Читать онлайн Буря в Колорадо, автора - Рич Мэри Лу, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Буря в Колорадо - Рич Мэри Лу бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Буря в Колорадо - Рич Мэри Лу - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Буря в Колорадо - Рич Мэри Лу - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рич Мэри Лу

Буря в Колорадо

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

Саманта открыла глаза и уставилась в потолок. За стенами дома завывал ветер. Она была слишком возбуждена, чтобы снова заснуть. Перевела взгляд на окно. За кружевными шторами – сплошная темень. Она взглянула на камин. Там осталось всего одно полено. Она улыбнулась. Значит, он придет совсем скоро.
Подложив под спину подушки, села и вспомнила тот страстный поцелуй, которым они обменялись, вернувшись с пикника. Черт возьми! Она только начала растворяться в нем, подчиняться требовательным движениям Ника, и… О, какая досада! Джейк просунул голову а дверь и позвал их обедать.
После обеда она все время следила за Ником, надеясь на повторение. Но каждый раз, когда их глаза встречались, он отворачивался или быстро и растерянно отводил взгляд в сторону. Она нахмурилась. Он вновь стал таким, каким был тогда, когда она просыпалась от мучивших ее кошмаров. Она открывала глаза: он был рядом. Но вместо того, чтобы быть нежным и успокаивать, ласкать ее, отстранялся, становился холодным и сдержанным. И совсем не походил на себя.
Вчера утром она все-таки приперла его к стене и подставила для поцелуев лицо. А он просто взлохматил ей волосы и… все. Она вздохнула. Она не совсем понимала, чего хочет от него. Но ей не нравилось, что он обращается с ней как с надоедливой младшей сестрой. А порой и вовсе избегает оставаться с ней наедине.
Она взяла с туалетного столика щетку, расчесала волосы и уложила их мягкими локонами надо лбом. Отложив щетку, взяла круглое ручное зеркало и стала всматриваться в свое отражение при слабом свете нарождающегося дня.
Похлопав по щекам и покусав губы, чтобы они стали поярче, положила зеркало на туалетный столик, откинула одеяло, расправила на нем складки и укрылась до пояса. Пусть ее белая кожа просвечивает сквозь прозрачную светло-зеленую сорочку. Язвительно ухмыльнувшись, она решила, что все должно пройти хорошо.
В коридоре послышались шаги, она легла на спину и закрыла глаза. Дверь медленно открылась. Ник вошел в комнату с охапкой дров в руках и зашлепал по полу босыми ногами. Саманта следила за ним сквозь полуопущенные ресницы. Он был в одних брюках, небритый, с разлохмаченными волосами. Но сердце ее бешено забилось в груди.
Отставив в сторону каминную решетку, он положил поленья на догорающие угли и подправил огонь. Пламя быстро разгорелось, он поставил решетку на место и направился к ее кровати. Отблески огня играли на подтянутом теле, высвечивая рельефные мускулы.
Саманта слегка застонала и зашевелилась, соблазняя, чтобы он подошел поближе. Он смотрел на нее сверху вниз, и в глазах его были тоска и мука.
Тяжело вздохнув, закрыл глаза и слегка покачнулся, постоял и, застонав, мотнул головой, словно хотел что-то стряхнуть. Сдерживая дыхание, склонился над Самантой.
Саманта закрыла глаза и напряглась в ожидании. Ник протянул руки, взял одеяло и… накрыл ее до самого подбородка. Черт возьми!
Саманта быстро открыла глаза, их взгляды встретились: ее – зовущий и его – испуганный. Прежде чем он успел выпрямиться, она протянула руки и обхватила его за шею. Притянув к себе его голову, прижалась к его рту долгим страстным поцелуем.
– Доброе утро, – тихо сказала она, не размыкая рук.
Он заморгал и кашлянул.
– Доброе утро, Саманта. Я не хотел будить тебя.
– Я знаю, – ответила она и погладила жилку, пульсирующую у него на шее. Пробежалась пальцами у него по волосам, наслаждаясь новыми ощущениями. Сцепив пальцы на шее, потянула к себе голову. Глухо застонав, Ник плюхнулся на кровать.
