призналась она.
- Так я и думал,- кивнул он и молча допил виски.
Саманта покраснела и уткнулась в журнал.
Она первая разглядела остров, когда самолет пошел на посадку. Невероятная красота Переса была словно материализовавшимся чудесным сном. Бирюзовые волны омывали самые белоснежные пляжи, какие только можно себе представить. Гевеи и кокосовые пальмы колыхались от ласкового бриза.
Остров был почти таким же, как и во времена, когда до него добрались испанские завоеватели. Здесь ничего не изменилось, если не считать нескольких небольших, но уютных отелей на берегу.
Юджин снял многокомнатный номер в отеле, где, судя по всему, его хорошо знали. Пока он заказывал по телефону шампанское, Саманта вышла через стеклянную дверь на балкон. С балкона открывался вид на пляж, омываемый пенистыми волнами. Ажурное ограждение увивали цветущие бугенвиллеи.
Но Саманта не замечала окружавшей ее красоты. Она устала- от путешествия, как пыталась себя убедить, но на самом деле от калейдоскопа фантастических событий, закончившихся не менее фантастической свадьбой. Саманта была подавлена Как она сможет противостоять притягательному очарованию Юджина, когда будет находиться с ним рядом целых шесть месяцев, или шесть часов... или шесть минут.
Юджин неслышно подошел сзади.
- Сядь,- мягко сказал он, показывая на шезлонг.
Взяв себе другой, он подвинул его поближе к Саманте. Его взгляд остановился на ее усталом лице.
- После бокала шампанского,- пообещал Юджин,- мы устроим традиционную мексиканскую сиесту.
Саманта улыбнулась.
- Это твое самое лучшее предложение за все время.
- Тебе нужно почаще улыбаться, - сказал Юджин,- это необыкновенно тебе идет.
- Спасибо, - ответила она неуверенно, не зная, говорит ли он искренне или, как обычно, играет. Потом, когда он наклонился и взял одну из ее ног, испуганно спросила:
- Что ты делаешь?
- Снимаю с тебя кроссовки - по-моему, это входит у меня в привычку. Он развязал шнурок, потом не спеша принялся за другую ногу. - Здесь их никто не носит.
Саманта почувствовала себя неловко.
- Ты раньше бывал туг?- спросила она, стараясь выглядеть бесстрастной, хотя знала ответ заранее.
Юджин забросил ее кроссовки под шезлонг, снял свои дорогие кожаные туфли, потом заложил руки за голову.
- Да, много раз.
- Or о! - Саманта тут же представила его в сопровождении обворожительных девушек. Была ли среди них Марджори Розенкуист? Разве она рискнет спросить! Теперь и ее, Саманты, имя можно добавить к внушительному списку побед сенатора Фрейзерса. Если не считать, правда, того, что для всего мира она была его женой.
- Я приезжаю сюда или еду охотиться в юры, когда дома становится невмоготу,- счел нужным пояснить Юджин, жмурясь от яркого солнца, отражающегося от морских волн. - Здесь я рыбачу, гуляю по пляжу, напоминая себе о том, что на свете нет ничего такого, ради чего стоит заработать себе язву.
Саманта хотела еще о чем-то спросить, но коридорный принес ведерко с замороженным шампанским, обернутым салфеткой, и два хрустальных бокала. Юджин дал ему чаевые и наполнил бокалы. Передав один из них Саманте, он просто сказал:
- За нас с тобой, дорогая!
Саманта не нашла, что ответить, поэтому просто отпила из бокала, поддержав тем самым его тост. Холодная шипучая жидкость достигла цели, и через несколько минут она почувствовала себя лучше и свободнее. Она даже набралась храбрости задать Юджину - отныне и на шесть месяцев своему законному супругу - несколько личных вопросов.
- А что подумают твои родители о столь скоропалительной женитьбе?
Юджин саркастически рассмеялся:
- Сомневаюсь, что они вообще об этом узнают. У них хватает проблем со своими собственными женитьбами и разводами, чтобы беспокоиться о моей.
- Значит, они разведены?
Саманта заметила, как длинные пальцы Юджина сжали бокал так, что от тепла его руки запотевший хрусталь покрылся дорожками сбегающих вниз капель.
- У них у каждого было уже по нескольку браков. Вот почему я до сих пор избегал этого священного института.
- Ясно,- пробормотала девушка за неимением лучшего.
Глаза мужчины, более голубые, чем вода Мексиканского залива, с интересом уставились на нее.
- А твои родители что скажут?
- Ну...- Она и сама этого не знала. Все казалось таким нереальным. Они хотели бы. чтобы я была счастлива. Им неважно, за кого я выйду замуж, лишь бы мы с мужем любили друг друга...- Саманта сделала паузу.- Я имею в виду, что, когда...
Юджин поднялся, намереваясь уйти.
- Я все понял. Не волнуйся,- сказал он, - если они приедут нас навестить, думаю, ты вполне сможешь изобразить из себя любящую жену, как бы я ни был тебе неприятен. Ну, а я уж тебя не подведу, будь уверена.- Он протянул ей руку, помогая подняться.- Ты готова к сиесте?
Саманта хотела было сказать, что он ей больше не неприятен. Говоря откровенно, нельзя было не испытывать к нему благодарности за то, что он позаботился о ней после аварии, и даже пошел на такую авантюру, как фиктивный брак, чтобы спасти ее репутацию, хотя знал не более двух дней, а уж о нежных чувствах и помышлять не приходилось. Но гордость и нежелание пополнять ряды женщин, подпавших под воздействие чар неотразимого сенатора, мешали ей.
Убедившись, что дверь, разделяющая их спальни, заперта, Саманта блаженно растянулась на шелковых простынях и моментально уснула, а когда проснулась, прошло уже более часа, хотя ей показалось, что не более нескольких минут.
- Саманта, - окликнул ее через запертую дверь Юджин.
Девушка подошла и открыла дверь, сонно глядя на мужчину. Ее не заботило, как она выглядит - босые ноги и растрепанные волосы. Глаза Юджина остановились на дверном замке, и губы скривились в усмешке.
Она снова была удивлена его умением всегда хорошо выглядеть. На нем была свежая светло-голубая рубашка, волосы тщательно расчесаны.
- Ты готова идти за покупками?- осведомился он.
- А куда?- Саманта была уверена, что, кроме маленьких деревушек, на острове нет других очагов цивилизации.
- Прямо под вестибюлем отеля находится торговая галерея. Собирайся- с кольцом и прилично одетая ты сможешь наконец-то ощутить себя замужней дамой.
Не совсем, подумала Саманта, я не совсем твоя жена, Юджин Фрейзерс, и никогда не стану ею. Забавной церемонии в Агуа-Приета недостаточно, чтобы по-настоящему соединить мужчину и женщину. Но ей все равно нравилось быть рядом с ним. Она никогда не могла представить себе мужчину- особенно такого шикарного, как Юджин, идущим с нею за покупками. В двух бутиках, которые они посетили, он помог ей выбрать два легких платья, длинный хлопчатобумажный вышитый сарафан, пару босоножек и купальник-бикини лимонно-желтого цвета.
- А теперь кольца, - сказал он, склонясь над прилавком ювелирного магазина.
Он выбрал простое кольцо из мексиканского серебра. Когда она подняла руку, чтобы полюбоваться им, он сказал:
- В Финиксе я заменю его настоящим, с бриллиантом.
Саманта отдернула руку.
- Нет! Мне нравится это, оно такое необычное. Кроме того, я должна буду вернуть его, когда... Когда мы расстанемся.
Юджин смерил ее внимательным взглядом, и Саманта вновь посмотрела на кольцо. Она ощущала себя насекомым, которое рассматривают под микроскопом.
- Можно мне оставить это? Пожалуйста, Юждин,- тихо попросила она. Неожиданно вся эта затея с кольцом показалась ей чистой воды бредом, но предложил-то он ведь сам.
Юджин немного помедлил, затем согласно кивнул и расплатился с продавцом.
В следующей лавочке Саманта выбрала себе открытое платье абрикосового цвета и белую кружевную шаль и тут же в примерочной переоделась. Восхищенные взгляды мексиканцев сказали ей о том, что она выглядит вполне привлекательно. Ободренная этими взглядами, она поправила свои светло-каштановые волосы, откинув их со лба и небрежно разбросав по плечам. Поскольку она никогда не злоупотребляла макияжем - только немного губной помады и туши для ресниц,- ей не хотелось просить Юджина покупать косметику. Но, однако, Саманта пожалела, что не может сейчас подкрасить губы розовой помадой, чтобы потешить свое женское тщеславие.
Юджин предложил ранний обед на открытой террасе ресторана в отеле. Они были одними из первых посетителей, и почти вся терраса была в их распоряжении. Сидя за коктейлем из креветок и манго и прислушиваясь к отдаленным крикам чаек, Саманта неожиданно почувствовала себя довольной жизнью. Послеполуденный бриз колыхал листья пальм и доносил до них соленый запах моря.
Даже Юджин, сидящий с сигаретой напротив нее, расслабился. Его загорелая рука, лежащая возле керамической пепельницы, была в нескольких дюймах от ее пальцев, и она не могла не вспомнить, как эта же самая рука ласкала ее всего сутки назад, а теперь, после свадьбы, это будет только вежливое прикосновение на людях - к локтю, к талии или к плечу.
Когда официант принес корзинку горячих мексиканских лепешек, Юджин отломил кусочек от одной из них и бросил его через баллюстраду рыбам, словно подвешенным в кристально чистых водах залива возле скал под террасой. Смеясь, оба почти одновременно перегнулись через перила, чтобы посмотреть на рыб, хватающих хлеб. Когда они выпрямились, их глаза встретились. Оба удивленно улыбнулись разделенной радости.
Подали заказанные ими блюда, и они принялись за еду, болтая о пустяках. Юджин рассказывал Саманте о высокоразвитых индейских цивилизациях на территории Мексики - о майя и ацтеках, о пирамидах Солнца и Луны в Теотиуакане, о храмах в Тиколе и загадочном городе Чичен-Ица. О Кецалькоатле, великом мыслителе-метафизике доиспанской Мексоамерики, превратившемся потом в верховное божество - пернатого змея. А она ему о маленьком городке, в котором выросла.
Саманта была удивлена, что он так внимательно слушает то, что она говорит о своей домашней жизни, даже перебивает, задавая вопросы. Когда она сказала, что у нее самые обычные родители, которые, несмотря на двадцать шесть лет супружества, все еще любят друг друга, он сухо заметил, что слышит о подобном впервые. И снова Саманта не могла понять, действительно ли ему интересен ее рассказ или он просто потешается над ней.
После обеда, сняв обувь, они бродили вдоль полосы прибоя, погружая босые ноги в теплый песок, омываемый набегающими волнами. Величественный закат в красно-оранжевых тонах завершил первый день Саманты в качестве миссис Фрейзерс. Едва переступая уставшими ногами, она позволила Юджину отвести себя в отель.
Он обещал не домогаться Саманты помимо ее воли, но она прекрасно понимала, что ей будет чрезвычайно трудно сопротивляться его ухаживаниям, если он пустить в ход свой неотразимый шарм.
Тем не менее, когда они пришли в свой номер, Юджин прошел к себе в спальню, лишь пожелав ей спокойной ночи. Саманта закрыла за ним дверь и, раздевшись, бросилась на огромную кровать, в которой сразу же почувствовала себя очень маленькой и одинокой. Она думала, что быстро заснет, но возбуждение от пережитого за день не давало ей успокоиться. Потом сквозь шум волн она расслышала шаги Юджина, ходящего по комнате. Чуть погодя ей показалось, что он отворил балконную дверь, и она стала вспоминать, закрыла ли дверь спальни, выходившую на общий балкон.
Вставать и проверять было лень. Последнее, что запомнила Саманта, - это непривычное ощущение кольца, на своем пальце.
А в следующее мгновение, казалось, нежно- розовый свет заставил ее веки затрепетать. Потягиваясь, Саманта поднялась и вышла на балкон, решив в одиночестве полюбоваться рассветом. Но Юджин был уже там с чашкой кофе.
- Набрось на себя что-нибудь и давай выпьем кофе вместе, - предложил он и рассмеялся, когда она быстро прикрыв полуобнаженную грудь скрещенными руками, опрометью бросилась в комнату.
Он наливал ей кофе, когда она появилась снова, на этот раз полностью одетая - в узких джинсах и его рубашке, которую завязала на животе узлом.
- Ты продолжаешь меня удивлять, дорогая,- сказал он улыбаясь.- Вот не думал, что женщины встают так рано, если к тому же у них нет неотложных дел. ~ - Ты плохо знаешь женщин,- ответила Саманта, принимая из его рук чашку густого черного кофе.
- Да, возможно, мне не хватает опыта. Саманта хотела было возразить, что дело тут не в опыте - чего-чего, а опыта по части женщин Фрейзерсу не занимать. Просто все его знакомые вели скорее всего праздный образ жизни. Но решила не портить замечательное утро язвительными замечаниями.
- Теперь, если ты мне скажешь, что любишь рыбачить, я начну подозревать, что...- говорил меж тем Юджин.
- Но это правда, - рассмеявшись перебила его девушка. - Честное слово! Мы с отцом всегда рыбачили, когда я приезжала домой.
Брови Юджина поднялись в искреннем удивлении, затем, немного подумав, он решительно поднялся с шезлонга и заявил:
- В таком случае я закажу лодку на девять часов, и мы проверим твои способности в морской рыбалке.
Меньше чем через три часа Саманта оказалась на огромном катере с экипажем из двух молодых мексиканцев и одного старика с темно-коричневой кожей, белыми как снег волосами и такой же бородой. Сидя рядом с Юджином, Саманта мастерски забросила леску в прозрачные воды залива. Морской бриз нещадно трепал ее волосы.
- Подожди,- сказал Юджин, поворачиваясь к ней. - Подожди минутку.
Он собрал ее растрепавшиеся волосы и заплел в косичку, скрепив затем резинкой из ящика с рыболовными принадлежностями.
Когда он закончил, Саманта вернулась к рыбной ловле, все больше удивляясь человеку, за которого вышла замуж. В какой-то момент он мог быть резким и грубоватым, а потом невероятно нежным и внимательным, настолько, что если бы она не знала его немного, то решила бы. что он неравнодушен к ней и пытается добиться ее расположения.
Розовое утро перешло в жаркий полдень, но никто из них так ничего и не поймал. Они перекусили сандвичами с тунцом, запивая "Сангрией" из оплетенной соломой бутылки. Саманте понравился вкус этого вина, смешанного с фруктовым соком, больше, чем вкус любого другого алкогольного напитка, который она прежде пробовала.
Когда катер уже ложился на обратный курс, леска у Саманты вдруг резко натянулась, едва не выдернув ее из кресла.
- Есть! - крикнул Юджин. - Не упусти. Саманта!
Гигантская рыбина с пятнистым спинным плавником втрое длиннее ее голубоватого тела выпрыгнула из воды. Саманта почувствовала, что руки у нее вот-вот оторвутся от тела. Не имея возможности в полную силу пользоваться левой рукой, она напрягла спину, чтобы удержать удилище. Юджин мгновенно оказался сзади, обхватив ее руку своими.
- Тащи! - прохрипел он.
Саманта же не знала, с чем ей бороться - с огромной рыбиной или со своими эмоциями, потому что бронзовые от загара руки мужчины, напрягшиеся мускулы, тепло его тела, прижавшегося к ней сзади, вновь пробудили в ней флюиды желания, в то время как разум предупреждал об опасности.
Вот только о какой?
Когда рыба-парусник была наконец втащена в катер, Юджин сказал обессиленной девушке:
- Ее чучело мы повесим над камином.
И в его глазах она заметила смесь удивления и гордости.
Несколько дней спустя, после сиесты и обеда на террасе, Юджин предложил ей отправиться на танцы. Но тот заботливый мужчина, который был рядом с ней прежде, вдруг куда-то испарился. Саманта терялась в догадках, пытаясь сообразить, чем вызвано его дурное настроение. Она решила, что не так красива, как женщины, с которыми его привыкли здесь видеть, и сделала все, чтобы выглядеть в этот их последний вечер на Пересе наилучшим образом.
Ей было невдомек, что Юджин впадает в мрачное расположение духа всякий раз, когда она стучится к нему в спальню, чтобы попросить помочь снять ей корсет перед ванной и надеть его после. Саманта смутно догадывалась, что подвергает его танталовым мукам, вынужденно демонстрируя ему то, чего при других обстоятельствах она не позволила бы ему увидеть. Но он тоже не знал, чего стоило ей стоять перед ним, завернутой в одно лишь полотенце, ощущая прикосновение его теплых пальцев к своей коже, и при этом изображать полнейшее равнодушие.
В тот вечер она провела в пенистой ароматной ванне целый час. Затем уложила вымытые волосы ниспадающими локонами, приколов у затылка красный цветок олеандра, сорванный на террасе. После этого Саманта надела длинное белое платье, отделанное по низу и на рукавах зеленым шитьем, и набросила на плечи кружевную шаль. Ей хотелось, чтобы корсет не очень бросался в глаза.
Но все ее старания оказались напрасными. Юджин был холодно вежлив и малоразговорчив в перерыве между танцами, когда они возвращались в свою бамбуковую кабинку, которая как нельзя лучше вписывалась в тропический стиль ночного клуба. Если бы его руки не обнимали ее так нежно, прижимая к своему сильному телу, когда они танцевали под романтические мелодии вроде "Девушки из Эпонины", если бы его пальцы порой не замирали там, где начиналась ее грудь, она могла бы подумать, что он полностью безразличен к ее женским чарам.
Однако, когда они вернулись в свой номер после полуночи, Юджин ясно дал понять, что это не так, едва Саманта закрыла входную дверь. Возможно, сказалось действие бокала "Маргариты" с текилой, солью и соком лимона, который она выпила, но когда Юджин обнял ее и притянул к себе, Саманта не стала сопротивляться. Напротив, она даже приподнялась на цыпочки, чтобы быть ближе к его губам.
Предполагалось, что это будет всего лишь невинный поцелуй в благодарность за чудесные дни, проведенные на Пересе, но прикосновение губ Юджина, настойчивых и требовательных, заставило ее забыть о данных себе обещаниях.
