Читать онлайн Буря в Колорадо, автора - Рич Мэри Лу, Раздел - ГЛАВА 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Буря в Колорадо - Рич Мэри Лу бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Буря в Колорадо - Рич Мэри Лу - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Буря в Колорадо - Рич Мэри Лу - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рич Мэри Лу

Буря в Колорадо

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 25

Нику казалось, что он куда-то падает. Он попытался ухватиться за что-нибудь непослушными пальцами. Казалось, что в голове кто-то ковыряет раскаленным железным прутом. Жгучая боль накатывала жаркими волнами. Он скреб ногтями по земле. Руки сжались, судорожно загребая горячий песок. Что-то прошелестело над ним. Он с трудом открыл глаза. Шелест повторился. Какая-то тяжесть придавила ногу. Резкая боль разрывала колено. Ник приподнял голову, стараясь рассмотреть, что там, что с ногой. Большой черный канюк, усевшись на ногу, долбанул крепким загнутым клювом. Вытянув красную, словно ободранную шею, уставился на Ника холодными хищными глазами.
– У-у-у! – закричал Ник, пытаясь отдернуть ногу. Он приподнял другую ногу и пнул птицу. Канюк замахал крыльями, отскочил в сторону, уселся на землю, но не улетел, а все вытягивал шею и косился на человека. Ник содрогнулся и медленно отполз подальше от хищника.
Проклятые вонючие твари.
Ник пошарил вокруг в поисках карабина. Его не было. В животе жгло. Тошнило. Ник с трудом поднял руку, прикрыл глаза ладонью. Ладонь была выпачкана чем-то липким. Он посмотрел на нее. Она была в крови. Кровь? Какого черта здесь кровь? Он дотронулся до головы. Из раны все еще сочилась кровь. Резкая боль пронизала его.
«В меня стреляли!»
На него снова опускалась темнота. Он чувствовал, что теряет сознание. Он лежал, не двигаясь, старался дышать глубоко, чтобы не провалиться в бездну. Каким-то образом ему удавалось еще сохранить в себе частичку жизни. Он попытался вспомнить события сегодняшнего утра. Что же произошло?
Он высматривал антилоп и заметил вспышку. Отклонился в сторону, но пуля задел бедро лошади. Лошадь поднялась на дыбы, он попытался повернуть ее, но тут увидел еще одну вспышку. Услышал звук второго выстрела.
«Должно быть, тогда я был ранен».
Снова захлопали крылья, потоком воздуха нанесло смрадный дух птичьего гнездовья и разогретого пера. Он повернулся и увидел второго канюка, приземлившегося рядом с первым. Ник поднял камень и швырнул в птиц. Они замахали крыльями, слегка оторвались от земли, увернулись от камня, опять сели неподалеку. Они ждали, когда он растеряет последние силы. Их красные яеи были выгнуты в сторону Ника, глаза горели голодным огнем. Ник поежился и поднял руку. Черные пятна крови запеклись на песке. Черт возьми. Кровь течет, как из бочки. Но, кажется, череп цел.
«Прекрасно, значит, у меня крепкая голова».
Он перекатился на живот. Изо всех сил уперся ладонями в землю. Руки были словно деревянные, подламывались. Он собрался с силами и сел. Голова кружилась. Он переждал. Огляделся вокруг. Увидел шляпу, дотянулся до нее, стряхнул песок. Нахлобучил шляпу на голову. На него снова накатывалась слабость. У него почти не осталось сил. Сжав зубы, он закрыл глаза и стал ждать, когда силы восстановятся. Снова открыл глаза, посмотрел в небо.
Над ним собралась целая стая пернатых хищников. Они кружились и парили в воздушных потоках. Надо убираться отсюда. Если он, не дай Бог, снова потеряет сознание, они его прикончат.
Где-то тихо заржала лошадь. Ник собрал остаток сил и пополз под прикрытие кустов. Может быть, этот подонок вернулся, чтобы добить его или убедиться в его смерти? Опершись на локти, он внимательно оглядел холм. Нигде никого. Только лошадь. Это не его чалый, на котором он приехал. А какой-то гнедой мерин. Опустив голову, он щиплет буйволиную траву. Животное очень истощено. По-видимому, на нем долго ехали. На груди у коня белые пятна соли. Гнедой оседлан, поводья болтаются сбоку. А где же всадник? Он снова огляделся. Никого. Очевидно, человек, который стрелял в него, забрал чалого, а гнедого бросил. Ник нахмурился. Он, должно быть, очень спешил, и даже не успел расседлать коня. Наверное, думал, что с Ником покончено, а заодно бросил подыхать и лошадь. Ник свистнул и стал подзывать коня на языке Чиянна. Тот поднял голову. Копыта проваливались в мягкий песок. Он подошел к Нику, слегка подтолкнул его мордой в плечо, фыркнул. Но тут же шарахнулся в сторону, испугавшись запаха крови.
