Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Клэй Фитцджеральд едва не умирала от духоты, сидя среди выпускников-одноклассников перед толпой родственников, собравшихся на торжество в тесном спортзале школы Святой Анны. Она беспомощно шарила близорукими глазами по рядам расплывающихся лиц и наконец повернулась к трибуне, на которой директор школы Халквист произносил вступительное слово.
Клэй ничуть не сомневалась, что отец не успел вовремя вернуться из Харрисонбурга; наверняка он появится, когда все уже разъедутся, и опять станет оправдывать свое опоздание лопнувшей шиной и дорожными пробками. Не беда: главное, школа позади, и теперь ничто не могло омрачить радости Клэй. Ее ждало беззаботное лето – фотография, скачки на лошадях, поездка в Саратогу на аукцион жеребят и молодняка. Может быть, она даже уговорит отца устроить ей прощальную пирушку перед поступлением в колледж.
Клэй почувствовала, как кто-то толкнул ее в бок. Джин Дэвис, сидевшая рядом, прошептала:
– Подруга, очнись! Сейчас будут вручать премию за искусство.
– …с огромным удовольствием объявляю, что в нынешнем году премия присуждается Клэй Фитцджеральд за успехи в искусстве фотографии!
Торопливо шагая к трибуне, Клэй едва не наступила на подол своего длинного кружевного платья. Публика разразилась аплодисментами, и она услышала сквозь шум голос своей лучшей подруги Робин Рэндольф:
– Вот видишь! Что я тебе говорила?
Вручение дипломов об окончании школы промелькнуло словно сон. Премия для Клэй стала добрым знаком того, что следующие четыре года в колледже пройдут без сучка без задоринки. У нее есть способности!
После церемонии Клэй быстро отыскала на лужайке отца, Нелл и Нону.
– Папа! Я была уверена, что ты только сейчас подъезжаешь к школе! – Клэй по очереди обняла Мака и двух женщин.
– Черта с два. Мы опоздали на пару минут, но почти ничего не пропустили. Мы с Баком немножко вышли из графика, но потом я сделал все, чтобы успеть сюда. – Мак улыбнулся Нелл и грузной негритянке. – Вы согласны, леди?
Нона улыбнулась в ответ и возвела очи горе.
– Напрасно спешили, – не удержалась Клэй. Речь господина Халквиста была такая скучная… – И тут, оглянувшись, она со смущением обнаружила в нескольких шагах предмет своей иронии. Школьный директор коротко кивнул, и Клэй так и не поняла, услышал ли он ее замечание.
Мак Фитцджеральд сиял.
– Я так горжусь тобой, девочка!
– А я держала пальцы скрещенными насчет премии за искусство, – перебила его Нона. – У меня было предчувствие, что ты обязательно ее получишь!
Мак повернулся к Нелл.
– Бак пришлет своего парня, чтобы помочь вам с покупками. – Он обнял дочь и поцеловал ее в щеку. – А мы с Клэй отметим ее успех праздничным обедом в «Кабаньей голове».
Клэй поморщилась.
– Спасибо папа, но стоит ли? В этом платье можно задохнуться. И вообще, из-за этой жары я выгляжу просто кошмарно. – Из высокой прически Клэй, которую утром соорудила Нелл, уже начинали выбиваться пряди волос, а очки, которые она все же надела, то и дело соскальзывали со взмокшей переносицы.
– Не упрямься, крошка, ты выглядишь потрясающе. К тому же я хотел бы поговорить с тобой наедине. Сегодня особый день.
– Ладно уж. Надеюсь, нам не попадутся знакомые, а то я сгорю со стыда.
– Беги попрощайся с друзьями, милая. Столик заказан на час дня.


– Шампанское, а? У нас ведь сегодня праздник. – Отец и дочь сидели за уютным столиком «Старой мельницы», ресторана при элегантно отделанной на колониальный манер гостинице «Кабанья голова» в Шарлоттсвилле.
– Нет, папа, спасибо.
– Что ж, тогда принесите мне «Кровавую Мэри» и ростбиф, – велел Мак официантке.
– А мне фирменный сандвич и «пепси» без сахара, – добавила Клэй. Ей казалось, что окружающие не спускают с нее глаз, и она чувствовала себя эдакой жирафой в кружевном платье.
Мак вынул из кармана коробочку с подарком и поставил на стол напротив дочери.
– Поздравляю тебя с окончанием школы, дорогая, – сказал он.