Очень скоро он отпустил ее горящие губы, но его рука, погруженная в каштановые волосы, все еще продолжала крепко удерживать девушку. Юджин отстранился, пристально глядя ей в глаза.
- Ты передумала?
Разозленная не столько настырностью Юджина, сколько своей легкой капитуляцией, Саманта резко отшатнулась от него. Ее тщательно уложенные локоны в диком беспорядке упали на плечи.
- Ведь ты... ты же дал слово!
- Это был всего лишь супружеский поцелуй, - возразил он с невинным видом.
Саманта рванулась в свою спальню, захлопнула за собой дверь и заперла ее, жалея, что услышала легкий смешок по другую сторону. Спалось ей в ту ночь плохо, потому что в ее сновидения постоянно вторгался человек с дерзкими голубыми глазами, насмешливо глядящими на нее в упор.
На следующее утро во время завтрака, когда они с Юджином ели папайю и ананасы, Саманта вела себя очень сдержанно. Сам Юджин, казалось, не заметал ее настроения и как ни в чем не бывало просматривал англоязычное издание одной из ведущих мексиканских газет. Покончив с фруктами, Саманта решительно заявила, обращаясь к оборотной стороне газеты с таблицами котировок на Нью-Йоркской бирже:
- Я собираюсь укладывать вещи! Юджин не спеша сложил газету и положил ее на стол. Только после этого он поднял на девушку равнодушный взгляд.
- Еще рано. Пароход на материк будет только после обеда. А на самолет мы сядем недалеко от порта. Так что проведем утро на пляже.
Саманту возмутил этот безапелляционный тон еще больше, чем страстный поцелуй, который ему удалось сорвать у нее накануне вечером.
- Я слишком много загорала вчера. Думаю, мне лучше остаться в номере и почитать.
Она встала, намереваясь уйти, но рука Юджина схватила ее за тонкое запястье.
- Ты моя жена, Саманта. А моя жена не проводит свой медовый месяц за чтением у себя в номере.
Саманте хотелось возразить, что жена она номинальная, но поняла, что это бесполезно. Юджин был не тем человеком, на которого можно было повлиять вспышкой эмоций. Она не сомневалась, что он душу из нее вытряхнет, если ей хватит смелости воспротивиться его воле.
И куда только девались ее безрассудная отвага и быстрый на колкие ответы острый язычок!
Сжав губы в одну тонкую линию, она освободила запястье от его захвата.
- Я сейчас буду готова, - только и сказала она, демонстративно потирая то место, где его пальцы грубо сжали ее нежную кожу. Но глаза при этом так и полыхнули презрением. Ну и что с того? Такого человека, как Юджин Фрейзерс, не пронять каким-то взглядом. Зато этот бесчувственный болван впервые увидит ее в новом купальнике, который сам же и купил ей. Разглядывая себя в зеркале, Саманта чувствовала себя почти совсем голой. Ей бы хотелось быть повыше ростом, с более длинными ногами и пышными грудями, как у девушек из "Пентхауса". Да к тому же ей, черт побери, приходится надевать эту ужасную штуку на плечо.
Как бы там ни было, Юджин едва скользнул по ней взглядом, когда она появилась из своей спальни, и ничего не сказал по поводу купальника, верх которого едва прикрывал ее груди, а низ демонстрировал чуть ли не все ее женские прелести.
Сам он надел черные плавки, подчеркивающие его мускулистые бедра и плоский живот.
И Саманта сосредоточила свое внимание на каменных ступенях, ведущих на пляж отеля, чтобы не смотреть на его мужские достоинства, рельефно обтянутые плавками.
Они оказались одни на пляже в этот ранний час, хотя к десяти часам уже стало жарко. Юджин растянулся на песке, закинув руки за голову и не глядя в ее сторону. Саманта села в нескольких футах от него и принялась втирать в ноги крем для загара. Ее внимание было приковано к мускулистому телу мужчины, распростертому совсем близко от нее. Когда он перевернулся на живот, положив голову на руки, она неизвестно почему вскочила, уронив тюбик с кремом.
Что если она слишком разозлила его вчера вечером, когда он воспринял ее поцелуй не как неуклюжую благодарность за чудесное времяпрепровождение, а как попытку подразнить его?
Задетое самолюбие этого высокомерного типа может заставить его забыть о данном обещании! А если он только дотронется до нее, то .. От одной этой мысли у Саманты напряглись мышцы живота. Ее тревожные размышления были прерваны словами Юджина.
- Ты не намажешь мне спину кремом? - спросил он безразличным тоном.
Саманта затаила дыхание. Ей было хорошо известно, что Юджин прекрасно понимает, как действует на нее его близкое присутствие! Набравшись мужества, она опустилась на колени рядом с его загорелым торсом и выдавила змейку крема вдоль спины, остановившись на том месте, где поясница переходила в узкие бедра. Вне всяких сомнений, ей нравились эти бедра - не округлые, как у некоторых мужчин, а крепко сбитые и мускулистые.
- Я успею изжариться, прежде чем ты меня намажешь, - заметил Юджин, и впервые за это утро она уловила шутливую интонацию в его голосе.
Саманта справилась с дрожью в руках и принялась втирать крем в теплое тело. Она попыталась сохранять безразличие, но когда ее пальцы дотрагивались до мускулов, реагирующих на ее прикосновения, сердце у нее начинало биться чаще и где-то внутри разгорался огонь нестерпимого желания, грозивший вырваться из-под контроля трезвого рассудка.
Она хотела остановиться прежде, чем он заметил ее состояние, но почему-то не могла сделать этого. Вся ее решимость не уступать ни под каким предлогом, не уподобляться всем тем женщинам, попавшим под воздействие чар сенатора Юджина Фрейзерса, незаметно уходила в небытие.
- А теперь моя очередь, - сказал он.
- Нет, я уже...
- Но спину-то ты не натирала. - Юджин взял из ее одеревеневших пальцев тюбик, и она покорно вытянулась, уткнувшись лицом в расстеленное полотенце. Он оседлал ее, расстегнул застежку купальника на спине и, не обращая внимания на яростные протесты, принялся втирать крем в нежную кожу. Саманта была не в силах пошевелиться, ее бедра оказались сжатыми сильными ногами Юджина, а его рука скользила по спине от плеч к бедрам и обратно.
У девушки перехватило дыхание, возбуждение угрожающе нарастало. Сердце билось так громко, что, казалось, заглушало шум морского прибоя. Ей вдруг нестерпимо захотелось, чтобы все загорелое мускулистое тело Юджина оказалось прижатым к ней. Чтобы он обнял ее крепко-крепко.
Но когда его ладонь скользнула ей под мышку, туда, где начиналась грудь, она вздрогнула, словно от удара электрическим током. Однако ей не оставалось ничего другого, как только лежать с замирающим сердцем, ощущая пальцы Юджина, добирающиеся до сосков и пробуждающие их к жизни.
- Юджин...- Его имя в ее устах прозвучало наполовину стоном, наполовину мольбой.
- Клянусь, ты хочешь меня, - прошептал он ей на ухо.
Саманта и впрямь мечтала, чтобы эти нежные прикосновения длились вечно.
- Да! - выговорила она. - Я хочу тебя! - Слова вырвались неожиданно для нее самой.- Но я буду ненавидеть тебя... за то, что ты сделал меня такой, как все... кто был до меня.
Вес мужского тела, прижимавший ее бедра к песку, внезапно исчез. Саманта повернула голову и увидела, что он стоит над ней, упершись сжатыми кулаками в бока. Его губы были плотно сжаты.
- Я хочу искупаться,- наконец резко бросил он. - А потом пойдем собирать вещи.
Она с тоской наблюдала, как он шел по белоснежному песку туда, где на берег накатывались бирюзовые волны. Как ей хотелось, чтобы он не обладал такой гипнотической притягательностью, таким великолепным телом и блестящим умом... всем тем, что заставляло желать его с такой силой.
А еще она прекрасно понимала, что никогда не сможет завладеть его сердцем, ведь он ненавидел ее за то, что она писала о нем в газете. К тому же теперь, когда она стала его женой, он мог сравнивать ее - и не в ее пользу, конечно,- с красавицами из высшего общества Финикса, состязавшимися за его внимание. Он мог бы жениться на любой из них, а сейчас связан, помимо своей воли, браком без любви с ней, несмотря на то что к его услугам всегда было множество женщин,- только помани.
И все равно она не хотела сдаваться на его милость. Но жить рядом с ним и не желать его - задача очень трудная, если не сказать невыполнимая. Кожа Саманты все еще горела от его прикосновений... а изнутри ее сжигала не нашедшая выхода страсть. Наблюдая, как Юджин неторопливо, уверенно плывет против волн, Саманта подумала, что, если бы не сломанная ключица, она бы обязательно тоже искупалась, хотя бы для того, чтобы охладить пылающий внутри костер желания.
Отстраненная, но безупречная обходительность Фрейзерса на обратном пути все же оказалась способной отрезвить ее, и к тому времени, когда они в полном молчании пересекли границу штата, Саманта почувствовала, что полностью совладала со своими эмоциями.
Часа полтора спустя "додж" свернул с основного шоссе на грунтовую дорогу и остановился что называется в чистом поле. Саманта была готова выскочить из машины и броситься прочь от этого невозможного человека. Только мысль о скандальной заметке в колонке Флоренс Бедербек удержала ее на сиденье.
- Почему мы здесь остановились? - растерянно спросила она, разглядывая отдаленные вершины гор, окрашенные в розовые тона первыми лучами восходящего солнца.
Юджин выключил двигатель.
- Потому что здесь я и живу.
Саманта недоуменно осмотрелась по сторонам. Вокруг не было ничего, кроме поросшего можжевельником холма, к которому вела все та же грунтовая дорога.
- Где?
Юджин показал вперед.
- Вон там, рядом с тем холмом я построил дом в прошлом году, чтобы сбежать от условностей городской жизни.
Присмотревшись, Саманта смогла разглядеть окна в оштукатуренной стене, почти сливающейся со склоном холма. Она слышала про такие дома - причуды сбрендивших толстосумов, но мысль о том, что ей самой придется жить в одном из них, показалась занятной. Более того, она почувствовала даже некоторое облегчение, потому что ожидала, что Юджин привезет ее в один из претенциозных особняков в испанском стиле - что вполне соответствовало бы его имиджу сенатора - и обязательно с дюжиной слуг, путающихся под ногами, отчего она чувствовала бы себя не в своей тарелке.
Внутри дом оказался таким же необычным, как снаружи. Спустившись по ступенькам, как бы уходившим в глубь холма, Юджин открыл тяжелую дверь, ведущую в большую комнату с побеленными стенами. Широкие изогнутые скамьи вдоль стен были покрыты толстыми ярко-оранжевыми подушками. Узкое горизонтальное окно открывало чудесный вид на пустыню, окаймленную заснеженными горами. Маленькая кухня была оборудована просто и удобно, ничего лишнего, все строго утилитарно. Но больше всего очаровала Саманту небольшая печь с очагом в одном из углов комнаты. Она придавала помещению ощущение уюта и домашнего тепла.
Саманта почувствовала на себе внимательный взгляд Юджина и посмотрела на него.
- Тебе будет удобно здесь? - спросил он, словно это и в самом деле волновало его.
Она в ответ пожала плечами, как бы говоря, что у нее нет выбора. На самом деле ей хотелось воскликнуть, что она в восторге, и могла бы жить в таком доме вечно, но ей пришлось сдержать свой энтузиазм.
- У меня есть экономка, которая приходит на полдня ежедневно, - добавил Юджин.
- На то время, что мне предстоит здесь провести, меня устраивает все,сдержанно ответила Саманта.
Юджин засунул руки в карманы.
- Пойдем, я покажу тебе...- Его перебил телефонный звонок. Тяжело вздохнув, он возвел глаза к потолку.- Иногда мне кажется, что какое-то сверххитрое устройство сообщает заинтересованным лицам о моем появлении, едва я переступаю порог этого дома.
Саманта наблюдала, как он прошел в полутемный альков и взял трубку. Из разговора она поняла, что звонит его секретарша, и, не желая подслушивать, прошла в соседнюю комнату.
Это оказалась спальня, которая тоже являла собой воплощение простоты, только у стены здесь стояла огромная кровать, застеленная пестрым индейским покрывалом. Шкаф ручной работы из мексиканской сосны да широкая резная скамья с пестрыми подушками дополняли убранство комнаты.
Она прошла к дальней двери, рассчитывая найти там другую спальню, но вместо этого обнаружила ванную, отделанную голубым кафелем. Сама ванна- или, скорее, мини-бассейн- напоминала формой и размерами миниатюрную лагуну. Откуда-то сверху сквозь ветви тропических растений просачивался солнечный свет.
Саманта уже была готова раздеться, чтобы освежить свое уставшее тело, но голос Юджина напомнил ей, что она не одна.
- Твои коллеги сработали, как всегда, быстро,- провозгласил он, появляясь в дверном проеме и загораживая ей путь к отступлению.
Она взглянула ему в лицо и вздрогнула: яркие, сверкающие глаза, губы, растянутые в иронической усмешке...
- Что ты имеешь в виду? - с тревогой спросила она, проклиная себя за предательскую бледность.
Юджин приблизился и игриво поддернул пальцем кончик ее носа.
- Моя секретарша звонила, чтобы поздравить меня. Наша свадьба - на первых полосах всех газет штата... Спасибо Флоренс Бедербек.
Саманта предпочла бы, чтобы он не дотрагивался до нее. Однако молчала, больше удрученная тем, что не знает, как реагировать на известие. В конце концов, Юджин должен был предвидеть такой оборот событий, и было поздно жалеть о том, ч го случилось.
- А нам предстоит грандиозное представление на следующей неделе,продолжал он.- Жена губернатора дает обед в честь начала рождественских каникул.
- Понятно,- протянула Саманта, догадываясь, что означенное мероприятие меньше всего касается рождественских праздников.
Во-первых, это будет публичным объявлением о женитьбе сенатора Фрейзерса, а во- вторых - и что самое главное, - демонстрацией местному бомонду его неотесанной провинциальной жены. Вот так!
Она направилась мимо него к двери.
- Может быть, ты извинишься за меня... скажешь жене губернатора, что я устала.- Саманта обернулась через плечо и умоляюще посмотрела на Юджина. Разве молодая жена не имеет права устать после медового месяца?
- А ты этого хотела бы? - тихо спросил Юджин. - Ты хотела бы, чтобы я любил тебя так, что у тебя не осталось бы сил покинуть супружеское ложе?
Саманта вспыхнула.
- Нет! - Ее взгляд остановился на широкой, манящей постели.- И здесь я спать не буду!
Юджин одним шагом сократил расстояние между ними до двух пядей. Схватив Саманту за руки, он резко притянул ее к себе.
- Будешь! Да, будешь, Саманта Фрейзерс! Ты будешь спать здесь, потому что я не хочу, чтобы экономка, приходя сюда по утрам, находила нас спящими порознь. И ты будешь на обеде на следующей неделе. В этом и была цель нашей свадьбы: убедить всех, что мы поженились, полюбив друг друга с первого взгляда! - Он резко отпустил ее, и Саманта чуть не упала от неожиданной потери равновесия. - Я сейчас поеду к себе в офис ненадолго, чтобы узнать, как там дела, алы можешь пока отдохнуть - одна в моей постели! - На пороге входной двери он обернулся и сказал: - Миссис Хуантес, экономка, будет около девяти. Постарайся изобразить счастливую новобрачную. Это в твоих же интересах.
Когда Юджин вышел, Саманта не раздеваясь бросилась на кровать, чувствуя себя глубоко несчастной.
Было уже около полудня, когда она проснулась от того, что открылась дверь спальни.
- О, сеньора, я не хотела вас беспокоить.- Невысокая седая мексиканка робко заглянула в дверь.- В ванной я уберусь тогда завтра.
Саманта приподнялась на локте.
- Нет-нет, все в порядке. Мне пора вставать. - Она попыталась улыбнуться.- Вы миссис Хуантес?
- Да, сеньора. - Глаза пожилой женщины подозрительно блеснули. - А вы жена сеньора Юджина. Я читала в газете.- Ее узловатые коричневые пальцы сложились как на молитве.- Как романтично! Я говорила сеньору Юджину, что пора остепениться. Пора жениться и иметь детей, говорила я ему. Ему нужно, чтобы кто-то любил его и заботился о нем.
Саманте было неловко, оттого что придется обманывать добродушную служанку.
- Да, я люблю его,- сказала она как можно убедительнее. - Очень-очень.
Позже, когда миссис Хуантес помогла ей снять корсет. Саманта погрузилась в теплую воду. Она представляла себе прекрасное тело Юджина, вытянувшееся в этой роскошной ванне. Рассматривала расставленные на полочке туалетные принадлежности Юджина. На крючке у двери висел короткий махровый халат. Все вокруг ежеминутно напоминало и будет напоминать о нем даже в его отсутствие.
И во сне ее будет преследовать его образ. Сильные руки, помогающие ей поправить корсет, играющие с ее волосами, растирающие ее кремом для загара. И его лицо - возбужденное страстью и невозмутимое, надменное и внимательное. И еще его тело, которое она видела, но так и не узнала ближе.
Да, эти видения нелегко будет изгнать из ее головы. Да к тому же словно в насмешку воображение отныне наделяло его самыми умопомрачительными достоинствами. Саманта не на шутку испугалась, что, несмотря на все зароки, готова влюбиться в Юджина Фрейзерса... против своей воли, вопреки своим убеждениям и всем доводам рассудка. Но любовь никогда не подчиняется логике, обреченно подумала она, вылезая из ванны и заворачиваясь в полотенце.
Она посмотрела на свое отражение в огромном зеркале на стене.
- Да, Саманта Фрейзерс, ты дура! - сказала она вслух, проверяя, как звучит ее новое имя. - Ты вышла замуж за человека, который тебя не любит. И благодари Бога, что это только на полгода!
Надев корсет, Саманта с неудовольствием подумала, что ей придется ждать возвращения Юджина, чтобы застегнуть его. Она надела один из сарафанов, купленных им для нее на Пересе, цвета морской волны с белой, как пена, кружевной отделкой, потом долго расчесывала волосы, пока они не начали завиваться на концах.
