Читать онлайн Буря в Колорадо, автора - Рич Мэри Лу, Раздел - ГЛАВА 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Буря в Колорадо - Рич Мэри Лу бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Буря в Колорадо - Рич Мэри Лу - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Буря в Колорадо - Рич Мэри Лу - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рич Мэри Лу

Буря в Колорадо

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА 26

Саманта сидела на низкой кровати, укутавшись в колючее одеяло и благодарила провидение за то, что находится одна в хижине. Силы и надежда покидали ее. Надвигалось неотвратимое.
Мужчины поужинали и вышли на улицу покурить и позаботиться о лошадях. Ее ужин стоял нетронутым на деревянном ящике перед кроватью. Тушеное кроличье мясо покрылось корочкой застывшего жира. Саманта поморщилась.
Время от времени, она с надеждой поглядывала на распахнутую дверь. Но Мэтью был рядом, начеку. Она все время слышала его хрипловатый голос. Свобода была так близка и так недосягаема.
В горле пересохло. Губы запеклись. На языке появился привкус металла. Всходила луна и карабкалась по вершинам деревьев. Откуда-то слышался стрекот сверчков. Где-то неподалеку ухала сова.
Вокруг все казалось спокойным и мирным, словно ничего не случилось. Лес и горы объяты безмятежной дремотой. Саманта ежилась, страшное и неотвратимое «ночью», обещанное Мэтью, стало таким близким, таким реальным.
Закрыв глаза, она захотела представить себе Ника. Вот он подходит к ней, улыбается, обнимает. Ей хорошо и спокойно в его объятиях. Она так далека от этого кошмара. Саманта заплакала. Нет, сейчас его образ не предстанет перед ней. Первый раз она поверила и поняла, что его нет. Он умер. Она осталась совершенно одна в этом ужасном мире, среди жестоких и безжалостных людей.
Послышались шаги. В дверном проеме появилась высокая фигура. Сердце Саманты учащенно забилось. К горлу подкатила дурнота. Мэтью улыбнулся, входя в комнату.
Он закрыл за собой дверь и направился к плите, посмотрел, есть ли в чайнике горячая вода. Налил в небольшой таз, разбавил ее холодной, проверил пальцем не слишком ли горячо. Вынул из мешка полотенце, мочалку, мыло, понес все к кровати. Поставил на перевернутый ящик, убрав миску с кроликом. Приподнял ее лицо за подбородок, повернул к себе.
– Это будет так прекрасно, как прежде, – схватил одеяло за край и отбросил его.
– Нет! – закричала Саманта, шарахнувшись в сторону. Она в ужасе уставилась на Мэтью.
Он отдернул руку. Гримаса боли исказила лицо. Он был уязвлен ее строптивостью и несговорчивостью.
– Саманта, я разочарован в тебе, – бледно-голубые глаза снова стали холодными и безжалостными. Он немного подумал, потом сказал спокойно: – Хорошо. Давай, по-твоему.
Он вздохнул, из какого-то мешка достал бутылку, откупорил, взял со стола высокий стакан с водой, добавил в него из бутылки темную жидкость и помешал ложечкой.
– Выпей! – он поднес стакан к ее губам.
Она в ужасе отскочила от него в сторону. Настойка опия. Он хочет ее опоить, как делал это в Сторм Хейвене. Она выставила ладонь, защищаясь, умоляюще взглянула на Мэтью.
– Не надо, Мэтью. Пожалуйста. Я буду послушной, – выдавила она из себя. Тоска, беспросветная и серая душила ее.
– Посмотрим. – Он с сомнением взглянул на нее, рванул к себе. Расстегнул ей рубашку, неторопливо снял ее, лаская грудь. Снял с нее брюки и панталоны. Она стояла перед ним обнаженная и дрожащая. Саманта закрыла глаза. Ей было стыдно. Она заплакала от унижения. Мэтью опустил мочалку в воду, намылил ее. Саманта почувствовала знакомый аромат розового масла. В ней все содрогалось от отвращения, но она терпела. Он смыл слезы с ее лица, потом тщательно и неторопливо вымыл ее всю. Она подумала о том, что если переживет эту ночь, то никогда не сможет больше переносить аромат розы. Мэтью насухо вытер ее полотенцем.