– Котенок, – прошептал он, обнял ее крепкими руками и прижал к груди. Он шептал ей на ухо что-то невнятное, обдавал жарким дыханием лицо, шею, грудь. Глаза его потемнели, стали огромными. Склонив голову, стал осыпать ее жадными поцелуями.
Она задохнулась, задрожала. Это было мучительно. И в то же время хотелось, чтобы эта сладкая мука длилась, длилась, длилась…
Рука его скользила по ее спине, груди, плечам, наткнулась на тесемку ее сорочки. Спустив ее вниз, он оголил плечо и стал целовать его.
– Такая сладкая, – шептал он и щекотал ее отросшей щетиной. Потом провел языком по вырезу тонкой сорочки, слегка касаясь кожи на груди. У Саманты мурашки пробежали по спине. Она глубоко вздохнула. Он поднял голову и стал снова искать ее губы. Нежно, но настойчиво раздвинул их языком. Язык проник в ее рот, пробуя, смакуя сладость ее рта и приглашая ее сделать то же самое. Она подчинилась, пока робко и неумело. Провела языком по его губам, продвинула свой язычок чуть дальше и стала исследовать глубины его рта, пробовать на вкус. Их языки встретились: один – нежный и настойчивый, второй – неумелый, но податливый. Его пальцы медленно описывали круги вокруг ее сосков, ласкали грудь. От этих прикосновений у нее внутри зажегся странный мерцающий огонь и жар пробежал по венам. Опустив руку вниз, Ник приподнял подол сорочки, погладил бедра, живот, снял сорочку.
– О, котенок, ты такая теплая, мягкая, – говорил он, глядя на нее искрящимися глазами. Снова стал целовать ее шею, грудь, живот, бедра и гладил, гладил ее тело шершавыми, но нежными ладонями.
Круговыми движениями языка он ласкал ее соски до тех пор, пока они не стали твердыми и напряженными. Одновременно испуг и ликование охватили ее, она была переполнена новыми ощущениями и желаниями, которые он разбудил в ней неистовыми ласками. Она слегка выгнулась и стала касаться кончиками пальцев его спины, боков, груди. Ей страстно хотелось знать и ощущать, какой он – человек, которого она называет своим мужем. Она прижималась к рукам и губам, ласкающим ее жаждущее тело, словно упрашивая, чтобы он научил ее любви. Родившееся между бедер волнующее тепло перешло в тягучую боль. Она притянула Ника к себе, сознавая, что только один он сможет сейчас утолить эту сладостную муку.
– Любовь моя, – прошептала она.
Он вдруг напрягся, дернулся, отстранился, словно она ударила его наотмашь. Лицо его исказилось, стало злым. Золотистые искорки погасли в глазах, глаза стали темными и холодными. Он резко встал.
– Постарайся заснуть, – хрипло сказал он.
– Ник, что случилось? – недоумевая, закричала она ему вслед. Но дверь захлопнулась, в спальне воцарилась тишина.
Шатаясь от ревности и неудовлетворенности, Ник ворвался в свою комнату и крепко хлопнул дверью. Словно дикий зверь, попавший в западню, он метался по комнате. Потом сел на кровать, сжал виски ладонями. В ушах, казалось, все еще продолжали звучать эти два слова: «Любовь моя!»
– Отчего же она не назвала меня еще и Билли? Тогда уж точно со всем этим было бы покончено.
Ник закрыл глаза, стараясь забыть все, все… Он крепко, до боли в суставах, сжал пальцами толстое стеганое одеяло, стараясь вытравить из них ощущение Саманты.
Но все было бесполезно. Ладони, тело, губы еще осязали ее свежесть и чистоту. Воздух вокруг него был наполнен ее запахом.
Тело все еще дрожало от ее сладострастных поцелуев. У него заболели руки, когда он вспомнил ее возбужденную, ставшую твердой грудь. Внутри у него все волновалось и трепетало от неудовлетворенности…
Ник поднял голову. Его охватила ярость. Захотелось силой сорвать с нее эту колдовскую одежду, овладеть каждой частичкой ее нежного тела, войти в нее, заполнить ее лоно своим семенем и вытравить из ее сознания все, что могло бы напоминать ей о Билли.
