Читать онлайн Улыбка святого Валентина, автора - Рич Лейни Дайан, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рич Лейни Дайан

Улыбка святого Валентина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Значит, ты так и не разговариваешь с ними с тех пор? – спросила у меня Бьюджи во время оздоровительной прогулки.
– Нет, – покачала я головой.
– А как поживает Питер?
– Он сейчас у «барышень». А я к ним не хожу.
– А ведь прошла уже целая неделя, – сказала Бьюджи. – У тебя определенно началась депрессия.
– Ты так считаешь? – Я поддела камушек носком туфли. – А по-моему, я вполне бодра и здорова.
– Ну а что насчет Йена? – поинтересовалась подруга, скептически ухмыльнувшись.
– Его я тоже с тех пор не видела. Ты единственный человек, с которым я общаюсь. Если не считать телефонного разговора с моим факультетским куратором. Эта женщина была достаточно тактична, чтобы сделать вид, будто она поверила, что я почти завершила работу над диссертацией.
– А когда защита? – полюбопытствовала Бьюджи.
– В декабре. Но пока работа готова только вчерне, – неохотно объяснила я.
– Черт бы тебя побрал, Порция! Хочешь перечеркнуть двенадцать лет учебы? – возмутилась Бьюджи.
– Да с чего ты это взяла? Пока еще время у меня есть. Откровенно говоря, я собиралась защищаться в декабре, чтобы получить шанс быть представленной в качестве претендента на одну вакансию, открывающуюся будущей весной. Но теперь...
– Что еще стряслось?
– Даже не знаю, как бы это лучше объяснить... А который сейчас час?
Бьюджи посмотрела на свои наручные часы:
– Восемнадцать минут восьмого. Ну, говори же!
– Нам пора возвращаться, – поторопила я, потому что мы шли в направлении фермы Бэббов. – Послушай, а почему мы гуляем именно по этому маршруту? – спросила я. – Ведь можно пройтись и по Ривер-роуд, там тоже чистый воздух. Мне бы не хотелось столкнуться нос к носу с Йеном.
Разумеется, я покривила душой, но должна же приличная девушка держать фасон!
– Он по утрам работает, – напомнила мне Бьюджи. – Но уж если тебе так этого хочется, завтра пойдем другой дорогой. Если только прогулка состоится, – с улыбкой добавила она, выразительно поглаживая себя по животу. – Мне кажется, это случится именно сегодня.
– У тебя каждый день такое предчувствие, – съязвила я.
Мы гуляли ежедневно, а схватки все не начинались. У меня даже возникло нелепое подозрение, что Бьюджи вовсе не беременна, а просто неприлично растолстела и пытается похудеть.
– Но сегодня предчувствие исполнится, – уверенно сказала она. – Потому что сегодня – мой день уплаты налогов.
– Вчера ты говорила, что в день уплаты налогов нормальные люди не рожают, – уколола ее я. – А позавчера ты собиралась родить, потому что было полнолуние. А...
– Ты хочешь поссориться со своей лучшей подругой? – перебила меня Бьюджи. – С кем же тогда ты будешь общаться?
Я промолчала. Она замедлила шаг.
– До фермы отсюда рукой подать. Неужели ты хочешь повернуть назад?
Мы одновременно замерли и молча посмотрели на север.
Меня так и подмывало дойти до фермы и проведать Иена, угоститься кофе, поболтать о пустяках по-соседски, даже попытаться починить его ограду, давно нуждающуюся в ремонте. И я готова была побиться об заклад, что Бьюджи борется с желанием схватить меня за волосы и, не обращая внимания на мои вопли, волоком оттащить меня туда. Мы разом тяжело вздохнули и переглянулись, уже давно научившись читать мысли друг друга и понимать друг друга без слов.
– Не сердись на меня, Порция, – сказала Бьюджи. – Я не хотела тебя обидеть. – Внезапно она покачнулась, побледнев, и прошептала: – Достань из сумочки мобильник и позвони Дэви.
– Началось? – воскликнула я.
– Звони Дэви! – с перекошенным от боли лицом повторила она и согнулась в три погибели. – Скорее!
Я достала из ее сумочки сотовый телефон и нажала на кнопку, пытаясь его включить. Аппарат не работал.