– Вот теперь будет лучше, дорогая, да? – Саманта молча кивнула. Он отложил мыло в сторону, вылил воду за дверь. Он проделывал все с какой-то пунктуальностью и тщательностью, словно действительно делал это не первый раз. Снова подошел к ней, понюхал ее кожу, улыбнулся довольно.
– Прекрасно. Сейчас от тебя пахнет, как раньше.
Он снова отошел в угол к мешкам, порылся в них, принес нижнее кружевное белье. Заставил ее надеть панталоны, сам завязал их. Затем, так же старательно, натянул на нее сорочку. При этом он все время поглаживал ее грудь холодными пальцами. Завязывая ленты на сорочке, нахмурился, спросил:
– Ты помнишь, дорогая?
Она посмотрела. Крошечные сердечки вышиты на кружеве. Одежда была ее. Он привез из Сторм Хейвена. Саманта старалась унять дрожь, но не могла. Господи, дом сгорел, а он, каким-то совершенно непостижимым образом, сохранил и привез все с собой.
Мэтью, тем временем, принялся расчесывать ее длинные шелковистые волосы, оставил их распущенными.
– А теперь, дорогая, еще одно и все будет подготовлено, – он взял кусок шелка и завязал ей глаза. Взял ее за руку и провел через комнату, усадил на стул, связал ей сзади руки. Наблюдая, как он суетится вокруг, Саманта старалась быть спокойной. Пока он не причинил ей боли. Он был терпелив и сдержан, как никогда. И от этой его уверенности, спокойствия и сдержанности она буквально цепенела, потому что за всем этим была неизвестность. Что он еще придумает?
Сердце замирало в груди, кружилась голова, подташнивало, кровь стучала в висках. Она была в полуобморочном состоянии. И все-таки пыталась успокаивать себя.
«Я должна оставаться в сознании любым путем. Это единственная возможность уцелеть».
Саманта стала принюхиваться. К запаху воска от свечи примешался сладковатый мускусный аромат, запах был знаком ей.
С силой распахнулась дверь. Громко затопали чьи-то башмаки. Кто-то остановился возле нее.
– Будь ты проклят, Бредфорд. Ты выиграл у меня все деньги, которые заплатил за работу. Ты мошенничал. Я забуду про деньги. Я видел все в окно. Мне не нужны деньги. Лучше я возьму немножечко вот этой девчонки.
Грубая рука схватила Саманту за грудь. Девушка вскрикнула и дернулась. Но Мэтью привязал ее. Ей некуда бежать.
– Не трогай ее, – закричал Мэтью, бросившись к ним. – Убирайся вон. Я верну тебе твои деньги.
Переругиваясь, они вышли из лачуги. Она подергала руками, пытаясь освободиться, но не могла. Повязка на глазах намокла от слез. Неужели с нее недостаточно?
За окном прозвучал выстрел. Она встрепенулась. Неизвестно, кто из них лучше?
– Мэтью! – испуганно закричала она.
– Я здесь, дорогая, – он вернулся и плотно закрыл дверь, щелкнула задвижка. Он погладил ее грудь, словно хотел стереть прикосновения того человека.
– Успокойся. Он не будет больше тебя беспокоить. Ну, на чем мы остановились?
Она поперхнулась, Мятью убил того человека и продолжал вести себя так, будто ничего особенного не произошло. Он опять отошел от нее, поволок по полу что-то тяжелое, слегка задыхаясь. Он быстро бегал по комнате, шелестел бумагой, тканью. Потом подошел к ней, развязал руки. Поставил Саманту на ноги. Она хотела снять повязку, но он шлепнул ее по рукам.