Он тяжело опустился на кровать, зарылся лицом в подушку. Безысходность овладела им. Он не мог этого сделать, как бы сильно ни хотел ее. Это не ее вина, что она поверила ему сейчас. Она просто ничего не помнила. Но он помнил. Помнил ее крики по ночам. Ее тоску по Билли, ее любимому. Он помнил все. А когда пытался забыть, ее ночные кошмары повторялись. Он вновь прибегал к ней, вновь слушал отчаянные крики, призывы о помощи. Ее кошмары вновь и вновь напоминали ему, что он – лишний.
Трясущейся рукой Ник провел по волосам. Ему нужна сейчас выпивка и женщина. Какая-нибудь очень страстная женщина. Такая, которая сумеет затмить эту зеленоглазую колдунью. Ник быстро нашел одежду, натянул ее, обулся и бесшумно выскользнул из дома. Оседлав Скаута, вскочил верхом и помчался в холодную и темную ночь. Он спешил в Каньон Спрингс. Он мчался в салун «Красная Собака».
Ник добрался до города, когда небо на востоке осветилось алым и золотым. В воздухе таял жемчужный предрассветный туман. Утро обещало быть ясным и безоблачным. Копыта Скаута глухо топали по пыльной дороге.
Ник спешился на заднем дворе борделя. Привязал коня за перила ограды. Поднялся по крутой лестнице, постучал в знакомое окно.
Нетерпеливо переминался, ожидая, когда зажжется свет и приоткроется штора. В окне показалась грудастая молодая блондинка. Узнала его, открыла защелки, распахнула окно.
– Ник! Это ты? Влезай скорее же, холодно!
Карабкаясь через окно, Ник довольно ухмыльнулся. Кто-кто, а Сэлли никогда не подведет.
Какое-то время спустя Ник выбрался из-под одеяла и потянулся за одеждой. Напяливая штаны, он был рад тому, что в комнате темно. Стыдно было встретиться глазами с Сэлли. Он злился, сам не зная, на кого.
– Никки, не принимай ты все так близко к сердцу, – пыталась успокоить его женщина. – Рано или поздно, это со всеми случается. Со всеми мужчинами, без исключения.
– Но со мной такого еще не случалось, – буркнул он, застегивая брюки.
– Дорогой, ты просто очень устал и замерз. Ты уверен, что больше не хочешь лечь в постель? – проворковала она, сдерживая зевок.
– Нет. А ты, Сэлли, постарайся заснуть, – сказал он, натягивая ботинки. Вынув из кармана деньги, положил их на туалетный столик, хотел попрощаться, но увидел, что Сэлли уже вовсю спит. Ник надвинул шляпу низко на лоб и выскользнул из комнаты, чувствуя себя неполноценным.
Невероятно страдая от неудачи в борделе, Ник не замечал, какое светлое занимается утро. Как оно свежо и ясно. Легкий туман таял под первыми солнечными лучами и плавился над зелеными холмами, кое-где украшенными золотыми осенними рощами. Все его мысли крутились вокруг того, что он теперь похож на кролика-импотента.
«Какого черта она со мной сделала?»
Злой, смущенный, он вспомнил об ароматном, цветущем теле Сэлли. Раньше оно всегда возбуждало, удовлетворяло его. Но сегодня ночью, когда он решил уже, что все будет хорошо, как и прежде, неожиданно представил свою зеленоглазую колдунью с золотисто-рыжими волосами. Первый раз в жизни женщина не смогла разбудить его желание. И сейчас он чувствовал себя так, будто его кастрировали.
«Все, что происходит со мной, очень неестественно».
Въехав во двор ранчо, он расседлал Скаута и пустил того в загон. Повесив седло на забор, остановился и взглянул на ее окно. Неожиданно у него в паху возникло знакомое тепло, брюки стали невообразимо тесными.
Черт побери! Но почему именно сейчас?!
Проклиная свое глупое положение, он круто повернулся и пошел в сторону конюшен. Оседлав другую лошадь, он отправился на пастбище, где рабочим была необходима помощь при клеймении бычков.