Когда спустя два часа Юджин вернулся домой, она посыпала тертым сыром запеканку из лапши с курицей, которую приготовила. Он с любопытством посмотрел на накрытый на двоих стол, на который она поставила приготовленное блюдо, исходящее аппетитным паром. Саманта так нервничала, что пропустила мимо ушей отпущенный ей комплимент.
- Я... я решила, что ты проголодаешься, а дома ничего нет, кроме консервированной курицы. Надеюсь, ты не будешь против.
Почему она не подумала, что ему может не понравиться запеканка с курицей? Или что он может где-нибудь пообедать?
- Пахнет здорово,- заметил Юджин, ставя на скамейку возле двери свой кейс. - Я только пойду умоюсь.
Саманта закончила украшать запеканку зеленью и заваривала чай, когда Юджин вернулся из ванной. Он отодвинул для нее стул, и Саманта села, стараясь не задеть его.
Но он не дал ей так просто отделаться.
- Минуточку, - его руки легли ей на плечи, - тебе нужно застегнуть корсет.
И ей пришлось снова переживать муки его прикосновений.
Когда они начали есть, Юджин сообщил:
- Я узнал твой адрес и попросил секретаршу отправить машину за твоими вещами. Их привезут сюда завтра.
- Спасибо, Юджин, очень мило с твоей стороны.- Неужели это ее голос звучит так вежливо и спокойно?
Он пожал плечами.
- Это была идея Марджори. Саманта поперхнулась запеканкой.
- Марджори? - переспросила она, хотя точно знала, о ком идет речь.
Юджин встретился с ней взглядом.
- Моя знакомая, она заглянула ко мне в офис, чтобы поздравить. - Он отпил глоток чаю. - И подсказала мне, что, поскольку наша свадьба была столь скоропалительной, тебе могут понадобиться твои вещи.
- Очень предусмотрительно с ее стороны,- съязвила Саманта.- Конечно же, она не хочет, чтобы я скакала перед тобой голышом.
Юджин расхохотался.
- Похоже, ты ревнуешь.
- С какой стати! - немедленно откликнулась Саманта.
Кончив смеяться, он ничего больше ей не сказал, что разозлило девушку еще сильнее. Ей хотелось спросить, собирается ли Юджин и дальше встречаться с Марджори, но понимала, что не имеет на это права. Их брак - всего лишь джентльменское соглашение, напомнила она себе. Ни о какой любви не может быть и речи.
Юджин разжег огонь в печи, пока она мыла посуду, а через несколько минут из ванной послышался шум льющейся воды. Саманта вспомнила, что скоро наступит время ложиться спать, а кровать-то всего одна. С каждой минутой она нервничала все сильнее. Со звоном упал и разбился выскользнувший из ее рук стакан, за ним чуть не последовала поставленная мимо стойки тарелка. Саманта намеренно долго возилась на кухне, надеясь, что Юджин заснет раньше, чем она закончит убираться.
Когда последняя тарелка была вымыта и вся кухня сверкала чистотой ярче, чем в рекламном телеролике, тянуть время дальше стало просто невозможно.
В спальне было темно, и на постели лишь угадывалась лежащая мужская фигура. Саманта задержала дыхание и на цыпочках приблизилась к кровати, надеясь, что Юджин уснул, потому что не спал предыдущей ночью.
Девушка стала тихо раздеваться в темноте. Эта процедура заняла больше времени, чем обычно, и только оставшись в одних трусиках, она вспомнила, что у нее нет ночной рубашки. На Пересе она спала почти голой, но там у них были раздельные спальни. А здесь, в доме Юджина...
Она так и стояла в смятении, прижимая: к груди одежду, пока из темноты не послышался голос Юджина:
- Саманта, марш в постель! - Это прозвучало как приказ.
Саманта напряглась, ее руки непроизвольно сжались.
- Но мне нечего надеть на ночь.- Почему ее голос звучал так сдавленно?
В ответ - короткий смешок и легкий скрип матраса. Она догадалась, что он приподнялся на локте.
- Я перестал надевать пижаму в десять лет, Саманта.
Колени у нее ослабели от тревожного предчувствия. Но она решила быть твердой и неприступной. После глубокого вздоха ее голос зазвучал увереннее:
- Я никогда еще не спала с мужчиной... раздетой,- добавила она, вспомнив, что уже провела ночь с ним в хижине.
- Я не просто мужчина, я твой муж. Возмущение Саманты послужило ей защитой.
- А я не просто женщина, с которой ты можешь запросто переспать. Я партнер по деловой сделке. Юджин Фрейзерс!
- Ах да, конечно. Ты не позволяешь мне забыть об этом, верно? Ну что ж, в свою очередь, мне следует напомнить, что я не намерен принуждать тебя. Все, что ты сделаешь, ты сделаешь по собственной воле.- Догадываясь, что девушка колеблется, он смилостивился: - Ладно, можешь взять мою рубашку в шкафу, если в ней тебе будет спокойнее. Но, Саманта... эта рубашка вряд ли поможет, если я передумаю насчет своего обещания.
Саманта знала, что выглядит нелепо и старомодно со своей слепой верой в могущество жалкого куска ткани. В конце концов, Юджин видел ее почти голой, в одних трусиках и лифчике. Но в рубашке она чувствовала себя спокойнее, защищеннее хотя бы от своих собственных желаний.
Пробираясь на ощупь, она нашла шкаф и, выдвинув один из ящиков, взяла первое, что ей попалось под руку, - вязаную фуфайку. Только надев ее на себя, она поняла, что шерсть туго обтягивает ее грудь с напрягшимися сосками - хорошо еще, что в комнате было темно.
Скользнув под одеяло, Саманта постаралась отодвинуться подальше. Удобная кровать, просторная, мелькнула у нее мысль. Но несмотря на усталость, сон не приходил. Больше часа она лежала, боясь шелохнуться и привлечь тем самым внимание Юджина.
Слушая ровное, размеренное дыхание спящего рядом мужчины, Саманта поняла, что не может не думать о нем. Пришлось сдаться и выпустить на волю свои фантазии.
Она представляла себя в другом времени, в другой эпохе. В древнем городе майя Чиченице. Она юная и прекрасная девушка, унесенная воином в джунгли, под сень величественных пальм, где слышны только крики ночных птиц да шум далекого прибоя. Ее похититель одет только в набедренную повязку, и его меднокожее тело блестит в свете луны. Он бережно опускает ее в густую мягкую траву. Он как две капли воды похож на Юджина. Его дерзкие голубые глаза сверкают в темноте, его чувственные губы шепчут ей на ухо нежнейшие непристойности за мгновение перед тем, как сомкнуться на ее набухших сосках. Она извивается и стонет, когда его руки дотрагиваются до самых сокровенных мест ее тела...
И тут, к ее ужасу, сон становится явью: крепкие руки Юджина обхватывают ее тело, губы покрывают его страстными поцелуями.
Ее глаза широко раскрылись, и она увидела рядом белеющее лицо. Надо бороться, сопротивляться, вырваться из цепких рук! Но эти горячие поцелуи в шею и между грудей заставили ее забыть обо всем, кроме одного - своего горячего желания.
- Я хочу тебя, Саманта,- прошептал Юджин.
Она, задыхаясь, обняла его рукой за шею и притянула к своим губам. Первый же поцелуй еще сильнее разжег бушующий пожар, и она прижалась к нему, готовая на все.
Но где-то в дальнем уголке затуманенного страстью сознания неожиданно мелькнула мысль: Юджин одержал над ней верх, и теперь она станет всего лишь еще одной строчкой в списке его побед! Только внезапность ее порыва позволила ей освободиться из объятий. Резко сев, Саманта натянула на себя одеяло.
- Я ненавижу тебя! - воскликнула она. - Ненавижу!
Она уже выскочила было из постели, но рука Юджина крепко схватила ее за запястье.
- Милая,- сказал он насмешливо,- посмотри, где ты находишься, - в супружеской спальне. Ты вошла сюда сама. И ты только что сама обнимала меня.
- Но ведь ты обещал! - чуть не плача бормотала Саманта. Она вырвала руку, досадуя на Юджина, на себя, на весь белый свет. - Теперь я буду спать на скамье, - в ответ ни звука,- так что никаких оправданий у тебя больше не будет!
Но на жесткой скамье она тем более не могла уснуть, вспоминая насмешливый голос Юджина и его теплые руки, ласкающие ее тело.
- Ах, сеньора, вам не здоровится? - спросила миссис Хуантес, протирая стеклянный кофейный столик.
- Наверное, я просто устала,- ответила Саманта.
И это было правдой, она плохо спала уже несколько ночей, к тому же ей приходилось рано вставать, чтобы старая экономка не заподозрила, что они с мужем спят порознь. Кроме того, скамья была не самым удобным ложем. Саманта втайне надеялась, что Юджин предложит ей вернуться в постель, потому что гордость мешала ей сделать это самой.
Ведь, как только она признает свое поражение и сдастся на милость победителя. Юджин добьется своего и она станет ему не нужна. Саманта ловила на себе его жадные взгляды, но когда он удовлетворит свою похоть, не станет ли она всего лишь одной из многих, бывших до нее? А Марджори Розенкуист, она - то уж точно не "одна из многих".
Мысль о мисс Розенкуист напомнила ей о рождественском обеде, который этим вечером давала жена губернатора. Юджин за завтраком сообщил ей, что на обед приглашены не только политики штата, но и местная богема - писатели и художники, обильно населяющие эти края. А это значит, догадалась Саманта, что там будет и обворожительная Марджи. Она вздохнула от неприятной перспективы встретиться с Марджори лицом к лицу. Дважды за прошедшую неделю она разговаривала с Эмелин, и подруга сообщила, что "Ивнинг ньюс пост" планирует широко осветить это мероприятие- масса фотографий и подробнейший отчет.
- Несомненно, твоя физиономия будет на первых страницах всех газет, сухо заметила преданная подруга.
Саманта знала, что Эмми умирает от любопытства, желая узнать детали ее так называемого "романтического бегства с возлюбленным", но старается не подавать вида. Она лишь однажды заметила:
- У тебя богатый улов, милочка. Улов года! Прими мои поздравления!
Даже Бром Офенстайн позвонил ей, чтобы поздравить, и она не смогла уловить в его голосе ни огорчения, ни ревности. Шеф предложил ей продолжать вести колонку "Вести отовсюду" в газете до тех пор, пока он не подыщет кого-нибудь на ее место. Но Саманта тут же сообщила, что не собирается оставлять работу.
Юджин, возможно, будет против того, чтобы она продолжала сотрудничать в газете.
Еще бы! Работающая жена сенатора - какое впечатление это произведет на публику! Она даже подумала, что он будет возмущен, и за это априори возненавидела его еще больше. Пока ей будет удаваться поддерживать в своем сознании неблагоприятный образ Юджина, ей не грозит влюбиться в него. Упаси Господи! Она испытывала безграничное сочувствие к тем несчастным женщинам, которые отдали свои сердца этому бесчувственному человеку.
Саманта закончила писать благодарственные послания за присланные свадебные подарки и попросила миссис Хуантес помочь ей снять корсет, пока та не ушла. Поскольку вечером предстояла встреча с Марджори Розенкуист, она хотела выглядеть лучшим образом.
Саманта была еще в ванной, когда вернулся Юджин, и едва успела прикрыть грудь, увидев его на пороге ванной.
Всегдашний огонек желания блеснул в его голубых глазах.
- Ты выглядишь потрясающе,- заметил он, привалившись плечом к дверному косяку.
- Благодарю,- ответила Саманта с деланным спокойствием, - а теперь, если не возражаешь, мне бы хотелось...
- Возражаю, - прервал ее Юджин. Он отбросил пиджак, который был перекинут через его руку, и распустил узел галстука. - Я категорически возражаю, когда ты купаешься без меня.
Его пальцы расстегнули рубашку, открыв смуглую грудь, и принялись за брючный ремень.
- Послушай, но я вовсе не собираюсь купаться с тобой! - воскликнула Саманта, делая попытку подняться из ванны. О Господи, что за опрометчивость! Тут же сообразив, что она демонстрирует хищному взору Юджина, Саманта быстро нырнула обратно в пенящуюся воду и крикнула: - Убирайся вон! Немедленно!
Юджин стоял перед ней уже обнаженный. Его бронзовое тело было прекрасно, как у древнегреческого атлета. У Саманты едва хватило силы, чтобы отвести взгляд. Краска стыда от греховных мыслей покрыла золотистую кожу ее лица ярким румянцем.
- Ты даже не представляешь, насколько соблазнительно выглядишь с этими розовыми сосками, поднимающимися из воды, как водяные лилии, - чуть ли не промурлыкал Юджин, залезая в ванну.
В панике Саманта попыталась отодвинуться, но места было явно недостаточно для подобного маневра. Она подняла на Юджина ставшие огромными от испуга глаза.
- Прошу тебя, Юджин...
Но он как ни в чем не бывало взял кусок мыла. На его губах играла улыбка Мефистофеля.
- Повернись, я помою тебе спинку. Прежде чем она нашла, что ответить, Юджин взял ее за плечи, чтобы развернуть.
- Ой! - вскрикнула Саманта.
Хотя ключица уже была почти в порядке и она собиралась выбросить надоевший корсет к концу недели, при неудачном движении все равно бывало порой больно.
Губы Юджина нашли ее плечо.
- Прости, - прошептал он.
- Нет! Ты... ты просто...
- Да, это верно,- согласно шептал он, продолжая целовать ее плечо и шею, - я негодяй! - Теперь его губы коснулись мочки ее уха, и Саманту словно ударило током.- И я не остановлюсь ни перед чем, чтобы добиться благосклонности моей жены. - И после очередного поцелуя добавил: - Я говорил тебе, как мне нравятся твои волосы!
Его пальцы огладили ее шею, и Саманта снова вздрогнула.
- Юджин! - произнесла она умоляюще. - Ты не должен этого делать.
- Но почему же? - тихо спросил он. Его руки коснулись ее грудей, мерцающих в воде, словно две тропические медузы.- Я просто хочу, чтобы тебе было хорошо.
Он нежно сжал золотистые полушария, и Саманта сдавленно ахнула. Ее сопротивление слабело с каждой секундой. Жар, исходящий от Юджина, казалось, даже поднял температуру воды в ванне - странно, что та вообще не закипела, как закипала сейчас ее кровь. Когда эти умелые руки скользнули ниже, к животу, Саманта замерла, все еще надеясь спастись.
- Но ведь ты же обещал... обещал...- шептала она в последней надежде избежать уготованной ей коварным соблазнителем участи.
Юджин застонал и резко отстранился. Саманта, лишившись опоры, соскользнула в воду.
- Боюсь, что мы опоздаем, - с сожалением сказал он, - если продолжим это приятное времяпрепровождение.
Обрадованная и в то же время огорченная его словами, Саманта дотянулась до полотенца и встала из ванны. Обернувшись в дверях, она увидела, что Юджин, начисто забыв о ее существовании, яростно намыливает свою мощную шею и плечи. То, что было для нее священнодействием, для этого человека - только времяпрепровождение!
Когда Юджин вошел в спальню, она уже надевала простое, но элегантное светло-голубое вечернее платье с глубоким вырезом на спине. Глаза ее словно не замечали Юджина, когда он подошел к шкафу и достал оттуда белую шелковую рубашку с тонкой вышивкой гладью на груди.
Она старательно игнорировала его, укладывая волосы и вкалывая в них розу из белого шелка. Но когда он мимоходом шлепнул ее по ягодицам, она чуть было не вцепилась в него наманикюренными ноготками, зашипев от негодования, как разъяренная кошка.
- А где твой корсет? - спросил Юджин как ни в чем не бывало, надевая черный смокинг.
Но как можно было объяснить ему, что женское тщеславие о предвидении встречи с Марджори Розенкуист этим вечером заставляет ее сделать все, чтобы выглядеть как можно лучше?
- Платье будет плохо сидеть,- ответила она,- я решила сегодня обойтись без этой сбруи.
Юджин подошел сзади и слегка сжал ее плечи.
- Жаль, а то я помог бы тебе его застегнуть.- И он нежно коснулся губами ее маленького ушка, после чего принялся завязывать галстук-бабочку.
Саманта удивлялась, что не чувствует неловкости- все было так, словно они знали друг друга долгие годы. Странно, подумала она, ведь ей всегда казалось, что большинство женщин предпочли бы, чтобы мужчины увидели их полностью обнаженными, чем во время интимного процесса одевания. Все это напоминало ей те теплые, доверительные отношения, которые связывали ее родителей.
Но для Юджина - она точно знала - все эти "сантименты" ничего не значили. И хотя ей безумно хотелось дотронуться до его волос, провести ладонью по щеке, она сдержалась. Как только он поймет, что одолел ее, то потеряет к ней всякий интерес- в этом она нисколько не сомневалась.
Ее уверенность окрепла, когда два часа спустя она увидела наконец-то Марджори Розенкуист.
Саманта пыталась совладать со своей нервозностью, когда приехала в отель "Мариотт", хотела выглядеть спокойной и привычной ко всему, что ее окружало здесь - от официантов в красных с золотом ливреях, разносящих подносы с бокалами шампанского, до самого губернатора, дружески болтающего с ней и Юджином. Но очень скоро появились и другие лица, стремящиеся завладеть вниманием Юджина,- жена владельца нефтяных компаний, миниатюрная блондинка, успевшая уже порядочно нализаться, железнодорожный подрядчик, добивающийся поддержки Юджином очередного законопроекта, знаменитый мексиканский художник, заинтересованный в получении заказа на роспись стен недавно построенного здания городской мэрии.
Саманта наблюдала, как Юджин искусно управляется с этими людьми, направляя их умы в нужном направлении. И дело было не только в том, что он чертовски симпатичен, особенно сейчас, в вечернем костюме, просто ему удается изображать искреннюю заинтересованность в их проблемах. Саманта уже была готова пересмотреть свою точку зрения на сенатора Юджина Фрейзерса как политика, когда в зале появилась Марджори Розенкуист.
Это был огромный зал, заполненный более чем тремя сотнями гостей, но все они отреагировали на появление Марджори так, словно выступил гофмейстер и провозгласил: "Покровительница искусств Финикса, несравненная Марджори Розенкуист!"
Саманта стояла рядом с Юджином и с замиранием сердца наблюдала, как эта красивая, изящная как статуэтка женщина с копной блестящих огненно-рыжих волос целенаправленно движется в их сторону. Каждое ее движение было исполнено кошачьей грации, стократно усиленной облегающим платьем золотистого цвета.