– Нет, нет, еще рано, – притянув к себе, стал языком ласкать ее шею, – Терпение, терпение, любовь моя.
Она вскрикнула. Он стал надевать на нее что-то жесткое и шершавое, долго шарил по спине дрожащими пальцами, застегивая пуговички.
– Ты готова? – спросил он торжественным тоном и сорвал повязку. Он стоял перед ней в черном сюртуке и белоснежной шелковой рубашке. Он улыбался.
– Видишь, – он обвел рукой вокруг. – Все, как было прежде.
Саманта осматривалась. Кровать он оттащил от стены и поставил посередине комнаты. Грубые одеяла, которыми она была покрыта совсем недавно, исчезли. Вместо них было застлано белое парчовое покрывало, уголок был слегка откинут. Виднелось белоснежное полотняное белье. Саманта задохнулась.
Ее белье, ее покрывало – все из спальни в Сторм Хейвене. Как он умудрился все сберечь? Ей стало жутко, было ощущение, что волосы поднимаются дыбом. Призраки Сторм Хейвена окружали ее. По всей комнате были расставлены свечи и плошки с тлеющим ароматным порошком. К потолку поднимались тонкие струйки дыма, тени бежали по стенам. Стол был покрыт кружевной скатертью. Стояла бутылка шампанского, рядом сверкали два хрустальных бокала. Позади бокалов стоял стакан с настойкой опия.
Она посмотрела на свое платье. По спине словно пробежал холодок. Кружевное венчальное платье было закапано кровью.
– Нет! – она схватилась за платье, пытаясь сорвать с себя. Но ткань была очень крепкая. Платье сковывало и душило ее. Это его кровь. Господи, что же это такое? Саманта с ужасом озиралась. Она считала, что тогда убила его. Для полного ощущения, что она сошла с ума, не хватает призрака Люсинды. Саманта закрыла лицо ладонями. Потом медленно отвела их, поглядела на человека, который стоял перед ней и улыбался. Он почему-то решил воспроизвести картину кошмара, мучившего ее по ночам.
Да, она считала, что убила его. Но он оклемался, ожил, чтобы потом погибнуть в огне и опять воскреснуть. В нем действительно было что-то дьявольское.
Она открыла рот, чтобы закричать, но не смогла. Горло перехватило. Она закачалась, ноги у нее подкосились, сделались, словно у тряпичной куклы.
– Я знаю, ты слишком взволнована, мое сокровище, – он был возбужден, подхватил ее, поддержал, подвел к столу, взял стакан, поднес к ее рту. – Пей, – она попыталась отвернуться от стакана. Но он сжал ее горло цепкими пальцами и влил янтарную жидкость ей в рот. Она сделала несколько глотков. Он отпустил ее с довольным видом.
Через несколько минут ею овладело странное чувство легкости во всем теле. Она улыбнулась, оглядываясь по сторонам, будто только что проснулась. Мэтью улыбнулся ей в ответ.
– Ну, теперь тебе лучше?
Она кивнула, пытаясь вспомнить, почему она сопротивлялась. Он так мил, заботлив. Он откупорил бутылку. Налил шампанское в бокалы.
– Пей, это снимет неприятный привкус, – он поднес бокал к ее рту. Саманта покорно отхлебнула. Горечь во рту исчезла. Она взяла бокал из его рук, сделала еще глоток. Посмотрела бокал на свет. Крошечные пузырьки забавно всплывали и лопались. Она улыбнулась, допила вино и поставила бокал на стол.
Мэтью поднял свой бокал, протянул ей руку.
– За нас, любовь моя. Только смерть может разлучить нас, – прошептал он и выпил шампанское. Снова наполнил бокалы. Заставил ее выпить еще. Она выпила и задохнулась. Жадно хватала ртом воздух. Голова кружилась. Все заволокло каким-то туманом.