Вернулся он поздно, измученный и грязный. Дождался, когда в доме погас последний огонек, и только тогда прокрался в ванную комнату. Наскоро помывшись, обернулся полотенцем и прошмыгнул наверх, в свою комнату. Убрал с кровати постельное белье, чтобы передвинуть ее в другой угол. Знакомый свежий запах носился в воздухе. Нагнувшись, он подозрительно обнюхал свежезастеленное белье. Снова застелил постель, накрыл ее одеялом и бухнулся поверх него. И только когда в окнах темнота слегка рассеялась, он заснул. Ему ничего не снилось.
Саманта лежала, тупо уставившись в потолок. Огонь в камине погас. Остались только тлеющие угольки. В комнате становилось прохладно. Нахмурив брови, она сосредоточенно думала, как ей быть. Она не видела Ника с той ночи, когда он неожиданно выбежал из комнаты. Он, наверное, избегает ее потому, что у него совесть нечиста. В ванной комнате она нашла брошенную одежду. Одежда вся пропахла дешевыми духами.
Скрестив руки на груди, она зло смотрела на стену, которая отделяла их комнаты.
«Как тебе понравилась розовая вода, которой я обрызгала твою кровать? Может быть, ты вспомнишь, что у тебя есть жена?»
Саманта сокрушенно вздохнула. Если бы она своими глазами не видела брачное свидетельство, она ни за что бы не поверила такому. Она – замужем? Замужем – даже само слово звучало непривычно для уха.
Она не чувствовала себя замужем.
Хотя не знала, как это нужно ощущать себя замужем.
Да и Ник не ведет себя как женатый мужчина.
Была в их отношениях еще одна тайна – свадьба. Каждая женщина помнит свою свадьбу. Но она ее не помнит. И, что самое удивительное, Ник тоже, кажется, не помнит ничего. Боже милостивый! Он-то должен был хоть что-то запомнить? Если только не был пьяным до бесчувствия и не проспал все на свете. Но Роза и Джейк знают о свадьбе не больше, чем она и Ник. Саманта сощурила глаза. У нее было ощущение, что Джефф знает что-то. Но, когда она попыталась расспросить его, он только ухмыльнулся. Вид у него был смущенный и глупый.
Роза и Джейк стали ей дороги по-настоящему. Они помогли ей почувствовать себя полноправным членом семьи. А Джефф казался ей младшим братом, хотя, на самом деле, он был старше ее.
Ник – самый неуловимый в доме. И именно он оказался ее мужем. Он обращается с ней словно с надоедливым досадным ребенком.
«Но, Боже милостивый, мы же молодожены».
Она была вынуждена признать, что сначала боялась его. Думала, что он тут же затащит ее в постель. Но он уверил, что не будет ничего делать насильно, и сдержал свое слово. Об этом она почему-то подумала с отвращением. Да, действительно, он сдержал свое слово.
Солнце заливало край неба розовым светом. Саманта соскользнула с кровати. Глаза ее блестели решимостью. Она подошла к шкафу и достала оттуда новое платье, которое сшила из ткани, привезенной Ником. Надев исподнее, в мгновение ока облачилась в обновку. Ей понравилась та девушка, которую она увидела в зеркале. Она стала вертеться, разглядывая свое отражение и восхищаясь собой.
Платье было из набивного ситца – бледно-зеленого в мелких желтых и белых цветочках. Тугое в талии, с низким вырезом спереди, отделанное кружевом. Платье приоткрывало грудь. И ей не терпелось взглянуть на выражение лица у Ника, когда он увидит ее в этом наряде. Саманта потрясла волосами, распушила их, чтобы локоны рассыпались по плечам. Подколола их шпильками, оставив несколько завитков вокруг лица. И, в довершение всего, приколола к волосам светло-зеленый шелковый бант. Покусала губы, чтобы они сделались поярче. И когда снова посмотрела в зеркало, то прямо залюбовалась собой.
– А теперь попробуй устоять передо мной, дорогой муж, – злорадно сказала она отражению. Махнула перед зеркалом юбками и выскочила за дверь.
Все мужчины собрались за столом и пили кофе, когда она вошла, нет, не вошла, а вплыла в столовую.
– Доброе утро!