Марджори взяла с подноса предложенный официантом бокал шампанского и, подойдя к Юджину, почти пропела звучным грудным голосом:
- Юджин, дорогой! Я так давно хотела познакомиться с твоей очаровательной супругой!
Так я тебе и поверила! - тут же подумала Саманта. Она чувствовала себя так, словно глаза всех присутствующих прикованы к ним троим и все гости затаили дыхание в напряженном ожидании схватки двух самок из-за сенатора Фрейзерса.
Юджин слегка склонил голову, представляя женщин друг другу.
- Марджори Розенкуист- моя жена Саманта.
- Приятно познакомиться с вами, - мастерски солгала Саманта. Ее голос прозвучал холодно и с необходимой долей самоутверждения, которого сейчас на самом деле ей так не хватало.
Марджори посмотрела на Юджина своими зеленовато-серьгми глазами.
- Все в Финиксе только и говорят о вашем стремительном романе, Юджин. Она перевела взгляд на Саманту, и глаза ее недобро сощурились. - Как вы познакомились?
- Можешь считать это счастливой случайностью,- ответил Юджин и собственническим жестом любящего мужа обнял девушку за талию.
Но той тут же захотелось наступить ему острым каблучком на ногу! Его игра в обожающего супруга могла обмануть кого угодно, но только не Марджори.
Не удивилась она и тому, что мисс Розенкуист оказалась с ними за одним столом. Наверняка ей удалось устроить это так же легко, как и завладеть вниманием Юджина, заведя доверительный разговор о предстоящих на будущий год выборах, хотя Саманта могла поклясться, что глаза рыжей бестии говорят совсем о другом.
Несмотря на то что другие гости, сидящие с Самантой за столом, были интеллигентными, интересными людьми - например, старичок-профессор, крупнейший в мире специалист по столь любимым Юджином доиспанским культурам Месоамерики, уже знакомый темпераментный художник-монументалист и лыжный инструктор, ломавший себе руки, ноги и ключицы по нескольку раз в год и потому сразу нашедший в ней родственную душу,- Саманта не могла удержаться от наблюдения за Юджином и Марджори. Краем глаза она видела, как он внимательно прислушивается к тому, что красавица нашептывает ему на ухо. Ежеминутно вспышки фотокамеры озаряли стол, но они не обращали на них внимания. Один раз Саманта заметила Флоренс Бедер- бек, деловито строчащую что-то в блокноте, чтобы завтра поведать о приеме всему миру.
Но Саманта была так подавлена, что кусок нежнейшего филе застревал в горле, словно уголь, а чудесное красное вино казалось безвкусным, как водопроводная вода.
После обеда заиграла музыка, и губернатор со своей женой открыли бал вальсом. Через несколько минут к ним присоединились другие пары, и Саманта увидела, как Марджори встает со своего места, Юджин берет ее под руку, и они идут в танцевальный зал.
Саманта пыталась улыбаться, слушая то, что рассказывал ей художник о цикле своих росписей в одном из общественных зданий в Мехико, повествующих о завоевании Мексики испанцами, но ее сердце было не здесь. Она не могла оторвать глаз от танцующей пары.
Оба высокие, красивые, богатые, породистые, влиятельные - они были созданы друг для друга и принадлежали к сливкам высшего общества Финикса.
Только когда ее имя прозвучало во второй раз, до нее дошло, что стоящий рядом с ней мужчина приглашает ее на танец. Саманта вскинула глаза.
- Бром! Я не знала, что ты здесь. Симпатичный молодой человек среднего роста взял ее за руку.
- А я не был уверен, что ты здесь, пока не увидел сенатора Фрейзерса в танцевальном зале и не догадался, что...- Он замолчал.
- Я так рада, что ты пришел! - воскликнула Саманта, давая ему таким образом возможность не продолжать фразу.
- Тебе следовало знать, что издатели газет всегда приглашаются на подобные мероприятия,- с улыбкой заметил Бром.- Тогда уж событие наверняка найдет отражение на страницах светской хроники.- Говоря все это, он посмотрел на нее с откровенным восхищением, поэтому следующая фраза для занятой своими переживаниями Саманты не стала неожиданной: - Ты отлично выглядишь сегодня.
- Спасибо, Бром, - поблагодарила она. Почему Юджин не сказал ей об этом?
А ведь она уже начала забывать, что Бромлей Офенстейн очень хорош собой: со светлыми, чуть рыжеватыми волосами, подчеркивающими карий цвет глаз, стройный и обаятельный. Поэтому она с готовностью приняла его приглашение на танец. Если Юджин может позволить себе развлекаться, то почему ей нельзя? Кавалер провел ее в уже заполненный парами танцевальный зал. И Саманта обнаружила, насколько легко и непринужденно чувствует себя с Бромом. Вероятно, потому, что от него не исходило ничего похожего на будоражущие ее импульсы, излучаемые Юджином.
- Ты счастлива? - спросил Офенстейн. Саманта отвернула лицо к его плечу, чтобы он не мог увидеть печаль в ее глазах.
- Конечно,- тихо сказала она, уткнувшись в мягкий лацкан его смокинга,разве новобрачные бывают несчастливы?
Бромлей посмотрел на явно смущенную Саманту.
- А я и не знал, что ты ищешь себе партию.
- Я... Это вышло совершенно неожиданно.- Она поймала его внимательный взгляд. - Прости меня, Бром, пожалуйста.
Шеф "Ивнинг-ньюс пост" улыбнулся.
- Не бери в голову. Ты достаточно умна, чтобы не принимать скоропалительных решений. Мне только жаль, что я опоздал.
Саманта вздохнула:
- Мне кажется, ты единственный человек, способный все понять правильно.
Какое-то время они медленно кружились по залу. И в объятиях этого знакомого, такого надежного и понятного ей человека Саманта забыла на мгновение о терзающих ее душу переживаниях.
- Я могу поцеловать счастливую новобрачную? - услышала она голос Офенстейна.
- Конечно, - тут же откликнулась Саманта, рассчитывая на легкий поцелуй в щеку.
Но это было не простое братское прикосновение к ее губам, и Саманта настолько удивилась, что на мгновение забыла о танцах и застыла в объятиях Брома, с недоумением глядя на него.
- Я могу попросить танец у своей жены? - раздался совсем рядом вежливый голос.
Бромлей тут же разжал объятия и отступил от своей партнерши.
- Конечно, сенатор,- сказал он, бросая на Саманту прощальный взгляд. Его улыбка при этом была извиняющейся.
Холодное лицо Юджина ничего не выражало. Едва он дотронулся до Саманты, как ту охватила внезапная слабость. Она догадалась, что Юджин видел поцелуй Брома, но сомневалась, что это может его взволновать, потому что сам он был явно увлечен Марджори.
Но, видимо, она ошиблась.
- Развлекаешься? - спросил Юджин. Саманта услышала металл в его голосе и хотела бы увидеть в этот момент его лицо, но не осмелилась поднять голову.
- Почему это все так интересуются, что я делаю? - спросила она.
- Твой предыдущий партнер по танцам тоже этим интересовался? Ты всегда целуешься с мужчинами, с которыми танцуешь? - спросил он с сарказмом.
- А ты всегда насилуешь женщин, оставшихся с тобой наедине?- мгновенно парировала Саманта и тут же пожалела о своих словах, потому что ее ответ прозвучал достаточно грубо. Но отступать было некуда. Она решительно подняла лицо и посмотрела в голубые глаза. Они были холодны, как осколки бутылочного стекла.
Саманте ничего не стоило сказать, что этот поцелуй почти ничего для нее не значил. И это было бы чистой правдой, но в душе закипала злость из-за двойственности жизненных принципов Юджина: то, за что он считал возможным осуждать ее, полагал вполне допустимым для себя.
На чисто выбритой щеке Юджина дрогнул мускул.
- Нет, пока что я этого никогда не делал. Но мое терпение на исходе.
- Твое терпение? Да это мое терпе... - Но тут закончилась музыка, и Саманта была вынуждена замолчать, чтобы никто вокруг не услышал ее гневную тираду.
- Достаточно,- сказал Юджин, вежливо улыбаясь, однако глаза его потемнели. Его рука жестко сжала ее локоть. - Мы едем домой.
Саманта не на шутку испугалась. Если улыбка была предназначена всем вольным и невольным свидетелям их разговора, то взгляд- только ей. А она еще никогда не видела столь угрожающего взгляда. Сейчас Юджин напоминал ей изготовившегося к прыжку свирепого льва.
- Я пока не хочу домой, - возразила она и попыталась освободить руку.
- Разве не ты говорила мне неделю назад, что не желаешь идти на этот прием? Утомленная супружескими ласками новобрачная, не так ли?
Легко маневрируя в толпе, он повел ее к выходу, держа одной рукой за талию так, что вырваться у нее не было никакой возможности. Если только Саманта не хотела закатить сцену, ей не оставалось ничего другого, кроме как подчиниться.
По пути домой она забилась в дальний угол машины и не отрываясь глядела в темноту за окном. Ее страшило непроницаемое, словно высеченное из камня, лицо Юджина, и она лишь надеялась, что он не слышит, как отчаянно колотится ее готовое вырваться из груди сердце.
Очень скоро огни Финикса растаяли позади, и бескрайность пустыни еще больше усилила тревожное состояние Саманты. Когда Юджин свернул на грунтовую дорогу, ведущую к дому, она начала непроизвольно дрожать. От этого человека нельзя было ждать пощады. Его отношения с политическими противниками не оставляли в этом сомнений.
Но ведь я же не противник! - мысленно воскликнула Саманта. Я его жена!
С визгом тормозов Юджин остановил машину перед своим утопленным в глубь холма домом, который Саманта уже почти начала считать своим. Прежде чем он обошел машину, чтобы открыть ей дверцу, она распахнула ее сама. И стараясь держаться как можно спокойнее, направилась к входной двери. Позади слышались широкие шаги Юджина, и это подгоняло ее. Но у двери ей пришлось задержаться и подождать, пока он откроет ее. Когда же она попыталась проскользнуть мимо него, Юджин схватил ее за руку.
- Не спеши, дорогая. Нам надо кое о чем поговорить.
Она отдернула руку.
- Я устала. Мы можем отложить разговор на завтра.
И Саманта устремилась в ванную, опасаясь, что он остановит ее прежде, чем она успеет закрыть за собой спасительную дверь. Обернувшись через плечо, она заметила, что Юджин ограничился только сердитым взглядом ей вслед.
В ванной она постаралась пробыть как можно дольше, принимая душ и переодеваясь в черную шелковую ночную рубашку, подаренную ей Эмелин. Потом тщательно чистила зубы и не менее тщательно расчесывала волосы. И только когда решила, что Юджин, наверное, уже спит, она выключила свет и в кромешной тьме проскользнула через погруженную в темноту спальню в гостиную.
Босиком, на цыпочках Саманта прокралась по холодным доскам к резному шкафу и достала оттуда постельные принадлежности. Никто не мешал ей. Привычно устроив себе ложе на жесткой скамье, она забралась под одеяло и облегченно вздохнула. Ей удалось выиграть еще одну ночь.
Неожиданно стало холодно: должно быть, одеяло сползло на пол. Саманта свесилась со своей импровизированной кровати, чтобы поднять его и... увидела босые ноги. Ее взгляд скользнул выше- по узким бедрам в белых трусах. Затем в полумраке она разглядела мужской торс и наконец встретилась со взглядом пронзительно-голубых глаз, сверлящих ее.
- Я даю тебе одну минуту на то, чтобы ты вернулась в мою постель, где тебе и надлежит быть,- сказал Юджин голосом, который испугал ее еще больше тем, что был лишен каких-либо эмоций.- После этого я заставлю тебя силой. Выбирай!
Дрожа, Саманта наблюдала, как он возвращается в темноту спальни. Ее женская гордость призывала протестовать, но инстинктивно она понимала, что лучше будет подчиниться приказу.
Инстинкт победил. Вся во власти чувства оскорбленного достоинства, высоко держа голову, она прошла в спальню. Там, где располагалась огромная кровать, мелькнул ярко- оранжевый огонек сигареты. Саманта нырнула под одеяло, повернулась к нему спиной и, свернувшись калачиком, замерла, боясь пошевелиться и дрожа как от холода.
По звукам, доносившимся до нее, она поняла, что Юджин потушил сигарету, и напряглась всем телом. Затем он перекатился на бок и, взяв ее за плечо, довольно бесцеремонно развернул лицом к себе. Бедром он прижал ее ноги к кровати.
- Кто был тот тип, что целовал тебя сегодня вечером? - резко спросил он.
Его лицо было так близко, что дыхание, смешанное с запахами табака и вина, касалось ее щеки.
- Бромлей Офенстейн, издатель и главный редактор "Ивнинг-ньюс пост".
- То-то этот тип показался мне знакомым.- Последовала непродолжительная пауза. - Кто он тебе?
Саманта помедлила, размышляя, но потом решила, что правда будет лучшим ответом для обоих. Кроме того, она знала, что Юджину с его связями ничего не стоит за считанные минуты получить необходимую информацию.
- Я работала у него. У нас было только одно свидание.
Большим и указательным пальцами Юджин приподнял ей подбородок.
- Но ты никогда не занималась с ним любовью?
- Я... я никогда не испытывала такого желания... Ни с кем.
- Даже со мной? - прошептал Юджин. Он наклонился, явно собираясь завладеть ее губами. Саманта яростно замотала головой, желая избежать ненавистного поцелуя.
Но сопротивление было бесполезно.
Рука Юджина погрузилась в ее волосы, так сильно прижав голову к подушке, что она не смогла бы освободиться, даже если бы очень захотела...
Когда в конце концов его губы отпустили ее, уже ничто не могло изменить хода последующих событий. Момент, к которому они неотвратимо приближались, начиная с той ночи, когда встретились, настал. По мере того как они продвигались к нему, все сильнее нарастало их влечение друг к другу. Все это напоминало невероятно долгий, мучительный для обоих, возбуждающий тело и душу танец, вроде тех, что по слухам существуют у новобрачных на забытых Богом островах...
Юджин взглянул в глаза Саманты, и его взгляд окончательно лишил ее воли.
- Скажи, что хочешь меня, - хрипло прошептал он,- потому что больше ждать я не могу.
Но он даже не дал ей возможности ответить. Его губы прильнули к ее набухшим соскам, а руки принялись яростно ласкать ее бедра, прокладывая путь к самому сокровенному месту ее тела, которого до сих пор не касался никто. Словно молния поразила Саманту, когда она почувствовала, что его пальцы нашли свою цель.
Погоди, я пойму Она знала, что ответ на вопрос Юджина не имеет никакого значения. Ее тело было полностью в его власти.
Боль, которую она ожидала, так и не наступила... только перехватило дыхание, когда он наконец вошел в нее, и реальный мир вокруг словно перестал существовать...
Она пришла в себя посреди скомканных простыней вся во власти только что изведанных ощущений.
Рука Юджина бережно убрала с ее лба сбившиеся пряди волос.
- Дорогая, из всех женщин, что были у меня, я еще никогда...
Саманта отшатнулась от его прикосновения. Из всех женщин! Так жестоко вернуть ее на землю из царства грез! Неужели она заслужила это?
Еще не остывшая от желания, она вскинула голову. Ее глаза превратились в горящие ненавистью к нему и презрением к себе зеленые щелки.
- Ты нарушил свое обещание, Юджин. Так что не жди, что я буду держать свое.
Она скинула ноги с кровати, порываясь вскочить, но Юджин схватил ее за руку.
- Что это значит? - требовательно спросил он.- Твое обещание не портить мне карьеру или обещание хранить верность, пока мы женаты?
Он рывком затянул Саманту обратно в постель, и ее длинные волосы от этого резкого движения рассыпались по плечам, упали на лицо.
- Ты продолжаешь думать об этом Бром- лее Офенстейне даже когда занимаешься любовью со мной? - В его голосе таилась скрытая угроза. - Если это так, то, пожалуй, мне нужно сделать это еще раз, и, клянусь, тогда я заставлю тебя забыть этого человека. Ты будешь шептать только одно имя мое!
Его рука освободила ее запястье, чтобы завладеть одним из нежных полушарий груди, и Саманта возненавидела себя за вновь просыпающееся от его прикосновения желание.
- Отпусти меня, Юджин, - горячо зашептала она, - ведь ты уже получил то, что хотел.
Но его рука продолжала ласкать ее, лениво играя с набухшим соском.
- А ты этого не хотела?- тихо спросил он. - Ты слышишь меня? Ты позволишь мне...
- Нет! - воскликнула она. - Ты забываешь, что я слишком знакома с твоим имиджем красноречивого соблазнителя и не хочу быть твоей очередной жертвой. Рано или поздно ты тоже познакомишься с моим красноречием, Юджин Фрейзерс, на страницах газеты!
Саманта ускользнула от него, ища убежища на скамье в гостиной, почти уверенная в том, что Юджин будет преследовать ее, но он этого не сделал, и наконец, утомленная, она погрузилась в глубокий сон.
Когда она проснулась около одиннадцати, Юджина дома не было. Она вспомнила, что накануне он говорил о деловой встрече. Саманта не сомневалась, что "деловая встреча" назначена с Марджори.
Но, как ни странно, это предположение не подтвердилось. Когда час спустя Саманта сворачивала и убирала в шкаф подушки и одеяла, радуясь, что сегодня у миссис Хуантес выходной, зазвонил дверной звонок. Одетая в джинсы и серую футболку, она открыла дверь и увидела на пороге Марджори в рыжей лисьей шубе. Тщательно подведенные брови гостьи удивленно поднялись при виде босых ног и распущенных волос Саманты.
- Я думала, что застану дома вас обоих,- сказала Марджори, окидывая взглядом пустынный ландшафт.- Но я не вижу машины Юджина.
- Он уехал на деловую встречу, - ответила Саманта, все еще не выпуская дверную ручку в надежде, что рыжеволосая гостья сейчас повернется и отправится восвояси. Меньше всего в этот день ей хотелось видеть Марджори Розенкуист.
- Ну тогда,- Марджори протянула завернутую в серебристую бумагу коробку,- я хотела бы вручить вам свадебный подарок.
- О-о,- растерянно протянула Саманта, не зная, как вести себя дальше.