– Ах, папа, что это?
– Ну почему люди вечно задают этот вопрос? Открой и увидишь сама.
В коробочке из белого картона оказалась еще одна, размером поменьше, обитая ярко-синим бархатом. Клэй медленно подняла крышку. Внутри лежало золотое кольцо в виде цветка с чашечкой из грушевидных рубинов и листиками из трех изумрудов.
– Боже, какая красота! – Клэй подалась вперед и поцеловала отца в щеку. – Лучшего кольца я еще не видела, честное слово!
Правда, Клэй сомневалась, что когда-либо его наденет, – на ее вкус, украшение было слишком затейливым. Клэй предпочитала носить свое любимое серебряное колечко с бирюзой, такое старое, что камешек почти стерся. Но она не хотела огорчать отца. – Я… я всегда буду его любить!
– Эти камешки перешли к твоему деду от одного должника, а он положил камни в банковский сейф. Я обнаружил их лишь пару лет назад и сразу решил сделать тебе подарок. Нелл придумала эскиз и отдала камни ювелиру. – Мак рассмеялся. – Позже она опасалась, что ты откажешься его носить, потому что оно очень уж вычурное, но я сказал ей, что перед драгоценностями не устоит ни одна женщина.
Клэй улыбнулась:
– Женщины бывают разные, папочка. Как бы там ни было, с возрастом я буду ценить это кольцо все больше и больше.
Мак допил «Кровавую Мэри» и, заказав вторую порцию и рассеянно кивнув друзьям, сидевшим в дальнем углу зала, вновь перевел взгляд на дочь.
– Надеюсь, тебе здесь нравится. Не так уж это плохо – пообедать вместе со своим отцом.
– Все замечательно, папа. Жаль только, что я не смогла переодеться.
Когда официант принес блюда, оба несколько минут ели в молчании, и тут Клэй почувствовала, что в настроении отца произошла перемена. Она испугалась, что не сумела должным образом восхититься кольцом, и подняла кверху палец:
– Я обожаю свое новое колечко, папа.
– Рад это слышать, – отозвался Мак. – А теперь э-э-э… я хочу сообщить тебе нечто важное.
Отец редко говорил так осторожно. Клэй отложила в сторону вилку.
– Что-то стряслось?
Но Мак лишь улыбнулся:
– Нет-нет, как раз наоборот. У меня замечательные новости. Я не хотел говорить тебе, пока ты не сдала экзамены…
– Что случилось, папа? Ты так взволнован. Мак похлопал дочь по руке.
– Ты права. Дело в том, что я не знаю, как ты это воспримешь. Я выучил речь наизусть, но все слова куда-то подевались. Так вот… я встретил женщину, на которой собираюсь жениться.
Клэй была ошеломлена. Ее губы шевелились, но только через несколько секунд к ней вернулся дар речи.
– Кто она? Я ее знаю?
– Пока не знаешь, девочка. Ее зовут Санни Йейтс; она переехала в город прошлой осенью, а познакомились мы в апреле на вечеринке в «Джессап». Я знаю, она тебе понравится. Ее дочь учится в школе Холлинза, а сын только что вернулся из Вьетнама. Этой осенью он поступает в университет…
– Когда вы поженитесь? – Клэй была подавлена. День, когда ей суждено было это услышать, считался ее днем. Зачем отцу понадобилось все испортить? Мог бы отложить разговор до завтра.
– Э-э-э… Скоро. Через месяц или около того. Конечно, если ты мне позволишь.
– Но ты даже не познакомил нас! Ты собрался жениться на женщине, которой я и в глаза не видела. Как ты мог? – Клэй усиленно заморгала, но было поздно – по ее щекам побежали слезы.
– Я как раз хотел свести вас вместе, милая; завтра вечером она приедет к нам на ужин.
– Нелл знает об этом?
– Никто не знает. Пока я сказал только тебе.
– Но… вы совсем недавно знакомы. Я имею в виду, достаточно ли хорошо ты ее знаешь, чтобы так скоро жениться?
– Санни – первая женщина, которая после смерти мамы заставила меня подумать о женитьбе. Я старею, Клэй. А ты уже почти выросла и собираешься уехать в колледж…
– Но это не так уж и далеко. К тому же я буду жить дома…
Мак кивнул:
– Да, но через год-другой ты захочешь обзавестись собственным жильем в городе, а потом встретишь кого-нибудь и выйдешь замуж. Боюсь, я все равно не выдержу одиночества, дочка.