– Доброе утро, сладкая, – сказал Джейк, добродушно улыбаясь. – Ну и ну, разве мы не прелестны? – он лукаво взглянул на Ника.
– Сэмми, ты просто сногсшибательна, – выдохнул Джефф. – Верно, Ник?
Ник взглянул на Саманту и равнодушно кивнул:
– Очень красиво, – он отхлебнул кофе и повернулся к Джейку, продолжая прерванный разговор: – Если все будет хорошо, я вернусь через три недели.
Саманта разочарованно вздохнула.
«Да, я, кажется, слишком увлеклась своей затеей».
Одарив мужа пренебрежительным взглядом, она пошла на кухню, чтобы помочь Розе. У нее было ощущение, что, если даже она будет ходить вовсе голой, он вряд ли заметит.
«Сегодня Ник уезжает в форт Гарланд. Ему нужно доставить туда мясо. Приедет через три недели. Что же я буду делать одна все эти три недели?»
Она взяла на кухне тарелки, отнесла их в столовую и села рядом с Ником. Мужчины положили себе еды и начали есть, продолжая разговор о поездке и коровах. Саманта пристально наблюдала за Ником. Он прямо-таки глотал мясо, яйца, пироги.
«Он действительно любит поесть. Может быть, мне научиться готовить?»
Скоро Ник вышел из-за стола и пошел в свою комнату, чтобы взять в дорогу нож. Саманта выждала, пока он скрылся, и побежала за ним. Она тихонько проскользнула в комнату и закрыла за собой дверь. Ник обернулся и взглянул на нее, словно затравленный зверь. Она буквально загнала его в угол.
– Привет, Саманта. Что это ты тут ищешь?
– Я пришла с тобой попрощаться, – тихо и мягко ответила она.
«Если ты захочешь теперь убежать от меня, единственный путь – через окно, дорогой муженек».
Она усмехнулась, когда он посмотрел на шторы.
– Последнее время ты избегаешь оставаться со мной наедине. Мне хотелось бы знать – почему?
Ник отступил на шаг, вздохнул.
– Я был занят. Ты же знаешь, со скотом и всякое другое.
Она подозрительно сощурила глаза, подумав о «всяком другом».
– И ты даже не поцелуешь меня на прощанье? – спросила она.
– Обязательно. Беги вниз и подожди меня там. Я сейчас спущусь, – пообещал он, растерянно глядя на нее.
– Ты ведешь себя так, словно боишься меня. Я же не кусаюсь, ты знаешь, – она подняла руки и положила ладони ему на грудь.
– Раньше ты кусалась, – ляпнул Ник. «Раньше?»
Она была несколько сбита с толку такой фразой, но решительно пропустила ее мимо ушей. Пальчиком она пощекотала его шею.
– Думаю, я попрощаюсь с тобой сейчас, – она встала на носочки и прижалась к нему. Охватив ладонями его затылок, с силой пригнула голову, целуя шею, подбородок, щеку. Захватила губами его нижнюю губу. Провела по ней легонько языком, а потом стала покусывать ее своими острыми белыми зубками. Отпустив нижнюю губу, она захватила верхнюю и почувствовала, как задрожали его ноги. Ее поведение настолько потрясло его, что он затрепетал в ее руках от нетерпения.
Выругавшись, он застонал и обнял ее. Приподнял от пола, зарылся одной рукой в ее волосы. Глаза у него были злые, потемневшие. Он яростно осыпал ее шею и лицо поцелуями. Требовательно обхватил губами ее рот, касаясь языком глубины ее рта. Рукой он теребил и мял ее грудь. Он был диким, неистовым, прекрасным. Саманта затрепетала в его объятиях, как лист на ветру.
– Ник? Ты здесь? – из коридора послышался голос Джеффа.
– Черт возьми! – Ник поставил Саманту и шумно вздохнул. Наклонившись, еще раз страстно поцеловал ее, нахлобучил на глаза шляпу и вышел за дверь.
Саманта, пошатываясь, доплелась до его кровати и прилегла на краешек. Повернув голову, она увидела в зеркале свое отражение.