И хотя все в этой особе ей не нравилось, она не могла выкинуть из головы, что из всех женщин, которые были у Юджина, только эта одна продолжает его интересовать. Так что, хотя бы ради того чтобы получше изучить свою противницу, следовало пригласить ее в дом, что Саманта и сделала. Скрепя сердце.
Марджори сбросила шубу на скамью небрежным жестом привыкшего к дорогим вещам человека.
- Хотите чашечку кофе? - предложила Саманта, продолжая надеяться, что гостья не задержится надолго.
- Не беспокойся, дорогуша, - мило улыбнулась Марджори,- я сама сделаю. Я все здесь знаю. Кроме того, представляю, как ты, наверное, утомлена. - Она посмотрела на Саманту с понимающей улыбкой, напомнив ей Чеширского кота.Как мне это знакомо. Юджин за ночь любви может буквально опустошить тебя, он это умеет.
От такой откровенной наглости Саманта взъярилась, как дикая кошка. Поэтому не было ничего удивительного в том, что ее ответ мало чем напоминал речь великосветской леди.
- Мне помнится, мой муж называл все то, что было у него до свадьбы, траханьем, а не ночами любви.
С ядовитой улыбочкой, в которой сквозило откровенное торжество, Саманта небрежно бросила коробку с подарком на кофейный столик, хотя больше всего на свете ей хотелось бы зашвырнуть его в печь.
Всем своим видом изображая оскорбленную невинность, Марджори подняла шубу.
- Как видно, приятной беседы за чашечкой кофе не получится,- холодно проговорила она.
- Вполне с вами согласна,- в тон ей ответила Саманта.
Марджори собралась было уйти, но неожиданно в самый последний момент, когда ее рука с наманикюренными ногтями легла на дверную ручку, обернулась и, глядя в упор на Саманту, четко выговаривая каждое слово, произнесла:
- Я должна предупредить тебя, дорогуша: если ты действительно любишь Юджина, не становись у него на пути. Он вполне может стать следующим губернатором штата. Да, конечно, его противники и критиканы заявляют, что он слишком молод и пробыл в сенате только один срок. Но с моими связями и поддержкой моего отца у Юджина будут очень хорошие шансы победить на выборах.
- А со мной в качестве его жены... Марджори не дала ей договорить.
- Да ты будешь мешать ему- простенькая провинциальная девочка. Всем уже давно ясно, что мы с Юджином созданы друг для друга. Если ты его любишь, ты позволишь ему уйти.
Саманта долго стояла неподвижно, после того как за рыжей гостьей в рыжей шубе закрылась дверь. Ей хотелось выкрикнуть ей вслед: "Но я не люблю его!" Но Марджори была явно не подходящим объектом для подобной откровенности.
Телефонный звонок вывел ее из транса. Это была Эмелин.
- О, Эмми! - воскликнула она. - Ты не поверишь, как я рада слышать твой голос! - За всем, что свалилось ей на голову в связи с Юджином, она совершенно забыла о своей подруге.- Обещаю на этот раз рассказать тебе все, - клятвенно заверила ее Саманта. - Да, во время ланча, только дай мне сорок пять минут на дорогу.
Через двадцать минут Саманта переоделась в бежевую шерстяную юбку и темно- зеленый свитер, надела коричневые туфли. Расчесав свободно падающие волосы, она нанесла немного косметики и подвела губы светло-абрикосовой помадой. Посмотревшись в зеркало, она пришла к выводу, что хотя выглядит не столь изысканно, как Марджори Розенкуист, но все же вполне привлекательно.
Наклонившись ближе к своему отражению, она подумала, сможет ли кто-нибудь определить по ее виду, что в это утро она проснулась не такой, какой была, когда ложилась. Не появилось ли на ее лице чего-нибудь вроде каиновой печати, которую оставил на ней Юджин?
Ровно через пятьдесят минут Саманта притормозила на автостоянке возле ресторана в двух шагах от здания Законодательного собрания штата, с такими же портиком и куполом, как его прообраз в Вашингтоне. Внутри ресторан был заполнен в основном политиками. Появление вновь прибывающих законодателей штата сопровождалось дружескими возгласами, рукопожатиями и похлопываниями по плечам. Это было оживленное место, особенно в полуденный час.
Саманта сразу же увидела Эмелин, сидящую за столиком в углу, но только подойдя ближе, заметила, что та не одна.
- Привет, Саманта! - воскликнула Эмелин.- Мой босс предложил мне оплатить ланч, - сказала она, указывая на сидящего наискосок от нее Бромлея.- Я не могла не воспользоваться такой возможностью.
- Привет, Бром,- сказала Саманта, усаживаясь между подругой и бывшим шефом.- Ты что, охотишься за секретной информацией для большого скандала?
- Это как раз то самое местечко, где всегда можно узнать последние новости, - улыбаясь, ответил он,- но Эмми еще и уговорила меня на ланч. Она заявила, что сегодня национальный праздник - День секретарш.
Эмелин состроила гримасу, но прежде чем успела что-нибудь возразить, официант принес их заказ. Саманта, все еще под впечатлением прошедшей ночи и визита Марджори, заказала себе "Маргариту".
Некоторое время они беседовали о редакционных сплетнях, о новом горнолыжном комплексе в окрестностях Флагстаффа и прочих пустяках.
Но когда они покончили с едой и заказали по второй "Маргарите", Эмелин не выдержала и спросил о том, что ее необыкновенно интересовало.
- Ну как твоя семейная жизнь?
Саманта решительно откусила кусок хрустящей тортильи, покрытой расплавленным сыром, и ее глаза увлажнились, но не от огненного перца. Почему бы не рассказать им все - ведь они оба ее друзья?
- Боюсь, что она закончилась, так и не успев начаться.
Карие глаза Эмелин удивленно расширились, даже веснушки на ее лице поблекли, казалось, от столь неожиданного заявления.
- Брось, Саманта, у всех бывают маленькие размолвки. А у вас был такой скоропалительный роман - немудрено, что должно пройти какое-то время, прежде чем вы по-настоящему научитесь понимать друг друга,- принялась увещевать она подругу в надежде успокоить ее.
Саманта закрыла глаза от внезапного приступа головокружения. Ей определенно не следовало пить вторую "Маргариту". Когда она открыла их, Бром озабоченно смотрел на нее, положив ладонь поверх ее руки.
- Я могу чем-нибудь помочь тебе, Саманта?
Она с благодарностью посмотрела в его доброе лицо, но тут что-то заставило ее взор мгновенно переметнуться дальше, туда, где появился в дверном проеме высокий темноволосый мужчина. Юджин Фрейзерс! Суровым взглядом он смерил Саманту с Бромлеем, после чего резко развернулся и вышел.
Саманта хотела вскочить и броситься за ним, потому что в это самое мгновение поняла, как бесконечно дорог ей этот человек. Она не могла объяснить себе, когда, отчего и почему зародилось это чувство. Просто отныне ее сердце раз и навсегда принадлежало Юджину.
А теперь ей оставалось только догадываться, что он может подумать о ней, сидящей за столом с Бромом, который держит ее за руку. Если же он заметил, что с ними Эмелин, то его сообразительный ум наверняка сделает вывод, что они готовят те самые разоблачительные статьи, которыми она ему угрожала.
- Саманта, я могу тебе помочь? - повторил Бром, всерьез напуганный ее затравленным видом.
Саманта покачала головой, словно пытаясь прогнать из памяти лицо Юджина... и поняла, что ей никогда не удастся этого сделать. За то время, что они провели вместе, он словно выжег на ее сердце свое тавро раскаленным железом.
- Нет, Бром, спасибо тебе, но ты ничем не можешь помочь мне. Я уверена... - Она глубоко вздохнула, чтобы сдержать подступившие слезы.- Я уверена: все, что ни делается,- к лучшему.
- Как насчет того, чтобы зайти после ланча в редакцию и повидаться с остальной нашей бандой? - предложила Эмелин.
- Нет, думаю, мне лучше поехать домой,- возразила Саманта,- мне нужно собраться с мыслями.
Но она не поехала домой, а вместо этого бесцельно направила машину по извилистой дороге, ведущей на северо-восток. Минут через сорок спохватившись, она сообразила, что находится на узком шоссе, забитом машинами, едущими в сторону предгорий, где любители зимних видов спорта предпочитали проводить отпуска и уик-энды.
Саманта свернула на бетонированную стоянку, затормозила, но из машины не вышла, наблюдая за туристами, фотографирующимися на фоне пейзажа или покупающими керамику и прочие сувениры на небольшом базарчике. Неподалеку отец семейства снимал свою жену и троих детей рядом с пожилой мексиканкой, одетой в яркий национальный костюм. И Саманте вдруг нестерпимо захотелось стать членом такой же вот семьи - иметь любимого и любящего мужа и замечательных детей, веселых и беззаботных, и самой при этом быть веселой и беззаботной.
Есть ли у них с Юджином хоть один шанс создать такую семью? Саманта сидела за рулем, пытаясь заставить себя рассуждать логически. Война, разыгравшаяся между ее разумом и сердцем, буквально опустошила ее. Разум неустанно напоминал ей, что Юджин вообще не способен на любовь к какой бы то ни было женщине. Разве он не говорил ей, что развод его родителей настроил его против брака? Сердце же шептало, что со временем она сможет его заставить полюбить себя.
Саманта не сомневалась, что если бы спросила совета у своих родителей, то они порекомендовали бы ей прислушаться к голосу сердца. И с этой последней мыслью она завела двигатель и поехала назад, в Финикс, к Юджину.
До тех пор, пока в ее сердце живет надежда, она будет ждать его любви.
В течение последующих дней Саманта часто задумывалась о том, что ее мечты об ответной любви Юджина - всего лишь глупые несбыточные фантазии. Они спали вместе в его широкой постели, но ни разу не коснулись друг друга. Саманта ощущала себя все более и более несчастной, но старалась отвлечься делами - работой в редакции, покупками и упаковкой рождественских подарков родным и близким. Она долго ломала голову, что подарить Юджину, и наконец остановилась на малоизвестной системе катушки для спиннинга, которую хвалил ее отец.
Юджин тем временем не только никак не выражал своего возмущения тем, что застал ее за ланчем с Бромом и Эмелин, но и вовсе не проявлял по отношению к ней обычного внимания.
Разговор лишь один раз коснулся Бромлея Офенстейна. Это случилось как-то утром за два дня до Рождества, когда колонка Саманты впервые после их свадьбы появилась в "Ивнинг-ньюс пост". Она с нетерпением ждала, пока он просмотрит статью. Запретит ли он ей, как это умеет, непререкаемым тоном вообще сотрудничать в газете или пойдет дальше и открыто обвинит ее в связи с издателем. Ей даже захотелось заметить в нем хоть какие-нибудь признаки негодования или ревности. Любое проявление эмоций было лучше, чем его безразличие.
Но он оставался бесстрастным и, просмотрев колонку, принялся за кофе. Пару раз она ловила на себе его внимательный взгляд, но не более того, так что Саманте оставалось только молча ковыряться в яичнице, приготовленной ею по рецепту, вычитанному в книге о мексиканской кухне.
- Неплохо,- наконец сказал Юджин.- Это я про твою колонку. Я всегда выступал против законопроекта о горных разработках, но мне ни разу не удавалось так четко выразить свои мысли, как это сделала ты.
Саманта буквально опешила от его похвалы. Берясь за статью, она понятия не имела, как Юджин относится к законопроекту. Она даже предполагала, что он его не поддерживает. Но независимо от этого честно написала то, что сама думала по этому поводу.
- Значит, ты не против, если я продолжу работать в газете?
- Ни в малейшей степени. Я рад, что ты не хочешь, чтобы твой светлый ум атрофировался только потому, что ты вышла замуж.- Отложив газету, он какое-то время молчал, потом с необыкновенно серьезным видом обратился к ней: - Саманта, несколько видных граждан штата обратились ко мне с предложением выставить мою кандидатуру на губернаторских выборах в следующем году. Как ты на это смотришь?
Как она на это смотрит? В настоящий момент Саманта смотрела на Юджина в полнейшем недоумении, удивленная тем, что он обсуждает с ней свои планы на будущее. Фигурирует ли она в этом самом будущем или это простая вежливость? Прежде чем ответить, она отпила глоток апельсинового сока.
- Если ты действительно хочешь этого, то тогда должен выставить свою кандидатуру.
- Марджи тоже так думает, - сказал Юджин, не спуская с Саманты внимательного взгляда. - Она вызвалась помочь мне в проведении избирательной кампании, если я буду баллотироваться.
Саманта опустила глаза, не в силах смотреть на него.
- Вот и хорошо,- сухо произнесла она,- вы, несомненно, хорошо сработаетесь. - Затем положила салфетку на стол возле своей тарелки и встала.- Извини. Мне нужно поработать над следующей колонкой.
Юджин тоже поднялся.
- Сегодня я вернусь рано. Думаю, что мы поедем в "Ла Палому" на уик-энд и Рождество к моей бабушке. Я хочу, чтобы ты с ней познакомилась. Мне кажется, вы друг другу понравитесь.
Что это, Юджин предлагает ей встретить Рождество в семейном кругу? Слабый луч надежды вспыхнул в ее душе, но это не могло заставить ее забыть Марджори, имя которой сорвалось с его уст несколько минут тому назад. Тем не менее сдаваться Саманта не собиралась и, подготовив черновик следующей статьи, провела остаток дня, собираясь в поездку с особой тщательностью.
Саманте хотелось быть особенно привлекательной, поэтому она выбрала светло-розовый свитер и подходящие по цвету брючки для поездки на ранчо. Ей это определенно удалось, потому что вскоре после того, как они выехали из города и направились по шоссе в сторону гор, Юджин сказал:
- Ты прекрасно выглядишь, Саманта. Бабуля не только тебя похвалит, но еще и спросит, почему я не женился на тебе раньше.
- Не думаю, что два дня - слишком большой срок для ухаживания, - лукаво заметила Саманта.
Юджин усмехнулся:
- По меньшей мере - это рекорд штата. Игривое настроение владело ими до конца путешествия, и впервые после Переса Саманта расслабилась в присутствии Юджина.
Открывающийся из окна "доджа" горный пейзаж захватил ее. Она никогда прежде не бывала в этих местах, и сейчас этот горный район показался ей очаровательным. Особенно ей понравились горные селения, где почти все здания были построены из кирпича-сырца, создавая атмосферу законсервированной старины, которой не коснулась цивилизация.
Солнце уже низко висело над скалистыми горами, когда Юджин свернул на грунтовую дорогу, тянущуюся вдоль узкой реки. И вот вскоре посреди плодородной долины показалось ранчо. Лучи заходящего солнца освещали старинное викторианское здание с колоннами, отражаясь теплым розовым светом в его окнах.
- О, Юджин! До чего красиво! - воскликнула Саманта. - Не знаю, почему мы не приехали сюда раньше.
- Я бы вообще сюда не ездил, если бы не бабуля,- ответил Юджин, загоняя машину в каретный сарай, переоборудованный под гараж.
Саманте захотелось дотронуться до складок в уголках его губ, разгладить их, но она знала, что не может раскрывать перед ним свои чувства, если не хочет стать еще одной из женщин, от которых он устал и поспешил избавиться.
Величественная старуха с пышными седыми волосами стояла на веранде, встречая их. Она была очень похожа на Юджина: те же резко очерченные черты лица, те же ярко-голубые глаза, излучающие такое же тепло, как у внука.
Юджин радостно приветствовал ее.
- Бабуля, познакомься с моей женой Самантой.
Дайана Пенроуз одарила гостью на удивление задорной улыбкой.
- Значит, это та самая милая леди, о которой я читала в газете? Как там писала Флоренс Бедербек: "Сирена, чье сладкоголосое пение завлекло Юджина Фрейзерса в бурное море семейной жизни"?
Саманта покраснела:
- Я никогда не считала себя сиреной, миссис Пенроуз.
- Пожалуйста, называй меня бабушкой, - сказала старуха, беря Саманту за руку и ведя внутрь дома.- Может быть, ты и не совсем сирена, но все равно прелестница, если сумела вскружить голову этому парню. Я боялась, что мой внук уже никогда не влюбится.
Саманта скосила взгляд на Юджина, снимающего кожаную куртку. Но он никак не опроверг заявление пожилой дамы, только рассмеялся.
- Просто бабуле никогда не нравились девушки, с которыми я встречался.
- Они все были распущенными и безмозглыми созданиями. Но я уже несколько лет читаю колонку Саманты в "Ивнинг-ньюс пост". У твоей жены головка не только красивая, но и умная, Юджин. И она не боится называть вещи своими именами, верно?
Юджин улыбнулся обеим женщинам.
- Думаю, ты права, бабуля.
Дайана провела Саманту через комнаты, обстановка которых хранила аромат ушедшей эпохи, и показала ей их спальню, выглядевшую, наверное, так же, как и во времена родителей Дайаны.
- Я всегда мечтала о такой комнате,- сказала Саманта, оглядывая обитые миткалем стены, резную деревянную мебель ручной работы и мраморный умывальник с овальным зеркалом.
Ее взгляд задержался на кровати, меньшей по размеру, чем та, что стояла в доме Юджина, и которую им придется делить. Как долго она еще сможет быть так близко к нему, прикасаться к его телу... и не обладать им? А тут еще не знающий жалости внутренний голос принялся нашептывать: "Уж не Марджори ли достаются ласки, что по праву принадлежат тебе?"
Саманта полагала, что будет неловко чувствовать себя в таком легендарном месте, как ранчо "Ла Палома". Но после нескольких минут в обществе Дайаны, рассказавшей ей необыкновенные истории из прошлого этого дома, когда здесь еще горели керосиновые лампы, а вода подавалась наверх ручным насосом, она ощутила себя так, словно бывала здесь уже не один раз.
С помощью Фейми, толстой служанки, долгие годы проработавшей в этой семье, Дайана приготовила блюдо, известное с тех пор, когда штат Аризона был еще индейской территорией,- тушеную баранину с жареной тыквой и красным перцем чили, а на десерт - абрикосовый коблер, напиток из вина с фруктами.
За столом беседа между Дайаной, Юджином и Самантой вращалась вокруг таких животрепещущих проблем, как налоговая политика президента и необходимость поддержки и развития искусства коренного населения штата, поэтому, когда обед подошел к концу и Юджин докурил сигарету, Саманта уже ощущала себя частицей этой семьи.