– Но я еще не скоро уеду. Мне всего семнадцать лет.
Мак подался вперед и взял Клэй за руки:
– Тебе понравится Санни. Она добрая, замечательная женщина.
– Ты… ты влюблен в нее?
Карие глаза Мака сверкнули.
– Да, Клэй, да – я очень ее люблю. Ты думаешь, что женитьба перевернет нашу жизнь, но ты ошибаешься. Когда мы с Санни поженимся, все останется по-прежнему, за исключением того, что у тебя появится мать, с которой ты сможешь обсуждать все, о чем не могла поговорить со мной.
– Мне не нужна мать, у меня есть Нелл, и я могу говорить с ней о чем угодно. Послушай, папа, разумеется, ты имеешь полное право жениться хоть сто раз, но эта твоя Санни Йейтс никогда не станет мне матерью! – Клэй отдернула руки; бокал с «пепси» опрокинулся, и коричневая жидкость, вылившись на белую льняную скатерть, потекла на колени Клэй, перепачкав ее кружевное платье. – Господи… только этого не хватало! – Клэй выскочила из обеденного зала, заливаясь слезами, и не останавливалась до тех пор, пока не добежала до машины.
Мак Фитцджеральд вздохнул и жестом приказал официанту подать счет.
– Видимо, каждой бочке меда полагается своя ложка дегтя, – сокрушенно произнес он себе под нос.


Бежевый «мерседес» медленно проехал мимо торгового центра и осторожно свернул на шоссе номер шесть. Автомобиль был выпушен в 1962 году, и ему исполнилось почти десять лет, но, когда Санни Йейтс покупала его, она знала, что «мерседес» еще долго будет соответствовать ее представлению об изысканном стиле. Впрочем, теперь машина доживала последние дни. Дав согласие выйти за Мака Фитцджеральда, одного из самых красивых и состоятельных мужчин округа Альбермейл, Санни рассчитывала, что муж подарит ей новый автомобиль, например, «ягуар», а то и более солидный «астон-мартин».
Дорога свернула к западу, и теперь солнце било Санни в глаза. Она сунула руку в перчаточный ящик и достала темные очки. Миновав дорожный указатель «Сосновый парк «Лоблолли». Заложен в 1932 году», Санни удовлетворенно улыбнулась – это был ее первый визит на знаменитую конную ферму Уиллоуз. «Какое странное чувство – приехать в неизвестное место, заранее зная, что ты останешься здесь навсегда», – подумала Санни. Во всяком случае, именно на это она надеялась.
Ей потребовалось немало времени, чтобы найти человека, за которого стоило выйти замуж: богатого, привлекательного и свободного. В Новом Орлеане и Атланте большинство толстосумов были женаты и привязаны к своим семьям либо невыносимо скучны. Подруги Санни смирились с таким положением вещей, но она была упорнее других, и ее усилия наконец были вознаграждены.
Переезд в Шарлоттсвилл оказался самым удачным шагом в ее жизни. Маленький городок был населен интеллектуалами без предрассудков – тому способствовали наличие университета и близость к Вашингтону, а живописные окрестности с их зелеными холмами словно бы хранили красоту минувшего столетия. Здесь Санни встретила очень много достойных, приятных людей. И вот наконец Мак.
Нельзя сказать, что он доводил ее до экстаза, когда они занимались любовью, однако Санни объясняла это отсутствием практики – Мак был полон сил и более чем охотно учился всему новому. Санни же было чему его научить. Во всех иных отношениях Мак был само совершенство, и она решила подождать с удовлетворением своих плотских фантазий.
Машина Санни въехала в ворота Уиллоуз и покатила по шикарной двухполосной дороге, рассекавшей надвое тысячу шестьсот акров поместья. По одну сторону дороги гольштейнские коровы превращали сочную траву в сырье для шарлоттсвиллского молокозавода «Монтичелло», по другую – за белоснежной оградой простирались ровные поля – раздолье для холеных чистокровных лошадей. Один из них – каурый жеребец с четверть мили скакал за машиной Санни, потом потерял к ней интерес и галопом умчался в сторону холмов, видневшихся на горизонте. Дорога выпрямилась, и впереди показалась главная усадьба – белое кирпичное здание с тосканской колоннадой.