– Бьюджи, как ты? – Я вновь и вновь нажимала на проклятую кнопку.
Бьюджи с шумом выдохнула, распрямилась и воскликнула:
– Этот чертов засранец решил меня изувечить!
– Терпеть можешь? – спросила я.
– Нет! – Она покачала головой. – На этот раз я угадала, началось.
– Сядь! – сказала я.
Она с опаской посмотрела на грязный асфальт у себя под ногами.
– Нет, я здесь садиться не стану. Что сказал Дэви? Он уже в пути?
– Ты давно подзаряжала аппарат? – спросила я. Бьюджи выхватила у меня телефон, ткнула пальцем в кнопку и расплакалась.
– Вот дерьмо! Мне придется рожать в придорожной канаве!
Я схватила ее за плечи и встряхнула.
– Послушай, Бьюджи! Не волнуйся, все будет хорошо. Я с тобой, я тебя не брошу! Поняла?
Она слегка успокоилась, но тотчас же вновь скорчилась от пронзительной боли и взвыла.
Наконец ее отпустило, я погладила подругу по голове и сказала:
– Может быть, это еще вовсе и не схватки, а ложные позывы.
– Нет, – сказала она. – На этот раз все по-настоящему.
И словно бы в подтверждение этих слов из нее хлынули воды.
Она стала истошно кричать. Я зажмурилась. Мы находились в трех милях от города и в двух – от фермы. Бьюджи не могла уже шагу шагнуть. Внезапно у меня за спиной послышался шум автомобиля.
– Я остановлю эту машину! – крикнула я.
– Мне страшно, – сжав мне руку, прошептала Бьюджи.
– Не бойся, глупенькая! – Я чмокнула ее в макушку. – Ни о чем не беспокойся, у меня все под контролем. Нужно только выбежать на дорогу и попытаться остановить эту машину.
Бьюджи кивнула и отпустила мою руку. Выбежав на середину шоссе, я замахала руками, подавая сигнал водителю знакомого голубого фургона, появившегося из-за поворота.
– Эй, Бридж! – закричала я что было мочи. – Скорее сюда!
Бридж Уилкинс притормозил свой грузовичок и высунулся из окошка.
– Порция? Неужели это ты, малышка? Что ты делаешь посреди шоссе?
– У Бьюджи начались схватки! – объяснила я, указывая рукой на подругу. – Вы можете довезти ее до города?
Бридж посмотрел на место пассажира, заваленное железным хламом и инструментами. Я заглянула в кузов: он был доверху загружен досками, закрепленными тросом.
– Пока я разгружу машину, ребенку уже пора будет идти в школу, – мрачно пошутил Бридж, озабоченно наморщив лоб. – Поступим так: я сгоняю на ферму и вернусь вместе с Йеном. А ты пока ступай скажи ей, что все будет нормально.
Он сорвался с места. Я бегом вернулась к Бьюджи и сказала, обняв ее за плечи:
– Это был Бридж Уилкинс.
– Ты меня разыгрываешь? – не поверила она мне. – Впрочем, Трули – маленький город. Но куда же он помчался?
– За Йеном. Они скоро вернутся и отвезут тебя в больницу.
– Порция, если бы ты только знала, как это дьявольски больно! – снова схватив меня за руку, простонала Бьюджи. – Это невозможно выразить словами. Нас предупреждали на занятиях для молодых мам, что будет больно, но я не думала, что настолько больно!
– Потерпи немного, – упрашивала я, поглаживая ее по волосам.
Бьюджи стиснула мою руку так крепко, что у меня на глазах тоже выступили слезы.
– Не знаю, смогу ли я терпеть, – сдавленно произнесла она, глядя на меня округлившимися от ужаса глазами.
– Сможешь, – сказала я с уверенностью бывалой роженицы. – Ты будешь рожать в прекрасной больничной палате, под опекой опытного медицинского персонала. А Дэви будет стоять рядом с твоей кроватью. Надо только немного потерпеть.