Затем разговор как-то сам собой перешел на вопросы, касающиеся усовершенствований на ранчо, в которых Саманта ничего не понимала. Поэтому поблагодарив за обед и извинившись, она отправилась в спальню. В постель она легла одна, надеясь не заснуть до прихода Юджина и мечтая, что они смогут вдохнуть новую жизнь в их так неудачно начавшийся брак. Только одно слово любви от Юджина, хотя бы одни знак внимания были нужны ей. Но старомодный, набитый шерстью матрас в считанные минуты убаюкал молодую женщину, и она даже не услышала, как он пришел.
На следующий день был Сочельник, и, проснувшись, Саманта узнала, что Юджин встал и уехал еще на рассвете, чтобы поговорить кое с кем из работников. Она помогала Дайане и Фей приготовить традиционную индейку на обед, а служанка с сияющим лицом рассказывала истории о детских проказах Юджина, очень развеселившие Саманту.
Обед был таким же приятным, как и накануне, и после него Саманта вручила хозяйке ранчо флакон одеколона "Уайт Шоулдерз". Вообще-то она собиралась подарить его на Рождество Эмелин, но, поскольку Юджин не сказал о поездке на ранчо заранее, другого подарка у нее не было.
Дайана была тронута вниманием Саманты.
- Ты знаешь, Юджин никогда не предупреждает меня о своем приезде, поэтому ты не представляешь, как я счастлива, что вы здесь, да еще в Рождество. - Она наклонилась и потрепала Саманту по щеке.- Именно такую внучку я и хотела иметь в нашей семье. Подождите, я сейчас.
Дайана вышла и минуты через три вернулась, неся в руках небольшую ореховую шкатулку.
- А это тебе мой рождественский подарок. - Она протянула шкатулку молодой женщине.
С замиранием сердца Саманта подняла украшенную резьбой крышку. Внутри на черном бархате лежали массивный браслет и серьги из серебра старинной работы.
- О! - только и смогла произнести она.
- Им больше ста пятидесяти лет, они принадлежали еще моей прабабке.
- Но я...- Саманта не могла найти слов: она была растрогана, и в то же время ей было стыдно - роскошный подарок предполагался законной жене наследника "Ла Паломы", а не ей, временно узурпировавшей это место,- я не могу...
- Не говори глупости: я сразу поняла, как только тебя увидела, что вы с Юджином созданы друг для друга.
Саманта поцеловала Дайану, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.
И тут Юджин тронул Саманту за плечо.
- Давай встряхнемся, - сказал он. - Возьмем лошадей и прокатимся верхом.
Саманта поблагодарила его взглядом и отправилась переодеваться в старые джинсы и белый свитер, закрывавший горло. К ним она добавила пару новых ковбойских сапожек и замшевую куртку. Перед самым выходом она забросила распущенные волосы назад и добавила мазок губной помады.
Юджин ждал ее на веранде, спрятав руки от холода в карманы кожаной куртки. Потертая серая шляпа была низко надвинута на глаза.
- Готова? - спросил он. Саманта кивнула, согретая его одобрительным взглядом. Она уже собралась было спуститься по ступеням, как Юджин окликнул ее: - Подожди. - Она обернулась и вопросительно посмотрела на него. Юджин снял шляпу и, собрав ее волосы в пучок, надел на Саманту. Заправив выбившиеся пряди, он сказал, - так будет теплее.
- А как же ты? - спросила Саманта, ощущая дрожь от его близости, от его дыхания на своем лице и от прикосновения его рук к своей шее.
Юджин поднял воротник и улыбнулся.
- Ты забыла, что я привык к такой погоде. Как только выдается свободный день, я провожу его на охоте в горах или катаясь верхом здесь, в "Ла Паломе".
Лошади, чалая и гнедая, неслись по освещенной тусклым закатным светом солнца долине, из их ноздрей валил пар. Около четверти часа они ехали молча по едва видимой коровьей тропе. Магическая красота гор под белоснежными шапками взволновала молодую женщину, но еще больше волновало ее присутствие Юджина.
Когда тропа сузилась, и лошади перешли на шаг, ноги Юджина и Саманты случайно соприкоснулись. Потом, когда он спешился и помогал ей слезать с лошади, она перехватила его взгляд, скользящий по ее округлым ягодицам.
Показывая ей коров и телят или секцию колючей изгороди, которую он натягивал еще подростком, Юджин не мог скрыть гордости, звучавшей в его голосе. Потом он со смехом указал ей на первую ветряную мельницу, построенную здесь в прошлом веке.
- Мой прадедушка хотел повесить на ее крыльях известного скотокрада, но прабабушка так рассердилась, что направила на него ружье и заставила отпустить негодяя!
Саманте не хотелось возвращаться домой, ей так нравилось быть вдвоем с Юджином, и то, как он с ней разговаривает - совсем как настоящий любящий муж. Но все тот же мерзкий внутренний голос вернул ее к жестокой действительности: "У Юджина богатый опыт общения с женщинами. Он прекрасно знает, как вести себя с ними, чтобы заставить любую из них поверить, будто она единственная для него".
Однако вопреки всем доводам рассудка сердце ее билось как у школьницы, когда они вернулись в конюшню. Она знала, что губит себя любовью к Юджину: ведь пробудить у него желание ей ничего не стоит, но вряд ли удастся вызвать ответную любовь.
Саманта неотрывно смотрела на него, когда он помогал ей слезать с лошади, обхватив за талию. Медленно, словно ему хотелось помучить ее, он опустил молодую женщину на землю и поставил на ноги.
Его голова наклонилась к ней.
- Ты моя, Саманта! - шепнули его губы, прежде чем поцеловать ее.
Огонь желания вспыхнул в Саманте с новой силой. Она словно таяла от страсти у него на груди, и жар ее крови переливался в его кровь. Ее руки скользнули ему под куртку и легли на плечи. Ладони ощущали тепло, излучаемое его телом. Шляпа упала, и волосы свободно рассыпались по плечам.
Аромат сена и холодной кожи в сочетании с резковатым мужским запахом, исходящим от самого Юджина, переполнил Саманту ощущением изначальной естественности происходящего, сделал ее податливой и покорной. Поэтому, когда Юджин, оторвавшись от ее губ, грубо спросил: "Ну что, теперь поняла, что ты моя?" - она только кивнула, вновь подставляя ему свои жаждущие поцелуя губы.
Теплое шуршащее сено было их ложем, всхрапывающие лошади - стражи, когда Юджин медленно снимал с Саманты куртку, джинсы, потом свитер и наконец тонкое кружевное белье. И то, что последовало за этим, было незабываемым торжеством страсти, в котором каждый чем больше отдавал другому, тем больше получал сам, чтобы тут же возвратить сторицей. Когда Юджин замер, положив голову ей на грудь, Саманта не решилась открыть глаза, страшась встретиться с ним взглядом. Она боялась увидеть на его лице безразличие - после того, как он получил от нее то, что хотел.
Юджин протянул руку и вытащил из ее волос сухую травинку.
- Моя бабушка была права. Ты прелесть, Саманта Фрейзерс.
От горькой обиды у нее сжалось сердце. Почему он ничего не сказал о любви? Неожиданно она почувствовала холодный зимний ветер, обдувающий ее обнаженное тело. С силой оттолкнув Юджина, Саманта встала и начала собирать свою одежду. Он лежал, наблюдая за ней, и под его взглядом она залилась краской стыда и смущения, борясь q джинсами, которые никак не хотели натягиваться на бедра. Когда последняя пуговица на куртке была застегнута, она обернулась к нему.
- Ты был прав, Юджин, я - твоя. Мое тело принадлежит тебе, но сердце нет!
Она солгала и знала об этом. Но это была только ее тайна.
Когда она вошла в дом, Дайана сидела в столовой в кресле-качалке у огня. Оторвавшись от книги, которую читала, она посмотрела на вошедшую женщину. Саманта подумала, что свой проницательный взгляд Юджин, должно быть, унаследовал от бабушки. Едва взглянув на нее, старуха сказала:
- Как видно, хваленое красноречие моего внука подводит его, когда речь заходит о любви.
- О любви? - эхом откликнулась Саманта. Она медленно пересекла комнату и остановилась у очага. Протянув замерзшие руки к огню, начала отогревать их, потом через силу заговорила: - Миссис Пенроуз, я больше не могу вас обманывать.- Посмотрев на Дайану, она смутилась и перевела взгляд на краснооранжевое пламя. - Юджин и я - мы поженились не по любви. Мы заключили своего рода соглашение. Поэтому я не могу принять ваш подарок. - Дайана понимающе кивнула.
- В мое время люди тоже порой женились и выходили замуж, не испытывая друг к другу особых чувств. Но потом со временем они рожали детей и жили счастливо. Так же будет и у вас с Юджином. Поверь мне, девочка!
Саманта обернулась к ней:
- Да, миссис Пенроуз, я влюбилась в вашего внука. Но он не любит меня.
Старуха отложила книгу.
- Пускай холодная внешность Юджина тебя не обманывает. - Она вздохнула. - Как ты теперь уже знаешь, он любит ранчо, однако годы, что он провел здесь, были отмечены частыми ссорами между моей дочерью и ее мужем его родителями. Но, Саманта, точно так же, как он любит это место и не признается в этом, он любит тебя. Дай моему внуку время, и ты сама убедишься. А подарок - твой, и чтоб больше мы к этой теме не возвращались.
Столица Аризоны сверкала, подобно бриллианту на фоне бархатной темноты рождественской ночи. По дороге к Финиксу они проезжали мимо домов, весело украшенных рождественскими свечами. Это время принято проводить в кругу близких людей. Однако Саманта, хотя и находилась рядом с мужчиной, которого любила, все равно не испытывала радости, глядя на мелькающие за окном машины разноцветные огоньки.
Всю дорогу до Финикса она старалась не смотреть на словно высеченный из камня профиль Юджина. Тишина в машине была для нее нестерпимой. Ей хотелось, чтобы Юджин разозлился на нее, накричал, потребовал безоговорочной покорности- всего, чего угодно, только бы не молчал.
Создавалось впечатление, словно он уверен, что Саманта готова полностью сдаться на его милость, и теперь ждал подтверждения этого от нее самой. А в его способности терпеливо дожидаться Саманта уже убедилась. Это была черта настоящего охотника. Ей же оставалось только готовить себя к тому, что, отдав Юджину не только тело, но и сердце, чего ей так страстно хотелось самой, она тут же лишится его.
Юджин остановил "додж" перед их темным домом. Но, когда Саманта хотела выйти из машины, задержал ее.
- Подожди, у меня для тебя сюрприз.
Она попыталась в темноте разглядеть выражение его лица, но это оказалось невозможным. Поэтому позволила ему за руку довести себя до двери и покорно подождала, пока он возился с замком. Потом Юджин первым вошел внутрь, включил свет и воскликнул:
- Готово!
Она медленно переступила порог. Некоторое время, пока глаза ее привыкали к яркому свету, она ничего не видела. Затем взгляд скользнул по комнате, ища то, что хотел показать ей Юджин. И вот она увидела это.
На оштукатуренной стене над очагом висела огромная рыба-парусник, ее обтекаемые формы словно застыли в полете, а плавник будто был наполнен ветром. Она узнала ту самую рыбину, которую поймала на Пересе!
- Вот одна из причин, по которой я предложил поехать на ранчо,- стоя позади нее, пояснил Юджин.- Мне нужно было удалить тебя из дома, чтобы чучело установили к Рождеству.
Для кого-то подвешенная на стене рыба- парусник могла показаться ерундой, но для Саманты это означало многое: он продолжал все это время помнить об их медовом месяце на Пересе, где им было так хорошо!
Саманта порывисто повернулась к Юджину, который, привалившись к дверному косяку, наблюдал за ее реакцией. Прикусив губу, она попыталась сдержать переполнявшие ее эмоции: удивление, радость, благодарность...
- Юджин, я...- Она не могла найти нужные слова, а он не пытался ей помочь.
Не в силах больше сдерживать себя, она бросилась через разделявшее их пространство и обхватила Юджина за шею. Ее губы впились в ямочку на его подбородке, и она почувствовала, как его тело в ответ напряглось.
- Я люб...- Но она вовремя остановилась, не позволив вырваться признанию, о котором наверняка пожалела бы. Вместо этого произнесла: - Я думаю, это самый чудесный подарок, который мне когда-либо преподносили!
Рука Юджина легла ей на талию, он внимательно посмотрел сверху вниз в ее глаза. Наконец он сказал:
- Я хотел подарить тебе что-нибудь необыкновенное, потому что ты самая необыкновенная женщина на всем свете.
Как же Саманте хотелось ему верить! Ей хотелось верить в то, что для него и впрямь она была самой необыкновенной. Хотя бы на рождественские праздники, подумала она, я позволю себе стать доверчивой и наивной, поверю ему на слово и не буду задавать вопросов. Она застенчиво посмотрела на него.
- У меня тоже есть кое-что для тебя. Саманта скрылась в спальне и вернулась с маленькой коробочкой, завернутой в подарочную обертку.
- Похоже, что мы оба думали одинаково, подбирая подарки, - тихо сказала она.
Он принял коробочку с таким благоговением, словно ему вручали какую-то драгоценную священную реликвию, развернул блестящую бумагу и снял крышку.
- У тебя такой еще нет, верно? - с замирающим сердцем спросила Саманта.
Юджин улыбнулся, и в его глазах она заме-' тила радость.
- Ты не поверишь, - сказал он, ласково; проводя по ее щеке ладонью, как может еде-: лать только любящий муж, - но у меня была ] катушка вроде этой. Самая любимая, и я уто-1 пил ее в озерс прошлым летом. Все собирался | подыскать себе что-нибудь похожее, но време-! ни не нашлось. - Он наклонился и нежно при- i коснулся своими губами к ее губам. - Спасибо \ тебе, дорогая, - прошептал он.
Саманта неохотно освободилась из его объ- ] ятий и принялась собирать разбросанные об-j рывки оберточной бумаги. В ней боролись! противоречивые чувства. Ей хотелось, чтобы Юджин грубо прервал ее никчемное занятие, притянул к себе, заключил в объятия. И чтобы одна только страсть опять управляла их мыслями и поступками. С другой стороны, каждый раз, отдаваясь ему, она чувствовала себя так, словно теряет частицу самой себя. Скоро она станет всего лишь безмозглой марионеткой в его руках... а потом ее ждет участь других женщин, к которым он так быстро охладел. Ко всем, кроме Марджори, напомнила она себе...
Юджин решил дилемму за нее, потому что, когда она вышла из ванной, одетая в шелковую кружевную рубашку, свет был уже выключен, а он лежал на животе в своей огромной постели и, казалось, спал.
Саманта забралась под холодные простыни и печально подумала, насколько лучше было во времена Дайаны или ее собственной бабушки, когда люди были вынуждены спать на гораздо более узких кроватях, слыша тихое дыхание своих любимых, непроизвольно касаясь их. Она не сомневалась, что тогда просто невозможно было слишком долго оставаться сердитыми... или безразличными.
Но на следующий день она не могла назвать Юджина ни сердитым, ни безразличным. Во всяком случае, он был к ней внимателен. Он разжег пламя в очаге и помог Саманте приготовить праздничный обед!
Когда она наклонилась над плитой, чтобы проверить жарящуюся утку, руки Юджина обняли ее сзади за талию. Саманта прижалась к нему, боясь шевельнуться. Он нежно покусывал ей ушко, лаская ее упругие бедра.
- Знаешь, дорогая,- тихо прошептал он,- ты заставляешь меня позабыть об этой утке в предвкушении более изысканных лакомств.
Саманта извернулась в его руках и теперь оказалась лицом к нему.
- А ты меня, Юджин,- смело заявила она, не моргая глядя в его глаза. Ты знаешь, что заставляешь меня желать тебя, хоть я и обещала себе, что этого не будет? Ты победил. Ты же хотел именно этого?
- Для начала неплохо, - довольно хмыкнул Юджин и, взяв лопаточку из ее руки, положил куда-то на стол. Развязав на ней фартук, он позволил ему соскользнуть на пол.
Одну за другой его пальцы старательно расстегивали пуговицы на ее кофточке. Когда он добрался до застежки бюстгальтера, Саманта поняла, что полностью проиграла. С того момента, когда Юджин сделал ее своей, она не сомневалась в том, что любит его. Но я сделаю так, что и твои разум и тело будут пылать при одном воспоминании о том, как мы занимались любовью, Юджин Фрейзерс! - поклялась она себе.
И в свою очередь нарочито неторопливо принялась за пуговицы на его рубашке. Брови Юджина удивленно поднялись, словно он хотел спросить ее о чем-то. Но ее пальцы достигли его брюк и медленно расстегнули верхнюю пуговицу. Он не шевелился. Его глаза замерли, глядя ей в лицо. Она задержалась на "молнии", потом приподнялась на цыпочки и многообещающе поцеловала в уголки его губ.
- Обед может подождать, - пробормотал Юджин.
Он пошарил у нее за спиной, выключая плиту, потом поднял ее на руки. Саманта слышала, как их сердца бьются в унисон. Когда он бережно опустил ее на кровать, она потянула его за собой. Флоренс Бедербек назвала ее сиреной, так она и будет ею сегодня. Сиреной, от которой потеряет голову даже такой многоопытный покоритель женских сердец, как Юджин Фрейзерс.
Она обняла его шею и жадно впилась в его губы.
Но он не позволил ей взять инициативу в свои руки. И увернувшись от ее губ, заскользил языком ниже, к шее, затем еще ниже, к полушариям грудей с затвердевшими сосками. Саманта уже готова была чуть ли не кричать от наслаждения.
- Это лакомство получше, чем жареная утка, - прошептал он.
До Саманты начало доходить, что соблазнительницей является вовсе не она. Из самоуверенной сирены она мгновенно превратилась в беззащитную рыбку, трепещущую в сетях умелого рыболова. Юджин опять все сделал по-своему, и вот она чуть ли не со слезами восторга готова молить его, чтобы он взял ее...
Когда все было кончено, она спрятала голову у него на груди, чтобы он не увидел любви и обожания, которыми, она была уверена, светились ее глаза.
- Спать хочешь?- спросил Юджин с нежностью, гладя ее по волосам.