По мере того как Санни приближалась к особняку, ее возбуждение нарастало; она почувствовала легкий зуд в ладонях и между ног. Подумать только, ей тридцать девять лет, и при виде столь шикарного дома у нее едва не случился оргазм! Впрочем, не столько дом был тому виной, сколько символизируемый им стиль жизни, вкус богатства, нажитого многими поколениями, то есть то, что Санни ценила превыше всего.
Она притормозила и повернула к себе зеркальце над ветровым стеклом, потом сняла очки и всмотрелась в свои голубые глаза, обрамленные фиолетовыми тенями и черными ресницами. «Интересно, многие ли женщины в моем возрасте выглядят так молодо…» – подумала она.
Когда Санни подъехала к огромному парадному крыльцу, из дома навстречу ей вышел Мак Фитцджеральд.
– Надеюсь, вам было легко найти дорогу, милая, – сказал он, открывая дверцу машины.
Санни быстро поцеловала хозяина поместья и улыбнулась:
– Проще простого. Но я не спешила – хотела насладиться красотой здешних мест, и в особенности Уиллоуз.
Мак обнял Санни за плечи и повел вверх по ступеням.
– Рад, что вам здесь понравилось. Позже я проведу вас по всему дому, но сначала выпьем. А еще я хочу познакомить вас с Клэй.
– О, я так долго ждала этого момента! Вы только поглядите, какие огромные самшиты! Какой роскошный сад!
– Это заслуга Питера, нашего главного садовника. Он работал у мисс Смит, когда она владела поместьем «Розовый холм» – там был самый роскошный сад во всем округе.
Они миновали вестибюль и вошли в громадную гостиную. Осмотревшись, Санни немедленно решила, что после свадебного путешествия пригласит сюда специалиста-декоратора. Старинная мебель выглядела неплохо, но ее обивку, суда по всему, не меняли уже много лет. Диван в стиле «американский ампир» и обюссонский ковер на полу можно оставить как есть, но все остальное придется подновить или заменить.
Мак вынул из серебряного ведерка со льдом бутылку «Боллингера»:
– Я знаю, вы любите шампанское. Может быть… Санни ласково погладила его по щеке.
– Конечно, дорогой. Глоток шампанского – именно то, что нам нужно перед прогулкой в конюшни. – Лукаво улыбнувшись Маку, она проследила за его взглядом, обращенным к стеклянным дверям, ведущим в патио, и увидела высокую девицу в старомодных очках, с прямыми длинными волосами и невыразительным лицом.
Глаза Санни на секунду расширились, но она тут же растянула губы в самой лучезарной улыбке, на какую только была способна:
– Должно быть, вы Клэй! Ваш отец так много о вас рассказывал, что я, кажется, знаю вас отлично! – Санни двинулась к девушке, но та увернулась и приблизилась к отцу.
– Клэй, милая, познакомься с Санни…
Клэй медленно повернулась и неохотно протянула руку Санни.
– Как поживаете? – тусклым голосом спросила она.
– Ваш отец пригласил меня на экскурсию по поместью. Не желаете ли к нам присоединиться? Мак сказал, что вы великолепная наездница и вашего любимого коня зовут Мультяшка. Какое забавное имя! Нельзя ли нам его увидеть?
– Мультяшка не жеребец, а кобыла. К тому же сейчас ее перевели на южное пастбище.
– Ах, как жаль. Тогда как-нибудь в другой раз. Мак откупорил шампанское и наполнил бокалы.
– Хочешь выпить с нами, дочка?
– Нет, папа, благодарю.
Санни рассмеялась:
– Я бы хотела, чтобы моя дочь Одри походила на вас. К сожалению, она обожает шампанское, пьет его с четырнадцати лет. С нетерпением буду ждать вашей встречи с ней. Надеюсь, вы покажете Одри город и представите ее своим друзьям.
– А теперь нам пора на прогулку, пока не стемнело, – вмешался Мак. – Ты идешь с нами, милая?
– Нет, спасибо. Я и без того знаю, что такое конюшня.
– Тогда увидимся за ужином. Идемте, Санни. Для начала вам надо знать, что все кирпичи, из которых сложены конюшни и дом, были вылеплены вручную и обожжены в печах здесь же, в поместье, а вон тому падубу уже больше трехсот лет…


Ужин задумывался как весьма торжественное событие – еще ни разу после смерти Элеонор Нона не видела Мака столь озабоченным. На стол постелили ирландскую кружевную скатерть, которую бабка Мака привезла с собой из Шотландии, поставили старинные кубки баккара и семейный китайский фарфор, положили столовое серебро от Тиффани.