Сжав от боли зубы, Ник потянулся, пытаясь уцепить поводья. Он стал напевать вполголоса. Одной рукой он сумел дотянуться, ухватить повод, другая уцепилась за стремя. Он должен поймать коня. У него не будет другой возможности. Если ему не удастся сейчас сесть на него, он не сможет удержать его около себя. Тогда ему останется одно – умирать, и быть растерзанным канюками. Он содрогнулся от омерзения. Вздохнув, подтянулся, держась за стремя, поднялся на ноги. Сильно кружилась голова. Он потерял слишком много крови. Ник приподнял ногу. Она была тяжелой и непослушной. Но он все-таки дотянулся носком и вдел ногу в стремя. Мысленно молясь, чтобы лошадь не двигалась с места, глубоко вздохнул и вскарабкался к ней на спину. Обняв лошадь за шею, закрыл глаза, боясь, что от напряжения снова потеряет сознание. Когда дурнота чуть отступила, открыл глаза и оглядел землю вокруг. Долго вспоминал, спрашивая себя, что же он ищет. Наконец, вспомнил: карабин. Снова накатила волна слабости. Ник сжал рот, чтобы его не вырвало. Даже если он увидит свое оружие, то не сможет его поднять. С лошади ему не слезть. Да он и не собирается рисковать. Если хватит сил сползти, то взобраться в седло снова он уже ни за что не сможет. Ему было трудно думать. Видимо, ранение у него тяжелое. Но ему нужно добраться до лагеря. О Господи! Саманта! Она осталась одна. Он посмотрел на небо. Скоро уже стемнеет. Она беспокоится о нем. Ждет его. В него стреляли в полдень. Ника затрясло от дурных предчувствий. Тот человек знал, где она. И также ему хорошо было известно, что она одна. Ник закрыл глаза и стал молиться, чтобы с ней ничего не случилось. Но инстинкт подсказывал, что этот человек, видимо, стрелял в него из-за Саманты. Кто в него все-таки стрелял? Нельзя сказать, что у него не было врагов. Он не мог сосчитать всех, кто ненавидит его. Но зачем им выискивать его сейчас, когда… Он застонал и выругался, вспомнив вечер у Молли.
Может быть, кто-то из них захотел увезти Саманту?
Он сжимал и разжимал кулаки. Так ему хотелось ехать побыстрее. Он вздохнул. Гнедой еле шагал.
Ему еще повезло, что он вообще продержался так долго. Конь спотыкался время от времени. Ник ласково трепал его по шее, тихо ободряя. Он молился, чтобы у коня хватило сил хотя бы до лагеря. Пешком он ни за что не дойдет.
Ник преодолел последний холм. Подъехал к лагерю. Солнце давно скрылось за холмами. Круглая, полная луна освещала все вокруг, черные тени стлались от деревьев и валунов на поляну. Костер не горел. Нигде ни звука, ни шороха, никаких признаков жизни. Может быть, она прячется среди камней? Кто-нибудь напугал ее и она укрылась где-нибудь, как он ее учил?
– Саманта! – позвал он. Стал внимательно оглядывать лагерь. По спине потекла струйка холодного пота. Его затрясло. Где она? Костер погас. Поляна была пуста. Она ушла. Даже угли давно остыли и покрылись слоем серого пепла.
– Нет! – закричал он. Гнедой, широко расставив ноги, покачнулся под ним, вздрогнул.
Ник соскользнул на землю, зная, что силы коня на исходе. Держался рукой за гриву, чтобы устоять на ногах. Попытался расседлать коня. Когда седло грохнулось на землю, долго возился с уздечкой. Потом и она, звякнув, упала на землю, соскользнув с головы мерина. Конь ткнулся мордой ему в плечо и, спотыкаясь, пошел в темноту.
– Иди теперь, мальчик, – тихо сказал Ник. Он сделал для коня все, что было в его силах. Но сомневался в том, что тот доживет до рассвета.
Ник стал искать седло и уздечку ее лошади. Но не нашел. Голова раскалывалась от дурных предчувствий. Может быть, она уехала искать его, когда в него стреляли? В горле пересохло. Нет. Не это. Он пролежал там несколько часов. Она обязательно нашла бы его. А если она отправилась искать его недавно, они бы встретились по дороге. Он закрыл глаза и стал молиться. Лучше, если она уехала разыскивать его и заблудилась. Но только бы не попала в руки убийцы, его убийцы. А если этот человек увез ее? Нет. Нет. Если она заблудилась, Ник найдет ее, чего бы это ему ни стоило. Он знает горы вдоль и поперек. Он – Чиянна. И это его земля.
– Котенок мой, нежный, мягкий, ласковый, – пробормотал он, отгоняя от себя мысль, что Саманта осталась сейчас на милость этого ужасного человека. Одна, в темноте. Поляна, освещенная лунным светом, поплыла перед ним. Господи, помоги ей! Он справился с новым приступом слабости. Глубоко вздохнул. Ему непременно нужно найти ее. Он снова оглядел лагерь, пытаясь обнаружить следы борьбы. Кастрюли и чашки аккуратно сложены на камне возле кострища. Он подошел к постели. На краю лежала кучка его одежды. Оружие, одеяла, сверток с ее вещами исчезли.
«Котенок, где ты?»
Он из последних сил держался на ногах. Снова стал звать ее.
– Саманта! – голос уныло затих в горах, он вдруг заплакал. – Господи, помоги мне! – он зашатался, ноги подогнулись. Ник рухнул на землю в беспамятстве.