Я обняла ее одной рукой и стала мысленно молиться, чтобы все действительно закончилось хорошо, как я ей и обещала. Время тянулось пугающе медленно. Наконец я услышала шум приближающихся автомобилей. По шоссе мчались машины Йена и Бриджа. Остановившись у обочины рядом с нами, мужчины вдвоем отнесли Бьюджи во внедорожник писателя и уложили ее там на заднее сиденье. Бросив мне сотовый телефон, чтобы я связалась с Дэви, Бридж сел за руль своего грузовичка. Едва я успела прыгнуть на сиденье рядом с Йеном, как он тронулся с места, даже не дождавшись, пока я захлопну дверцу.
– Где находится больница? – глядя на шоссе, спросил он.
– Поезжайте до Мэйн-стрит, на перекрестке сверните налево и вскоре справа увидите здание больницы, – ответила я, набирая номер телефона Дэви.
Бьюджи начала вопить от боли. Я обернулась и протянула ей руку. Она вцепилась в нее с такой чудовищной силой, что, казалось, сейчас захрустят кости. Но мне все-таки удалось набрать другой рукой номер приемной шерифа и сообщить секретарю о случившемся. Йен, порыскав взглядом по сторонам, проехал на красный сигнал светофора – слава Богу, других автомобилей в этот момент на перекрестке не оказалось.
– Ну, как она? – спросил он, прибавив скорость. – Держится?
– Я молодец! – крикнула ему в ответ Бьюджи. – Дави на газ! Мое терпение вот-вот лопнет.
Дэви встретил нас возле дверей отделения экстренной помощи. Йен и Бридж вытащили Бьюджи из машины и усадили ее в специальное кресло на колесиках. Поблагодарив их, Дэви покатил роженицу в больницу. Немного успокоившись, я повернулась к Бриджу и сказала:
– Кажется, все обошлось! Спасибо!
– Мы все старались ей помочь, детка! – тепло улыбнулся он.
Только теперь я заметила, что он почти не изменился со времени нашей последней встречи. Прибавилось только серебра в волосах и грусти в глазах. Мое сердце сжалось: он был мне как родной дядя с тех пор, как мне исполнилось двенадцать. И все те годы, пока мы с ним не виделись, мне его очень не хватало. Бридж помог мне получить работу у Морриса Бэбба, чинил мой розовый велосипед, смешил меня забавными анекдотами. Но рок, преследующий всех женщин Фаллон, не пощадил и его. Бридж исчез из моей жизни, когда я закончила среднюю школу.
– Как хорошо, что вы случайно проезжали мимо, – сказала я, возвращая ему мобильник.
– Очевидно, так уж было Богу угодно, – пожал он плечами. – Рад был с тобой повидаться, малышка. А теперь ступай к Бьюджи. Позвони мне, когда она разрешится от бремени. Если родится мальчик, попроси ее назвать его в мою честь. Так и передай ей: дескать, я просил назвать мальчугана Бриджем.
– Непременно передам, – пообещала я.
Он кивнул, попрощался с Йеном и уехал. Мое волнение достигло предела. А мне еще требовалось объясниться с Йеном. Глубоко вздохнув, я сказала:
– Спасибо за помощь! Если бы не вы, Бьюджи пришлось бы рожать на обочине. Я пойду проведаю ее.
– Надеюсь, что роды пройдут нормально, – улыбнулся Йен.
У меня затряслись ноги и руки, я почувствовала приближение истерики и снова пробормотала:
– Ну, так я пойду.
– Передайте ей после родов мои поздравления, – сказал Йен.
– Обязательно передам. – Я не в силах была тронуться с места. Мне вдруг вспомнилось, как уютно мне было однажды в его объятиях, пока все неожиданно не полетело вверх тормашками. Пожалуй, я бы пожертвовала чем угодно, чтобы снова ощутить поддержку и сочувствие Йена. Даже своей гордостью.
– Останьтесь со мной, пожалуйста! – неожиданно для себя взмолилась я. И тотчас же прикусила язык, почувствовав себя полной идиоткой. Единственное, что меня оправдывало, это охватившая меня слабость. И еще, пожалуй, страх увидеть его удаляющуюся спину. – У меня дрожат коленки, – призналась я. – И внутри все трепещет. Это все из-за перенесенного стресса. Мы с Бриджем не виделись уже много лет, после одной неприятной старой истории, произошедшей между ним и Верой. Он был для меня почти как отец, другого такого близкого человека у меня никогда не было. И сейчас, после всего пережитого, мне требуется дружеская поддержка.