И конечно же, гвоздем программы должно было стать угощение. Нона несколько дней подряд предлагала Маку различные варианты, пока тот не одобрил меню: на закуску знаменитые цыплята Ноны и виргинский слоеный пирог с ветчиной; затем зеленый черепаховый суп с шерри и дичь с рисом и кислым соусом, салат из ранней летней зелени и спаржа по-голландски; а на сладкое – взбитый абрикосовый мусс с крендельками. К горячим блюдам Мак велел подать красное бордо, а к десерту – «Шато-латур» 1961 года и легкое шампанское «Таттингер».
Столовую освещали свечи в двенадцати серебряных канделябрах и в хрустальных подсвечниках из Уотерфорда, расставленных по столу вокруг японской фарфоровой чаши с красными лилиями и молочно-белыми сибирскими ирисами.
За первыми двумя блюдами Санни оживленно болтала, рассыпаясь в похвалах очарованию Уиллоуз. Она забросала Мака вопросами об истории поместья и тонкостях разведения лошадей. Клэй сидела насупившись и отвечала на вопросы, лишь когда к ней обращались, но сама не вступала в разговор.
– Я должна заметить, Мак, что ваша Нона – настоящее сокровище. Она восхитительный кулинар. Боюсь, здесь мне придется тщательнее следить за своим весом.
Когда подали десерт, Мак предложил дочери выпить шампанского и в конце концов настоял на том, чтобы она сделала хотя бы несколько глотков.
– Я хочу произнести тост в честь Санни, – сказал он. – За мою прекрасную невесту и будущую хозяйку Уиллоуз.
Клэй сделала вид, что пьет, но на самом деле лишь притронулась губами к бокалу.
– Папа, я не хочу сладкого. Можно мне уйти?
– Нет, милая. Тебя никто не заставляет есть, но ты должна остаться с нами до окончания ужина: нам нужно обсудить приготовления к свадьбе, и я хочу, чтобы ты приняла в этом участие. – Мак тепло улыбнулся дочери.
– Послушай, Клэй, – начала Санни, – я буду счастлива, если ты согласишься быть моей подружкой вместе с Одри. Моя дочь блондинка, как и я, а у тебя волосы более темные; полагаю, лиловые платья будут к лицу вам обеим. Добавим к твоей прическе белую орхидею и…
– Я не хочу быть подружкой, – негромко произнесла Клэй.
– Это всего лишь твоя застенчивость, – сказал Мак. – Санни настаивает, чтобы ты была на свадьбе.
– Еще бы, – подхватила Санни. – Свадьба в Уиллоуз в присутствии обеих дочерей, родной и приемной – что может быть трогательнее? – Она бросила на Клэй ласковый взгляд. – Я понимаю, тебе нужно время, чтобы привыкнуть, это так естественно, но мне хотелось бы надеяться, что в конце концов мы станем добрыми друзьями. Уверяю тебя, я совсем не похожа на злобную мачеху, о которых пишут в сказках.
Клэй подняла глаза на Санни, и той показалось, будто угрожающий огонек сверкнул за толстыми стеклами очков.
– А теперь условимся о дате. – Санни постаралась придать голосу максимальную любезность. – Последняя суббота июня – это двадцать девятое. Я уже побывала в «Келлер и Джордж», и мне сказали, что приглашения можно отпечатать за три дня, значит, они будут готовы к следующему вторнику. Мы с Одри немедленно разошлем приглашения, как только нам их доставят…
Клэй неожиданно вскочила на ноги, уронив на пол салфетку.
– Папа, я переночую у Робин. Увидимся завтра. – Она торопливо зашагала к выходу.
– Клэй! – крикнул Мак. – Клэй, вернись и пожелай Санни доброй ночи.
Он поднялся, собираясь догнать дочь, но Санни удержала его.
– Не надо, все в порядке… Мы с ней поладим, дай только срок. Клэй нужно привыкнуть ко мне. По-моему, она очаровательная девочка…
Клэй слышала эти слова, так как задержалась в прихожей в поисках своего бумажника. «Нет, Санни Йейтс, я никогда не привыкну к тебе», – подумала она, а когда захлопывала тяжелую дверь, вслух произнесла:
– Сука!