Но туман скоро начал рассеиваться. Она вздохнула глубоко и свободно, будто освободилась от чего-то тяготившего. В комнате все преобразилось. Воздух мерцал и светился, по стенам скользили цветные тени. Было жутковато и, вместе с тем, как-то чудесно, словно она попала в сказочный мир.
Внутри нее зародилась мягкая и теплая волна. Она обволакивала тело, завораживала, наполняла желанием. Саманта протянула руки, восторженно и с любовью взглянула на высокого светловолосого мужчину. Он обнял ее, провел пальцем по ее щеке.
– Дыши глубже, любовь моя, – их взгляды встретились. Он раздвинул губы в улыбке. – Ну, разве не чудесно? Ты скоро станешь рабыней удовольствий. Удовольствий, которые могу доставить тебе только я.
Он склонился к ней и стал страстно целовать ее. Руки гладили ее тело. И оно трепетало от желания. Он оторвался от ее губ. Она глубоко вздохнула. Как приятно кружится голова. Какое наслаждение дышать этим ароматным воздухом.
– А теперь, моя чародейка, я научу тебя многому: сладострастию, восторгам любви, от которых ты слишком долго отказывалась, – от взял ее на руки и понес через комнату, всем телом прижимаясь к ней. Положил на белоснежные простыни, склонился, прижавшись к губам в страстном поцелуе.
Гнедой спотыкался все чаще. Ник почувствовал, что он вот-вот упадет. Быстро выдернул ноги из стремени и спрыгнул. Конь осел на колени, медленно завалился на бок, тоскливо заржал. Ник вытащил нож и прирезал коня, прекратив его страдания. Слезы застилали глаза. Он очень любил лошадей. Погладил холодеющую шею гнедого и отвернулся.
Он должен спасти Саманту. Он знал, что она жива. Он слышал ее просьбы о помощи. Он должен ее найти. Ник пошел вперед. Он падал, обессиленный, но вновь поднимался, услышав ее зов. Он ничего не слышал, кроме ее голоса: ни стрекота сверчков, ни криков ночных птиц, ни лая койотов, ни шелеста травы, ни свиста ветра в скалах.
И вдруг он остановился, пораженный. Ее голос ослабел и стих. Что-то случилось? Может быть, она умерла? Нет! Нет! Он остановился, не зная, куда теперь идти. Прислушался. Его окружала со всех сторон мертвая, глухая тишина. Нет! Он не хотел верить, что ее больше нет в живых. Но тишина была пустая, гнетущая.
Господи, а вдруг слишком поздно? Холод окутал его сердце. Он закричал:
– Саманта!
И, словно в ответ на его крик, где-то далеко-далеко прозвучал ружейный выстрел. Тишина взорвалась, лопнула. Он услышал голоса обитателей ночного леса. Где-то зловеще ухнула сова, бесшумной тенью мелькнула над головой. В зарослях шалфея сонно застрекотали сверчки. Залопотал по камешкам ручей, запел мирную, успокаивающую колыбельную песенку.
Ник закинул голову, посмотрел на звездное небо, на луну и завыл, словно волк. С далеких холмов ему отозвались его четвероногие собратья.
Пролетела звезда, прочертила огненный след и погасла. Как давно это было. Костер, звезды, Саманта. Он тогда напугал ее, сочинив про змею. Она испугалась, была такая доверчивая. Саманта.
И снова он пробирался сквозь темноту. Сжимал в руке охотничий нож. Он шел в ту сторону, откуда послышался выстрел.
Ник поднял голову, как волк, принюхался. Почувствовал слабый запах дыма. К нему вернулось охотничье чутье. Он побежал вперед. И увидел бледный свет, мерцающий в окне хижины. Как на крыльях он летел к этому свету. Ему казалось, что легкие у него горят. Снова накатывало знакомое головокружение. Прислонился к стволу дерева, сжал зубы. Нет, он не упадет. Ему нужно добраться до хижины, она совсем рядом. В нескольких шагах. Ноги подкашивались. Он медленно оттолкнулся от дерева, сделал несколько шагов. Споткнулся обо что-то. Наклонился. Неподалеку от входа лежало маленькое тело. Горло сжало от неясного предчувствия.