– Я с удовольствием останусь с вами, – улыбнулся Йен.
– Спасибо! – обрадовалась я.
– Не за что! Честно говоря, мне приятно, что вы попросили меня побыть немного с вами. – Он перевел дух и продолжал: – Знаете, роды, как правило, затягиваются на несколько часов. У моей сестры трое сорванцов, и каждого она рожала в течение почти суток. Может быть вам стоит заскочить домой и переодеться? – Он поглядел на мои ноги, перепачканные водами, хлынувшими из Бьюджи.
– О Боже! Я совсем об этом забыла! – Опершись на плечо Йена, я сняла испорченную обувь вместе с промокшими носками. Оставшись босиком на тротуаре, я с ужасом посмотрела на свои загубленные туфли и содрогнулась.
– Я не смогу к этому прикоснуться, – прошептала я.
– Подождите минуточку! – попросил Йен и, сбегав к машине, принес из багажного отделения мешок для мусора, сложил в него носки и туфли с тротуара и бросил все это в мусорный контейнер.
– Пожалуй, – сказал он, когда мы уселись в его машину, – это самая противная вещь, которую я сделал ради женщины.
Смеяться мне почему-то не хотелось.
– Спасибо, что подвезли меня, – сказала я, выйдя из душа. – И за то, что остались. Подождите, пожалуйста, меня еще минуточку!
Я размотала полотенце на голове, швырнула его на кровать, заколола волосы на макушке и стала переодеваться в джинсы и майку.
– Можете не торопиться, – отозвался Йен из столовой.
Взглянув на себя в зеркало и оставшись довольна своим видом, я вышла в столовую и предложила:
– Давайте заедем в кондитерскую Сью Энн и полакомимся пончиками с кофе.
Йен стоял у кухонного столика и с любопытством рассматривал бархатную коробочку, оставленную Питером. Заслышав мои шаги, он обернулся и с улыбкой кивнул:
– Что ж, поехали!
Но мои ноги приросли к полу. Поигрывая ключами от машины, Йен пристально смотрел на меня.
– Мы с ним не общались почти четыре месяца, – пролепетала я. – И вдруг он, даже не предупредив меня, прикатил сюда из Бостона и попросил моей руки.
Йен сочувственно вздохнул. Последовала короткая, но выразительная безмолвная сцена, в течение которой я лихорадочно пыталась угадать по выражению его лица, что он чувствует и о чем думает в данный момент. Но на лице невозмутимого англичанина не дрогнул ни один мускул.
– Это меня совершенно не касается, – произнес он наконец.
– Я ему отказала, – выпалила я, вытаращив глаза. Йен покосился на футляр, потом снова взглянул на меня, но так и не проронил ни слова. А мне почему-то вдруг подумалось, что я, собственно говоря, и не отказывала Питеру. Хотя и собиралась. Не выдержав томительного молчания, я добавила:
– С тех пор мы с ним еще не виделись. Я хочу вернуть ему его подарок.
Йен окинул рассеянным взглядом мое жилище, покусал губу, хмыкнул и сказал:
– Кажется, мне следует извиниться перед вами, Порция.
– Нет! – шагнула я к нему. – Вы не должны передо мной извиняться. Я сама во всем виновата! Мне ужасно стыдно за все, что я вам наговорила!
– Не принимайте это близко к сердцу. – Йен махнул рукой. – Мне понятны мотивы вашего поступка. Я Немного погорячился и прошу вас меня простить.
– Тогда и вы простите меня, Йен! – вскричала я. Он молча кивнул, не глядя мне в глаза. Я подошла еще ближе к нему и спросила:
– В чем дело? Вы все еще сердитесь?
Йен покосился на меня и вновь отвел взгляд. На мгновение мне почудилось, что ему хочется поцеловать меня.
Но уже в следующую секунду я поняла, что заблуждаюсь.
– Видите ли, Порция, дело в том, что... – запинаясь произнес он. – Короче говоря, тот эпизод навел меня на мысль, что нам нужно остаться добрыми друзьями. И не более того.
– Ах вот как! – Я прикусила губу.
– Как только я завершу работу над своей новой книгой, – сказал Йен, – я тотчас же уеду в Лондон.