С черного неба холодно и бесстрастно смотрели звезды. В зарослях шалфея сонно стрекотали кузнечики. Басовито квакали в ручье лягушки. Холодная и чистая вода стекала с гор и весело лепетала что-то свое…
Стало темно, словно кто-то задернул черный занавес. Подул резкий и холодный ветер. Над вершинами деревьев и холмов висела полная луна, освещая все вокруг призрачным светом. Где-то ухала сова. В воздухе пахло шалфеем и сосновой смолой. Мэтью долго и упорно гнал лошадь через каньоны, мимо холмов по извилистым горным тропам. Саманта сникла от усталости и сползла с седла набок. Мэтью остановил коня. Она встряхнулась, подняла голову. Впереди неясно вырисовывались темные стены неглубокого каньона. Свистел холодный ветер, его холодные щупальца проникали сквозь тонкую рубашку. Она поежилась, удивляясь, почему он выбрал для ночевки такое место. Ветренно, вокруг горы. Это место совсем не подходило для стоянки. Ей стало страшно. Здесь ей предстоит провести с ним ночь. Мэтью вдруг громко свистнул. Она вздрогнула от неожиданности и страха. Ему ответили. Мэтью снова направил коня вперед.
Саманта поняла, что они приехали. Решила, что, во всяком случае, кажется, они здесь будут не одни. Но это мысль очень мало успокаивала. Где-то впереди, в окошечке, брезжил слабый огонек.
Она вздрогнула и напряглась. По спине побежали мурашки. Вот и конец их путешествию.
– Проснись! Прекрати этот шум! – завопил кто-то рядом.
Саманта открыла глаза, с трудом пришла в себя от мучившего ее кошмара. Сквозь щели в дверях ветхой хижины пробивалось яркое солнце. Неожиданно она все вспомнила. Вспомнила за какое-то короткое мгновение. Всхлипнув, она поняла, что действительность намного кошмарнее ее ужасного бреда. Сейчас Ника, наверное, уже нет в живых. Даже если он не умер вчера, то его доконали те пернатые хищники, которые кружились там… Мэтью считает ее теперь своей женой.
Ей было больно. Она лежала, накрытая одеялом до самого подбородка. Руки и ноги были связаны. Обувь исчезла. Прошлой ночью он к ней не приставал. Когда они приехали, он крепко связал полы ее рубашки, закрыв грудь. Он чего-то выжидал. Саманта так и не могла понять, чего же. Ожидание тяготило. Уж лучше бы он пристрелил ее тогда, как лошадь. И она бы уже не мучилась.
У нее задрожали губы. Она прекрасно понимала, что если он задумает изнасиловать ее, у нее не хватит сил его остановить. Она скосила глаза туда, где Мэтью с незнакомцем упоенно играли в карты.
Мэтью ухмыльнулся и выложил на стол четыре карты.
– Четыре туза. Я опять выиграл, – он потянулся, сгреб кучку монет в свою шляпу и отставил в сторону. Незнакомец, грязный коротышка, бросил на стол карты, громко выругался.
– Я больше не играю, – заявил он, со скрипом отодвинул стул, встал из-за стола. – Хватит.
– Где те вещи, которые я просил тебя привезти? – спросил Мэтью. – Ты привез их?
– Я их запихнул в тот угол, где валяются все твои шмотки, – он махнул рукой на кучу узлов.
– Прекрасно, – сказал Мэтью и как-то злорадно рассмеялся. Шрам превратил его улыбку в жуткую гримасу. Коротышка повернулся к Саманте, посмотрел на нее похотливо и спросил:
– А когда я смогу поиметь ее?
– Ты обращаешься к моей жене, Уикс, – Мэтью посмотрел на него холодно и зло. – Никто, кроме меня, не живет с ней. И далее не дотрагивается до нее. Понятно?
Саманта попыталась высвободиться. Страх куда-то исчез. А, может быть, просто притупился. Она устала бояться за себя. Все, что ждало ее впереди, было неясным и неопределенным.
– Когда мы уедем отсюда? – спросил Уикс, стоя в дверном проеме и прищурившись, глядя на Саманту.
– Когда ты сможешь украсть побольше лошадей, Уикс.
– Едем сейчас, этих хватит доехать до Салиды. А вообще-то, надо бы выйти, поискать какой-нибудь жратвы.
Похотливо взглянув на Саманту масляными от вожделения глазами, он взял ружье и выскользнул за дверь, не закрыв ее.
Саманта с удовольствием вдыхала свежий воздух, не отравленный дымом и запахом виски. Она понаблюдала за ковбоем. Может, он выручит ее? Наверное, он мог бы. Но цена, скорее всего, будет слишком высокой. Мысль о том, что кто-то еще будет прикасаться к ней после того, как ее ласкал и обнимал Ник, была нестерпимой. Как мало жизнь отпустила им времени! Саманта закрыла глаза, представив, что она с ним. Он держит ее в своих объятиях. Она чувствует себя спокойно и уверенно в его надежных сильных руках.
Слезы потекли у нее по щекам. Она подумала о том, сколько месяцев они потеряли. А теперь его нет. И ей не осталось ничего, кроме сожаления, почему она не умерла вместе с ним.