Дрожащей рукой перевернул труп. Не Саманта. Мужчина. Не знакомый ему мужчина. Наверняка, его убил соперник.
– Саманта! – закричал Ник, яростно потрясая кулаками. Полный решимости, крушить все и всех на своем пути, двинулся к лачуге.
На крыльце лежала груда грубых одеял. Он откинул их в сторону. С силой дернул дверь. Заперто. Никогда ему не удастся открыть эту дверь. Рыча, словно беснующийся зверь, он подбежал к маленькому окошечку, содрал с него кусок тонкой просвечивающей кожи. Заглянул. И вздрогнул от боли и гнева.
– О Господи! Нет! Саманта! – и столько муки, столько страдания, любовной тоски было в его диком крике.
Сквозь странный, сковывающий тело и волю туман, она услышала свое имя.
– Саманта! С тобой все в порядке?
Высокий широкоплечий мужчина взял ее на руки. Легкий ветер шевелил его длинные черные волосы. Прядь упала ему на лицо и нежно щекотала ее щеку.
– Ник! – позвала она.
Он склонился над ней, лаская ее тело.
– Я здесь, Саманта. Я здесь для тебя.
Но почему столько горя, муки, страдания и любовной тоски в его тихом голосе? Она открыла глаза, увидела человека, нависшего над ней. Светлые волосы, бледно-голубые глаза горят безумным огнем, страшный шрам рассекает лицо, превращая в страшную гримасу.
– Мэтью! Нет! – она не хочет его. Она не любит его. Она должна вернуться к Нику и спасти его. Что-то с силой ударило в дверь хижины.
– Саманта! – звал из-за двери тоскливый голос.
– Ник! – закричала она и оттолкнула от себя человека со страшным шрамом на лице. Он давил ей на плечи тяжелыми руками, удерживал на постели.
– Нет! Ты – моя. Я тебе никогда не отпущу. Я тебя никому не отдам. Слышишь?
Мэтью сорвал с себя сюртук, распахнул рубашку.
– Видишь, что я пережил? Это все ради тебя. Я убил всех. Старика-конюха, твоего отца-ублюдка, даже собственную мать. Все ради тебя, Саманта, – закричал он.
Она уставилась на его грудь. Ужасные, безобразные следы страшных ожогов. Сморщенная кожа. Ее затошнило. Она дернулась в сторону.
– Нет! Ты – моя! – холодные руки сомкнулись на горле Саманты. Снова прижали ее к белоснежной простыне. Он с силой навалился на нее так, что она чуть не задохнулась. Рука отпустила горло, вцепилась в волосы. Рот с силой впился в ее губы, язык настойчиво разжимал ее зубы.
Всхлипнув, она отдернула голову и закричала от ужаса. Отброшенный сюртук пылал. Языки пламени весело прыгали по деревянному полу, по упаковочной бумаге, которую разбросал Мэтью. Саманта растерянно и ошеломленно смотрела, как огонь охватывает комнату. Все ближе и ближе подбирается к кровати. Карабкается по деревянным стенам.
Ник с остервенением молотил по двери толстой дубиной. Она не поддавалась. Но он не отступал. Наконец доски не выдержали и треснули. Дверь с грохотом упала в лачугу. Из комнаты на него дохнуло сладким мускусным запахом, глаза слезились, сильно закружилась голова, запершило в горле. Что-то сковывало тело, замедлялись движения. Он закашлялся. Этот запах напомнил ему китайское поселение на прииске. Опиум.
Ник выскочил на крыльцо. От притока свежего воздуха пламя разгорелось с новой силой. Языки взметались к самому потолку. Ровный низкий гул наполнял комнату.
– Саманта! – закричал он.
– Ник! – отозвался ему слабый голос.