По спине у меня пробежал холодок: я знала, что его работа над романом приближается к концу, еще неделя-другая – и все.
Йен пожал плечами и мертвым голосом добавил, не глядя на меня:
– А вы в конце лета вернетесь к себе в Нью-Йорк. Мы просто встретились в неудачное время, к сожалению.
«Если бы дело заключалось только в этом, – подумала я, – то сейчас ты бы смотрел мне в глаза». Впрочем, это ничего бы не изменило, всемогущее «антипригарное покрытие» все равно бы победило.
– Да, конечно, – сказала я. – Вы абсолютно правы.
– Поймите меня, Порция! – воскликнул Йен, взглянув наконец-то мне в глаза. – В этом нет ничего личного.
Любопытное оправдание отказа!
– Разумеется, я все понимаю. Виной всему неудачное стечение обстоятельств.
– Вот именно, – сказал Йен, как-то странно посмотрев на меня.
– Действительно, затевать что-то серьезное не имеет смысла, – согласилась я, заправляя за ухо локон.
– Вот и я о том же! – радостно подхватил он и добавил, теребя ключи: – Что ж, надеюсь, вы еще заглянете ко мне как-нибудь после полудня. Мы ведь славно проводили вместе время! Я скучал по вас всю неделю.
– Я тоже, – вымученно улыбнулась я.
– Так что же, мы едем в кондитерскую? – переступив с ноги на ногу, спросил Йен.
– Конечно! – тряхнула я головой и направилась к двери, размышляя о загадочной напасти, передающейся всем девицам Фаллон из поколения в поколение, наравне с другими наследственными качествами. Если бы ученым удалось открыть ген «тефлоновой вагины», это многое бы объяснило.
Карты сдавал Йен. Мы играли в блэкджек. У меня было шестнадцать очков, у Йена – четырнадцать.
– Еще карту! – потребовала я.
Йен метнул карту на стол. Пятерка червей.
– Ура! – завопила я, радостно захлопав в ладоши. Было два пополудни, но, как и предсказывал Йен, маленький сорванец еще не появился на свет. Мать Бьюджи и Дэви находились в больничной палате. Мы с Йеном резались в коридоре в карты.
– Не спеши ликовать, – охладил мой пыл Йен, вскинув руку. – Посмотрим еще, что выпадет мне.
– Ты все равно не наберешь «двадцать одно», – с Усмешкой ответила я, предвкушая верный выигрыш.
– Как ты можешь быть в этом уверена? – возразил он, постукивая пальцами по рубашке верхней карты в колоде.
– А какие у тебя шансы?
– Не знаю, но все-таки попытаю удачи.
– Бесполезно! – покачала я головой.
– Поглядим! – Йен открыл карту и метнул ее на стол. Я взглянула на нее и вскричала:
– Ты шулер! – Ему выпала семерка треф. Он выиграл.
– Разумеется, нет! И не пытайся увильнуть от расплаты.
– Хорошо, – вздохнула я. – Уговор есть уговор. Говори свое желание!
Йен постучал носком ботинка по полу, задумчиво глядя в потолок, и объявил:
– Расскажи мне о ваших с Питером отношениях.
– Зачем тебе это надо?
– Должен признаться, что я крайне любопытен. – Йен положил колоду на стол. – Я же писатель.
Он был прав, и я была вынуждена сдаться.
– Хорошо. Но только это длинная история. Так что я схожу раздобуду кофе. А ты усаживайся поудобнее.
– Ты хотя бы отдаешь себе отчет в том, что твоя идея «тефлоновой вагины» – сущий вздор, игра больного воображения?
Йен выбросил пустой стаканчик из-под кофе в мусорную корзину и, вытянув ноги, снова откинулся на спинку продавленного кожаного дивана. Мы с ним выпили уже по три стаканчика. Я говорила почти без умолку полтора часа и успела выложить ему без утайки всю нашу с Питером историю, со дня знакомства, состоявшегося три года назад, и до спектакля, разыгравшегося в моей квартирке в Трули за считанные минуты до прихода Йена, с которым у меня было назначено свидание.
– Это вовсе не вздор! – стояла на своем я. – По-моему, все дело в каком-то химическом веществе, вроде феромонов...