Саманта замотала головой, боясь даже говорить. Ей хотелось, чтобы это ощущение чудесной близости между ними длилось вечно, заполняя всю их жизнь, а не только в постели - как порой случается с некоторыми семейными парами. Но звонок телефона взорвал тишину, и Юджин вполголоса выругался. Он приподнялся на локте и с мрачной усмешкой посмотрел на Саманту.
- Если это твоя неугомонная Бедербек, то, клянусь, я протащу через сенат законопроект, запрещающий ведущим колонки светской хроники пользоваться телефоном.
- Может, пусть себе звонит? - неуверенно проговорила Саманта.
Юджин вздохнул и неохотно отвел взгляд от роскошного обнаженного тела молодой женщины.
- Нет,- сказал он, вставая с постели,- это, видимо, что-то важное, если кто-то решился позвонить в Рождество.
Глаза Саманты следили за тем, как его мускулистая фигура пересекла в полумраке комнату. Едва он оставил ее, как она ощутила себя брошенной и мысленно обругала и этот чертов телефон и звонившего.
Юджин вернулся к ней с мрачным выражением на лице и протянул трубку.
- Это тебя.- Саманта перевела недоуменный взгляд с трубки на него и обратно, и тогда он резко добавил: - Офенстейн.
Она завернулась в простыню и, подойдя к Юджину, взяла трубку.
- Алло?
- Саманта, прости, пожалуйста, - сказал Бром,- я не хотел тебя беспокоить, но мне было нужно перехватить тебя, пока ты никуда не уехала, а вчера мне не удалось до тебя дозвониться. Мы собираемся сделать специальный новогодний выпуск на тему "Блеск и нищета штата". Ты не хочешь заехать и помочь мне подготовить статью о политических проблемах? Саманта посмотрела на Юджина, спокойно надевающего рубашку. Возможно, она ошибалась и он вовсе не рассердился.
- Хорошо, я согласна.
- Отлично! Я подготовлю тебе завтра все необходимые материалы.
Саманта повесила трубку, втайне надеясь, что Юджин спросит о звонке и она постарается все ему объяснить, но он не проявил никакого интереса. Она ему уже не нужна? Так скоро?
- Юджин, - начала Саманта нерешительно,- Бром хочет, чтобы я подготовила несколько статей для "Ивнинг-ньюс пост". Это срочная работа, иначе бы он не позвонил...
- Вот и замечательно,- спокойно отозвался он, целуя ее в лоб,- давай есть. У меня тоже много работы с документами.
Та близость, на которую уповала Саманта, так и осталась несбыточной мечтой, и Юджин снова превратился в того хладнокровного, делового человека, который некогда спас ее и увез в свою горную хижину. Если ему и не нравилось то, что она допоздна засиживалась в редакции с Бромом, он не подавал вида. Он просто казался таким же занятым, как и она.
Она стала опасаться, что скоро какая-то другая женщина займет ее место в объятиях Юджина, потому что он совершенно перестал обращать на нее внимание. Саманта уже была готова к тому, что он сообщит ей о завершении их брака, и размышляла, что удерживает его от такого шага: уж не обещанная ли ею разоблачительная статья?
В то же время она понимала, что ее угроза не остановит Юджина, если он решит положить конец их игрушечной семейной жизни. Но случайно перехваченный его взгляд, когда Юджин был уверен, что она не поднимет головы, увлеченная своей писаниной, вселил безумную надежду в сердце Саманты. Надежду, что не все еще потеряно.
А однажды поздно ночью она проснулась от ревущего за окном ветра - это был один из тех ураганов, что неожиданно обрушиваются на Финикс. Саманта лежала, сжавшись в комочек, на своей половине кровати, мечтая найти защиту в объятиях Юджина.
Разгулявшаяся снаружи непогода, видимо, разбудила и Юджина, потому что через минуту вспыхнула спичка. Он молча выкурил сигарету, затушил окурок в пепельнице, затем повернулся к ней и, прижав к себе, тихо произнес:
- Постарайся уснуть, любимая. Ураган скоро кончится.
Она заснула в его объятиях, с надеждой в сердце... все с той же надеждой, которая угасла на следующий день, когда Юджин сообщил ей о приглашении на персональную выставку одного из местных художников, инициатором и спонсором которой была Марджори Розенкуист.
Саманта замерла, глядя в зеркало на отражение Юджина, стоящего у него за спиной.
- Нам обязательно нужно идти? - спросила она, пытаясь говорить непринужденно.- Я так мало понимаю в искусстве.
- Тебе представится хорошая возможность подучиться,- ответил Юджин, завязывая галстук. - Кроме того, частью моей избирательной платформы, когда я баллотировался в сенаторы, было вовлечение коренного населения в деловую и культурную жизнь штата, и я считаю своим долгом выполнять эту задачу.
Саманта пыталась убедить себя, что нет причин для беспокойства, потому что до тех пор, пока Юджин не придет и не скажет, что больше не желает видеть ее своей женой, у нее сохраняется шанс завоевать его сердце.
Так что к открытию выставки, назначенному на субботу, она готовилась особенно тщательно: строгая светло-коричневая юбка, шифоновая блузка золотистого цвета с длинными рукавами, туфли на высоком каблуке. Изучив себя в зеркале, Саманта решила, что выглядит вполне привлекательно. Но достаточно ли этого, чтобы конкурировать с завораживающе броской красотой Марджори?
Она настолько боялась новой встречи с этой хитрой и красивой женщиной, что не замечала ничего вокруг, пока они ехали по улицам Финикса. Когда Юджин остановил машину на одной из площадей, чтобы пропустить группу туристов, она уже мечтала о невыносимой головной боли, которая позволила бы ей забыть о предстоящем испытании.
Выставка была организована в галерее, расположенной на узкой извилистой улице, где старинные особняки перемежались студиями художников и маленькими уютными ресторанчиками. Когда Юджин открывал дверь, звякнул подвешенный над ней колокольчик. Хотя они приехали довольно рано, в зале уже полно было людей, разглядывающих картины или толпящихся у стола с шампанским и закусками.
К облегчению Саманты, устроительницы выставки не было видно, и ей оставалось только надеяться, что Юджин не захочет остаться здесь надолго. Естественно, ее муж был знаком с некоторыми из присутствующих и представлял Саманту пожилой паре, когда она увидела спускающуюся по лестнице ненавистную ей Марджори Розенкуист. Ее сопровождал сам автор живописных полотен.
Худощавый, низкорослый, одетый в пестротканую рубашку навыпуск и джинсы, с красной повязкой на голове, он должен был по идее оказаться в центре внимания собравшихся, потому что его картины украшали стены галереи. Но все восхищенные взгляды были прикованы к Марджори. Она была поистине великолепна в светло-зеленом шифоновом платье, контрастирующем с огненным цветом ее волос и подчеркивающим фигуру. Да, подобный наряд обошелся ей в кругленькую сумму, решила Саманта, но он стоил того.
Она почувствовала руку Юджина на своем локте, когда Марджори с художником подошла к ним.
- Я так рада, что вы здесь! - воскликнула Марджори, видя одного только Юджина. Ее голодный взгляд буквально ласкал его загорелое лицо. - Твое присутствие на этой выставке очень поможет в твоей будущей избирательной кампании.
Только тут Марджори удостоила Саманту взглядом.
- Вы уже попробовали шампанское? Нет? Дорогой, будь паинькой и угости даму шампанским, пока мы с мистером Фрейзерсом поговорим об одном общем деле.
Саманта безропотно позволила художнику отвести себя к столу в напитками, в то время как Марджори по-хозяйски взяла Юджина под руку и куда-то увела.
- Вы больше интересуетесь моими абстрактными композициями или, может быть, вас привлекают портреты, миссис Фрейзерс? - обратился к ней живописец-самородок, и несчастная женщина была вынуждена покориться судьбе.
Саманта лишь чуть-чуть глотнула шампанского, терпеливо слушая что-то о грандиозных замыслах и тонком проникновении в душу портретируемых. Зал постепенно заполнялся людьми, а она чувствовала себя брошенной. Саманта не знала из приглашенных никого, а тут еще художник начал смотреть на нее с щенячьим восторгом и предлагать запечатлеть ее несравненную красоту на фоне заснеженных гор и кактусов одновременно.
Но где же Юджин и Марджори? Сердце тоскливо сжалось в предчувствии недоброго.
Саманта вежливо, но решительно освободилась от опеки живописца. У нее в самом деле начала болеть голова, о чем она совсем недавно так мечтала. Она не знала, отчего это,- от выпитого ли на пустой желудок шампанского или же оттого, что Юджин удалился с Марджори неизвестно куда. Саманта уже была готова бросить все и немедленно уехать домой.
Протискиваясь через толпу, она разыскивала Юджина, но его нигде не было видно. На втором этаже, где сложили произведения, не удостоенные чести быть вывешенными, было темно и пусто. Она уже решила спуститься вниз, как увидела свет, льющийся из приоткрытой двери одной из комнат. С замирающим сердцем Саманта двинулась на этот свет. Ей хотелось вернуться, она боялась того, что может увидеть, но ноги сами несли ее туда.
Остановившись у порога, Саманта чуть было не постучала, но тут услышала резкий голос Марджори:
С таким сторонником, как я, Юджин, губернаторский дом будет нашим. Но эта твоя провинциальная дурочка будет только мешать тебе. Вы не пара. Ох, дорогой, я не представляю, что ты натворил такого, что заставило тебя жениться на ней!
Последовала тишина, которая напугала Саманту сильнее, чем слова Марджори. Она тут же представила, как Юджин в этот момент сжимает рыжую стерву в своих объятиях и их губы готовы слиться в страстном поцелуе... Тишину нарушил смешок Юджина, затем он произнес:
- Позволь мне рассказать о моей провинциальной дурочке, дорогая Марджори...
Саманта больше не могла слушать. С нее было достаточно. Сбежав вниз по лестнице, она кинулась сквозь толпу, не замечая изумленных взглядов. На улице привалилась к розовой оштукатуренной стене и стала жадно ловить ртом холодный зимний воздух, пытаясь остановить подступающие рыдания.
Как не могла она раньше понять, что Юджин и Марджори должны быть вместе? И конечно же, она будет только мешать политической карьере Юджина. Но, Господи, как же она любит его! Как тяжело будет расстаться с ним!
Молодая пара, вышедшая из такси, посмотрела на нее с удивлением, и Саманта поняла, что своим видом привлекает к себе внимание. Она быстро окликнула освободившееся такси, желая только одного - уехать отсюда побыстрее, скрыться от Юджина и Марджори, от их издевательского смеха.
- Куда едем, мисс? - спросил водитель.
А куда, в самом деле? Она знала, что не может больше оставаться в городе, где живет Юджин. Она не в состоянии будет читать его имя в газетах, слышать его голос по радио, видеть его лицо по телевизору.
Он и так будет являться ей во снах до самой смерти. А наяву каждый час ее жизни будет заполнен воспоминаниями о Юджине Фрейзерсе.
Саманта положила голову на пишущую машинку и глубоко вздохнула. Скоро, мысленно убеждала она себя, тошнота пройдет. Ее пальцы так дрожали, что она не могла попасть на нужную клавишу. А на безымянном пальце отсутствовало обручальное кольцо.
Ее мать вошла в спальню.
- Девочка моя, ты нормально себя чувствуешь?
Саманта посмотрела на обеспокоенное лицо матери, так похожее на собственное, только обрамляла его короткая стрижка и волосы были с проседью.
- Кажется, я устала, мамочка. Я поздно засиделась вчера, пытаясь закончить третью главу книги.
Элизабет Синклер озабоченно нахмурилась, ее не покидало подозрение, что дочь что- то недоговаривает.
- Ты уверена в этом? Может, что-нибудь беспокоит тебя, а ты не решаешься сказать? Доверься нам, милая. Что бы ни случилось, мы с отцом поймем и поддержим тебя.- Не в силах вынести встревоженный взгляд матери. Саманта потупилась и отрицательно покачала головой. Тогда Элизабет обошла письменный стол и села на кровать Саманты. - Ты на себя не похожа, милая. С тех пор, как ты приехала домой полтора месяца назад, ты ходишь по комнатам с таким видом, словно жить тебе осталось всего ничего.
Саманта вымученно улыбнулась. Мать читала в ее душе как в открытой книге: она и в самом деле чувствовала себя так, словно умерла полтора месяца назад.
Молодая женщина вспомнила, как вернулась в дом Юджина, опасаясь, что он может объявиться раньше, чем она успеет собрать вещи. За каких-нибудь полчаса она уложила все, что ей принадлежало, в свой фургон. Было невыносимо тяжело уезжать без прощального взгляда на любимого человека. А тайная надежда, что Юджин внезапно материализуется из ничего и не терпящим возражения тоном прикажет остановиться, не покидала ее, пока она не села за руль и не отъехала от дома.
Но она сделала это. Саманта направилась в Мерисвилл, штат Юта, прямо на север от Финикса...
- Нет, мама, я не умираю,- успокоила она мать.
Миссис Синклер положила свою руку на ее.
- Милая, какая бы там у вас с Юджином не вышла размолвка, все это не так уж страшно. Ваша любовь поможет вам преодолеть все препятствия.
Саманта посмотрела в окно своей расположенной на втором этаже спальни. Поздний февральский снег покрыл лужайки и украсил пушистыми хлопьями деревья. Лишенные листьев, они выглядели такими же беззащитными, как и сердце Саманты, которое оставила надежда. Она знала, что ей следует рассказать обо всем родителям. Они это заслуживали.
Саманта снова посмотрела в лицо своей матери, с этими чудесными морщинками вокруг глаз, оставленными годами радости и печали, огорчений и веселья, и наконец решилась:
- Мама, Юджин, когда женился на мне... В общем он на самом деле...- Она вздохнула.- Думаю, мне следует рассказать по порядку. Все началось с аварии, в которую я попала в прошлом году.
Элизабет еле заметно улыбнулась:
- И Юджин тебя спас?
Саманта подозрительно посмотрела на мать, но ее лицо было спокойным и доброжелательным. Ободренная дочь продолжила рассказ, ничего не скрывая...
- Теперь ты видишь, мама,- закончила она.- Этот человек женился на мне, чтобы спасти мою репутацию... И свою тоже,- добавила Саманта с грустью.
Элизабет ответила не сразу:
- Ты до сих пор думаешь, что Фрейзерс сделал тебе предложение только для того, чтобы избежать ненужных ему кривотолков и не дать возможности тебе писать порочащие его статьи?
Саманта снова вздохнула.
- Какое это теперь имеет значение. Мы ненавидели друг друга еще до того, как встретились. А теперь... теперь он считает, что, будучи за ним замужем, я не переставала любить другого мужчину.
- А ты?
- Конечно нет! Мне не нужен никто, кроме...
- Ты влюблена в Юджина Фрейзерса, разве не так?
Саманта снова опустила голову на пишущую машинку. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой несчастной.
- Да,- призналась она наконец, и в голосе ее зазвенели слезы,- я люблю его. Но я ему не нужна. Дело в том, что у него есть другая женщина.
Она думала, что мать будет шокирована таким заявлением, но Элизабет просто сказала:
- А ты уверена, что он встречался с ней после вашей свадьбы?
- Ну, пожалуй, нет... Не совсем...
- Он тебе говорил, что ты ему не нужна? Саманта подняла голову.
- Нет. Но, мама, пойми, у меня есть чувство собственного достоинства. Я не могла ждать, когда он прикажет мне проваливать.
- Чувство собственного достоинства... Напрасно Господь дал его людям. Готова спорить, что ты не говорила Юджину о том, какие чувства испытываешь к нему. Я считаю, что ты должна это сделать, Саманта. Он не только помог тебе после аварии и заботился о тебе, он на тебе женился. Вряд ли такой человек, как Фрейзерс, пойдет на это из-за какого-то там страха перед возможными газетными публикациями. Ты должна сказать ему, что любишь его.
Воспоминание о Юджине, танцующем с Марджори, вновь посетило Саманту, она вспомнила, как хорошо они смотрелись вместе, и отчаянно замотала головой.
- Нет!
- А ваш брак? Если ты не намерена возвращаться к мужу, то должна сообщить ему о своих намерениях расторгнуть его.
- Знаю.- Саманта поднялась с креслаi и принялась ходить по комнате взад-вперед. -j Я знаю, что должна это сделать, и не понимаю, почему тяну с этим фарсом. Я обязана положить всему конец... но не могу. Сейчас не могу. Слишком уж быстро все произошло. Может быть, в следующем месяце я наберусь смелости.
С нежной улыбкой посмотрев на дочь, мать встала и направилась к двери, но на пороге остановилась и сказала:
- Думаю, тебе следует прислушаться к своему сердцу. Оно должно подсказать тебе, что ваш брак вовсе не кончился.
- Этот брак никогда не должен был начинаться! - с ожесточением воскликнула Саманта, глядя в окно на заснеженную землю. Интересно, а в Аризоне сейчас тоже лежит снег?
Бабушка Саманты была настроена более решительно в отношении замужества внучки, чем миссис Синклер.
- Курица ты мокрая! Что за чушь вы, молодежь, иногда несете! высказала свою точку зрения жизнерадостная старуха, раскачиваясь в кресле-качалке у камина. - Я-то думала, ты не из тех дурочек, что позволяют мужей из-под носу уводить. Ты что, хочешь отдать его этой рыжей вертихвостке без боя?
И правда, Саманта порой бесилась, обзывала себя идиоткой за то, что отказалась от Юджина без борьбы. Даже если бы она никогда не смогла заставить его полюбить себя, у нее все равно было бы то, о чем мечтает любая женщина: красивый, богатый, знаменитый муж. Какая разница, что он к ней равнодушен. Разве сумма его банковского счета не компенсировала бы ей некоторые душевные треволнения?
Но Саманта прекрасно знала, что это не для нее. Ей хотелось любви Юджина, а не его денег. И хотя она могла бы побороться за эту любовь, но не осмелилась встать на пути политической карьеры будущего губернатора. Она слишком любила его, чтобы быть ему обузой.
Остаток февраля и весь март Саманта работала над своим романом. Она убеждала себя: я счастлива, я занимаюсь тем, чем всегда мечтала заниматься,пишу книгу. Но это была неправда. Никогда еще она не чувствовала себя такой одинокой и опустошенной.