Ник вспомнил про одеяла, которые он отшвырнул с крыльца. Подхватил одно, накинул на голову и ринулся в огонь. Наткнулся на что-то громоздкое. Приподнял с лица одеяло. Кровать. Но ни Саманты, ни мужчины не было на кровати.
– Саманта, где ты?
– Здесь, – ответила она из дальнего угла. Ник с трудом разглядел их за плотной дымовой завесой. Мужчина прижал ее к себе одной рукой, второй – держал горящую свечу.
– Она моя. Я никогда ее не отпущу.
Нику показалось, что кровь остановилась у него в жилах. Несмотря на жару, ему стало холодно. Он не успеет дотянуться до нее. Мужчина поднесет пламя свечи к ее платью.
– Нет, Мэтью, пожалуйста, не надо! – закричала Саманта.
Мэтью!»
Этот сумасшедший жив! Ник огляделся. Выхватил из-за пояса охотничий нож. Шагнул вперед. Пусть даже перед смертью, но он вырвет ее из рук этого безумца.
– Только смерть может нас разлучить, – закричал Мэтью. Он швырнул свечу на пол, навалился на Саманту, впился ртом в ее губы. Саманта задыхалась, пыталась отталкивать его. И потеряла сознание. Ник бросился на Мэтью, пытаясь вырвать ее у него из рук. Языки пламени ползли по кружевной юбке. Ник поднял нож и ударил Мэтью в спину. Он знал, что попал ему прямо в сердце.
Мэтью осел на пол, не выпуская из объятий Саманту. Ник с большим трудом разжал его оцепеневшие пальцы. Подхватил Саманту на руки, на бегу сорвал с кровати покрывало, набросил на нее, сбивая огонь. Снова накинул одеяло на голову и выбежал из хижины.
Огонь уже бушевал вовсю. Пламя рванулось им вслед, в дверной проем. Взлетело вверх над крышей. Шатаясь, Ник отходил от огня подальше. За спиной слышался ровный низкий гул, словно откуда-то шел ураган.
Ник опустился на колени под сосной, положил Саманту на землю. Сидел, отдыхая, втягивая в сожженные легкие прохладный смолистый воздух. Отбросив покрывало, снял лоскуты обгорелой ткани. Сбросил с себя остатки рубашки. Снова взял Саманту на руки, крепко прижал к себе, откинул со лба опаленные локоны.
– Котенок мой. Нежный, мягкий, ласковый. Слава Господу, я нашел тебя, – он не сдержался и зарыдал. Он вовсе не стеснялся сейчас своих слез. Они капали на ее щеки, выпачканные сажей. Он весь дрожал, понимая, что запоздай он совсем немного… Да, он потерял бы ее навсегда.
Огонь бушевал внутри хижины. Языки пламени вырывались сквозь щели в ветхой крыше, в окно, в дверной проем. Снопы ярких искр выстреливали в темноту. Загорелась, затрещала сосновая хвоя вокруг лачуги. Огненные змейки поползли по земле, приближаясь к сухому бурьяну, подкрадывались к соснам.
Бревна хижины раскалились, стали светиться, словно куски железа в горне. И вдруг крыша провалилась внутрь. Один огромный факел взметнулся в небо, хижина рухнула с оглушительным грохотом. Искры и головни полетели в разные стороны. И вдруг из этого огромного костра, послышался жуткий хриплый вопль:
– Са-а-ма-а-нта-а! – ветер подхватил его, понес, закружил над ними. Ник вздрогнул. Он убил Мэтью. Это он знал точно. Хорошо, что Саманта не слышит, как глупо и жестоко шутит ветер. Она пока еще без сознания.
Он поднялся и подошел туда, где паслись кони. Он заметил их, когда пробирался сюда. Положил Саманту на землю. Быстро оседлал лошадей. Наклонился, чтобы поднять Саманту, не удержался, поцеловал в щеку. Кожа была холодная, как лед, словно ее постоянно овевал холодный воздух.