– А по-моему, твоей вины здесь нет! – заявил Йен. – Подумай сама. Питер оставил тебе прощальное послание на титульном листе своей книги. Случайно ли это? Мне кажется, что он законченный эгоист, думающий только о себе. И внезапная смена его настроения вызвана только его личностными проблемами. Возможно, он страдает комплексом неудачника.
– Нельзя ли попроще? – спросила я.
– Хорошо. Как известно, мужчины, чрезмерно озабоченные собственной персоной, не становятся другими в одночасье. Тебе следовало бы приглядеться к Питеру получше и хорошенько подумать, стоит ли связывать свою судьбу с таким человеком. А ты легкомысленно надеялась, очевидно, что ради тебя он вдруг полностью изменится. Пойми меня правильно, я вовсе не хочу сказать, что ты того не стоишь!
– Я так и не думаю, – сказала я, хотя, по правде говоря, именно так и подумала. – Значит, по-твоему, люди не способны меняться?
– Я допускаю, что такое возможно, но, к сожалению, в жизни подобные метаморфозы случаются крайне редко. Однако дело не в этом, важно совсем другое – хочешь ли ты рисковать?
Йен вперил в меня проницательный взгляд своих карих глаз, явно требуя немедленного ответа. Я уже раскрыла рот, но ответить не успела – меня кто-то окликнул . Оглянувшись, я увидела папашу Бьюджи, Бью Старшего, бегущего ко мне по коридору. Его лицо приобрело кирпичный цвет, такой же, как и остатки волос на его лысой голове.
– Порция! – воскликнул он, обняв меня. – Рад тебя видеть. Где моя малышка?
– У нее продолжаются схватки, – объяснила я.
– Ну как она? Как моя малышка?
– Пока нормально, – ответила я с улыбкой. – Ждем заключительного акта.
– Я вылетел из Атланты первым же рейсом, как только мне позвонила мама Бьюджи. Разве мог я пропустить день рождения своего внука? – Он лукаво подмигнул мне, посмотрел на Йена и представился, протянув ему руку: – Бью Майлс. Я назвал свою дочь своим именем, внеся некоторое дополнение с учетом разницы полов. Так она стала Бью Младшей, или просто Бьюджи.
– Да вы, оказывается, большой оригинал! – улыбнулся Йен, пожимая ему руку. – Приятно познакомиться! Йен Беккет, друг Порции.
– Ба! Какая честь! Вы тот самый писатель, который пишет увлекательные шпионские романы? Наслышан, наслышан...
Йен скромно кивнул, тщетно пытаясь высвободить из клешни Бью свою руку. Лица обоих побагровели от натуги.
– Вы непременно должны как-нибудь отужинать у меня! – воскликнул Бью. – Я представлю вас своему семейству, включая малышку.
Он неохотно отпустил руку Йена. Тот облегченно вздохнул, покосился на меня и ответил:
– Для меня это большая честь, мистер Майлс. Благодарю вас.
– Зовите меня просто Бью! Вы же друг Порции! Бью по-свойски подмигнул мне, и я густо покраснела.
У меня за спиной послышался звук чьих-то торопливых шагов. Мы все посмотрели в конец коридора и увидели красного и улыбающегося Дэви.
– Мальчик! – крикнул он, подбегая к нам.
Еще не меньше часа нам пришлось ждать, пока Бьюджи и ребенка разместят в отдельной палате. Счастливая мама выглядела чудесно. Лицо ее светилось радостью. Укутанный в пеленки малыш спал в прозрачной пластмассовой люльке рядом с кроватью матери. Его дедушка и бабушка держались за руки, стоя чуть поодаль. Дэви не сводил со своего сына влюбленных глаз, сидя на краю кровати.
– Я подожду тебя в приемной, поздравь от меня Бьюджи, – шепнул Йен, пожав мне руку.
Когда дверь за ним закрылась, Бьюджи улыбнулась и сказала:
– Подойди поближе к малышу, Порция! Посмотри, какой он красавец!
Я приблизилась к люльке и посмотрела на морщинистое розовое личико новорожденного. Оно напоминало мордочку щенка мопса, но все равно показалось мне прелестным.