– Боже милостивый! – задохнулась она. Так любовно завязанный и приколотый, бант криво висел. Волосы рассыпались по плечам, взлохматились. Перед платья был расстегнут, обнажая одну грудь. Щеки покрылись красными пятнами, натертые его щетиной. Губы покраснели и распухли от его яростных поцелуев. Но больше всего Саманту поразили ее собственные глаза: огромные, зеленые, они сияли восторгом и любовью. Она вздохнула, опустив ресницы, вспоминая ту страстность, которую не ожидала в себе, которую он разбудил в ней своим неистовством.
В предрассветный час протрубил горн, поднимая солдат с коек. Ник с любопытством смотрел в окно, удивляясь, как человек может терпеть, если кто-то ему приказывает, когда встать, когда есть, что делать и в какое время ложиться спать. Ведь все это – неестественно. Ограничивает свободу и сковывает волю. Ник усмехнулся: быть солдатом – гораздо хуже, чем иметь жену.
Женат. Он снова и снова думал о Саманте. Конечно, он очень скучает по ней. Но здесь, по крайней мере, ему не надо каждую минуту следить за ее действиями и передвижениями. Последнее время он чувствовал себя мышью, к которой подкрадывается голодный кот. Ему все чаще приходилось избегать ее. Куда бы он ни повернулся, везде натыкался на зовущие зеленые глаза. Они наблюдали за ним из-за углов. Запах ее духов преследовал его везде. Звук ее голоса, глуховатый и напряженный, заставлял его вздрагивать. Нервы его натянулись до предела.
Он застонал, вспомнив, как она загнала его в угол тем утром, когда он уезжал. Какая она была миленькая в новом светло-зеленом платье. Он тогда потерял голову. И запомнил только, как стал целовать ее, в ответ на робкие, но упоительные и забавные попытки соблазнить его. Если бы Джефф не постучал в дверь, трудно сказать, чем бы все кончилось. Эта маленькая, хорошенькая хищница так раздразнила его что ему еще долго было неудобно ехать верхом.
А сейчас у него мысли, действительно, вразброд. Скот продан. Пора возвращаться домой. Вырученные деньги он спрятал в пояс за рубашкой. Сверху надел кожаный жилет, чтобы прикрыть выпирающий узел.
Послышался стук. Ник застегнул жилет и открыл дверь. Вошел новый старший рабочий Дэнни Деляней.
– Эй, босс, все сделано. Я и мои ребята решили, что пора назад, на ранчо.
– Уже? – удивился Ник. – Я считал, что вы сначала немного отдохнете, а уж потом соберетесь в обратную дорогу.
– Не-а. По дороге мы остановимся у Молли. Там и развлечемся чуть-чуть, – объяснил Дэнни и добавил: – А так как я теперь главный, мне надо быть там, на ранчо, и проследить, чтобы за оставшимся скотом хорошенько присматривали.
– Хорошо, Дэнни, – согласился Ник. У парня было маловато опыта, но он с лихвой компенсировал это смекалкой и решительностью. Насчет коров он был прав. Из-за засухи и того большого количества голов, которое им еще предстоит продать, необходимо тщательно следить и ухаживать за каждой остающейся коровой и теленком.
– Я вернусь на ранчо чуть позже, – сказал Ник.
– Может быть, нам подождать тебя? – спросил Дэнни.
– Не стоит. Я не знаю, сколько задержусь здесь.
Ковбой махнул ему и побежал к остальным ковбоям, которые уже сидели верхом, готовые в путь. Дэнни вскочил в седло, и через несколько минут компания скрылась в облаке пыли, поднятом конскими копытами.
Ник вышел из комнаты и направился в штаб командования. Он снял шляпу, миновал часового и вошел в кабинет. Полковник поднял голову от стола и улыбнулся.
– Собрался домой, Ник?
– Есть еще кое-какие незаконченные дела, Кит. Вы когда-нибудь слышали о семье по фамилии Сторм?
Полковник Кит Карсон задумался, потер подбородок.
– Нет, не могу утверждать, что знаю или знал таких когда-либо, Ник, – он поднялся, прошел от стола к окну, стал внимательно смотреть в сторону гор. – Как там Белый Орел?
Ник напрягся, голос его стал чуть-чуть хрипловатым.