– Са-а-ма-а-нта-а-а! – снова послышался жуткий тоскливый голос. Нику казалось, что волосы на голове поднимаются от ужаса. Он схватил жену, подбежал к чалому, вскарабкался, держа Саманту перед собой. Вторую лошадь повел в поводу. Он спешил покинуть это страшное место.
Ник погнал лошадей, не останавливаясь. Впервые ему стало жутко в горах. Он никогда не верил в духов, но другого объяснения не находил. Он подумал, что даже из могилы этот сумасшедший пытается предъявлять на Саманту права.
Возвратившись в лагерь, Ник развел костер. Осторожно снял остатки кружевного платья с Саманты и сжег их. Бережно вымыл жену, переодел в свою рубашку. Ноги у нее были в пятнах ожогов. Он надеялся, что ожоги быстро заживут. Его больше волновало ее душевное состояние. Она пришла в сознание. Но сидела молчаливая, неподвижная, оцепеневшая. Он чувствовал, что она боится чего-то, но не осознает, что же вокруг нее происходит.
Он завернул ее в одеяло. Больше у них ничего не осталось. Она лежала на постели из листьев и веток ивы. Костер освещал ее бледное лицо, отблески играли в огромных неподвижных глазах. Она смотрела на Ника.
– Все хорошо, котенок, – Ник медленно опустился перед ней на колени. В таком состоянии, в каком она находится сейчас, любое резкое и неосторожное движение может ее испугать. Он поднес к ее губам чашку кофе.
– Сделай глоток. Это тебе поможет, – он попытался влить немного кофе ей в рот. Она проглотила и вдруг оттолкнула чашку. Вздрогнула и пристально посмотрела на него. Она его узнала.
– Ник? – протянула дрожащую руку и дотронулась до его лица.
Он взял ее руку и поцеловал дрожащие пальцы.
– Это я, любовь моя.
– Мэтью сказал, что ты умер, – она заплакала.
– Я здесь, я жив. Просто был ранен, – тихо ответил он. – Выжил, чтобы спасти тебя. И никогда больше тебя не покину, – он наклонился и бережно взял ее на руки.
Она напряглась, пытаясь вырваться.
– Хижина. Мэтью. Мне страшно, страшно. Ник! – она стала со страхом озираться. – Где он? Он убьет нас.
Ник помолчал, задумавшись, потом тихо сказал:
– Он мертв. Он хотел убить тебя, Саманта. Я убил его.
– Он напоил меня настойкой опия, – она опустила голову и всхлипнула. – Потом зажег какой-то порошок. Я надышалась. Мне захотелось делать ужасные вещи.
– Это был опиум. Он знал, что тебя можно удержать, только одурманив, – Ник приподнял ее лицо за подбородок, заглянул в глаза. – Саманта, не имеет значения, что случилось, что он заставлял тебя делать. Ты – моя жена. Я люблю тебя и никогда не перестану любить, – он прижал ее к своей груди, стал гладить волосы. Он укачивал ее, успокаивал, словно ребенка.
Она расслабилась. Напряжение спало. Протяжно вздохнула и зарыдала, будто обиженное дитя.
– Плачь, любимая, плачь. Тебе станет легче. – Саманту трясло от рыданий. Слезы катились у нее по щекам. Она так долго сдерживалась. Ник смотрел на нее. К горлу подкатил горячий соленый ком. Он попытался проглотить его, но вместо этого, неожиданно заплакал сам. Ему трудно было представить, что она пережила за эти два дня.
Постепенно она выплакалась, затихла. Он поднял ее голову, поцеловал в мокрые веки. Длинные ресницы слиплись от слез.
– Ну, все хорошо? – спросил он. Она кивнула, посмотрела ему в глаза.
– Ник, – робко начала она. – Он не… Я не… – Он притянул ее голову к своей груди, ему было больно.
– Успокойся. Это не имеет никакого значения.