– Я горжусь тобой, дочка! – сказал Бью Старший и, подойдя к Бьюджи, поцеловал ее в лоб. На глазах у него выступили слезы. – Теперь у меня есть внук!
От избытка чувств я тоже прослезилась.
– Хотя бы ты не плакала, – пробурчал Дэви, обняв меня рукой за плечи.
Я вытерла щеки тыльной стороной ладони и шмыгнула носом. Изобразить на лице улыбку у меня не получилось. Наклонившись к Бьюджи, я поцеловала ее в щеку и сказала:
– Тебе нужно поспать. Я навещу вас завтра. Кстати какое имя ты решила ему дать?
Бьюджи взглянула на своего отца и улыбнулась:
– Майлс Дэвид Чапмен!
Первое, что я почувствовала, отперев дверь своей квартиры, был запах жареной курицы. Потом я увидела, что в комнате горят свечи, а весь пол и диван усыпаны розовыми лепестками. И остолбенела.
– Ты вернулась! – раздался голос Питера из кухонного закутка. – Так Бьюджи наконец родила?
Питер был одет по-домашнему и держался так, словно ничего не произошло. Он хлопотал у плиты совсем по-хозяйски. В этом чувствовалась рука «барышень», с которыми он успел подружиться.
– Да! Мальчика! – сказала я, придя в себя. – Его назвали Майлсом Дэвидом.
– Потрясающе! – воскликнул Питер. – Дэви звонил твоей маме из больницы и предупредил, что ты задержишься ... Вот я и решил здесь похозяйничать, приготовить для тебя ужин. Ты, наверное, проголодалась? – Он заискивающе улыбнулся. – Отведаешь моей стряпни?
Я вздохнула. Чертовски усталая и дьявольски голодная, я была готова съесть что угодно.
– Ты на меня не сердишься? – спросил Питер.
– На это у меня просто нет сил! – Я плюхнулась на диван.
– Бокал вина? – предложил он.
– С удовольствием.
Питер наполнил два бокала охлажденным вином и сел рядом со мной. Я сделала глоток шардонне и тихо спросила:
– Как все это понимать, Питер?
– Пытаюсь завоевать твое доверие, – ответил он, упершись локтями в колени. – Возможно, мне и не удастся тебя вернуть, но я должен хотя бы попытаться это сделать.
Я отпила из бокала, стараясь не смотреть Питеру в глаза, и поинтересовалась:
– Ну и чем же ты будешь меня потчевать?
– Курятиной, приготовленной по рецепту Веры.
– Это же мое любимое лакомство! – Я покосилась на него с подозрением.
– Я знаю! – Питер лукаво улыбнулся.
– Чувствуется школа «барышень»! – бросила я ему с упреком. – Вы что, сговорились против меня?
– «Барышни», как ты их называешь, милейшие женщины, – с обидой возразил Питер. – Все мы желаем тебе только добра и хотим видеть тебя счастливой! Почему тебе повсюду мерещатся интриги?
– Что ж, пожалуй, на этот раз я прощу тебя, – сменила я гнев на милость. – Оставайся на ужин, раз уж сам его приготовил. Но потом тебе придется отсюда убраться.
– Согласен! – Питер с готовностью поднял бокал.
Любая идиотка могла бы догадаться, чем это закончится. Кроме меня. Поэтому когда я примерно через час после того, как была съедена курица и выпито вино, вдруг обнаружила, что сижу рядом с Питером на диване, как в былые времена семейной идиллии, и он уже лезет мне под блузку, меня аж затрясло от возмущения. Резко оттолкнув Питера, я вскочила и воскликнула:
– Ну, знаешь! Это уж слишком! Мы не на фривольной студенческой вечеринке! Веди себя прилично и не смей пользоваться тем, что я расслабилась. Кто тебе позволил распускать свои похотливые ручонки! Разве можно после этого тебе верить?
Я принялась нервно расхаживать по комнате.
– Прости! – Питер откинулся на спинку дивана и театрально прикрыл глаза рукой. – Это получилось у меня машинально.
– Лжец! – вскричала я. – Ты сделал это специально! Именно этого ты и добивался!
Питер положил руки на колени, выпрямился и с пафосом возразил:
– Неправда. То есть в определенном смысле, конечно, ты права, мне этого хотелось. Но если тебе это неприятно, то я не стану настаивать. Не хочу навязываться.