Мать пыталась уговорить ее встретиться со старыми подругами, а отец звал с собой на рыбалку.
- Рыба сейчас клюет замечательно,- говорил он ей.
Но она предпочитала оставаться одна и почти не покидала своей комнаты...
- Тебе надо выйти из дому, милая! - сказала мать однажды днем, когда северо-западный ветер утих и солнце выглянуло из-за лохматых облаков.
- Пожалуй, ты права,- неожиданно согласилась Саманта с матерью.
Удивленная ее капитуляцией, Элизабет радостно воскликнула:
- Чудесно! Может быть, ты хочешь проехаться за покупками? Давай отправимся в "Палас", а затем перекусим в "Черной кошке" у Уилби, а потом...
- Мама,- сказала Саманта как можно мягче, - я хочу поехать одна.
Элизабет недоверчиво посмотрела на дочь, но, кажется, не обиделась.
- Хорошо, милая. Я рада, что ты выберешься из дому. Постарайся пока забыть обо всем, что тебя тревожит, и хорошо провести время.
Но Саманта меньше всего думала о том, как получше провести время, когда ехала в напряженном транспортном потоке по направлению к медицинскому центру. Только одна мысль занимала ее последние два месяца, хотя она упорно гнала ее прочь. Однако врач подтвердил ее подозрение, после того как она целый час просидела, дожидаясь приема.
- Думаю, это произойдет где-нибудь к середине сентября, миссис Фрейзерс,- сказал он, протирая толстые стекла очков.- Поскольку у вас узкие тазобедренные кости, нам бы хотелось пронаблюдать вашу беременность в течение последних недель. Но я не предвижу никаких осложнений, поскольку здоровье у вас отменное.
- Понятно,- растерянно протянула молодая женщина.
Но на самом деле ей ничего не было понятно. Она не могла уразуметь, как это случилось с ней. Ведь можно было по пальцам пересчитать, сколько раз они с Юджином занимались любовью, и вот... И вот к чему приводит беспечность.
Она не помнила, как доехала до дома и миновала его. Не помнила, как оказалась у ручья, в любимом месте рыбалки ее отца. Ветви огромных деревьев нависли над ручьем, вода в котором поднялась из-за таяния снега. По ветвям дуба скакала белка, занятая своими беличьими делами, из норки меж корней выглянул и тут же скрылся пушистый кролик.
Но Саманта ничего этого не замечала. Ей казалось, что ее закружил один из знаменитых техасских торнадо и она потеряла способность правильно воспринимать окружающую ее действительность. Голова шла кругом. Мысли путались.
Что делать? С родителями дальше жить нельзя. Она взрослая женщина... к тому же готовящаяся стать матерью. Сколько же проблем ей предстоит решить?
Для начала надо найти работу. Говорят, здесь неплохо платят секретаршам. И надо позаботиться о Собственной квартире. Она подумала о своем романе и решила, что он может подождать до лучших времен. У нее теперь есть дела поважнее.
В машине стало прохладно, и Саманта подумала, что уже поздновато и пора возвращаться домой, к родителям. Надо сообщить им, что они скоро станут бабушкой и дедушкой. Как они отнесутся к такому известию? А бабушка? Интересно, что скажет на это острая на язык старушенция?
А старушенция положила на стол салфетку и усмехнулась.
- Да, этот Юджин Фрейзерс зря время не терял!
Мать Саманты изумленно вытаращила глаза, но тут же взяла себя в руки и бодро улыбнулась.
- Это чудесно, милая! - воскликнула она совершенно искренне. Но теперь ее глаза уже внимательно смотрели на Саманту, словно пытаясь прочесть сокровенные мысли дочери.
Пит Синклер отставил кружку с чаем:
- К этой мысли придется некоторое время привыкать, - тихо промолвил он. - Вроде бы только вчера ты под стол пешком ходила...- Он задумался на мгновение, а затем широко улыбнулся. - Как насчет еще одной девчонки, похожей на тебя?
Саманта хмыкнула:
- Боюсь, от меня ничего не зависит, папа. Говорят, отцовские гены определяют...- Горло сжал спазм, и закончить фразу она не смогла.
- Девочка моя, - обратилась к ней Элизабет,- мы тебя любим и желаем тебе только счастья. Но не кажется ли тебе, что Юджин имеет право узнать о ребенке. В конце концов, он такой же родитель, как и ты. Это нечестно по отношению к нему.
Глаза Саманты наполнились слезами.
- Я не знаю, что со мной,- прошептала она. - Меня все время тянет поплакать.
- Зато я знаю,- сказала мать,- это все твоя беременность, Саманта. А теперь выслушай меня. Ты можешь приехать к нам и оставаться здесь столько, сколько захочешь. Но сейчас ты должна оставить свою гордость и вернуться к отцу твоего ребенка. Ты не вправе...
Саманта отбросила салфетку.
- Мама, пойми, я не могу! Сейчас еще больше, чем когда-либо. Я не хочу, чтоб он взял меня обратно только потому, что я вынашиваю его ребенка.
- Успокойся, дорогая,- вмешался отец, понимая, что одно упоминание о Юджине огорчает дочь.- Мы не будем ничего тебе советовать, и обещаю, что мы готовы одобрить любое твое решение.
На том и порешили.
Саманта отложила поиски квартиры до тех пор, пока не найдет работу и не получит первое жалованье. Понимая, что большинство нанимателей едва ли согласятся взять на работу женщину, которая скоро должна родить, она решила поискать себе место с помощью одного из агентств по временной занятости...
Первая неделя, которую она проработала, показалась самой ужасной в ее жизни, не считая, разумеется, той недели, когда она оставила Юджина. Сначала три дня она трудилась в маленькой страховой компании, где секретарша была в отпуске. А последующие два дня замещала приемщицу в ателье, которая внезапно бросила это место.
Саманта не знала, что хуже: терпеть приставания босса, который не догадывался, что заигрывает с будущей матерью, или сдерживать подступающую весь день тошноту. Таблетки, которые выписал ей врач, не очень-то помогали, и она ежедневно думала, хватит ли у нее сил преодолеть тяжелую дорогу и добраться до дома.
Во время одной из таких поездок, застряв в автомобильной пробке, Саманта принялась размышлять о том, что она величайшая дура на свете. Быть замужем за сенатором, готовиться подарить миру его ребенка... Да она может получить все, что пожелает. Если не от него самого, то от правосудия. Хватит с нее. Она представила знакомый уютный дом, который Юджин по решению суда отдаст ей, кругленький счет в банке. О, он пойдет на все, что угодно, лишь бы избежать скандала накануне губернаторских выборов!
И тут она подумала о Юджине - человеке, а не сенаторе, - и ее кровь заиграла, как прежде. Пусть она величайшая дура на свете и останется ею на всю жизнь, но не будет навязывать себя человеку, который не любит ее. А кроме любви, ей ничего от него не надо...
Иногда она смотрела в зеркало на свой чуть округлившийся живот, и ей не верилось, что там, внутри, действительно растет ее дитя... Если бы не постоянная тошнота и воспоминания о ночах любви в объятиях Юджина...
Скоро придет весна, улыбнулась она, глядя на зеленые ростки, пробивающиеся сквозь коричневую землю газонов. С наступлением весны ей станет легче. А потом родится ребенок, и он поможет ей забыть все. Она посвятит ему всю свою жизнь.
Подъезжая к родительскому дому, Саманта притормозила, заметив показавшийся ей чем- то знакомым автомобиль, припаркованный на углу. А в следующее мгновение ее сердце едва не выскочило из груди - это был "додж" Юджина!
Саманта свернула на дорожку и выключила двигатель. Она сидела за рулем, не в силах унять дрожь. Преследует ли Юджин ее из-за того, что она опозорила его?.. Или, что еще хуже, приехал, потому что его вызвали родители? Она положила голову на руль, изо всех сил желая, чтобы свершилось чудо и ей не надо было входить в дом и встречаться с Юджином Фрейзерсом. Только этого ей сейчас не хватало! Но она знала, что раньше или позже, но вопрос с их разводом должен быть решен, и лучше пусть это произойдет сейчас, у нее дома.
Она посмотрела в зеркало заднего вида. Ее зеленые глаза блеснули с вызовом! Ее тело словно излучало энергию. Мать говорила ей, что во время беременности к женщинам приходит особая красота. Пробежав пальцами по волосам, она поправила выбившуюся прядь, затем расстегнула две верхние пуговицы платья, чтобы были видны ее увеличившиеся груди. Зачем она все это делает? Видимо, для большей уверенности в себе, решила Саманта.
Но на подходе к крыльцу колени у нее начали дрожать так сильно, что ей захотелось снять туфли на каблуках, чтобы не упасть. Руки тоже дрожали, когда она открывала дверь.
Юджин стоял посреди гостиной, и его загорелое лицо выражало такую же самоуверенность, как всегда, так что Саманта не могла определить, о чем он сейчас думает. Она окинула взглядом всю комнату, но та была пуста, так что поддержки от родителей или бабушки ждать не приходилось. С кухни доносились звуки гремящей посуды, должно быть, мать готовила обед.
Взгляд Саманты встретился со сверлящим взглядом голубых глаз Юджина. Она хотела заставить себя пошевелиться, но ноги не слушались, и молодая женщина замерла в дверях, прислонившись к косяку, чтобы не упасть.
- Юджин, - выдохнула она, - я рада тебя видеть.
Почему ей не хватает воздуха? Почему ее голос звучит так странно?
- В самом деле? - спросил он, и Саманта поняла, что, если бы у нее оставались силы, она развернулась бы и бросилась бежать прочь от этих насмешливых глаз.
Но Юджин не дал ей такой возможности. Он шагнул к ней и взял за плечо.
- Не стесняйся, входи. Как-никак это твой дом... вернее, твоих родителей,- многозначительно произнес он.
Его прикосновение и вовсе лишило ее сил, но она, собрав в кулак волю, как можно вежливее освободила плечо и на негнущихся ногах подошла к камину.
- Садись, пожалуйста,- указала она на кресло-качалку, пытаясь говорить спокойно.
Но Юджин не сел, а продолжал стоять, заложив пальцы за ремень джинсов. Если не считать чисто выбритого подбородка, он выглядел точно так же, как в тот день, когда они встретились впервые на мокром шоссе ненастным вечером.
- Я думаю, ты здесь для того, чтобы обсудить детали нашего развода, предположила Саманта.- Я планировала встретиться с адвокатом, как только получу свое первое жалованье, потому что...
Юджин резко схватил Саманту за руки, не замечая, что делает ей больно.
- Нет, черт побери! Я здесь не для того, чтобы обсуждать наш развод. Я готов тебя придушить прямо здесь и прямо сейчас, но я поступлю иначе - я увезу тебя назад в Финикс, Саманта Фрейзерс! Твой дом там, а не здесь!
- Скажи, это мои родители тебя пригласили?- спросила она, опасаясь, что он знает ее тайну.
Юджин нахмурился и вперил мрачный взгляд ей в переносицу.
- Нет, они меня не приглашали, хотя было бы лучше, если бы они это сделали. Ты не представляешь, что я пережил за то время, что разыскивал тебя. Не говоря уже о том, скольких усилий мне это стоило.
Саманта попыталась было отшатнуться, увидев неподдельный гнев на его лице, но он по-прежнему сжимал ее руки.
- Тогда зачем же ты хочешь отвезти меня обратно в Финикс? Я не понимаю. Ни моей, ни твоей репутации больше ничего не угрожает. И к тому же я не хочу больше тебе мешать. Ты можешь развестись со мной и жениться на... на Марджори.
Саманте с трудом удавалось говорить спокойно. Один вид Юджина, такого сильного и красивого, любимого и желанного, заставлял ее терять самообладание. Казалось, он заполнял собой всю их гостиную. Еще немного, и она бросится ему на шею, прильнет к его груди, орошая ее своими слезами, как в какой-нибудь дешевой мелодраме.
- Марджори? Какое отношение все это имеет к Марджори? - произнес он, наконец-то отпуская ее руки и недоуменно пожимая плечами.
Брови Саманты удивленно приподнялись.
- Я думала... Разве ты не хочешь жениться на Марджори? Но я знаю, как там в галерее, на втором этаже, ты собирался посмеяться над "своей провинциальной дурочкой"... У меня не было сил слушать дальше...
- Моя очаровательная провинциальная дурочка! Уж если ты решаешься на столь предосудительное занятие, как подслушивание чужих разговоров, то имей смелость довести дело до конца. И тогда мы бы не потеряли несколько месяцев нашей жизни.
И Юджин снова схватил Саманту за руки, но на этот раз бесконечно нежно, и прижал к своей груди. Затем пальцем приподнял ей подбородок и внимательно посмотрел в глаза.
- Саманта, - сказал он, - ты должна мне поверить: я никогда не помышлял ни об одной женщине с той ночи, когда вытащил тебя из перевернутой машины. Я не мог думать ни о ком, кроме тебя!
- Меня?- прошептала Саманта, не веря тому, что слышит.
Наконец-то усмешка сошла с губ Юджина.
- Да, тебя,- сказал он проникновенно.- Твое мужество, твоя сила воли, то, как ты превозмогала боль... вызывали у меня восхищение. А потом в моей хижине... твое чудесное тело и эта детская непосредственность... Я никогда не встречал такого сочетания.
- Но... но ты и Марджори так хорошо подходите друг другу. - Эта мысль намертво засела в ее мозгу, и только Юджин, похоже, мог помочь ей избавиться от последних сомнений. Что он и сделал.
Нетерпеливый поцелуй Юджина заглушил лепет Саманты и вызвал в ней такую ответную вспышку страсти, что вообще все мысли в мгновение ока улетучились из ее головы. Его губы жадно терзали ее, словно никак не могли насытиться. И только когда молодая женщина почувствовала себя так, словно у нее в жилах вместо крови течет раскаленная лава, он отпустил ее.
- Разве ты не видишь, дорогая,- сказал он с улыбкой,- это мы созданы друг для друга... хотя и не всегда приходим к согласию. Но это делает нашу жизнь только интереснее.
- Но я думала, что ты не любишь меня, - еле слышно призналась Саманта.
- А я считал, что ты меня ненавидишь. Поэтому мне ничего не оставалось, кроме как заставить тебя выйти за меня замуж. Звонок Флоренс дал мне такую возможность, о чем я потом горько пожалел.
У Саманты перехватило дыхание, и на глаза мгновенно навернулись слезы.
- Почему?
- Потому что быть женатым на тебе и не обладать тобой- это тяжелее любой из пыток, которые применяли индейцы. А видеть тебя в объятиях Брома на вечере у губернатора и после, в ресторане, когда он держал тебя за руку. О... я готов был убить его и остаток жизни провести в тюрьме. А потом, когда ты стала допоздна засиживаться с этим проклятым Офенстейном в редакции, я вообще распрощался с мыслью, что ты сможешь когда- либо полюбить меня.
Саманта ласково провела по подбородку Юджина.
- Но, милый, я же пыталась объяснить тебе, что Бром ничего для меня не значит.
- Теперь-то я это знаю. Но после твоего отъезда я долго думал, что ты сбежала с ним. И решил, что ты заслужила право быть счастливой со своим избранником. Я каждый день читал "Ивнинг-ньюс пост", разыскивая твою колонку. Когда я понял, что никаких твоих статей не предвидится, то очень удивился, а когда документов о разводе не пришло, начал что-то подозревать. Я позвонил в редакцию газеты, и в отделе кадров мне сообщили, что ты уехала, не сообщив адреса.
Позволь мне сказать тебе, дорогая, даже с моими источниками информации найти тебя оказалось нелегко. Я не сразу вспомнил, как на Пересе ты говорила мне, что жила где-то в штате Юта, но я не мог припомнить, где именно. Тогда я подумал о твоей подружке Эмелин Фарингтон и решил, что уж она-то должна знать, где тебя искать.
- Но я заставила Эмми поклясться, что она никому не скажет, куда я уехала! - воскликнула Саманта.
Юджин улыбнулся:
- Она поначалу и не хотела говорить.
Но мне удалось убедить ее в моих добрых намерениях. Наконец она дала мне адрес твоих родителей.
Он запустил пальцы в длинные волосы Саманты.
- Скажи, что ты тоже любишь меня,- приказал он таким знакомым ей тоном, - избавь меня от дальнейших мучений!
Саманта встала на цыпочки и обняла мужа за шею.
- О, Юджин! Я люблю тебя с той первой ночи, когда ты снимал с меня кроссовки. Повторить еще раз?- И она поцеловала его в губы.
- Можешь говорить все, что придет тебе на ум. Если бы ты сразу сказала мне, что любишь меня, это избавило бы нас от массы ненужных волнений.
- Тогда, может быть, сказать тебе, что нам нужно устроить в нашем доме еще одну спальню?
- Черт меня подери, если я это сделаю! Ты будешь спать в моей постели! Сколько раз тебе повторять - там твое место!
Он наклонился, чтобы еще раз поцеловать ее, но Саманта ловко увернулась от его губ.
- Но, Юджин, это спальня не для меня, - сказала она, улыбаясь. - Это для ребенка, которого мы ждем в сентябре.
Она увидела, как Юджин буквально остолбенел, и на мгновение ей показалось, что с ребенком она ему не нужна. Но он подхватил ее на руки.
- Дорогая, это правда? Я буду отцом? - Затем, покачав головой, он прошептал: - Не'могу поверить! Всего час назад я думал, что моя жизнь без тебя- самая несчастная на свете. А сейчас я не только узнаю, что ты любишь меня, но еще и...- И сенатор штата Аризона прокричал во все горло: - Я буду отцом!!!
Пит Синклер просунул голову в дверь.
- Если это будет девочка, будь добр, Юджин, научи ее ловить рыбу!




Читать онлайн любовный роман - Погоди, я пойму... - Ричардс Изабель

Разделы:
ричардс изабель

Ваши комментарии
к роману Погоди, я пойму... - Ричардс Изабель



классно провести вечерок ...
Погоди, я пойму... - Ричардс Изабельсю-сю
25.06.2012, 21.27





Идиотизм
Погоди, я пойму... - Ричардс ИзабельNatalia
25.04.2014, 22.36





Славненько, очень даже понравилось
Погоди, я пойму... - Ричардс Изабельзлой критик
7.04.2015, 15.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100