В желудке у нее урчало от голода. Она посмотрела на свой живот. Как же это она могла забыть? Ник был абсолютно уверен, что в ней уже растет их ребенок. А что, если он прав? И ей вдруг очень захотелось, чтобы его слова были правдой. Нежная любовь охватила ее. Любовь к этому крошечному существу, частичке Ника. Она хотела, чтобы он был. Она должна выжить ради него.
Заскрипел стул. Она повернула голову. Мэтью стоял над ней. Он смотрел на нее странным, задумчивым взглядом. По спине у нее пробежала дрожь.
Она отвернулась, посмотрела на дверь. Он позволил ей выйти на улицу только один раз с тех пор, как они приехали в эту лачугу. Она чувствовала, что ее мочевой пузырь вот-вот лопнет.
– Пожалуйста, мне нужно на улицу, – просительно сказала она.
– Конечно, детка, – он наклонился, откинул одеяло, развязал ремни, стягивающие ее запястья. Отвязал от кровати. Потом стянул ее ноги, как обычно стреноживают лошадей.
– Если бы я мог тебе доверять, в этом не было бы никакой необходимости, Саманта.
Она подняла руки, потрясла затекшими кистями. Морщась от боли, принялась растирать их. Руки заныли еще сильнее. Она попыталась встать, но не удержалась. Упала, словно ноги у нее отнялись.
Он смотрел на нее в раздумье. Потом наклонился, взял на руки. В тело Саманты будто впились тысячи иголок. Чтобы не разрыдаться, она прикусила губу. Но слезы хлынули у нее из глаз, и она не могла их унять.
Мэтью донес ее до уборной, открыл дверь и поставил ее внутрь. Уборная кишела мухами, была загажена, зловоние вызывало тошноту. Стараясь не дышать, она справила нужду, открыла дверь и, прихрамывая, вышла.
Острые камни больно кололи босые ступни. Нетвердой походкой Саманта доковыляла до ближайшей сосны. Прислонилась к стволу и наслаждалась свежим воздухом с терпким ароматом сосновой смолы. Она устала от похотливых взглядов, задыхалась в душной прокуренной лачуге. Послышались мягкие, приглушенные шаги. Саманта глубоко вздохнула. К ней приближался Мэтью. Пожелтевшая хвоя слегка похрустывала под его ногами. Если она будет ласковее с ним, может быть, он не станет снова связывать ее. Она решила попытаться. Вежливо поблагодарила его:
– Спасибо, Мэтью.
Он сощурил глаза, подозрительно взглянул на нее.
– Готова?
– Можно мне побыть здесь еще немного? – она умоляюще посмотрела на него. Что угодно, лишь бы не возвращаться в хижину. Побыть здесь, надышаться чистым горным воздухом, наглядеться на горы, в которых где-то лежит убитый Ник. Слезы навернулись на глаза, Саманта прикусила губу.
– Ладно, – согласился Мэтью. Он казался взволнованным. Искоса посмотрел в сторону хижины.
Саманта подняла трясущуюся руку, дотронулась до его локтя, почувствовала, как он почему-то вздрогнул от ее прикосновения.
– Мэтью, ты говоришь, что я – твоя жена. Это прозвучало для меня странно. Я ничего не помню. Совсем ничего.
– Ты – моя жена, – он пробежался пальцами по ее щеке. – Ты была больна, вот поэтому, наверное, и не помнишь. Но мы поженились.
Он пошарил в кармане, вынул бумагу, развернул и помахал ею перед глазами Саманты.
– Смотри. – Ей стало тоскливо. Горло перехватило. Он держал в руке брачный договор. Там было вписано ее имя.
– Ну, а теперь пойдем назад. Мне нужно немного поспать. Я хочу хорошенько отдохнуть перед ночью, – сказал он.
Перед ночью. Он крепко обнял ее, прижал к себе. Глаза горели от возбуждения.
– Это будет также прекрасно, как было раньше. – Пробежался по ее телу рукой.
– Мы так долго ждали, но после этой ночи, мы будем всегда вместе. Я больше не буду беспокоиться и волноваться о том, что кто-то отнимет тебя у меня.
Он притянул ее к себе и приподнял. Его рот впился в ее губы. Мэтью стал яростно и ожесточенно целовать ее. Шершавый язык разжал ей зубы, жадно добрался до ее языка. Все это было мучительно для нее. Он прижался к ее животу набухшей плотью, подхватил ладонями ее за ягодицы и прижал к себе. Саманта задыхалась. А вдруг он не будет ждать ночи? Он возбуждался мгновенно. Его томит желание. Она отстранилась, оттолкнула его от себя.
– Нет-нет, не здесь. Ты должен сначала отдохнуть хорошенько, – напомнила она ему. – Так будет лучше.
Он вздрогнул, подержался за нее немного, затем неохотно отпустил ее ягодицы, схватил запястья и крепко сжал. Он тяжело и часто дышал, неуверенно глядя в сторону хижины.
Надо было как-то удержать его. Саманта встревожилась и испугалась, но не подала вида. Она подняла дрожащую руку и нежно дотронулась до его щеки.
– Подожди, и ты увидишь… – она улыбнулась ему.
Мэтью уставился на нее, глаза были дикими и остервеневшими.
– Ночью, – хрипло сказал он, задыхаясь. Вынул нож и разрезал веревку, стягивавшую ее колени. – Ночью, – пробормотал он, подтолкнув ее вперед к хижине.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Буря в Колорадо - Рич Мэри Лу