– Неужели? Ну спасибо! А как тогда прикажешь все это понимать? – Я взмахнула руками, указывая на окружающий мелодраматический антураж. – Ты без разрешения проник в мою квартиру, усыпал пол розовыми лепестками, зажег свечи, напоил меня, а теперь имеешь наглость заявлять, что не хочешь навязываться?
– Между прочим, ключи от этой квартиры дала мне Мэгс, – заявил Питер. – Можно сказать, что я действовал с ее благословения.
От ярости я заскрежетала зубами.
– Это только усугубляет твою вину! Зря ты впутываешь мою мамулю в наши отношения.
Питер вскочил и, вытянув руки по швам, патетически произнес:
– Ты абсолютно права! Извини, что я бесцеремонно вторгся в твою обитель, нарушив этим твое законное право на уединение. Мне не следовало так поступать, это непорядочно с моей стороны.
– Немедленно прекрати ломать комедию о пороках и добродетелях! – взвизгнула я. – Речь идет вовсе не об абстрактных моральных ценностях, а конкретно о тебе, Питер! Что с тобой происходит? Я тебя не узнаю! За два года, которые мы прожили вместе, у тебя ни разу не возникло желания позвонить моей тете Вере, чтобы получить рецепт моего любимого куриного жаркого.
Питер устремил взгляд поверх моей головы и прошептал:
– Возможно, на меня снизошло откровение!
– Возможно, – сказала я упавшим голосом. Выдержав драматическую паузу, Питер шагнул ко мне. Я зажмурилась, а когда открыла глаза, то увидела его губы в дюйме от своего рта. Жар его тела обволок меня, и я сомлела. Его рука легла на мое бедро. Он обнял и поцеловал меня. Все затуманилось у меня в голове.
Мы снова очутились на диване.
«Это епитимья! – решила я, почувствовав, как сжимают его пальцы мои груди, теребя набухшие соски и вызывая во мне острое желание. – Несомненно, я наказана за свою непоследовательность самим провидением и приговорена к поцелуям, объятиям и соитию, которое завершится нечеловеческим оргазмом. Так мне, идиотке, и надо!»
– Прекрати! – крикнула я и оттолкнула Питера. – Дай мне собраться с мыслями!
Он погладил меня по щеке.
– Ни о чем не думай, успокойся и расслабься! Я не стану тебя торопить. И если ты решишь наутро, что все это ошибка и я тебе не нужен, то я безропотно смирюсь с этим. – Питер наклонился и поцеловал меня в мое чувствительное местечко возле ключицы. Вот в чем заключается коварство «бывших» – они знают все твои эрогенные зоны!
Шумно вздохнув, я приказала сердцу угомониться и прошептала:
– У меня нет презервативов...
Питер снисходительно улыбнулся и сказал, расстегивая пуговицу и молнию на моих джинсах:
– Об этом не беспокойся! Обойдемся без них... Остальное он объяснил мне при помощи языка и губ.
– А ты? – простонала я, изнемогая от желания.
– Обо мне тоже не беспокойся, – промычал он, прервав на миг оральные ласки, и вновь уткнулся носом в преддверие моего лона, задрав мне ноги. Какое бесстыдство! Так мне и надо!
Я закрыла глаза и представила на его месте другого мужчину.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Улыбка святого Валентина - Рич Лейни Дайан



Что это вообще было??? Вечер потрачен впустую
Улыбка святого Валентина - Рич Лейни ДайанИрина
17.08.2015, 22.06





Все " барышни" Фаллон - женщины с сильными характерами, на мой взгляд, поэтому у них не складываются отношения с мужчинами. Хотя мне дико было прочитать, что мужчину можно оттолкнуть , чтобы только не быть самой отвергнутой через какое- то время! А если сложится все хорошо в будущем? Зачем глупость совершать сейчас? Этот роман совершенно не похож на привычные ЛР и уже за это, не говоря уже о том, что он действительно интересный и по сюжету и по характерам героинь, он мне понравился. Кому надоели штампы рекомендую прочитать. Думаю, не пожалеете.
Улыбка святого Валентина - Рич Лейни ДайанЛенванна
11.04.2016, 18.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100