Ближе к вечеру Мак и Санни сидели на террасе, попивая шампанское и наслаждаясь видом цветущего сада. Они уже составили список гостей и продумали все детали праздничного приема. Небольшая размолвка вышла только из-за рабочих фермы: Мак настаивал на том, что их следует пригласить, и Санни, не желая ссоры, уступила, небрежно пожав плечами.
Мак взял ее за руку.
– Я хочу извиниться за поведение Клэй во время ужина.
– Будь благоразумен, Мак. Просто девочке трудно смириться с тем, что теперь ей придется делить своего обожаемого папочку с кем-то еще…
Мак обнял Санни и поцеловал ее:
– Ты такая чуткая, отзывчивая. Тебе тоже будет нелегко привыкнуть к тому, что у тебя появилась вторая дочь…
– Наоборот, я жду этого с нетерпением. Я знаю, какими несносными бывают подростки. Правда, Одри не доставляла мне особых хлопот, но зато Бью… Хвала Всевышнему, теперь он, кажется, наконец взялся за ум. Впрочем, хватит о детях. Давай подумаем о нас с тобой. – Ее ладонь как бы случайно легла Маку на колено.
– Ах, Санни, ты даже не представляешь, как я счастлив. – Мак крепко поцеловал ее.
– А знаешь, – шепнула Санни, – ты ведь до сих пор не показал мне дом.
– Ну так идем скорее! – Мак поднялся, не забыв захватить с собой бутылку с шампанским.
Экскурсия по дому завершилась в спальне хозяина.
– О Господи! – Санни явно захмелела. – Так вот где ты спишь!
– Да. – С гордостью произнес Мак. – Я купил эту кровать несколько лет назад на аукционе в Чарлстоне.
– Несколько лет назад? – Санни осмотрела роскошное ложе с пологом на четырех столбиках, на которых были вырезаны рисовые колосья. – Так получается, что эта кровать – девственница?
Мак рассмеялся:
– Ты попала в самую точку.
Санни уселась прямо на покрывало и махнула рукой, приглашая Мака сесть рядом.
– Так может, лишим ее невинности? – Она прильнула к будущему супругу и прикоснулась кончиком языка к его уху. – Твоя дочь уехала на ночь к подруге, помнишь? Нам никто не помешает…
– Но есть еще работники фермы…
– Фу! – Санни расстегнула молнию своего платья. – Полюбуйся, как здорово я загорела. – Платье скользнуло вниз по стройным бедрам, и Санни осталась в одних белых кружевных трусиках.
– Да, но… Нелл Смит вот-вот вернется…
Санни не спеша развязала узел шелкового галстука, одетого хозяином имения по столь торжественному случаю.
– Вечер только начинается, и домой я еще успею. – Она вложила напрягшийся сосок в раскрывшиеся губы Мака, и он, стиснув пальцами ягодицы Санни, сорвал с нее трусики.


Нелл Смит сидела в своей спальне, обитой желтым ситцем, и, прислушиваясь к весьма выразительным звукам, доносившимся из спальни Мака, пыталась исправить сломанную куклу. За сорок девять лет жизни у нее много раз бывало тяжело на душе, однако сегодня она чувствовала себя совершенно разбитой. Но Нелл не плакала; она уже давно выплакала все слезы.
Подойдя к окну, Нелл при ярком свете луны различила силуэты лошадей на удаленных пастбищах. Поместье было ее домом десять лет, и она всей душой привязалась к Уиллоуз. Нелл знала, что Мак Фитцджеральд никогда не женится на ней, но мечтала о том, что, когда они с Маком состарятся, она все еще будет жить здесь, и Клэй сможет приезжать к ней со своими детьми.
Каждый вопль Санни вонзался в сердце Нелл, словно жалящий шип. Ей было почти пятьдесят, и она не питала иллюзий относительно своего одинокого будущего: Санни Йейтс непременно позаботится об этом. Хорошо хоть, что Клэй уже почти взрослая…
Нелл разжала ладони и внимательно вгляделась в них. Какая длинная линия жизни! Она вновь стиснула кулаки и несколько раз ударила по оконному переплету, едва не поранив пальцы. Словно в ответ снизу послышались нарастающие вопли Санни, бьющейся в оргазме:
– Господи! О Господи, Мак!
Нелл на цыпочках спустилась на кухню за бутылкой бренди, повторяя про себя: «Такая долгая жизнь, и не с кем ее разделить».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100