– Вы спрашиваете как друг Чиянны или как английский полковник? – Ник разговаривал с человеком, которого индейцы называли Метатель Лассо. Ростом он был всего пять футов и шесть дюймов, его мужество и смелость были хорошо известны среди индейцев. Несколько лет полковник жил с женщиной из племени Чиянна. Но в то же время он помогал очищать земли от индейцев племени Навайо. Именно он присутствовал в 1865 году при подписании договорного соглашения, которым индейцы лишались прав в Колорадо. Это соглашение подписал Черный Котел. Но Белый Орел и остальные не могли согласиться с договором. По соглашению любой индеец племени Чиянна, оказавшийся севернее реки Арканзас, считался перебежчиком.
Ник упрямо поджал рот. Белый Орел объявил, что не подписывал никакой бумаги и добровольно никогда не покинет землю своих предков.
– Я спрашиваю по-дружески, – обернулся полковник. – Ты ведь знаешь, Ник, я очень хорошо отношусь к старому вождю. Слишком много всего было за это время: и столкновений, и всего прочего.
– Когда я видел его в последний раз, с ним все было в порядке, – неохотно ответил Ник.
Карсон вернулся к столу, снова сел на свое место.
– Да, о семье Сторм, – вспомнил он, разряжая напряжение, возникшее между ними. – Ты лучше спроси местного торговца. Вездесущий хитрован знает всех в округе, – полковник, чем-то довольный, хмыкнул. – Но скажет ли он тебе что-либо – большой вопрос.
Полковник встал и протянул руку.
– До свидания, Ник. Вижу тебя, наверное, в последний раз. Я устал от армейской жизни и подумываю о том, чтобы уволиться и где-нибудь осесть.
Ник пожал протянутую руку.
– Всего хорошего, Кит, – он усмехнулся. – Я и сам думаю осесть и успокоиться.
Полковник захохотал ему вслед.
Ник ехал на Скауте в колонне марширующих солдат. Миновал двойные бревенчатые ворота. Облегченно вздохнул, оказавшись за пределами высоких стен форта. Воздух был насыщен ароматом высохшего шалфея. Направил коня к низкому бревенчатому строению фактории.
Спешившись, зажег сигару и стал ждать, когда уйдут два бородатых охотника. Вскоре они ушли. Он затушил о каблук окурок сигары, сделал глубокий вдох и вошел, пригнувшись, через низкую дверь. Часто заморгал и сдержал дыхание, привыкая к темноте и различным запахам, атаковавшим его со всех сторон. Воняло жиром, вяленым мясом, шкурами, пряной олениной, потом, виски и дымом.
Из-за грубого, обшитого планкой прилавка на него пялился согнутый старик. Небольшого роста, толстый. Беззубыми деснами он жевал большой комок табака, периодически сплевывая и выбирая для плевков то одну, то другую мишень.
– Чего тебе? – неприветливо спросил он.
– Я ищу семью по фамилии Сторм. Полковник Карсон посоветовал мне спросить у тебя. Может быть, ты знаешь? – Ник затаил дыхание и пристально посмотрел в глаза старику.
– Говоришь, Сторм? – старик почесал лысую голову, будто извлекая что-то из памяти. – Вроде, вспоминаю каких-то Сторм к северу отсюда, – старик заколебался, его выцветшие голубые глаза стали подозрительными, колючими, как будто он вспомнил что-то такое, о чем не хотел говорить. – А зачем они тебе? У тебя к ним какое-то дело?
– Я ищу человека по имени Билли. Может быть, он какой-то родственник им? – неохотно объяснил Ник.
– Тебя-то как зовут? Откуда ты?
Старикан оказался уж слишком любопытным. Ник сощурил глаза.
– Я Ник Макбрайд из Каньон Спрингс, – ответил он. – Ну, а теперь поговорим о Стормах.
Хитрец-старик загадочно посмотрел на Ника.
– У них там были какие-то неприятности, не помню уж точно, какие, – комок слюны чуть не попал на ботинок Ника.
– А ты знаешь точно, где они живут? И что у них произошло? – снова спросил Ник.
Старик настороженно взглянул на него, глаза его забегали.