– Нет! Ты не понимаешь, – она отшатнулась от него. – Со мной все в порядке. Ты вовремя появился.
Ник заглянул ей в глаза. Протяжный вздох облегчения вырвался у него из груди.
– Он не сделал тебе ничего плохого?
– Он ждал, когда наступит ночь. Хотел обставить все так, как было, когда я сбежала из Сторм Хейвена. Он привез мою одежду, постельное белье. Даже свадебное платье. Это было ужасно. Он явился, словно призрак из ужасного, безумного прошлого, – у Саманты срывался голос. – Твердил все время, что он мой муж.
– Саманта, это неправда. Даже если он и принудил тебя выйти за него замуж, ваш брак недействителен.
– Он говорил, что любит меня, – она поежилась. – Убил многих, чтобы я досталась ему. Моего отца, конюха, того человека в хижине. Он убил собственную мать.
Ник почувствовал, как по спине пробежал холодок.
– Он просто был сумасшедший. Он помешался. Но больше он не сможет ничего плохого сделать.
Ник обнял ее, крепко прижал к своей груди. Она рассказала ему, как Мэтью увез ее. Как она смотрела на стаю канюков, представляя, что они рвут своими хищными клювами его тело. И как она хотела умереть, считая, что его нет в живых.
– Огненная Стрела! – прошептала она его индейское имя.
– Да, Саманта?
– Ты еще любишь меня? – спросила она.
– И ты спрашиваешь меня об этом? – изумился он, обнял за плечи, заглянул в глубокие зеленые глаза. – Конечно. Неужели ты все еще сомневаешься?
– А ты можешь показать, как ты меня любишь? – спросила она тихо, стыдливо опустив ресницы. Он услышал в ее голосе знакомую страстную хрипотцу.
Ник разостлал одеяло, бережно положил на него свою жену. Одним движением сбросил с себя остатки одежды. Губы, руки, язык снова колдовали над ее нежным и прекрасным телом.
Их страстные стоны и счастливый тихий смех сливались в одно целое с ночными звуками: со стрекотом сверчков в темных зарослях, с басовитым кваканьем лягушек, с ласковым лопотанием ручья. Все вместе превращалось в томную песню, старую, как мир и само время. Небо раскинуло над ними звездный балдахин. Падали звезды, сгорая. И вспыхивали новые.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Буря в Колорадо - Рич Мэри Лу



Прекрасный роман! Мне очень-очень понравился! И юмор, и любовь - все есть!!! Читайте не пожалеете!
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуЕкатерина
11.05.2011, 20.52





Начало очень интересное,даже смеялась когда читала,а в середине нудно и скучно,в конце тоже интересно.один разок прочитать можно.
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуНаташа
28.04.2012, 16.30





пожалуста.названиє книги гг викрали для оплодотворения гг а потом дали снадобє чтоби все забил .книга историческая.
Буря в Колорадо - Рич Мэри Луолеся
15.06.2012, 20.18





Хороший роман , понравился , но я всё время была в ожидании - когда же он ей всё расскажет , объяснится ....и этот Мэтью в конце , несколько неуместно ...
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуВиктория
10.05.2013, 20.53





Роман мне понравился. Может показаться необъяснимым поведение главного героя в отношении Саманты, потерявшей память. Но он наполовину индеец. А индейцы, при всей своей дикости и жестокости, не могли жениться на замужней женщине. Девушка, вдова, разведенная - да. Поэтому он избегает свою жену и старается узнать, не замужем ли она. А так - все мило и приятно.
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуВ.З.,66л.
18.03.2014, 12.12





Можно почитать.
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуКэт
26.10.2014, 12.43





Хороший роман,адекватные герои,всё в нем есть( любовь,страсть,нежность и т.д )Но лично мне не хватило эпилога
Буря в Колорадо - Рич Мэри Лус
8.07.2015, 10.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100