Прекрасный роман! Мне очень-очень понравился! И юмор, и любовь - все есть!!! Читайте не пожалеете!
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуЕкатерина
11.05.2011, 20.52





Начало очень интересное,даже смеялась когда читала,а в середине нудно и скучно,в конце тоже интересно.один разок прочитать можно.
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуНаташа
28.04.2012, 16.30





пожалуста.названиє книги гг викрали для оплодотворения гг а потом дали снадобє чтоби все забил .книга историческая.
Буря в Колорадо - Рич Мэри Луолеся
15.06.2012, 20.18





Хороший роман , понравился , но я всё время была в ожидании - когда же он ей всё расскажет , объяснится ....и этот Мэтью в конце , несколько неуместно ...
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуВиктория
10.05.2013, 20.53





Роман мне понравился. Может показаться необъяснимым поведение главного героя в отношении Саманты, потерявшей память. Но он наполовину индеец. А индейцы, при всей своей дикости и жестокости, не могли жениться на замужней женщине. Девушка, вдова, разведенная - да. Поэтому он избегает свою жену и старается узнать, не замужем ли она. А так - все мило и приятно.
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуВ.З.,66л.
18.03.2014, 12.12





Можно почитать.
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуКэт
26.10.2014, 12.43





Хороший роман,адекватные герои,всё в нем есть( любовь,страсть,нежность и т.д )Но лично мне не хватило эпилога
Буря в Колорадо - Рич Мэри Лус
8.07.2015, 10.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100