– Не-а. Это все не мое дело, я, вообще-то, не лезу в чужие дела, парень.
Нику показалось странным, что это сделалось со стариком и его памятью. Как только Ник переступил порог, он стал выпытывать все у него. Или Стормы были какой-то скрытной компашкой, и старик боялся о них говорить. Но он, явно, что-то знал.
– Ты знаешь еще кого-либо, кто бы мог рассказать мне об этой семье?
– Не-е-а, – торговец по-прежнему пялился на Ника. – Иногда очень хорошо знать поменьше, – прошептал он таинственно. И вдруг загоготал так, что у Ника на макушке волосы встали дыбом. Старик заковылял и скрылся в глубине дома.
Ник вышел очень разочарованный и недовольный. Последняя фраза торговца его очень озадачила и привела в замешательство. Что за тайна окутывает семью Сторм? И какое отношение ко всему этому имеет Саманта? Черт возьми, все запутывалось еще больше.
Все, что он знал, – это фамилия Сторм и имя Билли. Ник вздохнул. Он прекрасно понимал, что этого совсем недостаточно, чтобы продолжать поиски.
Что-то у них произошло. Какие-то неприятности. Сжав зубы, Ник вспомнил имя Мэтью. Может, его фамилия была Сторм? Может, он совершил что-то ужасное? У него, кажется, отвратительный характер. Он, явно, не был другом Саманты. В своих ночных кошмарах она боялась его до смерти. Ник нахмурился, вспомнив, как она прижималась к нему, как все ее хрупкое тело тряслось от ужаса. Нет, кто бы ни был Мэтью, он не был ее другом. Может, старикан прав, говоря, что лучше не совать нос в некоторые дела.
Ледяной ветер яростно дул с севера. Давно наступил ноябрь. Скоро пойдет снег, начнется зима. Ник вздохнул, понимая, что поиски Билли, видимо, придется отложить до весны.
Поплотнее запахнув куртку, он направил Скаута к далеким холмам, вершины которых были уже присыпаны снегом. Редкая ледяная крупа срывалась с низко нависшего серого неба.
Он прикрыл глаза, и в памяти сразу же всплыло видение зеленоглазой рыжеволосой колдуньи, обдав его тело волнующим жаром.
До тех пор, пока он не найдет Билли или к Саманте не вернется память, она будет принадлежать ему, только ему. Может быть, успокоиться на этом? Он вдруг улыбнулся. Настроение улучшилось. Он надеялся, что зима будет долгой-долгой. А весна наступит не скоро.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Буря в Колорадо - Рич Мэри Лу



Прекрасный роман! Мне очень-очень понравился! И юмор, и любовь - все есть!!! Читайте не пожалеете!
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуЕкатерина
11.05.2011, 20.52





Начало очень интересное,даже смеялась когда читала,а в середине нудно и скучно,в конце тоже интересно.один разок прочитать можно.
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуНаташа
28.04.2012, 16.30





пожалуста.названиє книги гг викрали для оплодотворения гг а потом дали снадобє чтоби все забил .книга историческая.
Буря в Колорадо - Рич Мэри Луолеся
15.06.2012, 20.18





Хороший роман , понравился , но я всё время была в ожидании - когда же он ей всё расскажет , объяснится ....и этот Мэтью в конце , несколько неуместно ...
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуВиктория
10.05.2013, 20.53





Роман мне понравился. Может показаться необъяснимым поведение главного героя в отношении Саманты, потерявшей память. Но он наполовину индеец. А индейцы, при всей своей дикости и жестокости, не могли жениться на замужней женщине. Девушка, вдова, разведенная - да. Поэтому он избегает свою жену и старается узнать, не замужем ли она. А так - все мило и приятно.
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуВ.З.,66л.
18.03.2014, 12.12





Можно почитать.
Буря в Колорадо - Рич Мэри ЛуКэт
26.10.2014, 12.43





Хороший роман,адекватные герои,всё в нем есть( любовь,страсть,нежность и т.д )Но лично мне не хватило эпилога
Буря в Колорадо - Рич Мэри Лус
8.07.2015, 10.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100